Гостями в киевской руси называли: Гости в Древней Руси это… 🤓 [Есть ответ]

Содержание

История Киевской Руси (XI–XIII вв.)

Вид урока: повторительно-обобщающий.

Форма урока: урок-игра.

Место урока в учебном плане: Урок проводится в завершении изучения темы “Феодальная раздробленность на Руси”.

Цели урока:

1. Образовательная – Проверка и коррекция знаний. Закрепление и систематизация изученного материала.

2. Развивающая – Развитие познавательных способностей, внимания и умения работать в группе. Способствовать развитию речи, мышления, интеллекта.

3. Воспитательная – Дальнейшее формирование у обучающихся коммуникативных умений, воспитание интереса к истории своей страны.

Ход урока

1. Вступительное слово учителя.

Объявление темы урока, объяснение правил проведения игры.

Для проведения игры класс необходимо разделить на 2-3 команды. Игра проводится аналогично телевизионной, но по группам. Игра состоит из 3-х раундов, в каждом раунде по 4 темы, каждая из которых содержит по 6 вопросов.

Команда сообща выбирает тему и вопрос по стоимости. Представитель одной из команд – это может быть капитан – называет тему и цену вопроса. Кто будет отвечать на вопрос, решает команда. После правильного ответа команда забирает себе карточку с номером вопроса, номер вопроса – это стоимость, т.е. очки. Если ответ неправильный, карточка остаётся у ведущего.

Группы отвечают по очереди, выбирая тему вопроса и уровень сложности. Вопросы по сложности составлены по возрастающей, т.е. вопрос под №1 менее сложный чем вопрос под №2 и т.д. Побеждает та команда, которая набрала больше очков. На табло фиксируется результат игры.

2. I РАУНД

На доске вывешиваются карточки с названием тем и номерами вопросов:

Ратное дело 1 2
3
4 5 6
             
Слова, слова… 1 2 3 4 5 6
             
Города 1 2 3 4 5
6
             
Слава зодчим 1 2 3 4 5 6

Ратное дело.

  1. колько человек объединяет “тьма”? (10 тысяч)
  2. Какое название получила битва русских со шведами в 1240 году? (Невская)
  3. Где и в каком году произошла первая битва между монгольскими и русскими воинами? (На реке Калке, в 1223 г.)
  4. Ему было всего 18 лет, когда он возглавил войско Новгородской земли. (Александр Ярославич Невский)
  5. Новгородский князь верно рассчитал: здесь его пехоте было воевать легче, чем тяжеловооружённой рыцарской коннице. Назовите место сражения. (Чудское озеро)
  6. Так назывались войны, охватившие Русь в XII веке. (Междоусобные)

Слова, слова…

  1. “Откуда есть пошла русская земля, кто в Киеве нача княжить, и откуда русская земля стала есть”… Назовите произведение, которое начинается с этих слов и автора. (“Повесть временных лет”, монах Нестор)
  2. “Иду на Вы!” Кто говорил эти слова и связи с чем? ( Князь Святослав, когда объявлял войну противникам Руси)
  3. “Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет” (Александр Ярославич Невский)
  4. “Когда повадится волк к овцам, то перетаскает всё стадо, если не убить его, так и князь Игорь, если не убьём его, то он погубит всех нас!” Кто и когда говорил эти слова? (Древляне, в 945 году)
  5. “И гнали их русские с боем как по воздуху, и некуда им было убежать, били их 7 верст по льду”.
    О каком событии сообщает летопись? (Ледовое побоище, 1242 г.)
  6. “Князь! Ты ищешь чужих земель, а своей родной пренебрегаешь!” Кто говорил эти слова, о ком идёт речь? (Киевляне, о князе Святославе)

Города.

  1. Этот город называли “Матерью городов русских”. (Киев)
  2. У этого русского города “злой характер” (Козельск)
  3. Этот русский город первым подвергся разграблению и разрушению монголо – татарами. (Рязань)
  4. Этот город славяне называли “Царьград” (Константинополь)
  5. Назовите город, который был столицей Галицко-Волынского княжества. (Галич)
  6. Этот славянский город можно назвать “портом трёх морей” (Новгород)

Слава зодчим.

  1. Как называется искусство строить и украшать здания? (Архитектура)
  2. У мастеров какой страны учились русские зодчие? (Византия)
  3. После какого события в нашей стране стали строить храмы? (Принятие христианства, в 988 г. )
  4. Как назывался забор, который окружал славянские посёлки? (Частокол)
  5. Назовите главное отличие христианских храмов от древнегреческих. (Христианские храмы больше, богаче украшались внутри)
  6. Назовите самый красивый собор в Киеве в XII веке. (Софийский собор)

3. II РАУНД

Архаизмы 1 2 3 4 5 6
             
Москва 1 2 3 4 5 6
             
Русь 1 2 3 4 5 6
             
Простые вопросы 1 2
3
4 5 6

Архаизмы (устаревшие слова) Зная устаревшее, вышедшее из употребления слово необходимо назвать современное, которое обозначает то же самое явление или предмет.

  1. Топталище (Тротуар).
  2. Краснослов (Оратор).
  3. Шарокат (Биллиард).
  4. Прутник (Кустарник).
  5. Живот (Человеческая жизнь).
  6. Мокроступы (Калоши).

Москва.

  1. Назовите дату первого упоминания о Москве. (1147 г.)
  2. Какой князь считается основателем Москвы? (Юрий Долгорукий)
  3. Почему главную площадь Москвы называют “Красной”? (Т.к. красивая, в древности слово “красная” было синонимом “красивая”, например, красна девица)
  4. В каком княжестве возник город Москва? (Владимиро-Суздальском)
  5. Как звали боярина, которому принадлежала земля, на которой возник пограничный пункт Москва? (Боярин Кучка)
  6. Именно это славянское племя населяло территорию нынешней Москвы в X веке. (Вятичи)

Русь.

  1. Объезд князем зависимых земель для сбора дани называется… (Полюдье)
  2. Как звали монаха Печёрского монастыря, который писал историю Руси? (Нестор)
  3. Самое большое государство Восточной Европы в начале XIII века. (Киевская Русь)
  4. На Руси их называли гостями. (Купцы)
  5. Так назывался воин в Древней Руси. (Ратник)
  6. Этот славянский бог по совместительству управлял ещё и огнём небесным. (Дажьбог)

Простые вопросы.

  1. Наука, которая изучает прошлое по вещественным источникам. (Археология)
  2. Правитель этого государства жил в Сарае. (Золотая Орда)
  3. Какие меры длины использовались на Руси? (Пядь, Локоть, Сажень)
  4. Почему участники крестовых походов называли крестоносцами? (Они распространяли христианскую веру на Восток)
  5. Их называли “черными людьми”, хотя в Африке они никогда не бывали. (Так в Новгороде называли крестьян и ремесленников)
  6. Географическое название какой-либо местности. (Топоним)

4. III РАУНД

Сложные вопросы 1 2 3 4 5 6
             
Князья
1 2 3 4 5 6
             
Культура 1 2 3 4 5 6
             
Даты 1 2 3 4 5 6

Сложные вопросы.

  1. Так называли славяне “лесного царя”. (Леший)
  2. Взгляды людей на устройство мира; верования, обряды, существовавшие на Руси до принятия христианства. (Язычество)
  3. Главное богатство монголо-татарской знати? (Пастбища и скот)
  4. Так звали внука Чингисхана, который в 1237 году во главе 140 тысячного войска вторгся на Русь. (Хан Батый)
  5. На Руси его звали Тимуром, а в Золотой Орде его называли… (Тамерланом)
  6. Как называется последний период первобытного общества? (Военная демократия)

Князья.

  1. Этот князь в 988 году крестил Русь. (Владимир Красное Солнышко)
  2. Он был первым князем на Руси. (Рюрик)
  3. Назови имя князя, который получил прозвище Боголюбский. (Андрей)
  4. Легендарный князь, основатель столицы Киевской Руси. (Кий)
  5. Этот князь хотел дважды взять дань с древлян. (Князь Игорь)
  6. Кто из князей любил читать, получил прозвище “Мудрый”? (Ярослав)

Культура.

  1. Назовите автора “Слова о полку Игореве”. (Автор неизвестен)
  2. Это хари. (Маски скоморохов)
  3. Так на Руси назывались слитки серебра весом 170-200 грамм. (Гривны)
  4. Создатели славянской азбуки. (Кирилл и Мефодий)
  5. Назовите произведение, написанное в конце XII веке, в котором автор призывает князей к объединению. (“Слово о полку Игореве”.)
  6. Так назывался у славян праздник возрождения природы, встречи салнца; праздновался 25 марта. (Масленица)

Даты.

(Назвать событие, которое произошло в этом году)

  1. 1240 г. (Невская битва)
  2. 1147 г. (Первое упоминание о Москве)
  3. 1242 г. (Ледовое побоище)
  4. 1223 г. (Битва на реке Калке)
  5. 1237 г. (Нашествие Батыя на Русь)
  6. 1185 г. (“Слово о полку Игореве”)

5. Подведение итогов, выставление оценок.

Этос купца | Статья в журнале «Молодой ученый»

Цель данной статьи – ответить на следующие вопросы: каким был социокультурный облик русского купечества, в чем заключались причины его развития, был ли у него предпринимательский потенциал и какую роль купечество сыграло в становлении предпринимательства.

В дореволюционной России только купечество оказалось наиболее подготовленным, экономически активным и предприимчивым сословием для ведения предпринимательской деятельности. Купец «на протяжении XVIII и XIX вв. являлся олицетворением предпринимателя» [1, с. 29]. В данном сословии следует искать истоки российского предпринимательства. Исследование культуры купечества углубит понимание тенденций современной экономической сферы жизни, в частности предпринимательства.

Развитие торгово-промышленных отношений

Купцы появились еще в древней Руси. Первые упоминания о них относятся к IX в. Со словом «купец» связывали и продавца, и торговые корабли, и даже покупателя. Развитие купечества обусловлено развитием торговли. Первые русские князья были не только воинами, но и торговцами. Во времена Киевской Руси обособленного торгово-промышленного класса не существовало.

Князь с дружиной ездил на «полюдье» для сбора дани с подвластных Киеву племен. Часть дани распределялась между дружинниками. По мнению В.Б. Перхавко, решающую роль в появлении торговцев-профессионалов сыграла потребность в сбыте излишков дани и возможность приобрести не производившиеся тогда на Руси предметы роскоши и монетное серебро [2, с. 30]. В последнем племенная и военно-дружинная знать нуждалась особенно. Именно в ее руках «скоплялись, благодаря торговле, большие богатства» [3, с. 8]. Некоторые из дружинников стали профессиональными купцами.

Изначально, в IX – X вв., торговля велась далеко за пределами Руси, с соседними странами. С XI в. она активно формирует внутренний рынок и оказывает влияние на развитие государства. Именно торговля нередко становилась причиной создания городов. Города строились вдоль рек, которые являлись основными торговыми путями. Самый известный из них – путь «из варяг в греки». В XIII в., после создания царства Ордынского, вся Русь покрывается сетью военных дорог, объединивших Русь с системой международной сухопутной торговли – «великим шелковым путем». Под купцом все чаще понимают человека, профессионально занимающегося торговлей. Купец становится основным посредником между производителем и потребителем какого-либо товара, или между производителями разных товаров. Наиболее крупных купцов величают «гостями». Постепенно торговля становится способом сбыта продукции ремесла, охоты, земледелия и скотоводства. Ряды купцов пополняются выходцами из ремесленной среды.

С XVII в. в России распространяется мануфактурное производство: ремёсла уступают место промышленности, мелкие предприятия ‒ заводам и т.д. В ХVIII в. наблюдается развитие рыночных отношений, и в конце века купцов выделяют в отдельное полупривилегированное сословие. Купечество – «это исторически сложившаяся профессионально-социальная группа, отличавшаяся от других социумов российского общества по роду занятий и общественному статусу» [4, с. 7]. Слово «Купец» стало обозначать приверженность человека к этому сословию.

В литературе можно встретить некоторые тождественные термины. Например, купцов называли «третьим сословием», так как купечество стояло после дворянства и духовенства. Термин «торговое сословие» применялся к купцам, так как только им были предоставлены наиболее широкие права на ведение торговой деятельности.

Но торговля не была обязательным условием принадлежности к купечеству. Купцы также занимались промышленностью, владели фабриками и заводами. Из 16354 купеческих дворов исключительно торговлей занимались всего 6894 двора, то есть около 40% [5, с. 56]. Поэтому к купцам также применим термин «торгово-промышленное сословие».

Существует также понятие «временные купцы». Ими назывались представители разных сословий, которые приобретали торговые права, но оставались причисленными к своему сословию.

Итак, купечество активно развивалось с развитием российского государства и к ХVIII в. преобразовалось в целое сословие. К крупнейшим российским купцам относятся: А.Ф. Второв, А.М. Сибиряков, Г.Г. Солодовников, Г.И. Шелихов, П.И.Губонин, И.Л. Медведников и многие другие. Также можно выделить целые династии купцов: Морозовы, Рябушинские и другие.

Межсословные отношения

Отношение крестьянства к купечеству. Помимо хозяйственной деятельности на главу крестьянской семьи ложись и другие обязанности. Необходимо было как-то купить то, что нельзя было произвести собственными силами. Для этого крестьянин либо продавал излишки своей продукции, либо использовал деньги, заработанные другим способом (например, извозом). «В одной крестьянской семье, в одной «семейной корпорации» нередко объединялись такие различные фигуры, как мелкий более или менее самостоятельный землевладелец и ремесленник, наемный работник, предприниматель, эксплуатирующий чужой труд. Даже, более того, порой бывало так, что эти разные социальные состояния совмещались в одном крестьянине» [6, с. 73-74]. Это иллюстрирует наличие врожденных предпринимательских качеств в крестьянском сословии. Кроме того, ведение крестьянского хозяйства схоже по своим функциям с предпринимательской деятельностью: эффективная организация труда, координация и контроль работников, оперативное принятие решений, ответственность за них и т.д.

По мнению А.В. Павловской, «именно крестьянство стало основным поставщиком русских предпринимателей в XIX в.» [7, с. 270]. Изучение истоков династий крупнейших предпринимателей дореволюционной России свидетельствует о том, что они преимущественно были выходцами из крепостных крестьян: Морозовы, Солдатенковы, Ушаковы и другие.

Получается, что купцы вышли из народной среды, но, в отличие от крестьян, жили как-то по-другому – богаче, свободнее. Естественно, крестьяне не могли это воспринимать спокойно. Также они не без оснований считали, что купцы их обманывают: покупают задёшево, а продают втридорога. У крестьян не было ни времени, ни средств для выбора более выгодного для себя покупателя. «Экономические предпосылки ограбления городскими торговцами крестьян усиливались бесправностью сельских жителей. Приехав со своей поклажей в город, они попадали в руки беззастенчивых городских купцов и их агентов» [8, с. 95]. Особенно это было характерно для провинциальных районов России, экономически более отсталых по сравнению с центральными городами.

Отношение дворянства к купечеству. Со временем, богатевшее купечество приобретало большее значение в общественной жизни России, вытесняло дворянство с его традиционных позиций и даже заселяло родословные имения. «Тогда еще Большая Дмитровка была сплошь дворянской: Долгорукие, Долгоруковы, Голицыны, Урусовы, Горчаковы, Салтыковы, Шаховские, Щербатовы, Мятлевы… Только позднее дворцы стали переходить в руки купечества, и на грани настоящего и прошлого веков исчезли с фронтов дворянские гербы, появились на стенах вывески новых домовладельцев: Солодовниковы, Голофтеевы, Цыплаковы, Шелапутины, Хлудовы, Обидины, Ляпины…» [9, с. 108]. Подтверждение этому процессу мы находим и в труде А.П. Корелина: «разбогатевшие купцы, заводчики, фабриканты – все эти Демидовы, Лазаревы, Строгановы, Осокины, Турчаниновы, Яковлевы и др. – разными правдами и неправдами добывали дворянство, «одворянивались» и пополняли высшее сословие» [10, с. 106].

В связи с этим, как подмечает А.В. Павловская, дворяне относились к купцам высокомерно и старались огородиться от общения с ними [11, с. 238].

Отношение к купечеству интеллигенции. Представители русской интеллигенции, рисуя картину «несчастной» жизни крестьян, пропагандировали мысль о том, что крестьяне нуждались в помощи и поддержке. В то же время купечество, которое, как уже говорилось выше, поднялось из народных низов, противоречило подобным представлениям. Бывшие крестьяне сумели достичь процветания и благополучия. При этом они не испытывали нужды, тем более потребности в помощи со стороны. Естественно, представителям интеллигенции было не по душе такое явное опровержение их идеям.

Отношение к купечеству со стороны духовенства. Отношение Церкви к купцам было неоднозначным. Церковь активно пользовалась привозимыми из других стран товарами: вином, оливковым маслом, ладаном, красителями и прочими вещами, которые были необходимы для организации богослужений и строительства храмов. «Да и сами представители православного духовенства еще в домонгольскую эпоху для пополнения доходов стали заниматься побочными видами деятельности – торговлей и ростовщичеством» [12, с. 84-85].

Обратная сторона медали заключалась в том, что Церковь не могла позволить упасть авторитету Церкви в глазах прихожан, поэтому иногда протестовала против предпринимательской деятельности.

Причины формирования негативного образа купцов

Торговля как основной род деятельности купцов явилась источником негативного отношения к ним. Именно эту причину А.В. Павловская предлагает в качестве основной. И с ней нельзя не согласиться. Торговля касалась представителей всех сословий: покупали товары все, купец богател за счет всех. Другие сословия пользовались бОльшим уважением, так как дворяне получали власть в силу своего происхождения, чиновники ‒ благодаря государственным полномочиям, интеллигенция ‒ за счет образования, а в основе статусного положения купцов лежали богатство и капитал. Сообразно народным суждениям получено все это могло быть только нечестным путем [13, с. 242].

Распространение идеи о нечестности русских купцов иностранцами. Эту причину, наряду с другими, указывает П.А. Бурышкин, так как экономически иностранным торговцам это было выгодно. П.А. Бурышкин перечисляет следующих зарубежных авторов, которые формировали неприглядный плутовской образ русского купца: С. Герберштейн, А. Олеарий, Р. Барберино, Нецгебауэр, Петрей, Рейтенфекс, Кильбургер, Майерберг, Фортэн де Пиль, Д. Маккензи Уоллса. Можно продолжить список такими именами как Г. Штаден и Я. Рейтенфельс.

Да, иностранные путешественники и торговцы в основном свидетельствовали о нечестности и лживости русских купцов. Но стоит учитывать тот факт, что обман в торговле не считался зазорным, тем более, когда речь шла об иностранцах. К тому же, иностранцы сами, рассчитывая на невежество русских купцов, пытались их обмануть. Получается, наши соотечественники просто платили им той же монетой. Для русского иностранцы – люди другой национальности и веры. Говоря словами А. Олеария: «они не придают никакого значения иностранцу сравнительно с людьми собственной своей страны… Они полагают, что нанесли бы большой ущерб своему государю и всей нации, если бы они по отношению к иностранным гостям и послам великих государей вели себя с приятной вежливостью и почтительностью» [14, с. 192-193]. Действительно, за рубежом поведение торговцев было особо безнравственным. Торговые сделки не обходились без конфликтов и даже драк. Поэтому «в торговых соглашениях специально оговаривалось, что обе стороны на взаимной основе отказываются от применения таких мер, как конфискация товаров, арест и содержание купцов в тюрьмах» [15, с. 89]. Негативное отношение к иноземцам со стороны купцов объясняется наличием льгот и привилегий, которыми часто были одарены иноземцы, и которых были лишены русские купцы.

Стоит обратить внимание, что суждения в заморских сочинениях порой очень противоречивы, имеют однобокий взгляд и ситуативный характер. Также, учитывая непонимание иноземцами нашей культуры, не стоит безоговорочно воспринимать за правду мнения зарубежных авторов. Пожалуй, стоит согласиться с П.А. Бурышкиным и назвать многие утверждения заморских авторов «легендой» [16, с. 14]. Поэтому, так или иначе, при изучении культуры купечества безоглядно ориентироваться на их труды не стоит.

Отечественная литература, в которой все чаще давались сатирические и карикатурные образы купцов – это третья причина. П.А. Бахрушин приводит в пример произведения таких авторов как А.Н. Островский, П.А. Плавильщиков, И.А. Крылов, Н.В. Гоголь, И. Ф. Горбунов, М.Е. Салтыков-Щедрин, П. Д. Боборыкин, М. Горький. Можно дополнить этот список А.П. Чеховым и Н.А. Некрасовым.

Есть мнения, что литераторы и публицисты – беспристрастные «бытописатели» (П.А. Бурышкин), а герои их произведений – образы национального характера. Тем не менее, нельзя отрицать субъективного характера художественной литературы. Она скорее отображает внутреннее состояние автора, чем объективную картину мира. Литература XIX века в значительной степени выражала проблемы не русского народа, а русской интеллигенции. Поднимала вопросы, мучившие культурное общество. Она была нереалистической, была «ответом на экзистенциальную боль образованного общества» [17]. Хотя, конечно же, и были исключения. Тем не менее, к русской художественной литературе как к источнику информации по интересующему нас поводу надо подходить с осторожностью.

Россия – земледельческая страна и должна таковой оставаться – так считали русские «аграрники» и их последователи. Пропаганда их идей явилась последней из причин негативного образа русского купечества, выделенных П.А. Бурышкиным. «Люди думали, занятие земледельческим трудом – близость к земле – способствует охранению здоровых начал в человеке, а «амбары» и фабрика пробуждают в людях самые дурные инстинкты» [18, с. 8]. Наша страна считалась страной земледельческой, хотя такой статус приобрела далеко не сразу, а лишь с началом заселения северо-восточной Руси. Торговля, преобладавшая в Киевской Руси, там была невозможна [19, с. 11]. Позже с развитием фабричного производства, Петр Великий, свел Россию с ее «истинного» пути развития и насильственно изменил структуру экономики.

Перечисленные причины формирования негативного образа русских купцов вполне обоснованы, имеют право на жизнь и поддерживаются многими современными авторами.

Формирование внутрисословной культуры

Итак, купечество являлось основным социальным носителем предпринимательской деятельности в России. Оно было единственным открытым сословием, вступали в которое, просто внеся денежный взнос. В зависимости от размера вносимого капитала выбиралась гильдия. То есть, особой сословной группой купечество не было, и в купечество постепенно включались почти все слои населения.

Практицизм. Для представителей купеческого сословия выгода и прибыль выходили на первый план. Купцы стремились к общению преимущественно с представителями высших гильдий. Это способствовало активному развитию внутрисословных отношений и обособленности купечества от других сословий. Отношения внутри сословия характеризовались меньшей формальностью и практицизмом. «Многие историки справедливо отмечают социальную незрелость русского купечества XIV – XV вв. Его верхушка, относившаяся к «лучшим людям», всячески стремилась возвыситься над основной массой населения городского посада («черными людьми») и слиться с боярскими кругами» [20, с. 155].

Разгульность. «Отношение к «толстосумам» было, в общем, мало дружелюбным, насмешливым и немного «свысока». Во всяком случае, «торгово-промышленники» отнюдь не пользовались тем значением и не имели того удельного веса, которые они должны были иметь благодаря своему руководящему участию в русской хозяйственной жизни и которыми пользовались их западные, европейские и особливо заокеанские коллеги в своих странах» [21, с. 7-8].

