Горе от ума 2 действие явление 6: Горе от ума краткое содержание действие 2 явление 6-7-8. Срочно!!!!! ​

Содержание

Горе от ума. Анализ пьесы

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
⦁ 1816 г. — возникновение замысла написания. А. С. Грибоедову не нравилось раболепное преклонение русских перед всем
иностранным.
⦁ 1824 г. — окончание первоначального варианта. При жизни А. С. Грибоедова комедия распространялась в виде рукописных копий.
⦁ 1831 г. — первая театральная постановка пьесы.
⦁ 1862 г. первая публикация комедии, состоявшаяся после смерти автора.
КОМПОЗИЦИЯ И СОДЕРЖАНИЕ
Особенности композиции: в пьесе тесно переплетены две сюжетные линии — социальная и любовная.
Экспозиция
Все явления первого действия до приезда Чацкого. Знакомство с местом действия — домом Фамусова. Читатель узнаёт о любовной связи Софьи и Молчалина и о прошлых чувствах Софьи к Чацкому, уехавшему странствовать по свету.
Завязка
Появление Чацкого в доме Фамусовых, любовный конфликт осложняется противостоянием обществу.
Кульминация
Кульминация любовной сюжетной линии это окончательное объяснение Софьи и Чацкого перед балом, когда героиня заявляет,
что есть люди, которых она любит больше, чем Чацкого, и расхваливает Молчалина.

Конфликт Чацкого с фамусовским обществом достигает пика на балу.
Развязка
Заключительный монолог Чацкого. Происходит развязка любовной интриги, но общественный конфликт не решён. Чацкий в меньшинстве и вынужден отступиl!. Однако он не побежден, просто его время ещё не пришло.

Основные конфликты

СоциальныйЛюбовный
Столконовение интересов и взглядов представителей «века нынешнего» и «века минувшего»Противоречия ума и сердца, здравомыслящего Чацкого Софья променяла на угодливого Молчалина ради личного счастья, личная проблематика вытекает из общественной.

Развитие социального и любовного конфликта идет параллельно.

«Век нынешний»«Век минувший»
Молодое прогрессивное дворянство начала 19 века (приверженцы идеалов Просвещения):
  • выступает против крепостного права, рабской любви русских людей ко всему иностранному, против карьеризма и чинопоклонничества;
  • презирает лицемерие, джепатриотизм, борется за свободу человека, обличает устои «века минувшего», к которому относится пренебрежительно
Фамусовское общество — московское дворянское общество, которое придерживается устоявшихся правил и норм жизни;
  • консервативно, не готово к переменам, подстраивается под существующие обстоятельства для получения максимальной материальной выгоды;
  • угодничество и низкопоклонство считает почетным, человека ценит только по богатству и наличию крепостных.
Чацкий и внесценические персонажи (двоюродный брат Скалозуба, племянник княгини Тугоуховской)Фамусов и его гости, Молчалин, внесценические персонажи (княгина Марья Алексеевна, Татьяна Юрьевна, Фома Фомич, кружок Репетилова)

ОСНОВНЫЕ ОБРАЗЫ

ОбразыХарактеристика, роль в произведении
Чацкий⦁ изначально фамилия была Чадский (от слова «чад»), то есть герой находится в чаду страсти и борьбы;
⦁ умён, честен, смел, независим, но также вспыльчив, бесцеремонен;
⦁ вольнолюбив, верен идеалам Просвещения, не боится говорить правду
в лицо;
⦁ воплотил в себе лучшие черты прогрессивной молодёжи:
Служить бы рад, прислуживаться тошно.
Чины людьми даются, а люди могут обмануться.
Фамусов⦁ фамилия от лат. fama — «молва»; человек, которого больше всего волнует общественное мнение:  Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!
⦁ пользуется служебным положением, льстец, любит бранить слуг;

⦁ считает, что образование — это чума:
Уж коли зло пресечь:
Забрать все книги бы да сжечь.

⦁ сын своего века, но при этом хороший отец, гостеприимный хозяин и ответственный дядя (вырастил Чацкого)

Софья⦁ умна, смела и решительна, но наивна;

⦁ воспитывалась на французских романах;

⦁ дитя своего общества, которое загубило в ней многие хорошие начала

⦁ «говорящая фамилия»: за молчанием героя скрывается его лицемерная натура;

⦁ девиз героя —  «умеренность и аккуратность»;

⦁ чтобы добиться своего, готов угождать всем людям, «ведь надобно ж зависеть от других»

ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

⦁ Тема: высмеивание пороков светского общества времён крепостного права.
⦁ Идея: проблема ума. Почему здравомыслящий человек оказывается в оппозиции, в меньшинстве? Почему его не понимают? Главный герой испытывает горе от своего здравомыслия. Он намного опередил время и подготавливает приход нового. Борьба старого и нового будет продолжаться всегда. «Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим. Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого», — писал Гончаров в своём критическом этюде «Миньон терзаний».

ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

⦁ Жанр пьесы сам Грибоедов определил как комедия.
⦁ Критики XIX в. называли «Горе от ума» «высокой комедией» по аналогии с «высоким» и «низким’> штилем.
⦁ Современные критики находят черты драмы (развиты драматические элементы, трагический финал).

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА

Многие выражения из пьесы разошлись на цитаты и стали крылатыми:
Счастливые часов не наблюдают.
С чувством, с толком, с расстановкой.
Ведь нынче любят бессловесных.
Свежо предание, да верится с трудом.
Ну как не порадеть родному человечку!
Злые языки страшнее пистолета.

СОПОСТАВЛЕНИЕ С ДРУГИМИ  ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ

В «Горе от ума» А. с. Грибоедова, «Евгении Онегине» А. Пушкина и «Герое нашего времени» М. Лермонтова изображены типичные представители передовой дворянской молодёжи первых десятилетий XIX в. Они противопоставляют себя обществу и стремятся к лучшей жизни, но разными путями. Их основная проблема — одиночество.

В пьесе сочетаются черты классицизма, романтизма и реализма.

Черты классицизма:

  • единство места и времени (дом Фамусовых в течение одних суток), но нет единства действия — два конфликта;
  • наличие больших монологов, «говорящих» имен;
  • любовная интрига;
  • традиционные амплуа обманутого отца, недалекого военного.

Черты реализма:

  • проблематика реалий России 19 века;
  • типизация характеров и обстоятельств;
  • характеры персонажей многогранны.

Черты романтизма:

  • исключительный герой (Чацкий) в необычных обстоятельствах;
  • непонятость героя окружающими, одиночество, максимализм и противостояние.

В комедии «Горе от ума» широко отразилась эпоха того времени: автор рисует картину жизни и нравов дворянского общества и его мировоззрение, показывает передового человека с его идеалами, причем вся эта картина имеет тот «московский отпечаток», о котором говорили современники Грибоедова и который с точностью передавал дух барской Москвы 10-х-20-х годов XIX столетия.

В пьесе мы находим отклики на разные злободневные вопросы того времени: тут и споры о камерах, присяжных, о Байроне, разговоры о ланкастерском «взаимном обучении», о Педагогическом институте и его профессорах, о карбонариях, якобинцах и франкмасонах, об Английском клубе, об Ученом комитете, об опеке над имениями помещиков, о поселении крепостных крестьян за провинности в Сибирь и т. д.

Все это создает колорит эпохи и роднит «Горе от ума» с «Евгением Онегиным», с той разницей, что в романе Пушкина эпоха, быт и нравы часто отображаются в лирических отступлениях, где автор рассуждает сам, тогда как Грибоедов,в силу особенностей драматического произведения, знакомит с эпохой только через речь действующих лиц, используя эти сведения и для характеристики персонажей, так как важно и то, как герой говорит о том или другом вопросе, какое у него по поводу этого мнение.

Так, например, уже первый разговор Чацкого с Софьей знакомит читателя с обществом дворян-москвичей и с его интересами и бытом (в оценке Чацкого). Драматический конфликт — противоречие героя со средой — определяет и построение произведения, его композицию. Но не только один общественный конфликт лежит в основе «Горя от ума».

Ту быстроту и живость действия, о которой говорил сам автор, придает комедии и другой, любовный конфликт. Огромное мастерство Грибоедова как драматурга сказал ось в том, как блестяще показал он взаимопроникновение двух драм Чацкого — общественной и личной. Горе от любви и горе от ума, переплетаясь, вместе растут и углубляются, приводя все действие к развязке.

Так, в 1 действии, в основном, намечается любовная линия сюжета: Софья любит Молчалина (об этом сразу же узнает читатель, но не знают ни Фамусов, ни Чацкий).

Из разговора между нею и Лизой мы узнаем о влюбленном в Софью Чацком, — и он тут же является сам, оживленный, говорливый, шутит с Софьей, говорит о ее холодности, еще не веря в нее, вспоминает московских знакомых. Фамусов в недоумении: он застал у Софьи Молчалина, позднее — Чацкого.

Лиза — деятельная участница всех сцен, где развивается любовная интрига; в 1 действии она и хитрит, выгораживая барышню, и посмеивается над ней, и уклоняется от барского ухаживания Фамусова, и вспоминает о Чацком.

Последние слова Фамусова, которыми заканчивается 1 действие,- это не просто реплика под занавес, как считали некоторые критики, — это вместе с тем итог действия: Софья — и около нее двое: Молчалин и Чацкий. Фамусов в недоумении — который же из двух, — причем оба, по его мнению, не годился в женихи.

В IV действии, в трагический момент кульминации действия, комизм положения Фамусова заключается как раз в том, что он твердо решил для себя этот вопрос («который же из двух?») в пользу Чацкого и совершенно уверен в своей правоте («Хоть подеретесь — не поверю»).

Итак, в 1 действии общественный конфликт только лишь намечен тонкими линиями шутливых, хотя и едких замечаний Чацкого в адрес московского общества; центр тяжести — в любовной интриге. Но вот во 2-ом действии, с 1-го по 6-е явление, уже явственно звучат общественные мотивы.

Однако заметим, что спор Чацкого с Фамусовым, превратившийся в настоящий поединок «века нынешнего» с «веком минувшим», начался из-за Софьи: Чацкий спрашивает о ее здоровье — Фамусов раздражается, так как Чацкий, по его мнению, не может быть подходящим женихом для Софьи.

С большим мастерством переводит Грибоедов разговор на общественные вопросы: на слова Чацкого: «Пусть я посватаюсь, вы что бы мне сказали?» — Фамусов отвечает предложением «не блажить», не управлять оплошно имением, а главное — идти на службу, на что Чацкий возражает: «Служить бы рад, прислуживаться тошно».

Чацкий раздражен, он уже получил, хоть и неформальный, так как и сам не делает формального предложения, но все же отказ от отца любимой девушки. Он возмущен требованиями Фамусова, он и ради любви не способен поступиться убеждениями.

Мотив гражданского долга службы широко развертывается дальше в двух монологах: Фамусова и Чацкого, которые высказывают резко противоположные мнения. Фамусов — поклонник старых порядков службы, получения мест и чинов, Чацкий — выразитель взгляда на службу как на выполнение гражданского долга человека. То, как Фамусов реагирует на мнение Чацкого («Ахl боже мои! он карбонари!» и т. д.), все резче и резче определяет значимость общественного конфликта. Но и любовную драму Чацкого Грибоедов не забывает.

Она сопутствует общественной драме и пронизывает ее. Оба конфликта взаимно углубляют друг друга. В явлении 3-м Фамусов намекает Чацкому на Скалозуба как на возможного жениха для Софьи, а в явлении 4-м Чацкий, разгоряченный спором с Фамусовым, проявляет смятение, внесенное в его душу этими намеками.

Резкость общественного конфликта ясно определяется в двух знаменитых монологах (Фамусова и Чацкого): «Вкус, батюшка, отменная манера» и «А судьи кто?» Так, все усложняясь и углубляясь, растет общественный конфликт, и в тот момент, когда он доходит до большого напряжения, Грибоедов быстрой и совершенно неожиданной сценой обморока Софьи переключает внимание читателя на личные взаимоотношения героев.

С 7 -го по 14-е явление развивается любовная интрига, осложняющаяся вероломством Молчалина. К подозрениям Чацкого о Скалозубе прибавляются подозрения о Молчалине. Лиза из наперсницы становится активным участником в развитии любовной истории. Ее знаменитыми словами:

Она к нему, а он ко мне,
А я … одна лишь я любви до смерти трушу, —
А как не полюбить буфетчика Петрушу! —

подытоживается новое в любовной интриге во II-м действии (в 1 действии Чацкий — к Софье, Софья — к Молчалину, а во 11 действии Чацкий — к Софье, Софья — к Молчалину, Молчалин — к Лизе, Лиза — к Петруше).

Итак, во 2-ом действии совершенно четко обозначается все возрастающий общественный конфликт и усложняется, вместе с тем, любовная интрига. Если в начале 2-го действия звучат общественные мотивы, осложненные личными переживаниями, а к концу действия происходит быстрое развитие любовной интриги, то 3-е действие, наоборот, начинается, как бы продолжая 2-е действие, с развития преимущественно любовных мотивов, осложненных общественными.

Таковы явления 1-е и 2-е, где Чацкий старается выспросить Софью о Скалозубе и Молчалине, тут же высказываясь и по общественным вопросам (монолог Чацкого «Оставимте мы эти пренья»).

Явление 3-е — образец диалога в стихах. В нем в полной мере слиты и личные, и общественные мотивы пьесы. Диалог дает богатый материал для характеристики Молчалина (мнения Чацкого для нас уже не новы, но поражают его блестящие афоризмы) и заканчивается естественным для Чацкого выводом:

С такими чувствами, с такой душою
Любим … Обманщица смеялась надо мною!
Далее, с 4-го явления, следует картина бала у Фамусова. Грибоедов показывает многочисленность и силу противоположного Чацкому лагеря; нарастает неизбежность открытого разрыва, и, вместе с тем, на фоне борьбы двух лагерей, неразрывно с ней связанная, развивается сердечная драма Чацкого.

В явлении 13-м Чацкий рассердил Софью уже по-настоящему тем, что стал с насмешкой говорить о Молчалине (психологически это вполне оправдано: ведь Чацкий уверен, что Софья не может любить Молчалина). От раздраженной Софьи впервые слышится о Чацком: «Он не в своем уме».

Далее следуют явления, в которых с исключительной быстротой и легкостью разрастается сплетня о сумасшествии Чацкого. Быстро сменяющиеся сцены показывают, как сплетня находит себе благодарнейшую почву, как обрастает новыми и новыми, все более невероятными и нелепыми подробностями.

Итогом, до которого доходит сплетня, являются слова 3агорецкого: «Нет-с, бочками сороковыми!» В 22-м (последнем) явлении всему обществу противопоставлен Чацкий с его «мильоном терзаний», вылившимся в гневном монологе: «В той комнате незначащая встреча … »

Глубина разрыва между Чацким и окружающими его людьми ясна, а к той положительной программе Чацкого, которая изложена им ранее, добавлены последние и очень существенные черты: требование уважения к русскому народу, к национальной культуре, к родному языку.

Завершением раскрытия идейных позиций Чацкого и резким столкновением его с обществом и заканчивается 3-е действие.

В IV действии сцены, где появляется Репетилов, прибавляют к характеристике московского общества еще новый материал. Репетилов рассказывает о времяпрепровождении светской молодежи в Английском клубе, где происходят собрания «тайного» общества.

Затем перед читателем на минуту, сменяя друг друга, вновь проходят гости Фамусова. С 10-го явления Грибоедов возвращает нас к любовной интриге, ведет ее очень быстро к кульминации и развязке. В последнем монологе Чацкого оба конфликта приведены к концу: столкновение с обществом завершается разрывом, крушение любви становится очевидным. Чацкий покидает Москву.

Так построена комедия. Быстрый ход действия, неожиданная смена событий, невозможность угадать их дальнейшее развитие, обилие кратких, мгновенно проходящих перед читателем сцен, множество действующих лиц, быстрота и живость пьесы, меткая разговорная русская речь — все это было ново, необычно и поражало современников, некоторые из которых упрекали Грибоедова в пренебрежении к старым испытанным правилам построения классической комедии.

Отвечая на упрек, что в пьесе сцены связаны произвольно, Грибоедов писал: «Так же, как в натуре всяких событий, мелких и важных: чем внезапнее, тем более завлекают в любопытство. Пишу для подобных себе, а я, когда по первой сцене угадываю десятую: раэзеваюсь и вон бегу из театра … ».

Дан старт Году литературы в МИЭППе

Дан старт Году литературы в МИЭППе.
15 января 2015 года в МИЭППе дан старт Году литературы в России. Он открылся торжественным тематическим мероприятием «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…», посвященному 220-летию со дня рождения А.С. Грибоедова, драматурга, юриста, дипломата, политика.


Заведующая библиотекой института А.В. Дьяконова рассказала будущим юристам, управленцам, экономистам и психологам о жизни и творческой деятельности А.С. Грибоедова. Рассказ сопровождался интересной презентацией. Студенты проявили большой интерес к материалу. Вспомнили крылатые фразы из произведений гениального литератора. Прослушивание Грибоедовского вальса позволило слушателям определить и композиторский талант А.С. Грибоедова.

Портрет Александра Грибоедова, художник Иван Крамской, 1875г., написан с литографии
Высказывания А.С.Грибоедова
(цитируются в порядке их появления в тексте комедии “Горе от ума”).
“Горе от ума”, Действие I – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:
1. “…Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь”. (Лиза, явление 2)
2. “Счастливые часов не наблюдают”. (София, явление 3)
3. “Не надобно иного образца,
Когда в глазах пример отца”. (Фамусов, явление 4)
4. “Где ж лучше?” (София) “Где нас нет”. (Чацкий, явление 6)
5. “Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен?
Когда ж постранствуешь, воротишься домой,
И дым Отечества нам сладок и приятен!” (Чацкий, явление 6)
6. “А впрочем, он дойдёт до степеней известных,
Ведь нынче любят бессловесных”. (Чацкий, явление 6)
“Горе от ума”, Действие II – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:
7. “Служить бы рад, прислуживаться тошно”. (Чацкий, явление 2)
8. “Свежо предание, а верится с трудом”. (Чацкий, явление 2)
9. “Дома новы?, но предрассудки стары.
Порадуйтесь, не истребят
Ни годы их, ни моды, ни пожары”. (Чацкий о Москве, явление 5)
10. “А судьи кто?” (Чацкий, явление 5)
11. “Где?, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве…” (Чацкий, явление 5)
12. “… злые языки страшнее пистолета!” (Молчалин, явление 11)
“Горе от ума”, Действие III – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:
13. “Чины людьми даются,
А люди могут обмануться”. (Чацкий, явление 3)
“Горе от ума”, Действие IV – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:
14. “О! если б кто в людей проник:
Что хуже в них? душа или язык?” (Чацкий, явление 10)
15. “В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов…” (Фамусов, явление 14)
Наслаждайтесь литературой, читайте и вникайте, просвещайтесь!!!
Студ. совет.

Крылатые выражения из комедии Горе от ума по действиям, явлениям

Горе от ума Действие I – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:

1. “…Минуй нас пуще всех печалей

И барский гнев, и барская любовь”. (Лиза в явлении 2)

2. “Счастливые часов не наблюдают”. (София, явление 3)

3. “А всё Кузнецкий мост, и вечные французы,

Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:

Губители карманов и сердец!

Когда избавит нас творец

От шляпок их! чепцов! и шпилек! и булавок!

И книжных и бисквитных лавок!” (Фамусов в явлении 4)

4. “Не надобно иного образца,

Когда в глазах пример отца”. (Фамусов, явление 4)

5. “Блажен, кто верует, тепло ему на свете!” (Чацкий, явление 6)

6. “Где ж лучше?” (София) “Где нас нет”. (Чацкий, явление 6)

7. “Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен?

Когда ж постранствуешь, воротишься домой,

И дым Отечества нам сладок и приятен!” (Чацкий, явление 6)

8. “А впрочем, он дойдёт до степеней известных,

Ведь нынче любят бессловесных”. (Чацкий, явление 6)

8.1 Слова Фамусова «Кто беден, тот тебе не пара»

Горе от ума Действие II

9. “Служить бы рад, прислуживаться тошно”. (Чацкий - явление 2)

10. “Свежо предание, а верится с трудом”. (Чацкий в явлении 2)

11. “Да это ли одно? возьмите вы хлеб-соль:

Кто хочет к нам пожаловать, - изволь;

Дверь отперта для званых и незваных,

Особенно из иностранных;

Хоть честный человек, хоть нет,

Для нас равнёхонько, про всех готов обед”. (Фамусов о москвичах, явление 6)

12. “Дома новы́, но предрассудки стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары”. (Чацкий о Москве, явление 5)

13. “А судьи кто?” (Чацкий в явлении 5)

14. “Где́, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Не эти ли, грабительством богаты?

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,

Где разливаются в пирах и мотовстве…” (Чацкий, явление 5)

15. “Да и кому в Москве не зажимали рты

Обеды, ужины и танцы?” (Чацкий, явление 5)

16. “… злые языки страшнее пистолета!” (Молчалин, явление 11)

Горе от ума - Действие III (крылатые выражения, афоризмы, цитаты)

17. “Я странен, а не странен кто ж?

Тот, кто на всех глупцов похож…” (Чацкий, явление 1)

18. “Чины людьми даются,

А люди могут обмануться”. (Чацкий, явление 3)

19. “Зла, в девках целый век, уж Бог её простит”. (Княгиня, явление 8)

20. “Ах, Франция! Нет в мире лучше края! –

Решили две княжны, сестрицы, повторяя

Урок, который им из детства натвержён.

Куда деваться от княжон! –

Я одаль воссылал желанья

Смиренные, однако вслух,

Чтоб истребил Господь нечистый этот дух

Пустого, рабского, слепого подражанья…” (Чацкий, явление 22)

“Горе от ума”, Действие IV – крылатые выражения, афоризмы, цитаты:

21. “О! если б кто в людей проник:

Что хуже в них? душа или язык?” (Чацкий, явление 10)

22. “Поверили глупцы, другим передают,

Старухи вмиг тревогу бьют –

И вот общественное мненье!” (Чацкий, явление 10)

23. “Ах! Как игру судьбы постичь?

Людей с душой гонительница, бич! –

Молчалины блаженствуют на свете!” (Чацкий, явление 13)

24. “В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов…” (Фамусов, явление 14)

25. “Муж – мальчик, муж – Слуга, из жениных пажей –

Высокий идеал московских всех мужей.” (Чацкий, явление 14)

26. “Так! Отрезвился я сполна,

Мечтанья с глаз долой – и спала пелена…” (Чацкий, явление 14)

27. “Вы правы́: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорблённому есть чувству уголок!..

Карету мне, карету!” (Чацкий, явление 14)

По действиям

Действие 1

Софья, дочь господина П.А. Фамусова, и Молчалин, его секретарь, устраивают себе свидание в комнате девушки. Служанка Лизанька следит, чтобы их не заметили другие обитатели.

Лиза переводит часы, чтобы заставить влюблённых быстрее разойтись. Привлечённый часовой музыкой, входит Фамусов и начинает заигрывать со служанкой. Затем Раздаётся голос Софьи Павловны и он уходит.

В комнате появляются Софья и Молчалин, который в дверях сталкивается с Фамусовым. Павел Афанасьевич бранит дочь и своего секретаря за то, что увидел их так рано вместе. Им удаётся усыпить его подозрения.

Когда отец с Молчалиным уходят заниматься делами, между девушкой и служанкой завязывается разговор. Лиза уверена, что хозяин никогда не согласиться на брак единственной дочки с небогатым Молчалиным. Он прочит ей в мужья полковника Скалозуба, который Софье не нравится. Тогда Лизанька вспоминает о прежнем кавалере хозяйки – А. А. Чацком.

Тут докладывают, что приехал Чацкий. Софья принимает его довольно холодно, а молодой человек рад встрече с ней. Далее Чацкий беседует с Фамусовым. После ухода нежданного гостя тот опасается, чтобы он не посватался к дочери.

Действие 2

Чацкий снова в доме Фамусова и желает узнать его мнение относительно сватовства к Софье. Павел Афанасьевич советует ему сперва послужить, продвинуться по карьерной лестнице. Молодой человек отвечает, что служить готов, а вот прислуживаться и быть шутом – нет.

Является Скалозуб. Фамусов очень обходителен с ним. Чацкий произносит гневный монолог об отсутствии нравственности и ограниченности интересов общества людей, подобных им.

Узнав, что Молчалин не удержался на лошади, Софья падает в обморок. Возлюбленный упрекает её в излишней эмоциональности и предпринимает попытки сблизиться с Лизой.

Действие 3

А. А. Чацкий пытается узнать, кто мил сердцу Софьи. Она уклончива в ответах, однако хвалит черты характера Молчалина.

Вечером на бал, устраиваемый в доме Фамусова, съезжаются разные влиятельные лица. Чацкий смело высказывает собственно мнение о преклонении перед «иностранщиной». С лёгкой руки Софьи между гостями расползается слух о его сумасшествии.

Действие 4

Бал подходит к концу и гости разъезжаются. Ожидая своей кареты, Чацкий случайно становится свидетелем признания Молчалина в том, что он лишь играет роль любовника, ибо Софья – дочь его начальника. Слышит его откровение также Софья и требует покинуть дом.

На шум вбегает Фамусов с прислугой. Грозится отправить и Лизу, и дочь в деревню. Чацкий, наконец, понимает, кто пустил слух о его безумии. Он сообщает, что навсегда покинет Москву и отправится странствовать, ища успокоения оскорблённым чувствам.

Комедия учит, что в любой ситуации и в любом обществе надо оставаться самим собой и добиваться определённых жизненных высот собственными талантами и знаниями, а не умением льстить и выслуживаться.

Другие сочинения:

Крылатые выражения из комедии «Горе от ума» по действиям, явлениям и героям

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение Письмо Онегину от себя (от своего имени)

    Евгений! Здравствуйте. Доброго времени суток! Что там у вас сейчас? Я пишу вам письмо по заданию учителя. Хочу вас попросить, чтобы вы не обижали Татьяну.

  • Главные герои поэмы Илиада Гомера

    Ахилл. В Илиаде главный воин, в нем сочетаются враждебность и гуманность, это Ахилл. У данного героя честная и стальная воля, но иногда, он может быть слишком неуравновешенным

  • Деревенская проза Шукшина кратко сочинение

    Жанр деревенской прозы имеет большое отличие, от уже имеющихся жанров в русской литературе. К примеру, в зарубежной литературе такой тип жанра практически отсутствует. Огромное количество произведений этого жанра есть в русской литературе

  • Сочинение Описание бала (рассказ После бала Толстого)

    Жизнь – весьма забавная вещь. Сколько всего интересного происходит с человеком. Человек каждый день то и делает, что узнают окружающий его мир: он влюбляется, знакомится с другими людьми, разочаровывается в них или связывает с ними свою жизнь

  • Описание природы и роль пейзажа в поэме Мцыри Лермонтова сочинение

    Колоссальное и неописуемо большое значение в понятие и осознании образа одинокого, печально, но одновременно свободного и непоколебимого Мцыри играет романтический и нежный пейзаж, описанный в данном произведении

Читать "Горе от ума (сборник)" - Грибоедов Александр Сергеевич - Страница 1

Александр Грибоедов

Горе от ума (сборник)

Горе от ума

Действующие лица

Павел Афанасьевич Фамусов, управляющий в казенном месте.

Софья Павловна, дочь его.

Лизанька, служанка.

Алексей Степанович Молчалин, секретарь Фамусова, живущий у него в доме.

Александр Андреевич Чацкий.

Полковник Скалозуб, Сергей Сергеевич.

Наталья Дмитриевна, молодая дама

Платон Михайлович, муж ее

Князь Тугоуховский и

Княгиня, жена его, с шестью дочерями.

Графиня бабушка

Графиня внучка

Антон Антонович Загорецкий.

Старуха Хлёстова, свояченица Фамусова.

Г. N.*

Г. D.*

Репетилов.

Петрушка и несколько говорящих слуг.

Множество гостей всякого разбора и их лакеев при разъезде.

Официанты Фамусова.

Действие в Москве в доме Фамусова.

Действие I

Явление 1

Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софии, откудова слышно фортопияно с флейтою, которые потом умолкают.

Лизанька середи комнаты спит, свесившись с кресел.

(Утро, чуть день брезжится.)

Лизанька (вдруг просыпается, встает с кресел, оглядывается)

Светает!.. Ах! как скоро ночь минула!

Вчера просилась спать – отказ.

«Ждем друга». – Нужен глаз да глаз,

Не спи, покудова не скатишься со стула.

Теперь вот только что вздремнула,

Уж день!.. сказать им…

(Стучится к Софии.)

Господа,

Эй! Софья Павловна, беда:

Зашла беседа ваша за́ночь;

Вы глухи? – Алексей Степаныч!

Сударыня!.. – И страх их не берет!

(Отходит от дверей.)

Ну, гость неприглашенный,

Быть может, батюшка войдет!

Прошу служить у барышни влюбленной!

(Опять к дверям.)

Да расходитесь. Утро. Что-с?

(Голос Софии)

Лизанька

Всё в доме поднялось.

София (из своей комнаты)

Лизанька

Седьмой, осьмой, девятый.

София (оттуда же)

Лизанька (прочь от дверей)

Ах! амур проклятый!

И слышат, не хотят понять,

Ну что́ бы ставни им отнять?

Переведу часы, хоть знаю: будет гонка,

Заставлю их играть.

(Лезет на стул, передвигает стрелку, часы бьют и играют.)

Явление 2

Лиза и Фамусов.

Лиза

Фамусов

(Останавливает часовую музыку.)

Ведь экая шалунья ты девчонка.

Не мог придумать я, что это за беда!

То флейта слышится, то будто фортопьяно;

Для Софьи слишком было б рано??..

Лиза

Нет, сударь, я… лишь невзначай…

Фамусов

Вот то-то невзначай, за вами примечай;

Так верно с умыслом.

(Жмется к ней и заигрывает.)

Ой! зелье, баловница.

Лиза

Вы баловник, к лицу ль вам эти лица!

Фамусов

Скромна, а ничего кроме́

Проказ и ветру на уме.

Лиза

Пустите, ветреники сами,

Опомнитесь, вы старики…

Фамусов

Лиза

Ну, кто придет, куда мы с вами?

Фамусов

Кому сюда придти?

Ведь Софья спит?

Лиза

Сейчас започивала.

Фамусов

Сейчас! А ночь?

Лиза

Ночь целую читала.

Фамусов

Вишь, прихоти какие завелись!

Лиза

Всё по-французски, вслух, читает запершись.

Фамусов

Скажи-ка, что глаза ей портить не годится,

И в чтеньи прок-от не велик:

Ей сна нет от французских книг,

А мне от русских больно спится.

Лиза

Что встанет, доложусь,

Извольте же идти; разбудите, боюсь.

Фамусов

Чего будить? Сама часы заводишь,

На весь квартал симфонию гремишь.

Лиза (как можно громче)

Фамусов (зажимает ей рот)

Помилуй, как кричишь.

С ума ты сходишь?

Лиза

Боюсь, чтобы не вышло из того…

Фамусов

Лиза

Пора, сударь, вам знать, вы не ребенок;

У девушек сон утренний так тонок;

Чуть дверью скрипнешь, чуть шепнешь:

Всё слышат…

Крылатые выражения из "Горе от ума" Грибоедова

Автор: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку крылатых выражениях из "Горе от ума" Грибоедова.

В нее вошло 70 выражений.

 

Крылатые выражения сведены в тематические группы: любовь и женщины, прошлое и его представители, ретрограды, либералы, постредственность, лишние люди, преклонение перед иностранным, высокие материи. С указанием современного значения выражения, героя и действия пьесы. 

Крылатые выражения о любви и женщинах

  • Счастливые часов не наблюдают (когда люди счастливы, они не замечают, как быстро бежит время; Софья, действие I, явление 3)
  • А потому, что патриотки (о попытках оправдать свои простые житейские расчеты высокими патриотическими словами; Фамусов, действие II, явление 5)
  • Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой (о женском жеманстве; Фамусов, действие II, явление 5)
  • Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали (шутливо-ироническая характеристика общественного подъема; Чацкий, действие II, явление 5)
  • Тот скажи любви конец, кто на три года в даль уедет (вариация на тему «С глаз долой - из сердца вон»; Чацкий, действие II, явление 14)
  • А как не полюбить буфетчика Петрушу! (о простом, симпатичном молодом человеке; Лиза, действие II, явление 14)
  • Герой не моего романа (не в моем вкусе; Софья, действие III, явление 1)
  • Влеченье, род недуга (о бессознательном, не контролируемом разумом пристрастии к чему-либо или кому-либо; Репетилов, действие IV, явление 4)
  • В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов! (о желании оставить городскую суету, найти спокойный приют; Фамусов, действие IV, явление 14)

Вы можете также ознакомиться с обзором фразеологизмов о любви из произведений писателей

Крылатые выражения о прошлом и его представителях

  • Свежо предание, а верится с трудом (о труднопредставимых в сегодняшней жизни явлениях прошлого; Чацкий, действие II, явление 2)
  • Век нынешний и век минувший (о прошлом и настоящем времени в порядке их сравнения; Чацкий, действие II, явление 2)
  • Прошедшего житья подлейшие черты (о прошлом, которое возмущает говорящего и к которому он не хочет возврата; Чацкий, действие II, явление 5)
  • Времен Очаковских и покоренья Крыма (о чем-то безнадежно устаревшем, относящемся к незапамятным временам; Чацкий, действие II, явление 5)
  • Где, укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы? (по поводу отечественной «элиты» и «отцов отечества», которые вовсе не соответствуют таким самоназваниям; Чацкий, действие II, явление 5)
  • Что слово — приговор! (о чьих-либо решительных суждениях; Фамусов, действие II, явление 5)
  • Поспорят, пошумят и разойдутся (о пустых, бессмысленных разговорах, дискуссиях; Фамусов, действие II, явление 5)

Крылатые выражения о ретроградах

  • Учились бы, на старших глядя (о навязывании молодежи «дедовских» взглядов и подходов к делу; Фамусов, действие II, явление 2)
  • Ну, как не порадеть родному человечку? (о семейственности, кумовстве, протекционизме; Фамусов, действие II, явление 5)
  • Я вам фельдфебеля в Вольтеры дам (о мракобесии, стремлении во всем насадить дух казармы и нерассуждающего послушания; Скалозуб, действие II, явление 5)
  • Дома новы, но предрассудки стары (о внешних переменах и неизменной внутренней сущности чего-либо; Чацкий, действие II, явление 5)
  • А судьи кто? (о презрении к мнению авторитетов, которые ничуть не лучше тех, кого эти судьи пытаются порицать и критиковать; Чацкий, действие II, явление 5)
  • Уж коли зло пресечь, забрать все книги бы да сжечь (фраза-символ мракобесия, нападок на прогресс и просвещение; Фамусов, действие III, явление 21)
  • Ученье — вот чума; ученость — вот причина (фраза-символ мракобесия, обскурантизма, сознательного невежества; Фамусов, действие III, явление 21)
  • Что скажет княгиня Марья Алексевна? (о ханжеской, обывательской зависимости от чужого мнения; Фамусов, действие IV, явление 15)

Крылатые выражения о либералах

  • Шумим, братец, шумим! (о шумных, но безрезультатных собраниях, особенно - политических; Репетилов, действие IV, явление 4)
  • Об чем бишь нечто? – обо всем (о претендующем на мудрость пустословии; Репетилов, действие IV, явление 4)
  • Да умный человек не может быть не плутом (иронически о чьих-либо неблаговидных поступках или циничных жизненных принципах; Репетилов, действие IV, явление 4)

Крылатые выражения о посредственности

  • Дойдет до степеней известных, ведь нынче любят бессловесных (о недостойном человеке, который угодничеством, лестью и показным смирением добивается своих целей, поскольку этому благоприятствуют как взгляды и интересы начальства, так и общественная атмосфера в целом; Чацкий, действие I, явление 6)
  • В мои лета не должно сметь свое суждение иметь (о человеке, который не имеет своего собственного мнения или боится его проявить; Молчалин, действие III, явление 3)
  • Умеренность и аккуратность (о проявлении посредственности, конформизма; Молчалин, действие III, явление 3)
  • День за день, завтра, как вчера (о рутинном, однообразном течении времени; Молчалин, действие III, явление 3)
  • Чтобы иметь детей, кому ума недоставало? (о непритязательности обывательской жизни; Чацкий, действие III, явление 3)
  • Молчалины блаженствуют на свете! (о ситуации, когда процветают не яркие личности, а безликие конформисты, чиновники-карьеристы, пресмыкающиеся перед начальством; Чацкий, действие IV, явление 13)

Крылатые выражения о "лишних людях"

  • Ум с сердцем не в ладу (о внутренне противоречивом восприятии окружающего; Чацкий, действие I, явление 7)
  • Горе от ума (умному, прогрессивному человеку трудно существовать в косном обществе людей с посредственными интересами)
  • Служить бы рад, прислуживаться тошно (о стремлении приносить пользу, а не угождать начальству; Чацкий, действие II, явление 2)
  • Что говорит! и говорит, как пишет! (о хорошо структурированном изложении прогрессивных идей; Фамусов, действие II, явление 2)
  • Да он властей не признает! (иронически об оппозиционных высказываниях о властях или начальстве; Фамусов, действие II, явление 2)
  • Я странен, а не странен кто ж? (утверждение об индивидуальности мыслящего человека; Чацкий, действие III, явление 1)
  • Я глупостей не чтец, а пуще образцовых (отказ занимать свое внимание каким-либо малосодержательным чтением; Чацкий, действие III, явление 3)
  • Мильон терзаний (применительно ко всякого рода нервным, долгим, разнообразным хлопотам, а также к тяжелым раздумьям, сомнениям относительно какого-либо важного дела; Чацкий, действие III, явление 22)
  • Есть от чего в отчаянье прийти (как характеристика сложного, запутанного положения дел; как реакция на неприятные обстоятельства; Чацкий, действие IV, явление 4)
  • Сюда я больше не ездок! (о нежелании посещать место, где человека не понимают, огорчают и т. д.; Чацкий, действие IV, явление 14)
  • Пойду искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок! (шутливо-преувеличенно о своей обиде, разочаровании; Чацкий, действие IV, явление 14)

Крылатые выражения о преклонении перед иностранным

  • Привыкли верить мы, что нам без немцев нет спасенья (о слепом преклонении перед иностранным опытом, отсутствии чувства собственного достоинства; Чацкий, действие I, явление 7)
  • Смешенье языков: французского с нижегородским (о неграмотном или неуместном использовании иностранных слов или выражений в чьей-то речи; Чацкий, действие I, явление 7)
  • Зачем же мнения чужие только святы? (о преклонении перед всем иностранным; Чацкий, действие III, явление 3)
  • Рабское, слепое подражанье (о некритичном приятии всего иностранного; Чацкий, действие III, явление 22)
  • Французик из Бордо (об иностранцах, которые в России пользуются неумеренным обожанием в качестве «учителей жизни»; Чацкий, действие III, явление 22)
  • Рассудку вопреки, наперекор стихиям (о необдуманных, поспешных действиях упрямого, недалекого человека; Чацкий, действие III, явление 22)

Крылатые выражения о высоких материях

  • Пофилософствуй — ум вскружится (употребляется обычно как форма шутливого отказа обсуждать какие-либо сложные, заумные вопросы; Фамусов, действие II, явление 1)
  • О Байроне, ну о матерьях важных (о какой-либо важной, «ученой» теме разговора; Репетилов, действие IV, явление 4)

Крылатые выражения об отцах и детях

  • Не надобно иного образца, когда в глазах пример отца (иронически о родительском авторитете; Фамусов, действие I, явление 4)
  • Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом! (о сложности для отца понимать интересы и запросы молодой дочери; Фамусов, действие I, явление 10)

Прочие крылатые выражения из «Горе от ума»

  • Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь (лучше держаться подальше от особого внимания людей, от которых зависишь, поскольку от их любви до их ненависти — один шаг; Лиза, действие I, явление 2)
  • Нельзя ли для прогулок подальше выбрать закоулок? (просьба не мешать, не заходить, не приходить куда-либо; Фамусов, действие I, явление 4)
  • Шел в комнату, попал в другую (об объяснении, выглядящим не слишком убедительно; Софья, действие I, явление 4)
  • Подписано, так с плеч долой (о бюрократическом подходе к решаемым вопросам; Фамусов, действие I, явление 4)
  • Хорошо там, где нас нет (пример житейской мудрости о недостижимости идеала; Чацкий, действие I, явление 6)
  • И дым отечества нам сладок и приятен (о любви, привязанности к своему отечеству, когда даже мельчайшие признаки своего, родного вызывают радость, умиление; Чацкий, действие I, явление 6)
  • Блажен, кто верует, тепло ему на свете! (иронически о том, кто излишне доверчив или слишком обольщается своими радужными планами и надеждами; Чацкий, действие I, явление 6)
  • Числом поболее, ценою подешевле (об экономном подходе, не учитывающим качество приобретаемого; Чацкий, действие I, явление 7)
  • С чувством, с толком, с расстановкой (без спешки, выразительно, осмысленно, методично; Фамусов, действие II, явление 1)
  • На всех московских есть особый отпечаток (о том, что типично для всех москвичей, что отличает их от жителей других русских городов; Фамусов, действие II, явление 2)
  • Дистанция огромного размера (о большой, несоизмеримой разнице между чем-либо; Скалозуб, действие II, явление 5)
  • Злые языки страшнее пистолеты (нравственные страдания, которые навлекают на человека клеветники или злопыхатели бывают порой страшнее физических мук и самой смерти; Молчалин, действие II, явление 11)
  • Не поздоровится от этаких похвал (о бестактных, неумных похвалах, которые приносят больше вреда, нежели пользы; Чацкий, действие III, явление 10)
  • Всё врут календари (о всякого рода газетных прогнозах, метеосводках, предсказаниях астрологов, толкованиях сонников; Хлестова, действие III, явление 21)
  • Послушай, ври, да знай же меру! (шутливо-иронический совет умерить свою фантазию, хоть как-то сообразовывать свои выдумки с требованиями правдоподобия; Чацкий, действие IV, явление 4)
  • И вот — общественное мнение! (о вздорности слухов, домыслов, сплетен, предрассудков, которые не стоит принимать во внимание; Чацкий, действие IV, явление 10)
  • Ба! знакомые всё лица (используется для выражения удивления при неожиданной встрече с кем-либо; Фамусов, действие IV, явление 14) 

 

В заключение отмечу, что крылатые выражения (авторские фразеологизмы) из «Горе от ума» А.С. Грибоедова (1795—1829) занимают в русском языке почетное первое место по их количеству на одно произведение. К этой элитной группе относятся также фразеологизмы из «Евгения Онегина» А.С. Пушкина, фразеологизмы из «Ревизора» и фразеологизмы из «Мертвых душ» Н.В. Гоголя, фразеологизмы из «Двенадцати стульев» и фразеологизмы из «Золотого теленка» И. Ильфа и Е. Петрова.

Отмечу также, что приведенные здесь крылатые выражения из "Горе от ума" в ряде случаев приобрели со временем более универсальное значение.

Сам Александр Сергеевич Грибоедов писал, что «первое начертание этой сценической поэмы, как оно родилось во мне, было гораздо великолепнее и высшего значения, чем теперь в суетном наряде, в который я принужден был облечь его». И далее: «Ребяческое удовольствие слышать стихи мои в театре, желание им успеха заставили меня портить мое создание, сколько можно было». Но смею предположить, что это лишь пошло пьесе на пользу, избавив ее от излишней серьезности и глубокомысленности.

Особую живость и динамизм придают ему сочетание черт классической комедии положений и социальной драмы «лишнего человека» - Чацкого.

Впрочем, наверное основной секрет творческого долголетия этого произведения все-таки состоит в удивительной живучести представленных в нем социальных проблем и типажей России. Фамусовы, Молчалины, Скалозубы всё в новых обличьях так и не спешат сойти со сцены истории. Из более ранних русских комедий, известных до сих пор, можно назвать наверное только "Недоросль" Фонвизина (кстати, фразеологизмы из "Недоросль").

Продолжая тему авторских фразеологизмов, можно перейти к фразеологизмам И.А. Крылова или к фразеологизмам А.Н. Островского, или же - к фразеологизмам А.П. Чехова.

 

Буду рад вашим мнениям и замечаниям о фразеологизмах Грибоедова. Интересно, какие из них вы употребляете в своей речи?

Если вам понравилась эта статья и вы захотели поделиться с друзьями ссылкой на нее в социальной сети, то ведь я только за!

Просто воспользуйтесь кнопками сетей ниже.

Викторина по комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»

Викторина

по комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума»

Участие в литературных викторинах требует от обучающихся знаний литературных произведений, отдельных событий литературной жизни и биографий писателей.

Литературные викторины приучают к внимательному чтению текстов, тренируют память, обогащают знаниями в области литературы и умением анализировать произведения.

Данная викторина может быть проведена на литературном вечере, посвященном творчеству А.С.Грибоедова, читательской конференции, заседании литературного клуба и на итоговом уроке по литературе по творчеству писателя.

Грибоедовская викторина

В 1825 году Пушкин жил в ссылке, в селе Михайловском. В одном из своих писем к Бестужеву он, подробно разбирая бессмертное произведение Грибоедова «Горе от ума» и восхищаясь изумительным народным языком комедии, писал: «О стихах я не говорю: половина должна войти в пословицу».

И действительно, многие грибоедовские слова стали крылатыми. Часто мы их произносим, не зная даже, кому из действующих лиц они принадлежат. Прочтите внимательно «Горе от ума», и вам нетрудно будет найти ответы на помещенные ниже вопросы.

1.Кто из действующих лиц «Горе от ума произносит следующие слова:

  1. «Грех не беда, молва нехороша».

  2. «А судьи кто?» 

  3.  «Петрушка, вечно ты с обновкой, с разодранным локтем».

  4. «Счастливые часов не наблюдают».

  5.   «Мне завещал отец: //Во-первых, угождать всем людям без изъятья…»

  6. «…говорит, как пишет!»

  7. «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!»

  8.  «Свободен, вдов, себе я господин...//Монашеским известен поведеньем!..» 

  9. «…ври, да знай же меру…»

  10. «А как не полюбить буфетчика Петрушу!»

2. В какое время года – зимой, летом или весной – и в какой день недели развертываются события пьесы, действие которой происходит в течение одного дня, с утра до вечера?

3. Какой орден, когда и за что получил Скалозуб?

4. Как звали дедов Чацкого и Софьи – по отцовской и материнской линиям?

5. На ком был женат Репетилов?

6. Была ли у Софьи еще тетушка, кроме Хлестовой?

7. Где находилась комната Молчалина?

8. Кто из фамусовских гостей единственный усомнился в безумии Чацкого?

9. Сколько лет Софье?

10.Назовите два таланта Молчалина.

11.Как звали дядю Фамусова? Кем он был?

12.Кого с собой привезла на бал старуха Хлестова?

13.В какой дивизии служил Скалозуб?

14.Кто предлагает: «Уж коли зло пресечь: забрать все книги бы да сжечь»?

15.Какой фразой заканчивается комедия?

Ответы

1.

1. Лиза (1 действие, явление 5)

2.Чацкий (2 действие, явление 5)

3.Фамусов (2 действие, явление 1) 4.Софья (1 действие, явление 3)

5.Молчалин (действие 4, явление 12)

6.Возмущается Фамусов Чацким (2 действие, явление 2)

7.Произносит Чацкий (1 действие, явление 7)

8.Фамусов (1 действие, явление 4)

9.Говорит Репетилову Чацкий (4действие, явление 4)

10.Говорит Лиза (2 действие, явление 14)

2.Действие комедии происходит в четверг, зимой:

«У нас там общество, и тайные собранья// По четвергам. Секретнейший союз…» (Репетилов, 4 действие, явление 4)

«И день и ночь по снеговой пустыне, //Спешу к вам, голову сломя» (Чацкий, 1 действие, явление 7)

3.Орден Анны на шее, 3 августа, за сидение в траншее.

«За третье августа; засели мы в траншею:// Ему дан с бантом, мне на шею» (2 действие, 5 явление)

4.Дедов Чацкого звали Илья и Алексей

«…Вот-с – Чацкого, мне друга,//Андрея Ильича сынок». (Фамусов, 2-е действие, явление 5)

«По матери пошел, по Анне Алексевне;//Покойница с ума сходила восемь раз…» (Фамусов о Чацком, 3-е действие, явление 21)

5.Репетилов был женат на баронессе фон Клоц,

«…тогда//Барон фон Клоц в министры метил, //А я// К нему в зятья…»

«…Женился, наконец, на дочери его…» (Репетилов, 4-е действие, явление 5)

6.Кроме Анфисы Ниловны Хлестовой, у Софьи была еще одна тетушка – Прасковья.

«…мне и сестре Прасковье// Двоих арапченков на ярмарке достал…» (Хлестова, 3-е действие, явление 10)

7.Комната Молчалина находилась под лестницей.

«Молчалин, вот чуланчик твой». (Хлестова, 4-е действие, явление 8)

8.Платон Михайлович Горич, бывший однополчанин Чацкого

«Ну все, так верить поневоли;// А мне сомнительно».(4 действие, явление 21)

9.Софье 17 лет:

«…а теперь,//В семнадцать лет вы расцвели прелестно». (Чацкий, 1-е действие, явление 7)

10.Умеренность и аккуратность. (3действие, явление 3)

11.Дядю Фамусова звали Максимом Петровичем. Был он «вельможей в случае», т.е.пользовался благоволением императрицы Екатерины Второй.

«Вот то-то, все вы гордецы!» (2-е действие, явление 2. Монолог Фамусова)

12.Старуха Хлестова привезла на бал арапку-девку да собачку.

«От скуки я взяла с собой// Арапку-девку да собачку» (3 действие, явление 10)

13.Скалозуб служил в 15-й дивизии.

«У нас, в пятнадцатой дивизии, не далее, //Об нашем хоть сказать бригадном генерале». (Скалозуб, 2-е действие, явление 4).

14.Это предлагает сделать Фамусов (3 действие, явление 21).

15.Комедия заканчивается словами Фамусова:

«Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!

Ответы на вопрос "9. Комедия Грибоедова "Горе от ума"

  • Сочинения
  • По литературе
  • Грибоедов
  • Традиции и новаторство в комедии Горе от ума

Комедия «Горе от ума» А.С. Грибоедова является необычным и новаторским произведением своего времени. Первоначально она задумывалась в рамках классицизма, но в результате работы над ней автор преодолевает эти рамки. В русской литературе эта комедия считается первой реалистичной пьесой. В ней Грибоедов освещает насущные вопросы общества того времени, социально-политические проблемы русской жизни.

Одним из главных новаторских прорывов стало изменение классического любовного конфликта в произведении. На первый план в комедии выходят разногласия людей и мнений, общественный конфликт, любовная линия переплетается с ним, но не является главной темой. Также данное произведение можно назвать сатирой на московское дворянство начала 19 века. Для детального изображения такого общества автор использовал множество внесценических персонажей, что тоже по праву можно считать одним из новаторских приемов. Это позволяло сделать все происходящее в рамках комедии более реальным и обобщенным, расширяя рамки повествования.

Большое внимание стоит обратить на характер действующих лиц. Он сильно отличает их от традиционных персонажей классицизма. Герои Грибоедова неоднозначны, многогранны, он отказывается от привычного очевидного деления на хороших и плохих, делая персонажей живыми и интересными. В пример можно привести Чацкого: главный герой умен, в нем находят воплощение самые передовые и новаторские идеи общества, но он также может быть груб или резок, что оскорбляет других людей. Автор создает не шаблонные образы в рамках своей комедии, а реалистичных героев, отходя от канонов создания персонажей в классицизме.

Произведение Грибоедова написал вольным ямбом. Данный стихотворный размер является нетипичным, но его использование также влечет за собой «оживление» действия. Диалогам персонажей придается динамичность, определенная интонация реального разговора.

Несмотря на большое количество новаторских приемов, некоторые черты классицизма в произведении Грибоедов также сохранил. Стоит обратить внимание на соблюдение трех единств: действие происходит на протяжении одного дня, связь действия с любовным конфликтом, наличие говорящих фамилий. Отметить можно и то, что, несмотря на отход от четкого деления персонажей на плохих и хороших, их стандартизированные и стереотипные образы от части сохраняются.

Сочетание всех этих новаторских черт с устоявшимися традициями делает произведение уникальным и особенно интересным для читателя. Оно проверено временем: множество афоризмов и цитат из диалогов персонажей бытует в русском языке по сей день, а это непременно значит, что комедия по-прежнему актуальна и достойна внимания публики.

Вариант 2

Комедия Грибоедова “Горе от ума” является потрясающим произведением, которое может послужить отличным примером написания драматургической комедии, исходя из похвал критиков тех времён. Комедия привносила в русское общество мысль о том, что не каждый человек является таким, каким он хочет казаться, и то, что нельзя разделять всё вокруг только на добро и зло.

Грибоедов был новатором в своём роде. Он написал комедию в стихах, что уже не характерно для того времени, и в ней же создал стилистических персонажей, которые олицетворяли тот или иной порок. Он пытался донести до зрителя мысль, что не всё является таким, каким мы его видим. Он говорит о том, что порой под маской скрываются отвратительные вещи. Он ярко показывает это в своём произведении на основе нескольких перс ножей, делая акцент на их отрицательных сторонах, однако даже они не обделены хорошими. Из этого автор хочет подвести нас к выводу что мы попросту не можем называть того или иного человека плохим, потому что просто увидели его плохую сторону, или же наоборот не можем назвать человека добрым, если мы полностью его не узнали. О данной проблеме выбора нам и рассказывает произведение “Горе от ума”.

Также в произведении присутствует проблема конфликта поколений. Это проблема присутствовала, и всегда будет присутствовать в нашей жизни, и в жизни будущих поколений. Одно поколение просто не может ужиться на все сто с другим. Это априори невозможно, и будет это происходить так, как описано в произведении. Один человек из поколения прошлого, скорее всего не поймёт человека из поколения нового, ввиду их чрезвычайного отличия воспитания, среды взросления, и ещё огромного количества факторов влияющих на развитие личного мнения и прочих вещей. Поэтому Грибоедов и говорит о данной проблеме в своём произведении, дабы люди обратили на неё внимание и постарались её хоть как ни — будь исправить. Так или иначе Грибоедов описал общество того времени таким, какое оно было, даже не стараясь его идеализировать. Он отмёл все идеалы, дабы показать простому народу всё как есть, в этом от части и заключается его новаторство. В его искренности. Данное мнение является субъективным, из-за чего не претендует на истинную верность.

Популярные сочинения

  • Сочинение Ольга Ильинская в романе Обломов (Образ и характеристика)
    Одним из самых знаменитых произведений Ивана Гончаров является «Обломов». Это роман о социальном неравенстве, тяжёлой любви и полном непонимании себя как личности.
  • Сочинение Аксинья Астахова в романе Тихий Дон (Образ и характеристика) Шолохова
    Аксинья Астахова – один из самых страстных и пронзительных женских образов русской классики. Коренная казачка, с внешностью необыкновенной, «манящей красоты», является самой большой любовью донского казака
  • Сочинение Особенности языка комедии Горе от ума Грибоедова
    Произведение является образцом творчества, обусловившим формирование нового языкового стиля в литературе, поскольку до его появления сочинения аналогичной жанровой

Традиции и новаторство комедии Грибоедова Горе от ума

Одно из выдающихся и передовых произведений русской литературы – это пьеса А.С. Грибоедова «Горе от ума». Пьеса уникальна тем, что в ней прекрасно гармонируют как черты классицизма, так и черты реализма.

Комедия Грибоедова – это насмешка над московским дворянством того времени. Несмотря на то что произведение больше тяготеет к реализму, оно содержит в себе многочисленные новаторские приемы, но при этом автору удалось успешно вписать некоторые классические каноны.

Обилие классических черт, использованных в пьесе, можно объяснить тем, что драма является достаточно консервативным родом литературы, и какие-либо радикальные изменения воспринимались бы читателем с трудом.

В пьесе мы наблюдаем классический прием, а именно: соблюдение трех единств. Грибоедов помещает все действие своей комедии в дом Фамусова, в течение одних суток разворачиваются все события пьесы, а действия главного героя вытекают из любовного конфликта.

Описывая своих персонажей, Грибоедов отдает предпочтение использованию приема – говорящих фамилий: Молчалин, Репетилов, Тугоуховские и др. Фамилия главного героя выбрана также не случайно, в ней угадывается намек на Чаадаева. Кроме всего прочего, большинство героев обрисовываются в стандартных ролях, но не у всех они выражены так четко: так Чацкий – не только неудавшийся жених, но и герой-резонер, Скалозуб – зажиточный жених, Лиза – не только служанка, но и резонер ( Лиза участвует в любовных делах своей барышни, но при этом в конце пьесы Лиза находится под угрозой ссылки в деревню), а Фамусов – неразумный отец.

Также в пьесе мы наблюдаем два любовных треугольника, это тоже дань классицизму. Первый треугольник – это Чацкий – Софья – Молчалин, а второй – это Молчалин – Лиза – Петруша.

Грибоедов создал произведение на века, оно никогда не потеряет своей актуальности и злободневности, оно уже прошло испытание временем.

Автору блестяще удалось соединить традиционно классические методы и добавить свои новаторские приемы, именно поэтому «Горе от ума» — это исключительное произведение, не похожее на другие.

Иллюстрации к комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума» — презентация


Иллюстрации к комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума»

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Действие 1, явление 1. Художник М. Башилов Действие 1, явление 1. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 1, явление 2. Художник Д. Кардовский Действие 1, явление 2. Художник М. Башилов. 1862


Действие 1, явление 2. Художник М. Башилов. 1862

Действие 1, явление 4. Художник Д. Кардовский Действие 1, явление 4. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 1, явление 5. Художник М. Башилов. 1862

Действие 1, явление 5. Художник М. Башилов Действие 1, явление 7. Художник Д. Кардовский. 1907–1912

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Действие 2, явление 1. Художник Д. Кардовский Действие 2, явление 1. Художник М. Башилов. 1862

Действие 2, явление 1. Художник Н. Кузьмин Действие 2, явление 2. Максим Петрович. Художник М. Башилов. 1862

Действие 2, явление 2. Максим Петрович. Художник Н. Кузьмин Действие 2, явление 2. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 2, явление 2. Художник М. Башилов Действие 2, явление 2. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 2, явление 5. Художник Д. Кардовский Действие 2, явление 5. Художник М. Башилов. 1862

Действие 2, явление 5. Художник П. Соколов. 1866

Действие 2, явление 5. «А судьи кто?» Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 2, явление 8. Художник Д. Кардовский Действие 2, явление 8. Художник М. Башилов. 1862


Действие 2, явление 12. Художник Д. Кардовский. 1912


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Действие 3, явление 2. Художник Д. Кардовский Действие 3, явление 6. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 3, явление 6. Художник М. Башилов Действие 3, явление 9. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 3, явление 10. Художник М. Башилов Действие 3, явление 12. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 3, явление 12. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 3, явление 19. Художник М. Башилов Действие 3, явление 19. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 3, явление 20. Художник Н. Кузьмин Действие 3, явление 21. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 3, явление 22. Французик из Бордо. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 3, явление 22. Художник Д. Кардовский Действие 3, явление 22. Художник Д. Кардовский. 1912

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Действие 4, явление 4. Художник Д. Кардовский Действие 4, явление 7. Художник М. Башилов. 1862

Действие 4, явление 7. Художник Н. Кузьмин Действие 4, явление 7. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 4, явление 7. Художник Н. Кузьмин. 1949

Действие 4, явление 10. Художник Д. Кардовский Действие 4, явление 12. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 4, явление 12. Художник М. Башилов Действие 4, явление 14. Художник Д. Кардовский. 1912

Действие 4, явление 14. Художник Д. Кардовский. 1912

миллион терзаний гончаров о новаторстве

. к примеру миллион терзаний гончаров краткое. Миллион терзаний гончаров. О нас. На. «Мильон терзаний». Традиции и новаторство. «Горе от ума».. Скалозуб. О КОМ ПИСАЛ Гончаров? Табло. Где и когда родился А. С. Грибоедов? 10. 6)о новаторстве комедии 7)о языке комедии. Лина. 21-11-2011 16:00 нужен очень краткий конспект по статье Гончарова «Мильон терзаний» виталик. 22 янв 2010. Традиции и новаторство в комедии Грибоедова «Горе от ума»… Как о И.А. Гончаров, «комедия. «Произведение Грибоедов Горе от ума» — Литературное творчество А.С. Грибоедова. Традиции и новаторство. История написания комедии «Горе от. . Сочинение гончаров миллион. «Сочинение гончаров миллион терзаний». Каплин И. О.. Сочинение гончаров и a миллион. «Сочинение гончаров и a миллион терзаний». Селезнёв О.. Миллион терзаний гончаров. МИЛЛИОН ТЕРЗАНИЙ ГОНЧАРОВ. 0.00 Все о здоровых. Сочинения на произведения Грибоедова А.С.: Мильон терзаний” Софьи Фамусовой в. Новаторство А.С.Грибоедова при создании пьесы «Горе от ума». И.А.Гончарова, дочери Фамусова достался свой «мильон терзаний». 22 янв 2010. Традиции и новаторство в комедии Грибоедова «Горе от ума»… Как о И.А. Гончаров, «комедия. Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкой живучестью от других. И.А. Гончаров. Мильон терзаний (критический этюд): Горе от ума Грибоедова. В сокращении. В серии «Великие исторические персоны» в свет выходит новая книга о жене Александра. «Мильон терзаний» характеризует и Молчалина, чьим честолюбивым планам. Новаторство Грибоедова заключается и в создании нового для русской. комментарий в сюжетах романов Пушкина и Гончарова. А фраза « и дым. Тема форума Миллион терзаний гончаров. Миллион терзаний. о котором миллион. 22 янв 2010. Традиции и новаторство в комедии Грибоедова «Горе от ума»… Как о И.А. Гончаров, «комедия. 22 янв 2010. Традиции и новаторство в комедии Грибоедова «Горе от ума»… Как о И.А. Гончаров, «комедия. Официальный сайт группы по подготовке академического полного собрания сочинений и писем. Обломов. В Петербурге, на Гороховой улице, в такое же, как и всегда, утро, лежит в постели.. Миллион терзаний гончаров. О сайте. статьи Гончарова «Миллион терзаний гончаров.

: 1555

  • миллион,
  • терзаний,
  • гончаров,
  • новаторстве
  • 22 сентября 2014, 23:26
  • igope

Умные мысли (0)

Свернуть / Развернуть
Автор топика запретил добавлять мысли

Рекомендуем ещё прочитать интересное от пользователя igope

  1. контурные карты география 8 класс Книга: Контурные карты. История Древнего Мира. 5 класс. ФГОС. Аннотация, отзывы читателей….
  2. анкета на определение мотивации к предмету математика 21 июл 2011. Рост мотивации к изучению предмета. (увеличение. Анкет, вопросов, диагностических…
  3. вопросы теории по физкультуре 10 11 класс . и урок ФК с элементами футбола» · Семинары, конференции, совещания · Интел 10.… Чекаємо…
  4. кроссворд по теме греческие мифы с ответами 14 ноя 2013. Кроссворд «Мифы Древней Греции». По горизонтали: 1. Правитель Трои. 3. Мать Персея….
  5. автобиография ученика 6 класса образец 27 мар 2013. 3-6. 2. II раздел: Отзывы и рекомендации. 7. 3. Анкета. 7. 4. Автобиография. 8. 5. Карта…
  6. гдз по математике 4 класс герасимова часть 1 2013 5 дн. назад. 26 авг 2013.. Книга: Тетрадь по письму № 4. 1 класс. ФГОС. Автор: Нечаева, Булычева…….
  7. контакты книги Самоучители рисования. Pomegranate Communications, 2007. — 72 p. Качество: OCR без ошибок…
  8. готовая домашняя работа по английскому языку 7 класс кауфман Готовое Домашнее Задание (ГДЗ) по Английскому языку Happy English.ru 6 класс Кауфман К.И., Кауфман…

DSM-5 Истерия: когда обычная скорбь переходит в невротическую утрату

В настоящее время «тяжелая утрата» диагностируется в DSM-IV-TR, , но не определяется как психическое расстройство как таковое. Это то, что мы называем «V-кодом», то есть состояние или проблема, связанная, но не связанная с психическим расстройством, тем не менее, может стать предметом клинического внимания и беспокойства. Другие примеры так называемых V-кодов включают проблему взаимоотношений между родителями и детьми, проблему взаимоотношений с партнерами, пограничное интеллектуальное функционирование, религиозные или духовные проблемы и проблему фазы жизни.Важно отметить, что ни одно из этих состояний само по себе не считается психическим расстройством. Так, например, страховые компании обычно отказываются платить только за лечение V-кода. Однако с клинической точки зрения такие состояния часто требуют бдительности, а иногда и вмешательства.

DSM-IV-TR проводит различие между естественной или «нормальной» и патологической тяжелой утратой. Как это должно. Когда «нормальная реакция на горе» становится изнурительным, продолжительным и потенциально опасным для жизни психическим расстройством? Принесение (V62.82) - это категория, которая «может использоваться, когда в центре внимания клинической практики находится реакция на смерть любимого человека. В рамках своей реакции на потерю некоторые скорбящие люди проявляют симптомы, характерные для большого депрессивного эпизода (например, , чувство печали и сопутствующие симптомы, такие как бессонница, плохой аппетит и потеря веса.) Человек, понесший тяжелую утрату, обычно считает депрессивное настроение «нормальным», хотя он может обратиться за профессиональной помощью для облегчения сопутствующих симптомов.. . . Продолжительность и выражение «нормальной» утраты значительно различаются в разных культурных группах. Диагноз большого депрессивного расстройства обычно не ставится, если симптомы все еще присутствуют через 2 месяца после потери [выделено мной]. Однако наличие определенных симптомов, не характерных для «нормальной» реакции горя, может помочь отличить тяжелую утрату от большого депрессивного эпизода. К ним относятся: 1) вина за другие вещи, кроме действий, предпринятых или не предпринятых потерпевшим на момент смерти; 2) мысли о смерти, отличные от чувства выжившего, что ему или ей было бы лучше умереть или что он должен был умереть вместе с умершим человеком; 3) болезненная озабоченность своей никчемностью; 4) выраженная психомоторная отсталость; 5) длительные и выраженные функциональные нарушения; 6) галлюцинаторные переживания, кроме мысли о том, что он или она слышит голос или временно видит изображение умершего человека."(DSM-IV-TR, стр. 740-741)

Обратите внимание, что перед постановкой диагноза клиницисту рекомендуется учитывать культурные различия в продолжительности траура. ( DSM-IV-TR даже позволяет слышать или видеть умершего человека, не обязательно патологируя такие явления!) И что эти симптомы горя не требуют автоматически формального диагноза психического расстройства. Это разумно и не обязательно необычно или ненормально, особенно в течение первых двух месяцев (типичные временные рамки, но все же, по общему признанию, несколько произвольно) после потери.Однако, когда чьи-то симптомы утраты становятся серьезными, изнурительными и стойкими, отвечающими диагностическим критериям расстройства адаптации (см. Ниже) или большого депрессивного расстройства (с психотическими симптомами или без них), они переступают порог V-кода (например, неосложненная или простая тяжелая утрата. ) к диагностируемому и потенциально опасному состоянию ума. Это стало психическим расстройством.

Одной из опасностей в таких случаях является вполне реальный риск суицидальности, который увеличивается у людей с клинической депрессией в целом, и особенно у тех, кто недавно потерял близкого человека.Другой - это риск того, что человек медленно скатывается по скользкой дорожке к полномасштабному депрессивному эпизоду. Как только это произойдет, пациенту будет намного сложнее выйти из депрессивного штопора. (Нелеченный эпизод большой депрессии обычно длится не менее 4 месяцев, независимо от возраста начала.) Более того, как только развивается большое депрессивное расстройство, человек подвергается риску повторения крупных депрессивных эпизодов в будущем, поскольку мы знаем, что большая депрессия имеет тенденцию быть рецидивирующие во многих случаях.(Более 60% людей с большим депрессивным расстройством, единичный эпизод, вероятно, будут иметь второй эпизод, а у тех, у кого ранее было два или более эпизода, есть 70-90% вероятность возникновения будущих эпизодов.) А при глубокой депрессии может возникнуть большая депрессия. порождают психотические симптомы, такие как галлюцинации и бред, которые, в свою очередь, делают лечение более навязчивым и трудным, а прогноз - гораздо худшим. Таким образом, лечащий врач должен помнить об этих рисках и следить за тем, когда ему или ей может потребоваться вмешательство, чтобы предотвратить потенциально катастрофическое ухудшение шаткого психического состояния пациента.Это отличный пример того, что я называю «клинической мудростью». (См. Мои предыдущие сообщения.)

В настоящее время DSM-IV-TR исключает горе из диагнозов как расстройства адаптации с депрессивным настроением (когда происходит нормальная тяжелая утрата), так и большого депрессивного расстройства (до двух месяцев стойких симптомов), причем последнее является более серьезным. и ослабление обоих. В «Большом депрессивном расстройстве» указывается, что «после потери любимого человека, даже если депрессивные симптомы имеют достаточную продолжительность и количество, чтобы соответствовать критериям большого депрессивного эпизода, они должны быть отнесены к тяжелой утрате, а не к серьезному депрессивному эпизоду, за исключением случаев, когда они сохраняются более 2 месяцев или включают выраженное функциональное нарушение, болезненную озабоченность своей никчемностью, суицидальные мысли, психотические симптомы или психомоторную отсталость."(стр. 355) Эти исключения, по-видимому, были разработаны, чтобы не дать клиницистам патологизировать нормальные реакции горя. Что имеет смысл. Но что происходит, когда клиницистам становится сложно отличить« нормальную »утрату, печаль, горе или траур от серьезного депрессивного эпизода или расстройство адаптации с депрессивным настроением? »В таких случаях то, что человек считает« нормальной »реакцией на горе, может быть ошибочно принято, особенно у тех, кто ранее страдал от депрессии, за гораздо более серьезную и опасную проблему психического здоровья.Люди, которые в детстве пережили травматические потери родителей, братьев и сестер, близких членов семьи или друзей, подвергаются большему риску отреагировать на последующие потери впадением в клиническую депрессию, в отличие от «нормальной» утраты, которую испытывали те, кто не страдал ранее. травматические переживания. Как и те, кто может быть генетически и по темпераменту предрасположен к депрессии (большое депрессивное расстройство в 1,5–3 раза чаще встречается среди биологических родственников первой степени больных БДР, чем среди населения в целом).

Интересно, что DSM-5 также предлагает ограничить исключение тяжелой утраты в диагностических критериях расстройства адаптации. И это тоже имеет клинический смысл. Он предлагает включить новый подтип расстройства адаптации, , связанный с тяжелой утратой, : « В течение как минимум 12 месяцев [выделено мной] после смерти близкого родственника или друга, индивидуум испытывает большее количество дней, чем не сильное желание / тоска. для умершего - сильная скорбь и эмоциональная боль, или озабоченность покойным или обстоятельствами смерти.Человек также может проявлять трудности с принятием смерти, сильный гнев из-за потери, снижение самоощущения, ощущение, что жизнь пуста, или трудности с планированием будущего или участием в деятельности или отношениях. Скорбь демонстрирует существенные культурные различия: реакция утраты должна быть несоразмерной или несовместимой с культурными или религиозными нормами ". Это важное дополнение позволит диагностировать расстройство адаптации в таких случаях, если и только если симптомы сохраняются более одного года. , являются клинически значимыми и вызывают выраженный дистресс, превышающий ожидаемый, или вызывают значительные нарушения в социальной, профессиональной или академической деятельности.В таких случаях продолжительного горя мы можем видеть в этом кажущемся отсутствии устойчивости какое-то ранее скрытое, недиагностированное или необнаруженное депрессивное состояние, которое теперь запускается и проявляется в результате смерти любимого человека. Существовавшие ранее расстройства личности (например, пограничное, зависимое, шизотипическое или параноидальное расстройство личности) также могут значительно усложнить процесс утраты, иногда проявляясь в психотических симптомах, требующих дополнительной диагностики и более интенсивного лечения.

Неспособность клиницистов распознать и диагностировать серьезные депрессивные состояния у пациентов, потерявших близких, опасна и безответственна. Это тоже наивно. Должна быть какая-то золотая середина между чрезмерной и недостаточной диагностикой. В некоторых случаях правильный диагноз может спасти жизнь. Мне кажется, что большая часть истерии, окружающей эти предлагаемые изменения в DSM-5 , сосредоточена вокруг двух ключевых вопросов: во-первых, психиатрическая медикализация нормальных аспектов человеческого состояния.И, во-вторых, проистекая из первого, опасения, что такая гипермедикализация приведет к тому, что для «лечения» таких пациентов будет прописано еще больше лекарств. К сожалению, это уже происходит в психиатрии и психологии в течение некоторого времени, особенно в последние десятилетия. Обвинение или козел отпущения DSM-5 не является решением. Если психиатры и психологи действительно обеспокоены этой трагической тенденцией, решение состоит в том, чтобы пересмотреть то, как мы концептуализируем такие симптомы, как депрессия, тревога, психоз, зависимость, гнев или ярость, и отказаться от тенденций свести такие явления к биологическим, неврологическим или генетическим причинам. и соответственно лечить их с медицинской или фармакологической точки зрения.(См., Например, мои предыдущие сообщения о гневе, депрессии и зависимости.) Врачи, психиатры, психологи и другие специалисты в области психического здоровья должны сделать шаг назад прямо сейчас и переосмыслить саму природу и значение психического заболевания. А значит, и то, как мы к этому относимся. (См. Мой предыдущий пост.)

Нет ничего в DSM-IV-TR или готовящемся к выпуску DSM-5 (насколько мне известно), что бы предписывало или даже рекомендовала лечить пациентов. Решение сделать это зависит исключительно от лечащего врача или клинициста.И эти решения основываются (или неверно информируются) не только на основании диагноза как такового, но и на том, как клиницисты интерпретируют и понимают основную природу симптоматики пациента. Отказ от DSM-5 абсолютно ничего не сделает для исправления таких ошибочных подходов к лечению. В самом деле, это была бы огромная потеря бесценной коллективной клинической мудрости. Проблема здесь не в диагнозах, а в врачах, их сомнительных физиологических объяснениях психических расстройств и их растущей чрезмерной зависимости от лекарств.Хотя психиатрические препараты иногда могут иметь важное значение для эффективного лечения, сегодня их чрезмерное употребление стало эпидемией. Психотерапия, включая психодинамический, экзистенциальный и когнитивно-поведенческий подходы, которая, по мнению психиатрии, становится все более и более устаревшей или незначительной в лечении серьезных психических расстройств, может предложить пациентам столько же, а в большинстве случаев гораздо больше, чем одна психофармакология, что бы там ни было. их диагноз может быть. (См. Мой предыдущий пост.)

Безумие или грусть? Местные представления о психических заболеваниях в четырех затронутых конфликтом африканских общинах | Конфликт и здоровье

Сначала представлен краткий обзор местных синдромов, обнаруживаемых в каждой обстановке.Кроме того, для целей данной статьи были исключены синдромы, относящиеся к синдромам, подобным эпилепсии, умственной отсталости, наркотическим и алкогольным расстройствам, хотя они упоминались во всех контекстах. Они будут обсуждаться в отдельных статьях.

Локальные синдромы в Кваджене (Южный Судан)

Moul

Респонденты описывают людей с moul как агрессивных («драки с людьми, бросание копий или поджигание домов») с причудливым поведением, например: «хождение голыми» , поедание фекалий или сбор мусора »:

«Они говорят бессмысленные вещи.Они говорят об одном, а в следующем предложении говорят о совершенно другом. Так что нормальный человек не может их понять ». (Мужчина в ФГД, 12 апреля 2007 г.)

Wehie arenjo / wehie arir

Wehie arenjo ( « разрушенный разум») или wehie arir («нарушенный разум») относятся к тем, кто раньше был нормальным, но внезапно начал вести себя ненормально. Респонденты отметили следующие черты: «становится очень грустным», мысли о самоубийстве и демонстрируют странное поведение, например «разговаривают или смеются, когда никого нет рядом».Считается, что люди с этим заболеванием легко злятся и агрессивны. Это также считается временным, хотя и обратимым, состоянием:

«Он ведет себя как пьяный. На следующее утро он понимает, что сделал, и затем сожалеет о своем поведении. Wehie arenjo менее серьезен, чем moul , потому что wehie arenjo может вернуться в нормальное состояние ». (Man in FGD, 10 апреля 2007 г.)

Nger yec

Считается, что люди с nger yec спазм желудка ») всегда грустят.У них мало аппетита, они малоподвижны и не работают. У многих возникают мысли о самоубийстве. Они не могут успокоить свой ум и часто спят всего несколько часов в день. Человек с nger yec чувствует себя слабым и усталым и часто считает, что его или ее положение безнадежно. Часто это сопровождается диареей, которая часто бывает зеленого цвета и иногда может вызвать коллапс из-за слабости. Они забывчивы и стремятся изолироваться:

«Если ты ему что-то скажешь, он это забудет.Когда с ним разговаривают, он не слушает, потому что его разум находится где-то в другом месте. Они не ходят к своим соседям, а прячутся в их домах и не пойдут на встречу, подобную той, которую мы проводим сейчас ». (Женщина в ФГД, 10 апреля 2007 г.)

Локальные синдромы в Йеи (Южный Судан)

Мамали

Основная особенность мамали ( «расстройство ума») - агрессивное поведение, такое как «бросание камней в людей». К другим характеристикам относятся: «разговаривать, когда никого нет», причудливое поведение, включая употребление в пищу грязных или несъедобных вещей, «хождение голым», плохая гигиена и пренебрежение собой, социальная изоляция и непонятная речь.

Ngengere

Конкретный тип mamali называется ngengere . Это острое состояние, характеризующееся: агрессивным поведением (драки, бросание камней и крики), нарушенной речью (постоянное пение песен), эмоциональной нестабильностью («они мгновенно меняются от смеха до плача») и бегством в другое место. куст.

Yeyeesi

Yeyeesi («много мыслей») используется для обозначения людей, «чей разум всегда занят мыслями».Люди с yeyeesi часто изолируются, теряют аппетит, грустят и часто плачут. Обычно они не могут нормально спать и иногда имеют мысли о самоубийстве:

«Такой человек думает, что все в мире очень плохо. Когда случается что-то хорошее, например, когда он получает подарок, он будет счастлив лишь на короткое время, а затем снова будет грустить ». (Мужчина в ФГД, 30 марта 2007 г.)

Другие упомянутые характеристики включали: рассеянность, частые головные боли, пренебрежение к себе и плохую гигиену, а также раздражительность.

Локальные синдромы в Бутембо (ДРК)

Erisire

musire (человек с erisire) обычно считается вербально и физически агрессивным (бросает камни и избивает людей). Поведение musire нескоординировано , «беспорядок в своих действиях» , , на что указывает снятие одежды, ходьба обнаженной, поедание несъедобных вещей (например, листья с улицы), бесцельная ходьба и сидение в грязи. места.Люди с erisire говорят о вещах, которые не имеют отношения к делу или не могут логически проследить ход обсуждения:

Слова, которые они говорят, можно понять, но это только вещи, которые не имеют отношения к делу. Они говорят все, что приходит в голову, и говорят это, когда хотят ». (Мужчина в ФГД, 8 марта 2007 г.)

Другие симптомы включают: «все время петь песни», «смеяться или плакать в неподходящие моменты», «разговаривать с людьми, когда никого нет», «воровать вещи» и «не осознавать, что они психически больны».Конкретный тип - это erisire ry’emumu (безмолвный erisire ), который был описан в двух фокус-группах и характеризуется социальной изоляцией, а не разговорами, отсутствием движения и глубокой грустью. В двух городских группах был описан другой тип erisire , характеризующийся чрезмерной активностью, чрезмерными разговорами, танцами и пением и неуместным, возвышенным настроением.

Amutwe alluhire

Amutwe alluhire («усталая голова» ) используется для обозначения человека, который грустит, раздражителен или нервничает и часто плачет без причины.Человек с аллухиром «сбит с толку». Он легко злится или раздражается и чувствует, что семья и друзья пренебрегают им. Они часто забывчивы и социально замкнуты. Эти проблемы становятся очевидными во время социального контакта с другими людьми:

«Ему трудно общаться с другими людьми. Он не узнает людей, потому что занят своими мыслями. Его разум где-то в другом месте ». (Пожилая женщина в ФГД, 7 марта 2007 г.)

Локальные синдромы в Кибуе (Бурунди)

Ибисази

По мнению всех респондентов в Кибуе, основными чертами людей с ибисази являются агрессия и неуважение к другим.У них может быть безумный или озадаченный взгляд и странное поведение, например: ходить голыми, собирать бесполезные вещи и пренебрегать личной гигиеной. Некоторые говорят все время, а другие вообще не боятся.

Ибонге или акабонге

Люди с ибонге либо всегда говорят и думают о том, что они потеряли, либо очень замкнуты и почти не говорят. Другие особенности - социальная изоляция, постоянное чувство грусти, отсутствие возможности развеселить их, проблемы со сном и суицидальные мысли.Они ни к чему не интересуются. Другие слова, которые используются для обозначения состояния печали, в котором человек не может нормально функционировать, - это агахинда , кинемура или акарунга . Люди, страдающие от ибонге , часто поют гукуринтимба (меланхолические песни), полные сожаления и печали, об ошибках, которые они сделали, и о том, как все было потеряно. Синдром ибонге может также включать такие симптомы, как «психическое расстройство» и «разговор сам с собой».Пренебрежение социальными обязательствами также подчеркивалось. Иногда ибонге отличаются от куйинга , более опасного состояния, при котором человек становится «тихим дураком». Это состояние характеризуется неорганизованным поведением, таким как сбор растений и мусора, а также отсутствием агрессии.

Ихахамука

Люди с ихахамука очень напуганы и испуганы громким звуком. Они всегда «настороже», легко отвлекаются на вещи в окружающей среде и часто молчат.Они также могут плохо спать и не иметь аппетита. Ихамамука - это всегда реакция на травмирующие события, например: наблюдение за резней во время войны, изнасилование или автомобильную аварию:

«Они всегда настороже, как будто всегда есть опасность, но эта опасность нереальна. Ночью, когда они спят, они часто внезапно просыпаются. Тогда они не смогут снова заснуть. Они также боятся никуда идти ». (Женщина в ФГД, 12 июля 2007 г.)

Сравнение синдромов

Симптомы

У четырех параметров есть несколько общих черт.Локальные синдромы moul (Кваджена, Южный Судан), mamali (Йей, Южный Судан), erisire ( Butembo, DRC ) и ibisazi (Бурунди) должны быть буквально переведены как ' безумие »и все« состояния, связанные с серьезным поведенческим расстройством ». К определяющим признакам относятся межличностное насилие, хаотическое поведение (бесцельная ходьба или голая, сбор мусора и т. Д.) И «несусветная ерунда». Другие элементы, такие как разговор в одиночестве, слишком много разговоров, употребление грязи и плохая гигиена, были упомянуты в трех из четырех мест как характерные симптомы.Это визуализировано на Рисунке 1, на котором каждый кружок представляет локальную концепцию одного из четырех исследовательских условий. Таким образом, симптомы, которые были упомянуты как определяющие характеристики для всех четырех состояний, расположены в центре рисунка, заключенного во все четыре круга. Симптом, который упоминался как симптом трех из четырех состояний, обведен тремя кружками.

Рисунок 1

Локальные синдромы с поведенческими расстройствами и насилием как общие черты в четырех африканских странах.

Локальные синдромы nger yec ( Kwajena), yeyeesi (Yei), alluhire (Butembo) и ibonge (Kibuye) имеют некоторые общие черты, такие как подавляющая грусть и социальная изоляция, но есть и существенные различия тоже. Уникальные симптомы включают « зеленая диарея» ( nger yec ), «головная боль» ( yeyeesi ), «спутанность сознания» и «раздражительность ( alluhire ), а также угрызения совести и размышления о прошлом ( ибонге ).Это визуализировано на Рисунке 2, где каждый кружок представляет локальную концепцию одного из четырех условий исследования. Таким образом, симптомы, которые были упомянуты как определяющие характеристики для всех четырех состояний, расположены в центре рисунка, заключенного во все четыре круга. Симптом, который упоминался как симптом трех из четырех состояний, обведен тремя кружками. Эти местные понятия называются «состояниями, связанными с печалью и социальной изоляцией».

Рисунок 2

Локальные синдромы печали и социальной изоляции как общие черты в четырех африканских странах.

Этиология

Считается, что во всех четырех условиях исследования локально описанные состояния связаны с широким спектром потенциальных этиологических факторов. Они суммированы в Таблице 2 и включают сверхъестественные, естественные и психосоциальные причины.

Таблица 2 Воспринимаемая этиология локально определенных условий в четырех африканских странах
Сверхъестественные силы

Во всех четырех областях респонденты описали сверхъестественные силы как причинный фактор для состояний, связанных с серьезными нарушениями поведения.Однако локальные космологии в четырех сеттингах не были идентичными, с разными способами концептуализации сверхъестественного царства. Например, это может быть связано с «злыми духами» (из рек, озер или скал), потревоженными духами предков, нарушением табу, проклятием или околдованием (хотя обычно это происходит при посредничестве колдуна или «плохого» традиционного человека. целитель):

' Человек может получить mamali , когда человек украл что-то у другого, кто ищет духовной мести, или подвергся нападению духов с горы, воды или из густых лесов.'(Мужчина в ФГД, Йей, Южный Судан, 30 марта 2007 г.)

' Ароп (злой дух) может войти в дом, например, с козой или коровой, которую вы купили, и принести духа. с ним. Если вы не знаете, что этот дух находится в доме, он может начать убивать людей или вызвать moul . Вы должны что-то сделать, например, зарезать животное, чтобы arop знал, что вы его уважаете ». (Женщина в FGD, Кваджена, Южный Судан, 12 апреля 2007 г.) социальная изоляция как общие черты.

Природные болезни

Во всех четырех случаях инфекционные заболевания (например, малярия) упоминались как потенциальные причины состояний, связанных с серьезными нарушениями поведения. Помимо Кваджены (Южный Судан), употребление алкоголя и наркотиков также упоминалось как причина во всех обстоятельствах.

Для «состояний, связанных с печалью и социальной изоляцией» , естественные болезни не упоминались как потенциальная причина.

Потеря и беспокойство

Все группы назвали потерю основной причиной «состояний, связанных с печалью и социальной изоляцией».Это могла быть потеря средств к существованию и имущества, но часто влечет за собой смерть близких, особенно детей. Это также может быть вызвано проживанием в ужасных условиях, например крайней бедностью, длительным физическим заболеванием, семейными проблемами, такими как развод или слишком много обязанностей:

Когда вы потеряете кого-то, кого очень любили, или когда вы потеряли много денег, или когда ваш дом сгорел, это может вызвать болезнь.Вы можете серьезно заболеть, но когда вы идете в поликлинику, врачи не могут найти никакой болезни. […] Когда умирает отец и у него трое сыновей, все будут плакать. Но один сын слишком много плачет. У этого есть nger yec. Он чувствует это в животе. Иногда человек может даже связать свой живот веревкой, чтобы остановить судороги ». (FGD, Кваджена, Южный Судан, 10 апреля 2007 г.)

Акабонге особенно заметен среди взрослых людей, потерявших детей и имущество.Они продолжают полностью оплакивать и отчаяться. Люди с акабонге молчат, как будто они немые. Они рассеянны и не интересуются жизнью »(ФГД, Кибуе, Бурунди, 13 июля 2007 г.)

Причина ihahamuka (Кибуе, Бурунди) связана с тем, что вы стали свидетелями ужасных событий, например резни во время войны, или пережили экстремальные события, такие как изнасилование или автомобильная авария.

Во всех четырех случаях люди также установили связь между ситуациями тяжелой утраты и состояниями, связанными с серьезной поведенческой дистанцией и насилием.В Бутембо, например, респонденты упомянули, что erisire может последовать за серьезной неудачей в жизни, такой как потеря любимого члена семьи или отказ от кого-то, кого они любят. Респонденты в разных условиях использовали похожие объяснения:

« Mamali может быть вызвано через yeyeesi , например, когда человек потерял все свои или дорогие имения» (KII с целителем, Йей, Южный Судан, 30 марта 2007 г.)

Это контрастирует с острыми формами тяжелых поведенческих расстройств и насилия, которые были отмечены в Йеи и Кваджене.Они были связаны с четко определяемыми факторами. Wehie arenjo , острая форма поведенческого расстройства, описанная в Кваджене (Южный Судан), в подавляющем большинстве случаев считалась связанной с потерей, что приводит к par keter («слишком много думать»), что, в свою очередь, может привести к потере. на номер wehie arenjo:

«Эти люди слишком много думают. Например, когда многие из ваших детей умерли, человек может очень расстроиться и слишком много думать.Они думают негативно ». (KII с целителем, Кваджена, Южный Судан, 30 апреля 2007 г.)

Во всех географических регионах респонденты сообщили, что печаль и социальная изоляция могут способствовать возникновению состояний, связанных с серьезными поведенческими расстройствами; в Бурунди ibonge может, например, привести к ibisazi . Например, тот, кто потерял все свое имущество или которого преследовали воспоминания о войне, сначала разработал ибонге или ихахамука , но в конечном итоге мог достичь стадии ибисази .

Лечение

Во всех четырех случаях решения о лечении сильно зависели от предполагаемой причины состояния, которая не всегда была очевидна из « симптомов». То, что, казалось, имело похожие эффекты, могло иметь самые разные причины. Например, если состояние было связано с естественной причиной, например, заболевание с лихорадкой, медицинские учреждения упоминались как вариант лечения. Однако обычно причины состояний, связанных с тяжелыми нарушениями поведения и насилием, сразу не выяснялись.Следовательно, первым шагом в процессе обращения за помощью было бы обнаружение причины и, в частности, ее устранение, если бы считалось, что присутствуют сверхъестественные факторы.

Предполагаемые варианты лечения для локально определенных условий в четырех африканских странах приведены в таблице 3.

Таблица 3 Предполагаемые варианты лечения для локально определенных состояний в четырех африканских странах

Участники во всех условиях были очень пессимистичны в отношении вариантов лечения состояний, связанных с тяжелыми поведенческими расстройствами:

«Трудно помочь, потому что проблема находится в уме человека.Для этого нет лекарств ». (KII с лидером общины, Йей, Южный Судан, 31 марта 2007 г.)

«Мы приводим человека с moul к ruodbedho (мастеру копья), который может прогнать злых духов или избавиться от колдовства, созданного другим мастером копья. Мы также ходим к нгадйадх (травник), который может дать лекарство, но часто это не помогает ». (Пожилой мужчина в ОФГ в Кваджене, Южный Судан, 9 апреля 2007 г.)

Если установлена ​​духовная причина, можно провести ритуалы. сделано для изгнания вредоносных духовных сил:

«Для ibisazi нет ни одного лечения.В случае колдовства следует обратиться к традиционному целителю. В случае злых духов нужно изгнать дух с помощью молитв и ритуалов в церкви, а в случаях, не имеющих явной сверхъестественной причины, следует отправиться в больницу. Если вы ничего не сделаете, пациенту не станет лучше и он в конце концов умрет ». (Пожилой мужчина в ОФГ, Кибуе, Бурунди, 13 июля 2007 г.)

В одном месте (Йей, Южный Судан) народные целители проводили различие между хроническим заболеванием mamali (считается очень сложным для лечения) и более острым состоянием ngengere (легко поддается лечению).Они считают, что травы для ngengere успокоят пациента, а при использовании проблема полностью исчезнет.

В Бутембо (ДРК) участники всех групп сообщили, что пациенты с erisire могут лечиться в центре психического здоровья в городе. В сельской местности люди упоминали, что расстояние до центра психического здоровья было проблемой. Бутембо был единственным местом, где люди упоминали о психиатрическом лечении, и действительно был единственным местом, где имелось такое средство.Считается, что люди с эризом поправляются благодаря лечению западными лекарствами, но не тогда, когда это состояние вызвано колдовством или духами. В этих случаях рекомендуется посещение мукуму (традиционных целителей, работающих с духами).

Респонденты в любых условиях считали, что « состояний, связанных с печалью и социальной изоляцией», не являются заболеваниями, а являются состояниями, вызванными обстоятельствами. Поэтому медицинские центры и народные целители считались неэффективными в помощи людям с такими заболеваниями.Для этих условий во всех четырех условиях требуемые действия считались социальными и включали сочетание совета, утешения, практической поддержки и преодоления социальной изоляции.

«Первое, что нужно сделать, чтобы помочь человеку с nger yec , - ​​это поговорить с ним и дать совет, чтобы преодолеть его печаль. Старейшины общины или родственники могут поговорить с ним и сказать ему, чтобы он был смелым, а также о других людях, которые оказались в такой же ситуации и выжили.'(Мужчина в ОФГ, Кваджена, Южный Судан, 10 апреля 2007 г.)

«Когда мать потеряла много детей и получает ибонге , член семьи может заменить потерянных детей, отправив одного из своих детей жить с ней, и может помочь ей». (Женщина из ФДГ, Кибуе, Бурунди, 12 июля 2007 г.)

Человеку, страдающему аллухиром , можно помочь материальной помощью, работой или хорошим домом. Это также может помочь отвлечься, чтобы он не всегда думал о плохих вещах, например, навещая человека.Следует сообщить семье человека, чем они могут помочь. Также может помочь молитва с этим человеком. При хорошей поддержке человек с аллухиром станет нормальным ». (Женщина в ФГД Бутембо, ДРК, 7 марта 2007 г.)

Изучение горя с точки зрения Кублера-Росс в избранных фильмах

ijel.ccsenet.org Международный журнал английской лингвистики Vol. 9, №1; 2019

453

Коутс, П. (2002). Кесьлевский и антиполитика цвета: прочтение трилогии «Три цвета».Кино

Журнал

, 41-66. https://doi.org/10.1353/cj.2002.0001

Кронин Фавацца, П., и Мансон, Л. Дж. (2010). Утрата и горе у маленьких детей. Исключительные дети раннего возраста,

13 (2), 86-99. https://doi.org/10.1177/1096250609356883

Демпси, А. М. (2015). Бабадук. Ирландский журнал исследований готики и ужасов, (14), 130.

Di Ciacco, J. (2008). Цвета печали: понимание того, как ребенок пережил утрату от рождения до взрослой жизни.

Издательство Джессика Кингсли.

Дока, К. Дж. (2014). Жизнь с горем: самоубийство после внезапной потери, убийство, несчастный случай, сердечный приступ, инсульт. Тай Ло р

и Фрэнсис. https://doi.org/10.4324/9781315781563

Эдвардс, С., и Баззелл, Л. (2009). Синдром пробуждения. Экотерапия: Исцеление с заботой о природе,

123-130.

Эллиотт, К. (2017). Социальная смерть и бесправное горе: тематическое исследование Аляварра. В книге «Смертность, траур и практика захоронения

в Австралии» (стр.125-142). Рутледж.

Эвели К. (2010). «Вверх»: повседневное приключение; Учебное пособие. Screen Education, (57), 62.

Fausto-Sterling, A. (2000). Снова о пяти полах. Наук, 40 (4), 18-23.

https://doi.org/10.1002/j.2326-1951.2000.tb03504.x

Фенге, Л.А., и Фаннин, А. (2009). Сексуальность и тяжелая утрата: значение для практики с лесбиянками старшего возраста и

геями. Практика: Социальная работа в действии, 21 (1), 35-46. https://doi.org/10.1080/095031505997

Фристад, М. А., Джедель, Р., Веллер, Р. А., и Веллер, Э. Б. (1993). Психосоциальное функционирование у детей после

смерти одного из родителей. Американский журнал психиатрии, 150 (3), 511. https://doi.org/10.1176/ajp.150.3.511

Fromm, E., & Eisen, M. (1982). Самовнушение как лечебное средство в траурном процессе. Американский журнал

Клинический гипноз, 25 (1), 3-14. https://doi.org/10.1080/00029157.1982.10404059

Гарсон, П.(2005). Невероятные фильмы: секрет детского фильма. Screen Education, (38), 28.

Gettig, E. (2010). Скорбь: неизбежное путешествие. Практика генетического консультирования: передовые концепции и навыки,

95-124.

Гинтер, П. М., Сегал, Д. Л., и Богардс, Дж. А. (2003). Гендерные различия в эмоциональной обработке среди

пожилых людей, потерявших близких. Журнал потерь и травм, 8 (1), 15-33. https://doi.org/10.1080/15325020305874

Гальперин, Э.Н. (1993). Отрицание детей, родители которых умерли от СПИДа. Детская психиатрия и человеческое развитие

, 23 (4), 249-257. https://doi.org/10.1007/BF00707678

Заяц, Р. Д. (1999). Без совести: тревожный мир психопатов среди нас. Guilford Press.

Изод, Дж., И Довалис, Дж. (2014). Кино как терапия: горе и трансформационный фильм. Рутледж.

https://doi.org/10.4324/9781315731582

Колер Н. (2011). Нас вводили в заблуждение относительно того, как горевать.Маклинс, 124 (6), 62-63.

Кублер-Росс, Э. (2009). Смерть: заключительный этап. Саймон и Шустер.

Марвит Дж., Сандра С. и Каруса С. (1998). Коммуникационная поддержка после потери: изучение опыта

смерти родителей и разводов родителей в подростковом возрасте. Исследования смерти, 22 (3), 237-255.

https://doi.org/10.1080/074811898201579

Макдональд, А. (2011). Вниз по кроличьей норе: безумие государственного кинематографа как решение побегу

Производство.U. Pa. J. Bus. L., 14, 85.

Мориарти, Х. Дж., Кэрролл, Р., и Котронео, М. (1996). Различия в реакции на тяжелую утрату в парах

после смерти ребенка. Исследования в области сестринского дела и здоровья, 19 (6), 461-469.

https://doi.org/10.1002/(SICI)1098-240X(199612)19:6<461::AID-NUR2>3.0.CO;2-M

Parkes, C. M. (1970). «Поиск» и «поиск» потерянного объекта: данные недавних исследований реакции на

тяжелой утраты. Социальные науки и медицина (1967), 4 (2), 187-201.

Паркс, К. М. (2002). Горе: уроки прошлого, видения будущего. Исследования смерти, 26 (5), 367-385.

Парри, Г. Д., Кроуфорд, М. Дж., И Дагган, К. (2016). Ятрогенный вред от психологической терапии - время двигаться дальше

. Британский журнал психиатрии, 208 (3), 210-212. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.115.163618

Пек, К. (2014). Материнское горе: эвристический запрос матери. Калифорнийский государственный университет, Домингес-Хиллз.

% PDF-1.3 1 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 0 >> эндобдж 4 0 obj > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 1 >> эндобдж 5 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 2 >> эндобдж 6 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 3 >> эндобдж 7 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 4 >> эндобдж 8 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 5 >> эндобдж 9 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 6 >> эндобдж 10 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 7 >> эндобдж 11 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 8 >> эндобдж 12 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 9 >> эндобдж 13 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 10 >> эндобдж 14 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 11 >> эндобдж 15 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 12 >> эндобдж 16 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 13 >> эндобдж 17 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 14 >> эндобдж 18 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 15 >> эндобдж 19 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 16 >> эндобдж 20 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 17 >> эндобдж 21 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 18 >> эндобдж 22 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 19 >> эндобдж 23 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 20 >> эндобдж 24 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 21 >> эндобдж 25 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 22 >> эндобдж 26 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 23 >> эндобдж 27 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 24 >> эндобдж 28 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 25 >> эндобдж 29 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 26 >> эндобдж 30 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 27 >> эндобдж 31 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 28 >> эндобдж 32 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 29 >> эндобдж 33 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 30 >> эндобдж 34 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 31 >> эндобдж 35 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 32 >> эндобдж 36 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 33 >> эндобдж 37 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 34 >> эндобдж 38 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 35 >> эндобдж 39 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 36 >> эндобдж 40 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 37 >> эндобдж 41 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 38 >> эндобдж 42 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 39 >> эндобдж 43 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 40 >> эндобдж 44 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 41 >> эндобдж 45 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 42 >> эндобдж 46 0 объект > / XObject> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 43 >> эндобдж 47 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 44 >> эндобдж 48 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 45 >> эндобдж 49 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 46 >> эндобдж 50 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 47 >> эндобдж 51 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 48 >> эндобдж 52 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 49 >> эндобдж 53 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 50 >> эндобдж 54 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 51 >> эндобдж 55 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 52 >> эндобдж 56 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 53 >> эндобдж 57 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 54 >> эндобдж 58 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 55 >> эндобдж 59 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 56 >> эндобдж 60 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 57 >> эндобдж 61 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 58 >> эндобдж 62 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 59 >> эндобдж 63 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 60 >> эндобдж 64 0 объект > / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 61 >> эндобдж 65 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 62 >> эндобдж 66 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 63 >> эндобдж 67 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 64 >> эндобдж 68 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 65 >> эндобдж 69 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 66 >> эндобдж 70 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 67 >> эндобдж 71 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 68 >> эндобдж 72 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 69 >> эндобдж 73 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 70 >> эндобдж 74 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 71 >> эндобдж 75 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 72 >> эндобдж 76 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 73 >> эндобдж 77 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 74 >> эндобдж 78 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Аннотации [211 0 R] / Тип / Страница / StructParents 75 >> эндобдж 79 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Аннотации [213 0 R 214 0 R] / Тип / Страница / StructParents 76 >> эндобдж 80 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / Повернуть 0 / CropBox [0 0 612 792] / Группа> / MediaBox [0 0 612 792] / Тип / Страница / StructParents 77 >> эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > ручей xXn8} G i * jQ% m @ A>} P% `Ke9c1EÙ3sfLgM [- | 8м ~.xV./exy+;yg#[email protected] yss ɩŚehC ۧ fʆ @

NASW: веб-сайт электронной коммерции

Предисловие: Введение в сложное горе и суть этой книги Эрика Д. Миллера
Благодарности
ЧАСТЬ 1: Когда и как горе «усложняется»?

Глава 1: В поисках голоса моего брата: удержание долгого горя через фотографии, рассказы и размышления
Кэролин Эллис

Глава 2: Осложнения горя: битва за определение современного траура
Leeat Гранек

Глава 3: Предательство, которое было любовью
Лаура К.Керр

Глава 4: Слезы и татуировки: новый взгляд на сложное горе
Trish Staples

ЧАСТЬ 2: Неразрешенное и продолжительное горе

Глава 5: Риторика горя: когда у вас есть любимый Никогда не любил - умирает
Мэри Линн Наварро

Глава 6: Лувандвар и отпускание
Роуз Ричардс

Глава 7: Насилие усложняет горе
Ванесса Рассел

Гриф 80004

Endures
Элизабет Хэнскомб

ЧАСТЬ 3: Смерть или физическая потеря ребенка: вечное или патологическое горе?

Глава 9: Когда время останавливается: мужество для радости
Донна М.Макдональд

Глава 10: Коммуникативное преодоление неоднозначной смерти: поиск ответов и принятия после смерти ребенка
Линн М. Уэбб и Пейдж В. Толлер

Глава 11: Пропавшая мать: A Преломленные воспоминания
Кристина Хоуэн

ЧАСТЬ 4: Влияние горя, передаваемого из поколения в поколение

Глава 14: Длительное расстройство горя в трехмерном пространстве: новый портрет во времени и пространстве
Джеймс А.Рен

Глава 15: Истории, которые мой отец мне никогда не рассказывал
Оливия Саган

ЧАСТЬ 5: Культурные и социальные ограничения и осложнения горя

Глава 16: Козел отпущения запутанного гривера в токсичном мире
Кэтлин Дж. Кассити

Глава 17: Только не смейся
Параг Шарма

Глава 18: Хранитель моего брата
Дэвид Ф. Пурнелл

Глава 19: Постоянная реанимация травм : Связь между технологиями и сложным горем
Джейсон Барр

Глава 20: Тихое горе женщин: опустошение души
Аннет Андерсон-Энглер

ЧАСТЬ 6: Заключительные мысли

Глава 21 : Заключительные мысли
Джон Х.Харви

О редакторе
Об авторах
Указатель

Я считаю, что мне очень повезло, что я натолкнулся на призыв к выпуску книг от NASW Press, который включал интерес к изучению утраты и горя. Как академический психолог, который изучает и пишет о горе, потере и адаптации к неблагоприятным жизненным событиям, я считаю, что вопрос о том, как понять сложное горе, имеет глубокие академические, клинические, практические и личные последствия для большинства людей.Психология и связанные с ней области, такие как социальная работа, давно обсуждают, как «лучше» истолковывать горе. Первоначально неспособность уйти от горя считалась патологией. В частности, в последние десятилетия 20-го века произошла своего рода обратная реакция против этой точки зрения, которая стремилась понять горе как более нормальную часть естественного жизненного цикла. Однако одновременно больше внимания уделяется природе сложного горя. За прекрасным обзором этой истории я бы особенно отослал читателей к главе 2 этой антологии.

Сложное горе (которое иногда называют длительным расстройством горя) обычно рассматривается как форма горя, которая затрагивает часть тех, кто потерял любимого человека. Такие люди, как правило, имеют более серьезные реакции горя, такие как сильная тоска и тоска по умершему; неприятие смерти; чувство онемения, злости, уныния или волнения по поводу самого себя или жизни; и недоверие к другим (например, Prigerson & Maciejewski, 2005). Саймон и его коллеги (2011) предположили, что обычно используемый показатель сложного горя, шкала инвентаризации сложного горя, по-видимому, включает шесть различных компонентов: тоска и озабоченность по поводу умершего, гнев и горечь, шок и неверие, отчуждение от других, галлюцинации. умерших и отчетливые поведенческие изменения внутри человека.

Хотя по этому поводу нет абсолютного консенсуса, некоторые ученые и клиницисты считают, что эту форму горя следует признать как отдельное уникальное психическое расстройство в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM). Фактически, на момент написания этой статьи Американская психиатрическая ассоциация (APA) предлагала включить сложное горе как расстройство в DSM-5. В случае включения это расстройство будет характеризоваться следующими симптомами в соответствии с APA (2012):

Развитие эмоциональных или поведенческих симптомов в ответ на идентифицируемые факторы стресса, возникающие в течение трех месяцев с момента появления факторов стресса. .В случае подтипа, связанного с тяжелой утратой, после смерти близкого члена семьи или близкого друга требуется 12 месяцев симптомов (или шесть месяцев для детей).

Эти симптомы или поведение являются клинически значимыми, что подтверждается одним или обоими из следующих:


  • выраженный дистресс, превышающий то, что было бы пропорционально стрессору, с учетом внешнего контекста и культурных факторов, которые может повлиять на тяжесть и проявление симптомов
  • значительное нарушение социальной, профессиональной или других важных сфер жизнедеятельности

Расстройство, связанное со стрессом, не соответствует критериям другого психического расстройства и не является просто обострением ранее существовавшего психическое расстройство.После исчезновения фактора стресса или его последствий симптомы не сохраняются более шести месяцев.

Действительно, растет число ученых, исследователей и клиницистов, которые утверждают, что за последние несколько десятилетий накопилось немало доказательств, указывающих на то, что сложное горе действительно связано с уникальной симптоматикой, которая требует своего собственного конкретного клинического вмешательства ( например, Neimeyer, 2005/2006; Shear & Frank, 2006).Хотя этот вопрос исследования сохраняется, поскольку DSM-5 должен быть выпущен в 2013 году, появляется все больше свидетельств того, что сложное горе, по-видимому, не является синонимом хорошо известных расстройств депрессии и посттравматического стрессового расстройства (например, Bonanno et al. ., 2007). Даже если предположить, что сложное горе - уникальное состояние, Лобб и др. (2010) добавляют, что существует множество факторов, таких как психиатрический анамнез, предыдущее воздействие на потерю и травмы, а также обстоятельства, связанные с характером самой смерти (например, была ли она насильственной) и отношения между погибшим и умершим. любимого человека (например, уровень близости), который может предсказать вероятность его возникновения.

Тем не менее, существуют серьезные разветвления в дебатах о природе сложного горя и о том, следует ли официально признавать его психологическим или психическим расстройством. С одной стороны, появляется все больше свидетельств того, что некоторые люди действительно испытывают больше психологического стресса после серьезной потери. И действительно, также известно, что все потери имеют свои уникальные качества в зависимости от природы вовлеченных лиц и их социально-экологического контекста. Социолог и исследователь смерти Тони Уолтер (2006) очень хорошо резюмировал это мнение, отметив:

Сложное горе - это многомерное явление, которое существует внутри властных отношений, которые связывают исследователей, клиницистов, клиентов и семьи, и согласовываются с ними.Горе - как безумие, травма, убийство, сексуальность и гомосексуальность - существует, но то, как мы нормализуем и патологизируем его, является социальной конструкцией. гомосексуальность, например, рассматривался как грех, как болезнь и как личный выбор. Горе тоже можно увидеть по-разному. Сложное горе - это один из способов; это социальная конструкция, и очень сложная! . . . [Т] корни сложного горя лежат не только в психике отдельного скорбящего, но и в стремлении семьи и друзей уменьшить страдания, вернуть скорбящему к автономии и счастью, уменьшить свои собственные неудобства и беспокойство, заменить хаос и чувство вины с порядком и предсказуемостью.Без такой заботы не было бы понятия сложного горя. Есть и другие корни в нормализации психиатрии и организационных потребностей агентств по уходу за тяжелыми утратами. Именно такие вещи приводят нас к тому, что одни горести кажутся несложными, а другие - сложными. Сложное горе - это функция нашей заботы, равно как и психологии скорбящего, и может быть понято только как взаимодействие между ними двумя. (стр. 77-78)

По сути, Уолтер (2006) подчеркнул и предупредил, что горе, гораздо менее сложное горе, по крайней мере отчасти понимается тем, что общество считает полезным или вредным для нашего благополучия.Конечно, мало аргументов в пользу того, что общество должно работать, чтобы помочь тем, кто страдает, пытаясь справиться с утратой. Однако существует более широкий вопрос о более широких последствиях признания сложного горя как формы патологии.

Работа Денниса Салиби (2011) о перспективах сильных сторон оказала большое влияние, в частности, на сферу социальной работы. Вкратце, эта точка зрения гласит, что отдельные лица, врачи и общество должны работать над выявлением личных сильных сторон и сохранять стойкий дух даже после личных неудач и невзгод.Эта точка зрения направлена ​​на то, чтобы преуменьшить роль патологии и подчеркнуть роль нормальности жизненного опыта. Интересно, что в области психологии возникла подобная перспектива с развитием движения позитивной психологии (например, Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). Важная связанная с этим, хотя и тонкая, тема, которая ранее выдвигалась, заключается в том, что можно продемонстрировать личную силу после (или, возможно, даже из-за) невзгод и потерь (например, Miller & Harvey, 2001).Фактически, есть некоторые свидетельства того, что история жизни, изобилующая умеренным уровнем невзгод, может принести пользу психическому здоровью и благополучию больше, чем очень небольшое воздействие таких жизненных проблем (Seery, Holman, & Silver, 2010).

Читатели этой антологии быстро обнаружат, что практически все главы подробно описывают личные рассказы и истории людей, которые остро обсуждают, как их переживания утраты и горя - с особым упором на способность выразить эти рассказы в письменной форме - позволили некоторая степень личностного роста и улучшения.Таким образом, эти рассказы определенно должны поднять вопрос о целесообразности навешивания ярлыка на сложное горе как на патологическое. Если горе настолько велико, что он думает, например, о самоубийстве, трудно отстаивать точку зрения, что какая-то форма психологического или психиатрического вмешательства на самом деле не нужна. Однако не следует игнорировать возможность того, что люди могут рассматривать неблагоприятные события, изменяющие жизнь, как средство для понимания и роста, которые в противном случае были бы невозможны.Читатели этой книги обнаружат, что многие авторы красноречиво утверждали, что почти невозможно (и, возможно, даже нежелательно) отделить переживания потери и горя от себя.

Это предисловие начинается с признания того, что горе в основном считалось ненормальной реакцией и чем-то, от чего нужно как можно быстрее уйти. По крайней мере, с 1980-х годов несколько ученых отказались от этого понятия, разоблачая различные распространенные (и в значительной степени неверные) социальные мифы о потере (например, Wortman & Silver, 1989).В некотором смысле основной вопрос о том, будет ли сложное горе рассматриваться АПА как психическое расстройство, может быть неуместным. Более важный вопрос, который стоит задуматься, заключается в том, вернутся ли области психического здоровья к ранее упомянутому взгляду на горе. Такое возвращение к этой теоретической перспективе действительно было бы потерей. Существует обширная литература, в которой подчеркивается, что в обществе до сих пор часто существует множество стигм в отношении психически больных, которые, в свою очередь, часто усваивают это негативное отношение (например, Rüsch, Corrigan, Todd, & Bodenhausen, 2010).Логично предположить, что новые категории психических заболеваний, связанных с горем, могут еще больше усугубить связанные с ними стигмы. Дока (1989, 2002) установил, что горе можно лишить гражданских прав, так что общество (в целом) не признает потерю человека как таковую; например, есть свидетельства того, что некоторые формы утраты близких, такие как самоубийство, с большей вероятностью вызывают чувство стигмы (например, Feigelman, Gorman, & Jordan, 2009).

Учитывая эти вполне реальные опасения, неясно, следует ли рассматривать сложное горе как форму психического заболевания и уменьшит ли это вероятность того, что люди будут делиться своими историями о потерях и горе.Возможно, у людей, понесших тяжелую утрату, может развиться ощущение, что горе чувствуют только люди, потерявшие близких. Очевидно, что была проделана большая работа, особенно в 1990-х годах, чтобы установить, как переживания утраты и горя следует рассматривать как нормативный жизненный опыт (например, Klass, Silverman, & Nickman, 1996). Хотя при выражении горя следует допускать большую осторожность и свободу действий, также понятно, что мы можем попытаться уменьшить личные страдания, связанные с данной потерей. Заглядывая вперед, стоит задача решить, как реализовать эти две (часто противоречащие друг другу) цели.

Общая природа и организация этой книги

Я не хотел, чтобы эта книга была простой дискуссией о природе сложного горя среди ученых, которые в первую очередь исследуют этот вопрос. Хотя такой проект был бы благородным начинанием, я хотел собрать истории от людей - в основном ученых, - которые были готовы написать о своих собственных историях сложного горя, а также дать более обширную академическую и теоретическую основу для вопросов, содержащихся в их соответствующих главах. .Я знал, что для того, чтобы эта книга имела успех, мне потребуется много качественных предложений от ученых, обладающих двумя вышеупомянутыми основными характеристиками. Хотя я имел в виду пару возможных соавторов, когда предлагал эту книгу, я также знал, что мне нужен гораздо больший набор возможных глав. Кроме того, я хотел показать аккаунты людей из самых разных академических дисциплин. С этой целью я разместил призыв к участникам "на веб-сайте H-Net: Humanities and Social Sciences Online (http: // www.h-net.org). Используемая точная формулировка была следующей (и обратите внимание, что я явно предлагал и поощрял развитие по широкому кругу тем):

Я ищу личные сообщения от людей, которые, возможно, испытали различные формы сложного горя и готовы написать глава об их опыте. В идеале потенциальные участники смогут использовать в своих статьях некоторую академическую литературу в таких областях, как психология, социальная работа и других смежных областях. Тем не менее, безусловно, будут рассмотрены особенно убедительные свидетельства из тех, кто не в области психологии и смежных областей.Особенно приветствуются статьи, которые могут предложить творческий синтез личных повествований в академическом тоне. Также будут рассмотрены клинические отчеты.

Требуются статьи, освещающие широкий круг и разнообразие тем. Такие примеры могут включать, но не ограничиваются ими, сложное горе из-за или связанное с: либо чрезвычайно близкими, плохими или противоречивыми отношениями с умершим, утратой из-за различных форм насилия, сложными ситуациями или динамикой, окружающей смерть, предыдущим убытки, усугубляющие тяжелую утрату, сожаление о действиях (или бездействии), предпринятых до потери, или другие внезапные или ожидаемые убытки.Я также приветствовал бы статьи от тех, кто, возможно, испытал потенциально сложные аспекты горя и не проявлял серьезных симптомов горя.

Еще раз я знал, что для успеха этой предлагаемой книги мне потребуется несколько высококачественных рефератов от людей, которые хотели и могли бы написать о своих собственных потерях, сохраняя при этом академический тон (или, по крайней мере, были готовы исследовать академические вопросы в рамках своих статей).Я был поражен количеством полученных мною качественных рефератов. Менее чем через месяц после того, как я разместил свой призыв к участникам, я почувствовал, что у меня достаточно материала, чтобы продолжить работу над предложением для этой антологии.

Я бы предположил, что возможность написать отчет о собственном опыте потери (особенно сложной или травматической потери) является чрезвычайно сложной и достойной восхищения сама по себе. Существует очень объемная и важная литература, в которой подчеркивается значение и функции, в том числе огромные физиологические и психологические преимущества, написания историй и предложения своих рассказов; во многих главах этой антологии этот вопрос обсуждается и подробно рассматривается.По крайней мере, рассказы, представленные в этой коллекции, могут предложить более клиническое и практическое понимание природы (сложного) горя как для практикующих, так и для исследователей и обычных людей. Опять же, эти истории - столь же мощные и трогательные, как и сами по себе - уникальны тем, что все они пытаются осветить академические вопросы, касающиеся природы утраты и горя. Надеемся, что эта антология поможет пролить дополнительный свет на то, что значит испытать сложное горе, представив истории тех, кто пережил такие потери.Каждая глава также затрагивает многие другие связанные темы (например, культурные различия, стигма и стыд, а также утрата или травма, отличная от смерти).

Читатели этой антологии найдут шесть отдельных разделов. Перед каждым разделом я предлагал краткий комментарий, призванный представить как суть самого раздела, так и аннотацию каждой из глав, содержащихся в каждом соответствующем разделе. Первый раздел этой книги озаглавлен «Когда и чем« усложняется »горе?» и предназначен для ознакомления с некоторыми основными проблемами горя, сложного горя и использования письма как средства справиться с утратой.В следующих трех разделах, каждый по-своему, ясно объясняется, почему и почему горе часто является процессом, продолжающимся всю жизнь, и становится неотъемлемой частью самоощущения человека. Второй раздел «Неразрешенная и продолжительная скорбь» исследует множество рассказов о печали, которые по ряду разрозненных причин никогда не утихали с течением времени. Третий раздел: «Смерть или физическая потеря ребенка: вечное или патологическое горе?» освещает эту вышеупомянутую тему, уделяя особое внимание форме утраты, которая обычно рассматривается как одно из самых разрушительных событий, которые можно пережить.В четвертом разделе «Влияние горя между поколениями» исследуется, как горе может передаваться из поколения в поколение в семьях. Пятый раздел, озаглавленный «Культурные и социальные ограничения и осложнения горя», исследует ряд культурных и социальных факторов, которые могут усложнить горе. Взятые вместе, эти главы поднимают некоторые серьезные вопросы о причинах и последствиях рассмотрения сложного горя как формы психического расстройства. Последний раздел называется «Заключительные мысли» Джона Х.Харви. Харви очень помог сформировать и направить наше понимание потери, подчеркнув ее повседневную и прикладную важность для жизни людей на протяжении всей жизни, а также исцеляющую роль написания и обмена счетами как средства осмысления своей потери (для например, Харви, 2000). Его поучительные комментарии и анализ этих глав должны быть очень ценными для читателей этой книги.

Позвольте мне предложить несколько комментариев потенциальным читателям этой книги. Эта книга должна иметь естественную привлекательность для тех, кто занимается психологией и социальной работой.Я очень хорошо помню тот факт, что как академический психолог я пишу эту книгу совместно с NASW Press, подразделением Национальной ассоциации социальных работников. Учитывая, что NASW Press стремится объединить исследования в области социальных наук, я чувствовал себя очень комфортно, публикуя эту работу с этим конкретным издателем, потому что эта антология объединяет многие разрозненные области. На самом деле, я очень горжусь очень сильной междисциплинарной (или мультидисциплинарной) направленностью этой книги.Разнообразие академического образования и общих взглядов включенных авторов также помогает подчеркнуть очень сильные мультидисциплинарные компоненты этой книги.

Тем не менее, позвольте мне обратиться к любым читателям из области социальной работы, которые могут задаться вопросом, как и почему эта книга, отредактированная академическим психологом, может справедливо представить область социальной работы. Застров (2009) предположил, что существует пять основных целей социальной работы:

(1) Повышение способности людей решать проблемы, совладать с ними и развиваться; (2) связывать людей с системами, которые предоставляют им ресурсы, услуги и возможности; (3) способствовать эффективности и гуманному функционированию систем, которые предоставляют людям ресурсы и услуги; (4) развивать и совершенствовать социальную политику; и (5) способствовать благополучию людей и общества.(стр. 38)

Я бы посоветовал, чтобы эта основная тема и эта антология (более конкретно) касались всех пяти из этих целей. Очевидно, что в большинстве этих глав рассматриваются методы преодоления трудностей (цель 1) и способы достижения благополучия на индивидуальном или общественном уровне (цель 5). Многие из них также серьезно рассматривают и анализируют различные социальные системы, которые могут способствовать или усугублять горе (цели 2 и 3). Наконец, более широкий вопрос о последствиях рассмотрения сложного горя как формы психического заболевания, безусловно, повлияет на социальную политику, связанную с этой проблемой (цель 4).В основных областях психического здоровья (например, в социальной работе, психологии, психиатрии) могут быть разные интерпретации природы (или существования) сложного горя. Однако все эти области обязательно должны быть связаны с тем, как люди рассказывают свои истории (сложного) горя, отчасти как средство понимания природы такого горя.

Позвольте мне также добавить, что эта книга может представлять большой интерес для специалистов в других областях социальных наук и здравоохранения, таких как коммуникация, социология и медсестринское дело.Учитывая очень сильное использование повествований, я подозреваю, что люди, работающие в гуманитарных областях, также найдут много потенциальных достоинств в этом сборнике. Я также горжусь очень сильным прикладным аспектом этой книги: в конце концов, эта книга в основном рассказывает об историях, содержащихся в ней. Всякий, кто интересуется горем и утратой, в том числе и те, кто лично пережил такие переживания, может найти эту книгу лично полезной. Есть надежда, что эта книга найдет и более широкую, более широкую (непрофессиональную) аудиторию читателей.Кроме того, эту книгу можно использовать в качестве основного или дополнительного текста в ряде программ или классов для студентов, выпускников или профессиональных программ (например, курсов, касающихся смерти и умирания, горя, написания повествований и психического здоровья).

Насколько мне известно, мне неизвестны книги, посвященные данной антологии. Хотя есть некоторые книги, в которых один автор размышляет о его собственном (сложном) горе, меньше таких, которые стремятся выделить избранные рассказы, проведенные исследователями, которые в основном используют их для демонстрации более широких тем утраты или горя.Более того, существует несколько книг, написанных в основном учеными, которые лично испытали сложные, трудные или затяжные страдания и готовы открыто писать о своем опыте, а также помещать свои истории в более широкий академический контекст. Откровенно говоря, я считаю, что книга такого рода - то есть критическая антология - помогает заполнить значительный пробел в академической, клинической и общей литературе.

В заключение я хотел бы еще раз поблагодарить всех авторов этой антологии за присланные ими работы и за оказанную мне честь редактировать их работы.На протяжении всего этого процесса я никогда не упускал из виду тот факт, что эта книга была чем-то большим, чем просто собранием теорий, интеллектуальных дебатов и наборов данных. Мне было поручено помочь рассказать все истории, содержащиеся в этой книге. Я надеюсь, что эта книга предоставит этим смелым историям справедливый форум, которого все они заслуживают. Я подозреваю, что могут быть читатели этой книги, которые в какой-то момент могут найти утешение в собственном горе - сложном или нет - после прочтения некоторых из этих историй. Возможно, эти истории могут помочь научить таких людей, что можно пережить большую утрату и пережить ее, и, возможно, даже озвучить ее в письменной форме.

Эрик Д. Миллер

Эрик Д. Миллер, доктор философии, - адъюнкт-профессор психологии, Государственный университет Кента, Восточный Ливерпуль, Огайо. Он опубликовал множество статей, в которых исследуются различные аспекты того, как взрослые справляются с потерей и другими неблагоприятными событиями и приспосабливаются к ним. Он был единственным автором учебника Психология адаптации и совладания (BVT Publishing) и был соредактором (вместе с Джоном Х. Харви) книги Потеря и травма: общие и близкие перспективы (Taylor & Фрэнсис / Бруннер-Рутледж).

«Когда вы видите поцелуи губной помады…» - военная репатриация, публичный траур и политика уважения

Несмотря на спорные различия между старыми и молодыми, в представленных нами данных есть некоторые интересные проблески относительно напряженности. между публичным и частным горем и публичным характером репатриации, наряду с более приватным характером похорон. Воспоминания о «поцелуях губной помады» и «мазках от запачканных слезами пальцев» в приведенной выше цитате наводят на мысль о невыразимом: то, что невозможно произнести, то, что может вызвать только смерть.Ясно, что повторяющееся присутствие смертности в масштабе, подобном тому, что наблюдали жители Ройал Вуттон Бассетт, может вызывать тревожные эффекты, с которыми необходимо бороться и управлять как индивидуально, так и институционально. Многие участники нашего исследования говорили о влиянии репатриации на них. Сюда входило управление собственными эмоциями и наблюдение за эмоциями других. Работница городского совета рассказала о чувстве ожидания, которое она испытала, заняв пост перед своей первой репатриацией:

Дженни: Если честно, я всегда этого ждала.Я не знал, как буду реагировать. Раньше я никогда там не выделялся, это должно было быть для меня в новинку. Вы бы услышали это по радио, кого-то убили, и тогда я как бы начал думать, что все это начнется сейчас. В день моей первой репатриации я очень, очень нервничал, потому что не знал, чего ожидать. И я не знал, как я отреагирую на это ... Я не хотел стоять там и быть действительно эмоциональным и падать на куски, когда этого не было ... Я не член семьи и не был затронут лично, поэтому я не чувствовал, что имею право так себя чувствовать.Но также я не знал, что буду чувствовать. Это было - это так - это действительно влияет на вас эмоционально, и вы должны стоять на своем и относиться к этому профессионально, а также отвечать на телефонные звонки и отвечать на запросы, а также оставаться профессионалом.

Дженни описывает здесь проблемы, которые возникают у личности, когда ей приходится выбирать курс между профессиональными стандартами публичной демонстрации и сокровенными эмоциями в очень напряженной среде. Помимо респондента, упомянутого выше, несколько других участников говорили о совокупном эмоциональном уроне, который собрания нанесли им лично, и о следах в памяти, которые останутся неизгладимыми:

Лидия: После этого было очень трудно продолжить, не так ли? Было довольно сложно вернуться к тому, чем вы занимались, потому что иногда вы слышали семьи.

Бетти: В тот день эта женщина последовала за гробом по главной улице. Она побежала по главной улице вслед за сыном.

Лидия: Это было ужасно. У всех ведь есть дети, не так ли?

Бетти: Все еще до вас доходит.

Лидия: Это приносит домой. Это было тяжело. После того, как они прошли через это, было тяжело, просто продолжать жить дальше казалось неправильным.

И из группы Королевского британского легиона:

Кэти: Хотя горе может быть личным делом, когда вы собраны вместе, как мы, горе становится немного более открытым. И никто не боится это показать.

Джимми: Признаюсь, много раз я стоял там со слезами на глазах. Потому что за четыре с половиной года этого вы думаете, что к этому времени окрепнет, но когда вы стоите там и слушаете, как женщины и дети плачут, и все, что вы можете слышать, есть нет другого звука…

Кэти: Но дело не только в женщинах.Как вы говорите, в некоторых отношениях это может быть очень личным делом, но в теле, в котором мы находились, люди не боялись и не стеснялись показать свое горе. Это было намного более открыто.

Повторяя чувства члена фокус-группы Королевского британского легиона, один из розничных продавцов прокомментировал эмоциональные проблемы, которые вызывали собрания, и способы, которыми он (он) пытался справиться с ними:

Бетти: Я понял, что сделал так много, что ... когда они действительно закончили, часть меня действительно пережила заново, потому что я почувствовал, что не могу справиться.Мой механизм выживания не знал, кем они были. Я бы не читал об этом, я не читаю газет. Я не принимаю эту сторону, потому что не хочу знать. Мой механизм выживания заключался в том, чтобы не знать, кто они такие. Это может показаться странным, но я справился именно так. Все справлялись по-разному.

Итак, выражения траура и подверженности смерти в сочетании с тишиной и политикой уважения дают представление о том, как эти репатриационные события были разделены, построены и поняты в обществе, и, более того, какое значение и влияние они имели местные.Однако здесь всплывают и более глубокие проблемы, отражающие современное понимание смерти и ее отношения с тем, что невыразимо.

Как обсуждалось ранее, процесс репатриации является одним из аспектов того, что Келлахер и Уорпол (2010) называют «возвращением мертвых домой». В течение 5 лет люди, живущие в городе Ройал Вуттон-Бассетт, испытали этот процесс очень близко, независимо от их участия в репатриационных сборах. В этом контексте «возвращение мертвых домой» означало ощущать, видеть и иметь дело с последствиями смерти с частотой, необычной для современной эпохи.Этот процесс, как задокументировано здесь, может иметь некоторую связь с наблюдением, сделанным Келлахером и Уорполом (2010: 174), что «мертвые и понесшие утрату для многих теперь освобождены от богословских, церковных и муниципальных границ, в которых они находились. сохраняются, а их значение управляется веками ». Собрания, которые происходили в Ройал Вуттон-Бассетт, и мероприятия по репатриации в Картертоне, возможно, являются составной частью социальных пространств, в которых были разработаны новые способы возвращения умерших домой.Опираясь на работы Дугласа, Маруна (2011: 4) заметно отмечает, что есть определенные вещи, которые невозможно пережить без ритуала. В то время как он продолжает развивать этот момент в контексте возвращения правонарушителей в общество, возникает соблазн пойти еще дальше с культурным / символическим подходом.

То, что мы имеем в случае военной репатриации, - это, возможно, разработка ритуала, символически знаменующего возвращение мертвого солдата не только в объятия его / ее семьи, но и в объятия нации. за что боролись.Более того, из свидетельств некоторых из наших участников очевидно, что они во многих смыслах видели себя представителями далеких и отсутствующих скорбящих по доверенности. Один из участников Королевского британского легиона, Дэвид, выразился так: «Мы не просто представляли себя, мы представляли все страны, всех людей, которые не могли попасть сюда». Создавая этот rite de pass , можно различить не изоляцию повседневной жизни, в которой невыразимое «вытесняется на обочину» повседневной жизни (Giddens, 1991: 157), а нечто большее. что немаловажно, общественные объятия невыразимого.В этом публичном объятии существует напряженность по поводу того, как участвовать в его практическом выполнении, как показано в некоторых из представленных здесь данных: хлопки, тишина, поцелуи губной помады и другие публичные проявления эмоций. Однако, несмотря на эмоциональное истощение и эпизодическое присутствие смерти, в городе сохранялось функциональное единство. Это могло произойти из-за объединения событий, людей и процессов в определенный момент времени. Некоторые респонденты предположили, что это была смесь чистой случайности и органического развития негласных правил и ритуалов.Но можно предположить, что это публичное объятие невыразимого имеет гораздо большее значение, чем случайность и приверженность уважительных скорбящих. Возможно, отслеживая присутствие невыразимого в этих событиях, невыразимое становится многослойным и многогранным. Уже одно это наводит на мысль о необходимости дальнейшего осмысления достоинств и ограничений тезиса о секвестрации применительно к современному контексту.

Стэнли и Уайз (2011: 950) утверждают, что тезис Гидденса о секвестрации имеет «неприятные» аспекты, поскольку «люди не относятся к смерти одинаково, и разные виды смерти совершенно разные для людей, умирающих, а также близкие им ».Это наблюдение подтверждается данными, которые мы здесь представили. Разный опыт вызывает разные реакции и порождает разные социокультурные практики. В случае с «Ройал Вуттон Бассетт» мы, возможно, стали свидетелями создания того, что Берлант (2011) описывает как «интимную публику». Определяя это, она предлагает:

В интимной публике чувствуется, что на карту поставлены вопросы выживания и что коллективное посредничество посредством повествования и прослушивания могло бы предоставить некоторые пути выхода из тупика и борьбы настоящего или, по крайней мере, некоторое ощущение того, что было бы признание, если бы участники в комнате вместе.(Берлант, 2011: 226)

Напоминая нам, что «публичные сферы всегда влияют на миры» ( Там же, ), это чувство интимной публики сильно перекликается с двумя темами, которые мы представили здесь, вокруг политики уважения и управления присутствием смерть. Взаимное признание всех «скорбящих», присутствующих на мероприятии по репатриации, а также поведения и обычаев, порожденных такими событиями, не только утешало скорбящих по потерянным сыновьям и дочерям, но и утешало тех, кто не пострадал напрямую.Сами события, задокументированные и пережитые таким образом, представляют собой выход из «тупика и борьбы настоящего» ( Ibid ). В этом общественном аффекте и связанных с ним возникающих культурных ритуалах невыразимое, аффект горя получило место и признание. Это один из слоев невыразимого, слабые линии которого прослеживаются в этих событиях. Однако есть вторая линия, гораздо более политическая по своему тону, которая также подразумевается в построении Берлант (2011) «интимной публики», отраженном в ее использовании слова «борьба».

Возможно, невыразимая и невысказанная борьба, лежащая в основе репатриации в Ройал Вуттон Бассетт, была войной в Ираке и Афганистане. Для всех это был «слон на Хай-стрит». Как отмечает Jenkings et al. (2012: 6) наблюдайте:

Возникновение феномена Вуттона-Бассетта могло быть спонтанным, но оно произошло в то время, когда правительство и военные сознательно пытались «воссоединить» вооруженные силы с общественностью после непопулярной войны в Ираке.

В то время как они продолжают признавать, что оспариваемые значения были связаны с «Ройал Вуттон Бассетт» в том виде, в каком он был сконструирован и представлен в средствах массовой информации, очевидно, что эти события и их значение стало трудно контролировать политически. Об этом свидетельствуют лица с конкурирующими наклонностями, использующие социальные и вещательные СМИ, чтобы бросить вызов, а также поддержать военное участие в Афганистане и Ираке (см. Bagehot, 2011). В самом деле, некоторые утверждали, что острые вопросы о геополитической военной стратегии, которые поставил Ройал Вуттон Бассетт, во многом лежали в основе переезда в Картертон - как было предложено популярной кампанией в Facebook летом 2011 года.В наших фокус-группах снижение освещения репатриированных солдат в СМИ после переезда в Картертон было частой темой обсуждения. Возможность проследить политическое как черту невыразимого в этих событиях еще больше увеличивает общественный дискомфорт, который они вызывают.

Наше неизрасходованное горе: утраченное искусство рубки

Пожалуй, никакая другая история в кельтской мифологии более лаконично демонстрирует невыносимую тяжесть горя, чем история великого героя Ку Кухлина после смерти его сына Коннлы.Смерть юного воина трагически и непреднамеренно наступает от руки Ку Кухлина, и по мере того, как становится понятна истинная личность его умирающего противника, также становится известно о предательстве матери мальчика, Аойфе, отвергнутой любовницы Ку Кухлена, которая спроектировала драка как акт возмездия.

Ку Кухлен сходит с ума от горя. Сбегая в море, он плачет и поет мучительные оплакивания прекрасному сыну, которого он узнал только тогда, когда жизнь юноши угасала. Поскольку убийцей сына является сам Кухлен, ему не с кем сражаться, чтобы отомстить за смерть и подавить его глубокое горе.

Итак, друид Катбад накладывает заклинание, превращая морские волны в дикий и бурный легион, с которым Ку Кухлен сражается в течение трех дней, пока он, наконец, не падает на берег от истощения, его горе утихает.

Первоначальная реакция Ку Кухлина на смерть своего сына может показаться чрезмерной и расстроенной для читателей сказки, которые никогда не испытывали безумие глубокого горя, но тем, кто пережил, его реакция кажется оправданной и полностью соизмеримой с нанесенным им ударом. было разобрано.Озвучивая охватившее его безумие, герой поет оплакивание своего потерянного ребенка и рыдает от ярости и горя - древняя практика смерти, известная как пронзительный .

То, что Ку Кухлену кажется грубым инстинктом и порывом в этот ужасный момент, становится формальной и преднамеренной традицией для досовременных кельтов, которые, как известно, горячо принимали мудрость и драматизм своей мифологии. В древней кельтской психике не было той линии, на которой закончилась мифология и начались рудименты повседневной жизни.

Всякий раз, когда смерть приходила к члену племени или деревни, тем, кто поддерживал практику скорби, которую Ку Кухлен демонстрирует в сказке, был бан чаоинте (бан квент-ча), или женщина плача, которая одновременно была психопомпом и алхимик, вводящий мертвых в мир духов, усваивая горе тех, кто остался позади, своими плачущими песнями печали.

Говорят, что волнующая музыка пришла из потустороннего мира, и ее слышали только те, у кого был дар. Пронзительный плач предоставил умершему энергетический путь, по которому он мог следовать - портал в духовный мир.

Традиционно часть воззвания была мелодичной и часто составлялась заранее, специально для умершего, своего рода спетый панегирик. Их генеалогия может быть названа так, чтобы семья и предки, ушедшие раньше, могли обеспечить духовную лестницу для уходящей души, чтобы подняться обратно домой. Плач ( caoineadh на гэльском языке) может содержать подробности жизни или смерти умершего; он мог бы с похвалой вспомнить их вклад и дары, их обаяние и физические качества. Это могло бы назвать всех тех, кто любил их и как сильно их любили, объясняет Маргарет Беннетт, шотландский фольклорист и певец.Она повторяет это - «Плач по детям» - в программе BBC, Gaelic Lament :

.

Парень с темными волосами,
Я подарил тебе свою любовь.
Парень с темными волосами,
Я отдал вам самую большую любовь,
Любовь, которую я никому больше не испытывал.

Но не все крики были мелодичными. Некоторые из них были какофоническими воплями или тонами, криками, плачем и рыданиями, часто сопровождаемыми борьбой со Смертью ban chaointe : бить ее кулаками, разрывать ее одежду или бросаться на землю или в могилу (много как Cu Cuchlainn боролся со своими волнами).Страсти часто протестовали против неспособности близких присоединиться к умершим и были направлены на то, чтобы извлечь бурные эмоции всех присутствующих. Слезы скорбящих часто текли непрошеным образом, а иногда и они даже не осознавали этого.

История рубки

Кининг не является уникальным явлением для Кельтских островов, - говорит Джим Уилтс, лингвистический антрополог, давший интервью радиопрограмме RTÉ под названием «Звуки горя». Он изучал эту практику в течение многих лет и прослеживает происхождение от Египта, где увлечение впервые находит историческое упоминание в Текстах пирамид 2600 г. до н. Э.C. История в этих текстах показывает, что именно Исида была первой любительницей. После смерти Осириса она превратилась в сокола, пролетела над его трупом и испустила долгий и стойкий крик, который никогда прежде не слышал смертные.

Когда-то эта практика была довольно универсальной, и ее все еще практикуют на Ближнем Востоке, в некоторых частях Африки, Восточной и Юго-Восточной Азии. Кининг был частью обрядов смерти как северных, так и южноамериканских племен и широко использовался по всей Европе, начиная с Греческой и Римской империй.

В Ирландии было сказано, что богиня Бриджид впервые принесла пронзительные чувства на острова, когда после смерти ее сына Руадана, убитого за его предательство во время битвы при Маг-Туирид, она так громко причитала, что ее крик был слышен на протяжении четырех дней. уголки земли.

Было время и в Ирландии, и в Шотландии, когда было неслыханно оставить мертвого члена семьи без сожалений в такой твердой и страстной манере. Но христианская церковь уже давно не одобряет увлечение, еще в VI веке.Было постановлено, что для обеспечения воскрешения христианской души после смерти, погребальные практики должны проводиться исключительно священниками и клириками Церкви.

Урбанизация и модернизация также повлияли на практику. Когда дети уезжали из деревень, а затем возвращались домой на семейные похороны, их смущала практика, которую они начали рассматривать как грубую и нецивилизованную.

Анджела Бурк, ирландский писатель и ученый, теоретизирует, что Великий голод или голод (1845–1852 гг.) Также сыграли значительную роль в утрате этой практики, поскольку большинство приверженцев происходили из бедных слоев населения, а бедняки больше всего пострадали от голода.Бедные обычно были теми, кто более твердо придерживался старых обычаев и все еще говорил по-гэльски, и именно из их рядов вышли самые известные и могущественные ban chaointe , обычно женщины происходили из длинной линии поклонников и обучались в практика с детства.

Кининг в Ирландии и Шотландии становился все более редким в 1930-40-х годах, в основном из-за растущего давления со стороны католических священников и служителей, которые чувствовали, что их похоронные функции были омрачены и нарушены запретом chaointe .Какое-то время семьи оставались суеверными в отношении отказа от традиции (обеспокоенные тем, что без хорошего пристрастия они не устраивали проводы своим близким должным образом), но власть сохраняла власть, и эта практика в конечном итоге исчезла, поскольку деревенские священники начали отказываться. даже присутствовать на могиле, если кто-то собирается присутствовать.

Утраченное искусство рубки

Как мировое сообщество, что мы теряем из-за исчезновения обжига и других традиционных методов захоронения? Во-первых, его коллективный вопль побуждает нас с самого начала увидеть, что наше горе разделяется.Мы одни из многих, и наша, казалось бы, личная скорбь - часть огромного пула человеческого горя, безграничного и универсального.

Поэт Наоми Шихаб Най так прекрасно выражает эту идею в своем стихотворении «Доброта».

Вы должны проснуться с печалью.
Вы должны говорить так, пока ваш голос не улавливает нить всех печалей
и вы видите размер ткани.

Это откровение в долгом, одиноком пути через горе - лишь один из многих даров и милостей, которые мы теряем, как мир, из-за подавления и исчезновения острых ощущений.Наши предки осознавали, что когда умирает любимый человек, страдание настолько велико, что мы должны спроецировать его из себя, чтобы обрести облегчение и превзойти. Он не может оставаться в наших телах больше, чем дух умершего может оставаться в его или ее.

ban chaointe принимает это страдание, натягивает его нить и выводит на открытый воздух, чтобы все могли видеть и чувствовать, а слышит . А затем, когда ее плач становится изнуренным, покорным и, наконец, безмолвным, она демонстрирует, что есть обещанный мир после того, как путешествие через горе закончилось.В своем полном выражении страстное желание на самом деле будет следовать за стадиями горя, обычно распознаваемыми в работах Кублер-Росс: отрицание, боль, гнев, печаль и принятие.

«У горя есть звук», - говорит автор Мартин Пречтель в своей книге «Запах дождя на пыли: горе и похвала », «и он проникает до самой сути… .если на новых этапах подавляется жесткими нравами, то очень часто горе, невоспетое и не метаболизированное в красоту, всплывет позже в виде тяжелой зависимости, обычно алкоголизма.”(Стр. 39, 50)

Невыраженное горе и его влияние на жизнь «выжившего» привлекает все большее внимание в психотерапевтических кругах. То, что сейчас называется «длительным или сложным расстройством горя», обвиняют в хронической депрессии, сердечных заболеваниях, раке, посттравматическом стрессовом расстройстве, подавлении иммунной функции, усталости, неконтролируемой ярости, наркомании, самоубийствах и психических заболеваниях. По мере того, как происходит дальнейшая утрата, горе и его влияние на человека усиливаются и усугубляются, что еще больше затрудняет выздоровление.

Существует стойкое и повсеместное невежество и отрицание очень реальной и важной роли смерти в жизни человека. В отличие от древних и, возможно, тех, кто сегодня идет шаманским или духовным путем, большинство граждан мира больше не знают, как умереть, чего ожидать, куда идти и как туда добраться. Переход не всегда происходит автоматически, и уходящие души могут застрять между мирами из-за страха, сожаления, вины, стыда и эмоциональной привязанности.

Как психопомп, я довольно часто сталкивался с этим явлением в своей работе, и я знаю, что мой опыт не уникален.Это еще одна часть того, что мы теряем как семья и сообщество, когда не позволяем, чтобы наш голос был повышен и услышан в выражениях горя.

Пречтель говорит об этом так: «Душа умершего, оставленная без оплакивания, не может двигаться сама по себе. Поскольку у мертвых нет другого источника энергии, кроме живых, (они) начинают двигаться назад, а не вперед, отчаянно пытаясь вернуться в какое-нибудь знакомое место в надежде на тепло и прием. Но этот вид духа не имеет собственного тела и становится призраком для живых.”(Стр. 68-69)

Кининг - это шаманский (языческий) ритуал для умершего и оплакивающего умершего, которые движутся параллельными путями, каждый из которых может попасть в ловушку между миром, который когда-то был (и кем они когда-то были), и миром, в котором они должны теперь жить (и кем они должны быть).

Как вернуть прошлое

Что же тогда мы делаем, как скорбящие, как практикующие и учителя, как граждане мира, чтобы заполнить прискорбный пробел, оставленный острыми и другими могущественными ритуалами смерти? Наше неизрасходованное горе живет, пронизывая наши тела и умы, наследие, переданное нам, и то, что мы передаем нашим детям.Поколения безрадостных душ блуждают по духовному миру, нагруженные своими непризнанными дарами и своими нерешенными проступками.

Мы потеряли истину, которую знали древние: это само горе держит лекарство. Избегая или игнорируя его, отказывая горе в голосе, мы обрекаем себя и наших близких на постоянные страдания и духовный дисбаланс. Но мы еще не опоздали.

Шаманское исцеление может предоставить все, что нам нужно: долгожданное выражение нашего горя и священное пространство для его удержания; разрешение выйти за пределы известного мира социальной приемлемости и рационального мышления; уполномоченное место, чтобы охотно противостоять нашему горю, и управляемая сдача через «смерть», которую оно требует от нас.

Вот три ритуала, которые вы можете выполнить самостоятельно или поделиться со своими шаманскими клиентами и учениками:

1. Проведите церемонию. Духи-помощники часто рекомендуют скорбящим клиентам создать поминальную службу, более созвучную тому, как они хотели, чтобы попрощался со своим любимым человеком - иногда спустя годы после смерти. Современные социальные условности позволяют устроить похоронный процесс настолько бесплодным и избитым, что горе не находит себе места. Этот ритуал дает возможность спеть любимые песни умершего; рассказывать истории о важных вещах, которые они сказали или сделали, о добродетелях, которые они продемонстрировали, о стандартах, которые они установили; прямо говорить о том, как их упускают, о той дыре, которую они оставили, о любви, которую им все еще доставляют; почтить и называть имена известных предков, предшествовавших смерти любимого человека; и, чтобы выразить похвалу за их жизнь, радость и благодарность за все, что они разделили, и скорбь за их потерю.

2. Акушерка новой жизни, которую вы (или ваш скорбящий клиент) призваны принять путем путешествия смерти и расчленения. Это архетипическое шаманское путешествие, которое предоставляет любящий контейнер для того, что сначала должно «умереть», чтобы произошла трансформация. В неприкосновенности этого сосуда вы можете, например, стать свидетелем того, как скорбящий переносится, помогая духам и сострадательным существам к морю. Море - прекрасная метафора завесы между мирами. Здесь можно упомянуть традицию сжигания костра, который бросают в море и которое принимает море.Может последовать бдение, проводимое духами-помощниками, пока море с любовью не вернет восстановленную душу на берег. Но в любом случае позвольте путешествию разворачиваться по-своему уникальным и вдохновляющим образом.

3. Заинтересован в ушедшем. Напишите собственное причитание. Пречтель описывает в своей книге красивую церемонию, которая проводится - по моде Ку Кухлена - на пляже. Он предлагает вам взять напарника, которому вы доверяете, чтобы он стал свидетелем вашего процесса. Нарисуйте узор на песке и поместите в центр красивую бусинку.Как только волны схватят бусину, море согласилось услышать и принять вашу печаль. Пой и плачь. Плачь и говори. Но не молчите, - предлагает он. Дай океану свои слезы и свое горе. А потом поблагодари ее. (стр. 54-55)

В Ирландии, Шотландии и Финляндии прилагаются усилия, чтобы воскресить проницательность, вернуть старые причитания и научить их.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *