Греческие поэты: Античная лирика. Греческие поэты (сборник) — Архилох , Феокрит , Алфей, Антология

Содержание

Топ-10 древнегреческих поэтов: qebedo — LiveJournal

Поэзия — это вам не «про заек», тут надо слова расставлять так, чтобы было красиво (чтобы создавался ритм, чтобы появлялась мелодичность и еще много разных «чтобы»). И вся наша современная европейская поэзия выросла из древнегреческой шинели. Поэтому люди, гордо претендующие на титул «образованные человеки», должны знать…

Топ-10 поэтов Древней Греции

1. Гомер. Ну естественно — куда ж древняя греческая поэзия без старого нашего Гомера. И дело даже не в том, что «Илиада» (ну, и «Одиссея» тоже») само по себе «красиво в стихах», а в том, что произведения эти лежали двумя китами подо всей ветхоеллинской» культурой — цитаты, образы, сюжетные линии и пр. из них юзались бесконечно. И потому тот, кто хочет изучать древних греков, но не хочет читать Гомера — ему лучше заняться чем-то иным…

2. Тиртей. Не только поэт, но еще и первый в мире военный психолог. Когда великоужасномогучие спартанцы воевали с подлогрязнослабыми илотами Мессении и сливали им, они попросили помощи у Афин. Афиняне же, посмеявшись, отправили им хромого учителя Тиртея задолбавшего своими песнями. Однако старикан оказался супероружием — сочинив несколько героических гимнов, он заставил спартанцОв их петь, отчего от отчаяния они бросились на илотов и победили. А нынче по отрывкам из Тиртея историки умудряются даже греческую фалангу изучать…

3. Архилох. Первый в мире народный поэт, презревший «эпосы эти ваши, шмепосы». Он раскусил, что пипл «лучше хавает» простой язык и простой размер, а также чтобы было «про меня и смИЩно». Таковы стихи Архилоха, где он описывает свое «жУтьё-бУтьё» в жанре «за гуманизм и дело мира отважно борется сатира». Например, «а вот я бросил щит и сбег, и теперь какой-то ихний перц гордо махает моим щитом, зато я живоё, бе-е!». Понятное дело, что творчество его было среди ветхоеллинского пиплоса вельми популярно…

4. Алкей. Первый «поэт-многостаночник» (писал и про богов, и про выпить, и про побабам), но самые выдающиеся у него стихи — это первые в мире «песни протеста», отражающие «реалии политической борьбы» на его родине, лесбосской Митилене. Некоторые древние греки кощунственно заявляли, что Алкей — лучший поэт всех времен! Ну, и еще у них, вроде как, были шуры-муры с Са[п]фо — ну прямо как Гумилев и Ахматова…

5. Симонид Кеосский, ака Младший. Человек, произведший революцию в искусстве, ибо первым стал непросто брать деньги за стихи — еще и вымогал оные, заявляя, что «вознаграждение должно быть достойным». А когда его попросили написать стих «за спасибо», ответил, что «спасиб» у него полный сундук, а вот сундук с золотом — пустой. Впрочем, стихи у него получались, и по общем признанию литераторОведов, Симонид — один из лучших греческих лириков (то бишь, автор, выражающий личные субьективные переживания), хотя большинство его стихов «намеренно грустные».

6. Пиндар. А вот Пиндар-то, видимо, является самым лучшим греческим лириком, что доказывает хотя бы тот факт, что сочинений его сохранилось «очень много» — целых четыре цикла хвалебных песней по поводу побед спортсменов всяких на играх всяких (Олимпийских, Истмийских, Пифийских и Немейских). Хотя победа и спортсмен были лишь поводами для «художественного полотна» на всякоразные темы. И, в отличие от многих ветхоеллинских коллег, сочинения Пиндара вдохновляли подражателей вплоть до XIX века — он считался «образцово-показательным» для жанра «торжественная ода».

7. Бакхилид, ака Вакхилид. Творил в том же примерно жанре, что и Пиндар, был его младшим современником, стихов его сохранилось меньше, а еще он был племянником Симонида. Так что «поэтом быть он был обязан», но «не главным». У него нет «размаха мощи и полета мысли» Пиндара, зато он концентрируется на деталях и их тщательной обработке. Хотя его очень ценили греки древние, нашли папирусы с текстами только в позапрошлом веке, и посему известен он намного меньше.

8. Тимофей Милетский. В любой поэзии рано или поздно появляются модерн и декаданс (это только глупые декаденты ХХ века думали, что чего-то там изобрели), когда намеренный отказ от устоявшихся форм и конструирование из их обломков «чего-то нового и необычного» становится «трендом». Именно этим и занимался Тимофей — он начал с того, что присобачил на арфу восьмую струну (кощунство! на одном из состязаний ему даже ее намеренно порвали — «ибо нефиг!»), а закончил произведением «Персы» (ну как закончил — это почти всё, что от него осталось), поражающим необычностью построения фраз, попытками передать словами движения, намеренным искажением языка в устах варваров и пр. вещами, шокировавшими образованных греков.

9. Каллимах из Кирены. Когда «настоящая Греция» захирела под грубой пятой македонских поработителей, и наступил всеобщий эллинизм, центр культурной жизни греков перенесся в птолемеевскую Александрию. Тут сложилась целая «Александрийская поэтическая школа». И «директором» этой школы был Каллимах — самый крупный и значительный поэт своей эпохи. Особенно удавались ему гимны в честь разных божеств и эпиграммы (греческие — то бишь надгробные надписи, жанр эпитафии).

10. Герод. Еще один «александрин». Автор всего нескольких небольших сценок в стихах — мимов, написанных холиямбом, потому и названных мимиямбами. Сводня подкатывает к молодой женщине, отрабатывая бабки ее поклонника; мать привела нерадивого шкета к учителю, чтобы он его выпорол; сводник пытается вчинить иск клиенту за «недостойное поведение» — вот темы этих скетчей, милые и простодушные в своей милоте и простодушии. Весьма забавные сочинения.

Великие греческие поэты: Одисеас Элитис — Греция сегодня

Добавлено: 29 ноября 2013 г. 12:11

Одисеас Элитис – один из самых выдающихся греческих поэтов, удостоенный, наряду с Йоргосом Сеферисом, Нобелевской премии по литературе. Имя великого поэта известно во всем цивилизованном мире, а его бессмертные произведения внесли неоценимый вклад в сокровищницу мировой поэзии. Поэт награжден многими Университетами Греции и всего мира. Он путешествовал по Европе и Америке, пользуясь везде огромным уважением за свои труды, вдохнувшие новую жизнь в греческую поэзию. До конца своей жизни Элитис прожил в маленькой квартире на улице Скуфа в Афинах. Непревзойденный мастер речи, выдающийся лирик, пионер в преобразовании созерцания в язык эмоций. Традиционный и классический, но вместе с тем и реформатор. Баснописец и историк. Мастер аллегории и образных метафор.

 

Будущий поэт Одисеас Элитис (литературный псевдоним Одисеаса Алепуделиса) родился 2 ноября 1911 года в городе Ираклион острова Крит и был шестым ребенком в семье Панайотиса Алепуделиса и Марии Врана. Отец Одисеаса, уроженец Лесбоса, поселился в Ираклионе в 1895 году, где вместе с братом основал мыловаренный завод. Его мать была также родом с острова Лесбос. В 1914 году братья Алепуделисы перенесли свое производство в Пирей, и семья поселилась в Афинах. В возрасте шести лет Одисеас поступил в частную школу Д. Н. Макри, где обучался у известных педагогов, в числе которых были И. М. Панагиотопулос и И. Т. Какридис.

 

В сентябре 1924 года Элитис поступил в афинскую гимназию для мальчиков. Будучи учеником, начал сотрудничать с известным журналом для детей, публикуя свои стихи под различными литературными псевдонимами. Летом 1928 года получил диплом гимназии и, по настоянию родителей выбрав в качестве своей будущей профессии химию, начал готовиться к вступительным экзаменам следующего учебного года.

В тот же период Элитис знакомится с литературными работами Кавафиса и Калву, освежая свои представления о необычайно чарующей лирической поэзии. Одновременно происходит его знакомство с творчеством Поля Элюара и французскими сюрреалистами, значительно повилявшими на его взгляды на литературу.

 

В 1930 году Элитис поступает на юридический факультет Афинского университета,  однако диплома так и не получает. С сюрреалистическим движением в греческой поэзии Элитиса знакомит Андреас Эмпирикос, и хоть Одисеас не был полностью покорен сюрреализмом, многие его элементы были использованы в дальнейшем творчестве поэта. Его ранние работы, среди которых особо выделяются сборники стихов «Ориентиры» (1940) и «Солнце первое» (1943), характеризуются глубоким пониманием жизни остовов,  почти языческим поклонением греческой природе. Вместе с тем они переполнены элементами древнегреческих литературных традиций, прежде всего мифологией.

 

В декабре 1940 года поэт призывается на албанский фронт в качестве офицера запаса.

Попав в больницу Янины с тяжелой формой брюшного тифа, накануне вступления немецких войск в город, Элитис становится перед выбором – остаться и быть захваченным в плен или отправиться в Афины, рискуя жизнью. Он выбирает последнее. Ужасы войны, равно как и картина послевоенной Греции, измученной оккупацией и последствиями гражданской войны, наложили глубокий отпечаток на творчество поэта. В его стихотворениях уже начинает звучать гнев. Греческие пейзажи используются в переносном смысле и олицетворяют свободу, в то время как Элитис жестко клеймит войну и покорение души. Произведение «Солнце первое» – яркий пример становления поэтической зрелости писателя.

 

Одно из самых выдающихся творений Элитиса – его уникальная поэма «Аксион Эсти»  («Достойно есть»), шедевр, созданный в 1959 году и принесший поэту почетное место в национальной литературе. Литературные критики подчеркнули огромную художественную ценность поэмы, а также ее техническое совершенство. Язык произведения был оценен за свою классическую точность, в то время как его строгая структура характеризуется как феномен «не допускающий ни малейшего насилия над спонтанностью выражения».

Национальный характер поэмы «Аксион Эсти» признали многие видные филологи, в том числе Димитриос Маронитис и Йоргос Саввидис. Последний подчеркнул, что Элитис, как никто другой, заслуживает права называться народным поэтом и сравнил его работу с творчеством ведущих литераторов современности – Соломоса, Паламаса и Сикелианоса.

 

Уклон поэта как к традиционному наследию греческой поэзии, так и к европейскому модернизму, приводят его к созданию совершенно уникального, индивидуального стиля, лирического и одновременно национального. В его оригинальных работах отражается поразительная способность использовать греческий язык, превращая в поэзию даже прозу и эссе. В 1960 году Одисеас Элитис был удостоен народной поэтической премии, а в 1979 – Нобелевской премии в области литературы. Он считается одним из новаторов греческой поэзии, выступающих за нравственность, с выразительным и прозрачным слогом, очищающим душу, наполняющим ее спокойствием и новыми надеждами. В этом и заключалось главное желание Элитиса: упрочить нравственные ценности, укрепить «греческий» дух, вдохновить мечту.

 

Великий греческий поэт скончался 18 марта 1996 года от остановки сердца в Афинах.  Он был похоронен на афинском кладбище с христианским молчанием, без общепринятых пышных церемоний и прощальных речей – таково было последнее желание Элитиса.

 

Автор статьи: Нина Тесленко

 

 

 

Квинт Смирнский, Нонн, Мусей и др. Анакреонтическая поэзия. Эпиграммы. Антологии

С.И. Радциг
История древнегреческой литературы

Учебник. — 5-е изд. — М.: Высш. школа, 1982, 487 с.

Оглавление

Вместо предисловия……………………… 5
От автора ………………………….. 7

Введение

1. Предмет и значение литературы Древней Греции ………… 8
2. Методологические вопросы………………….. 10
3. Античное рабовладельческое общество Греции и периоды литературной истории. …………………………… 14
4. Греческие племена и наречия…………………. 18
5. Язык древнегреческой литературы ………………. 20
6. Древнегреческая письменность и дальнейшая судьба памятников литературы … 22
7. Источники истории древнегреческой литературы…………. 25

Глава I. Истоки древнегреческой литературы

1. Народно-поэтическое творчество и мифология………….. 27
2. Сказки, басни (Эсоп), загадки и пословицы…………… 30
3. Народная песня, ее происхождение и формы ………….. 32
4. Сказания и песни о героях. Аэды и рапсоды. Гомериды……… 35
5. Греческое общество начала первого тысячелетия до н. э………. 40

Глава II. Поэмы Гомера

1. Сказание о Троянской войне………………….. 47
2. Содержание «Илиады»……………………. 48
3. Содержание «Одиссеи»…………………….. 52
4. Общий характер поэм ……………………. 56
5. Главные образы поэм ……………………. 61
6. Особенности эпического стиля …………………. 67
7. Язык и стих поэм ……………………… 74

8. Народность и национальное значение поэм Гомера………… 76

Глава III. Гомеровский вопрос

1. Вопрос об авторе поэм в древности………………. 79
2. История гомеровского вопроса в Новое время …………. 80
3. Современное состояние гомеровского вопроса ………….. 86
4. Время создания поэм…………………….. 89
5. Вопрос о личности Гомера ………………….. 93

Глава IV. Упадок героического эпоса. Дидактический эпос

1. Киклические поэмы …………………….. 94
2. Возникновение рабовладельческих государств-городов и упадок героического эпоса……………………….. 97
3. Так называемые «гомеровские гимны» …………….. 98
4. Пародии на героический эпос…………………. 99
5. Дидактический эпос и его социальные основы. Гесиод и его время …. 101

6. Гесиод и его поэмы. Поэзия труда и первые научные запросы…… 105

Глава V. Простейшие формы лирической поэзии

1. Революции VII—VI вв. до н. э. и социальные корни индивидуальной лирики … 109
2. Греческая лирика и ее формы ………………… 111
3. Элегия и ямб, их представители……………….. 112
4. Простейшие формы мелической поэзии. Алкей, Сапфо, Анакреонт. Анакреонтическая поэзия ………………………. 124
5. Сколии. Гномы и эпиграммы…………………. 132

Глава VI. Торжественная лирика

1. Хоровая лирика и связь ее с общественной жизнью……….. 134
2. Развитие хоровой лирики в VII—VI вв. до н. э…………. 135
3. Высший расцвет хоровой лирики. Пиндар……………. 140

4. Бакхилид. Упадок жанра эпиникия………………. 146

Глава VII. Начало науки и прозаической литературы

1. Экономический расцвет ионийских городов и начало прозы ……. 150
2. Первые греческие философы…………………. 152
3. Диалектическая философия Гераклита и зачатки художественной прозы …. 154
4. Философы-поэты ……………………… 156
5. Первые географы и историки-логографы ……………. 158

Глава VIII. Происхождение драмы и театра

1. Основные свойства драматического жанра……………. 160
2. Происхождение греческой драмы и ее виды ………….. 161
3. Первые трагические поэты и общий характер греческой трагедии….. 165
4. Организация драматических представлений …………… 169
5. Устройство греческого театра. Театральные приспособления.

Актеры и публика …. 170

Глава IX. Эсхил

1. Эсхил — «отец трагедии» и его время……………… 177
2. Биография Эсхила……………………… 180
3. Произведения Эсхила ……………………. 181
4. Социально-политические и патриотические воззрения Эсхила……. 188
5. Религиозные и нравственные взгляды Эсхила………….. 191
6. Вопрос о судьбе и личности у Эсхила. Трагическая ирония ……. 194
7. Хор и актеры у Эсхила. Структура трагедии ………….. 195
8. Образы трагедий Эсхила…………………… 197
9. Язык Эсхила……………………….. 201
10. Оценка Эсхила в древности и его мировое значение ………. 202

Глава X. Время Софокла и Эврипида

1. Расцвет афинского государства и демократии при Перикле…….. 204
2. Строительство и художественная жизнь…………….. 206
3. Общественные и художественные идеалы эпохи Перикла . …… 207
4. Социальные изменения в период Пелопоннесской войны……… 208
5. Основные течения научной и общественной мысли ……….. 210
6. Политическая литература…………………… 216
7. Начало ораторского искусства ………………… 217

Глава XI. Софокл

1. Биография Софокла …………………….. 222
2. Произведения Софокла……………………. 223
3. Социально-политические воззрения Софокла…………… 227
4. Религиозно-нравственные воззрения Софокла ………….. 230
5. Вопрос о судьбе и личности у Софокла…………….. 231
6. Общий характер творчества Софокла ……………… 235
7. Образы трагедий Софокла ………………… 237
8. Язык Софокла……………………….. 242
9. Национальное и мировое значение Софокла ……………. 244

Глава XII. Эврипид

1. Биография Эврипида. ……………………. 246
2. Произведения Эврипида …………………… 247
3. «Философ на сцене». Социально-политические воззрения Эврипида … 254
4. Религиозно-нравственные воззрения Эврипида………….. 258
5. Общий характер творчества Эврипида …………… 261
6. Образы трагедий Эврипида………………….. 266
7. Речи действующих лиц и язык трагедий Эврипида ……….. 271
8. Национальное и мировое значение Эврипида ………….. 272
9. Второстепенные трагические поэты. Трагедия «Рес»……….. 273

Глава XIII. Древнейшая греческая комедия и Аристофан

1. Первичные формы комических представлений………….. 275
2. Комедия в Пелопоннесе и в Сицилии. Эпихарм. Мелкие комические жанры: мимы и флиаки ………………………. 277
3. Возникновение «древней» аттической комедии. Ее характер и социальная основа…………………………… 279
4. Аристофан — «отец комедии» и его произведения ………… 282
5. Социально-политические и религиозные воззрения Аристофана….. 287
6. Литературные взгляды Аристофана ……………. 293
7. Драматургия Аристофана…………………… 297
8. Действующие лица в комедиях Аристофана…………… 300
9. Язык комедий Аристофана………………….. 305
10. Значение Аристофана в мировой литературе ………….. 307

Глава XIV. Греческая историческая проза

1. Основные жанры прозаической литературы…………… 309
2. Геродот и его «Музы». Научное и художественное значение его истории … 310
3. Фукидид и его исторический труд. Документальность. Рационализм. Художественная сила……………………….. 313
4. Ксенофонт и его сочинения. Лаконофильство и монархические идеалы. Художественное значение его трудов ……………….. 317
5. Продолжатели дела первых историков . ……………. 321

Глава XV. Кризис IV в. до н. э. и переход к эллинизму

1. Борьба за гегемонию и кризис рабовладельческого строя в IV в.до н. э. . . 322
2. Упадок гражданских чувств и реакционные течения в искусстве . . . 324
3. Новые формы лирики. Поэзия Тимофея, Антимаха и др……… 325

Глава XVI. Расцвет ораторского искусства

1. Лисий. Мастерство рассказа и обрисовки характеров. Исей…….. 328
2. Исократ и его школа. Ораторская публицистика…………. 331
3. Жизнь и деятельность Демосфена………………… 334
4. Речи Демосфена и его мастерство……………….. 337
5. Друзья и противники Демосфена. Эсхин ……………. 341
6. Высшее развитие ораторского искусства…………….. 342

Глава XVII. Греческая философия IV в. до н. э.

1. Материалистическая философия Демокрита и Эпикура . …….. 344
2. Идеалистическая философия Платона и ее художественное значение …. 347
3. Эстетическое учение Платона…………………. 351
4. Общий характер деятельности Аристотеля……………. 353
5. Учение Аристотеля об искусстве и поэзии……………. 355

Глава XVIII. «Новая» аттическая комедия

1. Происхождение «новой» аттической комедии и ее главные представители … 362
2. Менандр и его творчество ………………….. 365
3. Менандр в римской и новой европейской литературе ………. 372

Глава XIX. Литература эллинизма

1. Общая характеристика эпохи эллинизма…………….. 373
2. Эллинистическая образованность. Ученая литература. Литература для «избранных» и литература низов …………………. 380
3. Каллимах и его сочинения. Поэзия малых форм. Эвфорион и др….. 390
4. Аполлоний Родосский и судьба героического эпоса. ……….. 396
5. Буколическая поэзия. Идиллии Феокрита. Бион и Мосх……… 399
6. Эротическая поэзия: Филет, Гермесианакт и др. Эпиграммы: Леонид Тарентский, Асклепиад и др…………………….. 406
7. Реализм и натурализм. Сотад, Ринфон и др. Геронд……….. 407
8. Театр и драма эллинистической эпохи …………….. 409

Глава XX. Греческая литература в эпоху римского владычества

1. Римское завоевание и влияние его.на культурную жизнь Греции….. 411
2. Ранний период империи. Эпиграммы. Риторы, философы и историки… 416
3. Аттицизм и вторая софистика ……………….. 421
4. Плутарх…………………………. 428
5. Лукиан ………………………….. 431
6. Энциклопедические сочинения. Грамматики и лексикографы……. 438
7. Начало христианской литературы. «Священное писание»……… 441

Глава XXI. Конец античной греческой литературы и ранняя христианская литература

1. Восточная римская империя в конце античного мира ………. 446
2. Последние греческие поэты: Квинт Смирнский, Нонн, Мусей и др. Анакреонтическая поэзия. Эпиграммы. Антологии …………. 448
3. Позднегреческий роман……………………. 451
4. Последние языческие философы: неоплатоники и неопифагорейцы, киники, стоики и эпикурейцы. Положение их в обществе. Орфики. Пророчества Сибиллы …………………………… 457
5. Ранняя христианская литература: христианские апологеты и ученые …. 459
6. Борьба язычества с христианством. Последние языческие ораторы и ученые. «Отцы церкви» ………………………. 461
7. Греческая литература на рубеже с византийской…………. 466

Заключение …………………………. 470
Библиография………………………… 472

Скачать

448

2. ПОСЛЕДНИЕ ГРЕЧЕСКИЕ ПОЭТЫ: КВИНТ СМИРНСКИЙ, НОНН, МУСЕЙ И ДР.

АНАКРЕОНТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ. ЭПИГРАММЫ. АНТОЛОГИИ

Время разложения античного общества характеризуется творческим бессилием, вследствие которого греки были уже неспособны создавать что-нибудь новое и оригинальное. Поэзия ограничивалась переработкой старых мотивов. Таковы, например, попытки возродить эпический жанр, сделанные Квинтом Смирнским, Нонном Панопольским и некоторыми другими.
Квинт Смирнский (конец IV в.) написал поэму «Послегомеровское» в 14 книгах, стремясь заполнить промежуток действия между «Илиадой» и «Одиссеей». В его поэме рассказывается о событиях после смерти Гектора — а именно, о смерти Пенфесилеи, Мемнона, Ахилла, о споре из-за доспехов Ахилла, о смерти Аякса, сына Теламона, и т. д., о прибытии Филоктета и смерти Париса, об истории с деревянным конем, о гибели Лаокоона и взятии Трои, затем об отъезде греков, буре и смерти Аякса, сына Оилея. Таким образом, эта поэма объединила в себе содержание ряда киклических поэм (см. гл. IV), мифов и сюжеты из других произведений, особенно драматических; однако она не придала разрозненным рассказам подлинного единства. Она подражает преимущественно Гомеру, Гесиоду и Аполлонию Родосскому. Лучшее место поэмы — описание смерти Ахилла в III книге. Все в этой поэме — и изложение, и стихи — правильно и гладко, но она совершенно лишена оригинальности.
Такова же и поэма «Аргонавтики» неизвестного автора, принадлежавшего к религиозной секте орфиков. Она представляет сокращенную переработку поэмы Аполлония Родосского с небольшими изменениями, но на первое место автор старается выдвинуть Орфея, как участника похода.
Гораздо больше оригинальности в поэме Нонна (из египетского города Панополя) «Дионисиаки» (V в.) в 48 книгах, вдвое превышающей по объему «Илиаду». Сюжетом ее является рассказ о Дионисе — от его рождения до принятия в сонм богов. Но поэма начинается издалека — с похищения Зевсом Европы и прибытия Кадма в Беотию к жилищу Тифона, что дает основание поэту рассказать сначала о битве Зевса с Тифоном; затем он говорит о приключениях Кадма, об основании Фив и, наконец, только в VIII книге переходит к рассказу о рождении Диониса, о растерзании его титанами и о вторичном рождении, затем о его воспитании на Востоке у нисейских нимф. Центральная часть поэмы посвящена войне Диониса против индийцев, которую он ведет во главе греков, лидийцев, фригийцев и других народов. После этого идет рассказ об его возвращении в Грецию. Сын смертной женщины Семелы, он этими чудесными подвигами добывает право быть принятым в сонм богов.
Само по себе повествование напоминает фантастические рассказы о походе Александра Македонского в Индию. Попутно к основному сюжету автор присоединяет все мифы, которые имеют какое-нибудь хотя бы отдаленное отношение к Дионису. Так, упоминание солнечного затмения в XXXVIII книге вызывает подробное изложение ми-

449
фа о Фаетоне. Поэма оформлена по всем правилам риторики; во многих частях она превращается в настоящую декламацию, например в XXV книге, где Дионис сравнивается с Гераклом и Персеем, или в описании потопа (VI, 229—388). Иногда изощренная фантазия поэта доходит до нелепости: так, например, Дионис пляшет еще в утробе матери (VIII, 27). Иногда автор впадает в неуместный и грубый натурализм, копируя современную действительность; например, пляска Силена воспроизводит просто современный автору мим (XIX, 263— 388). Поэма страдает чрезмерной растянутостью и обилием излишних подробностей, за которыми теряется основная нить. Преимущества ее — в трактовке отдельных частей. К числу лучших мест поэмы относится миф об Икарии и Эригоне, положивших начало виноградарскому делу (XVII, 1—264), и описание боя Диониса с Дериадом, вождем индийцев (XL книга). Интересен также эпизод во вкусе Феокрита — любовь пастуха Гимна к юной охотнице Никее (XV, 169—407).
Но обрисовка действующих лиц у Нонна не выходит из рамок стилизации и не дает индивидуальных образов. Все это огромное произведение представляет смесь азианизма с аттицизмом. Внешняя отделка языка и формы блестяща, но структура стиха (гексаметра) бедна. Автор ограничивает употребление спондеев, не допуская двух подряд; преобладает цезура так называемая «после третьего трохея», т. е. в третьей стопе. Особенностью просодии является частое совпадение ритмического ударения с речевым, особенно в конце стиха, что служит признаком изменения системы ударения в языке от музыкального к экспираторному и соответственно в стихосложении от метрического к тоническому (ср. выше о Бабрии, гл. XX, с. 423).
Нонну, кроме «Дионисиак», принадлежит стихотворное переложение Евангелия Иоанна. Трудно предположить, чтобы поэма чисто языческого содержания «Дионисиаки» была написана христианским автором. Всего вероятнее, что Нонн принял христианство после ее написания.
Ученику Нонна Мусею принадлежит небольшая поэма «Геро и Леандр» в 340 стихов. Здесь обработан старый сюжет о любви двух молодых людей, знакомый нам по «Героидам» Овидия (XVII и XVIII) в римской литературе. Леандр переплывал по ночам через Геллеспонт (Дарданеллы) для свидания с возлюбленной Геро, но однажды, захваченный бурей, потеряв направление, когда ветер задул светивший ему путеводный огонь, он утонул в волнах. Волны принесли его тело к берегу, где поджидала своего милого Геро. Увидев бездыханный труп, она не могла пережить этого и бросилась в море. Эта маленькая поэма, совмещающая в себе эпиллий с любовным романом, полна драматической силы и художественной прелести. В новое время ей подражал Шиллер в балладе «Геро и Леандр» и Грильпарцер в трагедии «Волны моря и любви».
К концу V в. относятся еще две эпические поэмы: Трифиодора «О взятии Трои» и Колуфа «О похищении Елены». Все это — перепевы гомеровской поэзии на хорошо знакомые темы с соблюдением приемов эпического стиля, но обработанные во вкусе позднего вре-
450

мени. Видно, что Трифиодор находился под влиянием Нонна и сам оказал влияние на Колуфа.
В позднюю пору античного мира большое распространение имели маленькие песенки во вкусе Анакреонта, так называемые «анакреонтические» стихотворения. Сохранился целый сборник этих произведений неизвестных авторов первых веков нашей эры. Только по особенностям стихосложения и по языку можно определить их позднее происхождение. Есть среди них немало шаблонных, но некоторые отличаются большим остроумием, изяществом и красотой и потому вызывали впоследствии бесчисленное множество переводов и подражаний. Есть переводы и переложения их у М. В. Ломоносова («Разговор с Анакреонтом»), Державина, Гнедича, Пушкина. Так, у Пушкина: «Узнают коней ретивых…». Полный перевод их дал Л. А. Мей. Уход от практической жизни, эротика и культ формы — все это типичные признаки упадочной поэзии.
Типично стихотворение, в котором автор заявляет, что хочет спеть героическую поэму про атридов, т. е. вроде «Илиады», или про Кадма, основателя Фив, или про Геракла (Алкида), но лира или барбит (музыкальный инструмент) поет только про Эрота, т. е. про любовь.

Хочу я петь Атридов,
И Кадма петь охота,
А барбитон струнами
Звучит мне про Эрота…
{Перевод Л. А. Мея)

Отметим еще стихотворения: «Должно пить», «К женщинам», «Промокший Эрот», «Ужаленный Эрот», «К девушке» и т. д.
Мотив желания превратиться в какой-нибудь предмет, чтобы быть как можно ближе к любимой, повторяется позже много раз в мировой литературе. Исследователи предполагают, что расцвет анакреонтической поэзии относится к IV в. н. э.; она не угасла с концом античного мира, а передалась по наследству в византийскую литературу.
Образец такой бездумной поэзии сохранился в виде надгробия на могиле какого-то Сикила (надпись с нотными знаками!):

Коль жив, живи беспечно
Без горя и забот:
Ведь наша жизнь не вечна,
А там… конец нас ждет.

В числе малых форм, которые имели широкое распространение в позднюю пору античного мира, была, как мы видели и ранее, эпиграмма. Ею занималось большое число поэтов. Сатирику Лукиану принадлежит ряд эпиграмм, писали их и императоры Адриан и Юлиан, и астроном Клавдий Птолемей, и разные риторы и грамматики. Ее усвоили и такие христианские писатели, как Григорий Богослов (Назианзин) (IV в.), написавший свыше 250 эпиграмм.
Сохранилось 150 эпиграмм Паллада, одного из последних поборников язычества (конец IV и начало V в.). Он был простым школьным учителем, так называемым «грамматистом», и хорошо познал горечь современной жизни. Откликаясь с удивительной силой на злобу дня, он смеялся над грамматиками, монахами, врачами, актерами и т. д. и приходил к весьма печальному выводу:

451

Жизнь вся — лишь сцена и шутка. Так или шутить научися,
Скинув серьезность с себя, или невзгоды терпи!
(«Палатинская антология», X, 72)

Ко всем трудностям присоединялось еще положение Паллада как приверженца старых языческих верований. Он скорбит при виде нетерпимости представителей восторжествовавшей новой религии и изуверства, жертвой которого сделалась его учительница, ученая женщина Гипатия. Однако он находит утешение в своей свободе:

Прочь все надежды, все думы о счастье! Вперед уж не стану
Тешить обманом себя, пристани я уж достиг.
Хоть человек я и бедный, с свободой живу неразлучно —
Гордым богатствам свою бедность в обиду не дам.
(«Палатинская антология», IX, 172)

В стихах Паллада слышится голос интеллигентного труженика, окруженного со всех сторон непониманием и враждою.
С падением античного мира эпиграмма перешла в византийскую литературу, где виднейшими ее представителями были Павел Силенциарий, Агафий (VI в.) и др. Византийские ученые и поэты не только сами писали эпиграммы, но занялись собиранием и старого наследия. Им принадлежит ряд таких сборников. Первые попытки этого рода были сделаны, как мы уже видели, в эпоху эллинизма Мелеагром Гадарским (I в. до н. э.) и Филиппом Фессалоникским (I в. н. э.). В VI в. н. э. при императоре Юстиниане новую попытку составить сборник сделал Агафий. По этим сборникам Константином Кефалой была составлена в X в. «Антология», дошедшая до нас в переработанном виде под названием «Палатинской антологии» в пятнадцати книгах. Из того же источника происходит и другая антология, составленная в XIV в. и известная под именем монаха Максима Плануда. В эти сборники вошли произведения разных эпох от Алкея и Сапфо, Эврипида, Платона и других, вплоть до поэтов эллинизма и раннего периода Византийской империи. Так античное наследие стало достоянием нового времени.

Подготовлено по изданию:

Радциг С. И.
Р 15 История древнегреческой литературы: Учебник. — 5-е изд. — М.: Высш. школа, 1982, 487 с.
© Издательство «Высшая школа», 1977.
© Издательство «Высшая школа», 1982.

Современные греческие писатели — Афинские Новости

Пребывая под постоянным турецким игом, литература Греции вобрала в себя жажду к свободе, основанную на ностальгии за утраченным прошлым. Большое влияние на формирование мировоззрения писателей и поэтов оказало творчество авторов классического периода Древней Эллады. В наследство от них перешли любовь к природе, искусство описания чувств к противоположному полу и тяга к патриотическим мотивам.


Кики Димула

Греческая поэтесса Кики Дамула родилась и выросла в Афинах. Несмотря на преклонный возраст, она до сих пор продолжает писать, последний её сборник стихов вышел в 2014 году. Основные проблемы, которые показываются в творчестве Кики Дамулы – тяжелые потери, одиночество и утраченное время. Главными характеристиками её поэзии считается олицетворение абстрактных понятий, необычное использование общих слов и горько-игривого, скептического настроения. Некоторые работы поэтессы были переведены на английский, французский, испанский, итальянский, польский, болгарский, немецкий и шведский языки. Выдержки из её стихов входят в учебную программу греческих школьников и студентов.

Стихи в исполнении автора Кики Дамула


В 2015 году разразился громкий скандал после того, как в прессе всплыло заявление Кики о беженцах, прибывающих на территорию Греции. Слова носили негативный характер с расистским подтекстом, но позже оказалось, что журналисты просто неправильно подали материал, выставив информацию в искаженном свете.


Динос Сиотис

Греческий поэт и прозаик Динос Сиотис родился на острове Тенос в Эгейском море.  Изучал юриспруденцию в Афинском университете, а позже работал на кафедре сравнительной литературы в Государственном университете Сан-Франциско. В Америке и Канаде, где он жил с 1971 по 1989 и с 1997 по 2004 год, работал в качестве журналиста в газетах, журналах, на радио и телевиденье. Сегодня он продолжает занятия журналистикой для греческой общественности. Динос Сиотис занимается организацией лекций, семинаров и симпозиумов по тематике греческой литературы, её состояния и перспектив развития.

На протяжении 30 лет, с 1979 по 2009 год, Сиотис регулярно сотрудничает с различными редакциями литературных журналов, где публикует свои работы. На его счету более 20 поэтических сборников, из них 3 на английском, и 1 на французском языках, роман и сборник повестей. Его стихи переведены на 8 языков.

Рассказ в исполнении автора


Одна из лучших работ Василикоса – роман «Дзета». В нем рассказывается о событиях в одной средиземноморской стране, название которой не указывается, но интуитивно понятно, что речь идет о Греции. Перед выборами начинается жестокая борьба за власть между бывшим правительством и левыми оппозиционными силами. Лидером оппозиции становится депутат парламента, опытный доктор и чемпион Олимпийских игр, которого впоследствии убили представители правящей верхушки. После того, как к расследованию привлекается детектив, узнавший о политической подоплеке убийства, власть объявляет в стране военное положение и полностью блокирует деятельность инакомыслящих граждан.

Книга в слегка завуалированной форме описывает исторические события, которые происходили в стане с приходом режима «черных полковников». Попав в опалу к новой власти, Василикос был вынужден покинуть Грецию и переехать во Францию. В 1969 году был снят одноименный фильм, получивший премию Оскар как «лучший фильм на иностранном языке». 


Антонис Самаракис

Первые работы Самаракиса в качестве поэта были опубликованы еще в 30-х годах, но полноценный сборник рассказов вышел только в 1954 году под названием «Требуется надежда». Активная политическая позиция писателя чуть не стоила ему жизни – во время нацистской оккупации Самаракис участвовал в греческом сопротивлении, за что был арестован немцами и приговорен к смертной казни. По счастливому стечению обстоятельств, будущему писателю удалось бежать.

После окончания войны, Самаракис занялся общественной и писательской деятельностью, брал участие в организации сопротивления против режима «черных полковников» в 1967-1974 годах.


Антонис Самаракис по праву считается одним из наиболее популярных писателей современной Греции. Его стихи и проза переведены более чем на 30 языков, и пользуются спросом во всем мире.

Писатель умер в 2003 году, не дожив до своего 84-го дня рождения всего неделю. Согласно с завещанием, тело Антониса Самаракиса было передано студентам Афинского медицинского университета для анатомирования. 


Дидо Сотириу

Известная греческая писательница Дидо Сотириу родилась в 1909 году на территории Западной Турции. В 20-х годах семья Дидо попала под программу вынужденного переселения греков, которая позже получила название «малоазиатской катастрофы». Переживания, затронувшие девушку в юности, оставили сильный отпечаток и оказали влияние на развитие творчества.


Дидо получила хорошее образование в Сорбонне, а с 1936 году стала журналистом, со временем поднявшись в должности до посады главного редактора. Много путешествуя по Европе, Дидо Сотириу завела знакомства со многими известными писателями того времени. Возможно, именно они и подсказали девушке, что ей стоило бы заняться развитием своего писательского таланта. По возвращению на родину, Дидо приступила к написанию книги, где восстановила последовательность событий, произошедших с ней и семьей во время войны между Грецией и Турцией, а также последующее принудительное переселение.

Роман «Окровавленные земли» увидел свет в 1962 году, получив огромное признание читателей и одобрение критиков. Общий тираж составил 250 тысяч экземпляров, что считалось большим достижением для литературы такого направления.

За свою долгую жизнь Дидо была удостоена нескольких премий государственного уровня в области журналистики и литературы. В 2001 году греческий союз писателей учредил новую премию, названную на часть писательницы.

В возрасте 95 лет Дидо Сотириу тяжело заболела пневмонией, и скончалась, так и не сумев выкарабкаться с объятий болезни. Премьер-министр Греции, Костас Караманлис в своей речи отметил, что Дидо Сотириу по праву считается одной из самых выдающихся писательниц эпохи. Она писала так же, как и жила – со свойственной её скромностью и огромным общественным сознанием. В своем неповторимом стиле она всегда с гуманизмом затрагивала самые сложные страницы современной греческой истории… 


Современная греческая проза и поэзия являются яркими представителями литературы с особенным, свободолюбивым характером. В ней отображается стремление нации к самовыражению, независимости и идентичности.

Огромное влияние на писателей оказывала окружающая их обстановка – Греция, которая только что избавилась от многолетнего турецкого ига, неожиданно попала под влияние нацистской Германии, а позже ощутила все «прелести» диктатуры черных полковников.  Читая книги греческих писателей, можно ощутить не только их любовь к родине, но и постоянное волнение за состояние современного мира.

«Античная лирика. Греческие поэты»

Описание:

Стихотворения античных греческих поэтов.

Иллюстрация на суперобложке и внутренние иллюстрации А. Куколева.

Содержание:

  1. В. Витковский. Древнегреческая поэзия (Предисловие), стр. 5-26
  2. Гесиод. Теогония (перевод В. Вересаева, иллюстрации А. Куколева), стр. 27-59
  3. Гесиод. Труды и дни (перевод В. Вересаева), стр. 59-84
  4. Гомер. Гомеровские гимны (стихотворения, перевод В. Вересаева), стр. 85-158
  5. Алкман. Классическая хоровая мелика (перевод В. Вересаева, Н. Казанского), стр. 159-165
  6. Стесихор. Классическая хоровая мелика (перевод Н. Казанского), стр. 166-173
  7. Ивик. Классическая хоровая мелика (перевод В Вересаева, Н. Казанского), стр. 174-177
  8. Симонид Кеосский. Классическая хоровая мелика (перевод М. Гаспарова, С. Ошерова, В. Иванова, Г. Церетели, А. Парина), стр. 178-184
  9. Тимокреонт. Классическая хоровая мелика (перевод М. Гаспарова, М. Грабарь-Пассек), стр. 185-185
  10. Коринна. Классическая хоровая мелика (перевод В. Вересаева, Е. Рабинович), стр. 186-188
  11. Праксилла. Классическая хоровая мелика (перевод В. Вересаева), стр. 189-189
  12. Меланиппид. Классическая хоровая мелика (перевод М. Гаспарова), стр. 190-190
  13. Пиндар. Классическая хоровая мелика (перевод М. Гаспарова), стр. 191-326
  14. Вакхилид. Классическая хоровая мелика (перевод М. Гаспарова), стр. 327-362
  15. Тимофей. Персы (перевод М. Гаспарова), стр. 363-368
  16. Алкей. Классическая сольная мелика (перевод М. Гаспарова, В. Иванова, иллюстрации А. Куколева), стр. 369-378
  17. Сапфо. Классическая сольная мелика (перевод В. Вересаева, С. Ошерова, Г. Церетели, А. Парина), стр. 379-390
  18. Анакреонт. Классическая сольная мелика (перевод В. Вересаева, С. Ошерова, Г. Церетели, Я. Голосовкера, А. Парина, С. Лурье, Л. Мея), стр. 391-396
  19. Архилох. Элегии (перевод В. Вересаева, Г. Церетели, иллюстрации А. Куколева), стр. 397-399
  20. Архилох. Ямбы и тетраметры (перевод В. Вересаева, С. Ошерова, Г. Церетели), стр. 400-402
  21. Архилох. Гимн Гераклу (перевод В. Нилендер), стр. 403-403
  22. Каллин. Классические элегия и ямб (перевод Г. Церетели), стр. 404-404
  23. Тиртей. Классические элегия и ямб (перевод Г. Церетели, В. Латышева), стр. 405-408
  24. Мимнерм. Классические элегия и ямб (перевод В. Вересаева), стр. 409-411
  25. Солон. Элегии (перевод В. Иванова, Г. Церетели, Б. Фонкича), стр. 412-416
  26. Солон. Ямбы (перевод Г. Церетели, Б. Фонкича), стр. 417-418
  27. Семонид Аморгосский. Классические элегия и ямб (перевод В. Вересаева, Г. Церетели), стр. 419-422
  28. Фокилид. Классические элегия и ямб (перевод Г. Церетели), стр. 423-423
  29. Гиппонакт. Классические элегия и ямб (перевод С. Ошеров, В. Иванова), стр. 424-425
  30. Феогнид. Классические элегия и ямб (перевод В. Вересаева, С.Апта, А. Пиотровского), стр. 426-443
  31. Ксенофан. Классические элегия и ямб (перевод С. Ошерова, Г. Церетели, Ф. Петровского, Ф. Зелинского), стр. 444-444
  32. Ион Хиосский. Классические элегия и ямб (перевод М. Гаспарова, С. Ошерова), стр. 445-448
  33. Феокрит. Идиллии (перевод М. Грабарь-Пассек, иллюстрации А. Куколева), стр. 449-553
  34. Каллимах. Гимны (перевод С. Аверинцева), стр. 554-583
  35. Аполлоний Родосский. Аргонавтика (перевод Г. Церетели), стр. 555-753
  36. Мосх. Эрос-(перевод М. Грабарь-Пассек), стр. 754-755
  37. Мосх. Европа (перевод М. Грабарь-Пассек), стр. 755-759
  38. Бион. Смерть Адониса (перевод В. Витковского), стр. 760-762
  39. Симонид Кеосский. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау, иллюстрации А. Куколева), стр. 763-768
  40. Платон. Эпиграммы (перевод А. Кондратьева, Л. Блуменау, О. Румера, П. Краснова), стр. 769-774
  41. Гегесипп. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 775-775
  42. Эринна. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 776-776
  43. Адей. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 776-777
  44. Фалек. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 778-778
  45. Филет Косский. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 778-778
  46. Асклепиад Самосский. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 779-782
  47. Посидипп. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 783-785
  48. Носсида. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 786-786
  49. Феокрит. Эпиграммы (перевод М. Грабарь-Пассек), стр. 787-791
  50. Каллимах. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 792-794
  51. Гедил. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 795-795
  52. Анита. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 796-796
  53. Симмий. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 797-797
  54. Леонид Тарентский. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 798-803
  55. Диоскорид. Эпиграммы (перевод А. Кондратьева, Л. Блуменау), стр. 804-806
  56. Алкей Мессенский. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 807-807
  57. Антипатр Сидонский. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау, Д. Дашкова), стр. 808-810
  58. Мелеагр Гадарский. Эпиграммы (перевод Ф. Петровского, Л. Блуменау, Д. Дашкова, К. Масальского, В. Печерина), стр. 811-818
  59. Филодем Гадарский. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 819-820
  60. Антипатр Фессалоникский. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау, Ф. Зелинского), стр. 821-823
  61. Алфей. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау), стр. 824-824
  62. Руфин. Эпиграммы (перевод А. Кондратьева, Л. Блуменау, В. Печерина), стр. 825-826
  63. Антифил Византийский. Эпиграммы (перевод Л. Блуменау, В. Печерина), стр. 827-828
  64. Лукиллий. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау, Ф. Зелинского), стр. 829-829
  65. Лукиан. Эпиграммы (стихотворения, перевод Ф. Петровского, Ю. Шульца, М. Михайлова, Ю. Блуменау, Д. Дашкова), стр. 830-833
  66. Паллад. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 834-836
  67. Агафий. Эпиграммы (перевод Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 837-838
  68. Павел Силенциарий. Эпиграммы (перевод А. Кондратьева, Ю. Шульца, Л. Блуменау), стр. 839-842
  69. Анакреонтика (перевод Г. Церетели, иллюстрации А. Куколева), стр. 843-868
  70. В. Витковский. От составителя, стр. 869-870
  71. В. Витковский. Примечания, стр. 871-951
  72. Указатель персонажей греческой мифологии (Справочные Материалы), стр. 952-955

Примечание:

Переводчиком «Эпиграмм» Платона ошибочно указан Николай Краснов.

бесцеремонная история греческой экспериментальной поэзии XX века — Нож

Язык, на котором говорили эллины

В 1453 году после длительной осады турецкие войска, возглавляемые Мехмедом II Завоевателем, вошли в Константинополь. В пылу безнадежного сражения византийский император Константин Палеолог сорвал с себя знаки отличия и бросился в свою последнюю атаку как простой солдат. Так пала Византийская империя, и наступил период османского владычества, продлившийся почти четыре столетия.

Открытая война греков за независимость, которая началась лишь в 1821 году, вдохновила множество европейских интеллектуалов и романтиков, увидевших в ней начало возрождения эллинизма. Одним из таких был лорд Байрон, распродавший всё свое имущество в Англии, чтобы на вырученные средства поддержать восстание. Прибыв в Грецию, Байрон достаточно быстро заболел и умер от лихорадки, но его самозабвенная вера в греческий народ сделала поэта национальным героем и одним из символов борьбы за свободу.

Статуя Байрона красуется в центре Афин, а во время Второй греко-турецкой войны его именем назвался партизанский отряд Народно-освободительной армии Греции, состоявший из коммунистически настроенных студентов, одним из которых был будущий всемирно известный композитор-авангардист Яннис Ксенакис.

Признание молодого государства ведущими державами в 1830 году актуализировало и так десятилетиями не утихавшие споры о том, как назвать греческую нацию и на каком языке говорить ее представителям. Жители Византийской империи называли себя ромеями и идентифицировались как граждане Восточной Римской империи. Эллинами же в те времена считались язычники, населявшие античную Грецию. Таким образом, назвав свою страну Элладой, а себя эллинами (сами греки называют себя именно так), новоявленная нация перед всем миром объявила, что является наследницей и правопреемницей античной культуры. Но что делать с языком, который не только изменился за время существования Византийской империи, но и «заразился» турцизмами в период османского владычества?

Греческие интеллектуалы разбились на несколько лагерей. Одни считали, что эллинам следует вернуть язык своих предков, в то время как другие утверждали, что изменения в языке — это естественный процесс и следует разработать единую грамматику современной димотики (народного языка). Еще в конце XVIII века живший в Париже греческий ученый Адамантиос Кораис призвал не вдаваться в крайности и выбрать средний путь, на основе которого была разработана идея кафаревусы — «очищенного» от иностранных заимствований и просторечий языка, но также лишенного и древнегреческой нарочитости.

Ситуация осложнялась еще и тем, что в Греции, по сути, никогда не было единого языка. Если в античные времена это обуславливалось обилием диалектов (а точнее, их литературных вариаций), в Средние века различные литературные жанры предполагали использование существенно отличающихся друг от друга разновидностей греческого языка, причем ни одна из них не была близка к языку разговорному.

Полемика между димотикистами и приверженцами кафаревусы велась на протяжении более полутора столетий. Выбор языка становился не только эстетическим, но и политическим маркером. И совсем не случайно языковая реформа, положившая конец греческой диглоссии (букв. «двуязычию»), состоялась в 1976 году — всего через два года после свержения диктатуры «черных полковников».

Читайте также

Альтернативный учебник русской литературы: писатели, о которых не расскажут в школе

Языковой вопрос был центральным для греческих литераторов, и вплоть до конца XIX века даже сторонники димотики обращались в своем творчестве к кафаревусе. Ситуация стала меняться на исходе XIX века, когда живший в Париже Яннис Психарис написал «Мое путешествие» под впечатлением от поездки в Стамбул и Афины. Психарис был не только прозаиком, но и одним из первых греческих лингвистов. В своем произведении он принципиально отказался от любых проявлений кафаревусы, буквально «сконструировав» его как манифест, заявляющий о состоятельности димотики как литературного языка.

Идеи Психариса были подняты на щит греческими авторами, и, несмотря на неутихающие баталии в лингвистических кругах и полное отсутствие единой нормы литературного языка, к началу XX века всё больше и больше авторов начали отдавать предпочтение димотике. Окончательная победа димотики привела к тому, что в наше время младшие поколения греков вынуждены обращаться к словарям и учебникам, чтобы читать написанные на кафаревусе литературные памятники позапрошлого века.

Пустота на пароходе современности

XIX век дал Греции множество талантливых писателей, но все они в той или иной степени фокусировались на языковом вопросе и национальной самоидентификации. Поэтому, когда в 1909 году футуризм начал триумфальное шествие по Европе, греческие литературные круги ограничивались по большей части негативной критикой. Фактически молодым греческим поэтам было даже некого «сбрасывать с парохода современности».

Футуристические тексты, написанные на греческом языке, можно свести к двум опубликованным в 1916 году сатирическим стихотворениям Фотоса Иофиллиса «Хафтия» и «Железная дорога Афин и Пирея». В этих произведениях автор описывал жизнь мегаполиса посредством звукоподражаний и игры с расположением слов на странице, откровенно пародируя творческую манеру основателя футуризма Филиппо Томмазо Маринетти. Иофиллис также был первым автором, попытавшимся в критической статье оценить влияние футуризма на греческую поэзию, но случилось это уже в далеком 1960 году.

Неготовность страны к литературным экспериментам может хорошо проиллюстрировать пример Алкивиадиса Яннопулоса. В юношеском возрасте поэт оказался в Милане и, попав под влияние Маринетти, начал писать на итальянском языке произведения футуристической направленности под псевдонимом Alk Gian и издавать авангардистские журналы Freccia Futurista и Zibaldone. Однако по возвращении на родину в 1924 году Яннопулос отказался от авангарда и со временем снискал репутацию достаточно консервативного писателя-модерниста. О своей футуристической молодости он впервые рассказал публично лишь в 1976 году на мероприятии, посвященном столетию со дня рождения Маринетти.

Идеальные самоубийства и новые идентичности

1922 год стал одним из самых переломных и трагичных в новейшей греческой истории. Вторая греко-турецкая война закончилась кровавой расправой над греками в Смирне, полным уничтожением христианской части города и гуманитарной катастрофой в результате обмена населением. Поражение в этой войне положило конец «Великой идее» — появившейся в 1840-е годы концепции, в основе которой лежали амбиции Греции по восстановлению Византии и возвращению Константинополя. Страна начала прощаться с мечтой о возрождении былого величия и принимать реальность.

В это мрачное время начался процесс литературного признания, пожалуй, наиболее известного в наши дни новогреческого поэта — Константиноса Кавафиса. Несмотря на достаточно скромное количество публикаций, Кавафис был уже зрелым и сформировавшимся автором (он умрет в день своего семидесятилетия 29 апреля 1933 года), чье творчество шло вразрез с тенденциями, царившими в новогреческой поэзии. Его стихи (а по большей части это были верлибры), кажется, содержали в себе куда больше намеков и недомолвок, чем прямого обращения к читателю.

В творчестве поэта прослеживаются три центральных линии — философская, историческая и эротическая, — и в каждой из них Кавафис мастерски обнажает нерв переломного момента. Того самого мгновения, которое способно разделить жизнь человека на до и после. Так, в стихотворении «Покидает бог Антония» Марк Антоний в полночь накануне сражения с Гаем Октавианом слышит звук невидимого оркестра, покидающего Александрию. Антоний понимает, что его покровитель — бог Дионис — отвернулся от него, и подходит к окну, «будто уже давно готовый» попрощаться с городом, который потеряет навсегда.

Герой стихотворения «Мирис (Александрия, 340 год)» узнает о смерти своего друга Мириса и спешит в его дом. Мирис был христианином, что никогда не мешало их дружбе при его жизни, но теперь, ловя на себе косые взгляды родственников и священников, он, язычник, чувствует себя чужаком. Вопрошая, «неужели я ослеп от страсти и всегда был для него чужим человеком», убегает из этого жуткого дома, «пока христианство не похитило, не исказило память о Мирисе».

Видеозапись концерта-посвящения Константиносу Кавафису (2010). Музыка — Лена Платонос. Видеоряд — Димитрис Папаиоанну
В одном из наиболее пронзительных эротических стихотворений «Чтобы остаться» Кавафис вспоминает, как за деревянной загородкой в углу трактира, забыв о предосторожностях, предавался с неким юношей плотским удовольствиям.

Текст оставляет за скобками саму эротическую сцену и фокусируется на мелких деталях, которые позволяют памяти вернуться в ту далекую ночь, — времени («час ночи был, а может, полвторого»), задремавшем у дверей вечно зорком лакее, полураспахнутой в июльскую жару легкой одежде. Характерный для Кавафиса надлом выражается в осознании безвозвратно ушедшего прошлого, момента, по случайности ставшего точкой невозврата, после которой его возлюбленный «идолом прошел двадцать шесть лет и ныне явился, чтобы остаться в этих строках».

Стихи Кавафиса можно рассматривать как застывшую эмоцию, и исторические мотивы звучат у автора не менее убедительно, чем биографические. Читатель в равной степени сострадает убегающему в ужасе персонажу «Мириса…» и самому поэту, который в стихотворении «Далеко» хочет рассказать о первом эротическом воспоминании, но всё, что не стерла память, — лишь глаза юноши и «кожа, будто из жасмина». Порой эти мотивы достаточно причудливым образом перекликаются в одном тексте. В стихотворении «Так» герой с изумлением обнаруживает на продающейся подпольно («чтоб полицейский не увидел») порнографической фотокарточке «лицо, которое могло бы привидеться в сновидении». И, несмотря на то что можно только догадываться, в какой бедности и убогости этот юноша позировал фотографу, поэт заканчивает произведение, говоря, что для него тот всё равно останется «образом, сотворенным и данным для эллинистического удовольствия» — ведь именно так его и нарекла поэзия.

Гомосексуальность Кавафиса стала крайне неудобной темой, когда тот, уже посмертно, вошел в литературный канон в качестве национального поэта. Маститые филологи и хранители его архива утверждали, что однополые сексуальные контакты были лишь плодом фантазий поэта или же что гомосексуальность не стоит рассматривать иначе как одну из страстей Кавафиса, наряду с алкоголем, курением и игрой в теннис.

Альтернативной канону попыткой прочтения Кавафиса стала вышедшая в 2014 году книга «Те, что слеплены подобно мне: гомосексуал Кавафис и поэтика сексуальности». Ее автор рассматривал эротические стихотворения Кавафиса в контексте возможного поиска новой идентичности, которой стала восприниматься гомосексуальность лишь к концу XIX века. Фраза, вынесенная в название книги, представляет собой отрывок из заметки поэта о необходимости найти способ писать так, чтобы тексты становились светочем и отзывались в тех, что слеплены подобно ему. Этот образ также появляется в не опубликованном при жизни Кавафиса стихотворении «Сокрытые»:

Пусть в том, что я сказал, и том, что сделал,
никто не ищет, кем я был на самом деле.
Преграда предо мной была, что искажала
деяния мои и образ жизни.
Преграда предо мной была и не давала
сказать, когда я размыкал уста.
По самым незначительным поступкам,
по спрятанным от всех страницам —
лишь так меня почувствовать удастся.
Но, может быть, оно не стоит вовсе
внимания и кропотливого труда.
Однажды — в обществе не этом, лучшем —
некто другой, что слеплен мне подобно,
появится и сможет рассказать открыто.

Разумеется, сексуальность является лишь одной из точек вхождения в творчество такого многогранного автора, как Кавафис, в котором сплелись воедино архаика и новаторство. Но пронизывающее его стихи чувство новой идентичности, несомненно, стоит учитывать в качестве одного из факторов, обусловивших их колоссальное влияние на всю последующую греческую поэзию, как консервативную, так и экспериментальную.

Стихотворение Кавафиса «Сокрытые», написанное на стене дома в городе Лейден (Нидерланды). Источник

Другим ключевым автором 1920-х годов стал Костас Кариотакис, сочетающий в своей лирической поэзии элементы модернизма с наследием французских проклятых поэтов, которых страстно переводил. Чувство обреченности и неизбежность смерти были центральными темами его творчества. Впрочем, нередко рука об руку с ними шла ирония.

Последний сборник поэта, «Элегии и сатиры», включает в себя стихотворение «Идеальные самоубийцы». Ими Кариотакис назвал тех, кто, считая, что «жизнь их была сплошной трагедией», регулярно подготавливают собственный уход из этого мира, каждый раз зная в глубине души, что найдется повод отложить его в последний момент. Однако трагическая судьба самого Кариотакиса, вопреки сюжету этого стихотворения, придала его названию обратный смысл. Летом 1928 года он провел десять часов в море в тщетных попытках свести счеты с жизнью. В предсмертной записке Кариотакис посоветовал всем, кто хорошо умеет плавать, избегать этого способа самоубийства. Отчаявшись утопиться, поэт выстрелил себе в сердце.

Может быть интересно

«Жизнь пятится неосторожно в смерть». История Бориса Поплавского — проклятого поэта, боксера и мистика

Среди представителей «кариотакианской» постсимволистской линии в греческой поэзии особое место занимает Наполеон Лапафиотис.

Одному жизнеописанию этого автора мог бы позавидовать любой проклятый поэт — денди и эстет, любитель гашиша и героина, гомосексуал и коммунист, покончивший с собой в глубокой нищете.

Перу Лапафиотиса принадлежит первый греческий поэтический манифест, опубликованный в 1914 году. В этом скорее романтическом, нежели футуристическом тексте поэт призывал всех тех, в ком, подобно нему, «бурлит Святой Дух Разрушения», сокрушая на своем пути ложных идолов прошлого, двинуться вперед — навстречу будущим литературным триумфам.

Лапафиотис покончил с собой в 1944 году.

В конце того же года, едва ли не сразу после освобождения Греции от немецких оккупантов, на афинские дороги были выброшены копии листовки, в лучших традициях итальянских футуристов объявляющей о том, что Обществом Эстетического Саботажа Древностей было принято решение взорвать Парфенон. Основателем этого общества и его единственным членом был поэт Йоргос Макрис. В листовке, среди прочего, говорилось о ненависти к национальному туризму и провозглашалось, что, поскольку сама деятельность по сохранению Акрополя является противной жизни, высшим художественным актом будет отправить его в вечность, которой он и принадлежит.

По какой-то злой иронии, Лапафиотиса и Макриса роднит не только беспрецедентное для греческой поэзии обращение к жанру манифеста, но и добровольный уход из жизни. Январским утром 1968 года консьерж многоэтажки, в которой жил Макрис, увидел его поднимающимся наверх и спросил, куда он направляется. «Не волнуйтесь, я спущусь сей момент», — ответил поэт. Памяти Макриса посвятил несколько стихотворений его друг, близкий сюрреализму поэт Мильтос Сахтурис. Одно из них называется «Я жил близко»:

Я жил близ живых людей
и любил живых людей
но всё же сердцу моему были ближе
неистовые крылатые больные
великие безграничные безумцы
и также восхитительно мертвые

Сюрреализм и интернационализм

Несмотря на вовлеченность греческой литературы исключительно во внутренние вопросы, образ Эллады, вдохновлявший романтиков и символистов, оказался не менее притягательным и для пришедших им на смену модернистов. Именно с современного разговорного языка начал знакомство с греческим Джеймс Джойс — писатель, которого вряд ли могла не заинтересовать греческая диглоссия и предлагаемая ею творческая свобода. Ирландец даже настаивал, чтобы обложка первого издания «Улисса» была раскрашена в цвета греческого флага.

Еще сильнее Эллада поразила Генри Миллера. Он буквально влюбился в прямоту и искренность ее жителей, столь отличающихся от напыщенности европейских и американских интеллектуалов. В конце 1930-х годов писатель несколько месяцев путешествовал по стране и даже хотел остаться в ней навсегда, но начало войны помешало этим планам осуществиться. Вернувшись в Нью-Йорк, Миллер описал путешествие в романе «Колосс Маруссийский» — книге, которую автор считал своим лучшим произведением.

В самой греческой литературе расцвет модернизма пришелся на 1930-е годы и навсегда изменил ее облик. Дебютировавшее в то время поколение литераторов («поколение ’30-х») за несколько десятилетий вывело новогреческую поэзию из безвестности к международному признанию и двум Нобелевским премиям. К представителям этого поколения относятся и греческие сюрреалисты.

Сюрреализму не суждено было оформиться в Греции в единое сплоченное движение, поскольку публика до сих пор не была готова к авангардизму и экспериментаторству. Однако в наши дни сложно найти в Греции хотя бы одно издательство или учебник литературы, которые бы полностью игнорировали это течение. Первым автором, обратившимся в своем письме к сюрреалистским практикам, был Николас Калас.

Калас пришел в литературный авангард через страстное увлечение коммунистическими идеями и пролетарским искусством. Он восхищался фильмами Дзиги Вертова, стихами Луи Арагона и Владимира Маяковского, которого читал во французских переводах. Другим источником вдохновения для него было творчество Кавафиса. Первый стихотворный сборник Каласа вышел в 1932 году и вызвал холодную и даже открыто враждебную реакцию со стороны как критиков, так и тех авторов, которых он считал своими союзниками.

Горько разочарованный таким приемом, поэт уезжает во Францию и сближается с группой сюрреалистов, возглавляемой Андре Бретоном. В одном из главнейших центров парижской интеллектуальной жизни — магазине «Шекспир и компания» — Калас знакомится и без памяти влюбляется в приехавшего из Англии восемнадцатилетнего поэта и художника. В будущем этот юноша изобретет метод нарезок и машину сновидений. Его имя — Брайон Гайсин.

Калас вводит Гайсина в круг сюрреалистов, в котором, впрочем, тот не задержится надолго. По распоряжению Бретона его работы будут сняты с экспозиции всего за день до открытия масштабной коллективной выставки, а сам Гайсин будет исключен из группы без объяснения причин. После исключения Калас и Гайсин путешествуют по Франции и Греции.

По воспоминаниям последнего, Калас, который был почти на десять лет старше, хотел играть для молодого поэта ту роль, которую Поль Верлен играл для Артюра Рембо. Их бурный роман продлился несколько лет, но и после его окончания поэты поддерживали дружбу и отметились рядом совместных творческих проектов — к примеру, в США в рамках неофициальной «международной гомосексуальной группы», в которую, помимо Гайсина и Каласа, входили поэт Чарльз Генри Форд, художник Павел Челищев, а также прозаик и кинокритик Паркер Тайлер.

Читайте также

Смерть сладка: как писатели заглянули в бездну, вырастили цветы зла и попробовали на вкус мертвую плоть

В 1938 году Бретон во время поездки в Мексику совместно с художником Диего Ривера и Львом Троцким написал манифест «В поддержку революционного независимого искусства», в котором объявлялось о создании «Международной федерации революционного независимого искусства» (F. I.A.R.I.). Калас, порвавший с коммунистической партией и пришедший к троцкизму еще в 1933 году, с энтузиазмом вошел в состав этой федерации и стал автором ее печатного органа La Clé.

В том же году на французском языке вышла книга Каласа «Очаги пожара», представлявшая собой некий гибрид критики, поэзии и манифеста. В первой ее части поэт сфокусировался на вопросах эстетики, а вторую посвятил проблеме всестороннего освобождения человека с позиций этики, политики, философии и эротизма. В своем восторженном предисловии Бретон заявил, что эта книга способна дать убедительные ответы на все вопросы, которые ставились перед сюрреализмом последние двадцать лет.

Один из экземпляров «Очагов пожара» Калас отправил Уильяму Карлосу Уильямсу. Вскоре после этого состоялось и личное знакомство двух авторов, когда Калас прибыл в Америку, первым привезя на континент идеи сюрреализма. Уильямс испытывал сильный интерес к французскому движению и на время стал напарником Каласа и переводчиком его стихотворений. Поэты также замышляли издание совместного журнала «Мидас», но этим планам не суждено было сбыться. В США Калас дает интервью и готовит публикации своих французских соратников. Также он пишет статью «К третьему манифесту сюрреализма».

Учитывая крайнюю нетерпимость Бретона к мужской однополой любви, кажется парадоксальным, что именно гомосексуал Калас стал первым амбассадором сюрреализма в Америке.

К примеру, еще на заре движения Бретон исключил за гомосексуальность одного из своих ближайших сподвижников — «идеального самоубийцу» от сюрреализма Рене Кревеля. И пусть даже он сам «из соображений нонконформизма» отдавал предпочтение «содомии» в любви между мужчиной и женщиной, Бретон обвинял «педерастов в том, что они навязывают человеческой терпимости ментальный и нравственный изъян», который стремится возвести себя в систему и парализовать всё, что ему дорого. Так что когда в 1943 году Калас женился, в американских гей-барах стали подшучивать, что он сделал это, лишь чтобы умилостивить гомофобного вождя сюрреализма.

Однако уже к середине 1940-х годов Калас по причине идеологических расхождений с Бретоном отходит от сюрреализма и литературы в сторону арт-критики и кураторской деятельности. Для греческого поэта сюрреализм никогда не утрачивал политического освободительного подтекста, в то время как Бретон после мексиканского манифеста начал всё больше обращаться к ностальгии и метафизике. Тем не менее поэты сохраняли дружбу вплоть до смерти основателя сюрреализма в 1966 году. Даже после конца «исторического» сюрреализма Калас — к тому времени профессор изящных искусств — выступал с рядом статей, призывавших к переоценке революционного потенциала сюрреализма в современных реалиях.

В 1957 году Калас, вместе с Максом Эрнстом, Жаном Кокто, Марселем Дюшаном и многими другими, сыграл роль в фильме дадаиста Ханса Рихтера «8×8: Шахматная соната в 8 движениях»

В 1935 году, когда Калас был уже во Франции, на его родине разразился настоящий скандал, связанный с сюрреализмом. Причиной послужила публикация стихотворного сборника «Доменная печь». Его автор, поэт и психоаналитик Андреас Эмбирикос, впервые для страны использовал сюрреалистическую технику автоматического письма, предполагавшую отказ от контроля разума и высвобождение подсознания. Более того, этот эксперимент был написан на кафаревусе — языке, свойственном консерваторам!

Эмбирикос выступает в качестве популяризатора сюрреализма в Греции: он проводит лекцию, организует в своем доме выставку работ французских авторов, переводит их тексты. Он даже планирует вместе с Каласом создать печатный орган, в котором могли бы публиковаться греческие сторонники сюрреализма. К таковым в первую очередь стоит отнести художника и поэта Никоса Энгонопулоса, а также будущего нобелиата Одиссеаса Элитиса, находившегося в то время под сильным влиянием сюрреализма, в частности творчества Поля Элюара.

Никос Энгонопулос, «Орфей и Эвридика» (1949). Источник: Νίκος Εγγονόπουλος: Στην κοιλάδα με τους Ροδώνες (Ίκαρος, 1987)

Однако консервативные модернистские тенденции явно оттесняли сюрреализм на периферию. А дальше произошла череда трагедий. 28 октября 1940 года итальянский посол выдвинул греческому премьер-министру ультиматум, согласно которому тот должен был позволить итальянским войскам оккупировать страну, на что получил лаконичный ответ — όχι («нет»). Греция вступила во Вторую мировую войну, Энгонопулос и Элитис отправились на албанский фронт, где последний едва не погиб. Весной 1941 года страна была полностью оккупирована немецкими войсками.

Несмотря на оккупацию и голод, унесший сотни тысяч жизней, поэты продолжали собираться в доме Эмбирикоса и читать стихи. Одним из авторов, посещавших эти собрания, был Нанос Валаоритис. Первая публикация Валаоритиса состоялась в 1939 году в главном рупоре греческого модернизма — журнале «Новая литература», когда поэту было восемнадцать лет. К началу войны молодой сюрреалист был знаком не только с важнейшими представителями новой греческой литературы, но и с зарубежными филэллинами, такими как Генри Миллер и Лоренс Даррелл.

Осенью 1944 году Валаоритис через Каир доезжает до Лондона, где вручает британским интеллектуалам и издателям рекомендательные письма от Йоргоса Сефериса — поэта и дипломата, а в будущем лауреата Нобелевской премии. Уже в Англии Валаоритис узнаёт, что после окончания Второй мировой в Греции разразилась Гражданская война, которой было суждено продлиться до 1949 года и закончиться разгромом коммунистов, разделив греческую нацию и нанеся ей неизлечимую травму.

Андреас Эмбирикос, «Нагота» (1940). Источник

Родина — молчание

В Лондоне Валаоритис входит в круг британских интеллектуалов, писателей и издателей. Он знакомится с Томасом Стернзом Элиотом, который был крайне удивлен увидеть второго в своей жизни грека. Впрочем, когда он сообщил, что первым представителем нации, с которым ему довелось познакомиться, был король Греции, молодой поэт ошарашил его еще больше, сказав, что в монархе не течет ни капли греческой крови.

За время, проведенное в Британии, Валаоритису удалось внести существенный вклад в популяризацию греческой поэзии. Там же вышла и его собственная дебютная книга стихов. В начале 1950-х годов он ненадолго возвращается в Афины, где лишь ужасается царящей в городе после окончания войны атмосфере отчуждения. Даже те литераторы, кто продолжали собираться во время оккупации, будто бы отдалились друг от друга. Поэт переезжает в Париж, где знакомится со своей будущей женой, американской художницей-сюрреалисткой Мэри Уилсон, которая вводит его в круг Андре Бретона. Также он встречает многих представителей американской бит-литературы.

Панос Кутрумбусис, иллюстрация к первому номеру журнала «Вновь». Источник: Πάλι, Τχ. 1 (1963)

Началу 1960-х в Греции сопутствовали либерализация и экономический рост, что повлияло и на литературный климат. Как и в 1930-е годы, страна стала манить представителей передовых литературных течений. В 1961 году в двухмесячное путешествие по Греции отправляется Аллен Гинзберг. Валаоритис и другие представители греческого литературного андеграунда становятся его неофициальными гидами. Алан Ансен — другой американский битник, прототип Ролло Греба из «В дороге» и А.Дж. из «Голого завтрака» — настолько сильно влюбился в Грецию во время визита в 1960-е годы, что остался в Афинах вплоть до своей смерти.

Может быть интересно

Стихи у горящего фаллоса. Как послевоенные европейские авторы научились превращать в поэзию любой звук

В 1963 году происходит событие, утвердившее значимость греческой литературы на мировом уровне, — Йоргос Сеферис получает Нобелевскую премию. Это вызывает общенациональный подъем и порождает среди молодых авторов множество эпигонов. Валаоритис, к тому моменту окончательно вернувшийся в Афины, создает журнал «Вновь» — альтернативу «сеферианской» поэтической линии, приветствующую авангардизм и любые проявления экспериментаторства. Номера журнала выходят с подзаголовком «Поисковая тетрадь».

Список литераторов, сплотившихся вокруг журнала, действительно впечатлял. Помимо сюрреалистов 1930-х годов Каласа, Эмбирикоса и Энгонопулоса, в нем публиковались работы автора одного из важнейших греческих послевоенных романов «Третий брак» Костаса Тахциса, писателей Паноса Кутрумбусиса и Александроса Схинаса, сочетавших в творчестве научную фантастику с литературой абсурда и черным юмором, поэтессы Мандо Аравандину, оригинально развившей в стихах идеи французского нового романа, и многих других. Первый номер журнала открывало предисловие Йоргоса Макриса, а последний включал теоретическую статью Йоргоса Сефериса. Еще более внушительно выглядел состав зарубежных авторов, среди которых были Сэмюэль Беккет, Олдос Хаксли, Джойс Мансур, Аллен Гинзберг, Гарольд Норс, Фернандо Аррабаль.

Аллен Гинзберг в Афинах (1961). Источник

Группа журнала «Вновь» имела масштабные издательские планы, однако просуществовать ему было суждено лишь четыре года. В апреле 1967-го группа военных совершила государственный переворот и установила в стране цензуру, вследствие чего Валаоритис принял решение закрыть журнал и переехал в США, где получил должность преподавателя сравнительной филологии и творческого письма (creative writing) в Университете Сан-Франциско. Среди студентов Валаоритиса были Рон Силлиман и Карла Харриман — представители сформировавшейся к середине 1970-х «языковой школы» в поэзии, которая вызывает большой интерес у их наставника.

Во время одного из путешествий в Париж Валаоритис знакомится с молодым греческим поэтом Андреасом Пагулатосом, который представляет его участникам «движения изменения форм» — кругу французских поэтов и ученых, сплотившихся вокруг основанного философом Жан-Пьером Файем журнала Change. Эта череда знакомств сыграла важную роль в распространении «языковой школы» на европейском континенте. Валаоритис посвятил ей ряд научных докладов и статей, где проводил параллели между американскими, французскими и греческими авторами. Кульминацией стал подготовленный им специальный выпуск журнала Change, который был посвящен американской школе.

Минос Аргиракис, иллюстрация к первому номеру журнала «Вновь». Источник: Πάλι, Τχ. 1 (1963)

Пагулатос стал центральным представителем греческой «языковой школы». Еще до знакомства с теоретическими установками американских поэтов он фактически сформулировал их самостоятельно в комментариях к своему первому сборнику, охарактеризовав собственный метод как «декодирование предшествующей поэтики, динамический отказ от правил, выявление распада в сигналах заряженного идеологией языка ради их новой семантики».

В центре поэтических практик Пагулатоса лежало исследование взаимодействия написанного с пустотой на странице, которую он называл άλεκτον («несказáнное»), а также «физического» измерения письма, выражавшегося в восприятии слов как оставляемых следов.

Эти темы заинтересовали жившего в Париже греческого художника Йоргоса Лазонгаса, который стал развивать их посредством метода «слепой живописи» через угольную бумагу. В 1980-х годах Пагулатос и Лазонгас вместе издавали журнал «След(ы)», посвященный поэзии, философии и визуальным искусствам, а также отметились серией совместных перформансов, проведенных во Франции (в частности, в Центре Жоржа Помпиду) и в Греции и названных по второй книге поэта — «Текст Тело».

Читайте также

Всемирная история сложной поэзии: от Руми и скальдов до Тредиаковского, Малларме и Пауля Целана

Йоргос Лазонгас, «Женщина насекомое» (1986). Источник: Lazongas: A4 (Άγκυρα, 2005)

Во времена диктатуры страна вновь оказалась в культурной изоляции, и Париж стал главным очагом греческой интеллектуальной жизни. Многие из тех, кто не бежал от преследования властей, отправлялись в добровольное изгнание. Показательна история поэта и художника Костиса Триандафиллу, которая вполне могла бы подойти для сюжета детективного романа или приключенческого сериала.

В 1968 году он создает журнал «Лотос» и, чтобы усыпить бдительность цензоров, разыгрывает перед ними настоящий спектакль, составив первые выпуски из путанных текстов о медитациях, йоге и восточных духовных практиках. Достигнув своей цели, Триандафиллу резко меняет направленность «Лотоса» и публикует беспрецедентные для первых лет диктатуры контркультурные тексты.

В 1971 году в парижской антологии авторов греческого сопротивления «Крики: страницы из непокоренной греческой литературы» поэт под псевдонимом публикует многостраничную поэму «Безумие», посвященную заключенным женщинам.

В этом тексте авторский голос сплетается с анонимными рассказами женщин о пережитом в застенках хунты, которые публиковались в греческой подпольной прессе:

Триандафиллу сближается с группой «Социализм или варварство» — греческим ответвлением французского леворадикального объединения, основанного в конце 1940-х годов философами Клодом Лефором и греком по происхождению Корнелиусом Касториадисом. Также, уйдя из им же созданного «Лотоса», поэт вместе с Андреасом Пагулатосом открывает новый журнал — «Действие», единственный номер которого вышел в 1972 году и включал переводы Вальтера Беньямина, Бертольда Брехта, Жоржа Батая и многих других. За эту деятельность власти подписывают приказ об аресте Триандафиллу, однако, по счастливому стечению обстоятельств, солдаты пришли в дом поэта, когда тот уже был вне досягаемости. Молодой литератор закончил учебу в Афинах и поступил в экспериментальный Университет Париж VIII, чтобы изучать кинематограф и аудиовизуальные искусства. Его научным руководителем стал философ и теоретик постмодернизма Жан-Франсуа Лиотар.

Иллюстрация к статье, опубликованной в третьем выпуске журнала «Социализм или варварство» и посвященной расстрелу Евангелоса Маллиоса — полицейского, известного особо жестокими пытками заключенных во времена диктатуры. После падения режима Маллиос был оправдан судом и в декабре 1976 года стал одной из первых жертв леворадикальной террористической «Революционной организации 17 ноября». Статья фокусировалась не столько на самой теме самосуда, сколько на возникшей вокруг нее публичной дискуссии, которая велась в рамках устанавливаемых властью критериев «законности» и тем самым сводилась к воспроизведению капиталистической логики и этики.

В Париже Триандафиллу узнаёт о современных течениях экспериментальной поэзии, а также входит в круг Касториадиса. На стенах парижской подземки он встречает цитаты из собственных самиздатовских поэтических книг — послания парижских греков друг другу. За полгода до падения режима в Греции, куда Триандафиллу регулярно возвращался по поддельным документам, выходит его дебютная книга стихов. На последней ее странице располагалась издевательская приписка:

«К сведению профессиональных литераторов, которые прочтут эту книгу (оценивая ее по профессиональным критериям), и критиков с их рецензиями: вас самих и ваши мнения я записываю на своих изумительных яичках».

Первые годы после падения диктатуры также не были безоблачными.

Премьер-министр Константинос Караманлис, осуществлявший переход страны к парламентской республике, стремился «задавить анархию в зародыше». Он отправил в тюрьму множество издателей левой и анархистской направленности, среди которых был и ответственный редактор журнала «Социализм или варварство», освобожденный впоследствии под залог и подписку о невыезде.

Примерно в то же время на скамье подсудимых оказалась редколлегия журнала «Знак» из-за публикации битнического рассказа, содержащего описания гомосексуальной проституции в Афинах. Литераторы предстали перед председателем Яннисом Деяннисом — поэтом и судьей, подписавшим смертный приговор греческим диктаторам (впоследствии замененный на пожизненное заключение). На слушании поэтесса Наташа Хадзидаки, входившая в редколлегию журнала, произнесла настоящую апологию бит-литературе, превратив судебный процесс в полемику с Деяннисом о необходимости поэтических новаторств.

Костис Триандафиллу, иллюстрация из книги «Онейродром» (1977). Книга доступна в онлайн-версии; также в 2019 году вышло русскоязычное издание с дополнительными материалами

Несмотря на тоталитарные, а впоследствии и «демократические» репрессии властей, 1970-е годы стали пиковым периодом существования греческий параллельной культуры, или «Сцены», как назвал ее поэт Михаил Митрас. Он подчеркивал, что ее существование обуславливается не единой эстетической концепцией, но скорее непосредственной деятельностью группы людей, будь то литература, визуальные искусства и хеппенинги.

В те годы были написаны одни из наиболее смелых и самобытных произведений греческой экспериментальной литературы: деконструирующие нарратив посредством комбинаторики рассказы Михаила Митраса, феминистские стихи и романы-коллажи Наташи Хадзидаки, роман «Фарс» Эрси Сотиропулу, повествующий о двух подругах, занимавшихся телефонным пранком. Однако в то время, когда писатели-экспериментаторы ставили под сомнение роль автора как духовного наставника и вовлекали читателя в равноправный творческий процесс, в национальную литературу возвращались реализм и исторические мотивы.

Эрси Сотиропулу, «Это — стихотворение» (диптих, ок. 1980). Источник: Ανθολογία συγκεκριμένης ποίησης (Νεφέλη, 1983)

Окончательное расхождение двух параллельных тенденций случилось уже в 1980-е годы, когда основным направлением экспериментальной литературы стала визуальная поэзия. Первая международная выставка визуальной поэзии прошла в Греции в 1981 году. Ее организовали три греческих поэта, которые долгое время жили во Флоренции и вдохновились деятельностью авангардистской «Группы 70». За этой выставкой последовали другие, и концу 1980-х основной костяк греческой группы визуальной поэзии составляли уже 12 участников, среди которых были как поэты, так и деятели визуальных искусств.

В своих визуальных работах греческие поэты стремились к созданию интернационального языка, а также задавались вопросом, что может считаться стихотворением. Например, диптих Сотиропулу изображает девушку, которая пишет в небе «это — стихотворение», потом уходит, а надпись остается висеть в воздухе. Авторству Митраса принадлежит цикл работ, каждая из которых содержит лишь одно слово на пустом листе — ποίημα («стихотворение»).

Михаил Митрас, «Стихотворение» (1988). Источник: Архив автора статьи

Поэзия наизнанку

Последняя выставка греческой группы визуальной поэзии состоялась в 2012 году. Однако некоторые ее участники, такие как Костис Триандафиллу и Димосфенис Аграфиотис, и в наши дни продолжают раздвигать границы поэзии, используя как техники прошлого века, так и современные технологии. Развивают экспериментальную литературу и авторы, сформировавшиеся уже в XXI веке.

Василис Аманатидис создает поэтические книги, каждое стихотворение и каждый визуальный элемент в которых не столько воспринимаются по-отдельности, сколько работают на создание единого комплексного произведения. Функционирующая с 2005 года афинская группа сюрреалистов продолжает опыты своих предшественников, находясь в тесном контакте с другими современными сюрреалистическими объединениями.

Поэт и популяризатор квир-поэзии, работающий под псевдонимами Sam Albatros и αδερφή («сестричка», сленговое обозначение гомосексуала), создает стихотворения методом нарезок, используя результаты поиска в Google по ключевым словам, задающим тематику текста. Живущий в Лондоне Константинос Папахараламбос создает визуальную «топографическую» поэзию и исследует, как социальные сети «воспроизводят» людей в виртуальном пространстве. Астра Папахристодулу, также из Лондона, пишет на английском языке, работая во множестве жанров, основными из которых можно назвать объектную и визуальную поэзию. Также она выступает куратором онлайн-выставок визуальной поэзии.

Астра Папахристодулу, «Побочные эффекты» (2020). Перевод и машинописная адаптация — Павел Заруцкий

Греческие литературные институции, «экспортирующие» сюрреалистов как представителей великого «поколения ’30-х», практически полностью игнорируют существование последующей параллельной культуры, предлагая зарубежному читателю туристический облик солнечной Греции и тактично умалчивая о ее истерзанной войнами и трагедиями мрачной изнанке. Тем не менее, несмотря на то что в стране фактически не было полностью оригинального литературного авангарда, ряд зарубежных течений отмечен безусловным греческим присутствием. А это значит, что греческая экспериментальная поэзия, в наши дни привлекающая всё большее число исследователей, смогла интегрироваться и оставить свой след в далеко не законченной истории мирового неконвенционального искусства.

известный греческий поэт — Translation into English — examples Russian

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

Мы тесно связаны с островом, на котором согласно преданию, обучал своих учеников известный греческий поэт Гомер. Сейчас, на этом месте, на красивом морском берегу в районе под названием Даскалопетра расположена знаменитая Скала Гомера.

We are concerned about the island, where, according to traditions, Homer the famous poet used to teach his epics at the beautiful seaside area of Daskalopetra, up on the homonymous rock (Homer’s stone).

Suggest an example

Other results

Она была старшей сестрой известной греческой певицы Афродиты Ману.

Орфей — греческий поэт и музыкант.

Один из моих любимых поэтовгреческий поэт Константинос Кавафис.

Terence loved poetry, and the Greek poet Constantine Cavafy is one of my favorite poets.

Кто самый известный греческий писатель комедий?

Согласно известному греческому писателю Василикосу, «Лундемис считается самым читаемым греческим писателем после Казандзакиса».

According to Vassilis Vassilikos, «he is considered the most widely read Greek writer after Nikos Kazantzakis».

Среди них, школа Зарифиос в Пловдиве, основанная в 1875 году, стала одним из наиболее известных греческих образовательных учреждений этого региона.

Among them, the Zariphios in Plovdiv, established at 1875, became one of the most well known Greek educational institutions of the region.

Греческая Национальная Организация Туризма проводила промоакции с известной греческой певицей — Еленой Папаризу, которая стала победителем конкурса Евровидение 2005.

Tourism in Greece is run by the Greek National Tourism Organisation (GNTO) who used Helena Paparizou, a famous Greek singer who won Eurovision Song Contest in 2005 as an ambassador.

Согласно легенде, она волшебна. и вдохновляла величайших древне — греческих поэтов.

Legend says it has magical powers and it used to inspire the greatest of the Greek poets.

Греческий поэт Омир пишет Илиаду и Одисею.

The Iliad and the Odyssey, perhaps composed by the Greek poet Homer.

С другой стороны, греческие поэты, трубадуры, классики говорили о войне страстей.

For their part, the Greek poets, the troubadours, the Classica spoke ofthe war ofdesire.

Греческий поэт Христодор написал две поэмы в его честь.

Костас Асимис, известный греческий фотограф, представитель Русского Свято-Пантелеймонова монастыря наАфоне. Каждая его фотография- это целый мир положительных эмоций ипроизведение искусства.

Costas Asimis isafamous Greek photographer, arepresentative ofthe RussianSt. Panteleimon Monastery inAthos. Each ofhis photos isaseparate world full ofpositive emotions and areal work ofart.

Большое участие в вечере принял и известный греческий тележурналист Никос Альягас.

Intense was the presence of Nikos Aliagas with his attendance.

Nº 1 по качеству известной греческой компании, по обработке мраморов, Polymilos.

Top quality concrete and bricks. No. quality of famous Greek marbles (Polymilos).

Это самый ранний из известных греческих наборов периплов, или парусных инструкций, которые позже стали базой для многих будущих картографов, особенно в средневековье.

This is the earliest known set of Greek periploi, or sailing instructions, which became the basis for many future mapmakers, especially in the medieval period.

Было высказано предположение, что данный кратер является крупнейшим известным греческим бронзовым сосудом.

This krater is considered to be the most famous Greek painted vase.

Раскопки были произведены под руководством известного греческого антрополога Ариса Пулианоса и выявили на свет скелет мамонта (Archidiskodon meridionalis — Южный мамонт) возрастом приблизительно 3 млн лет.

He informed the Greek Anthropological Society, and the excavations directed by the anthropologist Aris Poulianos brought to light the skeleton of a mammoth (Archidiskodon meridionalis) approximately 3,000,000 years old.

Фасулас, Панайотис и Диамантидис, Димитрис, известные греческие баскетболисты ставшие чемпионами Европы с сборной Греции по баскетболу в европейских чемпионатах 1987 и 2005 годов.

Panagiotis Fasoulas and Dimitris Diamantidis, prominent basketball players and European champions with Greece in 1987 and 2005 respectively.

Легенда о золотом руне восходит к известному греческому мифу, согласно которому Ясон и аргонавты похитили золотое руно из Колхиды.

The Legend of the Golden Fleece goes back to antiquity, a well-known Greek myth, according to which Jason and the Argonauts stole the Golden Fleece from Colchis.

Всемирный день поэзии: 5 греческих поэтов, чьи произведения выдержали испытание временем

Поэзия, возможно, не для всех, но в какой-то момент жизни каждый либо выучил стихотворение для школы, либо прочитал его в свободное время, и это оставило значительный след в их образе жизни. По мере того, как на протяжении веков создается все больше произведений поэтов, только избранное число поэтов обладает произведениями, которые изучались на протяжении поколений.

Древние греки были пионерами поэзии, и сегодня, когда отмечается Всемирный день поэзии, мы собрали коллекцию пяти греческих поэтов, чьи произведения выдержали испытание временем.

Константин П. Кавафи

Кавафис родился в Александрии, Египет, 29 апреля   1863 года. Он вырос в греческом районе Константинополя и считается одной из крупнейших фигур греческой поэзии.

При жизни Кавафис был малоизвестным поэтом, жил в относительном уединении и мало публиковал своих произведений. Это отсутствие заботы о публикации было связано, возможно, с очень личным характером многих стихов. Кавафис, который был геем, написал много откровенно сексуальных стихов в первые годы своего благочестия, однако получил признание критиков благодаря своим философским и историческим стихам.

Кавафис наиболее известен своим прозаическим использованием метафор, блестящим использованием исторических образов и эстетическим перфекционизмом. Он также известен как очень стоический поэт, и большинство его стихов посвящено его внутреннему кризису маргинализации. Из-за этого он создал всего около 200 стихотворений, выступая в роли самого сурового его критика.

Некоторые из его самых известных стихотворений включают «Итака» и «Город».

Поэма Кавафиса «Итака» — это сентиментальное и философское произведение, призванное напомнить читателям, что путешествие важнее пункта назначения.Это предназначение может быть как физическим, так и метафорическим, однако многие интерпретируют это стихотворение как символ перехода по жизни от начала к концу и, наконец, возвращения к своим истокам.

Гомер Мраморный конечный бюст Гомера. Римская копия утраченного эллинистического оригинала II в. ДО Н.Э.

Один из самых легендарных поэтов всех времен, Гомер устно сочинил два основных произведения: Илиаду и Одиссею . В записях говорится, что он родился примерно в 8-9 веках до нашей эры.э., однако многие ученые выдвинули аргумент, что человек, известный как «Гомер», возможно, существовал как несколько человек. Несмотря на расследования, предполагается, что он проживал в Ионии из-за диалекта и описаний его стихов.

В сочетании с Гесиодом Гомер в древние времена служил для греков великим источником информации об их богах. Говорят, что Гомер разработал много других произведений, но даже в древности их авторство оспаривалось.

Две его всемирно признанные поэмы, «Илиада» и «Одиссея», были впервые составлены, систематизированы и отредактированы афинянином Писистратом, но дошедший до нас греческий текст сохранился от таких александрийских ученых, как Зенодот и Аристофан Византийский и Аристарх.

Самый ранний поэт западной культуры, произведения которого сохранились нетронутыми, этот легендарный греческий поэт выдержал испытание временем, став одним из самых значительных деятелей культуры в древнегреческой литературе.

Йоргос Сеферис Гиоргос Сеферис в возрасте 21 года (1921 г.)

Гиоргос или Джордж Сеферис, псевдоним Георгиоса Сефериадеса, был одним из самых важных греческих поэтов 20-го века и лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Сеферис родился в Урле, недалеко от Смирны (ныне Измир, Турция), но работал дипломатом в Королевском министерстве иностранных дел Греции, параллельно занимаясь поэзией.

Сеферис был самым выдающимся греческим поэтом «поколения 30-х годов», который ввел символизм в современную греческую литературу. Его утонченный лиризм и свежесть выбора слов вдохнули новую жизнь в греческую поэзию. Его творчество проникнуто глубоким чувством трагического положения греков, да и вообще современного человека.

Получив в 1963 году Нобелевскую премию по литературе, Нобелевский комитет признал его «представителем греческого поэта».Фонд поэзии пишет, что его поэзия часто переплетает современные ему речь и опыт с гомеровским мифом, а во многих его стихах изображен пейзаж Средиземноморья.

В предисловии к книге «Джордж Сеферис: Сборник стихов » (1995) переводчики Эдмунд Кили и Филип Шеррард отметили: местная политика, из личной истории или мифологии, какое-то общее утверждение или метафора.

Сафо

Сапфо — древнегреческая поэтесса-лирик с острова Лесбос, жившая в архаической Греции. В отличие от Гомера, Сапфо говорила свои стихи через песни, считаясь одним из величайших лириков. Мало что достоверно известно о жизни Сапфо, но вполне вероятно, что она родилась около 620 г. до н.э. в аристократической семье на острове Лесбос.

В древности Сапфо регулярно причислялась к величайшим поэтам и часто называлась «Поэтессой», так же как Гомера называли «Поэтом».Платон провозгласил ее «десятой музой», и она была отмечена на монетах и ​​в гражданских статуях.

Большая часть поэзии Сапфо не была найдена отдельно от одной полной поэмы: «Ода Афродите», в которой рассказывается о говорящем, взывающем о помощи Афродите в погоне за возлюбленным. Согласно древним комментаторам, Сапфо также сочиняла элегические и ямбические стихи наряду с лирикой.

В наше время ее поэзия обрела актуальность и популярность и стала рассматриваться как символ любви и желания между женщинами. Помимо своего увлечения темой любви, Сапфо делала акцент на эмоциях, на субъективном опыте и на личности.

Алкей Митиленский

Алкей, родившийся в 620 г. до н. э. на Лесбосе, был греческим поэтом-лириком, творчество которого высоко ценилось в древнем мире. Алкей, живший примерно в то же время, что и Сапфо, в современном мире считается гением, создавшим алкейскую строфу, форму, которая была адаптирована и широко используется в современной поэзии.

Стихи Алкея делятся на четыре группы: гимны в честь богов и героев, любовная поэзия, застольные песни и политические стихи. Из анализа, проведенного Britannica, предполагается, что они отражают силу участия поэта в социальной и политической жизни Митилини. Они выражают замкнутый мир аристократических ценностей и консерватизма, в котором сосуществуют реализм и идеализм, хотя идеализм ограничен нормами и целями политической фракции поэта.

Только фрагменты и цитаты из произведений Алкея сохранились в византийское средневековье и в современный мир, но тексты папирусов, обнаруженные и опубликованные в 20 веке, значительно расширили знания о его поэзии, позволив ученым оценить его основные темы и его качества как поэта. .

Алкей был включен учеными эллинистической Александрии в канонический список девяти поэтов-лириков.

Греческая поэзия в тени аскезы

Поэт Джек Спайсер классно сравнил поэта с радио: когда писатель действительно слушает, он или она просто принимает передачи на определенной частоте.В конечном счете, предполагает Спайсер, контроль над тем, что попадает на страницу. Такое мышление поначалу кажется, что речь идет о тайне индивидуального вдохновения — где наши идеи исходят из. Но есть ли частота общественного опустошения которые стали слишком громкими, чтобы их игнорировать, сигналы, которые начинают воздействовать на каждая часть жизни?

В Греции за последнее десятилетие новости мрачный, и есть излишек поэтов, настроившихся на: «Поэты, пишущие граффити на стенах, поэты, читающие на площадях, в театрах и пустых лоты, поэты, выступающие на шлемах, скандирующие лозунги и поющие песни на митинги, поэты ведут блоги и публикуют в Интернете, поэты объединяются с художниками и музыкантами, поэтами проводят мастер-классы для школьников и мигранты», как пишет Карен Ван Дайк в предисловии к «Меры жесткой экономии», антология, представляющая современные Грекоязычная поэзия как процветающее сообщество среди суматохи.

После мирового финансового кризиса неспособность греческого правительства погашение огромного государственного долга сделало нацию ярким примером радиоактивные осадки. То «решения» предложения банков теперь знакомы: затянуть пояса, косить общественность услуги и пенсии, а также гарантировать, что кредиторы будут погашены в полном объеме. Эти действия мало что сделали для восстановления: годы после шока, безработица колеблется около двадцати пяти процентов, что является самым высоким показателем в Европе. а безработица среди молодежи составляет сорок пять процентов.Несмотря на выборы левое правительство, серьезные изменения оказались труднодостижимыми; Европы финансовое учреждение создало гравитацию, слишком сильную, чтобы сбежать, несмотря на постоянные опасения «Грексит» от евро.

Стало клише говорить, что в трудные времена мы обращаемся к поэзии, или что нам нужен живой язык поэтов, чтобы утешиться после катастрофа. Долг Греции — это катастрофа другого рода, которая происходит в замедленном темпе: его механизмы абстрактны и безличны, хотя последствия вполне реальны для тех, кто полагается на правительство учреждения. Эти ограничения проникают в атмосферу быта и языка, то, что поэты могут наблюдать с пристальное внимание. Вот, например, поэтесса Елена Пенга (в переводе Ван Дейка) описание угрозы на виду:

Вишневые деревья в соседнем дворе годами не плодоносят. Входят четверо мужчин с палками. Они входят во двор соседа вдоль с дождем. Они пришли дисциплинировать деревья и рубить их если они не цветут.Я смотрю, как мужчины врезаются в деревья. я смотрю дождь ударить мужчин.

Несколько простых предложений сплетают воедино несколько идей: смысл неудачный рост, принуждение, поддерживающее правило эффективности, пассивность наблюдателя. Люди из правительства или из корпорация? Кажется уместным, что мы не знаем. Этот обычный насилие не нуждается в разъяснении, оно как бы говорит — оно прямо в перед нами, если мы просто достаточно наблюдательны, чтобы записать это. Это подпись поэтов в «Мерах жесткой экономии»: тонкое стирание границы между политическим и повседневным.

Поэзия и экономика обычно не воспринимаются как приятные предметы, и немногие поэты, пытавшиеся прямо взяться за мрачную науку, не всегда так успешно. (Вспомните Паунда, пытающегося объяснить тонкости ростовщичество в «Cantos».) В экономической системе, которая борется с крайним дефицитом (из ресурсы и общественная сплоченность) и чрезвычайное изобилие (изображений и развлечения), индивидуальные действия могут показаться бессильными или бесполезными, теряется в водовороте финансовых транзакций.Возможно, есть «экономическая» роль поэзии в уединении и независимости, которые она призывы: он остается полностью под контролем поэта, чтобы создать его как ему или ей нравится. Учитывайте разницу в требуемом капитале между написанием стихов и созданием фильма. Все, что нужно, для бывшего, это карандаш и бумага, или, может быть, просто ваша память.

Поэзия также играет роль в экономии времени, заполняя небольшие промежутки людей с нерегулярным графиком жизни: можно записать или читать по дороге домой на автобусе, в обеденный перерыв между сменами или в утро после похмелья. Трудно делать обобщения о стиле в «Мерах жесткой экономии» — его отличительной чертой является огромное разнообразие голоса — но примечательно, что преобладают краткие формы, как находят поэты сами улавливая своеобразные мгновения и кристаллизуя их, из украсть Wi-Fi соседа, чтобы порезаться, отвлекаясь в кухня: «Позвольте мне хотя бы / закончить посуду сегодня», Данаи Сиозиу стихотворение «Вокруг дома» завершается, свернувшись с тихим напряжением.

Поэты антологии молоды, большинству из них под сорок, но они унаследуют богатую греческую традицию писателей, которые занимают общественное положение дискурс.В информационном эссе в Los Angeles Review of Books , редактор и переводчик Стефанос Пападопулос дает представление о масштабах этого наследия:

На протяжении всей бурной истории Греции поэт был голос для замолкших людей. Греция всегда была осиным гнездом неприятностей и коррупции, а также жертва вечной войны и Занятие. Когда умер великий греческий поэт Костис Палама (1849-1943), Огненная поэма и панегирик Ангелоса Сикелианоса (1884–1951) всколыхнули 100 000 человек. граждан на похоронах в яростную демонстрацию против нацисты.

Одиссей Элитис и Джордж Сеферис, лауреаты Нобелевской премии, написали работа с политической подоплекой: одна из знаковых строк Сефериса — «Где бы я ни путешествие по Греции ранит меня». Другой важной историей в этом наследии является Поэт-коммунист Яннис Ритсос, который вступил в конфликт с многочисленными правыми правительства. Его работу запретили, он был сослан на серию задержаний центры на отдаленных греческих островах. Даже там он продолжал свою плодотворную деятельность. практиковаться, писать суровые и сюрреалистические стихи на папиросной бумаге и прятать их на консервацию.

В то время как многие поэты в «Мерах жесткой экономии» несут этого активиста традиции вперед, одна из самых ярких особенностей коллекции заключается в его отказе определить, что такое письмо, а что нет. Ван Дейк выбирает более широкую картину, включая множество «работ, которые не напрямую касаются политической ситуации», тем самым стремясь «предоставить более глубокие и разнообразные ответы» на вопросы ответственности поэта в политическом процессе. Сорок девять поэтов книги сгруппированы в шесть свободных областей влияния.Эта схема, хотя и неизбежно неточная, дает контуры поколению поэтов, которые в значительной степени неизвестны англоязычной аудитории.

Включение наименее явно политических поэтов освещает, поскольку даже самое герметичное произведение находит себе опору в публике катастрофа — трансляция громкая и четкая. Первый раздел книги, под хитрым названием «Традиция и индивидуальный талант» в честь книги Т. С. Элиота. известное эссе, дает картину докризисного литературного заведения. Ван Дейк описывает этих поэтов как выдающихся представителей культурной жизни. в основном мужчины, и, возможно, главным образом заинтересованы в том, чтобы внести свой вклад в интернационалистская традиция таких поэтов, как Джон Эшбери и Збигнев Герберт.(Одно стихотворение в этом разделе включает предварительное предупреждение, любезно предоставлено его автором, что его «не следует рассматривать как политическое аллегория, поскольку она предшествует кризису». ) Эти поэты наименее явно «занимается» группировками, склоняясь больше к формальной игре чем явные заявления. Но они не могут не взять общественность температура в их написании. Среди них целаноподобные, эллиптические произведение поэта Янниса Стиггаса потрескивает на странице с особым энергия. Возьмите его стихотворение «Простая математика» здесь в переводе Катерины Ангелаки-Рук:

Греческая поэзия: Эпиграммы — Классика

Введение

Очень скоро после того, как греки адаптировали финикийский алфавит, они начали делать надписи в стихах, чаще всего в элегических двустишиях, чтобы объявлять, кто изготовил или владеет драгоценными предметами, сопровождать посвящения в святилищах и предоставлять информацию о надгробных памятниках.Ученые расходятся во мнениях относительно того, когда уместно говорить, что эпиграмма является подлинно литературной формой. Имя Симонида связывают как с надписанными стихотворениями, так и с явно вымышленными, но подлинность многих оспаривается; однако к V веку известный поэт мог сочинить эпиграмму. К 4 веку до нашей эры поэты сочиняли произведения, которые не предназначались для надписей, а использовали формы надписанных эпиграмм, а несколько надписанных эпиграмм подписаны их авторами. В эллинистический период эпиграмма стала самостоятельным и важным жанром.Хотя многие из его форм сохранили связь с традицией письменной поэзии, эротические и симпозиастические эпиграммы, уходящие корнями в элегию и лирику, а не в надпись, также были важны. Эпиграммы распространялись сборниками, в которых отдельные стихотворения были искусно оформлены, вероятно, существовали многоавторские книги и сборники разного типа. Художественная антология, однако, была создана Мелеагром из Гадары с его знаменитой Гирляндой , антологией из тысячи эпиграмм, написанной им самим и сорока шестью другими поэтами в I веке до нашей эры.Мелеагр положил начало сложной традиции антологизации. Филипп Фессалоникийский в I веке н.э. собрал пятьдесят два эпиграмматика. В VI веке Агафий составил антологию недавних и современных эпиграмм в своем цикле . В 10 веке Константин Кефалас собрал большую коллекцию, которая стала тем, что мы называем Греческой антологией . Это доходит до нас в двух формах. Антология Planudes 1301 года была опубликована в 1494 году. Палатинская антология ( AP ) была заново открыта в 1606 году.Его четвертая книга содержит предисловия к Гирляндам Мелеагра и Филиппа и Циклу Агафия, и ясно, что Кефалас часто непосредственно следовал этим более старым источникам в упорядочении стихов. Вообще Палатинская антология более ценна, потому что Планудес боудлерил и перекладывал, но Плануд сохраняет стихи не в Палатине, в том числе и экфрастические эпиграммы; этот материал иногда включается в издания Палатина как AP 16. Греческая эпиграмма оказала огромное влияние на поэзию европейских языков со времен Возрождения.

Общие обзоры

Из-за того, что отдельные стихотворения такие короткие, а тема так широка, сборники статей могут быть лучшим введением. Для быстрого ознакомления с жанром будет полезно использовать Bruss 2010 или Gutziller 2007. Для более подробного ознакомления с состоянием науки отлично подойдет Bing and Bruss 2007. Dihle 1968 дает прекрасное представление о проблемах до недавнего возрождения интереса к эллинистическому периоду. Fraser 1972 — основополагающая и важная работа об эллинистической Александрии, которая помещает александрийских эпиграммистов в этот культурный контекст.Fantuzzi-Hunter 2004 — важный синтез эллинистической поэзии в целом.

  • Бинг, Питер и Джон Штеффен Брюсс, ред. 2007. Товарищ Брилла по эллинистической эпиграмме: вплоть до Филиппа . Товарищи Брилла по классическим исследованиям. Лейден, Нидерланды: Brill.

    NNNA Сборник эссе, представляющих состояние области изучения эпиграммы.

  • Брюсс, Джон. 2010. Эпиграмма. In Спутник эллинистической литературы .Под редакцией Джеймса Дж. Клауса и Мартины Кайперс, стр. 117–135. Чичестер, Великобритания: Блэквелл.

    NNNA хорошее краткое введение в эллинистическую эпиграмму.

  • Диле, Альбрехт, изд. 1968. Греческая эпиграмма . Entretiens Hardt 14. Женева, Швейцария: Fondation Hardt.

    NNNA Сборник статей с последующим обсуждением. Хотя со времени выхода этого тома поле изменилось, эти эссе были важны и помогли определить дальнейшие обсуждения.

  • Фантуцци, Марко и Ричард Хантер.2004. Традиция и новаторство в эллинистической поэзии . Кембридж, Великобритания: Кембриджский унив. Нажимать.

    NNNA широкое исследование; раздел об эпиграмме подчеркивает отношения между эллинистической литературной эпиграммой и эпиграфической практикой.

  • Фрейзер, П. М. 1972. Птолемеевская Александрия . Том. 1, 553–617 . Оксфорд: Оксфордский ун-т. Нажимать.

    NNNНесмотря на старомодный подход, важное обсуждение возникновения и расцвета эпиграммы в Александрии.

  • Gutzwiller, K. 2007. Путеводитель по эллинистической литературе . Оксфорд: Блэквелл.

    DOI: 10.1002/97804706

    NNN Раздел об эпиграммах (стр. 106–120) является хорошим введением.

  • Harder, MA, RF Regtuit, and G.C. Wakker, eds. 2002. Эллинистические эпиграммы . Hellenistica Groningana 6. Лувен, Бельгия: Peeters.

    NNNA особенно важный сборник эссе, особенно о взаимоотношениях между эпиграммой и другими жанрами.

  • Ливингстон, Найл и Гидеон Нисбет. 2010. Эпиграмма . Греция и Рим, Новые обзоры классики 38. Кембридж, Великобритания: Cambridge Univ. Нажимать.

    NNNA Хронологический обзор греческих и латинских эпиграмм с особенно интересной главой о восприятии эпиграммы в Англии 19-го века.

Пользователи без подписки не могут видеть весь контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Остерегайтесь греков, носящих поэзию

Когда меня впервые попросили отдать дань уважения современной греческой поэзии в переводе, я столкнулся с важной дилеммой и задался вопросом: выбираю ли я безопасный выбор поколения 70-е годы и их важные произведения, или я выбираю представлять свое поколение поэтов, молодых поэтов, которые могут показать значительный поэтический образец и уже так или иначе оставили свой след в греческой поэзии? Как вы увидите по выбору поэтов, которые следуют за этим введением, я выбрал второе, потому что считаю важным показать миру, что греческая поэзия все еще дышит и производит поэтов среди экономического кризиса, который так сильно ударил по греческому обществу.

Но что ты собираешься читать? Что такое греческая поэзия в наши дни? Чтобы ответить на этот вопрос, я бы позаимствовал термины из квантовой механики, а именно эксперимент с котом Шрёдингера, и сказал бы, что: греческая поэзия улавливает важные пути прошлого — такие, которые были проложены лауреатами Нобелевской премии Элитисом, Сеферисом, могучей Александриной. Кавафис, национальный поэт Греции Соломос и многие другие, современные и старые, — и нет. Возвращает нас к лирическим стихам Сапфо и не возвращает.Включает в себя вековые традиции древнегреческой поэзии, а не включает. И, наконец, сохраняет характеристики гомеровского эпоса, а не нет.

Как понимают читатели, на греческую поэзию так много влияний, что любому поэту было бы трудно освободиться в первую очередь от поэтической традиции и, во вторую очередь, от параллелизмов того, что он/она пишет, с тем, что уже было написано раньше. И все же именно это «не», вторая часть уравнения Шредингера, меня больше всего интересует здесь, в этой подборке. И имея это в виду, я поставил себе определенные критерии включения поэтов, которых вы собираетесь прочесть.

Первое, что я искал, была оригинальность, или, как определяет ее Гарольд Блум в своей влиятельной книге «Беспокойство влияния»: точка расхождения с отцом или матерью (поэтом), точка, где эти поэты обрели голос и/или стиль, будь то из-за преднамеренного неправильного прочтения предков или даже из-за полного отказа от родительского поэта.

Вторым критерием было содержание и его свежесть, потому что я считаю чрезвычайно важным, чтобы стихотворение очаровало аудиторию, обращаясь как к разуму, так и к эмоциям, и заставляя читателей отождествлять себя со стихотворением или думать о нем после первого прочтения, мягко говоря.

И последним критерием была переводимость стихов, то есть степень, в которой выбранные стихи будут читаться как оригинальные стихи на целевом языке (в нашем случае на английском). Поскольку большую часть переводов я бы сделал сам, мне обязательно нужно было принять во внимание этот критерий, чтобы дать англоязычным читателям возможность познакомиться с греческими поэтами, которые живут и пишут сегодня, их образом мышления и самовыражения.

На мой взгляд, все стихотворения являются прекрасными образцами современных течений в греческой поэзии.Разные поэты, разное восприятие мира, разные способы выражения, разное происхождение; те же средства выражения, тот же культурный фон, те же языковые средства. И результат потрясающий и мне действительно было очень приятно познакомиться, прочитать и через перевод вникнуть в поэзию этих 14 поэтов. Далее следует лишь очень краткий обзор того, что каждый поэт хочет изобразить в своей поэзии и как он/она воспринимает мир, но настоящая справедливость будет воздана им не через мои слова, а через их собственные слова. вам понравится в этом выпуске Drunken Boat.

Поэтому я позволю им представиться вам через выбранные здесь стихотворения, но прежде чем вы начнете читать, я должен заявить, что мне выпала большая честь быть выбранным носителем греческой поэзии в 21 веке. И за это я благодарен редакции «Пьяной лодки», а также поэтам, доверившим мне свои стихи.

Д-р Василис Манусакис
Редактор фолио греческих поэтов
Афины, август 2014 г.

греческих поэтов поздней античности (10 тт.)

Чтобы использовать все функции этого веб-сайта, в вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Товары>Греческие поэты поздней античности (10 томов)

Обзор

Поэзия открывает окно в мифологию и ценности культуры, а также в повседневную жизнь людей. Коллекция «Греческие поэты поздней античности» объединяет значительные произведения Квинта Смирнея, Нонна, Оппиана, Коллуфа и Трифиодора.В Падение Трои Квинт Смирней пишет в духе Гомера, продолжая с того места, где остановилась Илиада . Ноннос, г. «Дионисия г.» — самая длинная из сохранившихся античных поэм — декадентски описывает приключения греческого бога Диониса. В Halieutica Оппиан подробно описывает рыбалку. В «» Коллуфа «Похищение Елены» рассказывается история Париса и Елены, а в «» Трифиодора «Взятие Илиоса» подробно рассказывается о взятии Трои.Эти ценные тома содержат богатство культуры и знаний, выраженных с элегантностью поэзии.

Эта коллекция содержит полные тексты их изданий Loeb Classical Library. Каждый текст включен в исходный греческий текст с английским переводом для удобства сравнения. Языковые инструменты Logos помогут вам глубже погрузиться в греческий текст и изучить изящный язык поэтов. Воспользуйтесь инструментом поиска в словаре, чтобы изучить сложные греческие слова и найти все появления одного и того же слова в вашей библиотеке.Изучающие историю, культуру, литературу и греческий язык получат удовольствие от этих работ и оценят их значение.

Нажмите на самую высокую цену, которую вы готовы заплатить. Если окончательная цена ниже, вы заплатите именно ее.

Делая ставку, вы даете Faithlife согласие на авторизацию выбранного метода оплаты для этого и других будущих предварительных заказов.

Узнайте больше о ценообразовании сообщества0%20%40%60%80%100%120%140%

$10$12$14$16$18$20$22$24$26$28$30$32$34$36$38$40$42

Ключ графика:

  • Не выбрано 1413
  • Предполагаемая заявка
  • Заявка, скорее всего, будет успешной
  • Заявка, скорее всего, проиграет
  • Стоимость производства
  • Основные характеристики

    • Стихи пяти великих греческих поэтов
    • Художественные описания мифологии, преданий и культуры
    • Издания классической библиотеки Леба

    Информация о продукте

    • Название: Греческие поэты поздней античности
    • Авторы: Квинт Смирней, Ноннос, Оппиан, Коллуф и Трифиодор
    • Переводчики: Артур С. Уэй, У. Х. Д. Роуз и А. В. Мэйр
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press и G. P. Putnam’s Sons
    • Томов: 10
    • Страниц: 3 122

    Общая стоимость при продаже отдельно:

    Падение Трои

    • Автор: Квинт Смирней
    • Переводчик: Артур С. Уэй
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1913
    • Страниц: 328

    Примеры страниц: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7

    Этот том содержит Артура С.Английский перевод Уэя Падение Трои . Написанный в 14 книгах, текст продолжается с конца «Илиады» Гомера . Квинт рассказывает истории о Пентесилее — царице амазонок, Мемноне — предводителе эфиопов, смерти Ахиллеса, прибытии Филоктета и изготовлении деревянной лошади. Поэма заканчивается уходом греков и штормом, погубившим их флот.

    Падение Трои: греческий текст

    • Автор: Квинт Смирней
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1913
    • Страниц: 328

    Примеры страниц: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7

    Этот том содержит греческий текст Падение Трои . Написанный в 14 книгах, текст продолжается с конца «Илиады» Гомера . Квинт рассказывает истории о Пентесилее — царице амазонок, Мемноне — предводителе эфиопов, смерти Ахиллеса, прибытии Филоктета и изготовлении деревянной лошади. Поэма заканчивается уходом греков и штормом, погубившим их флот.

    Квинт Смирней был греческим эпическим поэтом. Он жил в третьем веке нашей эры.

    Dionysiaca, vol.1: Книги 1–15

    • Автор: Nonnos
    • Переводчик: WHD Rouse
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 303

    Этот том содержит английские переводы WHD Rouse книг 1–15 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе. Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии.Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Dionysiaca, vol.

    1: Книги 1–15: Греческий текст
    • Автор: Nonnos
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 303

    Этот том содержит греческий текст книг 1–15 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе.Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии. Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Dionysiaca, vol. 2: Книги 16–35 90 237

    • Автор: Nonnos
    • Переводчик: WHD Rouse
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 290

    Этот том содержит В.Английские переводы Х. Д. Роуза книг 16–35 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе. Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии. Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Dionysiaca, vol. 2: Книги 16–35: Греческий текст 90 237

    • Автор: Nonnos
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 290

    Этот том содержит греческий текст книг 16–35 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе.Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии. Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Dionysiaca, vol. 3: Книги 36–48 90 237

    • Автор: Nonnos
    • Переводчик: WHD Rouse
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 274

    Этот том содержит В.Английские переводы Х. Д. Роуза книг 36–58 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе. Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии. Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Dionysiaca, vol. 3: Книги 36–48: Греческий текст 90 237

    • Автор: Nonnos
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издательство: Harvard University Press
    • Дата публикации: 1940
    • Страниц: 274

    Этот том содержит греческий текст книг 36–58 Dionysiaca , эпической поэмы о Дионисе.Поэма подробно описывает приключения греческого бога, в том числе его завоевание Индии. Это самое длинное из сохранившихся стихотворений древности, состоящее из 20 426 строк.

    Ноннос был греческим поэтом, жившим в Египте в пятом веке нашей эры. Его эпическая поэма « Dionysiaca » считается последней великой поэмой древности.

    Оппиан, Коллуф, Трифиодор

    • Авторы: Оппиан, Коллуф и Трифиодор
    • Переводчик: А. В. Майр
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издатель: G. P. Putnam’s Sons
    • Дата публикации: 1928
    • Страниц: 366

    Этот том содержит английские переводы А. В. Мэйра стихов поэтов Оппиана, Коллуфа и Трифиодора. В этот том включены книги Оппиана Cynegetica и Halieutica , Коллуфа «Похищение Елены» и Трифиодора «Взятие Илиоса ».А. В. Мэйр также дает краткое изложение жизни поэтов.

    Оппиан, Коллуф, Трифиодор: греческий текст

    • Авторы: Оппиан, Коллуф и Трифиодор
    • Серия
    • : Классическая библиотека Леба
    • Издатель: G. P. Putnam’s Sons
    • Дата публикации: 1928
    • Страниц: 366

    Этот том содержит греческий текст стихов поэтов Оппиана, Коллуфа и Трифиодора.В этот том включены книги Оппиана Cynegetica и Halieutica , Коллуфа «Похищение Елены» и Трифиодора «Взятие Илиоса ».

    Оппиан из Корика жил во времена правления императора Марка Аврелия (161–180 гг. н. э.). За неуважение к одному из коллег Аврелия отец Оппиана был отправлен в ссылку. Оппиан последовал за своим отцом, но позже вернулся в Рим, где представил свои стихи Аврелию. Аврелий был впечатлен его талантом и предложил ему по золоту за каждую строчку стихов и помиловал его отца.Ему приписывают авторство Halieutica . Переводчик А. В. Мэйр считает, что Cynegetica был написан другим автором в подражание стилю Оппиана.

    Коллуф был фиванским поэтом, жившим в конце пятого и начале шестого веков нашей эры. Похищение Елены — его единственная сохранившаяся работа.

    Трифиодор был греческим поэтом и грамматиком, жившим в Египте в третьем или четвертом веке нашей эры. Взятие Илиоса — его единственная сохранившаяся работа.

    Войдите в свою учетную запись Faithlife

      Современные греческие авторы и поэты, которых стоит прочитать

      Одеон Герода Аттика | Томас Граванис / © Culture Trip

      Греция имеет долгую историю как активная и социально активная нация. Это земля поэтов, писателей и философов, но без постоянно финансируемой программы переводов немногие греческие писатели получили заслуженную международную читательскую аудиторию.Читайте дальше, чтобы открыть для себя некоторых из самых интересных греческих писателей современности.

      Удостоенный Национальной литературной премии как лучший новый писатель в 2012 году, Томас Цалапатис — греческий поэт с потрясающей репутацией. Его работа была включена в международную антологию «Меры жесткой экономии: новая греческая поэзия » (изд. Карен Ван Дайк), а также он опубликовал греческий перевод работы У. Б. Йейтса. Вы можете прочитать больше о работах Цалапатиса на его сайте.

      Откройте для себя современных и классических греческих авторов в многочисленных книжных магазинах Exarchia | © Culture Trip

      Акис Папантонис был награжден премией Anagnostis 2015 за первую книгу за Кариотип , повесть о молекулярном биологе, который уезжает из Афин в Оксфорд для работы над новым исследовательским проектом. История фокусируется на темах семьи и идентичности. Они включены в умную структуру, которая ссылается на образования ДНК, отражающие интересы главного героя. Папантонис также является ответственным редактором журнала Intellectum и читает лекции в Кельнском университете.

      Даная Сиозиу — писательница и поэтесса из Афин. Она работает учителем английского языка в Афинах, публиковалась в международных журналах, а также была включена в антологию греческой поэзии Меры жесткой экономии .Посмотрите живую запись ее работы ниже или прочитайте больше ее стихов в Интернете.

      Фиби Джанниси — дипломированный архитектор и член архитектурной группы Urban Void в Греции. Ее впечатляющий опыт распространяется и на литературную сферу. Она опубликовала шесть сборников стихов: Морские ежи (1995), Рамазан ( 1997), Петли , (2005) Гомерика (2009), Цикада (2013) и Рапс. .Наряду с этими поэтическими произведениями Джанниси также пишет о древнегреческой поэзии и переводит на греческий язык зарубежных поэтов. Узнайте больше о ее работе на ее сайте.

      Елена Пенга — греческий драматург и писатель. Ее короткометражный рассказ « Tight Belts and Other Skin, » получил премию Греческой академии в 2012 году, а ее пьесы были поставлены, среди прочего, Национальным театром Греции и Афинским фестивалем. Ее проза лирична и ярка, ее манера диалога проницательна и убедительна.Вы можете прочитать ее работы в Интернете.

      Никос Мандис — интересный современный греческий писатель и переводчик, опубликовавший четыре известных романа. Последний из опубликованных — « Слепые, » — 600-страничный роман, в котором рассказывается о многослойной природе Афин и о том, как в них живут люди. Мандис был номинирован на Государственную литературную премию Греции за лучший роман.

      Просмотр книг на блошином рынке Монастираки | © Culture Trip

      Известный историк искусства и ученый Анжела Димитракаки является старшим преподавателем истории и теории современного искусства в Эдинбургском университете. Она также является уважаемым писателем, опубликовавшим такие работы, как Антарктики, Антиморе, Манифест поражения, Внутри такой девушки, как ты, и АЭРОПЛАСТ. В декабре 2017 года Димитракаки была удостоена литературной премии Афинской академии за свою последнюю работу « Четыре свидетельства об эксгумации реки Эрриниос».

      Греческие поэты и римские покровители в поздней республике и ранней империи

      Страница из

      НАПЕЧАТАНО ИЗ КАЛИФОРНСКОЙ СТИПЕНДИИ ОНЛАЙН (www.california.universitypressscholarship.com). (c) Copyright University of California Press, 2022 г. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в CALSO для личного использования. Дата: 27 марта 2022 г.

      Глава:
      (стр. 137) 9 греческих поэтов и римских покровителей в покойной республике и ранней империи
      Источник:
      за пределы второго Sopisistic
      Автор (ы):
      20

      Tim Whitmarsh

      Издатель:
      Университет Калифорнии

      Doi :10. 1525/california/9780520276819.003.0010

      В этой главе рассматривается удивительно малоиспользуемый ресурс для размышлений об ответах греков Риму в ранней империи: эпиграммы, написанные Кринагором и другими для их римских покровителей. Они предлагают интригующие модели греко-римских отношений, часто построенные вокруг фигуры обмена подарками. Тем не менее, в то время как поверхностная риторика часто является откровенно хвалебной, динамика власти под поверхностью часто гораздо интереснее, и она дает нам новый взгляд на старый вопрос о том, как греки рассматривали свои отношения со своими имперскими хозяевами.

      Ключевые слова: эпиграмма, покровительство, Кринагор, Антипатр, греческие виды Рима

      Калифорнийская стипендия онлайн требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.