Герои героя нашего времени: Главные герои романа «Герой нашего времени», характеристика героев

Содержание

Главные герои романа «Герой нашего времени», характеристика героев

Михаил Юрьевич Лермонтов известен не только как поэт, из-под пера которого выходят пронзительные стихотворения, но и как прекрасный драматург. Вершиной его прозы считают роман «Герой нашего времени», который автор начал писать в 1836 году. Его герои – каждый со своим характером, проблемами, привычками. Сюжет произведения – интересный и поучительный. Ниже приводится характеристика каждого из героев романа.

Имя герояКраткая характеристика
Григорий ПечоринГлавный герой романа. Молодой аристократ. Его родители были очень состоятельными людьми и оставили  своему сыну значительное наследство. Григорий все время жил безбедно.  Он был завсегдатаем театров и званых обедов. Печорин отличается красивой, привлекательной внешностью. Он пользуется спросом у женщин, но при этом женщины мало интересуют Печорина – они кажется молодому человеку однотипными и неинтересными. Григорий служит в гвардейском полку, но из-за участия в дуэли был переведен, в качестве наказания, на Кавказ. По своей сути, Печорин, порой непреднамеренно, становится разрушительной силой в жизни многих людей.
Максим МаксимовичСтарый офицер. На момент повествования ему около 50 лет. Максим Максимович долгое время служит на Кавказе и за это время выучил местный язык и традиции. Максим Максимович – необычный человек – он умудряется найти общий язык со всеми окружающими, даже с разбойником Казбичем. Максим Максимович много лет не пьет спиртного и умеет хорошо готовить. Он очень эмоциональный человек –  Максим Максимович не стесняется проявлять публично свои истинные чувства, а трогательные истории или ситуации и вовсе могут заставить его расплакаться.
БэлаЮная дочка татарского князя. На момент повествования ей 16 лет. Это удивительно красивая девушка. Всю свою жизнь она прожила в ауле на Кавказе. Бэла восхитительно поет и танцует, а также хорошо вышивает. Печорин влюбляется в Бэлу, это чувство оказывается взаимным, но счастливого конца не имеет – Печорин решается украсть девушку – Бэла не испытывает радости от этого, она понимает, что в руках Печорина она всего лишь игрушка. Долгое время Бэла плачет, чем убивает любовь Печорина по отношению к себе. Бэла была убита Казбичем.
ГрушницкийСослуживец Григория. Это молодой юноша из глубинки – его родители дворяне, они владеют деревней на периферии страны. Грушницкий завидует богатству и праздной жизни Печорина – Грушницкому в жизни все достается не так легко, как Печорину. Он существенно проигрывает Печорину в любой сфере деятельности и это гложет молодого человека. Он решается оклеветать Григория и разорвать возникший гордиев узел в их отношениях на дуэли. Печорин раскрывает обман Грушницкого с незаряженным пистолетом на дуэли и после убивает «своего друга».
Мария Лиговская (княжна Мери)Молодая девушка. Вероятно, что на период  повествования ей около 16 лет.   Мари обладает приятной внешностью и стройной фигурой. Это образованная девушка. Она знает французский и английский, превосходно танцует. Мари обладает романтическим характером, она умеет удачно пошутить. Типично для всех девушек, Мари капризна и жеманна, что определенно отталкивает .
ВераПетербуржская любовь Печорина. Судя по намекам, Печорин был влюблен в эту женщину раньше, и вполне вероятно, это единственная любовь молодого  аристократа. Их встреча в Пятигорске и Кисловодске стала неожиданностью – женщина приехала сюда лечиться от изматывающей  ее болезни. Былые чувства молодых людей вновь воспламеняются, но положительного результата не приносят. Печорин заставляет Веру ревновать и мучится, ухаживая за княжной Мери. Влюбленная Вера, все равно печется о Печорине и переживает за исход его дуэли с Грушницким. Не выдержав моральных переживаний, Вера признается в своих чувствах мужу и тот принимает решение увезти женщину.
Доктор ВернерБедный 40летний военный врач. Некоторое время он имел практику в Москве. Доктор Вернер подрабатывает «на водах» – он лечит богатых людей, однако много денег это ему не приносит – он так и остается бедным человеком. Доктор – хороший психолог и знаток человеческих душ, особенно женских. Сам же при этом Вернер не спешил жениться, так как считал себя плохим мужем. Окружающие часто называют его Мефистофелем, что невероятно льстит доктору, хотя на людях он показывает при этом другое чувство – огорчение. Доктор выступает в качестве секунданта Печорина на дуэли с Грушницким.
Казбич Разбойник, знакомый Максима Максимыча. Казбич давно влюблен в Бэлу, но жениться на девушке не может – у него недостаточно средств, чтобы заплатить калым за девушку. Казбыч  торгует баранами и медом, он никогда не торгуется с покупателями и не уступает ничего. Казбич очень любит свою лошадь Карагез – после того, как лошадь была украдена, Казбич был очень огорчен и плакал, как ребенок. Казбич обладает сложным характером – он вспыльчивый и жестокий человек.  В отместку он убивает Бэлу и ее отца.
АзаматМладший брат Бэлы. На момент повествования ему 15 лет. Несмотря на свой юный возраст, Азамат очень алчный человек.  Он очень любит деньги и готов сделать все, чтобы стать богатым. Азамат мечтает о путешествии в горы, но отец, остерегающихся русских, не пускает юношу.  Азамат «меняет» коня Казбича на свою сестру и довольный навсегда сбегает из дому.
ВуличОфицер, поручик. Серб по национальности. Он верит в то, что все в жизни человека предопределено. Однажды он между военными затевает спор на эту тему, но никто не спешил принять в нем участие. Печорин ради развлечения решает поддержать спор. В результате спора Григорий сказал, что на Вуличе оставила свой отпечаток смерть и скоро офицер умрет. Вулич хладнокровно выстрелил в себя из пистолета, но оружие дало осечку. В это же вечер, Вулича убивает пьяный казак.

 

Главные герои романа “Герой нашего времени” сочинение

Главный герой романа – это Печорин. Офицер и дворянин который отправился работать на Кавказ. Мужчина состоятельный, образованный лет двадцати пяти, выносливый любил охотиться на кабана. Печорин часто меняет друзей и любовниц.  

Мечется по свету, что-то отыскивает и никоим образом не удается  отыскать. Живет на грани фола, но скукотища героя неизменный спутник. У героя нет верных друзей к нему приходят товарищи и берет на прокат лошадей, но при этом Печорина с собой не зовут. Герой кого любит так это только себя любимого, к окружающим эгоистично относиться. Не вожделеет ничем жертвовать для тех, с кем объединяет героя участь. Живёт в собственное наслаждение. Печорин манипулятор, пользуется находящимися вокруг и пытается подчинить собственной воле. Герой любит играть судьбами других принося им только несчастье. На него повлияло общество, теперь в герое нет истинной любви и человеческих  отношений.

Главным героем произведения также представлен Максим Максимович, мужчина преклонных лет по званию штабс-капитана. Жизнь Максима посвящена армии. Для создания личной семьи времени не оставалось. Дружественный компанейский человек, предпочитает побеседовать. Внешность мужчины привлекательна, любит быть в свободное время на свежем воздухе. Добродушный, доверчивый и чуткий как ребенок, каждый раз готов прийти на поддержку ближнему. 

Яркий персонаж в произведении – Грушецкий. Этот человек способен совершать подлые поступки и обмануть хотя и знает о том что поступает ужасно. Автор произведения показывает Доктора Вернера как ироничного и злого на язык персонажа. Но на самом деле доктор другой человек  который умеет сострадать. Предпочитает  ничего не делать дабы изменится, окружающие только инертно видит происходящее, сопровождая процесс едкими замечаниями. 

Также в произведение созданы представительницы слабого пола. Например, Бела – дочь черкесского князя, которую Печорин украл из отчего жилища.  Героиня порывистая, горячая, жаркого характера, любящая и знающая находящийся вокруг мир. В том числе девка не принял иную веру на смертном одре. Печорин использовал девушку и погубил.

Другой персонаж романа княжна Мери, девушка простодушная и романтическая, живет в собственном выдуманном мире.  Но девушка не взяла толк с Печорина. Мэри влюбилась в мужчину и обожглась в итоге. Жизнь временами преподносит безжалостные уроки. Единственная кто воспринимала Печорина таким какой создала природа так это Вера. Женщина мудрая и не старается перевоспитывать мужчину. Вера не умеет жертвовать собой поэтому в любви с Печориным стала несчастной.

4.6 / 5 ( 164 голоса )

Главные герои романа Герой нашего времени Лермонтова

В произведении Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» присутствует несколько главных героев, которые достойны более подробного рассмотрения. Каждый из них обладает особыми чертами характера, которые влияют на их жизненный путь и развитие личности.

Григорий Печорин – офицер императорской армии. Он молод, красив, поэтому притягивает женские взгляды. Главной особенностью героя являются противоречивость самому себе и отрицание устоявшихся норм общества. Григорий обладает индивидуальным видением дружбы, любви, взаимоотношений между людьми. Его трудно понять окружающим людям. Поэтому, зачастую, Григория принимают за отталкивающего человека. Он непривязчив к людям, независим от чужого мнения. Его действия могут быть жестоки по отношению к чувствам других, и Григорий этого не скрывает. Печорин приносит немало страданий людям, но в нем есть некая сила, притягивающая к нему окружающих, которые готовы до последнего закрывать глаза на его черствость и безразличие. Но с каждой частью романа, читателю предстоит убеждаться в том, что у Григория все же есть чувства и душа.

Максим Максимыч – уважаемый штабс-капитан, который замечает в жизни только положительные вещи, несмотря на свой возраст. Он всегда готов прийти на помощь человеку в беде, не ожидая благодарности взамен. Максим Максимыч смог подружиться даже с самым грубым и черствым героем романа – Григорием Печориным. Штабс-капитан сохранил простоту, позитивный настрой, который выручает его в жизни. Но отзывчивый характер, мягкость души все же причинят Максиму Максимычу боль во время последней встречи с Печориным, который будет холоден к штабс-капитану, открытому и искреннему человеку. Максим Максимыч стал примером доброжелательности, человека, который живет по законам нравственности. В романе он присутствует для видимых различий характеров с главным героем – Печориным.

Юнкер Грушницкий – молодой человек, который хочет привлекать внимание окружающих. Все его действия несут собой цель предрасположить себе людей. Поступки Грушницкого неискренны и фальшивы, но это не мешает ему считать их лучшей стратегией возвыситься в глазах общества. Юнкер самовлюбленный человек, который искренне считает себя лучше всех, поэтому всегда перебивает собеседников и не реагирует на несогласия с его мнением. Помимо фальшивости, Грушницкий обладает более негативной стороной – подлостью. Это доказывается тем, что перед дуэлью с Печориным, он намеренно оставляет оружие соперника незаряженным. 

Доктор Вернер – товарищ Григория Печорина. Он хорошо разбирается в людях, поэтому абсолютно беспристрастен к ним. Вернер знает психологию общества, видит его уязвимости, слабости, из-за этого он и возвел стену безразличия и скептицизма вокруг себя. Доктора Вернера часто сравнивают с Григорием Печориным, при прочтении романа, но есть одно различие, которое делает их непохожими друг на друга – это сила воли, смелость Григория. Доктор Вернер не готов отстаивать свои жизненные позиции до конца, если это требует больших жертв взамен.

Бэла – дочка черкесского князя. Юная, невероятно красивая девушка, которая была традиционно воспитана, привлекает внимание Григория Печорина, во время встречи на свадьбе своей сестры. Она гордая, самоуверенная девушка, считающая себя полноценной личностью, поэтому ей чуждо кокетничать с кем-либо. После похищения Печориным, Бэла показала Григорию, что она никому не подвластна, ее невозможно заставить идти против воли. Поэтому, когда отчаявшийся Печорин дал волю Бэле – она раскрылась, как личность и показала себя настоящую, искреннюю. Девушка смогла по-настоящему полюбить офицера, вскоре пожалев об этом.

Мери Лиговская – молодая княжна и привлекательная девушка. Она достаточно образованная, начитанная личность, но этим Мери обязана лишь требованиям в обществе, потому что особо она никогда не питала интереса к знаниям. Мери также талантлива в творчестве, она умеет играть на фортепиано и красиво петь. Но даже без всех знаний и умений Мери будет выглядеть привлекательно в глазах окружающих. Она романтичная, сентиментальная натура, именно это и мешает ей отличить искренние слова от красивой лжи.

Вера – единственная женщина, которая смогла понять натуру Григория Печорина и по-настоящему полюбить его. Вера выглядит немного болезненно, что нисколько не портит ее. Она также остается белокурой красавицей, с правильными чертами лица. Вера несколько раз выходила замуж, но настоящей любовью оставался только Григорий.

Ему никогда не приходилось меняться, будучи рядом с Верой, потому что она умела любить даже самые острые недостатки души Григория. Главный герой поймет, насколько Вера была искренне любящей натурой только когда потеряет ее.

Другие сочинения:

Главные герои романа Герой нашего времени

Несколько интересных сочинений

Герой нашего времени (1967) — актеры и съемочная группа — Кинопоиск

Режиссер

1.

Актеры

1.

2.

… Максим Максимыч

3.

4.

. .. молодой офицер

5.

6.

7.

… слуга Печорина

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

Продюсер

1.

Актер дубляжа

1.

Сценаристы

1.

2.

Операторы

1.

2.

Композитор

1.

Художник-постановщик

1.

… постановщик

Монтажер

1.

«Герой нашего времени» герои романа Лермонтова

«Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова – социально-психологический роман о трагедии незаурядной личности, так не сумевшей найти свое место в жизни.

Действие романа происходит в первой половине XIX века, в нескольких местах: в одной из крепостей на Северном Кавказе, во Владикавказе, в Тамани, в Пятигорске и Кисловодске.

Краткое описание персонажей

Главные герои:

  • Печорин Григорий Александрович – умный, красивый, гордой, холодный мужчина, который находится в постоянном поиске смысла жизни.
  • Максим Максимыч – штабс-капитан, одинокий старик, честный и благородный, который привязался к Печорину.
  • Бэла – юная черкешенка, гордая, очень красивая, возлюбленная Печорина.
  • Казбич – горец, влюбленный в Белу.
  • Мери Лиговская – юная княжна, умная, красивая, самовлюбленная девушка.
  • Грушницкий – юнкер, приятель Печорина, горячий, решительный, самонадеянный юноша.
  • Вера – возлюбленная Печорина, единственная женщина, которую он любил.

Другие персонажи:

  • Азамат – черкесский княжич, неуравновешенный и корыстолюбивый юноша, брат Бэлы.
  • Ундина – безымянная контрабандистка, поразившая Печорина своей внешностью.
  • Янко – контрабандист, друг Ундины.
  • Вернер – доктор, умный и образованный человек, знакомый Печорина.
  • Вулич – офицер, серб по национальности, молодой и азартный человек, знакомый Печорина.

Подробная характеристика героев романа

Роман “” Михаила Юрьевича Лермонтова — первый психологический роман в истории русской литературы. Хронотоп этого произведения нарушен, автор сделал это осознанно. М.Ю. Лермонтов хотел показать “историю души человеческой”, историю умирания человеческой души.

Главный герой разочаровывается в себе и других героях. А что все эти герои представляют из себя?

  • Григорий Печорин — главный герой романа. Он не по годам умён, хотя ему чуть больше двадцати лет. Печорину нравиться играть с чужими душами, ему нравиться иметь господство над кем-то. Но в скором времени они ему надоедают. Печорин — сложный персонаж, он насквозь видит все пороки общества, они ему противны. Герой кажется циничным, наверное, так и есть. Но Григорий Печорин умеет любить по-настоящему. Он был искренне влюблён в княгиню Веру, за которой был готов отправиться, как говориться, хоть на край света. Он был способен любить, имея только половину души, как он сам утверждал. Печорин умер, тогда, когда умерла вторая часть его души. Его душу убивали другие люди, важные до него люди. Он раз за разом сталкивался с предательством, ему разбивали сердце. Именно это и сделало его чёрствым. Ему нравилось уничтожать души людей, как уничтожил его душу.
  • Максим Максимыч — близкий друг и наставник Печорина. Когда Печорин совсем молодым приехал на Кавказ, Максим Максимыч помог ему освоиться. Они часами могли разговаривать о разном, не замечая, как летит время. В конце романа М.Ю. Лермонтов дал понять, что Максим Максимыч — фаталист, мужчина верит в судьбу. Он ко всем добр и искренне относится к каждому человеку. Но больше всего он привязался к Григорию Печорину, который стал ему как сын. Его больно ранила холодность Печорина, когда тот в последний раз приехал повидать Максима Максимыча.
  • Грушницкий — антипод Печорина. Печорин всегда знал, что рано или поздно ему придётся столкнуться с Грушницким, и кто-то от этого пострадает. Так и случилось. Кто первый начал предпринимать действия, чтобы это случилось, сказать сложно. Скорее всего, это был Печорин, любящий играть на чувствах других людей. Грушницкий же проявил себя как самый настоящий подлец, иначе и не скажешь. Грушницкий решил поступить не честно во время дуэли, и оставил пистолет Печорина незаряженным. Печорин узнал о заговоре против него. А карма настигла Грушницкого, он был убит во время дуэли. Грушницкому всё равно было суждено жить недолго, его подлость столкнула бы его с другим, он бы так же был убит. Когда Грушницкий оклеветал Печорина, то подписал себе смертный приговор.
  • Доктор Вернер — загадочный персонаж. Совершенно точно, что он — двойник Печорина, что является обычным явлением для психологического романа. Вернер во многом сходится во мнении с Печориным. Они во всём похожи. Единственное различие этих персонажей в том, что Вернер не готов испытывать свою жизнь, он не готов играть со смертью. Печорину же интересно проверять себя на стойкость. Он ничего не боится и ничего не жалеет. Григорий даже не жалеет и не бережёт собственную жизнь. Это ли не признак того, что Печорину нечего терять. Он потерял свою душу. Доктор Вернер ещё не потерял себя и свою душу, но он — двойник Печорина, поэтому его тоже ожидает это.
  • Бэла — одна из “жертв” Печорина. Эта девушка — дочь богатого кавказца. Печорин придумал способ выкрасть девушку и воплотил этот план в жизнь, обманув двух своих сообщников. Бэла совершенно неопытная в плане жизни девушка, она совсем молода. Печорин сыграл на этом. Он заставил Бэлу полюбить его и раз за разом разбивал ей сердце. Когда Печорин наигрался с бедной девушкой, она надоела ему. Бэла чувствовала, что тот, кому она отдала своё сердце, охладел к ней. Это омрачало её и разбивало ей сердце. Любовь к Печорину погубила Бэлу. Или сам Печорин погубил эту девушку. Она погибла из-за его обмана. Она погибла из-за прихоти Печорина.
  • Княжна Мэри — ещё одна девушка, отдавшая сердце Печорину, который безжалостно разбил его. Мэри была кумиром Грушницкого, он любил её, она поглотила всё его внимание. Но молодую княжну очаровал Печорин. Она похожа на Бэлу, тоже не разбирается в жизни и людях. Но и Печорин умеет казаться не тем, кто он есть на самом деле. Григорий влюбил в себя Мэри, она любила его сильнее, чем дикарка Бэла. Печорин уничтожил жизнь Мэри, сказав ей, что не любит её. Все мечты княжны о счастливом будущем с Григорием вмиг были разрушены. Мэри тяжело заболела, но не перестала хранить надежду на то, что Печорин к ней что-то чувствует. Но герой во второй раз высказал своё равнодушие по отношению к девушке. Эти слова вдребезги разбили сердце девушки и раздавили её душу. Она оказалась сломлена. До Печорина Мэри была доброй и отзывчивой молодой девушкой, она всегда была готова помочь. Она верила и доверяла людям, но Григорий Печорин уничтожил эту веру.
  • Вера — единственная, кого смог полюбить Печорин. Михаил Юрьевич Лермонтов не до конца раскрывает её образ, но ясно, что она — простая женщина и не пытается казаться лучше, чем есть на самом деле. Вера — замужняя женщина, но это не помешало ей закрутить роман с Печориным. Они оба горячо полюбили друг друга. Образ Веры был введён в систему образов романа для того, чтобы показать, что Печорин далеко не бесчувственный, и что он умеет любить так, как не умеют многие. Когда Вера уехала, навсегда оставив своего возлюбленного, Печорин погнался за ней. Погнался так, что до смерти замучил свою лошадь. Потеря любимого человека надломила Печорина. Вера — единственное хорошое, что произошло в жизни Печорина. Она заставила его понять, что он способен испытывать глубокие чувства, что он способен любить.

Все эти герои тесно взаимосвязаны друг с другом. Каждый из них как-то повлиял на другого. И абсолютно каждый из них оказался под влиянием Григория Печорина. Каждый герой был введён до того, чтобы проявить ту или иную сторону характера Печорина.

Вывод

Печорин стал типичным представителем своего поколения. Будучи щедро одаренным от природы, он не нес в себе никакого созидательного начала, и, вмешиваясь в жизни других людей, приносил им лишь одни несчастья и разочарования. Однако и Печорин не был счастлив – его одолевала смертельная скука, и он никак не мог найти свое место в жизни.

Главная мысль

Даже самые яркие, замечательные достоинства человека меркнут, если они не освещены светом нравственности и духовной красоты.

Запоминающиеся персонажи «Героя нашего времени»

Уже при первом знакомстве с романом Лермонтова «Герой нашего времени» характеристика героев, анализ их образов становятся необходимыми для понимания произведения.

Печорин – центральный образ романа

Главный герой романа – , личность неординарная, автор нарисовал «современного человека, каким он его понимает, и слишком часто встречал». Печорин полон кажущихся и действительных противоречий в отношении к любви, дружбе, ищет истинный смысл жизни, решает для себя вопросы предназначения человека, выбора пути.

Порой главный герой малопривлекателен для нас – он заставляет страдать людей, разрушает их жизни, но есть в нем сила притяжения, заставляющая окружающих подчиняться его воле, искренне любить его и сострадать отсутствию в его жизни цели и смысла.

Каждая часть романа – отдельная история из жизни Печорина, в каждой – свои персонажи, и все они с той или иной стороны приоткрывают тайну души «героя времени», делая его живым человеком. Кто же те действующие лица, которые помогают нам увидеть «портрет, составленный из пороков всего поколения, в полном их развитии»?

Максим Максимыч

Максим Максимыч, «человек, достойный уважения», как говорит о нем молодой офицер-рассказчик, открытый, добрый, во многом наивный, довольный жизнью. Мы слушаем его рассказ об истории Бэлы, наблюдаем за тем, как стремится он встретиться Григорием, которого считает старым приятелем и к которому искренне привязан, ясно видим, из-за чего он вдруг «сделался упрямым, сварливым». Сочувствуя штабс-капитану, невольно начинаем неприязненно относиться к Печорину.

Вместе с тем при всем своем простодушном обаянии Максим Максимыч – человек ограниченный, ему невдомек, что движет молодым офицером, да он об этом и не задумывается. Непонятным будет для штабс-капитана и холодность его приятеля при последней встрече, обидевшая до глубины души. «Что ему во мне? Я не богат, не чиновен, да и по летам совсем ему не пара». У героев совершенно разные характеры, взгляды на жизнь, мировоззрение, они люди разных эпох и разного происхождения.

Как и другие главные герои произведения «Герой нашего времени» Лермонтова, образ Максим Максимыча подталкивает нас к размышлению о причине эгоизма, равнодушия и холодности Печорина.

Грушницкий и Вернер

Образы героев совершенно разные, но оба они – отражение Печорина, его «двойники».

Совсем юный юнкер Грушницкий – обыкновенный человек, ему хочется выделяться, производить впечатление. Он принадлежит к тому типу людей, которые «на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы, которых просто прекрасное не трогает и которые важно драпируются в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания. Производить эффект – их наслаждение».

Это двойник-антипод главного героя. Все то, что пережито Печориным искренне и выстрадано – разлад с миром, безверие, одиночество, – в Грушницком всего лишь поза, бравада и следование моде времени. Образ героя – не просто сопоставление истинного и ложного, но и определение их границ: в своем стремлении выделяться, иметь вес в глазах общества Грушницкий заходит слишком далеко, становится способным на подлость.

В то же время оказывается «поблагороднее своих товарищей», его слова «я себя презираю» перед выстрелом Печорина – как отголосок той самой болезни эпохи, которой поражен и сам Печорин.

Доктор Вернер кажется нам поначалу очень похожим на Печорина, и это действительно так. Он скептик, проницателен и наблюдателен, «изучал все живые струны сердца человеческого» и имеет невысокое мнение о людях, «злой язык», под маской насмешки и иронии скрывает свои истинные чувства, свою способность сострадать. Главное же сходство, которое отмечает Печорин, говоря о приятеле – «мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя».

Различие становится очевидным, когда сравниваем описание героев. Вернер оказывается циником больше на словах, он пассивен в своем протесте против общества, ограничиваясь насмешками и едкими замечаниями, его можно назвать созерцателем. Эгоизм героя совершенно сознателен, внутренняя активность ему чужда.

Его бесстрастная порядочность выдает Вернера: доктор не ищет изменений ни в мире, ни тем более в себе. Он предупреждает приятеля о слухах и заговоре, но не подает руки Печорину руки после дуэли, не желая брать на себя собственную долю ответственности за произошедшее.

Характер героев этих – как единство противоположностей, и Вернер, и Грушницкий оттеняют образ Печорина и важны для нашего понимания всего романа.

Женские образы романа

На страницах романа мы видим женщин, с которыми сводит Григория жизнь. Бэла, ундина, княжна Мери, Вера. Все они совершенно разные, у каждой свой характер и обаяние. Именно они – основные действующие лица трех частей романа, рассказывающие об отношении Печорина к любви, о его стремлении любить и быть любимым и невозможности этого.

Бэла

Черкешенка Бэла, «славная девочка», как называет ее Максим Максимыч, открывает галерею женских образов. Горянка воспитана на народных традициях, обычаях. Порывистость, страсть, горячность «дикой» девушки, живущей в гармонии с окружающим миром, привлекают Печорина, находя отклик в его душе. Со временем в Бэле просыпается любовь, и ей отдается она всей силой природной открытости чувств и непосредственности. Счастье длится недолго, и девушка, смиряясь со своей участью, мечтает лишь о свободе. «Я сама уйду, я не раба его, – я княжна, княжеская дочь!» Сила характера, влечение к свободе, внутреннее достоинство не оставляют Бэлу. Даже печалясь перед смертью о том, что никогда не встретится больше душа ее с Печориным, на предложение принять другую веру отвечает, что  «умрет в той вере, в какой родилась».

Мери

Образ , княжны из высшего общества, выписан, пожалуй, наиболее подробно из всех героинь. Цитата Белинского о Мери очень точна: «Это девушка неглупая, но и не пустая. Ее направление несколько идеально, в детском смысле этого слова: ей мало любить человека, к которому влекло бы ее чувство, непременно надо, чтобы он был несчастен и ходил в толстой и серой солдатской шинели». Княжна словно живет в придуманном мире, наивном, романтическом и непрочном. И, хотя чувствует и воспринимает мир она тонко, различить светскую игру и подлинные душевные порывы не может. Мери – представительница своего времени, среды и социального положения. Поначалу обратив внимание на Грушницкого, затем поддается игре Печорина, влюбляется в него – и получает жестокий урок. Автор оставляет Мери, не рассказывая, сломлена ли она экспериментом ради разоблачения Грушницкого, или, пережив урок, сможет не разувериться в любви.

Вера

О Мери автор рассказывает много и подробно, Веру же мы, читатели, видим только в любви к Печорину. «Она единственная женщина в мире, которую не в силах был бы обмануть» герой, та, которая поняла его «совершенно, со всеми мелкими слабостями, дурными страстями». «Моя любовь срослась с душой моей: она потемнела, но не угасла». Вера – сама любовь, принимающая человека таким, каков он есть, она искренна в своих чувствах, и может быть, такое глубокое и открытое чувство способно было бы изменить Печорина. Но любовь, как и дружба, требует самоотдачи, ради нее приходится жертвовать чем-то в жизни. Печорин не готов, он слишком индивидуалист.

Мотивы своих поступков и побуждений главный герой романа раскрывает во многом благодаря образам Мери и Веры, – в повести «Княжна Мери» можно детальнее рассмотреть психологический портрет Григория.

Читайте также: – анализ и сочинения по повести.

В разных повестях романа «Герой нашего времени» персонажи не только помогают понять нам самые разные черты Печорина и в результате позволяют проникнуть в замысел автора, проследить за «историей души человеческой», увидеть «портрет героя времени».

Главные действующие лица произведения Лермонтова представляют разные типы человеческих характеров и потому рисуют облик времени, создавшего Григория Печорина.

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail. ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Роман «Герой нашего времени»

 

История души человеческой, пусть даже самой мелкой души, едва ли не любопытнее истории целого народа. 
М.Ю. Лермонтов

Кадр из фильма «Страницы журнала Печорина», режиссёр Анатолий Эфрос ; в роли Печорина — Олег Даль. Источник фото — телеканал «Культура»

Задания по роману «Герой нашего времени»

Источники романа

Роман «Герой нашего времени» создавался в период с 1838 по 1840 гг. Он стал продолжением написанного, но не завершённого Лермонтовым в 1837 году романа «Княгиня Лиговская«, где впервые появляется главный герой, Григорий Александрович Печорин. Это москвич, недавно поселившийся в Петербурге. Действие романа начинается в декабре 1833 года с того, что его повозка сбивает на Вознесенском проспекте чиновника Красинского, что вызывает полное равнодушие Печорина. Интригу романа составляют любовные отношения героя с Верой Дмитриевной Лиговской и Елизаветой Николаевной Негуровой. Случайные совпадения, неожиданные встречи создают напряжённость незавершённому сюжету. В написании романа участвовал друг Лермонтова — Святослав Раевский (в черновиках романа замечен его почерк), детально знавший особенности работы департаментов и служивший в этом смысле консультантом Лермонтова.

В 1837 году Лермонтов и Раевский были сосланы, и работа над романом прервалась. Возвращаться к «Княгине Лиговской» Лермонтов не стал, а «переселил» Печорина в свой новый роман, замысел которого возник во время службы на Кавказе. 

Наряду с «Княгиней Лиговской» источниками «Героя нашего времени» стали

  • в русской литературе — «кавказские» произведения А.А. Бестужева-Марлинского («Аммалат-бек«, «Мулла-Нур«, «Письма из Дагестана«) и поэма А.С. Пушкина «Кавказский пленник«,
  • в зарубежной литературе — роман Альфреда де Мюссе «Исповедь сына века» (в данном случае очевидно даже идейное сходство названий). 

 

Споры о жанре 

«Герой нашего времени» — первый психологический роман в русской литературе и, безусловно, самое глубокое произведение Лермонтова. Жанр произведения вызвал дискуссию среди критиков 19 и 20 веков:

А) Версия В. Г. Белинского: это социально-психологический роман, образец психологической прозы; образ и поведение героя мотивированы социальными причинами.

Б) Версия А.И. Герцена: это «роман мысли», философский роман, образец интеллектуальной прозы: в центре романа — исповедь героя, попытка его сампознания, попытка ответить на важнейшие вопросы смысла бытия и существования предопределённости судьбы. 

В) Версия Б.М. Эйхенбаума: это не роман, а цикл повестей: каждая глава — сюжетно завершённое произведение с самостоятельной жанровой природой; повести объединены лишь образом главного героя. 

Г) Версия Б.Т. Удодова: «Герой нашего времени» содержит признаки

полифонического романа*.

Главный герой романа Печорин показан с нескольких равноправных точек зрения:

  • с точки зрения повествователя,
  • с точки зрения Максима Максимыча,
  • с позиции самоанализа героя,
  • а также с позиции Веры: в своём прощальном письме (глава «Княжна Мери») она даёт исчерпывающую характеристику Печорину.

К тому же у Печорина есть герои-двойники, пародийно отражающие некоторые стороны его характера — это Грушницкий, доктор Вернер, Вулич. Именно благодаря перечисленным характеристикам образ главного героя обретает беспрецедентную для русской литературы объёмность.

 

Композиция романа и нарушение хронологии

Весь фокус подобной композиции состоит в том, чтобы раз за разом приближать к нам Печорина, 
пока наконец он сам не заговорит с нами, но к тому времени его уже не будет в живых.
В.В. Набоков

 

 
Хронология рассказывания Хронология событий
«Бэла» «Тамань»
«Максим Максимыч» «Княжна Мери»
«Предисловие к журналу Печорина» «Фаталист»
«Тамань» «Бэла»
«Княжна Мери» «Максим Максимыч»
«Фаталист» «Предисловие к журналу Печорина»

Роман построен таким образом, чтобы читатель постепенно постигал характер Печорина. Главы в романе расположены не в хронологическом порядке, а в «порядке рассказывания«.

Задача Лермонтова — не проследить жизненный путь героя, а нарисовать его психологический портрет. Поэтому Печорин показан в пяти экстремальных ситуациях, в которых его человеческие качества раскрываются с максимальной силой. В романе есть хронология событий (в их логической последовательности) и хронология рассказывания (см. таблицу). Каждая последующая глава романа сложнее предыдущей: если первая глава «Бэла» носит авантюрный характер, то в последней главе «Фаталист» ставятся и решаются «последние вопросы человеческого бытия», и образ Печорина дан уже в контексте не любовного приключения, а сложнейших философских проблем. 

Повествование определяется не внешними событиями, а логикой углубления в характер героя. Каждая из глав рассказывает о каком-либо напряжённом, критическом моменте жизни героя, когда он преодолевает смертельные опасности и раскрывает каждый раз новые качества своей личности.

Нарушение хронологии позволяет ослабить сюжетную интригу и внимательнее относиться к внутреннему состоянию героя. Уже в середине романа мы узнаём, что Печорин умер, возвращаясь из Персии. Поэтому события, связанные с попыткой убить Печорина в главе «Тамань», с дуэлью в главе «Княжна Мери» или захватом пьяного казака-убийцы, предсказуемо не могут завершиться смертью Печорина: читатель уже знает, как именно и когда умрёт герой романа, поэтому более важное значение приобретают мотивы его поступков и их самоанализ.

В романе ложный открытый финал: роман обрывается как бы на середине, оставляя героя и читателя перед вопросом о том, предопределена судьба человека или он сам распоряжается своей жизнью. 

 

Печорин и «лишние люди»

«Герой нашего времени… это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения», — пишет Лермонтов. Печорин, с одной стороны, продолжает тему «лишнего человека», начатую Пушкиным в романе «Евгений Онегин»; с другой стороны, Печорин — герой-индивидуалист с обострённым самосознанием, с огромной склонностью к самоанализу, к рефлексии (этого не было у Онегина). В основе его личности — эгоизм и сомнение, и из них вытекают этические принципы героя. Например, Печорин не верит в дружбу, считая, что «в дружбе всегда один раб другого»; не верит в счастье, полагая, что это не что иное как «насыщенная гордость»; считает себя творцом собственной судьбы и потому единственным судьёй своих поступков.

Если пушкинский Онегин скучал и хандрил, то Печорин стремится действовать, не заботясь о последствиях своих поступков, об их влиянии на судьбы других людей. Будучи всегда готовым подвергать свою жизнь смертельному риску, он не жалеет и других, будь то возлюбленная Бэла или приятель Грушницкий. Будучи переменчивым в чувствах, не задумывается над тем, что он значит для других: для Мери, Веры, Максима Максимыча.

Вслед за Печориным галерею «лишних людей» продолжили Бельтов (роман А.И. Герцена «Кто виноват?»), Рудин (роман И.С. Тургенева «Рудин»), Лаврецкий (роман И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»), Обломов (роман И.А. Гончарова «Обломов»).  

Герой нашего времени.

Лермонтов: Мистический гений

Герой нашего времени

Лермонтов и на самом деле — герой нашего нынешнего времени — как никакого другого. Герой начала XXI века. Впрочем, так уж мистически повелось, все столетия начинаются в чем-то одинаково. И время Николая I конечно же по многим параметрам совпадает с нашим путинским временем. Без высоких идей, без великих замыслов. Единственная беда — не видать ни Грибоедова, ни Гоголя, ни Пушкина, ни Лермонтова. Чем закончится? Новым крымским поражением? Тем более, и стихи, и проза Михаила Юрьевича Лермонтова крайне созвучны нашему времени. Да и герой — тот же, волевой, смелый, мужественный, решительный, но лишенный всякого смысла жизни, кроме удовлетворения своей похоти. Вряд ли Владимиру Путину полюбился бы нынешний Печорин, как и Николаю I. Ближе Максим Максимыч, «слуга царю, отец солдатам…», но где их нынче взять?

И по-прежнему живы слова Виссариона Белинского, сказанные после выхода этого изумительного лермонтовского романа: «Вот книга, которой суждено никогда не стареться, потому что, при самом рождении ее, она была вспрыснута живою водою поэзии! Эта старая книга всегда будет нова… Перечитывая вновь «Героя нашего времени», невольно удивляешься, как все в нем просто, легко, обыкновенно и в то же время так проникнуто жизнию, мыслию, так широко, глубоко, возвышенно…»

Но я все время, перечитывая этот роман уже после десятков толстенных книг о самом Лермонтове, думаю еще и о другом: почему же все и сегодня боятся сказать, что многое в своем герое Лермонтов брал из себя. В этом же откровенно не раз признавался и сам Михаил Юрьевич. Это же впечатление выразил тот же Виссарион Белинский: «Печорин — это он сам как есть». Как-то, даря свой роман княгине Одоевской, будучи у нее в гостях, Михаил Лермонтов на заглавном листе романа после печатных слов «Герой нашего времени» добавил запятую и дописал: «упадает к стопам ее прелестного сиятельства, умоляя позволить ему не обедать».

Он как бы приравнял себя к «герою нашего времени». Конечно, это не слепок с автора, скорее, он высмеивает ту одержимость злом, красотой зла, которая присутствует в Печорине. Но ведь и сам Михаил Лермонтов всю жизнь боролся в себе самом с тем же любованием красотой зла. Печорин — это издевательская карикатура на самого себя.

Уже в драмах «Menschen und Leidenschaften» и «Странный человек», а затем в «Маскараде» и «Двух братьях» Лермонтов стремился показать читателю героя, подобного ему самому, «странного человека»… С одной стороны крайне активного, энергичного, но из-за того, что он сам не знает, что делать со своей энергией, он превращается в полуживого человека.

М. Ю. Лермонтов в сюртуке лейб-гвардии Гусарского полка. Акварель А. И. Клюндера. 1838 г.

Автопортрет М. Ю. Лермонтова. 1837 г.

Крестовая гора. Картина М. Ю. Лермонтова. 1837 г.

Генерал Николай Федорович Плаутин. Акварель А. И. Клюндера. 1840-е гг.

Пешие и конные офицеры и нижние чины лейб-гвардии Гусарского полка перед Большим Царскосельским дворцом. Акварель. XIX в.

Тамара и Демон. Иллюстрация М. А. Врубеля. 1890 г.

Голова Демона. Иллюстрация М. А. Врубеля. 1890–1891 гг.

Иллюстрация к повести «Княжна Мери». Акварель М. А. Врубеля. 1890–1891 гг.

Иллюстрация к стихотворению «Журналист, Читатель и Писатель». Акварель М. А. Врубеля. 1890–1891 гг.

Посол Франции барон Проспер де Барант. Литография. XIX в.

Тереза фон Бахерахт. Гравюра. XIX в.

Мария Алексеевна Щербатова (урожденная Штерич). Литография. 1830-е гг.

Здание Ордонанс-гауза в Санкт-Петербурге, здесь содержали Михаила Лермонтова после дуэли с Эрнестом де Барантом. Акварель. 1853 г.

Андрей Александрович Краевский. Акварель. XIX в.

Виссарион Григорьевич Белинский. Гравюра. XIX в.

Евдокия Петровна Ростопчина (урожденная Сушкова), близкая подруга М. Ю. Лермонтова, поэтесса. Акварель. Ф. Соколова. 1842–1843 гг.

Александр Дюма в Чир-юрте в Чечне. 1859 г.

Варвара Лопухина (в замужестве Бахметева), по мнению многих, главная любовь в короткой жизни поэта. Акварель М. Ю. Лермонтова. 1835–1838 гг.

Михаил Лермонтов. Портрет работы П. Е. Заболотского. 1840 г.

Эпизод сражения при Валерике. Акварель М. Ю. Лермонтова и Г. Г. Гагарина. 1840 г.

Похороны убитых в сражении при Валерике. Акварель М. Ю. Лермонтова. 1840 г.

Екатерина Андреевна Карамзина, вторая супруга ?. М. Карамзина. 1830-е гг.

Софья Николаевна Карамзина, в ее альбом писали Лермонтов, Баратынский, Вяземский, Хомяков, Ростопчина. Портрет работы П. Н. Орлова. XIX в.

Старый Пятигорск. XIX в.

Лермонтов в форме Тенгинского пехотного полка. Акварель К. А. Горбунова. 1841 г.

Наталья Соломоновна Мартынова. Рисунок Т. Райт. 1844 г.

Николай Соломонович Мартынов. Акварель Т. Райт. 1843 г.

Алексей Аркадьевич Столыпин (Монго). Акварель А. И. Клюндера. 1840-е гг.

Михаил Лермонтов на смертном одре. Рисунок Р. К. Шведе. 1841 г.

Надгробный памятник М. Ю. Лермонтову в фамильном склепе в Тарханах.

Юрий Волин из «Menschen und Leidenschaften» говорит о себе: «Тот, который перед тобою, есть одна тень; человек полуживой, почти без настоящего и без будущего…» Таким Михаил Юрьевич видел и сам себя. В признаниях этого своего юного героя Юрия Волина мы можем понять, как рос Мишель. Он с неизбежностью шел навстречу своей гибели. В своей трагичности он видел нечто неизбежное, небесное.

Он признается: «…от колыбели какое-то странное предчувствие мучило меня… Несправедливости, злоба — все посыпалось на голову мою… По какому-то машинальному побуждению я протянул руку — и услышал насмешливый хохот — и никто не принял руки моей — и она обратно упала на сердце… Любовь мою к свободе человечества почитали вольнодумством — меня никто… не понимал».

Не так ли исповедуется Печорин перед княжной Мери? А если учесть, что в ранних своих драмах он показывает и всю свою сложную семейную историю, всю борьбу между отцом и бабушкой, становясь однозначно на сторону отца, но продолжая уважать бабушку, видно, что, по сути, все творчество Михаила Лермонтова — о себе самом.

Именно поэтому «Герой нашего времени» с годами не утратил своей актуальности. Эгоист и бретер Печорин, на самом деле, в большей степени наш современник, чем мы сами. Как и Лермонтов, он воевал уже сегодня под Урус-Мартаном. Как и Лермонтов, он крутился на сегодняшних кремлевских балах, не зная, чем всерьез занять себя. Увы, нынешнее поколение такое же внешне пустое, как и печоринское, ни веры, ни идей, ни надежд. Опять ехать на Кавказ? Идти на Болотную площадь? А зачем?

В июне 1851 года поэт Яков Петрович Полонский, бывший в то время на Кавказе, написал стихотворение «На пути из-за Кавказа», в котором поэтически воспроизвел путь автора с Максимом Максимычем и последние страницы «Княжны Мери»:

Душу, к битвам житейским готовую,

Я за снежный несу перевал.

Я Казбек миновал, я Крестовую

Миновал — недалеко Дарьял.

Слышу, Терека волны тревожные

В мутной пене по камням шумят —

Колокольчик звенит — и надежные

Кони юношу к северу мчат.

Выси гор, в облака погруженные,

Расступитесь! — приволье станиц —

Расстилаются степи зеленые,

Я простору не вижу границ.

И душа на простор вырывается

Из-под власти кавказских громад —

Колокольчик звенит-заливается…

Кони юношу к северу мчат.

Погоняй! гаснет день за курганами,

С вышек молча глядят казаки —

Красный месяц встает за туманами,

Недалеко дрожат огоньки.

В стороне слышу карканье ворона —

Различаю впотьмах труп коня —

Погоняй, погоняй! тень Печорина

По следам догоняет меня…

Конечно, Печорин — это придуманный герой, даже описывая сам себя, Лермонтов в чем-то преувеличил достоинства своего героя, в чем-то максимально принизил его. Он выдавал мечты за действительность, он безжалостно бичевал сам себя. Вот его Печорин и в Персию едет, и погибает по дороге обратно, как бы реализовывая все тайные мечты самого автора.

Кстати, почему наших поэтов всегда так тянет в Персию? Именно туда мечтал попасть и сам Лермонтов. Он писал С. А. Раевскому: «Я уже составлял планы ехать в Мекку, в Персию и проч.». Мечтал о Персии и его друг, поэт-декабрист Александр Одоевский. В 1835 году он сожалел о несбывшемся «проекте отправиться в Персию вместе с добрым и дорогим Александром Грибоедовым». Еще один русский поэт Дмитрий Владимирович Веневитинов писал брату в период русско-персидской войны (1826–1828): «Молю Бога, чтобы поскорее был мир с Персией, хочу отправиться туда при первой миссии и на свободе петь с восточными соловьями». И уже незадолго до смерти в 1827 году мечтательно планировал: «Я еду в Персию. Это уже решено. Мне кажется, что там я найду силы для жизни и вдохновения». Вот и Печорин утолил свою тягу к Востоку, реализуя в романе несбывшуюся мечту самого Лермонтова уехать от всей постылой казарменной николаевщины в неведомую Персию. А там уж можно на обратном пути где-нибудь и умереть по дороге. Вспомним и «Персидские мотивы» Сергея Есенина. Персия мелькает в стихах всех ведущих поэтов Серебряного века. Что нас всех, русских, славян, притягивает к этой древнейшей цивилизации?

Даже в самых личных и интимных письмах мы все пишем немножко не от себя, а от некоего лирического героя. «Мысль изреченная — есть ложь». Что бы мы про себя ни говорили и ни писали хорошего или плохого, будет добавляться, как бес из тумана, выдуманный образ. А уж если пишет гениальный автор, то какие бы свои сокровенные мечты, мысли и чувства он ни открывал перед нами, какие бы ядовитые подробности ни писал как бы о себе, как бы ни признавал самого себя главным героем, ясно, что это описание всех своих пороков перерастает, как правильно написал сам же Михаил Лермонтов в предисловии ко второму изданию романа, в «…портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии».

Но не лукавил ли автор в своем предисловии, написанном уже после известного мнения о романе самого императора Николая I? Не выглядит ли это предисловие как оправдание героя (и самого себя) перед своим государем? Это неизвестно. Известно лишь, что письмо Николая I своей супруге Александре Федоровне было опубликовано сначала в немецкой печати еще в 1913 году, а в русской — в 1921 году, и содержится в этом письме императора своей жене (давней и верной поклоннице таланта Лермонтова, по чьей просьбе он и взялся читать роман Лермонтова), написанном 12/24 июня 1840 года, анализ этого романа. Там изложена ясно и литературоведчески четко императорская оценка «Героя нашего времени» и его автора. Любой консервативный литературовед может позавидовать такой четкой оценке. Император Николай I объяснял, что, начав читать роман, вначале было обрадовался, решив, что именно Максим Максимыч и есть «герой нашего времени». Однако, обнаружив в дальнейшем свою ошибку, очень на автора вознегодовал. И уже на всю жизнь. Он мог забыть шалости с дуэлями, пьянки, вольное поведение, но книги, особенно талантливые (а вкус у него, несомненно, был), которые могли принести вред его державе, его правлению, он не забывал никогда. Ни Пушкина, ни Рылеева, ни Лермонтова…

Письмо это было впервые напечатано (к сожалению, не целиком) в труде немецкого историка Теодора Шимана «История России в царствование Павла I и Николая I». На русском языке письмо это процитировано Е. В. Тарле в его статье-некрологе «Теодор Шиман». Подлинник был написан по-французски.

Мы имеем русский перевод этого письма с немецкого перевода Шимана, который предваряет свою цитату словами: «Государь не любил этого поэта»:

«13 июня 1840 г. 10 1/2. Я работал и читал всего «Героя», который хорошо написан. 14 июня. 3 часа дня. Я работал и продолжал читать сочинение Лермонтова; я нахожу второй том менее удачным, чем первый… 7 часов вечера. За это время я дочитал до конца «Героя» и нахожу вторую часть отвратительной, вполне достойной быть в моде. Это то же самое преувеличенное изображение презренных характеров, которое имеется в нынешних иностранных романах. Такие романы портят характер. Ибо хотя такую вещь читают с досадой, но все-таки она оставляет тягостное впечатление, потому что, в конце концов, привыкаешь думать, что весь мир состоит из подобных людей, у которых даже лучшие на первый взгляд поступки проистекают из отвратительных и фальшивых побуждений. Что должно из этого следовать? Презрение или ненависть к человечеству! Но это ли цель нашего пребывания на земле? Ведь и без того есть наклонность стать ипохондриком или мизантропом, так зачем же поощряют или развивают подобного рода изображениями эти наклонности! Итак, я повторяю, что, по моему убеждению, это жалкая книга, обнаруживающая большую испорченность ее автора».

Характер капитана намечен удачно. Когда я начал это сочинение, я надеялся и радовался, думая, что он и будет, вероятно, героем нашего времени, потому что в этом классе есть гораздо более настоящие люди, чем те, которых обыкновенно так называют. В кавказском корпусе, конечно, много таких людей, но их мало кто знает; однако капитан появляется в этом романе как надежда, которой не суждено осуществиться. Господин Лермонтов оказался неспособным представить этот благородный и простой характер; он заменяет его жалкими, очень мало привлекательными личностями, которых нужно было оставить в стороне (даже если они существуют), чтобы не возбуждать досады. Счастливого пути, господин Лермонтов, пусть он очистит себе голову, если это может произойти в среде, где он найдет людей, чтобы дорисовать до конца характер своего капитана, допуская, что он вообще в состоянии схватить и изобразить его».

Очевидно, в семье императора не раз обсуждали творчество Михаила Лермонтова, и женская часть семьи уговаривала императора принять все достоинства этого автора, приблизить его к себе. Получилось наоборот. Понятно, что и дуэль недавняя Михаила Лермонтова с молодым Барантом, сыном французского посла, тоже обсуждалась. И уже как итог, и за дуэль, и за своего Печорина, отправился Михаил Лермонтов вновь в ссылку на Кавказ, а император Николай I уже навсегда невзлюбил всё его творчество, да и его самого.

Николаю I, как мы знаем, понравился в романе образ Максима Максимыча, вот кто должен был стать «героем его времени». В 1841 году Лермонтов, может быть, отвечая на пожелания Николая, написал очерк «Кавказец», в котором «дорисовал» тип Максима Максимыча. Получилось, однако, не то, что нужно было Николаю: цензура этот очерк запретила.

Печорин — этакий эгоистичный везунчик, который портит жизнь всем, с кем ему приходится сталкиваться, отравляет их существование и часто вполне осознанно. Он не умеет ни любить, ни ненавидеть.

Это как герои аксеновского «Звездного билета» периода оттепели, вольнодумные и безответственные шалопаи, стали в 60-е годы XX века кумирами у большого числа молодых людей. И уже с этим ничего нельзя было сделать никакой цензуре, «звездные мальчики» засели в мозгах у целого поколения. «Звездные мальчики» и совершили перестройку, развалив великую державу. Вот так и печоринский тип, срисованный с художественными преувеличениями автором с самого себя, взятый из жизни, внедрился в саму эпоху, и дальше эти презрительные вольнодумцы Печорины скакали по просторам России до октября 1917 года, повсюду сея нигилизм и ницшеанство.

Неизвестно, по какому поводу и в связи с чем посвящает Николай столько места Лермонтову и его роману; неизвестно, что говорил он о Лермонтове в предыдущих письмах. Но литературным критиком он оказался более чем решительным, сталинского образца. Прав ли был Николай I в своей критике?

Скажу честно, мне по многим параметрам император Николай I нравится. И о державе заботился, и порядок в своей империи наводил, и вкус литературный имел. Всех талантливых писателей он читал и даже не раз выступал в роли литературного критика. Дело другое, что Михаила Лермонтова он не любил, понимал его огромное дарование, но терпеть не мог. Бунтарь, такие и воспитывают своей литературой новых декабристов, о которых император помнил до конца дней своих. Я даже согласен с его оценкой Печорина, только, думаю, император пожелал закрыть глаза на то, что это и есть герои его, николаевского, времени, решил счесть Печорина за пустую фантазию. А жаль. Так и героев «прозы сорокалетних» тоже спустя почти 200 лет сочли за выдумку, вместо того чтобы взяться за переустройство нашей державы.

Императора можно понять: нашел писатель удачный образ Максима Максимыча, вот и делай его главным героем. Вот он — народный образ, чего еще надо? А автор оставил в сторонке народного заступника и тащит вперед легкомысленного и безнравственного шалопая. Почему-то эти народные характеры, что Максима Максимыча, что пушкинского Савельича, что толстовского капитана Тушина или Платона Каратаева, не становятся у писателей главенствующими. Да и могла ли дворянская литература целиком сосредоточиться на них? Потребовались другое время, другие люди: Михаил Шолохов, Андрей Платонов, Василий Белов… Для создания народных героев нужны и народные писатели.

Начнем с истории выхода самого романа «Герой нашего времени». В 1839 году в третьем номере журнала «Отечественные записки» была опубликована повесть Михаила Лермонтова «Бэла». Затем в одиннадцатом номере появилась повесть «Фаталист» и во втором номере за 1840 год — «Тамань». В том же 1840 году уже известные читателю три новеллы, повествующие о различных эпизодах жизни некоего Печорина, вышли в печати как главы романа «Герой нашего времени».

Впервые роман был издан в Санкт-Петербурге, в типографии Ильи Ивановича Глазунова, в 1840 году в двух книгах. Тираж тысяча экземпляров разошелся почти мгновенно. Особенно после того, как в «Северной пчеле» появилась восторженная рецензия Фаддея Булгарина. При всем сложном отношении к этому критику и романисту, надо отметить его тонкий вкус и литературное чутье. Булгарин пишет:

«Скажите, ради Бога, где созрело, где развилось это необыкновенное дарование? Каким волшебством этот юный ум проник в тайники природы, в глубину души человеческой? Какая непостижимая сила сорвала пред ним личину общества и объяснила болезнь, которою оно страждет в наше время, в XIX веке?! Все это чудеса для меня! «Герой нашего времени» — первый опыт в прозе юного автора, первый — понимаете ли! Генияльные умы взвиваются на высоту при первых поэтических порывах, но в прозе эти примеры чрезвычайно редки. Проза требует глубокой науки и обдуманности. Виктор Гюго написал множество плохих романов и повестей, пока создал «Notre Dame de Paris»[49]. Бальзак долго влачился по земле, пока возвысился до «Евгении Гранде», «Отца Горио», «Истории тринадцати» и «Шагриновой кожи». Вальтер Скотт начал писать свои романы уже в зрелых летах, богатый опытами жизни и наукою… Автор «Героя нашего времени» в первом опыте стал на ту ступень, которой достигали другие долговременною опытностью, наукою, трудом и после многих попыток и неудач. О Русь, мать всех племен славянских, сколько дарования, сколько ума и нравственной силы сокрыто в твоих недрах! Другие народы уже истощили дар слова, а мы едва тронули поверхность нашего рудника… Лучшего романа я не читал на русском языке! Это говорит вам романист, рассказчик и критик, которого многие почитают неумолимым, беспощадным и даже привязчивым критиком, потому что он говорит откровенно правду напыщенной бесталантности, дерзкой самонадеянности и пронырливому литературному корыстолюбию, прикрывающемуся глупым чванством. Вот юный автор, незнакомый мне и, вероятно, не благоприятствующий мне, судя по его литературным связям, в которые он мог попасть нечаянно. Этот юный автор с истинным, неподдельным дарованием, и я хвалю его сочинение с такою же радостию, как будто бы делился с ним его славою. И точно делюсь, потому что слава русской литературы отражается на всех нас, на всей России, а ее можно искренно поздравить с таким автором, каков творец романа «Герой нашего времени»! С этих пор автор должен вооружиться мужеством и терпением. У него будут бесталантные подражатели и завистники. Зависти не знает истинный литератор, посвятивший литературе всю жизнь свою, все свое время, пожертвовавший ей своим честолюбием и светскими преимуществами. Зависть есть удел тех самозванцев в литературе, которые употребляют ее как средство к достижению других целей. Истинный литератор — раб своей обязанности. Если б жесточайший враг его написал хорошее — он должен хвалить, если не хочет сам унизиться до степени своих клеветников. Литератор, как судья, должен смотреть не на лица, а на дела…»

Сразу же после выхода романа завязалась острейшая полемика между ценителями и отрицателями Печорина. Сам роман и его достоинства признали все, от Булгарина до Белинского, но вот его героя? Не клевета ли это на русского человека? Не срисован ли он с парижских и лондонских журналов? Ничего еще не зная о письме Николая I, консервативная критика будто под копирку бросилась прославлять прежде всего «истинно русского» Максима Максимыча.

Я подумал, а выйди такой роман сегодня, случилось бы, наверное, то же самое. И наши консервативные критики взялись бы пушить порочного Печорина и возносить до небес «истинно русского» Максима Максимыча.

Уже после дуэли с молодым де Барантом, получив заслуженную ссылку на Кавказ, незадолго до отъезда из Петербурга в середине апреля 1840 года вышло первое отдельное издание романа «Герой нашего времени». «Вышли повести Лермонтова, — писал в эти дни Белинский. — Дьявольский талант! Молодо-зелено, но художественный элемент так и пробивается сквозь пену молодой поэзии, сквозь ограниченность субъективно-салонного взгляда на жизнь». Думаю, и вынужденная поездка героя романа Печорина на Кавказ как-то связана с первой дуэлью самого Лермонтова. По крайней мере, первое издание романа вышло уже после нашумевшей дуэли и решения о ссылке писателя на Кавказ. То ли предвидел всё заранее Лермонтов, то ли успел отобразить в романе уже случившееся. В черновиках он пишет даже о дуэли, но затем меняет дуэль на некую «историю». Тем более он мог переписывать какие-то детали сюжета вплоть до выхода романа целиком. Ни в «Бэле», ни в «Фаталисте», ни в «Тамани», вышедших ранее, до дуэли с де Барантом, еще этой дуэльной истории нет. А «Княжна Мери» появилась уже после дуэли. Лермонтов будто бы соединил в повести обе свои ссылки и причины, вызвавшие их, соединил даже пророчески обе свои дуэли и показал нам такого героя, которого во многом видел в себе самом. Недаром же Белинскому так понравился сам Печорин, какие уж тут пороки?

Для Виссариона Белинского полюбившийся ему Печорин — «человек с сильной волей, отважный, напрашивающийся на бури и тревоги». Вслед за первой рецензией на роман Лермонтова Белинский во второй половине мая 1840 года сделал подробный разбор «Героя нашего времени», опубликованный в июньской и июльской книжках «Отечественных записок». Это уже была песнь и Лермонтову, и его Печорину:

«Не таков Печорин. Этот человек не равнодушно, не апатически несет свое страдание: бешено гоняется он за жизнью, ища ее повсюду; горько обвиняет он себя в своих заблуждениях. В нем неумолчно раздаются внутренние вопросы, тревожат его, мучат, и он в рефлексии ищет их разрешения: подсматривает каждое движение своего сердца, рассматривает каждую мысль свою.

Он сделал из себя самый любопытный предмет своих наблюдений и, стараясь быть как можно искреннее в своей исповеди, не только откровенно признается в своих истинных недостатках, но еще и выдумывает небывалые или ложно истолковывает самые естественные свои движения. Как в характеристике современного человека, сделанной Пушкиным, выражается весь Онегин, так Печорин весь в этих стихах Лермонтова:

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

«Герой нашего времени» — это грустная дума о нашем времени, как и та, которою так благородно, так энергически возобновил поэт свое поэтическое поприще и из которой мы взяли эти четыре стиха…»

Конечно, превалировали отрицательные отзывы о Печорине, к примеру, в той же славянофильской критике. Известный критик Степан Петрович Шевырев, к которому в юношеские годы, учась еще в пансионе, Лермонтов относился с большим интересом, в 1841 году написал в «Москвитянине», что Печорин — явление «порочное, не свойственное русской жизни, а навеянное влиянием Запада». Я бы даже согласился, что образ Печорина навеян влиянием Запада. Как и сам характер Михаила Лермонтова, росшего не в семейном, а в книжном окружении, явно зависим от творчества Байрона или Альфреда де Мюссе. Его роман, так близкий по духу Лермонтову, «Исповедь сына века», вышел в 1836 году и тоже повествует о «пороках поколения». Но согласившись с «влиянием Запада», я поспорю с Шевыревым, что такое явление не характерно для русской жизни. Особенно для жизни русского дворянства, всё заимствующего у европейской культуры. Как раз у нас такие явления, что во времена Лермонтова, что сейчас, доводятся до максимализма, до предельного русского экстремизма.

О таком же, гораздо более сложном взаимодействии романа Лермонтова и с нашей жизнью, и с русской и мировой литературой пишет Владимир Набоков:

«Едва ли нам стоит принимать всерьез, как это делают многие русские комментаторы, слова Лермонтова, утверждающего в своем «Предисловии» (которое само по себе есть искусная мистификация), будто портрет Печорина «составлен из пороков всего нашего поколения». На самом деле этот скучающий чудак — продукт нескольких поколений, в том числе нерусских; очередное порождение вымысла, восходящего к целой галерее вымышленных героев, склонных к рефлексии, начиная от Сен-Пре, любовника Юлии д’Этанж в романе Руссо «Юлия, или Новая Элоиза» (1761) и Вертера, воздыхателя Шарлотты С. в повести Гете «Страдания молодого Вертера» (1774; в России того времени известна главным образом по французским переложениям, например, Севелинжа, 1804), через «Рене» Шатобриана (1802), «Адольфа» Констана (1815) и героев байроновских поэм, в особенности «Гяура» (1813) и «Корсара» (1814), пришедших в Россию во французских прозаических пересказах Пишо, которые начали выходить с 1820 года, и кончая «Евгением Онегиным» (1823–1831) Пушкина, а также разнообразной, хотя и более легковесной продукцией французских романистов первой половины того же столетия (Нодье, Бальзак и т.  д.). Соотнесенность Печорина с конкретным временем и конкретным местом придает, конечно, своеобразие плоду, взращенному на другой почве, однако сомнительно, чтобы рассуждения о притеснении свободомыслия со стороны тиранического режима Николая I (1825–1855) помогли нам его распробовать…»

Считается, что полемизируя и с Шевыревым, и особенно с прямолинейным консервативным критиком С. А. Бурачком, Михаил Лермонтов вдруг неожиданно, уже когда печаталось второе издание романа, срочно написал свое предисловие к роману уже весной 1841 года, опровергающее свои же высказывания о сходстве с героем и высказывания Белинского об однотипности героя и его автора. Это предисловие еле втиснули уже во вторую половину романа. С чего это вдруг? В неожиданно написанном предисловии уже говорится о Печорине, как о сборище всех пороков того времени.

Я не думаю, что Лермонтов стал бы так усердствовать из-за статей Бурачка или даже Шевырева, вставляя поспешно в последний момент во второе издание романа свое предисловие. Мне кажется, императрица нашла услужливых фрейлин, которые передали Лермонтову мнение самого императора о романе, и отвечал он своим предисловием прежде всего самому императору. Отвечал достойно. Предисловие сумели вставить, как ни парадоксально, уже во вторую часть романа. Но мало ли каков был авторский замысел? Отвечая якобы Шевыреву, автор отвечал самому императору, посчитавшему его роман «жалкой книгой, обнаруживающей испорченность автора». Появилось и предисловие к «Журналу Печорина». Михаил Лермонтов пишет в своем предисловии, объясняя свою позицию:

«Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь; оно или служит объяснением цели сочинения, или оправданием и ответом на критики. Но обыкновенно читателям дела нет до нравственной цели и до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее на находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии; она просто дурно воспитана. Она еще не знает, что в порядочном обществе и в порядочной книге явная брань не может иметь места; что современная образованность изобрела орудие более острое, почти невидимое и тем не менее смертельное, которое, под одеждою лести, наносит неотразимый и верный удар. Наша публика похожа на провинциала, который, подслушав разговор двух дипломатов, принадлежащих к враждебным дворам, остался бы уверен, что каждый из них обманывает свое правительство в пользу взаимной нежнейшей дружбы.

Эта книга испытала на себе еще недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов. Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых… Старая и жалкая шутка! Но, видно, Русь так уж сотворена, что все в ней обновляется, кроме подобных нелепостей. Самая волшебная из волшебных сказок у нас едва ли избегнет упрека в покушении на оскорбление личности!

Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?…

Вы скажете, что нравственность от этого не выигрывает? Извините. Довольно людей кормили сластями; у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины. Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает, и к его и вашему несчастью, слишком часто встречал. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж Бог знает!»

Полный отказ от намека на автобиографичность. Какое-то преувеличенно отрицательное отношение к своему любимому герою Печорину. Конечно, он и впрямь нагружал Печорина всяческими пороками, переводя в образный ряд все свои грешные помыслы. Вот, к примеру, он беседует с княжной Мери, безжалостно рассказывая ей о самом себе:

«Разговор наш начался злословием: я стал перебирать присутствующих и отсутствующих наших знакомых, сначала выказывал смешные, а после дурные их стороны. Желчь моя взволновалась. Я начал шутя — и кончил искренней злостью. Сперва это ее забавляло, а потом испугало.

— Вы опасный человек! — сказала она мне. — Я бы лучше желала попасться в лесу под нож убийцы, чем вам на язычок… Я вас прошу не шутя: когда вам вздумается обо мне говорить дурно, возьмите лучше нож и зарежьте меня, — я думаю, это вам не будет очень трудно.

— Разве я похож на убийцу?…

— Вы хуже…

Я задумался на минуту и потом сказал, приняв глубоко тронутый вид:

— Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, — другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, — меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду — мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, — тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию. Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится. Впрочем, я не прошу вас разделять мое мнение: если моя выходка вам кажется смешна — пожалуйста, смейтесь: предупреждаю вас, что это меня не огорчит нимало…»

Это анализ самого себя, явно написанный под влиянием «Исповеди» Руссо. Но такой же откровенный. Где-нибудь во Франции Михаил Лермонтов даже не стал бы отпираться, сваливая всё на якобы отрицательного героя. Но в России царил Николай I, тут было не до шуток и откровенностей. Впрочем, и в своих заметках и письмах Михаил Лермонтов не раз проговаривался на ту же самую тему, подтверждая идентичность мыслей автора и его героя. А разве не схожа история надуманного романа Печорина и княжны Мери с такой же историей с Екатериной Сушковой, которой тоже говорил Михаил Лермонтов, заставив ее влюбиться в себя, те же самые слова о своей нелюбви к ней, о надуманности этой его игры в любовь?

Михаил Лермонтов с детства жил выдуманной литературной, образной жизнью, он уже навсегда вжился в образ героя, демонстрируя не то, что было в нем, а то, что ему хотелось показать. «Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов, — вот что я называю жизнью…»

Роман «Герой нашего времени» — великий роман и сам по себе, первый психологический объективный русский роман, первый новаторский роман, задолго до Пруста и Джойса использовавший и поток сознания, и наложение одного сюжета на другой, и проникновение в психологию человека. Но это еще и полная тайная биография его души, его страстей, его характера. Это зашифрованный автопортрет самого писателя. И что бы он ни придумывал после написания, все тайные мысли Печорина — это его, лермонтовские мысли и думы. Задолго до Фрейда и Розанова Михаил Лермонтов сам описал свой психологический характер. И уже для занимательности он придумывал достаточно замысловатые сюжеты, впрочем, тоже, как правило, беря их из собственной жизни. Под пером гения его мемуары стали великим романом, но если хотите узнать Лермонтова, читайте внимательно «Герой нашего времени». Даже в деталях он достоверен. Вот, к примеру, драгунский капитан высказывает свое мнение о Печорине. Но я могу привести немало мнений светской черни о самом Лермонтове, и такого же разлива.

«Драгунский капитан, разгоряченный вином, ударил по столу кулаком, требуя внимания.

— Господа! — сказал он. — Это ни на что не похоже. Печорина надо проучить! Эти петербургские слётки всегда зазнаются, пока их не ударишь по носу! Он думает, что он только один и жил в свете, оттого что носит всегда чистые перчатки и вычищенные сапоги…»

И на самом деле, Михаил Лермонтов многих даже в университете раздражал своей независимостью. Хорошо, у талантливого критика Белинского терпения хватило дождаться откровенного разговора, а потом и гениальных творений. А поначалу ведь так и обзывал Лермонтова пошляком. А почитайте воспоминания Ивана Гончарова, Герцена, не самых последних людей того времени. Лермонтов таил свою внутреннюю жизнь, демонстрируя напоказ далеко не лучшие людские качества. Не у каждого хватит времени и ума, как хватило их у Белинского, распознать за показухой его истинные человеческие достоинства. И не свою ли собственную, лермонтовскую какую-то боязнь к женщине, боязнь открытой большой любви, боязнь будущей женитьбы он так откровенно описывает в «Герое нашего времени»:

«Я иногда себя презираю… не оттого ли я презираю и других?… Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе. Другой бы на моем месте предложил княжне son coeur et sa fortune; но надо мною слово жениться имеет какую-то волшебную власть: как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, — прости, любовь! мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова. Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней?… куда я себя готовлю? чего я жду от будущего?… Право, ровно ничего. Это какой-то врожденный страх, неизъяснимое предчувствие… Ведь есть люди, которые безотчетно боятся пауков, тараканов, мышей… Признаться ли?… Когда я был еще ребенком, одна старуха гадала про меня моей матери; она предсказала мне смерть от злой жены; это меня тогда глубоко поразило; в душе моей родилось непреодолимое отвращение к женитьбе… Между тем что-то мне говорит, что ее предсказание сбудется; по крайней мере буду стараться, чтоб оно сбылось как можно позже».

В этом монологе Печорина заложено объяснение всех будущих и прошлых любовных неудач Лермонтова и с Варенькой Лопухиной, и с Катенькой Сушковой, и с княгиней Щербатовой. Он сам бежал от них. Да, конечно, над ним висел и бабушкин запрет на женитьбу, но на запрет наслаивалось уже и свое собственное чувство боязни.

Близки к прототипам и герои, а особенно героини романа. Та же Вера — в полном объеме описана Варенька Лопухина. Понятно, почему ее муж сжег все письма и автографы поэта, впрочем, он понимал, что останется уже на века рогоносцем. По сути, Вера в романе и не нужна, там главный образ — княжны Мери, Вера проходит вторым планом, хотя отношения Печорина и Веры описаны намного естественнее и органичнее, нежели отношения Печорина с той же княжной Мери. Там меньше выдумки, разве что прощальное письмо Веры — это то письмо, которого Лермонтов так и не дождался от Варвары Лопухиной.

У княжны Мери есть несколько возможных прототипов, один из них — это сестра Николая Мартынова. Нынче иные лермонтоведы и дуэль объясняют схожестью образов героини романа и реальной сестры Мартынова. Мол, брат обиделся за сестру. Но парадокс в том, что, во-первых, это все под большим сомнением, она ли есть прототип княжны Мери; во-вторых, сама сестра Мартынова с великой радостью до конца дней своих признавалась в своем сходстве с княжной Мери, ей льстило это сходство. Она гордилась им. Знал об этой ее гордости и брат. Николай Мартынов никак не мог вымещать мнимую обиду за сходство на княжну Мери на Михаиле Лермонтове.

Кстати, тогда уж Николай Мартынов, даже обижаясь за схожесть своей сестры и литературной княжны Мери, должен был, читая роман «Герой нашего времени», внимательно прочитать и «Тамань», где подробнейше описано, как слепой мальчик и ундина обворовали Печорина, то бишь самого Лермонтова, унеся у него абсолютно всё, в том числе и пакет с письмом и деньгами для Мартынова. Значит, не было и никаких «вскрытых писем от сестры», что якобы обидело Мартынова. Нельзя одновременно обижаться за схожесть с образом княжны Мери и не замечать в том же романе доказательства подлинности кражи. Не стал бы Михаил Лермонтов ради того, чтобы утаить письмо для сестры от Мартынова, придумывать целую гениальную сцену в «Тамани».

Его прозрение в романе до мелочей собственной дуэли с Грушницким, то бишь с Мартыновым, нельзя не назвать гениальным предвидением событий. Только излишняя самоуверенность Михаила Лермонтова и его же привычная демонстрация якобы присущих ему отрицательных черт характера переиначили описанную в романе дуэль. В книге Печорин хладнокровно и за дело, за явную подлость вызывает на дуэль и убивает Грушницкого. Эх, если бы так же было и в жизни. В жизни и во время своей первой дуэли с Эрнестом де Барантом, и во время второй дуэли с Мартыновым опытнейший стрелок, храбрый командир разведотряда, убивший, небось, не одного черкеса в бою, благородно стреляет в сторону или вверх. А ведь этой своей литературной дуэлью с Грушницким Лермонтов до смерти напугал Мартынова, и тот уже стрелял наповал и из лютой ревности к его гению, и из чувства страха за свою жизнь. Он не хотел оказаться на месте Грушницкого.

Почему, с горечью пишу я, в своем романе автор рукой своего автобиографического героя убивает с презрением Грушницкого, а в жизни Лермонтов отказался в него стрелять? Он, казалось бы, как и его предок Томас Лермонт, всё предвидел и описал заранее то, что случится, но на бумаге Лермонтов спокойно пристреливает своего врага. В жизни он этого сделать не смог. С одной стороны — опытный боец Михаил Лермонтов, с другой стороны — трус, избегавший сражений Николай Мартынов.

Но в жизни именно трусы и подонки доводят свое дело до конца. Они лишены благородства. Я представляю, как трясло Мартынова перед дуэлью, всё время ему вспоминался Грушницкий. Нет, именно из трусости он не мог себе позволить выстрелить вверх. Трус и лжец, он до самой смерти лгал и трусил, понимая, что в истории он все равно останется мерзким убийцей. А Лермонтов, предвидя свою дуэль, в «Герое нашего времени» размышлял:

«Что ж? умереть так умереть! потеря для мира небольшая; да и мне самому порядочно уж скучно. Я — как человек, зевающий на бале, который не едет спать только потому, что еще нет его кареты. Но карета готова… прощайте!..

Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился?… А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений — лучший свет жизни. И с той поры сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудие казни, я упадал на голову обреченных жертв, часто без злобы, всегда без сожаления… Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их радости и страданья — и никогда не мог насытиться. Так, томимый голодом в изнеможении засыпает и видит перед собой роскошные кушанья и шипучие вина; он пожирает с восторгом воздушные дары воображения, и ему кажется легче; но только проснулся — мечта исчезает… остается удвоенный голод и отчаяние!

И, может быть, я завтра умру!.. и не останется на земле ни одного существа, которое бы поняло меня совершенно. Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле… Одни скажут: он был добрый малый, другие — мерзавец. И то и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить? а все живешь — из любопытства: ожидаешь чего-то нового… Смешно и досадно!..»

Это же самая предельная исповедь великого русского поэта. И он находит в себе силы признаться в увлечении пустыми страстями света, он признается в том, что никогда не жертвовал ничем ради любимых, и потому был лишен чувства любви. Даже в том, что одни его считали добрым малым, а другие — мерзавцем — тоже правда. Так оно и было на самом деле. Вот только со счастливым финалом дуэли он не угадал. Очень уж поэту хотелось побывать еще в Персии, а потом уж можно и в мир иной.

Загадка, тема для хорошей книги. Допускаю, что, закончилась бы дуэль нормально, без смертей, со временем Михаил Лермонтов и сумел бы напроситься на поездку в Персию и в результате написал бы великий роман о жизни и смерти Александра Грибоедова. А еще эпический роман об эпохе генерала Ермолова. Как много мы потеряли. Я уж не говорю о его возможных новых гениальных стихах. И как можно после этого хоть в чем-то оправдывать Николая Мартынова, хладнокровно пристрелившего гениального поэта.

Еще одно откровение романа — это прощальное письмо Веры, то есть Вареньки Лопухиной. Оно также написано с известной долей вымысла, явный уход от объективизма. Поэт пишет от имени своей возлюбленной то, что и сам хотел бы услышать от нее в жизни, но не услышал:

«Я пишу к тебе в полной уверенности, что мы никогда больше не увидимся. Несколько лет тому назад, расставаясь с тобою, я думала то же самое; но небу было угодно испытать меня вторично; я не вынесла этого испытания, мое слабое сердце покорилось снова знакомому голосу… ты не будешь презирать меня за это, не правда ли? Это письмо будет вместе прощаньем и исповедью: я обязана сказать тебе все, что накопилось на моем сердце с тех пор, как оно тебя любит. Я не стану обвинять тебя — ты поступил со мною, как поступил бы всякий другой мужчина: ты любил меня как собственность, как источник радостей, тревог и печалей, сменявшихся взаимно, без которых жизнь скучна и однообразна. Я это поняла сначала… Но ты был несчастлив, и я пожертвовала собою, надеясь, что когда-нибудь ты оценишь мою жертву, что когда-нибудь ты поймешь мою глубокую нежность, не зависящую ни от каких условий. Прошло с тех пор много времени: я проникла во все тайны души твоей… и убедилась, что то была надежда напрасная. Горько мне было! Но моя любовь срослась с душой моей: она потемнела, но не угасла.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Подпишитесь, чтобы читать | Файнэншл Таймс

Разумный взгляд на глобальный образ жизни, искусство и культуру

  • Проницательные чтения
  • Интервью и обзоры
  • Кроссворд FT
  • Путешествия, дома, развлечения и стиль

Выберите свою подписку

Пробный

Попробуйте полный цифровой доступ и узнайте, почему более 1 миллиона читателей подписались на FT

  • В течение 4 недель получите неограниченный цифровой доступ Premium к проверенным, отмеченным наградами новостям FT
Подробнее

Цифровой

Будьте в курсе важных
новостей и мнений

  • MyFT – отслеживайте наиболее важные для вас темы
  • FT Weekend — полный доступ к контенту выходных
  • Приложения для мобильных устройств и планшетов — загрузите, чтобы читать на ходу
  • Подарочная статья — делитесь до 10 статей в месяц с семьей, друзьями и коллегами
Подробнее

электронная бумага

Удобная цифровая копия печатного издания

  • Читайте печатное издание на любом цифровом устройстве, доступном для чтения в любое время или загрузки на ходу
  • Доступно 5 международных изданий с переводом более чем на 100 языков
  • Журнал FT, журнал How to Spend It и информационные приложения в комплекте
  • Доступ к 10-летним предыдущим выпускам и архивам с возможностью поиска
Подробнее

Команда или предприятие

Премиум ФУТ. com доступ для нескольких пользователей, с интеграцией и инструментами администрирования

Премиум-цифровой доступ плюс:
  • Удобный доступ для групп пользователей
  • Интеграция со сторонними платформами и CRM-системами
  • Цены на основе использования и оптовые скидки для нескольких пользователей
  • Инструменты управления подпиской и отчеты об использовании
  • Единый вход на основе SAML (SSO)
  • Выделенные команды по работе с клиентами и работе с клиентами
Подробнее

Узнайте больше и сравните подписки содержимое раскрывается выше

Или, если вы уже являетесь подписчиком

Войти

Вы студент или профессор?

Проверьте, есть ли у вашего университета членство в FT, чтобы читать бесплатно.

Проверить мой доступ

Джейн Аддамс: герой нашего времени

В 1889 году Джейн Аддамс, идеалистка, выпускница колледжа, арендовала ветхий особняк на заброшенной полосе Холстед-стрит в Девятнадцатом районе Чикаго. Район был домом для тысяч недавно прибывших иммигрантов — итальянцев, греков, русских евреев, богемцев и ирландцев. Аддамс, как и многие молодые люди, искал цель и смысл. Ее план состоял в том, чтобы использовать особняк для улучшения жизни городской бедноты.Названный Hull-House в честь своего первоначального владельца, Чарльза Халла, он стал известен как первый поселенческий дом в Америке.

Поселок начинался с детского сада, потом пристроился детский сад, потом художественная студия. Первые жители, которые жили в доме, чтобы помогать обществу, проводили кружки чтения и уроки шитья. Они также рожали детей, ухаживали за больными, готовили умерших к погребению и время от времени укрывали молодых женщин от жестокого обращения.

В течение следующих нескольких лет Hull-House расширился до 13 зданий и стал домом для многих социальных работников, которые взяли на себя новые задачи: обучение английскому языку, образование для взрослых, клубы для мальчиков и девочек.Аддамс стал его лидером, администратором, сборщиком средств и защитником. Она связалась с политиками, бизнес-лидерами и филантропами в Чикаго и побывала в поселениях, возникающих по всей территории Соединенных Штатов.

Выступая с речами и написав 11 книг и сотни эссе, редакционных статей и колонок, Аддамс прославился. Халл-Хаус стал символом прогрессивизма, движения за реформы, которое процветало между 1890 и 1920 годами, когда оно пыталось улучшить страну, пострадавшую от индустриализации, бурного роста городов и внезапного прибытия миллионов иммигрантов, в основном бедных.

Сегодня интерес к Джейн Аддамс высок, и ее репутация растет. Ученые опубликовали три тома The Selected Papers of Jane Addams , за которыми последуют другие тома. Есть биографии для ученых, для широкого читателя, для молодежи и для детей. На Дне национальной истории, популярном конкурсе для учащихся средних и старших классов, поддерживаемом NEH, Джейн Аддамс является любимым предметом. Однако она не всегда была такой любимой. В свое время прославленную защитницу бедных прославили, потом презирали и, наконец, переосмыслили и возвели в пантеон американских героев.

Лаура Джейн Аддамс родилась в Сидарвилле, штат Иллинойс, в 1860 году, накануне Гражданской войны. Спрятанный в северо-западном углу Иллинойса, Седарвилль в воспоминаниях Джейн был местом сельской красоты. Отец Джейн, Джон Х. Аддамс, владел мельницей и лесопилкой. Президент банка и директор двух железнодорожных компаний, он был избран сенатором штата Иллинойс в 1854 году и отбыл восемь сроков. Он был аболиционистом, квакером и другом Авраама Линкольна, чьи фотографии висели в его гостиной и кабинете.Джейн почитала своего отца, характеризуя его как «человека, который вел беседы с великими умами». Он познакомил ее с книгами, такими как «» Томаса Карлайла «О героях» и «Поклонение героям» , и настаивал на лучшем образовании для своих детей.

американцев в девятнадцатом веке были знакомы со смертью. Родив восемь детей (только четверо достигли совершеннолетия), Сара Аддамс, мать Джейн, умерла при родах, когда Джейн было два года. Шесть лет спустя ее отец женился на Анне Холдеман, культурной вдове, посвятившей себя искусству. Это было в основном счастливое детство для Джейн, но омраченное воспоминаниями о гражданской войне, озабоченностью несправедливостью мира и смертью ее старшей сестры Марты от тифа. На фотографии, сделанной в 1868 году, Джейн пристально смотрит широко раскрытыми глазами на молодую девушку со сгорбленной спиной — последствия туберкулеза позвоночника. Она назвала себя «домашней».

В 1870-х годах привилегированные женщины только начинали учиться в колледже. Джейн надеялась учиться у Смита, но ее отец хотел, чтобы она находилась поближе к дому, поэтому она посещала Рокфордскую женскую семинарию (где он был попечителем), школу, известную выпуском миссионеров.Джейн преуспела в семинарии, развила социальную совесть, стала прощальной и получила признание как лидер. Она научилась писать и выступать на публике, навыки, которые однажды принесут ей известность.

Не всегда серьезная и педантичная, Джейн могла быть и непочтительной, даже непослушной. В своей автобиографии она признается, что вместе с некоторыми однокурсниками по семинарии читала «Исповедь английского любителя опиума» Томаса Де Куинси и даже дошла до того, что подражала автору. Надеясь глубже понять сны Де Куинси, Джейн и ее друзья накачивались опиумом во время долгого отпуска. У девочек, обнаруженных молодой учительницей дезориентированными, были конфискованы их книги и белый порошок, им были введены рвотные средства, и они были изолированы в своих комнатах.

Что делать после выпуска? Джейн Аддамс никогда не упоминала о замужестве или детях. Вместо этого она мечтала стать врачом и помогать бедным, но восемь лет после выпуска (1881–1889) были трудными.Ее отец в возрасте пятидесяти девяти лет внезапно умер от аппендицита. Психически больной брат Джейн нуждался во внимании. Из-за собственного искривления позвоночника она поехала в Айову на операцию, провела два месяца в иммобилизации и лечилась от неврастении у выдающегося в стране врача-невропатолога С. Вейра Митчелла. В своей автобиографии Аддамс вспоминала: «Долгая болезнь оставила меня в состоянии нервного истощения, с которым я боролась в течение многих лет, следы которого остались еще долго после того, как Халл-Хаус был открыт в 1889 году.

Аддамс отказалась от своей мечты стать врачом, взяла щедрое наследство своего отца и вместе с друзьями и мачехой дважды путешествовала по Европе в поисках самосовершенствования и достижения цели. Но художественные музеи и опера не давали ей покоя и не удовлетворяли дремлющую общественную совесть.

Аддамс прочитал книгу Льва Толстого Моя религия , в которой великий писатель признал свою личную неудачу и свою приверженность христианскому служению и ненасилию, описывая, как он нашел цель и удовлетворение, живя с крестьянами.Она путешествовала на запряженном лошадьми омнибусе в обедневший лондонский Ист-Энд и посетила Тойнби-холл, английский поселок, где выпускники Оксфорда и Кембриджа жили и работали среди обездоленных. После посещения боя быков в Испании в 1888 году с близкой подругой Эллен Гейтс Старр Аддамс поделилась своей мечтой, что вместе они посадят копию Тойнби-холла среди многоквартирных домов Чикаго.

Вернувшись в Чикаго, две женщины украсили обшарпанный особняк в Девятнадцатом районе старой мебелью и копиями известных картин. Они обратились к бедному району с доброжелательностью, детскими садами, дискуссионными группами, банями и первой детской площадкой в ​​​​Чикаго. Однако, чтобы оказать значительное влияние, Аддамс понял, что Халл-Хаус должен быть больше, чем культурный и общественный центр. Мусор высыпался из деревянных ящиков и нуждался в сборе. Грязные улицы нуждались в асфальтировании. Доброй воли не хватило.

В 1895 году Аддамс сама была назначена инспектором по вывозу мусора, что стало ее первой оплачиваемой работой. Она работала в комиссии по расследованию условий в окружной богадельне.Она помогла основать Ассоциацию защиты несовершеннолетних, чтобы не допустить попадания спиртных напитков, табака и непристойных открыток в руки несовершеннолетних. Обнаружив, что перемены требуют политических действий, она боролась против Джона Пауэрса — коррумпированного олдермена, не заинтересованного в хорошем правительстве, — на трех ожесточенных выборах, подвергаясь нападкам с враждебными и часто непристойными письмами.

жителей Халл-Хауса вовремя нанесли на карту Девятнадцатый район, и в 1895 году результаты были опубликованы в Картах и ​​документах Халл-Хауса , систематическом перечне американских городских трущоб.Жители продолжали собирать данные о наемных детях и изучать салоны, прогулы, туберкулез, кокаин и акушерство. Аддамс понимал, что расследованию должно предшествовать действие. Она писала, что «нужно быть терпеливым собирателем фактов».

Аддамс и Старр не работали в одиночку. Джулия Латроп, с которой Аддамс познакомилась в Рокфордской женской семинарии, организовала дискуссионную группу «Клуб Платона». Осознавая более насущную потребность — детей в тюрьме — Латроп помог основать первый в стране суд по делам несовершеннолетних.

Флоренс Келли, общепризнанная социалистка, и трое ее детей бежали от жестокого мужа в Халл-Хаус. Расстроенная долгими рабочими часами женщин, Келли водила законодателей на экскурсии по потогонным предприятиям. В 1893 году губернатор Питер Альтгельд назначил ее главным фабричным инспектором штата Иллинойс, и ее работа способствовала восьмичасовому рабочему дню для женщин.

Элис Гамильтон осуществила мечту Джейн Аддамс, окончив в 1893 году медицинский факультет Мичиганского университета.Живя в Халл-Хаусе в 1890-х годах, Гамильтон пытался определить причины брюшного тифа и туберкулеза в окружающем сообществе, стал экспертом по отравлению свинцом и сделал выдающуюся карьеру в области общественного здравоохранения.

В брошюре под названием «Лучшее становится постоянным» Аддамс восхваляет тех, кто заставил Халл-Хауса работать. Одним из самых привлекательных качеств Аддамса было доверие.

Конечно, помощь пришла и из Вашингтона. Аддамс дружил с прогрессивными президентами Теодором Рузвельтом и Вудро Вильсоном и советовался с ними, которые поддерживали регулирование корпораций, защиту потребителей, улучшение состояния окружающей среды и легитимацию профсоюзов.

Ближайшей спутницей Аддамса была Мэри Розет Смит, высокая и привлекательная дебютантка, попечительница Халл-Хауса и одна из его главных благотворителей. Они жили и путешествовали вместе и владели домом в штате Мэн. Аддамс назвал их отношения, которые продлились 37 лет, «браком». Она уничтожила многие письма Смита. В наш менее сдержанный век, скептически относящийся к нежной женской дружбе, среди историков есть предположения об их родстве.

Аддамс и ее коллеги из Hull-House были не единственными критиками бедности в «золотой век» и в эпоху прогресса.Разоблачение классового разделения Генри Джорджем в 1879 году « Прогресс и бедность » было продано миллионами экземпляров по всему миру. Роман Эдварда Беллами 1888 года « Оглядываясь назад » представляет Бостон 2000 года, где доброжелательное правительство обеспечило всеобщее процветание и равенство. Торстейн Веблен выпотрошил праздных богачей и придумал фразу «демонстративное потребление» в книге «Теория праздного класса» .

Халл-Хаус не был единственным центром активности. Под влиянием Генри Джорджа Том Джонсон отказался от прибыльной деловой карьеры и, будучи мэром Кливленда, штат Огайо, в течение четырех сроков (1901–1909), сделал город более эффективным и гуманным, проведя множество реформ. Сэмюэл Милтон Джонс сделал то же самое для Толедо, став настолько идеалистичным муниципальным реформатором, что стал известен как «Джонс с золотым правилом».

Уравновешенные историки напоминают нам, что убожество Девятнадцатого округа не представляло собой всю Америку. Доходы росли, торговля расширялась, а производительность превосходила европейскую. Центральное отопление, чистая вода и искусственное освещение получили более широкое распространение. Продолжительность жизни увеличилась.

На лестной фотографии, сделанной в зрелом возрасте, Аддамс предстает всегда серьезным, уверенным в себе и меланхоличным.Каковы были ее убеждения? Интеллигент, увлеченный возвышенной викторианской литературой, она легко цитировала Роберта Браунинга, Томаса Карлайла и Джорджа Элиота, одного из своих любимых писателей, который писал: «Растущее благо мира отчасти зависит от неисторических произведений». Пытаясь объяснить Пуллмановскую забастовку 1894 года, Аддамс обратилась к Шекспиру в своем эссе «Современное обучение». В 2020 году шекспировед Джеймс Шапиро заявил, что из этого эссе он узнал о борьбе между рабочими и менеджментом в Америке позолоченного века больше, чем его «когда-либо учили в школе.

Несмотря на приверженность европейской культуре, Аддамс в душе был американским демократом, отвергавшим английскую классовую систему. Завороженная Толстым, она посетила его в России в 1896 году и на всю жизнь стала пацифисткой. Толстой, у которого на протяжении многих лет были сотни посетителей, казалось, не знал о ее чикагской славе и упрекал ее модные рукава с бараньей ногой, которые он находил декадентскими. Он также предложил ей продать свою недвижимость и работать в пекарне Hull-House.

Аддамс ценил иммигрантов, отвергая ограничения и тесты на грамотность.Она одновременно верила в американизацию и сохранение этнической идентичности. Она поддерживала профсоюзы и забастовки, но отвергала анархистов и воинствующих промышленных рабочих мира. Скептически относясь к социализму, она неоднократно критиковала эксцессы капитализма. Джейн Аддамс всегда была непоколебимой суфражисткой, связывая голосование с улучшением жизни семей в Девятнадцатом округе. Видя ущерб, который алкоголь нанес семьям в ее приходе, она оставалась убежденной сторонницей запретов.

Как и большинство прогрессистов среднего класса, Аддамс больше верил в сотрудничество, меньше в конкуренцию и индивидуализм; больше в правительстве и регулировании, меньше в невмешательстве. Она настаивала на том, что факторы окружающей среды (жилье, безработица, болезни) вызывают бедность, а не лень или безответственность. Она ненавидела конфронтацию и пыталась видеть обе стороны проблемы. Хотя она была погружена в Библию, она не верила в божественность Иисуса, заменяя теологию тем, что реформаторы того времени называли «социальным евангелием», делая акцент на этическом учении Иисуса.Аддамс отвергала обычную благотворительность или филантропию, настаивая на том, что это покровительство, и вместо этого поддерживала то, что она назвала «совместным идеалом взаимопомощи».

Аддамс выразила свои убеждения в сотнях речей и десятках статей в самых продаваемых журналах, таких как The Ladies’ Home Journal и McClure’s . Ее выступления и статьи превратились в книги. Она писала о бедности, мире и проституции. Ее любимыми книгами были Дух юности и Городские улицы , поучительная история, которую она написала в 1909 году об опасностях анонимного города для психического здоровья детей и растущих проблемах банд и преступности среди несовершеннолетних.

Джейн Аддамс, уже не просто хранительница Халл-Хауса, благоустроительница Девятнадцатого округа, высказывалась по насущным проблемам дня — осуждая войну на Филиппинах, линчевания на Юге и расовые беспорядки в Атланте и Спрингфилде. Помимо своей роли активиста, она стала социологом и ученым. На ее книги рецензировали выдающиеся мыслители. Уильям Джеймс писал ей: «У вас глубоко оригинальный ум».

В ее первой книге, Демократия и социальная этика , которой Джеймс восхищался, подчеркиваются такие фразы, как социальное равенство, моральный идеализм, гражданская добродетель, объединение, промышленное улучшение — все слова и идеи, которые она повторяла в своих последующих книгах. Эти концепции отражают мировоззрение Аддамса и прогрессивное кредо.

Какой была Джейн Аддамс? Поклонница героев, она всегда трепетала перед своим отцом и его героем Авраамом Линкольном. По словам ее мачехи, Джейн была, как и ее отец, яростно амбициозна. По материнской линии она следила за своей большой семьей и заботилась о ней. Феминистка, она верила в равные права женщин. В то же время она считала женщин принципиально отличными от мужчин, даже превосходящими их — сострадательными и интуитивными — хранительницами дома, защитниками детей, хранителями мира.

Ненасытно любопытный, Аддамс постоянно читал и внимательно слушал. Она применила прочитанное и услышанное к проблемам своей подопечной. Например, чтобы защитить гражданскую добродетель, она призвала Джона Стюарта Милля. Чтобы объяснить общественную мораль, она обратилась к Толстову « Хозяин» и «Человек ». Биограф Энн Фирор Скотт считает, что у нее было «сочетание мистически-интуитивного склада ума с приземленным интересом к тому, как все устроено, и прекрасной способностью к наблюдению».

Аддамс ненавидит одиночество, даже когда пишет.«Дружба есть. . . ведь главное в жизни», — написала она. Ей нравились хорошие разговоры, умные люди и споры. Она верила в самопознание, самодисциплину и самосовершенствование. Ее племянник и первый биограф Джеймс Вебер Линн указал на ее острое чувство юмора. Не ханжа, она верила в половое воспитание, но критиковала гедонизм 1920-х годов и его увлечение Зигмундом Фрейдом. Трудоголик, она постоянно писала и путешествовала. Космополитка, она совершила 12 поездок за границу, несмотря на периодические болезни.Во время путешествий она занималась вышивкой и вязанием крючком.

Харизматичный оратор, Аддамс пользовался постоянным спросом. «От первого слова до последнего, — вспоминала ее племянница, — она удерживала все внимание своей аудитории». Убежденная женщина, Аддамс была также политиком и соглашателем. Щедрая, она потратила свое наследство на Халл-Хаус и его многочисленные мероприятия. К середине 1890-х годов и до конца своей жизни она жила за счет доходов от писательства и публичных выступлений. Обладая самообладанием, она легко перемещалась среди богатых и знаменитых, возможно, в результате того, что родилась в высшем классе Сидарвилля.Одновременно она обратилась к иммигрантам Девятнадцатого прихода и практиковала братство, которое проповедовала.

Деньги всегда были предметом озабоченности. Халл-Хаусу всегда было мало. Ей пришлось искать доноров. Ее большая семья нуждалась в помощи. Она торговалась с издателями по поводу авансов. Зная о своей известности, она собрала альбом из сотен статей, восхваляющих ее влияние. Аллен Дэвис, сочувствующий, но критически настроенный биограф, пишет, что Аддамс был «честолюбивым» и «стремящимся к славе» — замечательным человеком, но не просто самоотверженным святым, которого жаждала публика.

Конечно, у Аддамс были свои критики. Олдерменам не нравилось, когда их отстраняли от должности. Патриархи считали, что женщины должны оставаться дома. Консерваторы выступили против перемен. Социалисты хотели большего. Многие чикагские бизнесмены считали ее опасным радикалом. Аддамс считал, что лекарством от разрастания городов и дегуманизации фабрик является сотрудничество между классами и этническими группами. Она считала, что для достижения этой «социализированной демократии» Америке требуется активное, доброжелательное правительство и мудрое регулирование.Консерваторы (тогда, как и сейчас) считали, что предприниматели и капитализм порождают изобилие, что конкуренция мотивирует рабочих, что социальные классы неизбежны, а профсоюзы и правительство вмешиваются в свободу.

Слава пришла к Аддамсу рано. Посетители Колумбийской выставки 1893 года включили Халл-Хаус в свой маршрут. В 1902 году она опубликовала свою первую крупную книгу « Демократия и социальная этика ». Выдающиеся публичные интеллектуалы начала ХХ века привлекали зрителей в театр Халл-Хаус: педагог Джон Дьюи, социолог У.Э.Б. Дюбуа, суфражистка Сьюзен Б. Энтони, поверенный Кларенс Дэрроу, архитектор Фрэнк Ллойд Райт, журналист Ида Б. Уэллс и Теодор Рузвельт. Биограф Джин Бетке Эльштайн в предисловии к выпуску «Читательница Джейн Аддамс» отмечает: «Почти каждая крупная реформа 1895–1930 годов так или иначе связана с именем Джейн Аддамс».

В пятьдесят лет Аддамс опубликовала свою автобиографию Двадцать лет в Халл-Хаусе . Ее отчет был личным, скромным и откровенным, в нем ее достижения и прогрессивная философия смешивались с острыми портретами иммигрантов из Девятнадцатого округа.Он быстро выдержал шесть изданий и был переведен на немецкий, французский и японский языки. Оптимистичная книга, она регулярно фигурирует в современных книгах для молодежи и детей, а также в литературных антологиях и текстах по истории. К 1910 году имя Джейн Аддамс стало нарицательным, любимой национальной фигурой, обладательницей почетных степеней. Она также появлялась в кино, а затем и на радио.

Все изменилось в 1914 году с началом Первой мировой войны. Ее мечта о росте интернационализма и ослаблении милитаризма рухнула.Европа внезапно погрузилась в хаос. Соединенные Штаты медленно перевооружались и ползли к войне. Аддамс выступил против войны, остался пацифистом и стал изгоем. Не сентиментальная пацифистка, она осудила войну в своей книге 1907 года « Новые идеалы мира », настаивая на том, что в войне нет ни чести, ни славы, что наивные молодые люди и невинные гражданские лица являются жертвами и что арбитраж может быть эффективным во все более взаимозависимой ситуации. Мир. Люди не были врожденно драчливыми.

Избранная главой только что созданной Женской партии мира в 1915 году, Аддамс весной 1915 года отправилась в Гаагу, чтобы председательствовать на международной конференции, состоящей из делегатов как из воюющих, так и нейтральных стран.Затем с некоторыми делегатами она путешествовала по воюющим странам, встречалась с министрами иностранных дел, навещала раненых солдат и скорбящих матерей и впитывала кровавую бойню, разрушающую Европу. Вернувшись в США в июле 1915 года, она выступила на митинге за мир в Карнеги-холле перед в основном дружественной аудиторией из трех тысяч человек. Она закончила свою речь описанием того, как солдатам раздавали спиртное перед штыковой атакой.

Последовавшая за этим реакция на ее намеки на то, что комбатанты не были по своей природе храбрыми и самоотверженными, была жестокой.Газеты набросились на Аддамс, назвав ее предательницей и дурой. Теодор Рузвельт высмеивал Аддамс, называя ее «мышью-быком», а женщин Гааги — за стремление к «миру без справедливости». Нападки на нее усилились, когда Соединенные Штаты вступили в войну в апреле 1917 года, и Аддамс, в отличие от многих прогрессистов, отказался присоединиться к провоенному патриотизму, охватившему страну. По словам биографа Виктории Бисселл Браун, «война убедила Аддамса в том, что женщины просто больше заботятся о жизни, чем мужчины.”

Больной на протяжении большей части войны, изолированный и избегаемый, Аддамс избежал жалости к себе, присоединившись к Герберту Гуверу в гуманитарном вопросе о еде, призывая американцев экономить еду и отправлять излишки голодающим европейцам. Она напомнила себе, что часть плана Вильсона о «мире без победы» возникла из рекомендаций, сделанных на Гаагской конференции, которую она возглавляла перед войной.

Перемирие от 11 ноября положило конец войне. Аддамс вернулась в Европу, на этот раз в Цюрих, чтобы возглавить Международную женскую лигу за мир и свободу, в которой приняли участие около 150 делегатов из 16 стран.Перед началом конференции она совершила пятидневное путешествие, идя по городам, опустошенным войной, мимо домов, разрушенных артиллерией, и повсюду видя истощенных детей. Вместе с Элис Гамильтон она брела под дождем и грязью на кладбище в Аргонне в поисках могилы своего любимого племянника, капитана Джона Линна, который был убит артиллерийским огнем примерно за месяц до перемирия.

Цюрихские делегаты протестовали против карательного Версальского договора, который возлагал вину за войну на Германию и налагал дорогостоящие военные репарации, которые разрушили ее экономику, хотя и одобряли Лигу Наций.Аддамс вернулся в Америку и Халл-Хаус. По словам одного из ее биографов, она вернулась к «неудачным мирным планам, коррумпированным политикам, слежке ФБР, черным спискам и кричащей аудитории».

1920-е были непростыми для Аддамса. Прогрессивизм отступил. Американцы прославляли бизнес, а не реформы, корпорации, а не поселения. Расовые беспорядки и «красная паника» в начале десятилетия уступили место процветанию перед крахом 1929 года. Несмотря на болезнь и снижающийся доход, Аддамс оставался устойчивым, стремясь к Халл-Хаусу, продолжая выступать за пенсии по старости среди Великой депрессии и подача президенту Гуверу петиции о разоружении, подписанной примерно двумястами тысячами женщин-избирателей.

Аддамс написала свою последнюю автобиографию в 1930 году. В последней главе она критикует расизм 1920-х годов, ссылаясь на дискриминацию в сфере жилья и занятости и отмечая вездесущее высокомерие и дерзость. Восхваляя рвение аболиционистов девятнадцатого века, она осуждает современных американцев за неспособность «снять оковы, предотвратить жестокость». Затем она прямо предупреждает: «Мы позволили себе стать равнодушными к самой серьезной ситуации в нашей американской жизни.

Никогда не раскаиваясь в своем пацифизме, Аддамс провела последнюю половину своей жизни, осуждая войну в страстных речах и в тонких, убедительных статьях, которые приобретали актуальность по мере того, как Великая война казалась все более бесполезной. Осталась ли бы ее оппозиция милитаризму непоколебимой перед вызовом Франко, Муссолини, Гитлера и Сталина, никогда не будет известно. Однако для публики и большинства историков ее больше уважают и помнят как социального реформатора, чем как критика войны.

Пока Аддамсу делали операцию по поводу инфекции, врачи обнаружили у него рак. Она умерла через три дня, 21 мая 1935 года. Похороны прошли в Халл-Хаусе на глазах у тысяч скорбящих жителей Девятнадцатого округа. Она была похоронена в Сидарвилле рядом с родителями. Уолтер Липпман произнес красноречивую речь: «У нее было сострадание без снисходительности. У нее была жалость без отступления в пошлость. Она обладала безграничным сочувствием к обычным вещам, не забывая при этом о необычном.Вот, думаю, поэтому те, кто ее знал, говорят, что она была не только хороша, но и велика».

Репутация героев растет и падает. Аддамс прошла путь от почитаемого создателя Халл-Хауса, уважаемого общественного интеллектуала, до наивного пацифиста и предателя своей страны. В последние годы жизни она стала уважаемым гуманистом, предвидевшим безрассудство Первой мировой войны, и в 1931 году была удостоена Нобелевской премии мира. 

Аддамс уже не просто святой и социальный работник, теперь ученые восхваляют Аддамса как интеллектуала и теоретика. Ее 11 книг, сотни статей и обзоров, а также тысячи писем предлагают ученым богатый материал для комментариев и дискуссий. Некоторые считают ее социологом-первопроходцем, одним из участников образовательной мысли Джона Дьюи и прагматической теории Уильяма Джеймса. Другие изучают ее ораторское искусство, стиль письма и изменение религиозных убеждений.

В моем недавнем интервью с автором Мэрилин Фишер, которая отредактировала четыре тома работ Джейн Аддамс о мире и написала книгу, которая связывает ее с эволюционной мыслью девятнадцатого века, Фишер хвалит Аддамс за «необычайное творчество» и «изящную, энергичную прозу.Во время разговора с Римой Лунин Шульц, бывшим помощником директора Hull-House, Шульц напомнил мне, что Аддамс использовал искусство для продвижения социальной солидарности и отстаивал музыкальную школу Hull-House, художественную студию и музей труда.

Многие ученые подчеркивают актуальность Аддамса, напоминая нам, что мы все еще обсуждаем бедность, патриархат, расизм, иммиграцию, ассимиляцию и классовое разделение. Несмотря на феминистскую революцию, усиление равенства на рабочем месте, в политике и образовании, женщины по-прежнему сталкиваются с конфликтом между работой и тем, что Аддамс назвал «семейным требованием».В движении #MeToo женщины по-прежнему борются с агрессивной мужской сексуальностью, которую она критиковала в своей книге 1912 года «: Новая совесть и древнее зло». В эпоху сексуальной открытости, озабоченной гендером и идентичностью, личная жизнь Аддамс тщательно изучается, ее дружба с женщинами прославляется. Недавно она была введена в Зал славы ЛГБТ в Чикаго.

Социолог Эрик Шнайдерхан отмечает поразительные параллели между Аддамсом и Бараком Обамой, который привел в качестве источника вдохновения «Джейн Аддамс, работающую в чикагском поселении».Молодой идеалист Обама стремился стать организатором сообщества в южной части Чикаго, как и Джейн Аддамс в Девятнадцатом округе. Оба ушли в политику и быстро прославились. Каждый писал книги и был привилегированным интеллектуалом с общественным сознанием. Каждый был хорошим слушателем и уважал простых людей.

В своей последней книге « Подъем: как Америка объединилась столетие назад и как мы можем сделать это снова » Роберт Д. Патнэм и Шейлин Ромни Гаррет обращаются к прогрессивной эпохе и обращаются к Джейн Аддамс за советом о том, как смягчить классовое разделение и бедность и стать менее нарциссической нацией.Аддамс, утверждает Патнэм, выступал за общность и сотрудничество, отвергая гипериндивидуализм позолоченного века девятнадцатого века. Сегодня, утверждает он, «Америка стала неуклонно менее равноправной, более поляризованной, более фрагментированной и более индивидуалистичной — это второй позолоченный век».

Аддамс считал, что демократия — это не только политическая теория, но и образ жизни. Одной из целей Халл-Хауса было создание граждан. Эльштейн хвалит Аддамс за «прославление гражданственности и ее возвышенный взгляд на призыв к гражданской жизни.”     

Как исследователь героизма и бывший учитель средней школы, я всегда стремлюсь к образцовой жизни. Отец Джейн Аддамс преклонялся перед Линкольном. Джейн впитала книгу Томаса Карлайла «О героях и поклонении героям» и почитала Джо в книге «Маленькие женщины» . Я думаю о Джейн Аддамс как о герое — женщине выдающихся достижений, мужества и величия души. Я вижу образец для подражания для сегодняшней молодежи, вовлеченной в культуру развлечений знаменитостей, таких как молодые иммигранты начала двадцатого века, которые посещали салуны и кинотеатры, описанные в книге Аддамса «Дух молодости и улицы города».  

Герои состязаются и окружены легендами и мифами. Аллен Дэвис, написавший первую научную биографию Джейн Аддамс в 1973 году, «Американская героиня: жизнь и легенда о Джейн Аддамс », хотел создать объективный и реалистичный портрет. Дэвис восхищался ею, восхваляя как выдающуюся личность и значительного реформатора, но не как оригинального мыслителя.

Социолог Кристофер Лэш дал отпор Дэвису, назвав Аддамса «мыслителем оригинальным и смелым. К Лашу присоединяются и другие ученые, такие как Луиза К. Найт, которая восхваляет синтезирующий, сильный, логический ум Аддамса. Другие критики утверждают, что Аддамс был чрезмерно оптимистичен, ему не хватало «трагического взгляда» на жизнь. Найт не соглашается, ссылаясь на несентиментальный реализм Аддамс и напоминая нам, что она была хорошо знакома со смертью и страданиями.

В недавнем интервью со Стейси Пратт Макдермотт, помощником редактора Джейн Аддамс Бумаги , я спросил ее, почему сегодня Аддамс не пользуется похвалой и авторитетом философов Джона Дьюи и Уильяма Джеймса.Ее ответ: «Сексизм исключил Аддамса из канона выдающихся мыслителей».

Джейн Аддамс жила с 1860 по 1935 год, от Гражданской войны до Великой депрессии. Ее работа предвещала Новый курс и Великое общество. Она была сторонником социальной справедливости, призывая американцев стать более равными, сговорчивыми, миролюбивыми и добрыми. Вместо того, чтобы поддаться неврастении, она отправилась из Сидарвилля в Чикаго, стремясь улучшить жизнь бедных иммигрантов. Не довольствуясь созданием влиятельного поселения и инициированием бесчисленных реформ, она стала общественным интеллектуалом, призывая самодовольных и преуспевающих американцев начала двадцатого века смотреть дальше сверкающих универмагов и небоскребов, завораживающих изобретений автомобилей и самолетов, повального увлечения велосипедами. и Gibson Girls, а вместо этого смотреть на потогонные мастерские, трущобы и скотные дворы.Она призвала американцев подумать о фабричных рабочих, которые много работали за низкую заработную плату, и обратить внимание на детей, которые вместо работы должны были ходить в школу.

описание героев. Главные герои «Героя нашего времени Печерин» произведение

Сочинение на тему: Печорин. Состав: Герой нашего времени


Печорин Григорий Александрович — главный герой романа. Именно его Лермонтов называет «героем нашего времени».Сам автор отмечает следующее: «Герой нашего времени… подобен портрету, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в их полном развитии». нельзя назвать положительным или отрицательным. Он скорее типичный представитель своего времени.

П. умен и хорошо образован. Чувствует в душе большие силы, которые растратил напрасно. «В этой напрасной борьбе я исчерпал оба тепло души и постоянство воли, необходимые для реальной жизни; Я вступил в эту жизнь, уже испытав ее мысленно, и мне стало скучно и противно, как тому, кто читает плохое подражание давно знакомой ему книге».Внутренние качества героя автор выражает через его внешний вид. Аристократизм П. проявляется в тонкости его бледных пальцев. При ходьбе он не размахивает руками — в этом выражается скрытность его натуры. Глаза П. не смеялись, когда он смеялся. Это можно назвать признаком постоянной эмоциональной драмы. Внутреннее метание героя особенно ярко отразилось в его отношении к женщинам. Он похищает молодую черкешенку Бэлу из родительского дома, какое-то время наслаждается ее любовью, но потом она ему надоедает.Бела умирает. Он долго и методично привлекает к себе внимание княжны Марьи. Ими движет только желание полностью завладеть чужой душой. Когда герой ищет ее любви, он говорит, что не собирается на ней жениться. В Минеральных Водах П. встречает Веру, женщину, которая любит его много лет. Узнаем, что он вырвал у нее всю душу. П. искренне интересуется, но ему чрезвычайно быстро надоедает, и он покидает людей, как цветок, сорванный по дороге. В этом глубокая трагедия героя.Поняв, наконец, что никто и ничто не может составить смысл его жизни, П. ждет смерти. Он нашел ее на дороге, возвращаясь из Персии.

Печорин — герой своего времени. В 30 лет такой человек не находит места, где он может приложить свои силы, а потому обречен на одиночество. Трагедия этой личности, обреченной на бездействие и одиночество, и составляет главный идейный смысл романа «Герой нашего времени». Правдиво, убедительно рисует Лермонтов своего современника Григория Александровича Печорина.Печорин получил светское воспитание, сначала гонится за светскими развлечениями, но потом его ждут разочарования, попытки заниматься наукой и охлаждение к ней. Он скучает, равнодушен к миру и глубоко недоволен своей жизнью. Печорин — глубокий персонаж. У него сочетается «острый холодный ум», с жаждой деятельности и с силой воли. Он чувствует в себе огромные силы, но растрачивает их по пустякам, на любовные приключения, не делая ничего полезного. Печорин делает окружающих его людей несчастными.Вот он и вмешивается в жизнь контрабандистов, мстит всем без разбору, играет судьбой Бэлы, любовью Веры. Он побеждает Грушницкого на дуэли и становится героем презираемого им общества. Он выше окружающей среды, умен, образован. Но внутренне опустошен, разочарован. Он живет «из любопытства», с одной стороны, а с другой, у него неистребимая жажда жизни. Характер Печорина очень противоречив. Он говорит: «Уже давно живу не сердцем, а головой.В то же время, получив письмо Веры, Печорин, как сумасшедший, мчится в Пятигорск, надеясь увидеть ее хотя бы еще раз. Он мучительно ищет выход, думает о роли судьбы, ищет понимания среди людей другого круга.И он не находит сферы деятельности,приложения своих сил. Сложные аспекты душевной жизни героя интересуют автора.Это помогает нам понять идейно-духовную жизнь российского общества 1930-х годов.Это отразилось на мастерстве Лермонтова, создателя первого психологического романа. Трагедия Печорина — это трагедия многих его современников, сходных с ним по образу мыслей, по своему положению в обществе.
Печорин Григорий Александрович — главный герой романа, по своему типу связанный с персонажами психологических романов Р. Шатобриана, Б. Констана (происхождение фамилии Печорин от названия реки Печоры, а также фамилии Онегин — от названия реки Онеги, отмечен В.Г. Белинский) История его души составляет содержание произведения. Эта задача прямо определена в предисловии к журналу Печорина. История разочарованной и умирающей печоринской души изложена в исповедальных записках героя со всей беспощадностью самоанализа; будучи и автором, и героем «журнала», П. бесстрашно говорит и о своих идеальных порывах, и о темных сторонах своей души, и о противоречиях сознания. Но этого недостаточно для создания трехмерного изображения; Лермонтов вводит в повествование других рассказчиков, не «печоринского» типа — Максима Максимыча, странствующего офицера.Наконец, в дневнике Печорина есть и другие отзывы о нем: Вера, княжна Марья, Грушницкий, доктор Вернер. Все описания внешности героя также направлены на отображение души (через лицо, глаза, детали фигуры и одежды). Лермонтов относится к своему герою не иронично; но самый тип личности Печорина, возникший в известное время и при известных обстоятельствах, ироничен. Это устанавливает дистанцию ​​между автором и героем; Печорин вовсе не альтер-эго Лермонтова.

История души П. излагается не последовательно хронологически (хронология просто принципиально сдвинута), а раскрывается через цепь эпизодов и приключений; Роман построен как цикл рассказов. Сюжет замыкается круговой композицией: действие начинается в крепости (Бэла), а заканчивается в крепости (Фаталист). Такая композиция характерна для романтической поэмы: внимание читателя сосредоточено не на внешней динамике событий, а на характере героя, который так и не находит достойной цели в жизни, возвращаясь к исходной точке своих нравственных исканий. Символически — от крепости к крепости.

Характер П. задается с самого начала и остается неизменным; он не растет духовно, но от эпизода к эпизоду читатель все глубже погружается в психологию героя, внутренний облик которого как бы не имеет дна, принципиально неисчерпаем. Это история души Печорина, ее загадочности, странности и притягательности. Равная себе душа неизмерима, не знает пределов самоуглубления и не имеет перспектив развития.Поэтому П. постоянно испытывает «скуку», неудовлетворенность, чувствует над собой безличную власть судьбы, которая ставит предел его мыслительной деятельности, ведет его от катастрофы к катастрофе, угрожая как самому герою (таману), так и другим персонажам.
М.Ю. Лермонтов назвал свое произведение «Герой нашего времени». В названии слово «герой» используется в значении «типичный представитель». Этим автор хотел сказать, что Печорин вобрал в свой образ черты молодых людей того времени.

Тридцатые годы девятнадцатого века историки называют временем «застоя». Тогда многие талантливые люди стали инертными, не найдя себе достойного применения. Сам Печорин говорит о себе: «Я был готов любить весь мир — меня никто не понял: и я научился ненавидеть». В этом причина раздвоения его души. В нем живут сразу два человека: один живет чувствами, а другой его судит. Эта непоследовательность не позволяет Печорину жить полноценной жизнью.С горьким чувством он оценивает себя как «нравственного калеку», у которого лучшая половина души «высохла, испарилась, умерла».

Образ Печорина в какой-то мере является повторением образа Онегина. Созвучны даже их фамилии, образованные от названий двух исконно русских рек. И Онегин, и Печорин — настоящие «герои времени». Они очень похожи друг на друга, и их трагедии похожи. В целом мире для них нет приюта, им суждено всю жизнь страдать и искать покой.Белинский заметил: «Это Онегин нашего времени, герой нашего времени. Непохожесть между ними гораздо меньше, чем расстояние между Онегой и Печорой.

Печорин воплощает в себе типичные черты многих людей того времени, когда писался роман: разочарование, невостребованность, одиночество.


Поделись в социальных сетях!

«Герой нашего времени» — последнее великое произведение Михаила Юрьевича Лермонтова, полностью изданное в год его смерти.Однако, принимая во внимание всю логику развития гения писателя, можно предположить, что если бы его жизнь не оборвалась так рано, то это было бы только началом. Лермонтов обещал вырасти в крупнейшего русского прозаика, так как в русской литературе того времени не было ничего равного этому произведению.

Предисловие, изменившее восприятие произведения

О прозе Лермонтов начал задумываться в конце тридцатых годов. В сороковом вышло первое издание романа «Герой нашего времени», а через год — второе.Они отличались предисловием, которое Михаил Юрьевич добавил во втором варианте. В ней он высказал несколько важных мыслей. Прежде всего, здесь отметаются все подозрения об отождествлении автора с персонажем произведения, которое написал Лермонтов — «Герой нашего времени». «Печорин — это не я!» — говорит Михаил Юрьевич. Он подчеркивает, что пишет роман не о себе, а о герое своего времени.

Второй комментарий, содержащийся в предисловии, также сместил многие акценты в восприятии произведения.Лермонтов упоминает о наивности публики, которая всегда ждет прямых выводов или морали. Кто такой «герой нашего времени»? Печорин или кто-то другой? Здесь Михаил Юрьевич откровенно издевается над теми, кто надеется увидеть ответы на свои вопросы в конце произведения.

«Герой нашего времени». Анализ Печорина и его понимание смысла жизни. время.И как такие качества мотивируются внешними условиями? Почему Печорин «герой нашего времени» и почему он живет именно в этот период?

Произведение содержит очень сложный смысл. Дело в том, что «герой нашего времени» Печорин не столько мотивируется внешними условиями, сколько, наоборот, противостоит им. В романе минимум фактов, отсылок к истории, к большому государственному масштабу событий.

Похоже, персонаж существует отдельно от событий, происходящих в это время. И живет очень странной жизнью. Непонятно, к чему он стремится. Делает ли карьеру, хочет ли получить еще один чин, встретить настоящую любовь. На эти вопросы нет ответов.

Образ главного героя, созданный другими

То, что отличает личность этого персонажа от других образов произведения «Герой нашего времени», показывает его как человека, который постоянно противоречит сам себе. И тем не менее читатель все же понимает его логику, и что он за человек в принципе.Сложности характера главного героя, этого неуловимого «героя времени», соответствуют сложности взгляда на него.

Михаил Юрьевич создает очень сложную систему, объединяющую разных рассказчиков и свидетелей, описывающих события. В результате читатель не приближается к ответам на свои вопросы, а, наоборот, как бы удаляется от них.

Есть описания событий, увиденных Максимом Максимовичем, довольно простоватым офицером. Он живет недалеко от Печорина и относится к нему с глубокой симпатией, но видит в нем не того человека, которым он является на самом деле. Сложный противоречивый образ главного героя представлен на протяжении всего романа глазами разных персонажей, в том числе и его самого.

Личность одинокая и замкнутая

Не только главным, но и достаточно сложным персонажем в произведении «Герой нашего времени» является Печорин. Характеристика его личности создается с помощью окружающих его людей. И когда анализируют этого человека со стороны, иногда их мнения не совпадают с его собственной точкой зрения.Так как, например, Максим замечает в нем гораздо больше, чем он сам. Наблюдает за теми свойствами, которых сам не видит.

И это происходит с каждым человеком, который, подобно Печорину, персонажу романа «Герой нашего времени», углубляется в себя. У него почти нет друзей, за исключением доктора Вернера. И очень важно, чтобы только сторонний наблюдатель мог увидеть в этом человеке главное, ее лучшие качества.

Тайна характера главного героя

Чем постоянно занят главный Печорин? Его поглощает постоянный поиск себя. И в большинстве случаев они оборачиваются поиском любви, страсти, по-настоящему близких, сердечных, дружеских отношений с женщиной.

Наедине с собой он очень Любое его действие вызывает противодействие. Любой поступок оказывается не тем результатом, на который он рассчитывал. Он как режиссер, который строит свою жизнь и видит себя постоянно со стороны. И все это болезненно и разрушительно для личности. Ведь неестественно постоянно думать о себе.

Особый замысел автора в произведении

Михаил Юрьевич абсолютно оригинален.Опираясь на обычные литературные схемы, он предлагает читателю нечто совершенно необычное. Каждое событие в романе рассматривается с разных точек зрения, и ни одно из них не является доминирующим.

Для понимания творчества Лермонтова необходимо расположить рассказы, вошедшие в роман «Герой нашего времени», в последовательность реальных событий. Михаил Юрьевич выстраивает собственную авторскую хронологию, отличную от реальности происходящего. Это задает особую художественную логику развитию концепции изображения «героя нашего времени» — человека, воплощающего сущность того периода.

Что еще характерно для произведения «Герой нашего времени»? Цитаты Печорина, присутствующие на протяжении всего романа, наполнены глубоким смыслом и раскрывают сущность характера героя. Не имея возможности применить свою энергию и талант вовне, направить свои стремления на какой-то внешний объект, он замыкает их на себе. И каждый раз он выступает в роли палача тех людей, которых любит.

Ключ к характеру главного героя

Читатель анализирует, почему Печорин является «героем нашего времени» на протяжении всего произведения, но философский ключ к его образу именно в повести «Фаталист».Неслучайно в нем содержится весь роман. Здесь кроется уверенность в том, что судьбе нельзя перечить, все предопределено заранее. И предсказания в рассказе странным образом сбываются. И в то же время Печорин всякий раз, будучи уверенным в фатальности происходящих событий, выступает против них.

Это человек, который вмешивается в события, пытается их изменить, будучи при этом убежденным, что это абсолютно бесполезное занятие. Совершенно непонятная личность, каждый поступок которой гарантирует противоположный результат, а стремление к деятельности содержит в результате бессилие.

Незримое присутствие автора в романе

Благодаря роману современники могли переосмыслить ситуации, факты, детали повседневной жизни. Например, дуэль с Грушницким, имеющая большое значение в контексте произведения. Такой поединок для девятнадцатого века является значимым атрибутом дворянской жизни. И очень важно переосмыслить дуэльный кодекс, который дан в романе «Герой нашего времени».

Это замечательное произведение было написано за год до смерти поэта, но невольно кажется, что оно описывает историю предстоящей дуэли.Сам автор незримо присутствует в образе героя, но он наделил Грушницкого чертами характера и внешностью Николая Соломоновича Мартынова.

Роман «Герой нашего времени» стал началом целой литературной традиции. Без этого произведения и тех художественных открытий, к которым пришел Михаил Юрьевич Лермонтов, возможно, не было бы лучших романов Тургенева и Толстого. Именно с этого произведения начинается новая эпоха в русской литературе, где господствует проза и, в частности, жанр романа.

«Герой нашего времени» читается на одном дыхании. Жизнь офицера царской армии Григория Печорина захватывает событиями, приправленными душевными терзаниями героя. Автор создал в обществе образ «лишнего человека», не знающего, в каком направлении направить энергию и жизненные силы.

История создания

Необычность романа «Герой нашего времени» заключается в том, что он открыл список психологических произведений в русской литературе.На работу Михаил Лермонтов потратил три года — история представителя нового поколения рождалась с 1838 по 1940 год.

Идея возникла у писателя в кавказской ссылке. Царило время николаевской реакции, когда после подавленного восстания декабристов интеллигентная молодежь терялась в поисках смысла жизни, предназначения, способов применения своих способностей на благо Отечества. Отсюда и название романа. Плюс ко всему Лермонтов был офицером русской армии, прошел боевыми тропами Кавказа и успел познакомиться с бытом и обычаями местного населения.Неугомонный характер Григория Печорина раскрылся вдали от родины, в окружении чеченцев, осетин и черкесов.

Работа разослана читателю в виде отдельных глав в журнале «Отечественные записки». Видя популярность своего литературного произведения, Михаил Юрьевич решил соединить части в целый роман, который вышел в двух томах в 1840 году.


Пять рассказов с собственными названиями составляют композицию, в которой нарушен хронологический порядок.Сначала Печорина представляет читателям офицер царской армии, близкий друг и начальник Максим Максимыч, и только потом становится возможным «воочию» познакомиться с душевными переживаниями главного героя через его дневники.

По мнению писателей, при создании образа персонажа Лермонтов опирался на знаменитого героя своего кумира — . Свою фамилию великий поэт позаимствовал у спокойной реки Онеги, а Михаил Юрьевич назвал богатыря в честь бурной горы Печоры. И вообще считается, что Печорин — это «расширенная» версия Онегина. В поисках прототипов писатели наткнулись и на опечатку в рукописи Лермонтова — в одном месте автор ошибочно назвал своего персонажа Евгением.

Биография и сюжет

Григорий Печорин родился и вырос в Санкт-Петербурге. В юности он быстро забросил утомительное изучение наук и ударился в светскую жизнь с кутежами и женщинами. Однако это быстро надоело. Тогда герой решил отдать свой долг Отечеству, отправившись служить в армию.За участие в дуэли юношу наказали реальной службой, отправили на Кавказ в действующее войско — с этого начинается повествование произведения.


В первой главе под названием «Бела» Максим Максимыч рассказывает неизвестному слушателю историю, которая произошла с Печориным и выявила в нем природу эгоиста. Молодой офицер даже успел заскучать на войне — привык к свисту пуль, да и глухая деревня в горах наводила на меня тоску.С помощью черкесского князя, жадного и неуравновешенного Азамата, он похитил сначала лошадь, а затем дочь местного князя Белу. Чувства к барышне быстро остыли, сменившись равнодушием. Бездумные действия русского офицера привели к череде драматических событий, в том числе к убийству девушки и ее отца.

Глава «Тамань» переносит читателя в предармейские события, когда Печорин знакомится с группой контрабандистов, принимая ее членов за людей, действующих во имя чего-то великого и ценного.Но герой был разочарован. Кроме того, Григорий приходит к выводу, что приносит в окружающую среду только беды, и отправляется в Пятигорск на целебные воды.


Здесь Печорин пересекается со своей прошлой возлюбленной Верой, которая до сих пор питает к нему нежные чувства, подругой юнкера Грушницкого и княгини Марьи Лиговской. Спокойной жизни снова не заладилось: Григорий завоевал сердце княжны, но отказался от девушки, а затем из-за ссоры дрался на дуэли с Грушницким.За убийство курсанта юноша снова попал в ссылку, но теперь его сажают на службу в крепость, где он и познакомился с Максимом Максимычем.

В последней главе романа «Фаталист» Лермонтов поместил героя в казачью станицу, где во время игры в карты между участниками завязывается разговор о судьбе и предопределении. Мужчины делятся на два лагеря — одни верят в предопределенность жизненных событий, другие отрицают эту теорию. В споре с лейтенантом Вуличем Печорин заявил, что видел на лице противника отпечаток скорой смерти.Он пытался с помощью «русской рулетки» доказать свою неуязвимость, и действительно — пистолет дал осечку. Однако в тот же вечер Вулич погиб от рук пьяного казака.

Image

Герой своего времени не в состоянии найти простор для безграничной юной энергии. Силы тратятся на незначительные пустяки и душевные драмы, ни от того, ни от другого пользы обществу нет. Трагедия человека, обреченного на косность и одиночество, составляет идейный стержень лермонтовского романа.Автор поясняет:

«…именно портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в их полном развитии».

Григорий существует с юности «ради любопытства» и признается: «Уже давно живу не сердцем, а головой». «Холодный разум» толкает персонажа на поступки, от которых всем становится только плохо. Он вмешивается в дела контрабандистов, играет чувствами Белы и Веры, мстит.Все это приносит сплошное разочарование и духовное опустошение. Он презирает высшее общество, в котором родился и вырос, но именно своим кумиром становится после победы на дуэли над Грушевским. И такой поворот событий еще больше угнетает Григория.


Характеристика внешности Печорина передает его внутренние качества. Михаил Юрьевич нарисовал аристократа с бледной кожей и тонкими пальцами. При ходьбе герой не размахивает руками, что говорит о замкнутом характере, а во время смеха его глаза лишены веселой искры — этим автор пытался передать характер, склонный к анализу и драматизму.Причем не ясен даже возраст Григория Александровича: на вид ему 26, а на самом деле богатырь отпраздновал свое 30-летие.

Экранизации

Звезда «Героя нашего времени» зажглась в кино в 1927 году – режиссер Владимир Барский снял трилогию черно-белых немых фильмов, где роль Печорина сыграл актер Николай Прозоровский.


В очередной раз о лермонтовском творчестве вспомнили в 1955 году: Исидор Анненский подарил зрителям фильм «Княжна Мери», в котором Анатолий Вербицкий вжился в образ неугомонного юноши.


Через 10 лет предстал в образе Печорина. Все эти картины не получили признания у критиков, которые посчитали, что режиссеры недостаточно раскрыли характер лермонтовского персонажа.


И следующие адаптации оказались удачными. Это телеспектакль 1975 года «Журнальная страница Печорина» (в главных ролях) и сериал 2006 года выпуска «Герой нашего времени» ().

Григорий Печорин фигурирует и в неоконченном романе Лермонтова «Княгиня Лиговская», но здесь герой не петербуржец, а москвич.


Сценарий сериала, вышедшего на телеэкраны в 2006 году, написал Ираклий Квирикадзе. Работа близка к хрестоматийному первоисточнику, но главное отличие в том, что соблюдается хронология действий. То есть главы переставлены. Картина начинается с событий, описанных классиком литературы в части «Тамань», за которой следует глава «Княжна Мери».

Цитаты

«Из двух друзей один всегда раб другого, хотя часто ни один из них не признается в этом себе.Я глупо создан: ничего не забываю — ничего!
«Женщины любят только тех, кого не знают».
«То, что началось необычно, должно закончиться так же».
«Надо отдать должное женщинам: у них есть чутье на душевную красоту.»
«Быть ​​причиной страданий и радости для кого-то, не имея на это положительного права, — разве это не сладчайшая пища нашей гордости? А что такое счастье? Сильная гордость.»
«Это моя судьба с самого детства.Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; а предполагались — и родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытным. Я глубоко чувствовал добро и зло; меня никто не ласкал, все меня оскорбляли: я стал злопамятным; Я был мрачен — другие дети веселы и разговорчивы; Я чувствовал себя выше их — я был поставлен ниже. Я стал завидовать. Я был готов любить весь мир — меня никто не понимал: и я научился ненавидеть. Моя бесцветная юность протекала в борьбе с собой и светом.
«Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил.»
«Завтра она захочет наградить меня. Я уже все это знаю наизусть — вот что скучно!

Печорин — главный герой произведения Михаила Юрьевича Лермонтова «Герои нашего времени». Из-за этого героя автора часто обвиняли в создании эгоистичного, неполноценного и просто ужасного человека. Одно это не совсем так, Печорин довольно противоречивая личность, что имеет и положительные стороны.

Сам автор не просто так назвал Печорина героем нашего времени. Казалось бы, любимица светского общества только погубила все таланты мальчика. Он старался все делать по совести и чести, но другие только смеялись над жалкими попытками Печорина. Поэтому после всех этих унижений вся искренность и честность мальчика просто испарилась. Он идет против морали, начинает обманывать, грабить окружающих, зарабатывая этим титулом и некоторых друзей. И из-за этого Печорин стал настоящим эгоистом, который пойдет по головам, только ради собственных целей.

Мальчик видит настоящий характер всех этих светских людей, он видит, как все они стараются казаться красивыми и добрыми, а на самом деле являются настоящими дураками и обманщиками. И из-за этого мужчине очень скучно и одиноко. Только переезд на Кавказ хоть как-то забавляет героя, заставляет вновь ощутить все краски жизни. Но через небольшой промежуток времени Печорин привыкает к постоянной опасности и риску, и эта местность снова становится для героя скучной.

Мужчине просто необходимы постоянно новые эмоции и ощущения.Поэтому в его жизни было уже три женщины, с которыми у него были довольно длительные отношения. Он просто использовал всех этих женщин и не считал, что их чувства имеют какое-то значение. И как считал сам Печорин, если любовь прошла, или вовсе не пришла, то виноват в этом не он, а виноваты окружающие его люди, которые не смогли вселить в него приятные эмоции.

Но, несмотря на все недостатки, он честный и умный человек. Печорин был избалован светской жизнью, который из милого и доброго мальчика, готового всем помочь, превратился в обманщика и эгоиста.Он пытается скрыть все свои недостатки, притворяясь подлым человеком, но честность не дает ему на это права.

Как говорили, благодаря порядочности и честности главного героя, и желанию всем помочь, Печорин смог стать незаурядной личностью. Но из-за своего детства он стал бездушным существом, как и все ему подобные. Михаил Юрьевич Лермонтов умел прекрасно описать все пороки светского общества и то, как оно портит окружающих людей.

`

Популярные произведения

  • Сочинение о моем любимом виде спорта

    Какой мой любимый вид спорта? Хм, это довольно сложный вопрос! Я люблю все виды спорта. Но, наверное, больше всего я неравнодушен к биатлону!

  • Алиса в Стране Чудес сочинение

    Алиса в Стране Чудес — роман в жанре фэнтези, написанный Льюисом Кэрроллом в 1865 году. Он повествует о девушке по имени Алиса, которая падает в кроличью нору в фантастический мир, населенный особыми антропоморфными существами.

  • Композиция Ситникова в романе «Отцы и дети» (Образ и характеристика)

    Ситникова можно назвать связующим персонажем произведения, который дружит с Крисановым-младшим и Базаровым. Будучи сыном богатого человека, он не стал высокомерным человеком

Уже при первом знакомстве с романом Лермонтова «Герой нашего времени» характеристика персонажей, анализ их образов становятся необходимыми для понимания произведения.

Печорин — центральный образ романа

Главный герой романа Григорий Печорин , личность неординарная, автор нарисовал «современного человека, как он его понимает и слишком часто с ним встречался». Печорин полон кажущихся и реальных противоречий в отношении любви, дружбы, он ищет истинный смысл жизни, решает для себя вопросы судьбы человека, выбора пути.

Иногда главный герой непривлекателен для нас — он заставляет людей страдать, разрушает их жизни, но в нем есть сила притяжения, которая заставляет других подчиняться его воле, искренне любить его и сочувствовать отсутствию цели и смысла в его жизни .

Каждая часть романа – это отдельная история из жизни Печорина, в каждой свои персонажи, и все они, с той или иной стороны, раскрывают тайну души «героя времени», делая его живой человек. Кто те персонажи, которые помогают нам увидеть «портрет, составленный из пороков всего поколения, в их полном развитии»?

Максим Максимыч

Максим Максимыч , «человек достойный уважения», как говорит о нем молодой офицер-рассказчик, открытый, добрый, во многом наивный, довольный жизнью.Слушаем его рассказ об истории Бэлы, смотрим, как он стремится встретиться с Григорием, которого считает старым другом и к которому искренне привязан, ясно видим, почему он вдруг «стал упрямым, сварливым». Сочувствуя штабс-капитану, мы невольно начинаем относиться к Печорину враждебно.

В то же время, при всем своем простодушном обаянии, Максим Максимыч человек ограниченный, он не знает, что движет молодым офицером, и даже не думает об этом. Непонятной будет для штабс-капитана и холодность его друга при последней встрече, обидевшая до глубины души. «Что у него есть во мне? Я не богат, я не чиновник, и по годам я ему совсем не ровня. У героев совершенно разные характеры, взгляды на жизнь, мировоззрение, это люди разных эпох и разного происхождения.

Как и другие главные герои лермонтовского «Героя нашего времени», образ Максима Максимыча побуждает задуматься о причине эгоизма, равнодушия и холодности Печорина.

Грушницкий и Вернер

Образы персонажей совершенно разные, но оба они являются отражением Печорина, его «близнецов».

Очень молодой Юнкер Грушницкий — обычный человек, он хочет выделиться, произвести впечатление. Он принадлежит к тому типу людей, которые «имеют готовые напыщенные фразы на все случаи жизни, которых просто не трогает прекрасное и которые важно задрапированы необыкновенными чувствами, возвышенными страстями и исключительными страданиями. Производить эффект — их удовольствие».

Это двойник главного героя. Все, что Печорин переживал искренне и через страдание, — разлад с миром, неверие, одиночество, — у Грушницкого лишь поза, бравада и следование моде времени. Образ героя — это не просто сопоставление истинного и ложного, но и определение их границ: в своем стремлении выделиться, иметь вес в глазах общества Грушницкий заходит слишком далеко, становится способным на подлость. . При этом он оказывается «благороднее своих товарищей», его слова «презираю себя» перед расстрелом Печорина подобны отголоску той самой болезни эпохи, которой поражен сам Печорин.

Доктор Вернер кажется нам сначала очень похожим на Печорина, и это правда.Он скептик, проницателен и наблюдателен, «изучил все живые струны человеческого сердца» и имеет низкое мнение о людях, «злой язык», под видом насмешки и иронии скрывает свои истинные чувства, свою способность сочувствовать . Главное сходство, которое отмечает Печорин, говоря о друге, заключается в том, что «мы довольно равнодушны ко всему, кроме самих себя».

Разница становится очевидной, когда мы сравниваем описания персонажей. Вернер оказывается циником больше на словах, он пассивен в своем протесте против общества, ограничиваясь насмешками и колкими замечаниями, его можно назвать созерцателем. Эгоизм героя вполне сознателен; внутренняя активность ему чужда.

Его бесстрастная порядочность выдает Вернера: доктор не ищет перемен ни в мире, ни тем более в себе. Он предупреждает друга о слухах и заговоре, но не пожимает руки Печорину после дуэли, не желая брать на себя долю ответственности за случившееся.

Характер этих героев подобен единству противоположностей, и Вернер, и Грушницкий оттеняют образ Печорина и важны для нашего понимания всего романа.

Женские образы романа

На страницах романа мы видим женщин, с которыми сводит жизнь Григория. Бэла, Ундина, Принцесса Мери, Вера. Все они совершенно разные, каждый со своим характером и шармом. Именно они являются главными героями трех частей романа, повествующих об отношении Печорина к любви, о его желании любить и быть любимым и невозможности этого.

Бела

Черкешенка Бела , «милая девушка», как называет ее Максим Максимыч, открывает галерею женских образов.Горянка воспитана на народных традициях и обычаях. Порывистость, страстность, пылкость «дикой» девушки, живущей в гармонии с окружающим миром, влечет Печорина, находит отклик в его душе. Со временем в Бэле пробуждается любовь, и она отдается ей всей силой природной открытости чувств и непосредственности. Счастье длится недолго, и девушка, смирившаяся со своей судьбой, мечтает только о свободе. «Я сама уйду, я ему не рабыня — я принцесса, княжеская дочь!» Сила характера, стремление к свободе, внутреннее достоинство не покидают Белу.Даже скорбя перед смертью о том, что душа ее никогда больше не встретится с Печориным, на предложение принять иную веру она отвечает, что «умрет в той вере, в которой родилась».

Мэри

Изображение Мария Лиговская , княжны из высшего света, выписана, пожалуй, наиболее подробно из всех героинь. Цитата Белинского о Марии очень точна: «Эта девушка не глупа, но и не пуста. Ее направление несколько идеально, в детском смысле этого слова: ей мало любить человека, к которому будут тянуться ее чувства, необходимо, чтобы он был несчастен и ходил в толстой и серой солдатской шинели. Принцесса словно живет в воображаемом мире, наивном, романтичном и хрупком. И, хотя она тонко чувствует и воспринимает мир, не может отличить светскую игру от подлинных душевных порывов. Мария является представителем своего времени, среды и социального статуса. Сначала обращая внимание на Грушницкого, потом он поддается игре Печорина, влюбляется в него — и получает жестокий урок. Автор оставляет Марию, не рассказав, сломлена ли она экспериментом ради разоблачения Грушницкого, или, пережив урок, сумеет не потерять веру в любовь.

Вера

О Марии автор рассказывает много и подробно, Вера но мы, читатели, видим только любовь к Печорину. «Она единственная в мире женщина, которая не смогла бы обмануть» героя, та, которая понимала его «совершенно, со всеми мелкими слабостями, дурными страстями». «Любовь моя срослась с душой моей: потемнела, но не угасла». Вера и есть сама любовь, принимая человека таким, какой он есть, она искренна в своих чувствах, и, возможно, такое глубокое и открытое чувство могло бы изменить Печорина. Но любовь, как и дружба, требует самоотдачи, ради нее приходится чем-то жертвовать в жизни. Печорин не готов, он слишком индивидуалист.

Главный герой романа раскрывает мотивы своих поступков и мотивы во многом благодаря образам Марии и Веры – в повести «Княжна Марья» можно более подробно рассмотреть психологический портрет Григория.

Заключение

В различных рассказах романа «Герой нашего времени» персонажи не только помогают нам понять самые разнообразные черты Печорина и, как следствие, позволяют проникнуть в замысел автора, проследить «историю души человеческой », и увидеть «портрет героя того времени».Главные герои произведения Лермонтова представляют разные типы человеческих характеров и потому рисуют образ времени, созданного Григорием Печориным.

Художественный тест

Герой нашего времени — Львиный рык

Телевизионный персонаж Тед Лассо воплощает в себе то, что нам нужно прямо сейчас: добро. В мире антигероев, по словам телевизионного критика Дженнифер Кейшин Армстронг, он просто хочет сделать нас лучше.

Что вам нужно знать о Теде Лассо как персонаже, так это то, что он способен стать вирусным, просто танцуя от ликования.Он только что привел некачественную американскую футбольную команду колледжа к важной победе, и его засняли на камеру, когда он празднует со своими игроками, выполняя восторженный бегущий человек, а также несколько других избранных танцевальных движений. Спортивный диктор, показывающий клип, описывает его как «празднование момента радости со своей командой, который вам действительно нужно увидеть, чтобы понять, и даже когда вы видите это, я не обязательно знаю, что понимание — это то, что мы делаем. ”

Но на самом деле мы понимаем. Это просто то понимание, которое выходит за рамки слов.Эти танцевальные движения? Они есть понимание. Это коан Теда Лассо.

Тед Лассо был одним из тех спасителей карантина на телевидении, как «Король тигров» или «Королевский гамбит», но с одним важным поворотом: действительно вдохновляющим заглавным персонажем, без капли цинизма. Тед был здесь не для того, чтобы шокировать нас своим отсутствием морали, или заинтриговать нас своей темной стороной, или поразить нас своим звездным умом. На самом деле, он был здесь, чтобы сделать обратное. Он хотел показать нам, что в мире есть добро именно тогда, когда оно нам было нужно.

Как оказалось, это было куда более поразительным, чем нагромождение жестокого обращения с животными, сомнительных дел и, возможно, убийств, которые определили нашу первую национальную одержимость карантином, Короля-тигра. На самом деле Тед Лассо чувствовал себя настоящим революционером.

Я начал смотреть после того, как двое друзей, вкусу которых я доверяю, умоляли меня проверить это, несмотря на то, что на первый взгляд ничего не предлагало мне абсолютно ничего. Они объяснили, что это шоу, основанное на рекламном ролике NBC Sports, о глупом тренере по американскому футболу из Канзаса, которого наняли тренировать британскую футбольную команду.По сути, он настроен на неудачу, но в первом сезоне он начинает добиваться прогресса, в основном благодаря своему бесхитростному подходу к людям. Как и главный герой, шоу не должно работать. Но это так, и это чудо.

Премьера состоялась прошлым летом на Apple TV+, и постепенно молва довела его до абсурда. Это был новый Schitt’s Creek, и всем хотелось рассказать всем остальным, что он так хорош. Это только усилилось после того, как Джейсон Судейкис получил «Золотой глобус» за свое выступление, а шоу получило престижную премию Пибоди перед своим вторым сезоном этим летом.

Как и «Бухта Шитта», Тед Лассо использует то, чего обычно не хватает на телевидении в целом, отсутствие, которое становится еще более очевидным в самые мрачные дни пандемии: добро. Вот уже более двадцати лет наше престижное телевидение изобилует антигероями в стиле Сопрано — Уолтером Уайтом из «Во все тяжкие», Доном Дрейпером из «Безумцев», женщинами из «Оранжевый — хит сезона» и даже захватывающей главной героиней Кейт Уинслет в недавнем сериале «Кобыла зла». Исттаун. Это люди, за которых мы болеем, несмотря на их огромные моральные недостатки, и они добились высокого искусства на телевидении.

Но мы готовы к по-настоящему хорошим героям уже сейчас, тем более после изнурительного года наблюдения за жестоким капризом жизни. Тед Лассо предлагает идеальный мост между Тони Сопрано и чистой, незаслуженной, паинькой. Сценаристы и второстепенные персонажи допускают достаточно цинизма и остроумия, чтобы уравновесить Теда, но приятно видеть, что кто-то вознаграждается за доброту и сочувствие. Один из фирменных приемов Теда — посмотреть кому-то в глаза и сказать: «Я ценю тебя». Одно из чудес шоу заключается в том, что мы ему верим в исполнении Джейсона Судейкиса.

Ничто в сериале не имеет прямого отношения к буддизму (в самом первом эпизоде ​​Тед читает потрепанное винтажное издание книги Джека Керуака «Бродяги Дхармы»). Но Тед Лассо является примером ряда буддийских ценностей. Его вирусный танец — это истинное выражение, черта характера, которую он демонстрирует на протяжении всего сериала. Он находится в гармонии со своими эмоциями и часто делится ими с поразительно искусными средствами. Однако его нельзя назвать идеальным, и он набрасывается, когда опустошен предстоящим разводом.

Суперсила Теда в том, что он не боится близости и уязвимости, и это обезоруживает всех вокруг него. Когда циничный британский журналист по имени Трент Кримм проводит с ним день, намереваясь написать репортаж о работе с топором, он вместо этого уходит от этого опыта сбитым с толку и очарованным. Тед объясняет ему за обедом, что его тренерская стратегия состоит в том, чтобы помочь игрокам стать лучше, и не более того. «В бизнесе, который прославляет эго, Тед обуздывает его, — пишет Трент Кримм. «И хотя я верю, что Тед Лассо здесь потерпит неудачу… Я не буду злорадствовать, когда это произойдет.Потому что я не могу не болеть за него». То, что люди поначалу считают слабостью, — взгляните на эту деревенщину! — на самом деле является силой. Он мистер Роджерс, тренирующий Премьер-лигу.

Вот такая мягкая аристократичность нам нужна после прошлого года с лишним. Тед Лассо — это тот, кого вы хотели бы видеть на своей стороне во время карантина, и, возможно, даже больше, поскольку мы продолжаем восстанавливаться, насколько это возможно. Он сказал бы нам, что мы можем это сделать. Он сказал бы нам, что ценит нас, какие бы усилия мы ни приложили прямо сейчас. Он бы знал, что мы делаем все возможное.

Это не тот персонаж, который заставляет нас думать: «Что бы сделал Тед?» Вместо этого я ловлю себя на мысли: «Что бы Тед сказал мне прямо сейчас? Что бы он сказал мне воодушевляющим? Какие у меня есть сильные стороны, которые я считаю само собой разумеющимися, на которые он искренне указал бы мне прямо сейчас? Как я могу стать лучше? Как я могу быть человеком, за которого болеет Трент Кримм, вопреки самому себе? Как я могу заставить Теда гордиться?»

Сталкиваясь ли он с женой, которая хочет разорвать их брак, или с боссом, который намеренно подрывает его, ему удается перевернуть ситуацию — и вызвать слезы аудитории — своим присутствием и грацией.Он не выпендривается. Он не спорит. Когда он прощает свою начальницу за ее предательство, мы понимаем, что это происходит из-за его сочувствия к ее собственному травмирующему и публичному разводу. Оно исходит из места силы, такой силы, на которую мы можем только надеяться.

Такая сила, о которой Тони Сопрано и Уолтер Уайт и мечтать не могли. Сила, в которой сейчас больше всего нуждается мир.

«Герои нашего времени». Описание героев в контексте социально-психологического значения произведения

Культовый роман «Герой нашего времени», описание героев и его сюжетная линия вошли в историю русской литературы как неумирающая классика.Каждый персонаж прописан так, что у читателя невольно возникает ощущение присутствия в разворачивающихся действиях романа.

История создания произведения

Михаил Лермонтов, очевидно, не предполагал, что герои его рассказа о небезызвестном прапорщике Печорине навсегда войдут в историю и будут восприниматься современниками как герои нашего времени. Описание героев не оставляет сомнений в том, что автор приложил немало усилий, чтобы превратить отдельно существующие истории в цельный роман.Лермонтов писал ее три года, печатая каждую главу отдельно в журнале «Отечественные записки».

Развитие событий романа связано с пребыванием писателя в ссылке на Кавказе. Литературоведы до конца не установили хронологическую последовательность написания отдельных глав произведения, но нашли немало фактов, указывающих на сходство персонажей с определенными личностями, с которыми Михаил Юрьевич Лермонтов находился в контакте.

Литературные приемы автора по передаче образа персонажей

Описание «Герой нашего времени» не может быть достоверным, если не указать, что это один из первых в истории русской литературы романов, написанных в стиле социально-психологического реализма.Следует отметить, что на написание произведения повлияли глобальные изменения, царившие в те времена на литературной арене, когда романисты перешли на принципиально новый уровень описания своих персонажей.

Михаил Лермонтов первым представил вниманию читателей образ главного героя с позиции нескольких сторон. Главные действующие лица – прапорщик Печорин, княжна Марья, княжеская дочь Бела, Казбич, главнокомандующий, сын князя Азамата, юнкер Грушницкий. Историю переплетения их судеб в романе раскрывают три рассказчика. Автор специально использовал этот прием, чтобы «герои нашего времени» могли быть представлены читателям как можно точнее. Описание героев благодаря этому вышло полным и символичным. Дело в том, что Михаил Юрьевич не только удачно придумал описание событий с точки зрения трех разных личностей, но и прибегнул к психологическому приему, где рассказчиками выступили три типа людей: центральный персонаж событий, сторонний наблюдатель и, наконец, , лицо, не причастное к Событиям.

Особый прием, с помощью которого автор умело справился с поставленной перед ним задачей — осветить все тонкости души Печорина — нарушение хронологического порядка в главах. Лермонтов, решивший соединить отдельные романы в роман, намеревался накалить атмосферу и заставить читателя трепетать в ожидании развязки.

«Герои нашего времени» (описание героев) — это квинтэссенция видения автором заблудших душ, загрязнённых противоречием, мечущихся в мрачной среде бытия того времени. Главная роль отведена Печорину, ставшему связующим звеном между всеми самостоятельными фрагментами романа. Остальные персонажи нужны для того, чтобы выявить дополнительные грани личности прапорщика через призму их взаимодействия.

Образ Печорина в романе «Герой нашего времени». Описание героев Белы, Казбича и Азамата

Чрезвычайно емкий образ молодого прапорщика стал отражением типичного молодого человека 30-х годов 19 века.Наделенный красивой внешностью, богатством и возможностями, этот герой не испытывал удовлетворения от жизни, не мог пользоваться всеми окружающими его благами. Однако вопреки устоявшемуся стереотипу о том, что персонаж с таким духовным содержанием должен течь по течению, Лермонтов приписывает Печорину страстное стремление обрести смысл жизни через постоянный «спор» с судьбой.

Роман «Герои нашего времени», описание героев и событий с абсолютной точностью, отражают всю духовную испорченность лермонтовского поколения.Автор точно описывает не только характеры героев, но и их внешний вид, чтобы читатель мог лучше понять, как могут выглядеть в той или иной ситуации «никогда не смеющиеся глаза Печорина».

Важную роль в произведении играют противоречивые и емкие характеры Белы, Казбича и Азамата. Лермонтов придает каждому из этих персонажей неповторимую ограниченность души с кажущейся органичностью. Автор намекает в романе, что сила традиций и обычаев оказывает сильное влияние на поведение человека, но это вовсе не указывает на развитие личности.

Основной акцент в изображении Казбича Лермонтов делает на описании цельности его натуры. Возможно, для этого писатель старается ограничиться простыми словами, повествующими о внешних чертах героя. Казбич предстает перед читателем волевым и решительным человеком, больше всего ценящим свободу и подвиги, — истинным горцем. Лермонтов не пытается сделать из него некоего романтического воина, а указывает на прочную связь с устоявшимися традициями горцев, для которых больше всего ценятся долг и честь.

Азамат выглядит не менее традиционно, с точки зрения описания горцев. Он как юный прототип Казбича, который еще не потерял своего озорства и удали, но с годами превратится в его брата.

Бэла благодаря стараниям Лермонтова предстает перед читателем страстной натурой, способной любить от всего сердца. В нем, видите, в самом начале читается человек, желающий достойного лечения. Она не лишена чувства собственного достоинства, ее дух не сломить ни дорогими подарками, ни сладострастными ухаживаниями.Она получила скупую реплику в романе. Видимо, автор хотел, чтобы читатель угадал бушующие страсти в сердце девушки, анализируя ее поступки.

Социальное значение романа

Описание романа «Герой нашего времени» свидетельствует о том, что Лермонтов первым из современников сумел поставить в центр развития не сами события, а внутренний мир главного героя сюжетной линии. Он смог описать духовные искания Печорина как непрерывный процесс, а не статичное состояние.Достичь такого эффекта писателю удалось благодаря литературному приему с нарушением хронологии событий в рассказе, из-за чего читатель не может сконцентрироваться на событиях, он вынужден направить свое внимание на единственный известный ему объект, объединяющий все главы — Печорин.

Лермонтову удалось настолько органично описать души персонажей, что они навсегда укоренились в сознании читателей как герои нашего времени.

известных цитат и высказываний о герое нашего времени

Герой нашего времени Известные цитаты и высказывания

Список 42 лучших известных цитат и высказываний о герое нашего времени , чтобы прочитать и поделиться с друзьями на ваших Facebook, Twitter, блогах.

Лучшие цитаты из 42 героев нашего времени

#1. Почему я так люблю древних? Помимо всего прочего, когда я их читаю, все прошлое между ними и мной разворачивается одновременно. Сердца скольких героев и поэтов могли быть воспламенены биографиями Плутарха, которые теперь вдохновляют меня своим собственным и заимствованным пламенем! — Автор: Франц Грильпарцер
#2. Я не легенда и не герой, я не убиваю драконов, я не делаю ничего из того, что может настоящий герой. Но я могу сделать лучше, день за днем, для большей части королевства. — Автор: Мерседес Лакей
#3. У каждого есть внутренний герой, которого он время от времени замечает мельком и только и ждет, чтобы вырваться на свободу. Настало время раскрыть свой истинный потенциал героя, — Автор: Стив Риццо
#4. Я скажу, который час. Пришло время стать героем. — Автор: Марк Эндрю По
#5. Свободный фыркнул. «Вряд ли моя вина в том, что вы сделали из моего отца героя».
— Нет, — мягко сказал он. «Но каждый раз, черт побери, я убеждаю себя, что мне следует уйти от тебя…»
«Ну, — просто сказала она, — у тебя не будет этой проблемы, если ты перестанешь убеждать себя в глупостях». Автор: Кортни Милан
#6. Вы слишком долго работали в жизни, теперь пришло время для героизма. — Автор: Амит Калантри
#7. Можно подумать, что человек, проведший в театре столько же времени, сколько я, поймет, когда придет время герою умереть, если ему суждено быть героем. Я пропустил реплику великой сцены самоубийства — Автор: Курт Воннегут
#8. Если вы сделаете это правильно в 51% случаев, вы станете героем. — Автор: Альфред П. Слоан
#9. И, ради бога, не трать на работу целый день! Найди время для приключений, дорогая. Эта жизнь так длинна. — Автор: Адрастус Руд
#10. Мужчины, которых я пишу, могут быть напористыми, тихими, откровенными и возмутительными, смертоносными или веселыми…. но я бы никогда не стал тратить время на героя, который не был благородным, который не защищал тех, кто не мог защитить себя, который не ценил детей и домашних животных, который не был независимым и бескорыстным. — Автор: Лори Фостер
#11. Я не знаю, почему ты заставляешь бедную девочку играть с тобой, — сказал Питер. — Ты собираешься полностью ее зарезать. сказал.- Автор: Аманда Хокинг
#12. Мы живем в эпоху, достойную героев. Никогда еще время не предлагало таких опасностей или призов … Испытанием этого века будет то, не путает ли человек рост богатства и власти с ростом духа и характера. — Автор: Винс Ломбарди
#13. Черный список был временем зла…. никто с обеих сторон, переживший это, не остался нетронутым злом … [Оглядываясь] назад на это время … бесполезно искать злодеев, героев, святых или дьяволов, потому что их не было; были только жертвы. — Автор: Далтон Трамбо
#14. Моим первым героем был Томас Эдисон, чья взрослая жизнь полностью состояла из свободного времени. — Автор: Джонатан Франзен
#15. Он не был героем. Он не был тем человеком, который выступил вперед и спас невинных. Он сам потерялся. Тени вторглись давным-давно и украли его жизнь. Но он отдал бы все, что у него осталось, чтобы стать человеком, который нашел способ спасти Джудит — Автор: Кристин Фихан
#16. Играть в одной команде с Сачиным — огромная честь. Его уравновешенность, проницательность, скромность и, прежде всего, его техническое мастерство делают его моим героем на все времена.Вы не можете найти более совершенного игрока в крикет, чем Сачин. У него есть все, что нужно игроку в крикет — Автор: Рахул Дравид
#17. Конечно, я не могу сказать ничего хорошего о Крисе Пратте. Он, наверное, величайший герой нашего времени в реальной жизни, если честно. — Автор: Брайс Даллас Ховард
#18. Это ненасильственные люди, которые лишились свободы просто потому, что высказали свои идеи… По правде говоря, они герои нашего времени. — Автор: Ай Вэйвэй
#19. Наше тело прямо сейчас там. Вам не нужно было ничего зарабатывать. Это подарок. Вы становитесь героем каждый раз, когда выходите из дома, чтобы сделать зарядку. — Автор: Наоми Олдерман
#20. Роман стал ведущим героем в драме литературного развития нашего времени именно потому, что он лучше всего отражает тенденции еще только нарождающегося нового мира; это, в конце концов, единственный жанр, рожденный этим новым миром и полностью сродный ему. — Автор: Михаил Бахтин
#21. Он по-прежнему будет считать своим долгом заткнуться и продолжать, не создавать проблем. В наше время мы сделали мятежника героем, и более героически говорить об этом.- Автор: Эдди Кэмпбелл
#22. Еще один одинокий сломленный герой, собирающий осколки моего разума. У меня заканчивается вера, надежда и разум, у меня заканчивается время. — Автор: Оззи Осборн
#23. Я всегда хотел быть героем
однажды пожертвовать своей жизнью по-крупному
и все же Бог потребовал, чтобы моя жертва длилась тысячи дней, на протяжении многих лет, с еще одним поцелуем, еще одной историей, еще одним приемом пищи .- Автор: Салли Кларксон
#24. Я хочу сказать, что всегда будут мерзкие люди, так же как всегда будут люди добрые и сострадательные… Этот мир беспокойный, дикий, место. Однако было бы еще более ужасно, если бы только злые люди тратили время на освоение оружия. — Waylander из книги Hero in the Shadows Дэвида Геммелла — Автор: Дэвид Геммелл
#25. «Ты мой герой», — говорим мы оба одновременно. Я не слышу движения Кента, но внезапно его голос становится ближе, и он находит мои руки в темноте и сжимает их в своих. — Автор: Лорен Оливер
#26. Я предпочитаю сомневаться во всем. Такой нрав не исключает решительного характера. Наоборот, что касается меня, то я всегда иду смелее, когда не знаю, что меня ждет.Ведь ничего хуже смерти быть не может, а от смерти не убежишь! — Автор: Михаил Лермонтов
#27. Дагвуд Бамстед был великим непризнанным героем американской литературы. Он появлялся каждый день, его сбивали с ног каждый день, он никогда не ел свой бутерброд каждый день, собака прыгала на него каждый день, его жена доставляла ему неприятности, и он появлялся каждый день. — Автор: Джеймс Л. Брукс
#28. Если молодость есть период поклонения героям, то верно и то, что поклонение героям, быть может, более всего другого дает ощущение молодости. Восхищаться, расширять свое «я», забыть обыденность, ощущать новизну, жизнь и надежду — значит чувствовать себя молодым в любое время жизни. — Автор: Чарльз Хортон Кули
#29. Я вырос на севере Англии в то время, когда Стирлинг Мосс был героем. Все хотели быть гонщиками.- Автор: Ридли Скотт
#30. Когда я был ребенком, Жак Кусто был моим героем и человеком, который вдохновил меня стать подводным исследователем. У меня есть много других людей, которые вдохновили меня после него, но он по-прежнему мой герой на все времена. — Автор: Энрик Сала
#31. Герой секретный агент? Ну, кому какое дело до остального его дела, когда он встретил героиню. Время для угрюмой тоски! — Автор: Шерри Томас
#32. В теле и кино убиваешь себя, тратя все это время на придумывание символики, а вдруг тот олень, что перебегает путь твоего героя, как-то передает то, что творится в голове у твоего героя? Когда много раз, вы просто хотите услышать, что он думает. — Автор: Эрик Крипке
#33. Недавняя смерть Джина Маккарти напомнила мне об уроке, который я очень-очень долго не усваивал, так что теперь я должен усвоить его заново. Речь идет о политическом мужестве и героях, и когда страна отчаянно нуждается в лидерстве. Бывают времена, когда обычная политика не годится, и это один из таких случаев. — Автор: Молли Айвинс
#34. «Красный» — первая книга в трилогии, получившая большое количество поклонников как самостоятельно изданная электронная книга, которая теперь вышла в бумажном виде от Saga. Он знакомит нас с неохотным героем Шелли, бывшим антивоенным активистом, который предпочитает идти в армию, а не отбывать тюремный срок после ареста на акции протеста. — Автор: Аннали Ньюитц
#35. Каждый раз, когда я путешествовал в новый город, я узнавал о местных героях, о которых я не знал, и я узнавал об их очень впечатляющем вкладе в развитие своих городов. — Автор: Хименес Лай
#36. Чемпион, по его словам, выигрывает Мировую серию или Олимпиаду и возносится на плечи товарищей по команде и болельщиков. Герой несет людей на своих плечах. Чемпионы живут настоящим моментом, а герои, такие как Джеки Робинсон, неподвластны времени. — Автор: Шэрон Робинсон
#37. Что касается героизма, я вырос в культуре, где вы постоянно узнаете о героях и героинях. В некотором смысле, когда вы называете кого-то героем или героиней, это то же самое, что называть его злодеем.- Автор: Юнь Ли
#38. Безумие и слава мира… дикие, мудрые и злые… герой, безумец, странник и глупец… земля, моря, дикие небеса… все это часть бесконечного, разворачивающегося гобелена, сотканного временем и сшитого памятью. — Автор: Брайан Ольгин
#39. Кто в каждом великом романе всегда является героем? Не какой-то из персонажей, а какое-то безымянное и безымянное пламя за ними всеми.- Автор: Д. Х. Лоуренс
#40. С появлением радикальных и доступных технологий каждый из нас, впервые в истории, создает влиятельную марку навсегда — мы все для кого-то мини-цифровые знаменитости и герои.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.