Из-за негативного отношения со стороны общества, постоянного контроля, боязни огласки и еще большего осуждения, формировались определенные рамки поведения и правила приличия. Порой, слишком жесткие ограничения развивали у купцов склонность к азартным играм и спиртному, широкому разгулу, который переходил в «загул».

«Порок пьянства так распространен у этого народа во всех сословиях, как у духовных, так и у светских лиц, у высоких и низких, мужчин и женщин, молодых и старых, что если на улицах видишь лежащих там и валяющихся в грязи пьяных, то не обращаешь внимания: до того все это обыденно. Если какой-либо возчик встречает подобных пьяных свиней, ему лично известных, то он их кидает в свою повозку и везет домой, где получает плату за проезд. Никто из них никогда не упустит случая, чтобы выпить или хорошенько напиться, как бы, где бы и при каких обстоятельствах это ни было» [22, с. 198].

Духовность. Отчего торгово-предпринимательское сословие в XIX в. явило миру уникальный феномен – «филантропическое предпринимательство»? В российском обществе предпринимательская деятельность воспринималась в целом, как богопротивное занятие.

Парадоксально, но и сами купцы, и предприниматели относились к своему делу скептически, считая его недостойным. Так как «на религиозных началах покоились у купцов основы мировоззрения и морали» [23, с. 106]. Не удивительно, что у них возникало желание «замолить грехи». Поэтому одним из наиболее традиционных проявлений купеческой благотворительности было пожертвование Церкви, строительство храмов и монастырей. Именно через благотворительность проявлялась система моральных ценностей купцов, основанная на христианской этике.

С другой стороны, важной причиной благотворительности была возможность таким способом получить общественное признание. Как утверждают некоторые ученые, филантропия купечества базировалась на их стремлении к личной выгоде, не была альтруистической.

Тем не менее, учитывая масштабы благотворительности (даже в ущерб своему состоянию), добровольность принятия на себя этой деятельности, можно говорить об обратном. Благотворительность предстает как специфическая форма служения обществу, не имеющая в своей основе практических соображений и материальных выгод. Она представляла купцам возможность главным образом реализовать свои потребности в общественной деятельности, не более того. Купцы принимали активное участие в благоустройстве городов и в помощи горожанам.

Наиболее известные российские купцы-меценаты, которые навсегда вошли в историю России: Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Прохоровы, Щукины, Найденовы, Боткины и многие другие.

Смышленость. Как уже говорилось выше, зарубежная литература пропагандировала мысль о лживости русских купцов. Но при этом они говорили и о сообразительности русских купцов. К примеру, А. Олеарий в своих сочинениях прямо признавал, что русские купцы обладают сметливостью: «для ведения торговых дел требуется у них большого ума и благоразумия» [24, с. 28]. Но при этом его оценка имела негативный оттенок, так как он соединял эти черты с необыкновенной хитростью русских. «Что касается ума, русские, правда, отличаются смышленостью и хитростью, но пользуются они умом своим не для того, чтобы стремиться к добродетели и похвальной жизни, но чтобы искать выгод и пользы и угождать страстям своим» [25, с. 189]. Есть мнения и другого иностранного путешественника – Г. Штадена. «Однако, самый последний крестьянин так сведущ во всяких шельмовских штучках, что превзойдет и наших докторов, которые обучаются праву, со всеми их хитрыми казусами и вывертами. Если кто-нибудь из наших всеученейших докторов попадет в Москву, придется ему прежде всего учиться заново!» [26, с. 507].

Доверие. Русские литературные источники свидетельствуют о том, что среди своих слово русского купца считалось нерушимым. «Еще в «Русской правде», русском юридическом памятнике, относящемся к XI – XII вв., купец мог давать купцу деньги на торговлю без записи и свидетелей. Если же должник отказывался их возвращать, кредитору достаточно было принести клятву, чтобы ему поверили. Вот сколь сильно было значение сказанного слова» [27, с. 281]. «Среди торговцев встречались честные и справедливые люди, стремившиеся, естественно, получить прибыль, но не любой ценой» [28, с. 262].

Так происходило становление особой купеческо-предпринимательской культуры.

Вывод

Торговля ‒ один из древнейших видов предпринимательства. Именно она послужила основной причиной формирования негативного образа купца в обществе, что имело огромные последствия. Купцы пытались оправдаться за свое состояние даже перед самими собой. Они искали возможности с пользой применить заработанные деньги и получить общественное призвание. Это повлекло за собой две тенденции.

Во-первых, развитие меценатства и благотворительности, которые в России приобрели особый размах по сравнению с другими странам. Данные явления явились характерной чертой духовного облика отечественного купечества.

Во-вторых, многие богатые представители купечества стремились получить дворянские титулы. Это привело к потере четкости сословных границ купечества в начале XX века. «Буржуа-дельцу, являвшемуся истинным хозяином капиталистического общества в Западной Европе и в Северной Америке, в России приходилось доказывать и завоевывать свое право быть «первым среди остальных» в условиях архаичной сословно-бюрократической системы, где «большие деньги» не всегда давали «большую власть» и вызывали уважение. Это объясняет очевидный «эскапизм», характерный для определенной части капиталистов, их стремление уйти в другие области деятельности, пользовавшиеся большим общественным престижем» [29, с. 257].

При этом, есть мнения, которые на наш взгляд кажутся убедительными, о положительном образе купцов. «Деловитость, бережливость до скупости, строгость домашнего уклада, религиозность и консерватизм в общественно-политических взглядах и поведении ‒ вот система ценностных ориентиров, свойственная купечеству в течение длительного времени, вплоть до второй половины XIX в. » [30, с. 36].

В пользу положительного образа купца стоит заметить. Ведение международных торговых операций диктовало необходимость в обладании специфичными навыками и знаниями. «Русские предприниматели умели налаживать международные контакты, легко общались с представителями самых разных культур, что мало вяжется с тем образом, который создавался художественной литературой» [31, с. 261]. Предпринимательство купцов стало своеобразной связующей нитью между русской культурой и другими странами.

Литература:

  1. Боханов А.Н. Крупная буржуазия России (конец XIX в. ‒ 1914 г.). ‒ М.: наука, 1992. ‒ С.29

  2. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С. 30

  3. Русский быт. Очерки. Петроград. Издание «Жизни для всех», 1915. – С. 8

  4. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С. 7

  5. Королева С.И. Торговое сословие России. ‒ М., 1998. ‒ С.56

  6. Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века (Взаимоотношение города и деревни в социально-экономическом строе России). Издательство «НАУКА»., М., 1983 г. ‒ С.73-74

  7. Павловская А.В. Русский мир: характер, быт и нравы. В 2 т. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. – Т. 2 – С.270

  8. Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века (Взаимоотношение города и деревни в социально-экономическом строе России). Издательство «НАУКА»., М., 1983 г. ‒ С.95

  9. Гиляровский Вл. Сочинения в четырех томах. Т. 4. / Сост. И прим. Б.И. Есина. – М.: Правда, 1989. ‒ С.108

  10. Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг. Состав, численность, корпоративная организация. М: издательство «НАУКА», 1979. – С.106

  11. Павловская А.В. Русский мир: характер, быт и нравы. В 2 т. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. – Т. 2 – С.238

  12. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С. 84-85

  13. Павловская А.В. Русский мир: характер, быт и нравы. В 2 т. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. – Т. 2 – С.242

  14. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. ‒ М.: Российские семена, 1996. ‒ С. 192-193

  15. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С. 89

  16. Бурышкин П.А. Москва купеческая. Захаров. Москва. 2002. – С. 14

  17. Виктор Аксючиц, из книги «Явления русского духа», готовящейся к изданию. http://www.pravoslavie.ru/jurnal/ideas/russkharakter.htm

  18. Бурышкин П.А. Москва купеческая. Захаров. Москва. 2002. – С. 8

  19. Русский быт. Очерки. Петроград. Издание «Жизни для всех», 1915. – С. 11

  20. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С.155

  21. Бурышкин П.А. Москва купеческая. Захаров. Москва. 2002. – С. 7-8

  22. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. ‒ М.: Российские семена, 1996. ‒ С. 198

  23. Купеческая Москва: Образы ушедшей российской буржуазии. Перевод с английского / Отв. Ред. Дж. Уэст, Ю.А.Петров. ‒ М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. ‒ С.106

  24. Олеарий А. О состоянии России в царствование Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. (3-я кн. «Путешествия» Олеария). Пер. с нем. изд. 1656 г. А. Михайлова, 1861. ‒ С. 28

  25. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. ‒ М.: Российские семена, 1996. ‒ С. 189

  26. Генрих Штаден. Записки о Московии. В 2-х томах. М.: Древлехранилище, 2008. Т.1 – С. 507

  27. Павловская А.В. Русский мир: характер, быт и нравы. В 2 т. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. – Т. 2 – С.281

  28. Перхавко В.Б. Первые купцы российские. – 2-е изд. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2006. – С. 262

  29. Боханов А.Н. Крупная буржуазия России (конец XIX в. ‒ 1914 г.). ‒ М.: наука, 1992. ‒ С.257

  30. Маркин Т.Д. Московское купечество: социальный портрет: Учебное пособие. ‒ М.: Союз., 1999. ‒ С. 36

  31. Павловская А.В. Русский мир: характер, быт и нравы. В 2 т. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. – Т. 2 – С.261

История русской письменности для школьников


     Древний болгарский писатель, называвший себя черноризец Храбр, в своём сочинении «О письменах» пишет, что до того, как Кирилл и Мефодий изобрели для славян азбуку, славяне, чтобы отметить что-нибудь, использовали "черты и резы" — чёрточки и насечки на деревянных палочках-бирках. Так было и на Руси. Было ещё и тогда, когда уже писали по-славянски болгары и сербы, чехи и македонцы.
     Больше ста лет прошло с тех пор, как солунские братья (они жили в греческом городе Солуни) — славянские первоучители Константин-Кирилл и Мефодий — научили славян грамоте. Больше столетия понадобилось, чтобы и на Руси появились наконец книги, написанные по-славянски. Произошло это одновременно с крещением Руси, в 988 году. Русь, принявшая христианство, уже не могла обходиться без книг — богослужебных и четьих, то есть предназначенных для чтения, а не для богослужения. Четьи книги обычно содержали жития святых, разнообразные поучения, рассказы о христианских подвижниках. Но первые книги на славянском, или, как обычно называют этот язык, церковнославянском языке, появившиеся на Руси, были написаны не в Киеве, Чернигове, Полоцке, Великом Новгороде или в каком-нибудь другом русском городе, а у южных славян: болгар, македонцев, а возможно, и сербов.
     В древности создание книги было делом очень трудоёмким и долгим. До изобретения книгопечатания книги переписывали от руки специально обученные писцы, которые тратили на эту работу по несколько месяцев. Писали перьями. Один писец специально отмечает, что писал он книгу пером павьим — павлиньим, но обычно, конечно, использовали гусиные перья.
     Писали книги на пергамене — телячьей, как правило, коже, которую для этого особым образом обрабатывали: вымачивали, растягивали, высушивали, тёрли пемзой и мелом и так далее. Пергамен хорошего качества — белый и гладкий, на таком пергамене не бывает больших дыр, мелкие разрывы аккуратно зашиты тонкими льняными нитями. Глядя на темноватый пергамен низкого качества, порой можно определить, какой масти был телёнок. У листов такого пергамена края могут быть неровные, а поверхность — шершавой. Прочные пергаменные книги служили людям веками.
     На Руси пергамен называли харатья, а пергаменные рукописи — харатейными книгами. Пергамен был таким дорогим материалом, что иногда его использовали повторно. Ненужный по какой-то причине текст смывали или соскабливали, а затем на листе пергамена писали снова. Рукопись, написанная на таком пергамене, называется палимпсест — от греческих слов со значениями "снова" и "скоблю". Порой учёным удаётся прочитать остатки прежнего, смытого, текста.
     Из готового пергамена составляли тетради (от греческого "четыре") — это четыре больших листа пергамена, сложенных пополам и сшитых вместе по линии сгиба. Тетради линовали, процарапывая тонкие линии острым инструментом, а после того, как бывал написан текст, тетради переплетали — сшивали вместе и получившийся блок книги заключали между двух деревянных досок, служивших обложкой. Про человека, прочитавшего книгу целиком, говорили, что он прочитал книгу от доски до доски (мы в этом случае говорим: от корки до корки).
     Очевидно, что сразу после крещения Руси не было ещё не только русских переписчиков книг, но и мастеров — изготовителей пергамена. Да и просто людей, которые могли бы читать по-славянски, было, наверное, не так уж много. Для того чтобы на Руси появились "свои" книги, нужно было сначала научить людей читать и писать. Но об этом речь впереди.
     Первые привезённые на Русь славянские книги были довольно просты. Мы знаем об этом, потому что до нашего времени сохранилась одна такая книга, написанная южнославянским писцом. Книга, а точнее, книжечка эта совсем небольшая. Она на треть меньше по размеру, чем школьная тетрадь, однако толще: в ней 166 листов (по традиции, в рукописных книгах определяют количество листов, а не страниц; если в книге 166 листов, то страниц в ней в два раза больше — 332). Эта невзрачная книга считается древнейшей сохранившейся кириллической рукописью. Кириллица — азбука, к которой восходит и наш с вами алфавит, — похожа на раннесредневековое греческое письмо и названа в честь святого Кирилла, но придумали Кирилл с Мефодием не её, а другую азбуку — глаголицу. Именно глаголицей в IX веке были написаны самые древние славянские книги (правда, до нашего времени сохранились только рукописи конца Х— начала XI веков). Глаголицей давно уже никто не пользуется, хотя ещё в XVIII веке разновидность глаголицы употребляли в Боснии. А на Руси, вероятно, глаголицу в древности знали, но писать предпочитали всё же более удобной кириллицей, которую создали ученики славянских первоучителей.
     Многие замечательные древние рукописи имеют свои собственные имена. Рукописи часто называли по месту находки или месту написания: Онежская Псалтирь была найдена в монастыре в Онежском уезде Архангельской губернии, а Галицкое Евангелие было написано в южнорусском городе Галиче. Называли рукописи по имени лица, заказавшего книгу: Евангелие Владимира Андреевича Храброго было написано для серпуховского и боровского князя, участника Куликовской битвы, двоюродного брата Дмитрия Донского, а Псалтирь Иоанна-Александра — для болгарского царя, жившего в середине XIV века. Некоторые рукописи называют по имени писца-переписчика — Явилово Евангелие, Лествица митрополита Киприана. Как видите, переписывание книг было занятием, которым не пренебрегали даже митрополиты.
     Книга, о которой мы рассказываем, была, вероятно, написана в конце Х века. Она называется «Саввина книга», потому что в нижней части одного из листов была обнаружена запись: "поп Савва писал". Переписчик этой рукописи Евангелия оставил нам своё имя. Саввина книга написана почерком, который называется устав. Это чёткий и ровный почерк, похожий на наше "печатное" письмо; им написано большинство пергаменных славянских книг.
     Но откуда мы знаем, что эта рукопись оказалась на Руси так давно?
     Наверное, вы замечали, что книги, которые много и часто читают (ваши учебники, например), портятся. У них отрывается обложка, ветшают углы, за которые берутся, перелистывая страницы, выпадают листы (обычно в начале и в конце книги). Так же ветшали и древние пергаменные рукописи. Кроме того, им грозили прожорливые насекомые, которые прокладывали ходы в толще книжных страниц, да и грызуны — мыши и крысы — не прочь были попробовать пергамен (иногда ещё и закапанный сальными свечами!) на вкус. Говорят, что и знаменитая библиотека Ивана Грозного была съедена. Правда не мышами, а осаждёнными в Кремле в начале XVII века голодными поляками.
     Рукопись Саввиной книги читали так активно, что последние листы были утрачены уже в конце XI века! Но заботливые читатели заново написали потерянные листы. По манере письма, по почерку и особенностям языка мы можем определить, что "чинили" рукопись именно на Руси. А когда ещё через полтора века истрепались начальные листы Саввиной книги, их также заменили новыми. В таком виде (с середины XIII века) книга сохранилась до наших дней, и мы теперь можем восстановить историю её жизни.
     Недаром ещё древние римляне говорили, что книги имеют свою судьбу!

     В начальной русской летописи под 988 годом сообщается, что киевский князь Володимер Святославич "стал забирать у знатных людей детей и отдавать их в книжное ученье", рассудив, конечно, что детей легче научить книжной премудрости, чем взрослых. О том, насколько новым делом было книжное обучение, свидетельствует тот же летописец, говоря, что "матери детей этих плакали по ним... как по умершим". Чуть позже учреждает школы в Новгороде сын князя Владимира — Ярослав Мудрый.
     Наверное, первое время учителями были южнославянские книжники, но довольно скоро появились на Руси и свои учителя. Да и дело, такое незнакомое прежде, стало со временем вполне обычным. Летописи больше почти ничего не сообщают нам о школах, о плачущих матерях, а значит, матери утешились, а школы стали чем-то обыденным. Таким, что летописцы и внимание на это перестали обращать. Но ведь и мы с вами не станем специально сообщать про свой город или свою страну, что дети здесь учатся в школах. Зачем? Ведь иначе, как нам кажется, и не бывает. И о том, что дети не учатся, в летописях тоже нет ни слова. А значит, наши предки отлично понимали, что ученье, умение читать и писать — очень важная вещь, а учиться следует при любых обстоятельствах.
     Все вы помните, наверное, свою первую прочитанную самостоятельно книжку. И, наверное, помните, что писать вы научились уже после того, как стали читать. А грамотно писать — и того позже. Так было и в Древней Руси.
     Сначала учили правильно называть буквы, затем складывать буквы в слоги, а затем читать по складам слова. Только специальных детских книг, букварей и учебников тогда не было, и первыми книжками становились Часослов и Псалтирь. Еще в XVIII веке такое обучение встречалось, должно быть, нередко. Помните? В комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль» великовозрастного неуча Митрофанушку дьячок Кутейкин учит читать по Часослову и Псалтири.
     О том, как в древности учились писать, нам рассказали древнерусские школьные "тетрадки", найденные в Новгороде во время археологических раскопок. Правда, тетрадки эти не похожи на наши с вами. Мы уже знаем, что в Древней Руси писали на пергамене. Но пергамен был дорогим материалом, и для школьных занятий его, конечно, не использовали. Найденные археологами "тетрадки" — это донышко от старого берестяного туеска, полоски и кусочки бересты, на которых острым инструментом процарапаны буквы. На одном из кусочков бересты мы видим кириллический алфавит, нацарапанный неумелой рукой:
     Как видите, он заметно отличается от того алфавита, которому нас учат в школе. Кроме того, некоторые буквы пропущены — ученик ещё не твёрдо знал азбуку. На донышке туеска — тоже алфавит, но более полный, без пропусков, а за алфавитом следует целое упражнение. Мальчик, живший в середине XIII века, выписывает слоги: "ба, ва, га..." и так до "ща", затем: "бе, ве, ге...". Места на бересте хватило только чтобы дойти до слога "си". Но мы уже и так поняли, что Онфим — на обороте мальчик процарапал рисунок и написал своё имя — учится выписывать слоги. Археологи нашли на бересте несколько рисунков Онфима вперемежку со школьными упражнениями.
     Глядя на неумелые каракули, понимаешь, сколько бересты нужно было содрать с несчастных берёз, чтобы научить писать хотя бы одного мальчика.
     Но оказывается, что для школьных упражнений использовали и более удобные "тетради" — церы. Цера — это небольшая деревянная дощечка с углублением на одной стороне, в которое заливали воск. Дети учились выписывать буквы на воске, с которого легко было стереть неудачную надпись или освободить место для нового упражнения. Такие дощечки-тетради тоже встречаются среди археологических находок. Церами пользовались не только славяне, но и древние римляне и древние греки. Связанные между собой церы назывались кодекс.
     Вы, несомненно, знаете слово стиль, но, возможно, не догадываетесь, что первоначально так назывался костяной или металлический инструмент, заострённый с одного конца и широкий с другого, которым и писали на воске. "Чаще поворачивай стиль", — советовали греческие учителя своим ученикам, и ученики послушно стирали написанное тупым концом своего писчего инструмента. На Руси такую "ручку" называли писало. Ей можно было выводить буквы на воске, царапать на бересте. А некоторые с удовольствием демонстрировали своё владение письмом на стенах церквей. Надписи, процарапанные на стенах, называются граффити. В киевском и новгородском Софийских соборах — а это одни из самых древних каменных построек на Руси — было обнаружено множество граффити разного содержания, свидетельствующих и о том, что грамотных людей уже в XI веке на Руси было много, и о том, что они не всегда правильно выбирали место и время для своих упражнений в искусстве письма.

     Но Владимир и его сын Ярослав Мудрый устраивали школы не для того, чтобы обученные грамоте люди оставляли свои автографы на штукатурке. И мы знаем, что уже во время княжения Ярослава существовали книги, написанные на Руси русскими книжниками. Правда, сами русские рукописи этого времени до нас не дошли, но имя одного из писцов сохранилось в позднейшем списке-копии. В 1047 году Книгу пророков переписывал человек, подписавшийся: "поп Упырь Лихой". Разумеется, это не было его христианским именем.
     Первая же сохранившаяся датированная книга, написанная на Руси, — это так называемое Остромирово Евангелие, которое дьякон Григорий переписал в 1056году для новгородского посадника Остромира. Посадник — самая важная фигура в древнем Новгороде — был, по-видимому, очень богатым человеком. Это Евангелие написано на больших листах отличного белого пергамена очень красивым чётким и крупным почерком. Оно украшено красочными инициалами (большими заглавными буквами), орнаментальными заставками и миниатюрами — изображениями евангелистов. Лучшие художники XI века не пожалели дорогих красок и творёного (растворённого, специально приготовленного как краска) золота для украшения рукописи. В начале XII века похожую по красоте рукопись создают по заказу князя Мстислава Великого. А в довершение эту рукопись ещё и украсили окладом, или, как говорили в древности, оковали — на доски переплёта наложили чеканные серебряные золочёные пластины, украшенные драгоценными камнями и жемчугом. Но такие роскошные или, как говорят, торжественные рукописи Остромир и Мстислав Великий заказывали не для себя, а для того чтобы пожертвовать их в какой-нибудь храм или монастырь, где такими рукописями пользовались только по самым большим праздникам.
     Обычные богослужебные книги были более простыми, а иногда даже почти невзрачными. Часто их украшали не специальные художники, а сами писцы. И вместо многих красок пользовались одной лишь киноварью — ярко-красной краской минерального происхождения. Киноварью писали заголовок в начале новой главы в книге — начинали с красной строки. Но бывало, что и заголовки, и инициалы делались теми же чернилами, которыми писался основной текст.
     Кроме богослужебных книг уже в XI веке стали переписывать и четьи книги. Часто это бывали всевозможные сборники, составленные из фрагментов сочинений разных авторов. Заказывает для себя такую книгу и любитель чтения киевский князь Святослав. В 1073году для него переписали и роскошно украсили Изборник, по содержанию такой же, как был когда-то у первого христианского царя Болгарии — Симеона. О том, что и в древности на Руси были любители чтения, мы знаем ещё и по найденному письму, в котором один человек просит своего друга или родственника прислать ему доброго чтения. Надо думать, что у этого друга могла быть своя библиотека. И уж доподлинно известно, что библиотеки были в монастырях. Там монахи учились книжной премудрости: переписывали книги и читали их.
     Правда, не все читали книги усердно. Древний автор рисует нам ленивого монаха, который листает книгу, считает тетради, из которых она составлена, разглядывает инициалы и миниатюры, смотрит в окошко, потирает глаза, снова пробует читать, а в конце концов, закрыв книгу, спит до обеда. Не все и переписывали книги старательно. Часто писцы в послесловии просят извинения за ошибки, которые они могли сделать по неразумию, или говоря с другом, или задумавшись. А в одной рукописи мы находим приписку такого содержания: "Ох, книга, книга... Уже мне от тебя тошно..." Зато когда книга завершена наконец, переписчик вздыхает облегчённо. "Как радуется жених о невесте, как радуется заяц, избегнув сети, как радуется кормчий, приведя корабль к пристани, так радуется списатель книжный, увидев последний лист", — написал в последней четверти XIV века один переписчик летописи.

     Переписчика звали Лаврентий, а переписывал он, наверное, самую известную русскую летопись, которая названа по его имени — Лаврентьевской. Замечательна эта летопись тем, что содержит в себе древнейший русский летописный свод, так называемую «Повесть временных лет».
     Каждый христианский народ обязательно ощущает себя причастным к истории, к событиям, о которых повествуют книги Ветхого и Нового Заветов, и к продолжающей их истории христианского времени. Самым ярким выражением этой причастности являются летописи, или хроники, — особые сочинения, в которых повествуется о мимотекущем времени, последовательно рассказывается о том, что происходило в городе, стране и мире. И так год за годом. Летописец пишет и о том, что видел сам, и о том, что знает с чужих слов, и о том, о чём только догадывается. Поэтому в летописях можно найти и совсем краткие рассказы и, наоборот, пространные и подробные повести. Случился ли пожар, наступила ли засуха, произошло ли сражение — обо всём этом и о многом-многом другом можно прочесть в летописи. Для историка летописи — незаменимый источник сведений о жизни людей. Нужно только помнить, что об одном и том же историческом событии москвич и, например, новгородец могли иметь весьма разные сведения, не говоря уж о мнениях.
     Часто, хотя далеко не всегда, летописи начинаются рассказом о том, как связан тот или иной народ с библейскими событиями. "Откуда есть пошла русская земля" — с этого начинается древнейшая сохранившаяся до наших дней летопись, которую в самом начале XII века составил монах киевского Печерского монастыря Нестор — один из самых замечательных древнерусских писателей. Уже потом другие, часто остававшиеся безымянными древнерусские книжники продолжали каждый, как умел, летопись Нестора. Уже потом в разных областях и княжествах Руси составлялись свои особенные повести о быстро меняющемся времени. Но все они восходят к «Повести временных лет» Нестора-летописца.
     Но Нестор был автором не только летописи. Его перу принадлежат и первые русские жития. Именно Нестор является автором «Сказания о житии и погублении Бориса и Глеба» и жития Феодосия Печерского. Сыновья киевского князя Владимира Святого Борис и Глеб (в крещении — Роман и Давид), коварно убитые своим сводным братом Святополком, стали первыми русскими святыми. Случилось так, что отрывки из повести Нестора под заголовком «От Бытия чтение» в древности даже были включены в Паремийник — книгу чтений из Ветхого Завета — так высоко ценилось это печальное повествование Нестора. Не хуже был известен древнерусским людям яркий и полный живых деталей рассказ о жизни и деяниях одного из основателей киевского Печерского монастыря, игумена Феодосия, также послуживший образцом для позднейших древнерусских агиографов — составителей житий.
     Заметим, впрочем, что Нестор не был первым из известных нам русских писателей. Примерно за полвека до него в Киеве монашествовал священник Иларион, про которого древний автор сообщает, что был он "муж благ, книжник и постник". Обычно считают, что Иларион был одним из тех книжников, которых, по сообщению летописи, для переводов и переписывания книг собрал в Киеве князь Ярослав Мудрый. Этого-то Илариона в 1051 году собор русских епископов поставляет в митрополиты Киевские и всея Руси — он становится первым русским митрополитом! Ведь до этого, с самого момента крещения Руси, все митрополиты на Русь присылались только из Византии. Нам не так уж много известно о жизни Илариона, но мы знаем наверняка, что и сделавшись митрополитом, он не оставил своих книжных занятий и стал автором одного из самых известных древнерусских церковных поучений — «Слова о законе и благодати».
     Эту главку мы начали с того, что христианский народ не может жить без истории. Но он не может жить и без постоянной проповеди христианства. Именно проповеди христианства, причастности нового христианского народа — русского народа — к христианскому миру посвящено Слово митрополита Илариона. Это произведение совершенно по форме и выдаёт в авторе недюжинную образованность и знание лучших образцов византийской христианской литературы. «Слово о законе и благодати» стало ещё и первым Словом, созданным в Древней Руси, — первым русским произведением на церковнославянском языке, рассчитанным на произнесение вслух.
     Но вы, наверное, лучше знаете о другом Слове — «Слове о полку Игореве». Человек, создавший в конце XII века драматическое повествование о походе новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев, остался безымянным. Драматической оказалась и судьба произведения. Случилось так, что единственный рукописный экземпляр «Слова о полку Игореве» — список, найденный графом А.И. Мусиным-Пушкиным в Спасо-Преображенском монастыре в Ярославле, сгорел в московском пожаре 1812 года. Осталась лишь копия, сделанная для императрицы Екатерины II, и издание 1800 года. Но печатное издание — не рукопись. В тексте произведения остаётся очень много непонятных, или, как говорят, тёмных мест. И вот уже почти 200лет время от времени возникают споры о том, действительно ли «Слово о полку Игореве» — памятник древнерусской литературы или это искусная подделка, созданная в конце XVIII века. А подделывать древности в то время очень любили, но подробнее об этом мы расскажем позже.
     «Слово о полку Игореве» не очень похоже на древнерусские воинские повести, не очень похоже и на другие произведения древнерусской литературы. Со «Словом о законе и благодати» почти и не сравнить. Мы найдём в «Слове о полку Игореве» имена языческих славянских богов: Даждьбога и Стрибога и других, но лишь намёки на христианство. А ведь со времени проповеди митрополита Илариона прошло уже более ста лет и почти двести — со времени крещения Руси! Очевидно, что просто так было принято в княжеской среде, ещё не совсем забывшей своё варяжское происхождение. Но ведь не считаем же мы А.С. Пушкина язычником потому, что его герой стал богатым наследником "всевышней волею Зевеса".
     Как видите, древнерусская литература с самого начала своего существования отличалась многообразием и почти невероятным богатством, от которого до нашего времени сохранилось далеко не всё. Писали на Руси много и охотно. Писали жития святых и воинские повести, летописи и поучения. Описывали паломничества к святым местам и всевозможные чудеса. Переписывали богослужебные и четьи книги. Переписывали русские сочинения и произведения южнославянских авторов. Переводили с греческого, латинского и даже древнееврейского языков.
     Но был и другой род письменности.

     Кроме литературы в привычном для нас с вами значении, была в Древней Руси развита и бытовая письменность — письменность, не связанная с высокой культурой, письменность, приспособленная для повседневных нужд человека. Это не только граффити на стенах церквей, не только школьные упражнения.
     Попробуйте ответить на вопрос, кого и зачем учили в древнерусских школах?
     Может быть, в школах готовили переписчиков книг и специальных княжеских писцов-нотарей? В течение долгого времени историки считали, что грамотными на Руси были разве что священники и дьяконы, служащие княжеских "канцелярий" да некоторые богатые люди — всего не так уж много людей. Так полагали до 1951 года, когда во время археологических раскопок в Новгороде была найдена первая берестяная грамота. Потом ещё и ещё.
     Сейчас из земли извлечено уже больше тысячи берестяных грамот ХI–ХV веков. Грамоты найдены не только в Новгороде, но и во Пскове, Москве, Твери, Торжке, Звенигороде Галичском на Украине и в Старой Рязани — городе, сожжённом ордынцами в XIII веке. Может показаться, что тысяча грамот — это совсем немного. Но ведь это малая часть того, что может быть ещё найдено, и ничтожно малая часть того, что было, но сгорело при пожарах или истлело в земле, было сожжено или порвано на мелкие кусочки ещё в древности. Те грамоты, которые находят археологи, были выброшены и сохранились во влажной почве, в городской уличной грязи, которая, как мы знаем, даже сейчас порой бывает непролазной.
     Сначала учёные полагали, что берестяные грамоты неграмотны. Очень уж это было написано непохоже на то, как писали древнерусские книги. Потом, однако, выяснили, что берестяные грамоты писали по особым правилам, более простым, но не менее строгим, чем правила книжного письма.
     Итак, получается, что грамотность в Древней Руси была довольно высокой, грамотный человек был вовсе не редкостью. Это, конечно, не значит, что любой мог переписывать книги или вести летопись, но написать деловое письмо, просьбу, составить список должников могли многие. И действительно, среди находок попадаются жалобы боярам на приказчиков, отчёты сборщиков податей, письма родственникам, хозяйственные просьбы и распоряжения. Во всём многообразии грамот не встретилось разве что поздравительных открыток.
     Есть поминальные записки в церковь — их тоже писали на бересте, есть срочное донесение о военных действиях на границе со Швецией, есть записи для памяти иконописца — не забыть, каких святых хочет видеть заказчик на иконе. Монах пишет другу монаху, сын пишет родителям и приглашает приехать к себе, сестра пишет брату, заказчик требует готовое изделие от кузнеца. Есть и любовные письма. А иначе какая же почта без них! "Писала к тебе трижды", — так начинает письмо, полное укоров возлюбленному, девушка. "Приходи в субботу к ржаному полю", — гласит записка юноши. Люди мало меняются со временем.
     Мы находим на маленьких кусочках берёзовой коры и предложение выйти замуж, и свидетельства домашних ссор, и заговоры от болезней. Вся жизнь, о которой не считают нужным писать летописцы, возникает перед нашим мысленным взором. Найдена даже маленькая, размером со спичечный коробок, берестяная книжечка, в которую кто-то со слуха записал слова церковного песнопения. Может быть, "шпаргалка" певчего?
     Самые древние берестяные грамоты датируются временем, близким ко времени крещения Руси, а значит, Русь только и ждала, чтобы перейти от "черт и рез" к письму, чтобы на хрупкой бересте выразить всё, что занимало людей в их повседневной жизни. Для этого прежде всего и учился в школе уже знакомый нам мальчик Онфим.

     То, что требовало длительного хранения, например законы, писали всё же на пергамене.
     То есть сначала законы не писали. До появления письменности существовали, так сказать, неписаные законы. Не нужно было заглядывать в книгу, чтобы решить, кого признать ответчиком, кто заплатит виру (штраф), как поступить в том или ином случае. Это определялось сложившимся за века укладом жизни. Специалисты называют это обычным (связанным с обычаями) правом.
     По приказу князя Ярослава Мудрого, княжившего, если вы ещё не забыли, в XI  веке, эти неписаные законы были записаны и получили название «Русская Правда». До нашего времени не сохранился древнейший список Русской Правды. Она дошла до нас в списке XIII века в составе книги, называемой Кормчая. Кормчая книга — это сборник светских и церковных законов, которые управляют жизнью человека в житейском море, как опытный кормчий управляет своим кораблём.
     Документы, которые требовали длительного хранения, тоже записывали на пергамене. А если говорить точнее, то можно сказать, что на пергамене писались те документы, которые казались обитателям Древней Руси настолько важными, что на них не было жалко такого дорогого писчего материала, как пергамен. Понятно, что важными чаще всего оказывались дела князей и просто богатых людей. Многие из этих документов дошли до наших дней.
     Известны грамоты с мирными договорами князей, или, как их называли в Древней Руси, докончаньями. В этих грамотах обязательно перечисляются обязанности и права каждой из договаривающихся сторон и подробно объясняется, по каким рекам, ручьям, холмам, опушкам леса, между какими сёлами и деревнями проходит граница княжеских владений. Приходило ли вам в голову, что названия многих, даже не слишком удалённых от центра районов Москвы известны историкам как деревни и сёла, принадлежавшие московским великим князьям ещё в начале XIV века?
     Кроме договорных грамот бывают грамоты духовные, или завещания. В них подробно перечисляются не только земельные владения, но и дорогие домашние вещи, такие как столовое серебро и, например, очень ценившиеся как знак богатства пуховые подушки и перины. Кроме того, для подтверждения подлинности завещания обязательно называются присутствовавшие при его составлении свидетели.
     Но древнейшая из русских грамот — не договорная и не завещание, а дарственная, или, как иначе говорят, вкладная. Это грамота уже упоминавшегося киевского князя начала XII века Мстислава Великого и его сына, новгородского князя Всеволода, знаменитому новгородскому Юрьеву монастырю. Начинается она, как и большинство подобных грамот, словами: "Я, Мстислав, сын Володимера..." На листе пергамена князь Мстислав указывает, какие сёла и какие угодья он жалует монастырю (вкладывает в монастырь), а князь Всеволод говорит о дорогом серебряном блюде, которое он дарит монастырю. Один князь подтверждает права монастыря на землю, и оба заботятся о том, чтобы их имена не были забыты потомками, чтобы насельники монастыря знали, кого поминать в своих молитвах.
     Но вкладными бывают не только грамоты.
     Гораздо чаще встречаются вкладные записи — надписи на предметах, пожертвованных в монастыри и церкви: чернильные — в книге, чеканные — на серебряных изделиях.
     Иногда бывает и так, что большие записи о пожертвовании земельных владений в монастырь или храм пишутся на широких нижних полях пергаменных рукописей. Как правило, такие записи можно найти в напрестольных Евангелиях, особенно происходящих из храмов и монастырей Западной Руси (это территория современных Украины и Белоруссии). В одном Евангелии XIV века пространные записи ХV–ХVI веков о пожертвованиях в монастырь Иоанна Предтечи в городе Полоцке встречаются едва ли не на каждом листе. Кто же осмелится утверждать, что село, заливной луг, полная рыбы река, лес принадлежат не монастырю, если так написано в Евангелии?!

     Вкладные записи на полях рукописей, помимо всего уже сказанного, означают, что книга в Древней Руси постепенно стала не просто обычным — бытовым явлением. А ярче всего этот процесс отразился в стиле оформления рукописей.
     Хотя письменность на Русь была принесена от южных славян, создатели первых русских рукописей старались подражать не болгарским, сербским или македонским образцам, а их общему первоисточнику — рукописям греческим. На византийские рукописи ориентировались не только русские писцы, но и книжники других христианских стран, соседствующих с Византией, например книжники Грузии или Армении.
     Этот заимствованный из Византии красочный стиль, сочетающий в себе разнообразные геометрические и растительные формы, золото и яркие краски — синюю, жёлтую, красную и зелёную (в том числе и смешанные с белилами), в науке получил имя византийского или старовизантийского. Но в чистом виде такой орнамент встречается лишь в немногих роскошных книгах XI и XII веков. В рукописях попроще мы уже не найдём золота, краски становятся беднее. А с течением времени — к концу XIII века — лишь отдельные элементы орнамента напоминают нам об орнаменте старовизантийского стиля.
     В провинциальных рукописях, написанных в маленьких городках или в незначительных и небогатых монастырях, художник, украшая книгу, зачастую по памяти пытается изобразить что-то, напоминающее виденный им когда-нибудь старовизантийский орнамент. При этом он в неисчислимом количестве добавляет в рисунок инициалов мотивы народного орнамента, свойственного его родной местности. Замечено, что в рукописях, украшенных таким "домашним" орнаментом, как правило, бывает довольно много языковых неправильностей. Где ещё найдёшь Евангелие от Ивана или от Матвея? И миниатюры, написанные художником-самоучкой в каком-нибудь страшно далёком (по древнерусским меркам) от княжеских столиц Галиче Костромском, будут неумелы и трогательны, как рисунки серьёзного ребенка.
     А в конце XIII века в столичных городах — прежде всего в Юго-Западной Руси, а затем в Новгороде, Пскове, Твери, Москве, Ростове Великом — появляются рукописи, которые украшаются совсем по-другому: чернильным или киноварным контуром изображены на листе белого пергамена крылатые змеи или птицы с длинными змеиными хвостами, невиданные чудовища, пожирающие друг друга или кусающие себя за хвост. Всё это образует причудливое и плотное переплетение белых незакрашенных линий на тёмно-голубом фоне, изредка подкрашенное жёлтой краской. Такой орнамент, пришедший, вероятно, из Западной Европы, учёные называют чудовищным стилем, звериным или тератологическим (от греческого слова "чудовище") орнаментом.
     Этот стиль существует во множестве вариантов, фон может быть зелёным и даже красным, выдуманные звери чередуются с картинками древнерусского быта. Два рыбака тянут с двух сторон сеть с рыбой — инициал "М". А вот охотник поймал за ноги зайца — это инициал "Л". Инициал "Д" — гусляр перебирает струны. Человек выливает себе на голову жбан воды — это "К". Вот инициал "Б": у костра сидит человек, и художник делает под картинкой пояснение: "Мороз, руки греет". Это ничего, что изображение мало похоже на букву — читатель обязательно догадается. Художник не ограничен ничем. Может нарисовать цветок, целое дерево, растущее из пасти зверя, может человека с заступом или воина в доспехах.
     Особенно распространён был тератологический стиль в Новгороде. В XIX веке учёные вообще все рукописи с таким орнаментом считали новгородскими.
     Но в конце XIV века наступает новое время.

     На самом деле новый этап в истории русской письменности начинается ещё раньше. Уже с середины XIV века книжники славянских стран (Руси, Болгарии, Сербии) стали гораздо активнее общаться между собой и с византийскими сочинителями и переписчиками книг. Особую роль в этом процессе сыграли монастыри, расположенные на знаменитой горе Афон, недалеко от Салоников, или в столице Византии, городе Константинополе. В эти монастыри стремились монахи и паломники из всех уголков православного мира.
     Русские книжники, познакомившись с болгарским и сербским книгописанием, заметили, что оно сильно отличается от того, как пишут книги на Руси. Оказалось, что за несколько веков, прошедших со времени появления письменности, книжный язык на Руси стал гораздо больше похож на язык разговорный, чем это было вначале, а в богослужебные тексты вкрались ошибки. С точки зрения древнерусских книжников, у южных славян книжный язык, созданный Кириллом и Мефодием, сохранился лучше (для нас не так уж важно, что это было вовсе не так и что сербы и болгары видели утраченный идеал книжного языка как раз наоборот — в древнерусских рукописях). Следовательно, стоило вернуться к истокам книжного языка.
     Существовало две возможности подобного "возвращения". Можно было вспомнить, например, как писали книги в эпоху становления книжного языка на Руси. Такой путь был выбран в набиравшем силу Московском княжестве.
     В 1380 году хан Мамай был разбит в знаменитой Куликовской битве. Но хотя до стояния на Угре, положившего конец игу, было ещё очень далеко (ведь всего через два года, в 1382 году, хан Тохтамыш осадил и полностью сжёг Москву), именно в Москве в конце 90-х годов XIV века, при великом князе Василии Дмитриевиче, сыне Дмитрия Донского, стал зарождаться новый стиль книгописания, обращённый к славному прошлому восточных славян. Московские рукописи этого времени напоминают своим внешним видом русские рукописи киевского периода (ХI–ХII веков). Эти книги, написанные красивым крупным уставом, стали украшать орнаментом, который учёные называют нео- или нововизантийским, очень похожим, как явствует из названия, на уже знакомый нам (старо)византийский орнамент.
     В XIX веке даже произошёл такой курьёзный случай: известный польский писатель, автор многочисленных исторических романов Й. Крашевский опубликовал заметку о русской рукописи, обнаруженной им в одной из частных библиотек. По словам писателя, рукопись была написана в Киеве в 1097 году. Впоследствии выяснилось, что он неверно прочёл кириллические цифры — рукопись действительно была написана в Киеве, но тремя веками позже — в 1397 году.
     Но была и другая возможность возвращения к истокам книжного языка. Можно было попытаться вернуться к началу книжного языка всех славян — к кирилло-мефодиевскому периоду IХ–Х веков. В реальности это означало, что, как и во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого, русские переписчики должны были во всём подражать южнославянским книжникам.
     Заметнее всего, конечно, была орфография — особенности правописания.
     Интересно, что и сейчас письменные работы школьников (и не только школьников) оцениваются прежде всего по признаку грамотности, а вовсе не по тому, насколько свободно и легко человек владеет родным языком. Ошибки в грамматике и стилистике воспринимаются как досадные недочёты, почти что не заслуживающие внимания, но Боже упаси вас сделать орфографическую или пунктуационную ошибку! Учитель не пожалеет красных чернил.
     Правила орфографии в Древней Руси были не столь строги, как современные, но никогда их соблюдение не требовалось с такой настойчивостью, как в начале XV века. "Если кто захочет эту книгу переписывать, то пусть не убавит и не прибавит ни слова, ни единого слога, ни буквы, ни точки какой, ни крючков, которые под строками, но пусть с великим вниманием читает и учится", — такой записью завершает свой труд один переписчик Псалтири. Заметим, что при этом правописание самого писца вовсе нельзя назвать идеальным.
     Но как это грозное предупреждение не похоже на смиренные просьбы более древних переписчиков исправлять их ошибки и не осуждать писцов за проявленное неумение!
     Так создавалась другая традиция книгописания. Особую роль в этом сыграл митрополит Киприан (1380–1406), тот самый, который собственноручно переписал любимую многими монахами книгу — Лествицу. А ещё доподлинно известно, что он переписал Псалтирь и Служебник. Киприан происходил из знатной болгарской семьи, получил хорошее образование, знал греческий язык. Затем он постригся в монахи и долгое время жил в монастырях Константинополя. На Русь он впервые приезжает как посол Вселенского патриарха. А когда решался вопрос, кого поставить митрополитом всея Руси вместо умершего в 1378 году митрополита Алексия, выбор вновь пал на Киприана. Очевидно, что книги, переписанные рукой самого митрополита, служили русским книжникам образцами для подражания.
     Болгарским рукописям на Руси подражали порой так тщательно, что не всегда было легко отличить одну от другой. Одну из русских книг в течение ста с лишним лет учёные считали болгарской рукописью. Никому и в голову не приходило, что так могли написать на Руси.
     Отметим, что уже в середине XIV века болгары и сербы довольно часто писали не на пергамене, а на бумаге. На бумаге писать было проще, быстрее. Был выработан даже особый тип почерка, который принято называть полууставом. Этот почерк тоже чёткий и ровный, но рисунок букв упрощён, перо писца легче движется от одной буквы к другой, появляется больше округлых линий, а сами буквы часто получают наклон к концу строки.
     Украшались эти рукописи характерными заставками, образованными орнаментом из пересекающихся окружностей и прямых линий, который, по месту его происхождения, называют балканским. Инициалы в таких рукописях тоже легко узнаваемы. Они сделаны, как правило, киноварью, и их так и называют тонкими киноварными.
     Правда, к концу XV века, когда Москва начала занимать всё более важное положение в Древней Руси, преобладать стал неовизантийский орнамент. Хотя справедливости ради надо сказать, что самые лучшие образцы этого орнамента можно найти в рукописях конца XIV или начала XV века, которые украшались лучшими художниками того времени — Феофаном Греком и Андреем Рублёвым.

     Говоря об украшениях рукописей, нельзя не упомянуть о декоративном письме.
     Опытные переписчики книг, как, наверное, и другие ремесленники, старались не только строго следовать заученным приёмам ремесла. Они привносили в свою работу элемент веселья, старались сделать само письмо красивым. Лист рукописи, написанный хорошим мастером, красив даже без цветных инициалов.
     Можно было текст на листе расположить в виде креста или какой-нибудь геометрической фигуры. А можно было линии соседних букв выписать так, чтобы они пересекались под определённым углом, создавая иллюзию орнамента. Можно даже слегка нарушить правила орфографии и не писать в одном слове две буквы, чтобы не загромождать междустрочье.
     Особенно широко используются лигатуры. В самом простом случае две соседние буквы как бы "склеиваются": правая вертикаль буквы П, например, служит и вертикалью буквы К (вам, наверное, случалось видеть такую лигатуру на шкафе пожарного крана). А вот соединить буквы Т и Р уже сложнее. Как бы вы поступили? Древнерусский книжник, скорее всего, сделал бы букву Т более высокой, написал бы её горизонтальную линию над строкой. Более изощрённый мастер, наоборот, сделал бы букву Р менее высокой, а то и вообще оставил бы от неё только элемент, похожий на маленькую зеркальную букву С. А что делать, например, с буквами Е и К или К и О (бывает ведь и так)? Тут уж фантазия мастера не знает границ.
     А если соединить все буквы в строке? Тогда получится особый тип декоративного письма, который называется вязь. Вязь бывает очень разной, иногда прочесть её почти невозможно.
     А ещё можно украсить рукопись тайнописью, зашифровать слово или целую фразу. Это не послание одного разведчика другому — это игра, доступная только опытным книжникам. Никто не будет, конечно, зашифровывать слова из текста, но свою собственную запись или своё имя можно записать так, что не всякий догадается, как это прочесть. Видов тайнописи много. Можно заменить буквы условными значками. А можно заменить одни согласные буквы другими. Есть и такой способ тайнописи, при котором используются числовые значения букв кириллицы.
     Писец пишет: "А . КК . ДД . КЛ . Ь". Буква К в кириллице означает число20, значит, две буквы — это уже сорок, буква М. Буква Д — значит 4, две буквы Д — это 8, или И. Буква Л, следующая за К, имеет значение 30, а значит, вместе — 50, буква Н. Догадались, что получается?

     Выше мы упомянули, что появился новый писчий материал — бумага. В истории письменности самых разных народов появление бумаги было важным событием. На бумаге писать легче и быстрее. Относительная дешевизна этого материала значительно увеличивает число переписчиков. Теперь не нужно было так долго и тщательно учить писцов. Портить бумагу не так жалко, как пергамен. Впрочем, древняя бумага часто совсем не похожа на современную, сделанную из измельчённых древесных волокон. Ведь перерабатывать дерево в бумагу научились только в XVIII веке.
     В XIII веке в Западной Европе появляется грубая плотная бумага-бомбицина, которая была привезена с Востока в эпоху крестовых походов. Иногда даже бывает сложно решить сразу, что перед тобой — бумага или пергамен. Долгое время считали, что эта бумага изготавливалась из волокон хлопка (специальные исследования показали, что делалась бомбицина, как и более поздняя бумага, из льняных волокон). С течением времени в Европе и Азии из тех же льняных волокон начинают производить всё более тонкую и гладкую бумагу.
     Льняные волокна, обрывки льняной ткани вываривались в котлах до получения однородной бумажной массы (если вам случалось долго жевать кусочек бумажки, то вы примерно знаете, что это такое). Затем жидкая бумажная масса тонким и ровным слоем выливалась на специальную проволочную сетку. Вода стекала, высыхающую массу вынимали из форм, выглаживали и, чтобы бумага была совсем гладкой, иногда покрывали тонким слоем желатина.
     Проволочная сетка состояла, как правило, из расположенных на некотором расстоянии друг от друга понтюзо и расположенных довольно тесно вержеров — вертикальных и горизонтальных проволочек. Если смотреть на просвет, то следы этих сеток на старой бумаге хорошо заметны — в этих местах бумага чуть тоньше и лучше просвечивает. Скоро этим начинают пользоваться: владельцы бумажных фабрик-мануфактур (в России их называли бумажными мельницами) и опытные мастера помещают на дне бумажных форм специальные проволочные рисунки. Оставшиеся на бумаге отпечатки этих проволочных узоров (водяные знаки, филиграни) позволяют покупателю узнавать, где и кто сделал бумагу, различать её качество. Точно так же наносится защитный рисунок на современных банкнотах — бумажных деньгах.
     Но водяные знаки в наше время встречаются не только на деньгах или других ценных бумагах. Иногда можно встретить вержированную бумагу — бумагу, на которой видны линии вержеров и понтюзо. Это, как правило, особые, дорогие сорта писчей бумаги.
     Проволочные рисунки разных мануфактур и у разных мастеров не повторяются, а кроме того, их приходилось довольно часто обновлять. Каких только филиграней не встретишь! Есть ножницы и мечи, гербы разных городов и перчатки, колокола, ключи и клещи, зубчатые башни, голова шута в колпаке с бубенцами. Есть козероги и единороги, львы и лошади, орлы и олени, короны и цветы. Даже аппетитно изогнутая колбаса служит опознавательным знаком какого-то мастера (некоторые, впрочем, утверждают, что это не колбаса, а сосиска).
     По тому, какой знак удаётся разглядеть на листе бумажной рукописи, специалисты с высокой точностью могут сказать, когда и где была сделана бумага (на Руси собственную бумагу стали производить только в XVII веке). А значит, можно довольно точно сказать, когда написана рукопись.
     Правда, здесь исследователя подстерегают неожиданности. Если лист большого формата был разрезан пополам, то от филиграни остаётся только половина. Приходится ломать голову, задняя часть какого зверя изображена на листе: быка или тигра? А если лист разрезан на четыре части? А если на восемь? Рукописи, особенно бумажные, бывают очень маленького, можно сказать карманного, размера. Известны даже рукописи размером всего со спичечный коробок!

     Итак, с XV века начинается новое время в истории русской письменности. И дело не только в появлении бумаги. Взаимодействие с письменными традициями других славянских стран обусловило появление особого внимания к своей письменной традиции и к своему книжному языку.
     Одной орфографией дело не ограничилось.
     Постепенно внимание книжников начинает привлекать и грамматика — склонение существительных, прилагательных и местоимений, спряжение глаголов, устройство предложений. Здесь южнославянские рукописи уже не казались достойными подражания. Русские книжники хотели вернуться к первоистокам книжного языка славян и обращались к греческим текстам. Одним из первых, кто стал исправлять славянский перевод по греческому оригиналу, был московский митрополит Алексий. В 1355 году, находясь в Константинополе, он исправляет славянский текст Евангелия, стараясь как можно больше приблизить его к греческому первоисточнику. Славянский текст тогда вышел чересчур сложным и не получил распространения на Руси. А рукопись митрополита Алексия бесследно исчезла во время бурных событий начала XX века. К счастью, она известна по фотокопиям, изданным в самом начале нашего столетия замечательным знатоком славянской письменности архимандритом Леонидом (Кавелиным).
     Новые серьёзные попытки исправить славянские канонические и богослужебные тексты по греческому образцу были предприняты на Руси теперь уже только во второй половине XV века. Этому предшествовали драматические события, развернувшиеся на Балканах в конце XIV— середине XV веков. В 1393 году турки завоёвывают столицу Болгарского царства город Велико Тырново; в плен попадает болгарский патриарх Евфимий. В 1453 году османские войска захватывают Константинополь. Русь остаётся единственной независимой православной державой. Но оказывается, что на славянском языке до сих пор не существует Библии. Разумеется, есть Новый Завет, разумеется, переведены многие книги Ветхого Завета, которые используются в богослужении. Но полной Библии нет.
     В течение многих лет над созданием полного свода славянской Библии идёт работа в Новгороде. Вокруг новгородского архиепископа Геннадия собираются самые образованные книжники того времени: переводчики (толмачи), переписчики, богословы. Библейские книги переводятся с греческого, с латинского и даже древнееврейского языков. Уже существующие переводы проверяются и исправляются. И наконец в 1499году переписчики заканчивают работу над огромным рукописным томом. Теперь есть Библия и на славянском языке. В науке она известна как Геннадиевская Библия.
     Переписчики делают рукописные копии-списки. Но этого очень и очень мало для такой огромной страны, какой была в конце XV века Русь.
     Возможно, вы знаете, что в XV веке, да ещё и долгое время после, Русь не была единым государством. На территории современных Украины, Белоруссии, Литвы и западных областей России существовало Великое княжество Литовское, или Литовская Русь, население которой говорило по-славянски и читало книги, написанные на церковнославянском языке так же, как это делали жители Новгорода, Московской Руси и восточно-русских княжеств.
     Но Великое княжество Литовское населяли не только православные христиане. Здесь довольно мирно жили и сосуществовали и католики, и протестанты. А близкое соседство с достижениями западной цивилизации обусловило тот факт, что именно в Литовской Руси были напечатаны первые книги на церковнославянском языке.
     Для православных христиан сосуществование с католиками и протестантами предполагало необходимость особой заботы о сохранении своей веры и церковнославянского языка, как одной из её составляющих. В Литовской Руси создаются православные братства, школы, типографии. Особенно знаменита типография, созданная в городе Остроге князем Константином Ивановичем Острожским. Один из богатейших людей Литовской Руси, важный сановник, он особенно заботится о сохранении православия. Как раньше при кафедре Геннадия Новгородского, так теперь в Остроге собирается кружок книжников, переводчиков, которые подготавливают первую печатную славянскую Библию.
     Специально из Новгорода присылают копию Геннадиевской Библии. Переводчики и редакторы (справщики) тщательно проверяют и исправляют рукописный текст, что-то переводится заново. Художники готовят рисунки многочисленных заставок, разрабатывается специальный типографский шрифт, похожий на лучшие образцы русского полууставного письма. Наконец в 1581году Иван Фёдоров (тот самый, который напечатал в 1564году в Москве книгу Апостол) печатает так называемую Острожскую Библию, текст которой стал основой для современного текста славянской Библии.
     Но с появлением и развитием книгопечатания переписывание книг не прекратилось. Ещё долгое время люди пользовались этим привычным способом. Переписывание книг оставалось и традиционным монашеским послушанием. Правда, если раньше печатные шрифты подражали рукописным, то теперь рукописные почерки начали подражать печатным. Книги стали переписывать печатными буквами. И заставки в рукописях становятся похожи на гравированные книжные заставки. Европейский стиль барокко в украшениях печатных изданий в рукописных книгах преобразуется в очень похожий на барокко орнамент старопечатного типа.

     Со временем книгопечатание распространяется всё больше. Количество типографий в самых разных городах и даже монастырях Руси стремительно возрастает. Особенно много книг печатается в Киеве и Москве. Уже в XVII веке книг печатается так много, что некоторые экземпляры не находят своих читателей, и в наше время можно встретить старопечатные книги, которые еще никто не открывал. Печатная книга становится обычным явлением. Существование сотни совершенно одинаковых книг снижает ценность изображённого на бумаге слова. Раньше каждая книга была уникальна, неповторима. Теперь бывает, что переписчики украшают свои книги гравированными заставками и рисунками, вырезанными из печатных книг. И почти не случается, чтобы утраченные листы печатных книг восполнялись от руки.
      Но книгопечатание ставит перед книжниками новые проблемы. Ведь печатный текст должен быть особенно выверен. Печатный текст, существующий в сотнях экземплярах, должен быть свободным от ошибок. Пристальное внимание к языку, забота о правильности текста приводят к необходимости использования специальных языковых справочников — грамматик.
     В странах Западной Европы грамматики были обычным делом. Сначала это были грамматики классических языков — древнегреческого и латинского. Затем по образцу античных грамматик создавались грамматики европейских языков. Средневековые европейские, а затем и русские книжники полагали, что если есть грамматика языка, то сам язык становится вровень с классическими, образцовыми языками христианской культуры.
     Не случайно первая, ещё очень несовершенная рукописная грамматика церковнославянского языка создаётся в процессе работы над Геннадиевской Библией. Её создаёт активный участник кружка архиепископа Геннадия переводчик Дмитрий Герасимов. Напомним, что Новгород был крупным европейским торговым городом, в котором живее, чем где-нибудь ещё на Руси, воспринимались культурные веяния европейского Средневековья.
     И позже, в XVI и XVII веках, грамматики церковнославянского языка создавались в западных областях Руси. Теперь это были и печатные грамматики. Особенно известна грамматика, составленная Мелетием Смотрицким, одним из видных деятелей кружка князя Константина Острожского. Впервые она увидела свет в 1619 году в городке Евью недалеко от современного Вильнюса. В 1648 году грамматика Смотрицкого с исправлениями была напечатана в Москве. Третий раз эта же грамматика была издана уже в петровское время. М.В. Ломоносов называл грамматику Смотрицкого одним из своих учителей.
     Трудно переоценить влияние этого сочинения на формирование церковнославянского языка в XVII веке. Книжная справа (редактирование и исправление канонических и богослужебных текстов), происходившая на протяжении почти всего XVII века, и многие реформы патриарха Никона были бы без грамматики Мелетия Смотрицкого невозможны.

     Но, как уже говорилось, с развитием книгопечатания рукописная традиция не прервалась. До сих пор мы рассказывали о книгах, используемых в богослужении. Но существовала и другая книжность. Воинские повести, сборники житий и поучений, популярные апокрифы (сочинения, не признанные Церковью как канонические), а в XVII веке и драматические произведения для придворного театра царя Алексея Михайловича, вирши (стихотворные сочинения) поэта XVII века Симеона Полоцкого и многое-многое другое — всё это переписывалось от руки.
     В Московской Руси в XVI веке создаются два замечательных и не имеющих аналогий рукописных памятника. Это Великие Минеи-Четьи, составленные по инициативе московского митрополита Макария, и Лицевой летописный свод, который создавался по заказу царя Ивана IV Грозного.
     Великие (мы бы сказали "большие") Минеи-Четьи создавались целых 25 лет. Это 12 очень толстых томов (на каждый месяц года) очень большого формата, в которые, по мысли митрополита Макария, должны были быть включены все четьи книги, существовавшие на Руси. Великие Минеи-Четьи стали своего рода энциклопедией русской книжности XVI века. Здесь мы находим не только жития святых и назидательные слова и поучения, но целые сборники: патерики, сборники сочинений Иоанна Златоуста, Василия Великого, Никона Черногорца, сочинения, посвящённые устройству вселенной, даже некоторые апокрифы. Нет в Макарьевских минеях светских произведений, например летописей.
     В 1568 году в Александровой слободе, где находился тогда двор царя Ивана Васильевича, начинается работа по составлению грандиозной иллюстрированной летописи. До нашего времени сохранилось 10 томов, около двадцати тысяч страниц, украшенных шестнадцатью тысячами (можете себе представить!) миниатюр, или лицевых изображений (отчего сам летописный свод получил название Лицевого). Работа над летописью осталась незавершённой, некоторые миниатюры даже не успели раскрасить.
     Разумеется, от руки в XVI веке писали и письма, даже если они были написаны с публицистическими целями и рассчитывались на широкий круг читателей. Самыми знаменитым образцом древнерусского эпистолярного жанра, наверное, следует признать переписку царя Ивана Грозного с боярином Андреем Курбским. Бежавший от неминуемой расправы в Литву Курбский обратился к Ивану IV с обличительным посланием, в котором обвинял царя в неслыханных гонениях, муках и казнях бояр и воевод, безвинно объявленных изменниками. В ответе Грозного сравнение Курбского с собакой было самым мягким.
     Заметим, что произведения светской литературы создавались не на строгом церковнославянском языке, а на упрощённом, приближенном к разговорному или приказному языку.
     Приказной язык — прямой наследник языка берестяных грамот, княжеских договоров, вкладных и духовных грамот — это язык государственного делопроизводства, язык чиновников. Приказами в Московском царстве называлось то, что мы с вами сейчас называем министерствами. Посольский приказ, например, — это министерство иностранных дел.
     Большое государство требовало огромного количества официальных бумаг. На бумаге писались указы и приказы, договоры и приговоры, доклады и доносы... Бумажные листы одного дела склеивались между собой как когда-то листы папируса — в свитки, которые на Руси назывались столбцами. (Кстати, европейское название бумаги — рареr, как в английском, или рарir, как во французском, — происходит именно от названия древнеегипетского писчего материала.) Писать нужно было быстро. Для этого со временем вырабатывается и особый тип письма — скоропись .
     Книги переписывались тщательно — ведь и читать их должны были внимательно. Деловые документы XVI–XVII веков предназначались для ознакомления, для получения актуальной информации. А значит, и писать их можно было не так аккуратно. Появляется огромное количество сокращений, специальных канцелярских словечек, некоторые из них дошли и до наших дней. Знаете ли вы, например, выражение в нетях? Так говорят о чём-то отсутствующем. В приказных списках напротив имени человека или названия предмета вместо прочерка писали слово нтъ. В этих-то нетях и обретался отсутствующий.
     В те же времена глагол пытать получает сегодняшнее страшное значение. В древнерусском языке он означал всего лишь спрашивать.
     Иной скорописный почерк прочесть почти невозможно, если не знаешь, что там написано. Помните? Так читал Винни Пух. После того как Кристофер Робин сказал ему, что написано, он тоже смог прочесть надпись над дверью Совы. Особенно небрежно писал Петр I. Он-то точно мог быть уверен, что его почерк подданные постараются разобрать.
     Бумага становится всё более дешёвым писчим материалом, а значит, на ней можно учиться писать. Берестой больше не пользуются. Зато появились черновики. Чернила в те времена еще не бывали красными, зелёными или синими, а значит, листок бумаги с каракулями, исправлениями и кляксами вполне заслуженно получил своё название.
     Огромное количество людей, привыкших писать скорописью, повлияло и на книжные почерки. Появляются написанные скорописью книги. Правда, книжную скоропись всё-таки легче читать, чем деловую.

     С книжной справой и реформами патриарха Никона, происходившими в XVII веке, связано одно из самых драматических событий русской истории — раскол. Противники церковных реформ — раскольники, или старообрядцы, — старательно сохраняли и, что особенно замечательно, местами сохраняют до сих пор древнерусскую традицию книгописания. Гонимые властями, старообрядцы не хотели пользоваться книгами, "испорченными", как они говорили, Никоном, не могли организовывать свои типографии, а значит, вынуждены были переписывать книги по старинке. Прибавьте к этому огромное количество сочинений страстных старообрядческих писателей, направленных против никониан и против представителей враждебных течений внутри самого старообрядчества. Наверное, самое знаменитое старообрядческое сочинение — Житие протопопа Аввакума — изумительный по силе и мастерству владения словом памятник древнерусской литературы. Всё это охотно переписывалось в среде раскольников. Книгописание становится одним из самых важных элементов сохранения традиции, а книжники, начётчики — одними из самых уважаемых в среде старообрядцев людей.
     Среди того, что переписывают старообрядцы, есть не только богослужебные книги и полемические трактаты. Очень распространены сочинения о конце света, встречаются и летописи, которые писались и в XX веке.
     Из печатных книг старообрядцы признают только те, которые были напечатаны до Никона, — в первой половине ХVII века. Но чем они отличаются от более поздних изданий, старообрядцы не всегда знают, и этим пользуются хитрые торговцы, выдирая выходной лист книги или исправляя на нём дату. Если доверия к печатным книгам нет, то особую ценность для старообрядцев начинают представлять древние рукописные книги. Они продолжают жить в старообрядческой среде и в то время, когда на московском Печатном дворе пергаменные рукописи ХI–ХIV веков используются для технических нужд.
     Старообрядцы реставрируют древние книги, восполняют утраты. Обращённость старообрядцев к прошлому обусловила появление в старообрядческой среде профессиональных собирателей, которым мы во многом обязаны нашими знаниями о древнерусской письменности.
     Особенно много старообрядцев оказывается на севере — на Белом море, среди поморов. Там зарождается особый стиль декорирования рукописных книг — поморский орнамент. Очень характерный, легко узнаваемый чернильный контур, изображающий стилизованные растения, раскрашивается зелёной, красной и жёлтой красками. Но известны изумительной красоты старообрядческие рукописи XIX века, богато украшенные также и золотой краской. В XX веке старообрядческая письменность клонится к упадку и уже не достигает художественных высот прошлого.

     Совершенно новый этап существования русской письменной культуры начинается с эпохи петровских реформ. Русскую письменность, как одну из важнейших составляющих культуры, они затронули непосредственно. Пётр собственноручно изменил алфавит, выбросив из него все буквы, которые не использовались в приказном письме. И если раньше высокая культура изъяснялась по-церковнославянски, то теперь ей было предписано пользоваться языком чиновников. Конечно, понадобилось долгое время — больше века, чтобы книжный язык стал похож на разговорный, чтобы на обычном, повседневном языке можно было говорить о божественных предметах с той же лёгкостью, что и о самых простых вещах.
     Ориентация на европейский тип культуры вытеснила традиционную книжность на периферию. "Просвещённый" XVIII век смеётся над стариной. В ходу другие книги. Другой становится и письменность. Теперь переписывают правила хорошего тона, модные стихи, взятые из переводных романов. И переписывают их не в книги — в тетради и альбомы. Здесь, на альбомных страницах, стихи и проза соседствуют с небрежными акварельными или карандашными рисунками. Кажется, что эти рукописи не должны пережить своих владельцев.
     И всё же в том же XVIII веке зарождается и неподдельный интерес к своему прошлому, в том числе и к древней письменности. Именно этому интересу мы обязаны лучшими находками произведений древнерусской литературы и лучшими собраниями древнерусских рукописных книг. К концу столетия собирательство становится почтенным занятием видных государственных деятелей и просто образованных людей. Сначала это просто модное занятие. Обладатель огромного собрания граф Ф.А. Толстой едва ли хорошо знает, что за рукописи хранятся на полках его библиотеки. Интерес собирателей вызывают красиво орнаментированные рукописи или рукописи, связанные с именами известных исторических лиц. А некоторые "собиратели" коллекционируют только вырезанные из рукописи миниатюры или инициалы. Но с начала XIX века можно уже говорить о зарождении науки о древнерусской письменности. Хотя ещё долго после нет представления о реальной ценности рукописей. Древние книги нередко продают или раздаривают по частям.
     С собирательством, с коллекционированием древнерусских книг тесно связан ещё один вид письменности — подделки. Особенно много фальшивых древнерусских рукописей существовало в конце XVIII— начале XIX веков, когда знаний, чтобы разоблачить подделки, ещё не хватало. Среди прочих широко известен отставной поручик А.И. Сулакадзев — "Хлестаков российских древностей", по меткому выражению известного историка литературы А. Пыпина. По воспоминанию одного из современников, в доме Сулакадзева был "целый угол наваленных черепков и битых бутылок, которые выдавал он за посуду татарских ханов... обломок камня, на котором, по его уверению, отдыхал Дмитрий Донской после Куликовской битвы; престранная кипа старых бумаг, называемых им новгородскими рунами...". Всю эту невообразимую рухлядь он старался (и часто успешно) продавать наивным любителям старины. Его подделки рукописей незамысловаты, но могут многое рассказать о том, как представляли себе древнерусскую книжность на рубеже ХVIII–XIX веков.
     Подделки бывают и более правдоподобными. Известна подлинная рукопись, в которую вставлены очень хорошие копии миниатюр Мстиславова и Остромирова Евангелий, а утраченный текст восполнен на листах нового пергамена. Без внимательного изучения сказать, где кончается древнее письмо и где начинается новое, довольно трудно.
     Дальнейшая история древнерусской письменности — это история хранения, реставрации и изучения. И у этой истории скорого конца не предвидится.

Что ели русские крестьяне?: историческая правда России от РВИО

В наши дни мы почти не знаем ограничений в питании, но еще 3-4 века назад рацион крестьян значительно отличался от нашего повседневного

Мы редко задаемся вопросом, из чего состоял рацион наших предков, однако, на наш взгляд, — это интересное и полезное знание. В наш век глобализации и активного проникновения «интернациональной» кухни на наши столы, в рестораны и другие места общепита, было бы даже интересно несколько разнообразить рацион, попробовав различные древние (и не очень) русские национальные блюда. В конце концов, как писал Вильям Похлёбкин, «наша кухня вкусная и здоровая». Кстати, именно так и называлась лучшая советская поваренная книга, для миллионов наших домохозяек ставшая настольной: «Книга о вкусной и здоровой пище».

Не хлебом единым

Многие могут подумать, мол, откуда ученые могут знать о пище на Руси в IX-XIII веках? Ответ прост: многочисленные археологические находки, естественно, «пищевой» направленности – горшки, глиняные черепки, корзины и другие емкости – даже через века сохранили остатки органических материалов, хранившихся в них. Анализ при помощи современных научных средств позволяет выяснить, что же ели наши предки.

Ржаной хлеб

Источник: pinterest.ru


Начнем с зерновых. Возглавляет этот перечень продуктов, конечно, хлеб. Причем это был кислый ржаной хлеб, который служил основной пищей крестьянина. Хлеб пекли не часто – 1-2 раза в неделю, у хозяйки редко бывало свободное время. Интересно, что он изготавливался бездрожжевым способом под воздействием грибковых культур. Также на основе ржи варили кисели, но кисель мог быть и овсяным, и гороховым.

За хлебом шли каши: гречишная, овсяная, ячменная и из полбы. Все они тоже делались из замоченного и закисшего зерна. В основном каши делились на два типа по уровню густоты – «размазня» и густая. Но были и каши, которые можно назвать едой экстренного типа – в котелок бросали всё, что было под рукой. Согласно древней поговорке про щи и кашу, каша была очень важным и даже ритуальным блюдом. Каши на Руси едали и при княжеском дворе, и на деревенских крестинах, и в будни, и в праздники.

Более поздний источник – «Домострой», который относят к XVI веку. Он не только рассказывает нам о семейных ценностях, но и даёт ценную информацию о пище. Из него мы узнаём, что хозяйки тогда уже готовили не только из ржаной, но и из пшеничной муки оладьи, шаньги, пышки, крутили баранки и бублики, делали сушки, пекли калачи и белый хлеб. На праздник готовили пироги и пирожки со всевозможными начинками: из мяса, рыбы, птицы, ягод, грибов и овощей. Существовали десятки видов пирогов и пирожков.

Каша

Источник: pinterest.ru


В годы неурожая, голода или войны часто и хлеб «скудел», так как хозяйки добавляли в муку что было под рукой. Например, очень распространено было добавление сорняка – лебеды. Но бывало, что и лебеды не было, или её уже всю съели, тогда толкли сосновую кору (её называли «березовый дуб») или брали для муки траву вахку.

В XVIII веке в Россию попадает картофель. При Петре I крестьяне всё ещё мало доверяют новому и подозрительному «земляному яблоку», но к концу века ситуация меняется благодаря усилиям Екатерины II. Крестьяне не только варили или жарили картофель с маслом или салом, но и добавляли его в муку. Представьте, разваренный картофель перемешивался с мукой, и из этого тоже делали хлеб. Хоть он и черствел быстрее зернового, но был очень сытным.

Уха и щи

Согласно всё той же известной нам всем поговорке, мы не можем обойти вниманием и супы. В древности на Руси любой суп называли ухой, но со временем место на крестьянском столе себе отбили щи (или «шти», как произносили в некоторых регионах).

Щи

Источник: pinterest.ru


Щи готовили обычно из рубленой кислой капусты, которую солили в бочках и кадках. Капусту клали слоями, перемежая со слоем ржаной муки и соли. Получались большие куски солёно-кислой капусты, которая и шла на щи. Обычно в щи добавляли так называемый сок (конопляное масло) и сметану. Начинка щей зависела от того, какой день – скоромный или постный. В скоромные дни кроме сметаны добавляли и сало, и сметану. А в постные ограничивались крупами, грибами. Были и щи с рыбой, которую удалось поймать, если ее дозволялось есть в пост. Обычно брали плотву или снетку. Как для каши, так и для щей хорошей добавкой считался добрый кусок сливочного масла.

Мясо и птица

Для большинства крестьян мясо было роскошью. Его употребляли очень редко – в праздники, на свадьбу или другие торжества. Интересно, что даже в зажиточных крестьянских хозяйствах, которые порой не уступали современным фермерским, пища была простая, и мясо ели редко. Понятно, что в богатой крестьянской семье, чтобы хотя бы раз в неделю есть мясо, нужно колоть барана. Несложно подсчитать, что за год пришлось бы заколоть от 30 до 40 баранов, семьи-то по числу ртов были больше, не в пример нынешним. Такой расход скотины себе мало кто мог позволить.

Пасхальный обед

Источник: pinterest.ru


Но в богатых хозяйствах разводили и домашнюю птицу. А это хорошее подспорье – и мясо, и яйца. Яичница в богатых семьях была на столе частенько. В разведении птицы крестьяне были весьма находчивым народом. Они разводили не только домашнюю, но и дикую птицу в лесу: создавали дупла в деревьях, собирали яйца. Да и охота выручала: утка, куропатка, вальдшнеп, тетерев и другая дичь были доступной добычей, несмотря на некоторые помещичьи запреты. Отдельно стоит сказать о добыче крупной дичи. Ее мясо попадало на стол редко из-за тех же запретов. Разводили кроликов, с силком ходили на зайца, и это мясо встречалось в рационе чаще.

Но всё-таки следует подчеркнуть, что мясо было скорее роскошью, а не обыденностью. Часто крестьяне объедались на праздник, «болели животом» с непривычки. Нужно понимать, что мясо – продукт скоропортящийся, а холодильников тогда не было. Поэтому 2-5 суток были пределом тогдашнего «срока годности». А если не было ледника, мясо просто замачивали в кадке с пивом, уксусом, молоком или сразу варили.

Овощи и другие «ествы»

Традиции русских солений хорошо известны и в наши дни. Репа, редька, свекла, капуста. Эти овощи были на столах практически всегда, причем в разном виде: пареные, вареные, жареные и сырые. Чаще всего, чтобы сохранить подольше, овощи солили, причем тем же способом, что и капусту, о которой мы говорили выше. «Довольно соли», мука, 7 дней в тёплой избе – и готова кадка солений.

Крестьянский праздник

Источник: pinterest.ru


Самым популярным овощем на столе до появления огурцов и помидоров была пареная репа (и она тоже стала именем нарицательным). Кстати, репа спела за 2 месяца, что позволяло снимать частые урожаи, поэтому ею засевали огромные площади. Крестьяне ее любили, и часто, кроме «щей да каши», была еще «репа, рыба да грибы». Популярной была и редька, резаная кружочками, с луком и соком (конопляным маслом). Да и сами лук и чеснок хранили здоровье наших крестьян, и присутствовали в рационе почти всегда.

Ествы – это еда для праздничных дней. Мы уже этой темы касались, теперь расскажем подробнее о том, что украшало стол. Мясные щи или похлебки (например, «варить баранину с луком, морковью или репой; и после подправить подпалкой»). Жареное мясо, студень, птица (разумеется, у состоятельных крестьян). Наконец, яичницы – простые, с ветчиной и так называемые «драчены». Вот один из рецептов, можете взять себе на кухню:

«Разбить в чашку несколько яиц и, сбивши их, прибавить туда молоко и масло, и опять сбивать, подбавляя понемногу пшеничной или крупичатой (ржаной) муки до тех пор, покамест зделается наподобие блинного теста. После чего, немного осоля, поставить в печь в вольной дух».

В праздники крестьянки каши варили на молоке, готовили также сырники, оладьи, пироги – всё, о чем мы тоже упомянули.

Крестьянская трапеза

Источник: pinterest.ru


Итак, краткий обзор материалов по крестьянской пище лишь подтверждает главную мысль о том, что в условиях суровой природы, с коротким земледельческим сезоном работ, весь быт, весь уклад жизни великорусского населения Европейской России носил четко выраженный «мобилизационно-кризисный» характер. Такой быт заставлял выбирать крайне рациональный тип питания. Прежде всего это обилие хлебопекарных изделий (их, кстати, заготовливали сразу на большой срок), преобладание в пище не скоропортящихся продуктов поварского мастерства (щи, каша, квас), обилие солений (солонина мясная, «коренные» сорта рыбы, то есть «крутого» соления, сушеная, вяленая рыба и т. п.), «дары природы» (лесные ягоды, грибы и т. п.). Существенную роль играли и выращенные в огороде овощи, и заготовки диких трав (серая листовая капуста, репа, редька, ботвиньи свежие и квашеные, щавель, сныть и т. д.). В целом рацион был весьма однообразен, но он же при этом способствовал поддержанию сил и здоровья населения. Сравнительно небольшой слой зажиточного крестьянства имел более разнообразную пищу, но и она всегда была далека от изысканности.

Обложка: pinterest.ru


Смотрите также:

Что можно было получить в годы войны по продуктовым карточкам?

Грог, сухарь и жареная крыса: быт моряков парусного флота

Война войной, а обед по расписанию: что ел советский солдат

Топ-5 блюд, которые подарил нам Советский Союз

Кому положены 100 грамм?

У ласкова у князя у Владимира...

В народной памяти образ великого князя Владимира Святославича неразрывно связан с представлениями о расцвете державы, истинном золотом веке Киевской Руси – эталонной эпохе, которую хочется продлить навсегда. Хотя бы в песне

Гусляры. Худ. В.М. Васнецов. 1899

Не каждый из нас читал Житие святого равноапостольного великого князя Владимира. Мало у кого доходят руки до научных книг о временах крестителя Руси. Но все мы о Владимире Красное Солнышко узнаем в детстве, ведь не перевелись еще на Руси былины, они даже в мультипликации утвердились. Детская душа по-прежнему открывается им, замирая от восторга и сладкого ужаса. А «Руслан и Людмила»? Ведь и у Пушкина все начинается с описания знаменитого застолья у киевского князя.

В памяти народной могущественным правителем остался именно князь Владимир. Его образ буквально сросся с героическим миром русского фольклора. Кому незнакомы эти слова?

Во стольном городе во КиевеУ славного князя ВладимираБыло пированье, почестный пир,Было столованье, почестный стол.На многи князи, бояра,И на русские могучие богатыри,И [на] гости богатые.Будет день в половину дня;Будет пир во полупире;Владимир-князь распотешился,По светлой гридне похаживает…

Такая запевка предваряет многие богатырские истории – старины – киевского цикла. Ни русской речи, ни нашего национального характера невозможно представить без этих эпических песен, которые чаще всего мы называем былинами.

Уж так повелось в русском фольклоре: если князь – то князь Владимир. Если зима – то снежная, если фрукт – то яблоко, «коли пир – так пир горой». Столь веское и прочное народное признание заслужить непросто.

Впрочем, энциклопедии безапелляционно указывают: «Былинный образ не служит отражением исторической личности Владимира Святославича». Не слишком ли категорично сказано?

Устный учебник?

Можно ли относиться к былинам как к источникам исторического знания? Ученые спорят веками: об этом, наверное, написана уже целая библиотека.

Все дело в том, что старины приходят к нам как свидетельства из далекого прошлого, но свидетельства искаженные. Классические сюжеты о богатырях складывались, по-видимому, в X–XIV веках. Однако мы знаем былины киевского цикла в основном в интерпретациях конца XVIII – начала XX века, в редких случаях – конца XVII столетия. То есть перед нами вовсе не жесткий диск скрытой камеры времен святого равноапостольного великого князя. Его фольклорный образ – это произведение искусства, а значит, в нем переплетены фантазии авторов и их воспоминания о прошлом. О прекрасном прошлом, каковым представлялась эпоха Владимира в годы распрей и поражений.

Но не только ностальгические мотивы звучат под былинные гусли. На образ Владимира Красное Солнышко повлияли и впечатления о великих князьях и царях московских. Выдающийся исследователь фольклора Владимир Пропп даже видел в некоторых сюжетах, связанных с киевским князем, шарж на царя Василия Шуйского.

В памяти народной могущественным правителем остался именно князь Владимир. Его образ буквально сросся с героическим миром русского фольклора

Историки и филологи от века пристально вглядывались в повествования о богатырях. Еще до того, как появился термин «былина», отец русской историографии Василий Татищев рассуждал: «Песни древних, хотя они не таким порядком складываны, чтоб за историю принять было можно, однако ж много можно в недостатке истории из оных нечто к изъяснению и в дополнку употребить, как видим Омера [Гомера. – А. З.], песнями нечто в память оставившего. Я прежде у скоморохов песни старинные о князе Владимире слыхал, в которых жен его имянами; тако ж о славных людех Илье Муромце, Алексие Поповиче, Соловье-разбойнике, Долке Стефановиче и проч. упоминают и дела их прославляют, а в истории весьма мало или ничего. В пример сему о Путяте я из песни изъяснил. Но я жалею, что ныне таких песен списать не достал». Таким образом, Татищев использовал старины как источник – наравне с летописями.

Историк другой эпохи – советский академик Борис Рыбаков – и вовсе сближал былины с летописями, даже по линии авторства: «Летопись всегда рассматривалась как дело государственное. Вполне возможно допустить, что дядя и воспитатель Владимира, Добрыня, был причастен не только к созданию некоторых эпических былин – произведений тех лет, но и к созданию первой сводки разнородных материалов по истории Киевской Руси».

Иллюстрация к былине «Добрыня и змей». Худ. Е.А. Кибрик (Изображение РИА Новости)

Как тут не вспомнить и другое, более известное, афористическое рассуждение Рыбакова: «Былины – это как бы устный учебник родной истории, сложенный самим народом; он может сходиться с официальным изложением истории, но может и резко расходиться с придворными летописцами. Для нас очень важны народные оценки тех или иных явлений и событий, которые мы находим в былинной эпической поэзии, так как это единственный способ услышать голос народа о том, что происходило тысячу лет назад». До Рыбакова похожий взгляд на былины пропагандировал и другой советский историк-академик – Борис Греков.

Былинное время протекает сразу в нескольких измерениях – в прошлом и настоящем. Потому и полюбили народный эпос выдающиеся историки и мыслители – А.С. Хомяков, Д.И. Иловайский, Б.Д. Греков, Б.А. Рыбаков, И.Я. Фроянов... Богатырские песни показывают динамизм исторического факта – не закостеневшего раз и навсегда, а существующего в процессе интерпретаций, переосмыслений. Правда истории изменчива, пластична. Что больше повлияло на историю Руси: подлинный князь Владимир, многое сделавший для Древнерусского государства, или его образ – фольклорный, церковный, литературный? Тут все взаимосвязано: былины воздействуют на нас столетиями, но и отрывать их от исторической почвы нельзя.

Извечный вопрос: кто правдивее? Летописцы, работавшие по заказу властей, зависимые от идеологической и церковной конъюнктуры, создающие государственный миф? Или все-таки народные сказители, которые опирались на устойчивые пересуды о прошлом, на обобщенные сложившиеся репутации князей, воинов, врагов?

Да, авторам героических песен (а к ним причисляется любой сказитель, хоть одну из них пропевший) многое диктуют законы жанра, необходимость развлекать слушателя, поэтому исполнителей так тянет к фантастике. В отличие от летописцев, они и не пытаются привязать события к каким-либо датам. Былинным героям вольготно существовать в эпическом времени, в котором перемешаны эпохи – «златая цепь на дубе том». Там вечно правит ласковый (пусть подчас и взбалмошный, даже вероломный) князь Владимир, в котором мы различаем не только силуэт князя-крестителя, но и черты Ивана III, Ивана Грозного, Василия Шуйского, Алексея Михайловича. Опять же, это не фотографии монархов, а отзвуки их народного восприятия. Словом, как ни назови русские былины – старинами, песнями, героическими поэмами, они дополняют корпус канонических исторических источников. Причем речь тут идет об истории всех веков существования былин в народном творчестве.

Первый среди равных

Почему в былинах называют Владимира не Великим, не Святым, не Старым, а неизменно – Красное Солнышко? Почему в песнях не отражено главное свершение князя – Крещение Руси?.. Христианство никогда не было прямоезжей дорогой. Евангельское учение постоянно приходилось адаптировать к устоям и нуждам общества. Так происходит с каждой большой идеей, с каждой религией. И хотя нередко государство нещадно боролось с пережитками язычества, древние традиции продемонстрировали жизнеспособность.

Конечно, в былинах Владимир – христианский монарх. В этом нет и тени сомнений. И богатыри готовы защищать «веру христианскую». У слушателя создается впечатление, что православие на Руси утвердилось давно. Что неудивительно, ведь былинные сюжеты складывались в ту пору, когда православие уже стало частью русского самосознания. Сказителей мало интересовал рубеж принятия христианства, для них Русь – извечно крещеная. Но прозвание Красное Солнышко отсылает и к языческой сути князя, к статусу всеми почитаемого жреца, связанного с солярным культом. Основываясь на этом, некоторые исследователи не исключают, что киевский князь мог быть (разумеется, до крещения) верховным жрецом Даждьбога – бога солнца…

В былинах мы видим лишь легкую тень этих давних представлений, далекое переосмысление, но все-таки неспроста сказители не отказываются от «солнечного» титула. К тому же в христианской традиции он превратился в один из символов государственной власти. Монарха связывали с одним из главных небесных светил. Самый известный пример – «король-солнце» Людовик XIV.

«Богатырские песни, очевидно, принадлежат к древнему периоду нашей истории; вероятно, были они петы если не при самом Владимире, то вскоре после него», – предполагал славянофил Константин Аксаков. Киев при этом великом князе был центром притяжения для племен от Новгорода до Тмутаракани. Правителю удавалось демонстрировать силу и мудрость, решительность и распорядительность. Есть гипотеза, что воспоминания о расцвете Киевской Руси утвердились как былинный канон в годы зависимости от Золотой Орды, во времена кровавых междоусобиц… Образ могущественного государства поддерживал народное самосознание в эпоху поражений. Особое восхищение вызывал Владимир, контролирующий огромное пространство, необыкновенно удачливый в военных предприятиях.

Фольклорный образ Владимира – это произведение искусства, а значит, в нем переплетены фантазии авторов и их воспоминания о прошлом. О прекрасном прошлом, каковым представлялась эпоха князя в годы распрей и поражений

Но не только в годы средневековых усобиц образ князя был столь востребован. Былинный (а отчасти и летописный, и житийный) Владимир стал олицетворением триады, которую сформулировал в XIX веке министр народного просвещения Сергей Семенович Уваров, – «Православие. Самодержавие. Народность». Киевский князь подходил под эту формулу, как никто другой. В былинах он представал крепким правителем, стремившимся к самодержавной власти во всех русских землях. Летописный и житийный образы предлагали образец новообращенного христианина: князь сильно переменился после святого крещения и пытался применять евангельские законы на практике даже в политике. А проявлением народности стали незабываемые пиры в стольном Киеве. Народная память сохранила предание о том, как на пирах тех и неимущих сажали к столу.

Застольный князь

Из сюжетов, в которых Владимир предстает главным героем, наиболее популярны былины о его сватовстве и женитьбе. Классическая завязка: князь изъявил желание жениться – и храбрецы ищут ему невесту. Сказители воспевают и жену князя – Евпраксию. Но, как и исторического Владимира, былинного князя ни скромником, ни аскетом не назовешь.

Брал он Настасью королевичнуЗа ручки белыя, за ея перстни злаченые,Опускает он с молодаго жеребца;Брал он ее за груди нежныя,Целовал в уста печальныя,Проводил в палаты белокаменны,В те палаты красовитыя.Пир он провел по честномуИ людей накормил до сытешенька,А сватов напоил до пьянешенька.Все люди идут, да похваляются:«Вот у нас есть солнышко Владимир-князь,Владимир-князь стольнокиевский:Нет таковаго во всей РусиИ нет таковаго в каменной Москве».Тут век о Владимире старину поютСинему морю на тишину,А всем добрым людям на послушанье.

А вот о воинских доблестях князя певцы вспоминали нечасто. Былинный Владимир воевал гораздо реже, чем его исторический прототип. Между тем, судя по письменным источникам, князь даже в преклонном возрасте возглавлял походы, не раз рисковал жизнью.

Константин Аксаков одним из первых прочитал русские былины как культуролог и подробно их прокомментировал. Не прошел он и мимо княжеского образа: «Владимир в песнях не одарен богатырской силой, не имеет даже храбрости, часто смущается и пугается перед бедою; в особенности страшен ему грозен посол из Орды, – одним словом, образ его в песнях вовсе не величав. Но зато образ этот вполне добродушен, но зато привет и ласка – его неотъемлемые качества. Добрая душа греет людей, и страшно-могучие богатыри Владимира, от подвигов которых он иногда не знает сам куда деваться, любят его, служат ему охотно и зовут «красное солнышко, ласковый Владимир-князь!». Постоянно радушный и ласковый хозяин, Владимир является в песнях почти всегда на веселом пиру со своими гостями».

Тут есть в чем разбираться. Культ богатырей – явление органичное для того времени, когда от физической силы и на войне, и на охоте, и в крестьянском труде зависело слишком многое. Из разных городов Руси их всех влекло в стольный Киев-град, к князю Владимиру. И в этом вполне резонно видят народное одобрение сильного государства.

Испытание князем Владимиром силы русского богатыря Яна Усмаря перед поединком его с печенежским богатырем. Худ. Г.И. Угрюмов. 1797 (Фото: РИА Новости)

Почему же образ самого Владимира в классических былинах статичен? Ведь существовали сюжеты о том, как князь побеждает змия, но они не стали популярными. Чаще всего он предстает в гриднице, во главе «почестного пированьица». За столом подчас решаются судьбы богатырей, но правитель редко выходит за пределы резиденции. Верно то, что исторический Владимир действительно прославился пирами, однако он не знал, что такое размеренная жизнь. Жажда завоеваний, любовь к далеким походам передалась ему от отца – неутомимого воина Святослава. А певцы вот остались равнодушными к воинским подвигам Владимира. Быть может, тут сказалась московская традиция XVII века, когда цари проводили дни в церковных и светских ритуалах, покидая Кремль лишь для богомолья, а не для походов?

Хотя есть и другое предположение. В глубокой древности, задолго до Владимира, вождь племени должен был постоянно пребывать у священного очага, оставаться дома хозяином. Кто знает, может, тут аукнулась именно эта седая традиция?

Пятна на мундире

В эпосе любого народа всегда можно почувствовать оппозиционные настроения. Налет скепсиса по отношению к власти, довольно критичный взгляд на тех, кто нажил палаты каменные. На тех, кто затевает войны и распри, в которых витязям приходится погибать.

Архиепископ Новгородский Феофан Прокопович (1681–1736). В 1705 году, еще преподавая в Киево-Могилянской академии, он написал трагедокомедию «Владимир» (Фото: РИА Новости)

Вот и князь Владимир – персонаж отнюдь не безукоризненный. Образцом чрезвычайно высоких моральных качеств среди главных героев богатырского цикла на протяжении веков оставался Добрыня Никитич. Вот кому неведомы зависть, трусость, жадность, вспыльчивость, коварство, жестокость. Он самоотверженный защитник Отечества, благородный витязь.

Кстати, Илья Муромец, безусловно любимый былинный герой всея Руси, тоже не чужд человеческих слабостей. Он бывает своенравным и обидчивым, но всегда твердо стоит за правду. Сказители же симпатизируют ему, даже когда богатырь в знак протеста устраивает в Киеве форменный погром. Илья есть Илья, равных ему нет. Слабости приближают его к нам, он – земной, черноземный. Нашенский!

А Владимир… Он, конечно, вызывает восхищение, но нередко демонстрирует крайнее властолюбие, порой скор на расправу и страшно несправедлив. Эпос не любит безукоризненно положительных героев. Вспомним Гомера: жестокость гордеца Агамемнона, интриги Одиссея, слепую ярость Ахилла… Владимир же подчас под горячую руку незаслуженно обрушивает кару и на Добрыню, и на Илью. Сказитель, разумеется, неизменно сочувствует опальным героям. А как жестоко и несправедливо обошелся князь с самым скромным богатырем – Сухманом!

Посадил его Владимир стольнокиевскойВо тыи погреба во глубокии,Во тыи темницы темныи,Железными плитами задвигали,А землей его призасыпали,А травой его замуравили,Не много ли не мало лет-то на тридцать…

Сюжет о гибели (а по существу, о демонстративном самоубийстве) Сухмана-богатыря – наиболее мятежный, бунтарский по отношению к Владимиру. Илья Муромец (или, в некоторых вариантах, Добрыня Никитич) – второстепенный герой этой былины. Он помог Сухману, доказал его правду, верность князю и всей земле русской. Тогда-то Владимир и смилостивился, даровал богатырю и свободу, и почести. Но тот не пожелал служить несправедливому правителю – предпочел смерть (сорвал маковые листочки, которыми были прикрыты его раны, полученные в сражении с силой татарской, и истек кровью, давшей начало реке Сухман…). Честь для него оказалась выше службы. Нет сомнений, что симпатии сказителя и его слушателей – на стороне Сухмана.

Иллюстрация к былине «Сухман». Худ. Е.А. Кибрик (Фото: РИА Новости)

Так что же, здесь проявляется ненависть к Владимиру? Не все так просто! Эпос – прихотливая материя, не замешанная на прописных истинах. Крестьянскому мировоззрению свойственна трезвая оценка политиков, их миссии, их специфической морали. Князь Владимир не был отделен стеной от своих дружинников, да и вообще от киевлян. Его образ жизни крепко связан с принципами военной демократии. Но тут вдруг – деспотизм во вкусе более позднего времени…

Былинный Владимир воевал гораздо реже, чем его исторический прототип. Между тем, судя по письменным источникам, князь даже в преклонном возрасте возглавлял походы, не раз рисковал жизнью

Песня о Сухмане – это не аристократическая фронда. В ней мы ощущаем застарелое крестьянское недовольство правящими кругами. В советские времена историки, повествуя о любой эпохе, преувеличивали накал классовой борьбы. А в последние годы мы впали в другую ересь: попросту не замечаем социальных противоречий. Создаем иллюзию вечно благостных взаимоотношений между «кесарем и слесарем». Но страусиные манеры, думаю, и в пропаганде не помогают, а уж в науке – подавно. И в данном случае это именно тот исторический ракурс, когда песня честнее летописи, где власть и всегдашняя правота князя – сакральная ценность. Где перечить князю может только равный ему. Потому там и прослеживается отношение к междоусобным войнам как к чему-то привычному, а про таких Сухманов – просто-напросто умалчивается. Зато в народе жила потребность излить обиду на сильных мира сего в таких песнях.

Выдающимся политиком предстает Владимир в сюжете о его спецоперации по нейтрализации Чурилы Пленковича – enfant terrible русских былин. (Заметим здесь в скобках, что даже автор Жития святого князя Владимира любуется, помимо прочего, его умением мыслить рационально, в том числе при выборе веры.)Говорил Владимир таково слово:

«Хоть и много на Чурилу было жалобщиков,А побольше того челомбитчиков:А теперь на Чурилу я суда не дам».Говорит Владимир таково слово:«Премладой Чурила ты сын Пленкович!Хошь ли идти ко мне во стольники,Во стольники ко мне, во чашники?»Иной от беды дак откупается,А Чурила на беду и нарывается:Пошел ко Владимиру во стольники,Во стольники к нему, в чашники.И поехали они в Киев-град.

Тут можно проследить разнообразные ассоциации. Кто такой Чурила? Этот богатырь от слова «богатство» не имеет отношения к заставе защитников земли русской. Состоятельный феодал, прожигатель жизни, он «потаскун, бабий соблазнитель». Перед этим щеголем холопы всегда носят «подсолнечник», предохраняющий лицо его от загара. О князе Владимире сказители таких подробностей не сообщают. Когда княгиня просит мужа сделать Чурилу постельником, тот ревнует, замечает опасность и отпускает красавца в его усадьбу.

Чурила поступил на службу к Владимиру, поддавшись уговорам. В этом сюжете видится метафора завоевания Киевом соседнего племенного союза, вождь которого становится данником великого князя. Такие корни не исключены, но старательно завуалированы.

Далекие отголоски

В век русского классицизма воссоздавался и прославлялся отечественный аналог Античности – былинный период Киевской Руси. Речь идет об идеализированной Античности, которую считали временем гармонии, золотого сечения.

Образ святого князя, крестителя Руси, оказался, конечно, в центре создававшейся поэтами XVIII века древнерусской героики. Русская классическая литература по существу началась с трагедокомедии Феофана Прокоповича «Владимир» (1705), вчитаться в которую сегодня непросто. Другое дело – написанная в 1772-м трагедия Якова Княжнина «Владимир и Ярополк».

Иллюстрация к былине «Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром». Худ. Е.А. Кибрик. (Фото: РИА Новости)

Княжнин построил произведение на остром противопоставлении персонажей-антиподов, заглавных героев пьесы, братьев Владимира и Ярополка. Важнейшей добродетелью, отделяющей идеального Владимира от резко отрицательного Ярополка, представлялась самозабвенная преданность идее укрепления государства, установления гражданского мира, утверждения просвещения. Всеми этими устремлениями поэт сполна наделяет младшего из князей. Ярополк эгоистичен, его снедают химеры собственных, оторванных от общественных интересов желаний. И он терпит и духовный, и политический крах, становясь преступно деспотичным князем, а затем и прямым предателем Родины. Образы трагедии наделены вполне традиционными для этих исторических персонажей чертами – только заметно, что молодой Княжнин исполняет летописный сюжет с огромной силой искренней веры в идеалы своего Владимира.

В XX веке былинный, сказочный князь Владимир появляется и в кино. Достаточно вспомнить два шедевра режиссера Александра Птушко – «Илья Муромец» и «Руслан и Людмила». В обеих картинах в роли князя Андрей Абрикосов. Невозможно забыть его мягкий, но уверенный, истинно княжеский голос, подлинно царственные манеры. В «Илье Муромце» Владимира вряд ли можно назвать положительным героем, но Абрикосов своего героя не принижал. Зрители, главным образом дети, смотрели на него не без восхищения. Кино вовсе небезобидно: у этого вида искусства – силушка богатырская. Но не менее важно, что до сих пор переиздаются былины киевского цикла. Появляются новые адаптации для детей, рождаются замечательные иллюстрации. «Былинники речистые» продолжают рассказ.

Андрей Абрикосов в роли князя Владимира в фильме Александра Птушко «Руслан и Людмила» по мотивам поэмы А.С. Пушкина (Фото: Фотохроника ТАСС)

Наверное, это необходимо, чтобы наряду с житийным и летописным образами святого равноапостольного князя, наряду с историческими изысканиями исследователей, вглядывающихся в тайны прошлого, существовал и Владимир Красное Солнышко. Сказочный, он по-прежнему притягивает богатырей, которые хотят и стремятся послужить Руси. Он пирует, и за длинным княжеским столом найдется место и для нас.

Автор: Арсений Замостьянов

Что означает слово Русь на самом деле / Ветеран Белово

Что означает слово Русь на самом деле

Мы называем себя русскими, ведём споры о русской идее и считаем Россию наследницей Древней Руси, не зная даже первоначального значения слова «Русь».

Славянская версия

Доказательная база здесь следующая. В VIII-IX вв. среди восточных славян стало выделяться племя, живущее по среднему течению Днепра: к югу от Киева до реки Роси и по течению этой реки и ее притока Россавы. Здесь при впадении Роси в Днепр находился летописный город Родня, остатки которого видят в Княжой горе, богатой археологическими находками. Сюда в град Родню «на устьи Роси» спустя несколько веков бежал из Киева Ярополк, унося ноги от своего брата Владимира Святого. Таким образом, Рось, Россава, Родня соединены в одном месте. Нагрянувшие в эти места варяги, не мудрствуя лукаво, назвали землю аборигенов Русью.

Шведская версия

Ruotsi, Roots, Rotsi — так финские племена (суоми, карелы, водь, чудь и т. д.), населяющие территорию Северо-Западной России, прозвали шведов. Последние (в норманнском и варяжском обличии) с VI по IX век были частыми гостями в тех местах. Не всегда званными.

«Сарматская версия»

Защитником этой гипотезы был Михайло Ломоносов, который считал, что русы являются прямыми потомками воинственных сарматских племен роксоланов или росоманов (эти самоназвание и эволюционировали со временем в слово «Русь»). Кстати, конкурентами Руси за право носить титул потомков сарматов были и польская шляхта.

«Налоговая версия»

Ряд историков утверждает, что «русью» называли не отдельное племя, а профессию — сборщиков дани. Помните термин «полюдье»? У некоторых финно-угорских народностей слово «люди» обозначало тех, кто вынужден был платить дань, а русью, вероятно, называли тех, кто эту дань собирал. Среди тогдашних коллекторов было много варягов-дружинников, поэтому социальный термин, видимо, был перенесен и на этническое название варягов. Интересно, что слово «люди» стало даже самоназванием одной из финно-угорских народностей (Ljudi)

«Гребная версия»

В последнее время распространилась гипотеза, что никакого племени «русь» вообще не было. А были интернациональные (шведские, норвежские, датские) гребцы, участники походов на гребных судах, которые сами себя на норманнском морском жаргоне называли «robs». Ну, а местные жители (славяне и финно-угры) для удобства переименовало их на более благозвучное «русь».

«Военная версия»

На ранних этапах образования Древнерусского государства «русью» называли военное сословие. Чуть позднее «русью» стали называть форму государственного правления (вроде военной республики), а уже потом название перешло на весь народ. «Краснолицая» версия Как известно византийцы называли агрессоров, совершавших периодически набеги на Константинополь, пройдя путь «из варягов в греки», «россами» (то есть «красными» или «рыжими»). Это дало повод для гипотез, что свое прозвище гости из Киевской Руси получили за цвет лица (то ли за румянец, то ли за склонность к обгоранию на южном солнце — неясно). Интересно, что Ибн-Фадлан, встретивший варягов в 922 году, отозвался о них: «Они подобны пальмам, румяны, красны».

В принципе, не так уж и важно, какая версия более близка истине. Главное, чтобы это никак повлияло на любовь к Родине!


Настоящая История России

традиции, суеверия, обязанности свахи, картины.

Феклы Ивановны, Устиньи Наумовны, Домны Платоновны, Акулины Гавриловны… Почтенные матроны, про которых в народе говорили «сваха лукавая — змея семиглавая», но в таком важном деле, как поиски семейного счастья, — обойтись не могли. Ни барышни, ни крестьянки. О мастерицах навести мосты в делах семейных узнаем с Натальей Летниковой.

Михаил Шибанов. Празднество свадебного договора. 1777

Константин Маковский. Сваха. 1900-е

Иван Куликов. Старинный обряд благословения невесты в городе Муроме. 1909

«Не выбирай, жених, невесты — выбери сваху»

Красноречие, ловкость, обходительность. Умение расписать, увлечь, обаять. Длинный список свахиных добродетелей и талантов — залог успеха важного предприятия. Превознести достоинства жениха или невесты, о недостатках тактично умолчать… В случае если жених к невесте неожиданно нагрянет — догнать, перегнать, обеспечить достойный прием.

Сваха — центр деловой и рекламной информации. Досконально знала все население близлежащих окрестностей — холостых и «на выданье», была осведомлена о материальных вопросах и замысловатых традициях для пользы дела. К примеру, отправляясь на сватовство — связать кушаком ножки стула, чтобы свадьба «лучше вязалась».

Вокруг да около

Говорить о предстоящем бракосочетании напрямую не полагалось, чтобы не сглазить. Вот и наводили «тень на плетень». Невеста то «садочек», то «гусочка»… на что фантазии хватало — лишь бы сбить с толку «нечистую силу». Сваха садилась напротив двери да ноги ставила на половице, ведущей к выходу из дома, чтобы сватовство прошло удачно.

Родители, даже если выдать дочку замуж были не прочь, сначала непременно отказывали. Первое сватовство — «запрос», как правило, оставляли без ответа. Выигрывали время, чтобы жениха узнать, да и вдруг получше найдется, про сватовство прознав. Задача свахи — «уговорить», но не переусердствовать: «Христа ради невест не выдают».

Отказывать напрямую было тоже не принято. Отговорка должна была выглядеть веско: мол, дочка еще не выросла, но если совсем недосуг оправдания выдумывать — просто возвращали принесенный гостями свадебный каравай нетронутым.

Клавдий Лебедев. Боярская свадьба. 1883

Николай Пимоненко. Сваты. 1882

Николай Петров. Смотрины невесты. 1861

Чтобы не сглазить...

В столь серьезном деле — куда ж без суеверий и традиций. Постные дни — среда и пятница — были негласными выходными от всех околосвадебных дел. И уж, конечно, и помыслить невозможно о брачных хлопотах 13-го числа.

Опасаясь чужих глаз, свататься ходили после захода солнца, подъезжали через задний двор. Уж если и откажут, так и не стыдно будет: в темноте кто куда ходил — не разберешь. Отправляясь за положительным ответом, следовало хранить молчание и разговоров по дороге не вести. Подойдя к нужной двери, прикоснуться плечом к косяку, лишь после этого — стучать.

Войдя в дом — перекреститься на образа. Обычай, которому на Руси следовали не только перед свадьбой. Пока сваха вела разговоры, родственники жениха старались незаметно дотронуться до ножки стола.

Читайте также:

Традиции общие и в каждой губернии свои. В Симбирске сватья садились под матицу — балку; в Вологодской губернии — не забывали погреметь печной заслонкой; в Архангельской — приложить руки к печке, а в Курской — связать вместе кочергу и метлу. В Алтайском крае сваха — авакуда — не только вела дело до свадьбы, но и помогала невесте переехать в дом жениха и даже менять прическу — девичью на женскую.

У вас товар...

Невеста перед сватами — само смирение. Хранила молчание, трижды меняя наряд. Поила чаем, ходила павой. Умница и красавица в идеале должна быть еще и мастерицей. Проявить свои таланты перед сватами — хороший тон. На испытаниях будущей супруге предстояло поразить гостей.

К примеру, кружевницы считались невестами перспективными, демонстрировали ловкость рук, перебрасывая коклюшки. А мастерицы, которые делали филимоновскую игрушку или дымку, слыли невестами богатыми. Начинали девочки лепить глиняные фигурки лет с семи, а деньги от их продажи на приданое шли. В общем, «выбирай невесту не в хороводе, а в огороде» или за рукоделием.

Обсуждали девушку, даже если хорошо знали, из вежливости — за порогом. Отправлялись на совещание в сени или на крыльцо. Будущая теща подносила жениху стакан с напитком. Коли выпьет — свадьбе быть, а если только пригубит — даже надеяться не стоит. Лишь сваты за порог, женщины со стороны невесты старались связать ухваты и кочережки вместе — притянуть удачу в деле.

Константин Маковский. Под венец. 1890

Николай Пимоменко. Засватали. 1896

Павел Федотов. Сватовство майора. 1848

У нас купец

Красота красотою, мастерство мастерством, а практическую сторону вопроса никто не отменял. Родственники невесты отправлялись в дом жениха — на осмотр хозяйства. Много ли скотины? В достатке ли хлеба? Хватает ли посуды? Изучали самым пристальным образом. Случалось, что после подробного осмотра до свадьбы дело не доходило. Если жених оказывался совсем несостоятельным.

Прообраз брачного контракта — рядная запись, или роспись, составлялась в дворянских семьях. Здесь вместо свахи за дело брался подьячий. А уж что написано пером, расторгается только через суд. Не свахино это дело — от праздничных столов, да за судебные дела. Свадебный переполох куда приятнее.

Вот почему Россию называют Россией

«Гости из-за границы» (1901) Николай Рерих | © WikiCommons

Мы привыкаем к часто используемым именам. Они становятся такой неотъемлемой частью нашего восприятия мира, что мы редко задумываемся об их происхождении. Но все слова откуда-то происходят, и поиск их предков может превратиться в увлекательное путешествие в самое далекое прошлое. Это особенно верно в отношении названий стран: их истории многое говорят о самих странах.Вот краткая история того, почему Россию называют Россией; история войн, завоеваний и викингов.

Современная Россия получила свое название от Кевианской Руси, предков России, Украины и Белоруссии. Название Русь происходит от древнескандинавского слова, означающего «гребцы».

Исторические источники того периода скудны, поэтому невозможно что-либо утверждать с абсолютной уверенностью. Тем не менее, сейчас широко распространено мнение, что «гребцы» были викингами, которые прибыли с территории современной Швеции и стали доминировать в регионе по крайней мере на несколько столетий.Викинги гребли из Швеции на территории, ныне принадлежащие России, и вниз по рекам до Украины.

Исконная Русь на картине Виктора Васнецова (1848–1926) | © В. Васнецов. Призваные Варяговы. Дом-музей Вазнецова / WikiCommons

Самые ранние источники, упоминающие Русь, относятся к началу и середине девятого века из Византии, Персии и Франции. Все они описывают славян и русов как две отдельные группы, причем русы доминируют над славянами.Самое первое местное упоминание о русов можно найти в Первой летописи, составленной в XII веке.

Однако, говоря о событиях девятого века, Летопись не делает различий между славянами и русами в той же степени. Две группы, должно быть, объединились за десятилетия сосуществования и приняли название более доминирующей из двух.

Современное название России (Россия) происходит от греческого слова «Русь». По мере того как Киевская Русь развивалась и разделялась на разные государства, то, что мы теперь знаем, как Россия, называли Русью, а Русская Земля (земля Руси).

Наконец, когда правители Великого княжества Московского объединились, некоторые территории бывшей Киевской Руси в 15 веке начали использовать византийское название для Руси, Россия, и, следовательно, современное название для России было родившийся.

История названия Россия так же запутана, как и история самой России: она включает в себя завоевание, борьбу за власть, распад и воссоединение. Что наиболее важно, это смешение языков, культур и народов.Имя России действительно является зеркалом, в котором отражается сама Россия.

Опасные путешествия в Восточную Европу и Россию

Фото: Ajok.

Корабли, используемые викингами, были жизненно важны для их торговли и позволяли им достигать отдаленных мест. Шведские викинги, в частности, путешествовали на восток. Из торгового города Бирка и с Готланда они плыли через Балтийское море, затем по восточноевропейским и русским рекам, доходя до Черного и Каспийского морей.Вдоль рек они останавливались в торговых центрах и городах и, таким образом, вступали в контакт с торговой сетью, простирающейся до Индии и Китая.

Однако такое путешествие было чрезвычайно рискованным, не в последнюю очередь потому, что викингам приходилось проходить через территории, населенные множеством разных иноземных народов. Здесь они столкнулись с риском нападения и ограбления. Поездки делались еще более опасными из-за того, что части русского пейзажа были непроходимыми, а реки имели мелководья и пороги.Поэтому викинги очень полагались на знания местных жителей.

Путешествие в Киевскую Русь

В конце VIII века первые корабли викингов достигли Киевской Руси, которая в то время была именем Русского государства.

Город Старая Ладога был точкой входа викингов в Киевскую Русь. Посетители города сегодня все еще могут увидеть курганы викингов вдоль реки Волхов.

Торговый город Ладаго возник в конце 700-х годов.Он имел много общего, например, с Хедебю и Биркой, но также использовался в качестве «стоянки», где торговцы с товарами могли дождаться подходящей погоды, чтобы продолжить свое путешествие.

Халифат в Багдаде - Сёркланд

Арабская империя также была важным направлением для викингов, и они называли империю Сёркланд «Шелковой землей». Путь к этому месту предполагал путешествие на восток через Волгу. По пути Болгар был важным центром международного рынка, так как это был самый западный пункт назначения торговцев шелком, которые приезжали из Китая в своих караванах.Викинги также столкнулись с большим количеством арабского серебра в Болгаре.

Серебро имело огромное значение для экономики викингов. Многие серебряные монеты эпохи викингов, найденные в Дании, были отчеканены в Арабском халифате, в современных городах Самарканд и Ташкент. В этом районе находились крупные и важные серебряные рудники. Однако через некоторое время эти рудники были исчерпаны, и интерес викингов к восточным торговым путям угас. Произошло это в конце 900-х годов.Спрос викингов на серебро впоследствии удовлетворялся в Центральной Европе, в частности за счет серебряных рудников в горах Гарца.

Находки импортных товаров из восточных торговых сетей не особенно распространены в Дании, за исключением арабского серебра. Возможно, это связано с тем, что некоторые виды импортных продуктов периода викингов вряд ли доживут до наших дней. Например, шелк и вышивка очень редко встречаются в целости и сохранности.

Византия - «великий город»

Рунический камень из Тимана.Фото: Бериг.

Важной причиной, по которой викинги отправились на восток, было их желание установить торговые связи с Византийской империей. Его столица Константинополь - сегодня Стамбул - был центром торговли товарами со всего Средиземноморья, Северной Африки и Ближнего Востока.

Здесь викинги могли покупать экзотические товары, такие как шелк, вышитую ткань, вино, фрукты, специи, а также полудрагоценные камни, такие как сердолик и кварц. На эти товары был спрос на скандинавском рынке.Длинные и сложные транспортные пути сделали их еще более ценными, когда они наконец достигли торговых городов Бирка, Каупанг и Хедебю.

Викинги называли Константинополь Миклагард, «великий город». У него была продуманная система оборонительных стен, впечатляющих церквей и каменных зданий, от которых у посетителя захватывала дух. По сравнению с Константинополем Хедебю и другие скандинавские города, должно быть, казались не впечатляющими.

Кораблем или санями по рекам России?

Сани из могильника Осеберг.Фотография: Бохум.

Недавние исследования показали, что плавать на кораблях викингов по рекам России должны только опытные моряки. Группа шведских исследователей совершила летнее путешествие из долины Меларен в Швеции в Новгород в России на клинкерном судне длиной 9 метров, построенном как корабль викингов. Несмотря на то, что у экипажа был значительный опыт управления судном, путь занял 42 дня. Затем они отправились из Новгорода в устье Днепра.Путь к этому месту занял 89 дней, то есть три месяца. Кроме того, более 250 км пути лодку пришлось протащить по суше.

Таким образом, можно сделать вывод, что путешествие на лодке из Центральной Швеции в Черное море и обратно не могло быть завершено до того, как русские реки снова начали замерзать. Поэтому каждое путешествие на корабле за Старую Ладогу должно было включать в себя хотя бы одну русскую зиму.

Альтернативой летнему плаванию были зимние перевозки на санях, запряженных лошадьми.Викинги могли использовать сани по замерзшим рекам, чтобы сократить время в пути с месяцев до нескольких недель. Последние российские исследования показывают, что на санях можно преодолеть до 150 км в день. Это означает, что поездка из Новгорода в Гнездово на санях могла занять 7-10 дней, а на лодке - около 30 дней. Очевидно, сани перевозили меньшие грузы, чем лодки, но их использование также могло сэкономить много времени.

Многочисленные находки саней были сделаны в России, особенно в Новгороде, где большинство из них относится к более позднему периоду викингов.На Старой Ладоге были найдены сани еще с конца VIII века. Эти даты совпадают с распределением других предметов викингов, найденных вдоль русских рек.

Свидетельством зимнего транспорта также являются находки кошек, которые использовались путешественниками и верхом на лошадях. Кошки - это маленькие железные ручки, которые крепятся к обуви или подковам, чтобы обеспечить более надежную опору на льду и снегу. Они находились в захоронении с двумя скелетами лошадей из Старой Ладоги.Оба животных были обуты в подковы с прикрепленными кошками.

Киевская Русь | Умная история России

882-1283
Первое государство на территории России было основано кланом
викингов под названием Русь в 882 для торговли с богатой Византийской империей.

«Гости из-за океана» Николая Рериха (1901)

Общие сведения
Территория восточных славян была покрыта длинными реками.Реки Днепр , Дон и Волга были торговыми путями, которые связывали Скандинавию с Константинополем и Багдадом.

Варяги (славянское название викингов) установили контроль над этими территориями. Они пришли править славянами и постепенно смешались с ними.

Киевская Русь
Легенда гласит, что в году 862 славянские князья, уставшие воевать друг с другом, пригласили варяжского князя Рюрика , чтобы он правил ими.Он основал в Новгороде династию Рюриковичей, которая правила Россией 700 лет.

Преемник Рюрика Олег основал государство Киевская Русь в 882 , соединив Новгород с Киевом.
Следующие правители Игорь I , его жена Ольга и сын Святослав I расширили свое господство, сражаясь с Византией, печенегами и половцами. Владимир I , ища способ духовно объединить свой народ, принял русскую православную веру из Византии.

Период правления Ярослава Мудрого в году в году был периодом киевской власти. Ярослав строил укрепления, вводил свод законов и пропагандировал культуру.

Упадок
Последующую гражданскую войну только временно сдержал Владимир Мономах . Со времен правления Юрия Долгорукого в г. в г. значение Киева снизилось. Его сын Андрей Боголюбский совершил набег на Киев в 1169 году. Его место заняли Владимир-Суздальское княжество года и Новгородская республика.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСТАВКА ИНСТРУМЕНТОВ, КРЕПЕЖНЫХ СИСТЕМ И САДОВОГО ПРИБОРА

Киево-Печерская Лавра

На высоких холмах правого берега Днепра величественно возвышается увенчанная золотыми куполами Киево-Печерская Лавра - удел Пресвятой Богородицы, колыбель монашества на Руси и оплот православной религии. Монастырь Печерская Лавра была основана в 11 веке и строилась в 9 последующих веках.Название «Пещера» происходит от слова «пещера», которые были найдены на этой территории и в которых поселились первые монахи. Лавр - это почетное звание, которым давали очень большие и важные монастыри. Архитектурный комплекс монастыря производит колоссальное впечатление и сегодня. В солнечный день перед глазами сверкают отблески многочисленных куполов и колокольней. Многие монастырские постройки относятся к 17-18 векам и являются прекрасными образцами украинского барокко в архитектуре. С 12 века в городе только одна церковь с небольшими архитектурными изменениями, которые были внесены позже.Церковь над воротами главного входа в монастырь и называется она «Надбрамна». Полное название церкви - Троицкая церковь Надбрамная - Свято-Троицкая церковь Брахмы. Это чудо, что она уцелела, так как монастырь на протяжении всей своей истории совершал многочисленные Атаки.Нам, туристам XXI века, повезло: мы можем увидеть восстановленный монастырский комплекс.Перестроили главную святыню - Успенский собор, более 60 лет лежавший в руинах.Комплекс Киево-Печерская Лавра внесен в Список всемирного наследия. ЮНЕСКО.В пещерах Лавры хранится более 200 мощей святых. На территории монастыря расположено множество историко-культурных музеев Украины, в том числе знаменитый Музей исторических сокровищ (Scythian Gold Museum), а также Музей миниатюр, книгопечатания, декоративного народного искусства, музыки, театра, кино, выставки частные коллекции. Отдельная выставка по истории пещер Лавры.


Софийский собор

Софийский собор был построен в 11 веке и находится в самом центре Киева.260 квадратных метров мозаики и 3000 квадратных метров фресок пережили века и дошли до нас через века. Вряд ли где-нибудь в Европе можно найти столько фресок и мозаик 11 века, которые сохранились в одной церкви. Собор окружают монастырские постройки 17 века, выполненные в стиле украинского барокко. Интерьер собора почти не изменился. В 18 веке появился иконостас, а в 19 веке - чугунная напольная плитка.Святая София - источник искусства, к которому приезжают историки и туристы, чтобы увидеть и полюбоваться этим чудом византийской и древнерусской архитектуры.


Золотые ворота

Золотые ворота - главные ворота древнего Киева. Свое название получил от схожести с Золотыми воротами Константинополя. Золотые ворота Киева - одно из немногих построек Киевской Руси, дошедших до наших дней. Включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Золотые ворота были построены в 1037 году во время правления великого князя Киевского Ярослава Мудрого.Киев тогда был окружен высокими земляными валами с глубокими рвами снаружи. Золотые ворота были частью оборонительных сооружений и служили главным входом в город - это была широкая арка с боевой площадкой над ней, в центре которой была построена белокаменная церковь. Это удивительное творение древних зодчих вызывало восторг современников и наводило ужас на врагов своей недоступностью. Помимо оборонительных целей, Золотые Ворота носили еще и торжественный характер - здесь встречали иностранных послов и высоких гостей, солдат сопровождали на защиту Родины, под сводами ворот возвращалась свита князя из дозора.

Андреевская церковь

Жемчужина барокко - Андреевская церковь, строительство которой было начато в 1744 году в связи с приездом в Киев Елизаветы I. Построен в 1749 - 54 годах по проекту Растрелли на Андреевской горе, в начале Андреевского спуска. Это единственное сохранившееся произведение архитектора в Украине. Строительством руководил архитектор И.Мичурин. Пятиглавый храм имеет форму креста, по углам которого размещена декоративная башня на массивных столбах, играющих роль контрфорсов.Наружные контрфорсы украшены пилястрами и перекрыты тремя парами колонн с капителями коринфского ордера. К Андреевской церкви с улицы ведет крутая железная лестница. Вся масса церкви основана на двухэтажном доме-стилобате с восемью комнатами на каждом этаже, стены которого являются фундаментом церкви. Вокруг церкви - балюстрада, с которой открывается живописный вид на Днепр и Подол. Внутреннее оформление Андреевской церкви, спроектированное Растрелли, больше приближено к стилю рококо.


Михайловский Златоверхий монастырь

Михайловский Златоверхий монастырь - один из старейших монастырей Киева. Он включает в себя разрушенную в 1930 г. и перестроенную в середине 1990-х гг. Соборную церковь Михаила Архангела в стиле украинского барокко, а также столовую с церковью Иоанна Богослова (1713 г.) и колокольню ( 1716-1719 годы). Предполагается, что Михайловский собор был первым храмом с позолоченным куполом, отсюда на Руси зародилась эта самобытная традиция.Также Михайловский собор был последним храмом Киевской Руси, в интерьерах которого была использована мозаика. Традиция приписывает основание монастыря первому киевскому митрополиту Михаилу. Первый храм в честь Архангела Михаила был построен в 1108 году князем Святополком Изяславовичем на месте Дмитриевского монастыря. Возведенный в 1108–1113 годах Михайловский собор имел особое значение для киевлян, так как был посвящен архангелу Михаилу - покровителю Киева.В XII веке монастырь был местом захоронения князей.


Музей народной архитектуры и быта Украины


На южной окраине Киева, у села Пирогово, где высокие холмы с живописными видами и приятной прохладой манят голубоглазых, среди дубовых лесов и рощ расположен Музей народной архитектуры и быта Украины. Музей (общая площадь - около 150 га) основан в 1969 году. Поселение на его территории известно с глубокой древности (найдены предметы периода бронзы).Первое упоминание о Пирогово относится к 1627 году как владение Киево-Печерской лавры. В 1720 году фигурирует как село Пирожов. С 1957 г. - в полигоне Киев. Музей народной архитектуры и быта - это возможность объехать все самые интересные уголки Украины за один день осмотра достопримечательностей, буквально заглянуть изнутри быта украинского народа 17-20 веков, познакомиться с обычными предметами домашнего обихода. украинского народа. Музей представляет собой экспозицию под открытым небом этнографических регионов страны, то есть вся территория музея не расположена в павильонах и других постройках, она находится под открытым небом, что делает музей очень привлекательным для туристов из по всему миру.Еще одна отличительная черта музея Пирогово, которая, пожалуй, выделяет его из огромной массы подобных музеев мира, - это разнообразие театральных постановок, фестивалей во время национальных праздников. На территории Пирогово можно встретить людей и рабочих в национальных костюмах, которые занимались различными ремеслами того времени - ткачами, посудой из глины и др. Гулять и слушать украинскую народную музыку, в общем, особенное, это подарит незабываемые впечатления.Во время украинских национальных праздников на территории музея проходят специальные театрализованные представления: танцы у костра с пением.


Мариинский дворец

Мариинский дворец - один из красивейших дворцов Украины. Впечатляющее здание в стиле барокко, возведенное в 1750-55 по проекту архитектора Растрелли для императрицы Елизаветы Петровны, которая лично выбрала для него место. Во время визитов в Киев здесь останавливались члены царской семьи, в том числе Екатерина II, посетившая Киев в 1787 году.В XVIII-XIX веках дворец был резиденцией генерал-губернаторов Киевской губернии. На данный момент Мариинский дворец - парадная резиденция Президента Украины, где проходят приемы на высшем уровне. Он используется исключительно для официальных мероприятий, так как сейчас дворец находится на реконструкции. Сохранились богато оформленные интерьеры в классическом стиле с элементами барокко и ренессанса, антикварная мебель, люстры, картины известных художников, фрески.Первоначально главный фасад был преобразован в Городской (Царский) сад, заложенный в 1748 году по указу императрицы Елизаветы. На противоположной стороне дворца (ныне фасад) - Мариинский парк, носящий имя императрицы Марии Александровны.

Михайловский Златоверхий монастырь
Владимирский собор

Владимирский собор - классический образец русско-византийского стиля храмового зодчества. Высота Креста главного купола - 49 м.Идея строительства в Киеве великолепного храма в честь князя Владимира Великого возникла накануне 900-летия Крещения Руси. Первоначальный проект разработал архитектор И. Штром, но из-за дороговизны пришлось его переделать. Строительство было поручено архитектору. А. Беретта, но спроектированное здание треснуло, и строительство в 1864 г. было заморожено. Работы были завершены в 1882 году архитектором. Николаева по рекомендациям всемирно известного специалиста по сводчатым конструкциям Р.Берганда. Интерьер был разработан под руководством профессора А. Прахова, который привлек к работе 96 известных художников, в том числе Васнецова, Нестерова, Врубеля, Котарбинского, Пимоненко, превративших Владимирский собор в настоящую художественную жемчужину. Владимирский собор построен в так называемом русско-византийском псевдостиле. Собор на заднем плане - традиционный древнерусский храм, но увенчанный 7 башнями.

викингов в средневековой Руси - Brewminate


Варяжские гвардейцы, иллюминация из хроники Иоанна Скилица XI века / Wikimedia Commons
Варяги впервые упоминаются в Первой летописи как взимавшие дань со славянских и финских племен в 859 году.

Под редакцией Мэтью А. Макинтоша
Журналист и историк
Главный редактор Brewminate


Введение

Варяги или варяги, иногда называемые варягами, были викингами или норвежцами, которые шли на восток и юг через территорию современной России, Белоруссии и Украины в основном в девятом и десятом веках.

Изначально они занимались пиратством и торговлей, перемещаясь по водным путям.Эти варяги сначала поселились в Ладоге, затем двинулись на юг, в Новгород, в конце концов дойдя до Киева, окончательно положив конец хазарскому сбору дани с киевлян. В первичной летописи года утверждается, что варяг (викинг) по имени Рюрик впервые обосновался в Новгороде, расположенном на территории современной России (он был выбран в качестве общего правителя несколькими славянскими и финно-угорскими племенами) примерно в 860 году н.э., прежде чем двинуться на юг и расширить свои владения. власть в Киев. Летопись называет его прародителем династии Рюриковичей.

Им приписывают основание Киевской Руси. Согласно Русской Первичной летописи, Киев был основан киевским князем Олегом, варяжским князем (Хельгу в хазарских летописях) около 880 г. н. Э., Перенесшим столицу из Новгорода в Киев.

Этимология

Греческий Várangos и древневосточнославянский varęgŭ происходят от древнескандинавского væringi, первоначально было составным из vár «залог» и gengi «компаньон», т. Е.е. «Присягнувший» или «иностранец, поступивший на службу к новому лорду по договору о верности ему, или его протеже». [1] . Некоторые ученые, кажется, предполагают происхождение с общим суффиксом -ing-. Тем не менее, этот суффикс склоняется по-разному в древнескандинавском, и, кроме того, это слово засвидетельствовано как -gangia- в других германских языках раннего средневековья: древнеанглийский wærgenga, древнефранкский wargengus, лангобардский waregang . Сокращение второй части слова аналогично тому, что видно в древнескандинавском foringi «лидер» = древнеанглийский foregenga, готический fauragangja «стюард». [2]

Варяжская Русь

Поселив Альдейгью (Ладогу) в 750-х годах, скандинавские колонисты, вероятно, были элементом раннего этногенеза русов и, вероятно, сыграли роль в формировании Русского каганата. Варяги (варяги, на древневосточнославянском) впервые упоминаются в Первичных летописях как взимавшие дань со славянских и финских племен в 859 году. Это было время быстрой экспансии викингов в Северной Европе; Англия начала платить Данегельду в 859 году, и примерно в тот же день курши Гробина столкнулись с вторжением шведов.

Согласно первичной хронике , в 862 году финские и славянские племена восстали против варяжской Руси, изгнав их за границу в Скандинавию, но вскоре начали конфликтовать друг с другом. Беспорядки побудили племена снова пригласить Варяжскую Русь «прийти и править ими» и принести мир в регион. Во главе с Рюриком и его братьями Трувором и Синеусом приглашенные варяги (называемые Русью) поселились вокруг города Хольмгард (Новгород).

В девятом веке Русь управляла торговым путем на Волге, который соединял Северную Русь (Гардарики) с Ближним Востоком (Серкланд).Поскольку к концу века Волжский путь пришел в упадок, Торговый путь от варягов до греков быстро обогнал его по популярности. Помимо Ладоги и Новгорода, Гнездово и Готланд были крупными центрами варяжской торговли. [3]

Западные историки склонны соглашаться с Первичной летописью, что эти варяги организовали существующие славянские поселения в политическое образование Киевской Руси в 880-х годах и дали свое имя этой земле. Многие славяне выступают против этой теории германского влияния на русов (людей) и предлагают альтернативные сценарии для этой части восточноевропейской истории, потому что автор Первых летописей, монах по имени Нестор, работал при дворе варяги.

В отличие от сильного скандинавского влияния в Нормандии и на Британских островах, варяжская культура не выжила в значительной степени на Востоке. Вместо этого к концу X века варяжские правящие классы двух могущественных городов-государств - Новгорода и Киева - были основательно славянизированы. Однако на древнескандинавском языке говорили в одном районе Новгорода до XIII века.

Русь и Византийская империя

Самая ранняя византийская летопись русов написана до 842 г., сохранилась в греческом « Житие святого Георгия Амастрийского», г., где говорится о набеге, распространившемся на Пафлагонию. [4]

В 839 году император Феофил вел переговоры с иностранцами, которых он называл Rhos , о предоставлении нескольких наемников для своей армии.

Карта, показывающая основные варяжские торговые пути: Волжский торговый путь (красный) и торговый путь от варягов до греков (фиолетовый). Остальные торговые пути VIII-XI вв. Обозначены оранжевым цветом. / Wikimedia Commons

В 860 году из Киева Руси под предводительством Аскольда и Дира начали свое первое нападение на Константинополь.Результат этой первоначальной атаки оспаривается, но варяги продолжали свои усилия, поскольку они регулярно плыли на своих моноксилах вниз по Днепру в Черное море. Набеги русов в Каспийское море были зарегистрированы арабскими авторами в 870-х и в 910, 912, 913, 943 и позже. Хотя Русь имела преимущественно мирные торговые отношения с византийцами, правители Киева начали относительно успешную военно-морскую экспедицию 907 ​​года и неудачную кампанию 941 года на Константинополь, а также крупномасштабное вторжение Святослава I на Балканы в 968-971 годах.

Эти набеги были успешными в том смысле, что вынудили византийцев изменить свои торговые отношения; В военном отношении варяги обычно терпели поражение от превосходящих сил Византии, особенно на море и из-за использования Византийцами греческого огня. Во время таких набегов греческие историки (не вполне беспристрастные) сообщали о многих зверствах: русы распинали своих жертв и забивали им гвозди.

Варяжская гвардия

Обзор

Варяжские гвардейцы, иллюминация из Хроники Скилициса / Wikimedia Commons

Недоверие Василия II к местным византийским гвардейцам, чья лояльность часто менялась с фатальными последствиями, а также доказанная лояльность варягов побудили Василия использовать их в качестве своих личных телохранителей.Эта новая сила стала известна как Варяжская гвардия (греч. Tagma ton Varangion, Τάγμα των Βαραγγίων ). С годами новые рекруты из Швеции, Дании и Норвегии сохраняли преимущественно скандинавский состав в организации до конца 11 века. Так много скандинавов осталось записаться в гвардию, что средневековый шведский закон гласил, что никто не может наследовать, оставаясь в Греции. [5] В одиннадцатом веке были также два других европейских двора, которые вербовали скандинавов: [6] Киевская Русь ок.980-1060 и Лондон 1018-1066 (ingalið). [6] Стив Рансимен в «Истории крестовых походов» отметил, что ко времени правления императора Алексия византийская варяжская гвардия в основном набиралась из англосаксов и «других людей, пострадавших от рук викингов. и их кузены норманны.

История

Уже в 911 году варяги упоминаются как , сражавшиеся за византийцев, а не только против них. Около 700 варягов служили вместе с далматинцами в качестве морских пехотинцев в византийских морских экспедициях против Крита в 902 году, и 629 человек вернулись на Крит под командованием Константина Порфирогенита в 949 году.Отряд из 415 варягов участвовал в итальянской экспедиции 936 года. Также записано, что среди сил, сражавшихся с арабами в Сирии в 955 году, были варяжские контингенты. В этот период наемники-варяги были известны как Великие сподвижники (Греч. Μεγάλη Εταιρεία).

С падением Византийской империи императоры стали больше полагаться на варяжских наемников. В 988 году Василий II обратился к Владимиру Киевскому за военной помощью для защиты своего престола.По договору, заключенному отцом после осады Доростолона (971 г.), Владимир послал к Василию 6000 человек. Взамен Владимир был выдан замуж за сестру Василия Анну. Владимир также согласился принять христианство и обратить свой народ в христианскую веру.

В 989 г. варяжская гвардия во главе с самим Василием II высадилась в Хрисополис, чтобы победить повстанческого генерала Барда Фока. На поле битва, Фока умер от удара на глазах у своего противника; на После смерти своего лидера войска Фоки обратились в бегство.Жестокость варяги были отмечены, когда они преследовали убегающую армию и «Весело разрубил их на куски».

Варяжская гвардия широко использовалась в южной Италии в XI веке, когда норманны и лангобарды пытались подавить там византийскую власть. В 1018 году Василий II получил просьбу от своего итальянского лидера Василия Биоаннеса о подкреплении для подавления ломбардского восстания Мелуса Барийского. Был отправлен отряд варяжской гвардии и в битве при Каннах греки одержали решающую победу.

Варяги также участвовали в частичном отвоевании Сицилии у арабов при Георгии Маньяче в 1038 году. Здесь они сражались вместе с норманнами, недавно прибывшими в Италию в поисках приключений, и лангобардами из контролируемой Византией Апулии. Стражу в это время возглавлял Харальд Хардрада, впоследствии король Норвегии. Однако, когда Маниахи подвергли лангобардов остракизму, публично унизив их лидера, Ардуин, лангобарды дезертировали, а норманны и варяги последовали за ними.

Вскоре после этого катепан Майкл Дукейанос имел силу Варяги стояли в Бари.16 марта 1041 г. они были вызваны в сражались с норманнами возле Венозы, и многие утонули при последующем отступлении через Офанто. В сентябре Экзагуст Бойоаннес был отправлен в Италию. с небольшим отрядом варягов на замену опальным Дукейанос. 3 сентября 1041 г. они потерпели поражение в битве от Норманны.

Многие поздние катепаны были присланы из Константинополя с варяжскими отрядами. В 1047 году Иоанна Рафаэля отправили в Бари с отрядом варягов, но бариоты отказались принять его войска, и он провел свой срок в Отранто.Двадцать лет спустя, в 1067 году, последний византийский катепан на юге Италии, Мабрика, прибыл с варягами и захватил Бриндизи и Таранто. В разрушительной битве при Манцикерте в 1071 году практически вся императорская гвардия пала вокруг него. [7]

В течение первых 100 лет гвардия состояла в основном из скандинавов, но после успешного вторжения норманнов в Англию в нее вошло все больше англосаксов. В 1088 году большое количество англосаксов и датчан эмигрировало в Византийскую империю через Средиземное море. [8] По одному источнику более 5000 из них прибывают на 235 кораблях. Те, кто не поступил на имперскую службу, поселились на побережье Черного моря, но те, кто поступил, стали настолько важны для варягов, что с этого момента гвардию обычно называли Englinbarrangoi (англо-варяги). В этом качестве они сражались на Сицилии против норманнов под командованием Роберта Гвискара, который безуспешно пытался вторгнуться и в нижние Балканы.

Варяги полагались на длинный топор как на основное оружие, хотя они также часто были опытными фехтовальщиками или лучниками.В некоторых источниках они описаны как смонтированные. Охранник размещался в основном вокруг Константинополь, и, возможно, был бараком во дворце Буколеон. сложный. Гвардия также сопровождала армии в поле, а византийские летописцы (а также несколько известных западноевропейских и арабских летописцы) часто отмечают их боевую доблесть, особенно в сравнение с местными варварскими народами. Они были жизненно важны для Византийская победа при императоре Иоанне II Комненосе в битве при Бероя в 1122 г.Варяги прорвались сквозь вражеские круг печенегских повозок, обрушив печенегскую позицию и вызвав общий разгром в их лагере.

Более того, они были единственной частью армии, которая успешно защищала часть Константинополя во время Четвертого крестового похода. О роли стражи, в то время состоявшей из англичан и датчан, сказано, что «бои были очень ожесточенными и происходили рукопашные схватки с топорами и мечами, нападавшие взбирались на стены, а пленных брали с обеих сторон. [8] Хотя Гвардия, по-видимому, была расформирована после захвата города в 1204 году, есть некоторые признаки того, что она была возрождена либо Никейской империей, либо самими императорами Палеологидов, хотя маловероятно, что они просуществовали долго после Михаил VIII. [8]

В России варяжское оставалось синонимом шведов до конца шестнадцатого века.

Функция

Обязанности и цели варяжской гвардии были аналогичны - если не идентичны - услугам киевской дружины , норвежской хирда, и скандинавских и англо-саксонских хускарлов. Варяги служили личными телохранителями [9] императора, давая ему клятву верности; у них были церемониальные обязанности вассалов и апологетов, и они выполняли некоторые полицейские обязанности, особенно в случаях государственной измены и заговора.

Варяжская гвардия использовалась в бою только в критические моменты или там, где битва была наиболее ожесточенной. [10] Современные византийские летописцы со смесью ужаса и восхищения отмечают, что «скандинавы были устрашающими как внешне, так и снаряжением, они нападали с безрассудной яростью и не заботились ни о потере крови, ни о своих ранах. [10] Описание, вероятно, относится к берсеркергангу, так как это состояние транса, как говорят, придало им сверхчеловеческую силу и отсутствие чувства боли от ран. [10] Когда византийский император умер, варяги имели уникальное право бежать в императорскую сокровищницу и забирать столько золота и драгоценных камней, сколько они могли унести, процедура, известная на древнескандинавском языке как polutasvarf («дворец грабеж »). [10] Эта привилегия позволила многим варягам вернуться домой богатыми людьми, что побудило еще больше скандинавов записаться в гвардию в Miklagarðr (Константинополь). [10]

В отличие от местных византийских гвардейцев, которым Василий II не доверял, лояльность варяжских гвардейцев была связана с положением императора, а не с сидящим на троне человеком. Это стало ясно в 969 году, когда стражи не смогли отомстить за смерть императора Никифора II. Слуге удалось вызвать стражу, когда на Императора напали, но когда они прибыли, он был мертв. Они немедленно преклонили колени перед Иоанном Цимисхием, убийцей Никифора, и провозгласили его императором.«Живыми они бы защищали его до последнего вздоха: мертвым не было смысла мстить за него. Теперь у них новый хозяин ». [11]

Наследие

Обзор

Согласно Первой летописи Киевской Руси, самой ранней летописи Киевской Руси, составленной около 1113 г. н.э., группы варягов включали шведов, русов, норманнов, англов и готландцев [12] Эти варяги были варягами , [13] [14] .Однако, во многом из-за географических соображений, большинство варягов, которые путешествовали и селились в восточной части Балтики, России и земель к югу от территории современной Швеции. [15]

Занимаясь торговлей, пиратством и наемничеством, они бродили по речным системам и портам Гардарики, достигая Каспийского моря и Константинополя. [8] В течение следующих 35 лет Олег и его воины покорили различные восточнославянские и финские племена.

Согласно Первичной летописи :

По году 6367 (859 г.E.): Варяги из-за моря получали дань от чудов, славян, мериев, весесов, кривичей…. В 6370 году (862 г. н.э.): [Они] изгнали варягов обратно за море, отказались платить им дань и поставили чтобы управлять собой. Но между ними не было закона, и племя восстало против племени. Таким образом, между ними возник раздор, и они начали войну друг против друга. Они сказали себе: «Давайте поищем князя, который будет править нами и судить нас по обычаю». Так они попали за океан к варягам, на Русь.Этих конкретных варягов называли русами, как одних - шведами, других - норманнами и англами, а третьих - готами [готландцами], потому что они были названы так. Чуди, славяне, кривичи и вес тогда сказали русским: «Наша земля велика и богатая, но в ней нет порядка. Приходите царствовать как князья, господствуйте над нами ». Три брата и их родственники вызвались добровольцами. Они взяли с собой всю русов и пришли.

После переноса центра власти из Новгорода в Киев им обычно приписывают создание прародителя русского государства в Киевской Руси, которая стала важной державой в начале X века.В 907 году Олег возглавил нападение на Константинополь, а в 911 году он подписал торговый договор с Византийской империей как равноправным партнером. Новое Киевское государство процветало, потому что у него были обильные поставки меха, пчелиного воска и меда на экспорт, а также потому, что оно контролировало три основных торговых маршрута Восточной Европы: Волжский торговый путь от Балтийского моря на Восток, торговый путь Днепра (от от варягов до греков) от Балтийского моря до Черного моря и торговый путь от хазар к германцам.

Учитывая постулируемый проскандинавский уклон Русской Первичной летописи, некоторые славянские историки обсуждают роль варягов в становлении Киевской Руси. Во время правления Святослава I, киевского князя (годы правления 945–972) киевские правители приняли славянскую религию и имена, но их дружина , все еще состояла в основном из скандинавов.

Репутация

Хотя варяги представлены в романе Вальтера Скотта « Граф Роберт Парижский » как самый жестокий и самый верный элемент византийских войск, это, вероятно, преувеличено.Однако преувеличение было начато самими византийскими писателями, которые относились к варягам как к «благородным дикарям». Многие византийские писатели называли их «чужеземцами с топорами», или pelekyphoroi barbaroi, , а не варягами. [8] В то время как многие писатели хвалили их преданность императорам (и приписывали их преданность своей расе), частые узурпации, нарушившие византийское правление, позволяют предположить, что гвардия была либо менее лояльной, либо менее эффективной, чем предполагают источники. .

Одно примечательное исключение из легендарной верности варяжских престол произошел в 1071 году. После того, как император Роман Диоген потерпел поражение от Султан Алп Арслан, дворцовый переворот был устроен прежде, чем он смог вернуться в Константинополь. Его пасынок, Цезарь Иоанн Дука, использовал варяжскую гвардию. свергнуть отсутствующего императора, арестовать императрицу Евдокию и провозгласить его брат, Михаил VII, как император. Таким образом, вместо того, чтобы защищать свои В отсутствие императора варяги использовались узурпаторами.

Помимо яростной преданности, наиболее узнаваемыми атрибутами варяжской гвардии в 11 веке были их большие топоры и их склонность к питью.Существует бесчисленное множество историй о том, что варяжская гвардия пила в избытке или была пьяна. В 1103 году во время визита в Константинополь король Дании Эрик Добрый «призвал гвардейцев вести более трезвый образ жизни и не впадать в пьянство». Поэтому неудивительно, что в XII веке они называются «винными мешками императора».

Рунные камни

Византийский крест, на U 161, крест, который сегодня является гербом местного города Табы./ Фото Берига, Wikimedia Commons

Огромные потери, понесенные варяжской гвардией, вероятно, отражены в самой большой группе рунных камней, которые говорят об иностранных путешествиях в Швеции, т.е. греческих рунических камнях [16] , многие из которых были подняты бывшими членами варяжской гвардии, или в их памяти. Меньшая группа состоит из четырех итальянских рунических камней, которые, вероятно, воздвигнуты в память о членах варяжской гвардии, погибших на юге Италии.

Самыми старыми из рунных камней Греции являются шесть камней в стиле RAK, который датируется периодом до 1015 г.E. Группа состоит из рунного камня Skepptuna U 358, рунического камня Västra Ledinge U 518, рунного камня Nälberga Sö 170 и рунического камня Eriksstad Sm 46. [17]

Одним из наиболее примечательных из поздних рунных камней в стиле Pr4 является рунический камень Эд U 112, большой валун на западном берегу озера Эд. В нем рассказывается, что Рагнвальдр, капитан варяжской гвардии, вернулся домой, где у него были надписи в память о его умершей матери. [17]

Одна из рунических надписей в Святой Софии, вероятно, вырезанная членами варяжской гвардии./ Wikimedia Commons

Самые последние рунические камни в стиле Pr5, такие как рунический камень Эд U 104 (в настоящее время находится в Эшмолеанском музее в Оксфорде), датируются периодом 1080–1130 годов, после чего рунические камни стали немодными. [17]

Варяги не вернулись домой без прочного отпечатка византийской культуры, о чем свидетельствует византийский крест, вырезанный в начале XI века на руническом камне Risbyle U 161 и который сегодня является гербом Таби.По иронии судьбы, это сделал викинг Ульф из Борреста, который запомнил на руническом камне Оркесты U 344, что он захватил три данегельда в Англии.

Норвежские саги

Согласно сагам, западные норвежцы поступили на службу к гвардии значительно позже, чем восточно-норвежские. Сага Лаксдела сообщает, что исландец Болли Болласон, родившийся ок. 1006 г., был первым известным исландцем или норвежцем в варяжской гвардии. [18] Путешествуя в Константинополь через Данию, он провел много лет в варяжской гвардии; «И считался самым храбрым во всех делах, которые испытывает человек, и всегда шел рядом с теми, кто был в первых рядах. [19] В саге также рассказывается о нарядах, которые его последователи получили от Императора, и о влиянии, которое он оказал после своего возвращения в Исландию:

Болли выехал с корабля с двенадцатью людьми, и все его последователи были одеты в алое и ехали на позолоченных седлах, и все они были верным отрядом, хотя Болли среди них был бесподобен. На нем была меховая одежда, которую дал ему король Гарт, поверх всего алый плащ; и на нем был опоясан Сапогубийца, рукоять которого была покрыта золотом, а рукоять покрыта золотом, на голове у него был позолоченный шлем, а на боку красный щит с нарисованным на нем золотом рыцаря.В руке у него был кинжал, как это принято в чужих странах; и всякий раз, когда они снимали квартиру, женщины не обращали внимания ни на что, кроме как на Болли и его величие, а также на его последователей. [20]

Варяжская гвардия упоминается также в саге о Ньяле в отношении Кольскегга - исландца, который, как говорят, прибыл сначала в Холмгард (Новгород), а затем в Миклагард (Константинополь), где он поступил на службу к императору. «Последнее, что о нем слышали, было, что он женился там на жене и был вождем варягов, и оставался там до дня своей смерти.” [21]

Возможно, самым известным членом варяжской гвардии был будущий король Норвегии Харальд Сигурдссон III, известный как Харальд Хардраде («Жесткий правитель» [22] ). Покинув родину, Харальд отправился сначала в Гардарики, а затем в Константинополь, куда он прибыл в 1035 году. Он участвовал в 18 сражениях и во время своей службы сражался против арабов в Анатолии и Сицилии под командованием генерала Джорджа Маниакса, а также на юге Италии и в других странах. Болгария.

За время своего пребывания в варяжской гвардии Харальд заслужил титулы манглавитов, и спатарокандидато. Но его служба закончилась тюремным заключением за присвоение имперский грабеж, взятый во время его командования. Он был освобожден свержение с престола императора Михаила V, и источники саги предполагают, что он был тот, кого послали ослепить Императора, когда он и его дядя бежали в церковь Студионского монастыря и прижалась к алтарю.

Затем Харальд попытался покинуть свой пост, но получил в этом отказ. В конце концов он сбежал и вернулся домой в 1043 году, в конце концов умер в битве при Стэмфорд Бридж при вторжении в Англию в 1066 году.Изгнанный английский принц Эдгар Этелинг, возможно, также служил в гвардии около 1098 года.

Варяжская гвардия вновь обрела свой старый скандинавский колорит, когда внук Харальда Хардраде, Сигурд I из Норвегии, отправился в крестовый поход на святую землю. После сражений с мусульманами король Сигурд позволил остальным своим войскам, которые первоначально насчитывали 6000 человек, присоединиться к варяжской гвардии. Король Сигурд вернулся домой с менее чем сотней своих личных гвардейцев.

Приложение

Банкноты

  1. H.С. Фальк и А. Торп. Norwegisch-dänisches etymologisches. (Wörterbuch, 1911), 1403–1404; J. de Vries. Altnordisches etymologisches Wörterbuch. (1962), 671-672; С. Блендаль и Б. Бенедикз. Варяги Византии. (1978), 4,
  2. ,
  3. , Falk & Torp, 1403; Другими словами с той же второй частью являются: древнескандинавский erfingi «наследник», armingi «нищий», ауминги «нищий», bandingi «пленник», hamingja «удача», heiðingi «. волк », lausingi / leysingi « бездомный », ср.Фальк и Торп, 34; Vries, 163
  4. Подавляющее большинство (40 000) арабских монет эпохи викингов, найденных в Скандинавии, было найдено на Готланде. В Сконе, Эланде и Уппланде вместе было найдено около 12000 монет. В других скандинавских регионах есть лишь разрозненные находки: 1000 из Дании и около 500 из Норвегии. Византийские монеты были найдены почти исключительно на Готланде, около 400. См. Arkeologi i Norden 2. (Стокгольм: Författarna och Bokförlaget Natur & kultur. 1999). См. Также Карл ЙоханГарделл. Готландская история и фиксированный формат. (Стокгольм: Bokbörsen, 1987).
  5. Русская Первичная летопись: Лаврентьевский текст, Перевод О. П. Шербовица-Ветзора. Сэмюэл Х. Кросс, редактор. (Кембридж, Массачусетс: Средневековая академия Америки, 1968 г.) (на английском языке)
  6. Янссон 1980: 22
  7. Прицак 1981: 386
  8. Стивен Лоу, Боевые почести варяжской гвардии Получено 20 февраля 2009 г.
  9. Стивен Тернбулл. Стены Константинополя, 324–1453 гг. (Лондон: Osprey Publishing]])
  10. То, что иностранное подразделение получило такой доступ и престиж, не является чем-то необычным или особенно византийским. У самого Августа была личная охрана немцев, Collegium Custodum Corporis или Germani Corporis Custodes, , чтобы защитить себя от местных преторианцев. Эта стража была возрождена Тиберием и продолжалась до Нерона.
  11. Ларс Магнар Эноксен, (1998). Рунор: история, тиднинг, толкнинг. (Лунд, Швеция: Historiska Media, Falun), 135
  12. John Julius Norwich. Краткая история Византии. (Viking, 1997)
  13. Владислав Дучко. Викинг Русь. (Лейден: BRILL, 2004), 10–11. Глава I: Русь и Скандинавия. книг. Google . Проверено 20 февраля 2009 г.
  14. Р. Р. Милнер-Гулланд. Атлас России и Советского Союза. (Phaidon Press), 36 [1]. книг. Google . Проверено 20 февраля 2009 года.
  15. Sydney Schultze. Культура и обычаи России. (Greenwood Publishing Group, 2000), 5 [2].Проверено 20 февраля 2009 г.
  16. Анджело Форте, Ричард Орам и Фредерик Педерсен. Империи викингов. (Cambridge Univ. Press, 2005), 13-14.
  17. Матс Г. Ларссон. 2002. Götarnas Riken: Upptäcktsfärder Till Sveriges Enande. (Стокгольм: Bokförlaget Atlantis AB), 143-144.
  18. Датировка предоставлена ​​проектом Rundata в свободно загружаемой базе данных.
  19. Саги об исландцах , Penguin Group Проверено 20 февраля 2009 г.
  20. OMACL: The Laxdaela Saga: Chapter 73 Проверено 20 февраля 2009 г.
  21. OMACL: The Laxdaela Saga: Chapter 77 Проверено 20 февраля 2009 г.
  22. OMACL: The Story of Burnt Njal Проверено 20 февраля 2009 г.
  23. Philip Диксон. Варварская Европа. (Salem House Publishing, 1976. 978-0525701606)

Ссылки

  • Blondal, Sigfus. Варяги Византии: аспект византийской военной истории, Пер.Бенедикт С. Бенедикз, Издательство Кембриджского университета: 1979. (на английском языке)
  • Дэвидсон, Хильда Р. Эллис. Дорога викингов в Византию. Лондон: Аллен и Анвин, 1976.
  • Диксон, Филип. Варварская Европа. Топсфилд, Массачусетс: Издательство Салем Хаус, 1976.
  • Эноксен, Ларс Магнар. 1998. Рунор: история, тиднинг, толкнинг. Лунд, Швеция: Historiska Media, Falun.
  • Форте, Анджело, Ричард Орам и Фредерик Педерсен. Империи викингов. Cambridge Univ. Press, 2005.
  • Larsson, Mats G. 2002. Götarnas Riken: Upptäcktsfärder Till Sveriges Enande. Стокгольм: Bokförlaget Atlantis AB.
  • Янссон, Свен Б. 1980. Runstenar. Стокгольм: STF.
  • Норвич, Джон Джулиус. Краткая история Византии. New York: Viking Press, 1997.
  • Schultze, Sydney. Культура и обычаи России. Greenwood Publishing Group, 2000.
  • Тернбулл, Стивен. Стены Константинополя, 324–1453 гг. Лондон: Osprey Publishing.

Первоначально опубликовано New World Encyclopedia 15.01.2016 под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Unported.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

Комментарии

комментария

Театр «Киевская Русь»

В 1982 году на месте бывшего небольшого и оборудованного устаревшим оборудованием кинотеатра «Коммунар», построенного в 1961 году, был построен новый кинотеатр «Киевская Русь».Открытие этого театра было приурочено к празднованию 1500-летия основания Киева. Кинотеатр сразу завоевал симпатию киевлян и внимание киевлян.

Киевская Русь - это место, где можно не только посмотреть новые фильмы, но и поучаствовать в работе кинофестивалей, творческих встречах, встречах с известными актерами и кинематографистами и так далее. В 1990 году во время фестиваля английского кино в Украине Театр «Киевская Русь» посетили такие звезды мирового кинематографа, как режиссер Линдси Андерсен и актер Малькольм Макдауэлл.На фестивале также присутствовали принцесса Великобритании Анна и знаменитая Маргарет Тэтчер. В 1997 году обновлено оборудование Малого Голубого зала театра. Установлен звуковой комплекс «Dolby Surround», новый большой экран и новые удобные кресла для часов. За короткое время этот небольшой зал стал одним из ведущих в Украине.
7 июня 2002 года состоялась торжественная церемония открытия большого зала театра. Этот зал вмещает до 1192 человек и является самым большим в Украине.В этом зале был установлен новый перфорированный экран (он же самый большой в Украине) итальянской компании «Синемеханика». Зал также оборудован новыми удобными сиденьями и самой современной аудиосистемой Dolby Dgtal Surround EX. Все это в совокупности помогает зрителям получить незабываемые впечатления от просмотра фильмов. Даже в условиях жесткой конкуренции с другими современными кинотеатрами украинской столицы Театр «Киевская Русь» сохраняет конкурентоспособные показатели по сравнению с любыми другими кинотеатрами страны.Ценовая политика этого кинотеатра также является причиной его постоянной популярности среди зрителей, особенно среди молодежи. Премьеры лучших новых фильмов в двух уютных залах, современный звук и впечатляющий экран - все это делает Театр «Киевская Русь» одним из излюбленных мест отдыха и развлечений киевлян и гостей города.

Котлета по-киевски | НМУ языков, литературы и международных исследований

РОССИЙСКАЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ СЕТЬ

Форма проекта

Рецепт: Котлета по-киевски ( Киевские котлеты )

4 большие половинки куриной грудки
1/4 фунта настоящего сливочного масла, размягченного, но НЕ растопленного
свежемолотых петрушки, чеснока и эстрагона
1 чайная ложка свежевыжатого лимонного сока
соль и свежемолотый перец
мука
2 слегка взбитых яйца
панировочные сухари мелкие
масло растительное для жарки во фритюре

Взбить размягченное масло с измельченными травами.Я использую примерно по 1 чайной ложке с небольшим количеством петрушки. Добавьте лимонный сок. Сформируйте из сливочного масла 4 рулета, достаточно длинных, чтобы их можно было положить вдоль кусков курицы, не выходя за край мяса, и оставляя границу в 2,5 сантиметра. (Смотреть) Поместите булочки с маслом в холодильник, чтобы они остыли до твердого состояния. Тем временем расплющите каждую куриную грудку, пока она не станет тонкой и плоской, толщиной около 1/8 дюйма, стараясь не порвать мясо. Слегка посолить и поперчить курицу и отложить. Положите вдоль каждого кусочка по рулону сливочного масла.Подверните концы филе и сверните их, убедившись, что масло полностью покрыто куриным пакетом. Обвалять каждое филе в муке, обмакивать во взбитые яйца, а затем в сухие панировочные сухари, чтобы они были покрыты глазурью. Сделайте из филе однородные овалы. Положите филе в холодильник и дайте ему остыть от одного часа до 4 часов. Разогрейте растительное масло до 360 градусов во фритюрнице. Достаньте филе из холодильника и опустите в горячее масло. Не толпите их.Обжаривайте филе 5-8 минут или до золотистой корочки. Подавать немедленно. Если их нужно подержать, пока не обжарятся остальные, поместите их в теплую духовку не более чем на 5 минут.

(рецепт с http://recipes.epicurean.com/recipe/15494/chicken-kiev.html)

Краткое изложение вашего исследования рецепта и области, где он был создан:

Есть много источников для рецепта и столько же историй, стоящих за ним. Я обнаружил, что русская аристократия очень заинтересовалась французской кухней в 1700-х годах, и они отправляли своих русских поваров во Францию ​​для обучения или привозили французских поваров в Россию.Русский повар изобрел курицу по-киевски в начале 1800-х годов. Киев - столица Украины, но «Куриный Киев» получил свое название не оттуда. Цыпленок по-киевски получил свое название, когда его начали продавать для русских ресторанов Европы и Америки.

Ваше описание опыта приготовления и дегустации рецепта (любые ингредиенты, которые вам нужно было заменить, любые изменения, которые вы внесли в рецепт ... Напоминает ли он вам что-то, что вы пробовали раньше? Что бы вы подали вместе с ним? И т. Д.

Я готовил на сковороде вместо жарки во фритюре. Я поместил их в сковороду на средний или сильный огонь со смесью из 4 столовых ложек масла и 1 столовой ложки масла. Я готовил филе примерно по 5 минут с каждой стороны, стараясь не проколоть их. Я подавал их с рулетом и картофельным пюре. Мне очень нравится Цыпленок по-киевски, аромат панировки и курица с маслом внутри вкус очень приятный для меня.

Как рекомендация по вину к блюду, порекомендуйте отрывок из русской литературы, который будет сопровождать приготовление или дегустацию приготовленного вами блюда.Возможно, чтение будет соответствовать настроению блюда, его остроте или сладости… возможно, в чтении было упоминание одного из ингредиентов или самого блюда… и т. Д. Вы можете выбрать из рассказов, прочитанных или представленных в классе, или какая-то другая русская работа, с которой вы знакомы.

Думаю, «Война и мир» Льва Толстого подойдет к этому блюду.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *