Германская революция: Революция в Германии 1918-1919 гг кратко о причинах и итогах ноябрьских событий

Содержание

100 лет назад в Германии началась Ноябрьская революция

100 лет назад в Германии началась революция, приведшая к свержению монархии и провозглашению парламентской республики. Толчком к началу событий послужило восстание матросов, отказавшихся идти на смерть ради политических игр императора Вильгельма II. К этому моменту экономика страны была практически полностью разрушена.

100 лет назад с восстания матросов в Киле началась Ноябрьская революция в Германии. Драматичные события продлились до 31 июля 1919 года, когда в Веймаре была принята первая демократическая конституция. Революция ознаменовалась падением монархии и учреждением парламентской республики.

В советской историографии было принято считать германские процессы откликом на Октябрьскую революцию в России. Впрочем, в отличие от Петрограда и Москвы, в Германии коммунисты не нашли серьезной поддержки среди населения и свою борьбу проиграли. Неудачей закончилось Январское восстание «спартакистов» в Берлине и провозглашение Баварской Советской Республики в апреле 1919-го.

Другое коренное отличие от нашей страны – отречение императора Вильгельма II прошло бескровно. Он просто уехал жить за границу.

Затягивание Первой мировой войны привело к развитию в Германии жесткого кризиса, затронувшего все сферы жизни.

К 1918 году стало понятно, что блок центральных держав будет побежден – это считалось лишь вопросом времени. Последний эмоциональный подъем случился с немцами после подписания Брестского мира с Советской Россией в марте. Однако оптимизм быстро улетучился. Кайзеровские войска существенно уступали противникам и количественно, и в технологическом плане. Разрыв еще более увеличился после вступления в войну США на стороне Антанты.

Стремительно росло разочарование внешней политикой государства среди мирного населения. Многие семьи лишились кормильцев: за четыре года войны погибли около 2 млн немцев, еще 4,5 млн превратились в инвалидов. Свыше 1 млн солдат и офицеров попали в плен. Оставшиеся невредимыми физически возвращались домой с психическими травмами и нервными расстройствами из-за увиденного в окопах.

Экономика трещала по швам. Из-за переоборудования промышленности под военные нужды объемы производства неуклонно снижались. По закону «О вспомогательной службе Отечеству» для всех мужчин в возрасте от 17 до 60 лет вводилась трудовая повинность на заводах по изготовлению орудия и боеприпасов. Военное командование в лице Пауля фон Гинденбурга и Эриха фон Людендорфа требовало привлечения для нужд фронта всех имевшихся ресурсов страны.

К концу Первой мировой в Германии были введены продовольственные карточки.

В стране начинался голод, сопровождавшийся реквизированием у населения предметов быта и продовольствия. Как указывается в монографии Вениамина Космача «Германия в 1918-1919 гг.: рождение республики», у людей отбирались металлическая посуда, оконные и дверные ручки, печные заслонки, были сняты медные крыши и церковные колокола. Социальные катаклизмы выливались в стачки рабочих, стихийные митинги и протесты. Недовольный резким падением уровня жизни народ требовал немедленного прекращения войны.

Сложившаяся ситуация привела к радикальному падению авторитета власти. Если раньше Вильгельмом восторгались как сильным лидером нации, то теперь он превратился в объект злых, желчных шуток. По мере продолжения Первой мировой все больше людей призывало к упразднению монархического строя. Никак не улучшило положения решение кайзера назначить канцлером принца Максимилиана Баденского, который ввел в правительство социал-демократов.

Под угрозой всеобщего восстания и по причине широкомасштабного наступления Антанты, которое у Германии уже не было возможности отразить, Вильгельм запросил у США мирные переговоры. С целью потрафить американцам кайзер даже убрал с авансцены генерала Людендорфа – едва ли не единственного военного, еще сохранявшего довольно высокую популярность среди немцев.

Знаковый полководец был заменен на посту начальника Генштаба на «паркетного генерала» Карла Гренера.

США вступали в процесс по урегулированию конфликта подчеркнуто неохотно и регулярно подавали противнику знаки неуважения. Вкупе с бессилием на фронте такое поведение развило у вынужденных «не замечать» пренебрежительное отношение немцев синдром «униженной нации».

Чуть более чем за месяц Германия растеряла всех союзников. 29 сентября капитулировала Болгария, 30 октября – Турция, а 3 ноября – Австро-Венгрия. Изрядно потрепанная, частями деморализованная немецкая армия осталась одна против набравшей вес Антанты, где место дряхлой России заняла свежая Америка.

Окончательно добила империю сомнительная авантюра командования, благодаря которой кайзеровское правительство надеялось выторговать у союзников более достойные условия сдачи. Согласно военно-морскому приказу от 24 октября, Кайзерлихмарине предписывалось атаковать британский флот всеми имеющимися силами. Последний план крупной боевой операции немцев в Первой мировой выглядел чистым самоубийством. У кораблей Германии практически не было шансов в схватке с противником, превосходившим его во всех аспектах, да к тому же усиленным американскими боевыми судами.

Вопреки директиве командования о необходимости «спасти честь германского флота», часть экипажей линкоров «Тюрингия» и «Гельголанд» отказались выполнять боевой приказ, за что подверглись аресту. Такие действия властей возмутили других матросов, тайно или явно сочувствовавших мятежникам и разделявших позицию о том, что атака на британские ВМС противоречит объявленному кайзером курсу на мирные переговоры.

Эпицентром волнений стал портовый Киль. В контакт с матросами вошли Независимая социал-демократическая партия Германии (НСДПГ) и Социал-демократическая партия Германии – итогом сотрудничества этих групп чуть позже стало образование временного правительства – Совета народных уполномоченных (СНУ).

3 ноября 1918 года матросы вышли на мирную демонстрацию в поддержку отправленных под стражу сослуживцев.

К ним примкнули кильские рабочие, требовавшие «хлеба и мира». Военный патруль открыл по митингующим огонь на поражение, в результате чего было убито девять и ранено 29 человек. В ответ матросы застрелили командира отряда, а солдат разоружили.

«Предательство» Кайзерлихмарине потрясло Вильгельма, который курировал флот и считал его своим любимым детищем. Еще одним ударом для кайзера послужил массовый переход сухопутных войск, присланных в Киль усмирять беспорядки, на сторону матросов. К вечеру следующего дня повстанцы забрали город под свой контроль. Еще через сутки мятежники составили «14 кильских пунктов», содержавшие требования освободить всех политзаключенных, отменить цензуру, установить надлежащее обращение начальства с командой, ввести неограниченную личную свободу для каждого после окончания вахты и т. д.

Так начиналась Ноябрьская революция. Согласно классификации историка-германиста Александра Патрушева, приведенной в «Германской истории», первый этап революционных событий закончился через неделю, 10 ноября, созданием СНУ.

Восстание быстро распространилось на другие города. Желая развить свой успех, матросы прибыли в Берлин. Вооруженному захвату подверглись здания Военного министерства, Имперской канцелярии, управления ВМС, Главного морского штаба и другие ключевые ведомства.

Основанные в населенных пунктах Советы призвали Вильгельма отречься от престола. 10 ноября кайзер бежал в Голландию.

«Я отказываюсь навсегда от прав на корону Пруссии и вместе с ним от права на германскую императорскую корону»,

— говорилось в официальном акте отречения, подписанном 28 ноября.

Принятый в 1919 году Версальский договор, утверждавший новый мировой порядок, объявлял Вильгельма II главным военным преступником планеты, который должен был предстать перед международным трибуналом по обвинению в нарушении покоя в Европе. Однако королева Вильгельмина отказалась выдать бывшего императора. Революция в Германии между тем только набирала обороты.

борьба за политическое выживание в период революции 1918–1919 гг.

Германский офицерский корпус и солдатские советы: борьба за политическое выживание в период революции 1918–1919 гг.

Смотреть текст

Соколов А. П. Германский офицерский корпус и солдатские советы: борьба за политическое выживание в период революции 1918–1919 гг. / А.П.Соколов // Исторический журнал: научные исследования. – 2015. – №3. – С. 314 — 323.

Революционные события в Германии 1918–1919 гг. представляли собой значительную угрозу для офицерского корпуса кайзеровской армии. Образовавшаяся в ходе революции система солдатских советов претендовала на то, чтобы стать основой новых вооруженных сил с выборным командованием и устранить офицеров из военной иерархии. В данной статье рассматривается вопрос отношения германского офицерского корпуса к деятельности солдатских советов в воинских частях, его оценка претендовавших на командные полномочия коллективных органов власти. Анализируются принципы взаимодействия солдатских советов и офицеров в дни германской революции. В исследовании используются документы деятельности солдатских советов, приказы Верховного командования, стенограммы Всегерманских съездов советов, воспоминания и переписка представителей офицерского корпуса и гражданских властей.

Автор приходит к выводу, что солдатские советы рассматривались офицерским корпусом как потенциальный канал углубления революции, источник нарушения дисциплины в войсках. Данная оценка солдатских советов офицерами, основанная в большей степени на гипотетических опасениях, чем на реальном опыте, предопределила выработку военным руководством совместной стратегии с гражданскими властями, направленной на скорейшую ликвидацию системы советов в армии.

Элитистские причины ноябрьской революции 1918 года в Германии

Элитистские причины ноябрьской революции 1918 года в Германии

Страницы / Pages
58-66
Аннотация

В 2017—2018 гг. историческое сообщество широко отмечало сто­летние юбилеи произошедших в конце Первой мировой войны револю­ций. Безусловно, революционные события в России приковывают зна­чительное внимание, однако не меньший интерес вызывает ноябрьская революция 1918 г. в Германии. В настоящей статье поставлена задача осветить состояние немецкой правящей верхушки накануне войны, так как отсутствие ярких личностей среди политического истеблишмен­та страны, с одной стороны, и единства среди немецкой элиты — с другой, стали важной причиной банкротства кайзеровской Германии. Социально-классовые противоречия внутри немецкой элиты, в частно­сти противоречия между германской буржуазией и аграриями, не поз­воляли выработать единый четкий курс во внутренней и внешней по­литике. Кадровые проблемы в руководстве и частые политические скандалы, дискредитировавшие немецкую правящую верхушку в глазах общественности, создавали крайне негативный имидж монархии. Та­ким образом, отсутствие грамотных управленцев, политических лиде­ров, способных взять на себя ответственность и вывести страну из кризиса, и создало революционную ситуацию в стране.

Abstract

In 2017-2018, the historical community commemorated the centenary anniversaries of revolutions that took place at the end of the First World War. Although the revolutionary events in Russia attract greater attention, the German revolution of November 1918 is of no less interest. In this article, I set out to highlight the situation of the German ruling elite on the eve of the war. The absence of bright personalities among the country’s political estab­lishment, on the one hand, and the lack of unity among the German elite, on the other, were the major causes of the bankruptcy of the Kaiser’s Germany. Social and class conflicts within the German elite, in particular, the tensions between the German bourgeoisie and agrarians rendered it impossible to de­vise coherent domestic and foreign policies. Incompetent leadership and fre­quent political scandals, which discredited the German ruling elite in the eyes of the public, created an extremely negative image of the monarchy. Thus, the lack of competent managers and political leaders able to take responsibility and lead the country out of the crisis created a revolutionary situation in the country.

Список литературы

1. Вильгельм II. Мемуары. События и люди. 1878—1918. Минск, 2003.

2. Макдоно Д. Последний кайзер: Вильгельм Неистовый. М., 2004.

3. Максимов И. П. Внутренняя политика канцлера Германской империи Бернгарда фон Бюлова в 1900—1909 гг. : дис. … канд. ист. наук. Калининград, 2008.

4. Садовая Г. М. Диагональ Бетман-Гольвега // Первая мировая война: дис­куссионные проблемы истории. М., 1994.

5. Цфасман А. Б. Кризис Национал-либеральной партии Германии накануне первой мировой войны // Естественно-гуманитарные исследования. 1975. М., 1976. С. 179—199.

6. Beumelberg W. Wilhelm II und Bülow. Oldenburg, 1932.

7. Bülow B. von. Denkwürdigkeiten. Bd. 2. Von der Marokko-Krise bis zum Ab­schied. Berlin, 1930.

8. Die Grosse Politik der Europäischen Kabinette 1871—1914. Sammlung der dip­lomatischen Akten des Auswärtigen Amtes. Berlin, 1924—1925.

9. Drewes A. Die “Daily Telegraph“-Affaire vom Herbst 1908 und ihre Wir­kungen. Bochum, 1933.

10. Einem К. von. Erinnerungen eines Soldaten. Leipzig, 1933.

11. Elm L. Zwischen Fortschritt und Reaktion. Geschichte der Parteien der libera­len Bourgeoisie in Deutschland 1893—1918. Berlin, 1968.

12. Eschenburg T. Das Kaiserreich am Scheideweg. Bassermann, Bülow und der Block. Berlin, 1929.

13. Kiderlen-Wächter A. von. Der Staatsmann und Mensch. Stuttgart ; Berlin ; Leipzig, 1925.

14. Martin R. Fürst Bülow und Kaiser Wilhelm II. Leipzig, 1909.

15. Neumann W. Die Innenpolitik des Fürsten Bülow 1900—1906. Kiel, 1949.

16. Norddeutsche Allgemeine Zeitung. 1908. 29. Okt.

17. Puhle H.-J. Agrarische Interessenpolitik und preußischer Konservativismus im Wilhelminischen Reich (1893—1914). Bonn ; Bad Godesberg, 1975.

18. Radziwill M. Briefe vom deutschen Kaiserhof 1889—1915. Berlin, 1936.

19. Raschdau L. Meine Beziehungen zu Fürst Bülow // Front wider Bülow. Mün­chen, 1931.

20. Schön W. von. Fürst Bülows Irrungen und Unwahrheiten // Ibid.

21. Schüssler W. Kaiser Wilhelm II. Schicksal und Schuld. Göttingen ; Berlin ; Frankfurt a/M ; Zürich, 1962.

22. Sheehan J. J. Der deutsche Liberalismus 1770—1914. München, 1983.

23. Spitzemberg H. von. Das Tagebuch. Göttingen, 1963.

24. Stenographische Berichte über die Verhandlungen des Deutschen Reichstages. Berlin, 1907—1909.

25. Weizsäcker E. von. Die Weizsäcker-Papiere 1900—1932. Berlin, 1982.

26. White A. Aus meinem Diplomatenleben. Leipzig, 1906.

27. Winzen P. Reichskanzler Bernhard von Bülow. Regensburg, 2013.

28. Ziekursch J. Politische Geschichte des neuen Deutschen Kaiserreiches. Frank­furt a/M, 1925.

Германская революция. У Йоахима Лева новая команда

Тренерский штаб бундестим после неудач 2018 года серьезно скорректировал подход к формированию состава: от большинства старожилов избавились, а на их место пригласили целую группу неопытных футболистов.

Йоахим Лев на тренировке сборной Германии / Фото: © Reuters

Черный год

Глядя на результаты сборной Германии в 2018-м, сложно поверить, что еще за четыре года до этого она выносила всех вперед ногами и не знала, куда девать растущих как грибы вундеркиндов. Подопечные Йоахима Лева не смогли защитить титул чемпионов мира, причем самым позорным образом — даже не выйдя в плей-офф. Вылет немцев из группы с Мексикой (0:1), Швецией (2:1) и Южной Кореей (0:2) стал одной из главных сенсаций турнира, но отставки тренерского штаба не последовало. Дело в том, что накануне поездки в Россию Лев продлил контракт до 2022 года, поэтому увольнение грозило казне Немецкого футбольного союза серьезными потерями. Кроме того, 59-летний специалист за 15 лет в команде сделал достаточно, чтобы ему предоставили еще один шанс.

Нидерланды — Германия — 3:0. Голы и лучшие моменты

Им стала Лига наций — турнир не самый важный, но показательный после такого провала. Четыре матча с Францией и Нидерландами должны были продемонстрировать, способен ли Лев в кратчайшие сроки вернуть команде уверенность в своих силах. Оказалось, что нет: улов немцев составил всего два очка в домашних встречах, а такого крупного поражения, как в гостях у голландцев (0:3), они не терпели давно. Единственным светлым пятном на отрезке после ЧМ-2018 стала разгромная победа над Россией (3:0) в контрольном матче. Но чтобы поставить Леву хотя бы удовлетворительную оценку, этого было явно недостаточно. И все же работу он сохранил. Вот если уж и на Евро-2020 сборную Германии постигнет неудача, кредит доверия немецких футбольных властей точно будет исчерпан.

Германия — Россия — 3:0. Голы и лучшие моменты

Дальше — без Боатенга, Мюллера и Хуммельса

Было бы наивно полагать, что неудачи не вызовут у игроков и тренера разочарование друг в друге. Стало понятно: кадровую политику надо пересматривать в пользу  омоложения состава. Хотя первый шаг в этом направлении был сделан вовсе не по прихоти Йоахима Лева — Месут Озил в конце июля сам объявил об уходе из сборной, где, по его словам, имели место расистские настроения. Скандал получился громким, но хавбек «Арсенала» уже так давно не радовал игрой за бундестим, что никто не счел его серьезной потерей. Надежды, что 30-летний игрок сможет вернуться на прежний уровень, не было, и расстались с ним без особых сожалений. Как и с Марио Гомесом, завершившим карьеру в сборной в силу возраста (33).

Но весомый вклад в перестройку вносит и Лев, который уже избавился от нескольких старожилов. К примеру, после ЧМ-2018 ни одного вызова в сборную не получил Сами Хедира, достаточно успешно играющий за «Ювентус». А в начале марта наставник бундестим неожиданно объявил, что больше не рассчитывает на Матса Хуммельса (30 лет), Жерома Боатенга (30) и Томаса Мюллера (29). Конечно, это вызвало недовольство «Баварии», ведь спустя неделю после заявления Лева ей предстояло принимать «Ливерпуль» (1:3). А главное — непонятна мотивация тренерского штаба, ведь ни одного из троих по возрасту нельзя отнести к ветеранам, а за сборную они провели в общей сложности 246 матчей! Решение Лева выглядит нелогичным, но он его в любом случае не изменит. Бундестим стала другой.

«Бавария» все еще базовый клуб

Несмотря на потерю сразу троих своих видных представителей, мюнхенцы остаются главным поставщиком игроков для Лева. Хотя нужно отметить, что делегация «Баварии» на этот раз в меньшей степени отражает ее статус в немецкой футбольной иерархии. Если на ЧМ-2018 чемпиона Германии представляло семеро игроков, то сейчас — всего пятеро, среди которых для стартового состава сборной подходят пока что Мануэль Нойер да Джошуа Киммих. Никлас Зюле столкнется с серьезной конкуренцией за место в центре обороны, а Серж Гнабри и Леон Горецка выглядят скорее как игроки ротации. Любопытно, что следующими по представительству идут «Лейпциг» и «Байер» (по три футболиста), а участвующая в борьбе за чемпионство дортмундская «Боруссия» отправила в команду лишь Марко Ройса. Так что у Лева получилась «сборная солянка», в том числе из игроков не ведущих клубов Германии.

Бросается в глаза и скромное количество легионеров. На чемпионат мира поехало восемь футболистов, защищавших цвета зарубежных клубов, тогда как в нынешней заявке таких всего пятеро. Нельзя сказать, что за пределами Германии нельзя было найти других игроков для сборной, хотя их значительно меньше, чем у испанцев или французов. Лев вполне мог пригласить, к примеру, того же Хедиру и Эмре Джана из «Ювентуса», Юлиана Дракслера из «ПСЖ», Бернда Лено из «Арсенала» и еще нескольких футболистов, соответствующих уровню команды.  

Молодо-зелено

Вследствие реформ на государственном уровне в Германии резко возросло количество талантливой молодежи, чем Лев с удовольствием пользовался на протяжении всей карьеры в бундестим. Молодежь всегда активно привлекалась в команду, но это происходило постепенно и точечно, тогда как сейчас состав перекурочен как минимум наполовину. Из «старой гвардии» осталось всего несколько человек — Нойер, Тони Крос, Ройс и Илкай Гюндоган. При этом из них только голкипер «Баварии» разменял четвертый десяток, что не позволяет назвать их ветеранами в полном смысле слова. Лев как будто решил очистить команду от тех, кто терпел с ним позорные поражения последнего года, и заменить их психологически голодными и не сломленными игроками.

С точки зрения количества выступлений в составе национальной команды под понятие «ветеран» подходят разве что Нойер (84 матча) и Крос (91) — все остальные могут похвастаться в лучшем случае парой десятков игр. Кстати, помимо этих двоих, в команде остался всего один футболист, выигравший в 2014-м чемпионат мира, — Матиас Гинтер. Все остальные за успехами соотечественников следили по телевизору.

Отметим, что десять игроков имеют за плечами не более пяти появлении в майке сборной, а трое и вовсе могут дебютировать в ближайших встречах. Матчи с Сербией и Нидерландами станут первыми для Лукаса Клостермана («Лейпциг»), Максимилиана Эггештайна («Вердер») и Никласа Старка («Герта»). Так что во многом это будет совсем другая команда по сравнению не только с чемпионатом мира, но и с Лигой наций.

Первая проверка

Понятно, почему Лев не боится идти на столь масштабные реформы. Сборная Германии даже вторым составом имеет отличные шансы преодолеть отборочный турнир Евро-2020. Здесь немцам вновь попались Нидерланды, которые и станут их главными конкурентами, а Беларусь, Северная Ирландия и Эстония с большой долей вероятности сыграют роль статистов. Такой турнирный расклад позволит тренерскому штабу наиграть новых игроков не в ущерб результату и подойти к финальной части турнира уже с готовой и опытной командой. В данном случае переживать за бундестим не приходится — с подобным кадровым ресурсом за любым спадом рано или поздно всегда начнется подъем. С Левом или без Лева — сборная Германии вернется на былые позиции.

Обновленная бундестим начнет с контрольной встречи с Сербией в Вольфсбурге. Место и время проведения матча, а также соперник подобраны идеально для столь непростой ситуации. На фоне крепкой европейской команды и при поддержке родных трибун сборной Германии будет легче оставить в прошлом недавние провалы. Впрочем, и времени для раскачки нет — уже через несколько дней немцы отправятся в Амстердам на первый матч отборочного цикла. 

Товарищеский матч между сборными Германии и Сербии будет показан 20 марта в 22:45 (МСК) в прямой трансляции на канале «Матч ТВ», сайтах sportbox.ru и matchtv.ru, а также в мобильном приложении «МАТЧ! КЛУБ» начиная с 22:50.

Товарищеский матч. Германия — Сербия

Ноябрьская революция 1918-1919 гг. в Германии

  1. Ноябрьская революция 1918-1919 гг. в Германии: причины, характер, основные этапы

Предпосылки:

– истощенная экономика Германии.

– обострение социальных противоречий — с весны 1917 стачки рабочих, к-ые требовали прекращения войны. Возникли Советы рабочих депутатов. Требовали заключения мира, отмены военно-диктаторского режима, амнистии политическим заключенным, норм прод. снабжения.

–введение осадного положения.

С помощью правых лидеров социал-демократии добились прекращения стачки. Руководители СДПГ Фридрих Эберт, Шейдеман, Легин.

В «Программе действий СДПГ»: преобразование «старого авторитарного гос-ва» в новое «демократически-социалистическое» посредством всеобщих выборов, парламентаризации и проведения соц. реформ. Против революц. действий центристские лидеры германской социал-демократии Гуго Гаазе, Карл Каутский и Рудольф Гильфердинг, но они требовали крупных демократических преобразований, включая провозглашение республики. Недовольство рядовых членов СДПГ отказом лидеров партии от поддержки массового рабочего движения заставило центристских лидеров пойти на разрыв с деятелями правого крыла. В апреле 1917 они объявили о выходе из СДПГ и о создании самостоятельной организации — Независимой социал-дем. партии Германии(НСДПГ).

В состав НСДПГ на правах автономии левая революционная группа «Спартак», лидеры Карл Либкнехт и Роза Люксембург. Спартаковцы поддерживали программу решительных демократических преобразований, но это лишь 1й шаг к социалист. революции, ориентировались на путь большевиков.

Военное положение обострилось летом 1918: провал немецкого наступления и контрнаступление Антанты. Назревал сильнейший соц. взрыв.=> осенью 1918 руководители военно-диктаторского режима Пауль фон Гинденбург и Эрих Людендорф решили создать либеральное парламентское правительство для предотвращения революции и заключения мира, т.к западный фронт мог развалиться в любой момент.

3 октября 1918 кайзер поручил формирование нового кабинета принцу Баденскому. В состав правительства, кроме буржуазных партий, вошли 2 представителя СДПГ — Шейдеман и Бауэр. Правительство принца объявило о проведении конституц. реформы с целью установления парламентской монархии. Но реформа декларативна.

Рекомендуемые материалы

   Революция с 3 нояб 1918 восстанием моряков в Киле, отказавшихся от сражения с британским флотом, рабочие Киля поддержали их. К вечеру моряки начали создавать свои Советы. Правительство послало туда правого социал-демократа Густава Носке, к-му удалось завоевать доверие солдатских Советов.

Революция за неделю охватила всю страну. Сметены все правящие в отдельных гос-ах империи династии.

9 ноября революция дошла до столицы. Началась всеобщая забастов­ка берлинских рабочих, поддержанная солдатами столичного гарнизона.

Рук-во СДПГ потребовало отречения кайзера. Добровольно он уходить не хотел, поэтому было заявлено об его отерчении, полномочия переданы канцлера Эберту.

Руководство СДПГ объявило Германию «свободной демократической республикой» и обещало создать правительство «на базе объединения всех социалистов». Лидеры социал-демократии направили свои усилия, чтоб захватить руководство в Советах. На собрании Берлинского Совета 10 нояб 1918 в цирке Буша, лидеры СДПГ говорили о необходимости «единства всех социалистов».+Эберт заявил, что «надо приступить к строительству экономики на принципах социализма».

Пойдя на сотрудничество с НСДПГ, лидеры СДПГ добились успеха на выборах исполкома Берлинского Совета. Успеха лидеры СДПГ добились, когда принято решение о создании Совета народных уполномоченных.

СНУ провозгласил основные политические права и свободы, ликвидирована цензура, предоставлены избирательные права всем мужчинам и женщинам с 20 лет, введении 8часового рабдня и учреждение пособий по безработице и страхования по болезни.

11 ноября 1918 в Компьенском лесу перемирие. Революционные рабочие требуют проведения более решительных преобразований. Поэтому СНУ провозгласил, что будет «проводить волю рабочих, объединенных в Советы», и что считает своей задачей «осуществление социалист.программы».=> рабочие рассматривали СНУ как прав-во, защищающее их интересы.

На деле революция ограничилась решением самых простых демократич. задач. Декларированное новое гос-во базировалось на прежнем фундаменте.

Старый бюрократический гос.аппарат остался неприкосновенен, функционировали старые чиновники. Нетронутым осталось военное командование, т.к руководитель СНУ Эберт считал своей главной заслугой, что возглавляемые им силы ограничились лишь «оформлением банкротства старого режима».

Вопрос о форме послевоенного гос. устройства должен решаться не Советами, а демократически избранным населением Национальным собранием. Курс на скорейший созыв Нац. учредительного собрания лег в основу политики лидеров СНУ.

Вам также может быть полезна лекция «Пожаровзрывобезопасность».

Реальная политическая власть в стране осталась в руках буржуазии, но теперь она осуществлялась через лидеров СДПГ, руководивших деятельностью СНУ.  Выдвижение лозунга «Вся власть Советам!» создавало серьезную опасность выхода революции за рамки первоначальных преобразований.

В ноябре 1918 центральная правительственная власть в Германии не имела прочной вооруженной опоры. Солдаты войсковых соединений, находившихся внутри страны, в основном поддержали революцию, а фронтовые войска находились еще за пределами Германии. Все это определило тот курс политики, к-ый начал проводиться СНУ на 2ом эта­пе революции во 2ой по­ловине ноября и декабря 1918.

Германская буржуазия и лидеры СНУ еще не имели возможности силой удержать революцию в приемлемых для них рамках, и они вынуждены идти на некоторые уступки и компромиссы, чтоб удержать под своим влиянием массы рабочих.

15 нояб 1918 представитель германских корпораций Гуго Стиннес и лидер социал-демократ. профсоюзов Карл Легин подписали соглашение о «трудовом сотрудничестве»,к-ое признавало за профсоюзами право на исключительное представительство интересов рабочих, вводило систему коллективных договоров, арбитражного разбирательства спорных вопросов и разрешало создание на предприятиях фабрично-заводских комитетов с нек-ми правами на производстве.

 Лидеры СДПГ в союзе с буржуазией и военными кругами повели линию на разоружение рабочих, на ослабление, затем полную ликвидацию Советов. Почти сразу рабочие и солдаты создают вооруженные отряды Красной гвардии. Это 11нояб 1918 узаконено исполкомом Берлинского Совета. Но 14 нояб в выступлении перед представителями сол­датских Советов Эберт заявил, что отряды Красной гвардии не нужны, т.к «завоевания революции будут охранять все вооруженные силы республики».=> правительство запретило создание красногвардейских отрядов и потребовало от рабочих и солдат сдачи оружия. +лидеры СНУ в союзе с военным командованием направили усилия на сохранение германской армии для борьбы против революции. С дек 1918 из демобилизованных сформировали фрейкоры (добровольч.корпуса) +туда консерватив. чиновники, торговцы, студенты, им давали оружие. Правительств. распоряжение о запрете вмешательства Советов в военное командование, + отняли у них право контролировать ж/д, угольн.пром-ть. Правые лидеры СДПГ и НСДПГ, к-ые руководили во многих Советах, старались дискредитировать саму идею Советов, ратовали за Национальное собрание. Против этой линии левые независимцы НСДПГ – Мюллер, Деймиг, Ледебур, они за общегерман.съезд Советов, а уж потом созвать Нац. собрание, т.е. «3-ий путь»: сочетание буржуазно-демократич. парламентаризма и Советов, но у них нет массовой поддержки. «Спартак»=> «Союз Спартака» в составе НСДПГ, они призывали к революционному свержению власти буржуазии, за социалист.революцию. Курс на решение задач, далеко выхо­дивших за рамки буржуазно-демократ. революции, был закреплен в про­грамме Коммунистической партии Герма­нии, к-ая создана спартаковцами и др радикальными группами социал-демократов на учредительном съезде. В программе КПГ выдвигались требования передачи всей полноты власти в центре и на местах Советам и провозглашения Германии единой социалист. республикой. Но программа коммунистов выдвигала лозунги, к-ых основные массы рабочих и солдат, продолжавшие доверять лидерам СНУ, разделять не могли. +Негативную роль играли серьезные разногласия между спартаковцами и ле­выми независимцами, а принятое на уч­редительном съезде КПГ ошибочное решение бойкотировать выборы в Наци­ональное собрание еще усилило эти разногласия. Ослаблению роли Советов. На I Всегерманском съезде Советов 16-21дек 1918 лидеры СДПГ взяли дело созыва съезда в свои руки и обеспечили себе на нем подавляющее большинство. Лидеры СДПГ кое в чем пошли на нек-ые уступки требованиям рабочих и солдат. Так, съезд одобрил лозунг социализации. Были приняты решения о демократизации армии (гамбур­гские пункты), к-ые вводили в армии выборность командиров и ликвидировали воинские ордена и титулы. Но уступив в этих вопросах, ли­деры СДПГ провели несколько важных решений. Съезд Советов одобрил сосредоточение в руках СНУ всей полноты власти в стране. Функции Советов ограничивались правом «парламентского контроля» за действиями СНУ, но без права отмены распоряжений прави­тельства. Съезд Советов принял решение о скорейшем созыве Нац. собрания, выборы в него на­значены на 19янв 1919. Участия Советов в подготовке и проведе­нии не предусматривалось. Ослабление Советов. Но среди революционно настроенных рабочих и солдат в дек 1918 росло недовольство политикой СНУ. Они были возмущены отказом лидеров СДПГ от проведения решительных демократ. преобразований, их систематическим принижением роли Советов, фактами их прямых связей с реакционной военщиной.=> Когда матросы Народной морской дивизии оказали вооруженное сопротивление попытке их разоружения, Эберт послал армейские части, но матросы отразили их атаки. Но использование воинских соединений вызвало сильную волну про­тестов среди берлинских рабочих. Действия лидера СДПГ осудили даже руководители Независимой социал-демократич.партии. Представители НСДПГ 29дек 1918 вышли из состава СНУ и потребовали смену курса правительственной политики. Но устранение начальника полиции Эйхгорна, пользовавшегося большой популярностью в рабочих кварталах Берлина, вызвало там стихийный взрыв возмущения. Начались массовые забастовки,многие имели оружие. В рядах демонстрантов возник лозунг «Долой правительство Эберта-Шейдемана!» В нек-ых районах столицы первые вооружен­ные столкновения с полицией. Явно переоценив готовность масс демонстрантов к борьбе за свержение пра­вительства, левые деятели НСДПГ, революционные старосты берлинских пред­приятий и коммунисты вечером 5янв 1919 создали Ревкомитет, объявивший о свержении правительства Эберта и о взятии власти в свои руки. Это ошибочно, т.к основная масса рабочих не готова к борьбе за власть. +в рядах Ревкомитета не было единства, плана действий. После долгих споров большинство комитета решило вступить с правительством в переговоры. Руководители СНУ ответили на это мобилизацией всех сил для разгрома рабочих. Эберт обратился за помощью к Грёнеру, армейские части +формирования добровольческих корпусов. Эберт предложил Густаву Носке возглавить карательные меры против рабочих. Прервав переговоры с Ревкомитетом, правительство Эберта ввело в Берлин войска. Во главе колонны фрейкоровцев шагал Носке. Пару дней на улицах Берлина шли ожесточенные бои. Но слабая организованность, отсутствие единого рук-ва, плана действий скоро привело к сломлению сопротив­ления рабочих. 15янв 1919 контрреволюционными офицерами убиты руководители КПГ Либкнехт и Р.Люксембург, это отвратило многих рабочих от лидеров СНУ, одобривших эти убийства.

Янв. вооруженное восстание в Берлине потоплено в крови, отсюда 3ий этап революции. Январская расправа нанесла удар самым радикальным группам рабочих, но не ликвидировала борьбу за решительные социально-политич. преобразований. Рабочие боролись за установление контроля над производством, за социализацию. +За повышение роли Советов. Новая волна пролетарских волнений в фев-марте 1919. Борьбу всеобщей забастовкой начали рабочие Рейнско-Вестфальской обл 18фев 1919. Распространилась на Среднюю Германию, охватив Саксонию и Тюрингию, 3марта дошла до Берлина. В столице вновь уличные бои. По приказу Носке в Бер­лин вступили части фрейкора. На 3ем этапе революции 1ые попытки рабочих двинуть революцию дальше,+добиться перерастания буржуазно-демократич. революции в социалистическую. 1ые рабочие Бремена. В дни январских вооруженных боев в Берлине, они сместили старые власти «вольного города» и объявили Бремен социалист. республикой. Образовано Советское прав-во, в составе коммунисты и левые независимцы. Советская республика Бремена держалась ~3 недели. В начале фев 1919 разгромлена правительственными войсками. 13апр 1919 в Мюн­хене провозглашена Советская рес­публика, во главе член КПГ Евгений Левине. Правительство, из коммунистов и левых независимцев, ввело рабочий контроль над производством, национализировало банки, взяло под строгий контроль снабжение населения продовольствием. Оно вооружило рабочих и приступило к созданию Баварской Красной армии. Но не вышло. В мае 1919 Советская республика Баварии пала. В Мюнхене свирепствовал белый террор. Сохранялся большой разрыв между революционными рабочи­ми, с оружием в руках сражавшимися за углубление революции, а то и за власть Советов, и основными слоями германского пролетариата, к-ые оставались в стороне от борьбы и ждали от Нац. собрания осуществления своих стремлений. Но революционные бои начала 1919 не напрасны. Они не позволили отнять у народа демократ. завоевания ноябрьских дней 1918, а оказали влияние на ход и результаты Нац. собрания.

Германская революция 1923 года

 

Германская революция 1923 года

Если с какого-нибудь конца начнется революционная встряска Европы, то это с Германии… и победа революции в Германии есть обеспечение победы международной революции. И. Сталин

В 1923 году Германия вновь на пороге революции. Ленин уже не принимает участия в руководстве страной. Бразды правления почти полностью захватил Сталин, хотя ни страна, ни мир, ни даже его соперники в партии этого еще не поняли. Вот как сам Сталин описывает свою роль в подготовке германской революции 1923 года: «…германская комиссия Коминтерна в составе Зиновьева, Бухарина, Сталина, Троцкого, Радека и ряда немецких товарищей имела ряд конкретных решений о прямой помощи германским товарищам в деле захвата власти» (Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 1 августа 1927 г. ).

Личный секретарь Сталина Борис Бажанов описал подготовку подробнее. Он говорит, что средства на германскую революцию были отпущены огромные, а затем было принято решение вообще средств не ограничивать. В Советском Союзе были мобилизованы все коммунисты немецкого происхождения и все коммунисты, владеющие немецким языком. Их готовили и отправляли в Германию на подпольную работу. В Германию направлялись не только рядовые советские коммунисты, но и руководители высшего ранга, в том числе нарком В. Шмидт , заместитель председателя ГПУ Уншлихт , члены советского ЦК Радек , Пятаков и другие.

Советский полпред в Германии Крестинский развернул мощную сеть тайной агентуры. Советское полпредство в Германии превратилось в организационный центр революции. Через полпредство шли указания Москвы и потоки денег, которые тут же превращались в вагоны подрывной литературы, в лавины оружия и боеприпасов.

«На Уншлихта была возложена организация отрядов вооруженного восстания для переворота, их рекрутирование и снабжение оружием. На него же была возложена обязанность организации германского ЧК для истребления буржуазии и противников революции после переворота» (Б. Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. С. 67).

Советское Политбюро разработало и утвердило детальный план переворота и была установлена дата — 9 ноября 1923 года. Но революция не состоялась. По многим причинам.

Первая: массы выбирали золотую середину — шли не за коммунистами, а за социал-демократами. Германская компартия не имела необходимой для захвата власти поддержки масс, кроме того, партия раскололась на две фракции, и лидеры обеих фракций не проявляли решительности в духе Ленина и Троцкого.

Вторая: между Советским Союзом и Германией не было общей границы. Как и три года назад, Польша разделяла их. Если была бы общая граница, то Красная Армия могла оказать помощь германской коммунистической партии и ее нерешительным вождям…

Третья причина, пожалуй, самая главная: Ленин уже давно не руководит ни Советским Союзом, ни мировой революцией. Он умирает. У Ленина много наследников: Троцкий, Зиновьев, Каменев, Рыков, Бухарин. Рядом с явными соперниками работает скромный Сталин, которого никто претендентом на власть не считает, но который, по словам Ленина, уже «сосредоточил в своих руках необъятную власть».

Германская революция 1923 года управлялась из Кремля, но у руля мировой революции шла жестокая драка. Ни один из явных претендентов на власть не желал видеть своего противника в роли вождя германской и, следовательно, европейской революции. Вожди толкались у руля, давая подчиненным противоречивые указания. Это никак не могло кончиться победой.

Мудрый Сталин в этой ситуации не лез в рулевые. Он решил сначала все внимание уделить вопросам окончательной консолидации своей единоличной власти, а уж потом заниматься всеми остальными проблемами, в том числе и мировой революцией. В ближайшие годы Сталин опустит всех претендентов на власть этажом ниже, а потом будет их опускать все ниже и ниже — до самых лубянских подвалов.

Захватив власть, Сталин устранит все барьеры, мешающие германской революции:

— он наведет порядок в германской компартии и заставит ее беспрекословно выполнять приказы Москвы;

— он установит общие границы с Германией;

— он уничтожит германскую социал-демократию. Уничтожит социал-демократию не своими руками, конечно. Разве Сталин убивал кого-то своими руками?

См. Политбюро рассматривает вопрос о революции в Германии

Ссылки:
1. Бармин А.Г. дипломат в Персии, 1923
2. ГЛАВНЫЙ ВРАГ
3. Крестинский Николай Николаевич (1883-1938)
4. Веймарская республика
5. большевистское восстание в Германии, намеченного на октябрь 1923 года
6. Кольман Эрнест Яромирович (1892-1979)
7. Скоропадский Павел Петрович (1843-1945)
8. Политбюро рассматривает вопрос о революции в Германии, 1923
9. Воспоминания Шатуновской О.Г.: На фронт, уговаривать солдат не уходить

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Россия и революция в Германии. Забытая трагедия. Россия в первой мировой войне

Читайте также

Россия и революция в Германии

Россия и революция в Германии Осенью 1918 г. на территории урезанной после Бреста России находилось примерно 100 тысяч иностранных солдат, 70 тысяч из них составлял контингент чехословаков. Половину остальных представляли собой воинские подразделения англичан. Начало

Восстание в Германии и Россия

Восстание в Германии и Россия А большевики просто отказывались верить, что германские братья по классу откажутся поддержать своих самых горячих и многолетних сторонников. В великом недоумении и испытывая безмерное разочарование, 12 декабря 1918 г. внушительная советская

СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ГЕРМАНИИ

СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ГЕРМАНИИ В Германии правительство делало все возможное, чтобы в стране грянула социальная революция. Еще в 1878 году правительство ввело Исключительный закон против социалистов, или «Закон против вредных и опасных стремлений социал-демократии».С 21

Глава XX Сдача на капитуляцию Германии, Австрии, Венгрии и Турции.

Революция и гибель монархии в Германии

Глава XX Сдача на капитуляцию Германии, Австрии, Венгрии и Турции. Революция и гибель монархии в Германии 1В ночь с 4 на 5 октября 1918 г. при посредничестве Швейцарии президенту Соединенных Штатов была отправлена следующая телеграмма: «Германское правительство просит

РЕВОЛЮЦИЯ 1848 г. В ГЕРМАНИИ. ФРАНКФУРТСКИЙ ПАРЛАМЕНТ

РЕВОЛЮЦИЯ 1848 г. В ГЕРМАНИИ. ФРАНКФУРТСКИЙ ПАРЛАМЕНТ Бои в Берлине (1848 г.)1848-й стал годом революционных потрясений в Европе. Февральская революция во Франции послужила толчком для начала действий сторонников перемен в Германии, Австрии, Венгрии. Естественно, различия в

РЕВОЛЮЦИЯ В ГЕРМАНИИ И СОЗДАНИЕ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

РЕВОЛЮЦИЯ В ГЕРМАНИИ И СОЗДАНИЕ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Первая мировая война принесла Германии разруху, голод, инфляцию. Это, а также отсутствие значительных успехов на фронте явилось причиной возникновения революционной ситуации. Забастовки рабочих приобретали

4. Россия и германская революция

4. Россия и германская революция Союз германского кайзеровского рейха с русской революцией был неискренним и неестественным, но в высшей степени действенным. Союз большевистской России с немецкой революцией был совершенно искренним, это было наиболее естественное дело

ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ В ГЕРМАНИИ. 1848–1852

ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ В ГЕРМАНИИ. 1848–1852 Разложение старого режима. По получении известий о февральских событиях в Париже германские официозные газеты пытались сначала возбудить немецкий шовинизм и обратить против Франции возбуждение, которое они предвидели. «В

10.

 Как проходила революция 1918–1919 гг. в Германии?

10. Как проходила революция 1918–1919 гг. в Германии? Окончание Первой мировой войны не означало, что в Европу вернулись спокойные времена. В Венгрии, Австрии, Чехии, Словакии, Турции, Финляндии вспыхнули революции. Революционная волна, охватившая эти страны, оказывала

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии. Образование III Интернационала. VIII съезд партии.

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии. Образование III Интернационала. VIII съезд партии. В то время как Советская страна готовилась к новым боям против иностранной интервенции, на Западе, в тылу и на фронтах воюющих стран происходили решающие события. Германия

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии. Образование III Интернационала. VIII съезд партии.

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии. Образование III Интернационала. VIII съезд партии. В то время как Советская страна готовилась к новым боям против иностранной интервенции, на Западе, в тылу и на фронтах воюющих стран происходили решающие события. Германия

Ноябрьская революция в Германии – кульминация революционного подъема в Европе

Ноябрьская революция в Германии – кульминация революционного подъема в Европе Окончание Первой мировой войны отнюдь не означало, что в Европу вернулись спокойные времена. В Венгрии, Австрии, Чехии, Словакии, Турции, Финляндии вспыхнули революции. Разные по своему

Глава 1. АМЕРИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОССИЯ

Глава 1. АМЕРИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОССИЯ Первое английское поселение на территории США возникло в 1607 г. в Виргинии (Вирджинии) и получило название Джеймстаун. Торговая фактория, основанная командами трех английских кораблей под командованием капитана Ньюпорта, стала

Немецкая революция

Доктор Карл Либкнехт провозглашает Германскую социалистическую республику в ноябре 1918 г.

Немецкая революция была периодом потрясений и политических перемен, который начался в конце Первой мировой войны и закончился принятием Веймарской конституции. Некоторые из его ключевых событий включали восстание в Киле, отречение кайзера Вильгельма II, формирование Веймарского совета народных министров и Национального собрания, восстание спартаковцев в Берлине и несколько недолговечных социалистических республик по всей Германии.

Начало в Киле

Немецкая революция началась с Кильского мятежа, восстания, спровоцированного недовольными немецкими моряками в конце октября. В течение недели восстание распространилось на города и военные базы по всей Германии.

Революционные советы, имеющие некоторое сходство с русскими советами, формировались по всей стране и требовали политической реформы. Большинство этих требований носили социалистический или социал-демократический характер. Они включали прекращение войны, отмену монархии, большее демократическое представительство и экономическое равенство.

Столкнувшись с сокращающейся поддержкой не только на улицах, но и в ближайшем окружении, Вильгельм II рисковал потерять свой трон. К концу октября его канцлер, принц Макс фон Баден, советовал ему отречься от престола. Кайзер уклонялся от ответа, полагая, что даже если он будет вынужден отказаться от имперского германского престола, он может остаться королем Пруссии.

Кайзер отрекается от престола

Первая полоса газеты, сообщающая об отречении кайзера в 1918 году

7 ноября революция одержала свою первую значительную победу, когда баварский король Людвиг III бежал через границу в Австрию.В тот же день в Берлине радикальные революционеры потребовали отречения и суда над кайзером.

Решение было принято за него 9 ноября, когда Баден объявил об отречении кайзера без его одобрения или одобрения. Вильгельм обратился за советом к министру обороны Вильгельму Гренеру и военному главнокомандующему Паулю фон Гинденбургу, которые сказали изолированному кайзеру, что военные больше не могут его поддерживать.

На следующий день, 10 ноября, бывший кайзер сел на поезд и бежал из Германии.Он укрылся в Нидерландах, где 28 ноября подписал официальный документ об отречении от престола. Он оставался в Голландии до своей смерти в 1941 году. Было много требований союзников о его экстрадиции и суде, но голландский монарх отверг их.

Эберт передал силу

Вернувшись в Германию, за отречением кайзера немедленно последовала отставка Бадена. В течение месяца своего пребывания у власти Баден не смог заключить мирное соглашение и не был полностью привержен наблюдению за переходом Германии к демократическому правительству.

Баден ушел, также 9 ноября, заявив, что Фридрих Эберт заменит его на посту канцлера (сам по себе шаг сомнительной законности, учитывая, что не было главы государства, чтобы сделать такое назначение).

Независимо от законности его назначения Эберт, вероятно, был логичным выбором. Он был лидером Социал-демократической партии (СДПГ), крупнейшей политической партии Германии, и входил в кабинет Бадена. Назначение умеренного деятеля СДПГ, вероятно, имело целью держать правительство в ответственных руках, одновременно умиротворяя левые группы.

Провозглашение двух республик

Филипп Шейдеман появляется в 1918 году, чтобы объявить о новой германской республике

. Пока чернила на письме Эберта о назначении сохли, его коллега по СДПГ Филипп Шейдеманн выступил с спонтанным публичным заявлением — без разрешения и ведома Эберта — и объявил о начале новой германской республики:

«С врагами народа покончено навсегда. Кайзер отрекся от престола. Он и его друзья исчезли; народ победил их всех, во всех областях.Принц Макс фон Баден передал должность рейхсканцлера представителю Эберту. Наш друг сформирует новое правительство, состоящее из рабочих всех социалистических партий. Это новое правительство не может быть остановлено в своей работе, чтобы сохранить мир и заботиться о работе и хлебе. Рабочие и солдаты, помните об исторической важности этого дня: произошли непомерные вещи. Нас ждут великие и неисчислимые задачи. Все для людей. Все от народа. Ничего не может случиться с бесчестием рабочего движения.Будьте едины, верны и совестливы. Старая и прогнившая, монархия рухнула. Новое может жить. Да здравствует Германская Республика!»

Примерно в то же время лидер Spartakusbund Карл Либкнехт выступал перед сторонниками в Люстгартене, парке в центре Берлина. В своей прокламации Либкнехт также провозгласил рождение германской республики, но одной для «всех племен, без слуг, где каждый честный работник получит свою честную плату. Господство капитализма, превратившего Европу в кладбище, сломано.

Революционные советы

Многие хорошо приняли новое правительство, но оно столкнулось с одной серьезной проблемой. Мятеж в Киле привел к формированию «рабочих и солдатских советов» по ​​всей стране. К началу ноября эти советы можно было найти в Киле, Брауншвейге, Франкфурте, Мюнхене и многих других городах и военных базах.

Для наблюдателей советы имели некоторое сходство с советами, которые спровоцировали русскую революцию. В то время как горстка немецких советов возглавлялась революционными социалистами, большинство советов преследовали более умеренные цели: прекращение войны, отмена монархии и аристократических привилегий и формирование демократического правительства.

Несмотря на это, новые лидеры в Берлине были обеспокоены советами, опасаясь, что они могут быть легко радикализированы и использованы социалистами. Они стремились избежать ситуации, подобной двоевластию в России в прошлом году, когда Временное правительство не могло эффективно править из-за отказа от сотрудничества со стороны советских советов.

Новое правительство

Пятеро из шести членов Совета народных депутатов в конце 1918 г.

9 ноября, когда Шейдеман провозглашал Германскую республику, а Эберт занимал пост канцлера, вожди этих рабочих советов собирались и организовывались в Берлине для того, что представлялось быть захватом власти. Это требовало быстрых действий от Эберта, который решил взять на себя ответственность за революцию до того, как радикалы опередят его.

10 ноября Эберт сформировал исполнительный комитет из шести человек под названием Rat der Volksbeauftragten («Совет народных министров или депутатов»). Его членство было разделено поровну между СДПГ и Независимой социал-демократической партией (НСПД). Среди членов комитета были Эберт, Шейдеманн и лидер USPD Хьюго Хаазе. Два дня спустя Совет министров издал декларацию, в которой заверил немцев, что его члены являются социалистами, а также пообещал ряд прав и свобод.

Другая задача нового правительства заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой военных на случай, если потребуется принять меры для подавления радикальной социалистической революции. Это также было подтверждено 10 ноября во время ночного телефонного разговора между Эбертом и генералом Вильгельмом Грёнером. Пакт Эберта-Грёнера, как стало известно об их соглашении, обещал военную поддержку правительству СДПГ в обмен на умеренную политику и защиту Генерального штаба и офицерского корпуса.

Взгляд историка:
«Отсутствие народной памяти об этом историческом событии побудило недавнего редактора назвать эту политическую трансформацию немецкого языка «Забытой революцией».В старых немецких учебниках часто упоминается поражение Германии в войне и установление Веймарской республики без ссылки на период потрясений и политических разногласий, которые произошли между ними. Что остается без внимания, так это ключевая роль, которую массовое движение солдат и рабочих сыграло в том, чтобы бросить вызов немецкому адмиралтейству и положить конец войне. Именно благодаря политической деятельности простых людей Германия превратилась из автократического и глубоко иерархического общества в демократическую республику со всеобщим избирательным правом и социальными правами.
Гаард Кетс и Джеймс Малдун

 

1. Восстание в Киле стало искрой, которая зажгла немецкую революцию. Это вдохновило на создание рабочих и солдатских советов в городах и военных базах по всей Германии.

2. Когда угроза революции возросла, канцлер Макс фон Баден посоветовал кайзеру отречься от престола. Однако Вильгельм II уклонился от ответа, полагая, что он может остаться королем Пруссии.

3. 9 ноября 1918 года Баден самовольно объявил об отречении кайзера, а Шейдеман и Либкнехт провозгласили рождение новой германской республики.

4. Баден подал в отставку с поста канцлера 9 ноября и назначил Эберта своим заместителем, что является конституционно недействительным действием, но направленным на то, чтобы держать правительство в руках умеренных.

5. Затем Эберт и его министры заключили союз с военными, чтобы защитить правительство как от рабочих и солдатских советов, так и от реакционной милитаристской контрреволюции.

Информация для цитирования
Название: «Немецкая революция»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https://alphahistory. com/weimarrepublic/german-revolution/
Дата публикации: 10 сентября 2019 г.
Дата обращения: Текущая дата
Авторское право: Содержание этой страницы не может быть переиздано без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

оборотов (Германия) | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение↑

Во время «холодной войны» немецкая революция 1918–1919 годов была в центре внимания, вызвавшей ожесточенные споры.Исторические аргументы, смешанные с политическими, часто отражали дух времени . От некогда ожесточенных споров об альтернативе либеральной демократии большевизму, об упущенных шансах и неиспользованных вариантах политики, о «третьих путях» и большей степени «демократизации» сегодня почти не осталось и следа. Любой, кто бросит взгляд на состояние исследований с 1990-х годов или на степень общественной осведомленности о потрясениях, сопровождавших окончание Первой мировой войны, имеет основания говорить о давно замороженных спорах и «забытой революции». [1] Так называемая «ноябрьская революция» еще не нашла прочного места в истории немецкой демократии. В культурной памяти эта дата просто знаменует собой начало конца развития, приведшего в 1933 году к диктатуре, а не к демократической республике, падение которой не было предопределено.

Некоторые тенденции в современных исследованиях указывают, однако, на то, что эти часто нормативно нагруженные или даже квазителеологические интерпретации все чаще заменяются более открытым взглядом на Веймарскую республику и межвоенный период в целом.Недавние исследования, вдохновленные историей политической культуры, например, трактуют «кризисы» не как квази-неизбежные линейные сценарии упадка, а интерпретируют их как изменчивые переходные периоды открытых ситуаций принятия решений и переговорных процессов. [2] Это соответствует взгляду на 1920-е и 1930-е годы как на период, который лучше всего описывается метафорой «лаборатории» для проверки политико-социальных моделей. Еще в 1918 году Томаш Масарик (1850-1937), первый президент только что созданного Чехословацкого государства, назвал послевоенную Европу «лабораторией, построенной над великим кладбищем мировой войны». [3]

Кризис либерализма вместе с эрозией монархических моделей легитимации дал возможность экспериментировать с новыми вариантами политической организации. Подменяя полемический, часто нормативно заряженный термин революция, некоторые ученые схватывают трансформацию между различными формами правления, используя политологический инструментарий изменения системы (переходы, смена режима). [4] Такой анализ способствует систематизации и объективизации и в то же время упрощает сравнение между странами.Кроме того, все большее внимание уделяется транснациональным переводам и межсетевым соединениям. Это тем более уместно, что внутри Европы конфликт между империей и нацией впервые полностью развернулся в конце Первой мировой войны. [5] Это применимо к Германской империи и еще более к распавшейся империи Габсбургов. Исследование политического насилия, сосредоточенное на динамике революции и контрреволюции, также открыло новые транснациональные взгляды на период между 1917 и 1923 годами. [6] Однако пока транснациональная история тех лет прослеживается в лучшем случае смутно. Это может заключаться и в реальной расстановке вокруг осени 1918 года, а именно в «фрагментации потенциально европейской и глобальной революционной ситуации». [7] Для Майкла Гейера революция 1918-1919 годов была «полемической основой режима/порядка», направленной на трансформацию политий и обществ на международном уровне. Находясь в «зоне разлома наций, империй и идеологий» и опираясь на «утопию глобальных ожиданий», он в итоге остался ограниченным и фрагментарным. [8]

Какие изменения произошли в деталях и как? Какие этапы перехода можно правдоподобно реконструировать? Эти детали будут прослежены ниже для Германской империи. В заключении будут в общих чертах очерчены сходства и различия между различными случаями в Центральной Европе после 1918 г. и предложены транснациональные переносы и корреляции. Как это ни парадоксально, транснационализм играл значительную роль в случаях националистических военизированных организаций.

Ползучий закат Германской империи ↑

Заманчиво и слишком просто приписывать конец Империи исключительно поражению Германии в Первой мировой войне, тем самым возлагая ответственность за внезапное падение режима на внешние причины.Необходимо вернуться назад, к знаменательному 1918 году, и признать структурные слабости и асинхронности в Германской империи, не реанимируя детерминистский тезис немецкого Sonderweg («особый путь»). [9] Любой, кто подчеркивает противоречие между нелиберальным политическим порядком и быстрой социально-экономической модернизацией, не должен, однако, упускать из виду прогресс в практическом парламентском опыте, демократизации и верховенстве права. [10] Напряжение между старым и новым, между традицией и современностью, между пробуждением и потрясениями, между уверенностью в себе и сомнением, между оптимизмом в отношении прогресса и культурным пессимизмом делало Империю в целом непростым образованием. [11] Даже если главный редактор либерального « Berliner Tageblatt » Теодор Вольф (1868–1943) восторженно отзывался о «величайшей из всех революций» 10 ноября 1918 г. и сравнивал ее с внезапная «буря»; этот взгляд на спонтанные потрясения, вызванные войной и поражением, не соответствует действительности. Скорее, революция уже давно зрела «в недрах вильгельминского общества». [12]

Ползучее падение легитимности монархии проявлялось в различных симптомах, таких как переход власти от императора к военачальникам в ходе войны, голодные бунты и массовые протесты января 1918 г. вызвал системный кризис.Артур Розенберг (1889-1943) уже усмотрел в этом генеральную репетицию ноябрьской революции. Несмотря на такие признаки, признание поражения Верховным Главнокомандованием в сентябре 1918 г. стало шоком для общественности и политиков. В конце концов, мирный договор Брест-Литовска с Советской Россией весной 1918 года снова подпитывал надежды на победу Германии, пусть и мало что еще.

Перевороты осени 1918 года можно условно разделить на две фазы: первая — «революция сверху» и вторая — «революция снизу».Последний, в свою очередь, разложился на два этапа: (1) от свержения государства в начале ноября 1918 г. по поводу распада правящей коалиции большинства и независимых социал-демократических партий (МСПД и УСПД) в конце декабря до установления Национального собрания в январе 1919 г.; (2) с тех пор и до весны 1919 г., отмеченной все более радикальным массовым движением против имперского правительства, которое столкнулось с неминуемой потерей власти и власти военными средствами.

Различные фазы перехода ↑

Первый этап преобразований, направленный «сверху», начался в конце сентября 1918 г., когда германское верховное командование потребовало прекращения огня в соответствии с «Четырнадцатью пунктами» президента США Вудро Вильсона (1856–1924). Однако союзники больше не были расположены к такому компромиссу и предложили прекращение огня, которое фактически было равносильно безоговорочной капитуляции. Кроме того, они больше не желали вести переговоры с агентами немецких военных, а настаивали на создании демократически легитимного правительства.В этом смысле серия дипломатических нот Вильсона повлияла на парламентаризацию Империи. Если бы это одно было решающим фактором, то пришлось бы говорить о «революции извне». Однако на смену им пришли другие аспекты.

Во-первых, военное руководство Империи одобрило, если не без скрытого мотива легитимации/установления Dolchstoßlegende («легенда об ударе в спину»), [13] пересмотр конституции в сторону парламентаризма; во-вторых, большинство фракций в Interfraktioneller Ausschuss («Межфракционный комитет») Рейхстага, в частности, выступали за такое развитие, отчасти для предотвращения «хаоса» революционного массового движения снизу.Вновь сформированное правительство во главе с имперским канцлером Максом фон Баденом (1867-1929), в которое вошли представители социал-демократии, католического центра и левого крыла либералов, сдвинуло с мертвой точки конституционную реформу на фоне постоянно усиливающегося давления через обмен Вильсоном Примечания. 28 октября вступили в силу так называемые «Октябрьские реформы», ознаменовавшие переход от конституционной к парламентской монархии.

В свете октябрьских реформ ноябрьская революция может показаться почти лишней в «технически-конституционном» плане [14] , но политически это было отнюдь не так.Смена форм правления в октябре не имела характера перелома в современном общественном сознании. Ввиду материальных трудностей, нависшей угрозы поражения и продолжающегося существования монархии (хотя и в коренным образом изменившихся условиях) было мало места для теоретических дискуссий о политических концепциях порядка. И общественное настроение не было готово удовлетвориться бумажной конституционной реформой.

«Революция снизу», также начавшаяся в конце октября, потребовала отречения кайзера как сильнейшего символа конца старого порядка.Политические цели вновь созданных рабочих и солдатских советов были расплывчатыми, а их действия в то время носили мирный и дисциплинированный характер, но они действительно стремились свергнуть Ancien Régime . Уже 7 ноября режим и монархия в Баварии пали, и Курт Эйснер (1867-1919) провозгласил республику. Когда 9 ноября повстанческое движение достигло Берлина, принц Макс фон Баден — случайно без официального разрешения и за несколько часов до решения германского императора Вильгельма II (1859–1941) — обнародовал отречение кайзера и наследного принца.Он передал должность канцлера лидеру MSPD Фридриху Эберту (1871-1925). Давление на канцлера и кайзера с целью отречения от престола с самого начала усилилось ультиматумом социал-демократов. По совету Верховного главнокомандующего Вильгельм бежал в Голландию 10 ноября и подписал отказ от престола вскоре после этого — 28 ноября.

Противоречивые идеи нового политического порядка ↑

Ведущий социал-демократ Филипп Шейдеман (1865-1939) провозгласил республику с балкона здания Рейхстага вскоре после объявления об отречении, около двух часов дня 9 ноября 1918 года.Своей импровизированной речью Шейдеман прояснил две вещи: во-первых, притязания МСПД на лидерство в революции, к которым они сами испытывали двойственные чувства; во-вторых, понимание его партией того, что революция уже достигла своей цели и что отныне речь идет об укреплении нового республиканского порядка.

Трудность создания республики на основе консенсуса также подтверждается тем фактом, что примерно через два часа после заявления Шейдемана «спартаковец» Карл Либкнехт (1871-1919) провозгласил «Свободную Социалистическую Республику Германии» в Люстгартене перед замком. , стилизуя его как промежуточный этап на пути к глобальной коммунистической революции.Сопротивление роялистов не было мобилизовано для борьбы за монархию. [15] Вместо этого внутри левого политического спектра разгорелся конфликт за будущую конфигурацию новой демократии. Эберт, глава правительства, а также социал-демократы большинства и «революционер поневоле» [16] , пообещали в кратчайший срок созвать Национальное конституционное собрание. Цель состояла в том, чтобы помешать экспериментам левого социалистического совета и, что еще важнее, революции в большевистском стиле в Германии.Социал-демократическая партия раскололась во время первой мировой войны, в 1917 году, на большинство и независимых социал-демократов; свободно организованная «группа Спартак» вокруг Карла Либкнехта и Розы Люксембург (1871-1919). Метко и парадоксально Генрих Август Винклер назвал раскол в рабочем движении «тяжёлой помехой и предпосылкой первой германской демократии» (« Vorbelastung und Vorbedingung »). [17]

Социал-демократы большинства стремились избежать дальнейшей радикализации.Их основной и непосредственной целью был созыв демократически избранного Национального собрания. Исключительно там должно было происходить формирование повестки дня будущего устройства государства и общества. Большинство делегатов / депутатов первого съезда рабочих и солдатских советов в конечном итоге проголосовали за призыв социал-демократов большинства к выборам в Национальное конституционное собрание 19 января 1919 года. С точки зрения конституционной и демократической теории существует хороший аргумент в похвалу социал-демократам большинства за их чувство ответственности и непоколебимую приверженность цели парламентской демократии.Тем не менее их подход во многих отношениях кажется слишком осторожным. Их страх перед хаосом и их настойчивое требование административной преемственности, например, излишне щадили старый административный и военный истеблишмент. С другой стороны, нельзя однозначно ответить на контрфактуальный вопрос о том, повлекла бы за собой большая текучесть элит чрезмерную дезинтеграцию. В любом случае, учитывая неадекватную смену правящих элит и ограниченные социально-экономические изменения, многие повстанцы считали первую фазу революции «временем разочарований». [18]

Радикализация, насилие и инакомыслие↑

Члены УСПД в Совете народных депутатов вышли из правительства еще в конце декабря 1918 г. из-за серьезных разногласий (в частности, по поводу военной акции против матросского мятежа на Рождество). Вскоре после этого, в первых числах января, Либкнехт, как лидер только что созданной Коммунистической партии Германии, призвал к свержению правительства чисто MSPD Эберта-Шейдемана.Народные депутаты продемонстрировали свою решимость силой подавить эту попытку государственного переворота («спартаковское восстание»). Решительное сопротивление было необходимо, но жестокости, проявленной в сочетании с агрессивными военизированными формированиями, убившими Либкнехта и Люксембург 15 января 1919 года, не было. Эти события способствовали эскалации насилия весной 1919 года и поставили Германию на грань гражданской войны. Все более радикализировавшееся массовое движение все больше противостояло новому правительству, которое, в свою очередь, все больше полагалось на военные средства для защиты своей власти.10 ноября 1918 года Эберт заключил соглашение с генералом Вильгельмом Гренером (1867–1939), обеспечив лояльность военных новому правительству.

В ретроспективе первая фаза «революции снизу» выглядит как «формирующая» [19] , в то время как вторая фаза радикализации и насильственного конфликта безуспешно пыталась исправить неудачи — по крайней мере, с точки зрения бунтующие рабочие – периода первой революции. В конечном счете, социальный баланс сил остался принципиально нетронутым.Безусловно, в качестве начала «социального между капиталом и трудом в Германии. Вторая фаза революции носила бурный характер. Во многих местах, особенно в промышленных центрах, происходили всеобщие и массовые забастовки; в Бремене и Мюнхене были созданы советские республики.Политическая ситуация не успокоилась до мая 1919 года, с упразднением второй Мюнхенской советской республики, и даже тогда убийства и попытки переворотов резко напрягли Веймарскую республику в 1923 году.

С самого начала системная смена 1918/19 г. осталась нелюбимой революцией. Таким образом, в корне удивительно, что революция, отвергнутая всеми политическими направлениями, хотя и по совершенно другим причинам, в конечном итоге оказалась успешной, поскольку ей удалось впервые превратить Германию в парламентскую демократию.Со структурной, институциональной точки зрения это были значительные достижения. Однако с точки зрения немецкого общества того времени тот факт, что политические потрясения не были связаны с каким-либо узаконивающим, могущественным основополагающим мифом, а, скорее, посеяли существенное инакомыслие, снова будет преследовать республику.

На выборах в Национальное конституционное собрание 19 января 1919 г., в которых впервые в истории Германии участвовали женщины [20] , партии «Веймарской коалиции» (МСПД, Центр и ДДП) набрали как минимум больше чем три четверти голосов в совокупности.С подписанием Версальского мирного договора 28 июня и принятием Веймарской конституции 31 июля 1919 г. были окончательно обеспечены основные внешние и внутренние условия для дальнейшего развития первой германской демократии. Веймарская конституция, в основном составленная либеральным профессором конституционного права Хьюго Пройсом (1860-1925), учредила Рейх как парламентскую республику.

Однако вскоре стало ясно, насколько могут расходиться конституционная теория и конституционная реальность.Партиям Веймарской республики было трудно усвоить центральный разрыв парламентской системы между правительственным большинством и оппозиционным меньшинством. Скорее, они цеплялись за старое разделение конституционной монархии — между правительством, с одной стороны, и рейхстагом, с другой. Уже в 1920 году «Веймарская коалиция» безвозвратно распалась. За четырнадцать лет в республике было двадцать правительств, восемь парламентов и два президента. Кроме того, дисфункции веймарской государственной системы были омрачены в 1920–1923 годах многочисленными жестокими нападениями и столкновениями, кульминацией которых стали попытки путча осенью 1923 года.Политическая культура гражданской войны глубоко укоренилась в сознании людей, далеко за пределами этого кризисного года.

Заключение↑

Глядя на крах империй в Центральной Европе в 1918-1919 годах, мы можем проследить политические переходы к парламентским демократиям, которые некоторое время длились в Германии и Австрии. После короткого периода гражданско-демократических и социалистических экспериментов в Венгрии произошел авторитарный поворот вправо, который продлился до Второй мировой войны. [21] Более глубокие причины конца как Германской, так и Габсбургской империй коренились в многочисленных социально-политических противоречиях и противоречиях. Под давлением Первой мировой войны они привели к системному кризису. На пути к парламентской демократии их подталкивали разные обстоятельства: наряду с внутренними коалициями между (реформистскими) социал-демократами и буржуазно-либеральными силами следует упомянуть внешнее давление президента США Вудро Вильсона («Вильсоновский момент» [22] ).И с основанием новых правительств старые элиты из вооруженных сил и монархии были только рады переложить на себя бремя поражения. Здесь лежал корень тезиса об «ударе в спину», который с разной интенсивностью развивался в Германии, Австрии и Венгрии. Согласно этому фатальному прочтению, демократия и поражение неразрывно связаны друг с другом.

С институциональной, конституционной и политико-идеологической точек зрения успех перехода был разным. Первые два компонента были выполнены в Германии и Австрии, хотя иногда и в черновой форме.Достижение третьего аспекта, необходимого условия для долгосрочного успеха перехода от авторитарной политической системы к демократической, в конечном счете потерпело крах из-за непреодолимого раскола между партиями, идеологиями и этническими группами. Практически не существовало плюралистического урегулирования конфликтов, и отсутствовало широкое политико-культурное признание нового порядка. Отдельные достижения в области социальной политики/реформ ничего не могли изменить.

Воинственная поляризация политической культуры сопровождалась в начале 1920-х гг. и далее фактически кровавыми конфликтами.Поражение в войне, распад государства или, по крайней мере, смена формы правления, осознанная большевистская угроза, а также государственные и межэтнические конфликты порождали вспышки насилия в различных качественных и количественных проявлениях. Особенно жестокие эксцессы имели место «в спорных зонах раскола на окраинах империй Габсбургов, Гогенцоллернов и Романовых». [23]

Интересно отметить, что приверженцы коммунизма, с одной стороны, и сторонники либеральной демократии, с другой, не только лелеяли транснациональные устремления (обобщенные в формуле: «Вильсон или Ленин?») и культивировали трансграничные сети, но и радикально националистические военизированные формирования сделали то же самое: «Эти активисты сформировали довольно однородную транснациональную среду, состоящую преимущественно из политических радикалов из среднего и высшего класса, характеризующихся молодежной и вызванной войной воинственностью. [24] Это контрреволюционное движение не имело ясной идеологии и даже положительной программы, принимая сначала монархистские, затем протофашистские, затем неоконсервативные формы. [25] Единство преследовало прежде всего одну цель: свержение республиканских правительств и/или подавление коммунистических волнений. Таким образом, они были антидемократическими и антибольшевистскими одновременно. Своими «внутренними» врагами они называли евреев, левых политиков и интеллектуалов, а также «политизированных» женщин. В группах, отмеченных ультра-насильственными ритуалами мужественности и мужественности, появление женщин в качестве голосующих граждан вызывало в воображении сценарий угрозы, который нельзя недооценивать.Наиболее ярко это проявилось в «белом терроре», который также был чрезмерной реакцией на «красный террор», в Венгрии, где, в отличие от Германии или Австрии, последовали широкомасштабные террористические кампании. Есть данные, что в районах сепаратистского национализма [26] проявления насилия были особенно чрезмерными.

В общем, это говорит о том, что уместно говорить с Рихардом Бесселем о «послевоенном» обществе, а не о «мирном». [27] Вместо того, чтобы интерпретировать этот период в конце Первой мировой войны как череду изолированных революционных или контрреволюционных взрывов, представляется разумным рассматривать его скорее как фазу динамичных, хаотических и конкурирующих концепций морали и порядок с открытым исходом.Области конфликта росли, в том числе из-за идеологического соперничества и перехода от империи к нации, а также отношений между победителями и побежденными, (этническими) меньшинствами и большинством, городскими и сельскими структурами, а также «политизированными» женщинами и ритуалами мужественности. Исследования этой трудно распутываемой паутины переходов, фрагментаций и запутанностей в эпоху потрясений нуждаются в дальнейшей интенсификации.


Александр Галлус, Университет Ростока / Технический университет Хемница

Редактор раздела: Кристоф Корнелиссен

Немецкая революция | Энциклопедия.

com

Германия 1918-1919

Synopsis

В конце проигранной мировой войны разделенное рабочее движение Германии обрело политическую власть. Однако революционеры поневоле добились ограниченных успехов для трудящихся из-за разных приоритетов, методов и отношений каждой ведущей группы с буржуазными партиями. Революция достигла республиканской формы правления, парламентской демократии, избирательного права женщин, восьмичасового рабочего дня и некоторых социальных реформ. Различия в темпах изменений, конфликты по поводу новых форм представительства, таких как рабочие советы, и, наконец, участие в гражданской войне разделили трудящихся даже больше, чем международный конфликт.Революция привела к незначительным институциональным изменениям, и большая часть социальных завоеваний была утрачена в течение пяти лет.

Хронология

  • 1907: Великобритания, Франция и Россия формируют Тройственное согласие, которое станет ядром союзников в Первой мировой войне — даже когда Тройственный союз Германии, Австрии и Италии был подписан в 1882 г. , составят основу Центральных держав. (Италия, однако, выберет сторону союзников). , Софи.В последующие недели Австрия объявляет войну Сербии, а Германия — России и Франции, а Великобритания в ответ объявляет войну Германии. К началу августа намечаются линии союзников (Великобритания, Франция, Россия, Бельгия, Сербия, Черногория и Япония) против центральных держав (Германия, Австро-Венгрия и Турция).
  • 1917: В России революция в марте (или феврале по старому русскому календарю) вынуждает царя Николая II отречься от престола.К июлю Александр Керенский сформировал демократическое социалистическое правительство и продолжает бороться с немцами, даже несмотря на голод и беспорядки, охватившие страну. 7 ноября (25 октября по старому стилю) большевики во главе с В. И. Лениным и Львом Троцким захватывают власть. К 15 декабря они вывели Россию из войны, подписав Брест-Литовский договор с Германией.
  • 1918: Большевики казнят царя Николая II и его семью. Вскоре вспыхивает гражданская война между коммунистами и их союзники, известные как красные, и их враги, собрание антикоммунистов, от демократов до царистов, которых все вместе называют белыми. В марте на стороне белых вступают войска США, Великобритании и Франции.
  • 1918: Вторая битва на Марне в июле и августе — последний крупный конфликт на Западном фронте. В ноябре кайзер Вильгельм II отрекается от престола, положив конец войне.
  • 1918: Грипп, занесенный в самые отдаленные уголки вернувшимися солдатами, распространяется по всему миру. В течение следующих двух лет она убьет почти 20 миллионов человек — больше, чем сама война.
  • 1919: С образованием Третьего Интернационала (Коминтерна) большевистское правительство России устанавливает свой контроль над коммунистическими движениями во всем мире.
  • 1919: Версальский договор подписан Союзниками и Германией, но отклонен Сенатом США. Отчасти это связано со злобой между президентом Вудро Вильсоном и лидерами республиканского Сената, а отчасти с опасениями по поводу плана Вильсона привлечь Соединенные Штаты к недавно созданной Лиге Наций и другим международным обязательствам. Только в 1921 году Конгресс официально прекратит участие США в войне, но он никогда не согласится присоединиться к Лиге.
  • 1919: В Италии бывший левый социалист Бенито Муссолини знакомит мир с новым правым социализмом, воплощенным в организации, известной как «Союз борьбы» или Fasci di Combattimento. Фашисты, состоящие в основном из молодых ветеранов войны, недовольных ничтожной долей Италии в трофеях недавней мировой войны (если не слабыми военными действиями их страны в конфликте), известны своими черными рубашками и склонностью к насилию.
  • 1921: Поскольку Союзническая комиссия по репарациям требует выплаты 132 миллиардов золотых марок, инфляция в Германии начинает расти.
  • 1923: Условия в Германии ухудшаются из-за стремительного роста инфляции, и Франция, пытаясь собрать обещанные в Версале поставки угля, вторгается в Рурский бассейн. В ноябре малоизвестная политическая группа, известная как Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, пытается устроить переворот или путч в мюнхенской пивной. Восстание терпит неудачу, и в 1924 году лидер партии Адольф Гитлер будет приговорен к пяти годам тюремного заключения.Однако он пробудет всего девять месяцев, и этот инцидент привлечет внимание к нему и его партии, известной как нацисты.
  • 19:27: Сталин добивается исключения Троцкого из коммунистической партии.

Событие и его контекст

Немецкое рабочее движение — крупнейшее в мире до Первой мировой войны, насчитывавшее один миллион членов Социал-демократической партии (СДПГ) и два с половиной миллиона членов профсоюзов — к 1918 году раскололось на три основные фракции. .Самая крупная, так называемая СДПГ большинства, поддерживала военные действия, одновременно агитируя за политические и социальные реформы.

Во главе с Фридрихом Эбертом и Филиппом Шейдеманом основная рабочая партия одновременно агитировала за мир и за ответственное парламентское правительство, выступая против социальной политики имперского режима. СДПГ поддержала якобы оборонительные военные усилия режима, неоднократно голосуя за военные кредиты. В 1917 году СДПГ участвовала в неформальном оппозиционном союзе с либералами и католиками, который выступал за парламентское правительство и умеренные военные цели.В октябре 1918 года СДПГ присоединилась к коалиционному правительству, которое пыталось заключить мир и провести политические реформы, такие как отмена трехклассного избирательного права и возложение прямой ответственности на монарха и военных перед парламентом.

Независимая социал-демократическая партия (НСПД), отделившаяся от СДПГ и создавшая собственное собрание в 1916 г., а затем создавшая отдельную партию в 1917 г., решительно выступила против войны. Некоторые независимые под руководством Хьюго Хаазе способствовали революции, а другие требовали перемен парламентскими средствами.СДПГ приобрела достаточно большое количество последователей, чтобы бросить вызов СДПГ за лидерство в профсоюзах к 1918 году. война и против тактики СДПГ из тюрьмы. Эта группа могла претендовать лишь на небольшое количество последователей, пока русская революция 1917 года не придала их подходу некоторую правдоподобность.

Федерация профсоюзов под руководством реформатора Карла Легина поддерживала военные действия; однако к 1918 году многие рабочие-металлисты и некоторые политизированные женщины и молодежь перешли в ряды боевиков. позицию независимых и спартаковцев.Профсоюзные лидеры выступали против забастовок в военное время, но в январе 1918 года военные рабочие бастовали, выступая против продолжающейся войны и инфляции.

Новые стихийные антивоенные организации возникли в конце октября-начале ноября 1918 года, когда война была явно проиграна. Эти советы рабочих и солдат, созданные отчасти по образцу советов русской революции, коренным образом изменили политический ландшафт. Первые советы предотвратили отчаянную морскую вылазку, взяли власть в северных приморских городах и при местном лидере независимых Курте Эйснере инициировали настоящую революцию 1918-1919 годов, свергнув династию Виттельсбахов в Баварии.Через несколько дней, 9 ноября 1918 года, в Берлине была свергнута монархия Гогенцоллернов Вильгельма II.

СДПГ и УСПД сформировали временные коалиционные правительства по всей Германии и заручились поддержкой рабочих и солдатских советов. Система двоевластия политических партий и советов не функционировала должным образом. Члены СДПГ и профсоюзов получили контроль над большинством советов, а предыдущие политические и профсоюзные лидеры профсоюзов лишили их власти. Политические лидеры лейбористов, особенно сопредседатели берлинского правительства Эберт и Хаазе, в момент кризиса рассчитывали на парламентский компромисс, а не на радикальные социальные перемены. возможность.Таким образом, основные институциональные оплоты старого общества (прусское офицерство, консервативная государственная служба и огромные монополии) почти не пострадали от революции. Лидеры профсоюзов объединились с крупным бизнесом (так называемое соглашение Стиннеса-Легиена от ноября 1918 г. о взаимном признании), что еще больше подорвало возможность социальных изменений. Эберт и Хаазе работали со старыми военными, чтобы выполнить строгие условия перемирия союзников. Эберт тайно вступил в союз с генералом Вильгельмом Грёнером, чтобы получить опору власти, и таким образом воспрепятствовал преобразованию вооруженных сил.Шейдеманн и Хаазе наняли графа фон Брокдорф-Ранцау из аристократического дипломатического корпуса для подготовки к переговорам с союзниками, исходя из того, что в их задачу входило сохранение Германии как великой державы. Национальные интересы восторжествовали над общественными интересами труда.

В начале революции умеренность и компромиссы во имя национальных ценностей задали параметры минимальных институциональных изменений. Вместо этого общенациональные выборы в учредительное собрание в середине января 1919 г. искали и получили легитимацию.СДПГ получила 37 процентов голосов, а независимые — 14 процентов, но СДПГ вступила в союз с либералами и католиками, как это было с 1917 года. В решающие месяцы ноября и декабря 1918 года независимые нерешительно колебались между радикализмом и умеренностью, между выступая за то, чтобы власть была передана советам, и соглашаясь на парламентский компромисс. Когда СДПГ незадолго до Рождества 1918 года должна была решить, оправдано ли применение военной силы для подавления восстания морской пехоты, независимые лидеры ушли из главного коалиционного правительства в Берлине, хотя они пытались использовать региональные базы в Бремене, Брауншвейге и Бавария для содействия демократизации и социализации на основе советов.

В Берлине, а затем и в других городах, столкновения между умеренными, реформистскими СДПГ и более радикальными фракциями среди Независимцы и спартаковцы обратились к гражданской войне после того, как независимые вышли из коалиционного правительства. В начале января 1919 года спартаковцы провели съезд и объединились в Коммунистическую партию Германии. Одна фракция, в которую входил Либкнехт, попыталась поднять восстание против правительства Эберта. СДПГ высвободила против акции старые военные и жестокие добровольческие отряды ( Freikorps ).Люксембург и Либкнехт были среди убитых во время так называемого спартаковского восстания.

Недельные уличные бои в Берлине и переезд национального правительства в Веймар оставили много душевных ран среди среднего класса, который организовал организации «самообороны» и военизированные формирования. Однако Веймарская национальная ассамблея создала современную демократическую конституцию Германии с некоторыми социальными правами, такими как ведение коллективных переговоров и поддержка по безработице. Часть рабочего движения продолжала добиваться больших социальных преобразований с помощью забастовок и региональных правительств, основанных на советах.Коалиция СДПГ, либералов и католиков, возглавляемая Эбертом и Шайдеманном, наняла военных и по очереди подавляла каждый совет или независимый вызов: Бремен в феврале, Брауншвейг в марте, Бавария в мае. С февраля по май баварская сцена стала еще более хаотичной с убийством Эйснера, затем формированием совета и, наконец, формированием анархистского режима. Умеренные силы социал-демократии и тред-юнионизма восстановили закон и порядок против советов и радикальных рабочих элементов; к 1920 году, однако, путчи старой правой элиты и новой коммунистической партии крайне левого бросили вызов умеренным.

В процессе демобилизации миллионов солдат немецкой армии и флота в соответствии с условиями перемирия союзников, а затем Версальского договора работающие женщины были оттеснены в сторону, а мужчинам было отдано предпочтение на должностях, занимаемых до призыва на военную службу. Лидеры профсоюзов разрешили расчеты по высокой заработной плате в государственном секторе и способствовали профсоюзному движению в частном секторе, и все это подпитывало инфляцию, начатую финансированием и долгами военного времени. Профсоюзное движение быстро расширялось, пока не достигло почти восьми миллионов человек в эпоху гиперинфляции.Однако с отменой восьмичасового рабочего дня в конце 1923 года и так называемой рационализацией промышленности завоевания революционной эпохи в основном исчезли. Поскольку общество не было готово ни к демократии, ни особенно к проигранной войне, многие рабочие увидели в революции неудачу в достижении социализации, которой требовало довоенное рабочее движение. Среди среднего класса и старой элиты революционная эпоха вызвала негодование, которое подпитывало мифы о том, что труд, его советы или еврейско-большевистские заговоры нанесли удар в спину якобы победившей армии. Конечно, многие отказывались признать, что трудящиеся должны иметь равное право голоса в общественных делах и в мире труда, что проложило путь фашизму.

Немецкое общество было изменено войной и последующими революционными событиями. Впервые профсоюзные лидеры добились и осуществили политическую власть. При нем они установили парламентское правительство. Но общество, как и рабочие, стало более разделенным, и в конце концов революция не обеспечила прочной основы для демократии или защиты долгосрочных трудовых интересов.

Ключевые игроки

Эберт, Фридрих (1871–1925): сопредседатель Социал-демократической партии Германии (1913–1918), лидер национального правительства (1918–1919) и президент республики (1919–1925). 1925 г.), Эберт все больше перемещался в центр политического ландшафта по мере того, как национальные ценности вытесняли социальные. Во время мировой войны он использовал свое влияние против левых радикалов внутри партии, а позже использовал вооруженные силы против спартаковцев и советских правительств. Он стал президентом Веймарской республики в феврале 1919 года.

Эйснер, Курт (1867-1919): Этот длинноволосый бородатый еврей-журналист, казалось, воплощал стереотип, который презирали антисемиты. Перейдя от правых СДПГ к независимым в своем противодействии войне, Эйснер использовал усталость баварского населения от войны, чтобы свергнуть монархию в Мюнхене 7 ноября 1918 года. Он выступал за сохранение власти совета, но потерял поддержку избирателей и был убит. когда он собирался передать власть СДПГ.

Хаазе, Хьюго (1864-1919): Как сопредседатель Немецкой социал-демократической партии (1911-1916) и лидер Независимой социал-демократической партии (1917-1919), Хаазе выступал против империализма и войны. Он искал компромиссные решения и выступал за сочетание парламентского и советского правления. Эберт последовательно перехитрил Хаазе, который не мог объединить различные фракции независимых. Он был убит в ноябре 1919 года.

Леген, Карл (1861-1920): Леген организовал федерацию профсоюзов в 1892 году и помог превратить их в мощную общественную силу. Во время мировой войны он поддерживал имперский режим и в ноябре 1918 года достиг соглашения с Хьюго Стиннесом из федерации промышленности. Легин выступал против движения советов, но решительно поддерживал республику и ее парламентское правительство против путча реакционеров в марте 1920 года. время. Его защита радикальной тактики оттолкнула его от руководства СДПГ, но он мужественно выступил против военных кредитов, начиная с 1914 года, и порвал с единством закрытого собрания.К 1915 г. он публично выступал против войны, а в мае 1916 г. был арестован. Он агитировал против войны и умеренной политики СДПГ через спартаковскую лигу. После освобождения из тюрьмы в октябре 1918 г. он отказался от участия в коалиционном правительстве Эберта и Хаазе и неохотно поддержал январское восстание против национального правительства. Он был убит добровольцами ( Freikorps ) в январе 1919 года.

Люксембург, Роза (1870-1919): Превосходный агитатор и писатель, Люксембург стала откровенным радикалом в оппозиции к империализму и за массовые забастовки. Ее радикальная тактика изолировала ее внутри СДПГ, и сразу же после начала войны она выступила против подхода руководства. Как лидер фракции спартаковцев она писала из тюрьмы против войны. После освобождения она выступала за правительство совета. Смелый журналист и оратор, она выступала за революционный курс против режима СДПГ-УСПД и помогла основать Коммунистическая партия в январе 1919 года. Вскоре после этого она была убита войсками, подавлявшими восстание радикальных левых.

См. также: Русские революции .

Библиография

Книги

Бессель, Ричард. Германия после Первой мировой войны . Oxford: Clarendon Press, 1993.

Фельдман, Джеральд Д. Великий беспорядок: политика, экономика и общество в условиях инфляции в Германии, 1914–1924 . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1993.

Морган, Дэвид. Левые социалисты и немецкая революция . Итака: Издательство Корнельского университета, 1975.

Винклер, Генрих Август. «Революция консенсуса? Германия 1918-1919. Проблема революции в Германии, 1789-1989 , под редакцией Райнхарда Рюрупа. Оксфорд: Берг, 2000, 93-108. ». Central European History V (1972): 234-55.

— Дитер К. Бузе

St. James Encyclopedia of Labor History Worldwide: Основные события в истории труда и их влияние

Ep. 197 — The 1918 Немецкая революция — профессор Роберт Герварт

Историк профессор Роберт Герварт, профессор современной истории Дублинского университетского колледжа и директор Центра военных исследований, рассказывает о своей недавней книге о немецкой революции 1918 года.

Ваш браузер не поддерживает аудио элементы.

Стенограмма:

Доктор Том Торп [TT] : В сегодняшней программе историк Роберт Гелврат, профессор современной истории Дублинского университетского колледжа и директор Центра военных исследований UCD, расскажет о своей книге о Ноябрьской революции 1918 года в Германии. . Эта книга опубликована издательством Оксфордского университета.Роберт говорил со мной из своего дома в Дублине.

Роберт. Добро пожаловать в подкаст Dispatches. Не могли бы вы для начала рассказать нам немного о себе и о том, как вы заинтересовались Великой войной.

Профессор Роберт Гелврат [RG] : Я историк европейской истории начала 20-го века, особенно истории Германии, и в более общем плане истории войн и насилия. Я родом из Берлина, Германия, и я переехал в Великобританию в 2008 году, чтобы защитить докторскую диссертацию в Оксфорде. А затем, в 2007 году, после того как я также получил там постдока, я переехал в Дублин, чтобы устроиться на свою первую постоянную работу лектора, которую я все еще здесь, в Дублине, теперь в качестве профессора современной истории в Университетском колледже Дублина.

Раньше я работал над межвоенным периодом, а потом еще и над Второй мировой войной. Меня всегда интересовало, откуда берется то тотальное насилие, которое мы наблюдаем, в частности, на Восточном фронте во время конфликта, откуда исходит понимание того всплеска «экзистенциального ультранасилия», как я бы это назвал. А переехав в Дублин, мне посчастливилось начать беседы с очень известными дублинскими историками Первой мировой войны, такими как Джон Хорн и Хелен Крама, которые посвятили большую часть своей карьеры вплоть до В этот момент мы подумали о Первой мировой войне, а затем сделали то, что на самом деле делают очень немногие — историки Первой мировой войны и Второй мировой войны редко разговаривают друг с другом. интересные разговоры о том, как эти две Total War сравниваются: что отличает их друг от друга и т. д., и вместе с Джоном [Хорном} я недавно начал исследовательский проект, в котором изучалось, как закончилась Великая война — или не закончилась в 1918 году, потому что мы обычно думаем о Первая мировая война как нечто, что начинается в 1914 году и заканчивается в 1918 году, довольно точно, но это очень западная точка зрения, потому что для большей части Восточной и Центральной Европы война не заканчивается в 1918 году.Есть революции. Бывают гражданские войны и так далее, которые на самом деле продолжаются до 1923 года — я бы сказал, что погибло не менее 4,5 миллионов человек — это очень консервативная оценка. Другими словами, в Первой мировой войне погибло больше людей, чем британских, французских и американских солдат, и это то, что, я думаю, было забыто.

Этот проект привел к публикации нашей совместной книги «Война и мир», которая была опубликована издательством Oxford University Press, а затем моей собственной авторской книги «Побежденные: почему Первая мировая война не закончилась», которая была опубликована издательством Penguin. .

Итак, я пришел к Первой мировой войне — короче говоря, ко Второй мировой войне и… задал вопросы о том, как мы можем понять этот вид экзистенциального насилия — который, я думаю, мы действительно можем проследить до Первой мировой войны, и в некоторых случаях особенно на Восточном фронте и если у нас нет Геноцида армян, но и более конкретно в эти годы между русской революцией 1917 года и Лозаннским мирным договором — последним из мирных договоров в конце первой Мировая война, завершившаяся в 1923 г.

[ТТ]: Так зачем писать книгу о немецкой революции 1918 года?

[ПГ]: Ну, я думаю, это началось с того, что я задумался в более общем смысле, как я только что объяснил, как закончилась Первая мировая война… Одна из вещей, которую я отметил, это то, что в этой войне произошло около 30 революций или насильственных обменов властью. период — и очень часто, я думаю, это игнорировалось.

Люди, конечно, знают о русской революции, но они не знают о том, что вообще считается меньшими революциями этого периода, но я думаю, что немецкая революция, которая на самом деле является очень важной революцией, потому что она превращает Германию из от имперской системы к либеральной демократии — возможно, самой либеральной демократии того времени.И я думаю, что это, очевидно, дата рождения демократии в Германии — и люди очень часто склонны смотреть на эти революции как на неудачные или половинчатые революции, потому что они подходят к этому предмету с выгодной точки зрения января 1933 года — с того момента, когда Гитлер назначается канцлером Германии. И поскольку Вимарская республика в конечном итоге потерпела крах, обычно считается, что 1918 год — это просто ступенька к захвату власти нацистами … Я чувствую, что это в высшей степени несправедливый приговор — что революция была, если мерить ее по сравнению с цели революционеров, или его многих революционеров (так в оригинале) — была на самом деле успешная революция, установившая Россию. .. Германия была либеральной демократией и также привела к введению, например, права голоса для женщин, которые до этого момента были лишены избирательных прав, и другим важным реформам, таким как восьмичасовой рабочий день.

Итак, изначально эта революция на самом деле приветствуется подавляющим большинством немцев как переход к демократии, и поэтому я… предостерегаю от чтения истории задом наперед, что мы, конечно же, говорим нашим студентам на первом курсе, на наших самых первых семинарах — никогда не читать историю задом наперед.Но по какой-то причине революция 1918 года была исключена из этого, когда такого рода ситуация затмевается тем, как заканчивается Вимарская республика.

[ТТ}: Вы уже касались этого, но как Революция 1918 года видится в более широкой историографии.

[PG]: Да, как я уже сказал, я думаю, что очень часто рассматривают назначение Гитлера с точки зрения 1933 года. А поскольку в итоге стал канцлером Германии из-за ужасов Третьего рейха и Второй мировой войны многие историки пытались (вполне понятно) попытаться проследить происхождение нацистского движения — которое, конечно, во многом является продуктом Первой мировой войны — и поражение Германии, но в то же время стоит помнить, что нацистское движение было крошечным вплоть до Великой депрессии 1929 года.

В 1928 году, до начала Великой депрессии, никто не мог предположить, что Гитлер когда-нибудь станет канцлером Германии.

Поэтому я думаю, что нам нужно сопротивляться желанию «читать историю задом наперед». Нам нужно не рассматривать это как неудачу, но также … соизмерять это с успехами революции. Что интересно, до сих пор революция ассоциируется с ненавистью к предательству в некоторых политических лагерях. Конечно, все мы знаем легенду об ударе в спину, которая была распространена немецкими ультраправыми сразу после Первой мировой войны и представляла собой очень мощный нарратив, предполагающий, что революция привела к поражению Германии, и поэтому правые ассоциировали революцию с изменой. .

В то же время аналогичное обвинение, исходящее совсем с другой стороны, выдвигается крайне левыми. Они не используют более умеренных революционеров вокруг [         ], лидера большинства социал-демократов, для предательства настоящей революции в Германии — настоящей «социальной» революции, сотрудничая с более умеренными либералами, но также и с [Fri Corps], чтобы положить крайне левых повстанцев.

[TT] : Итак, давайте посмотрим на саму революцию. Не могли бы вы дать нам общий обзор событий, как они развивались в 1918 году.

[ПП]: Да. Я имею в виду, что моя книга… начинается в 1917 году по целому ряду причин. Во-первых, это, конечно, важный год в истории Первой мировой войны из-за вступления в войну Америки, а также из-за революции в России — оба вида повышенных ожиданий некоторые историки даже говорят о «революции ожиданий». .

В крайних левых у нас есть определенные группы, которые надеются, что революция распространится на Центральную Европу, что, конечно же, занимает центральное место в марксистских убеждениях, что… Германия и, возможно, Великобритания также испытают революцию.Другие… верят в Вудро Вильсона как в мирового лидера, который принесет демократию в Европу. В то же время. У вас также есть растущие ожидания в националистическом лагере Германии, потому что, конечно, в начале 1918 года Россия была исключена из войны. После революции Ленин принимает очень прагматичное решение спасти революцию и, конечно же, положить конец войне, что всегда обещал позитив. Таким образом, с точки зрения немецкого националиста, теперь гораздо более вероятно, что Германия выиграет это, что повышает ожидания среди немецкого среднего класса и элиты, настроенных националистически.И теперь, всего несколько месяцев спустя, у вас есть такая ситуация, когда Германия отказывается от победы в войне и проигрывает этот конфликт… и в этой ситуации немецкая революция вызвана «усталостью от войны» — так же, как русская Революция первоначально начинается с усталости от войны, голода и нехватки продовольствия.

Фактические события, которые привели к более широкой Революции, — это Восстание моряков в Киле и Вильгельмсхафене — двух важных портовых городах, которые во время Первой мировой войны являлись домом для Германского имперского флота открытого моря.

Таким образом, немецкие адмиралы решают, что Имперский флот открытого моря должен быть отправлен в последнюю битву с Королевским флотом, и многие моряки не решаются выполнить приказ. На самом деле, они отказываются выполнять эти приказы с этим военно-морским революцией. Так что это очень быстро распространяется сначала вдоль побережья Германии — побережья Балтийского моря и побережья Северного моря, а затем перемещается вглубь страны. И что совершенно уникально в немецкой революции, так это то, что революция распространяется вглубь страны, но не достигает столицы до 9 ноября.

Таким образом, большинство революций, как правило, начинаются в столице, которая также является центром политической власти. Принимая во внимание, что здесь у вас есть революция, которая сначала захватывает различные германские государства, а затем, в конечном итоге, 9 ноября достигает Германии.

И стоит иметь в виду, что кайзер Вильгельм II до этого момента отказывался уступить одному из ключевых требований революционеров, а именно отречься от престола. Там путем радикализации революции, потому что революция изначально начинается как восстание, чтобы покончить с войной как можно быстрее.А затем, когда кайзер отказывается подчиниться некоторым требованиям революционеров, требования становятся более радикальными.

Итак, в конце концов, 9 ноября, провозглашается республика, и канцлер Германии, не дожидаясь одобрения кайзера, публично заявляет, что он отрекся от престола, и впоследствии он бежит в изгнание в Нидерланды — и, по сути, затем проводит остаток своей жизни в изгнание.

[ТТ]: Итак, вы думаете, что коснулись причин Революции, но какую общую роль военная ситуация Германии к концу октября и ноябрю 1918 года сыграла в развязывании, Революции и последующем ходе.

[PG]: Поражение или революция, конечно, тесно связаны, хотя и не так, как это предлагается в этой националистической легенде об «ударе в спину», которая всегда предполагала, что причиной этого была революция. Некоторые группы в Германии, особенно крайне левые, а также меньшинства, такие как евреи, сотрудничали, чтобы добиться падения имперской системы.

Но на самом деле все было наоборот: неминуемое поражение и «усталость от войны» вызвали революцию.Так что причинно-следственная связь есть, но не в том смысле, в каком всегда предполагали немецкие националисты в межвоенный период. Поэтому я считаю важным подчеркнуть, что дело обстоит именно так: неминуемое поражение подстегивает революцию.

И, конечно же, тот факт, что война на данный момент продолжается уже четыре года и во всех обществах комбатантов ощущается усталость от войны, за исключением, может быть, только что вступивших в конфликт, таких как Соединенные Штаты, где большое количество американских солдат только начали прибывать в значительных количествах — в то время в Европе.

[ТТ]: Так кем именно были революционеры в революции и чего они хотели добиться?

[ПБ]: ​​Когда мы думаем о немецких революционерах, важно подчеркнуть, что они неоднородны. Внутри революционного движения есть разные лагеря. Есть крайне левые: коммунисты и независимые социал-демократы, которые были против войны с 1914 года и поддерживали эту оппозицию войне на всем протяжении. Кроме того, есть, конечно, такие люди, как [К.Л.], которые, вероятно, являются наиболее известными представителями или лидерами независимых социал-демократов крайне левого толка.

А еще есть гораздо более крупная Социал-демократическая партия, которую возглавляет Эберт, который в гораздо большей степени является революционером поневоле.

Итак, уже перед Первой мировой войной в социал-демократическом движении ведутся серьезные дебаты о том, как добиться социальных и политических изменений.

А некоторые из более умеренных социал-демократов подчеркивают, что они предпочитают «эволюцию» через реформы революции. И они утверждают, что в тот момент, когда Германия стала экономическим центром Европы, общество было слишком сложным для осуществления классической марксистской революции — что Германия уже добилась довольно многого — Германия, хотя и не была демократией, является страной, где рабочие довольно значительные права.Эти более умеренные социал-демократы утверждают, что рабочие в Германии, в отличие, скажем, от царской России, могут потерять в результате революции гораздо больше, чем просто свои цепи, и что этот процесс политической «эволюции через реформы» следует продолжать.

Таким образом, внутри революционного движения в Германии существует сильное напряжение, и на самом деле оно было начато независимыми социалистами и людьми более левого толка. Итак, социал-демократы — большинство социал-демократов и [      ] поставлены в это несколько неловкое положение, но они не стоят за революцию, а теперь вдруг оказываются в революционной ситуации и очень хотят доминировать над этим революционным контролем над этим революционным движением — и им это удается.Вот почему вы не окажетесь в Германии с ситуацией, похожей на российскую. Эберт и другие представители демократического большинства выступают против республиканской формы прямой демократии, которая управлялась бы социальными солдатами и рабочими советами, но Эберт настаивал на том, чтобы избранное учредительное собрание принимало решение о будущей форме государства в Германии, а не солдатские и рабочие советы, которые предпочитают крайне левые.

[ТТ]: Так почему же в Германии торжествует либеральная демократия, а не другой исход, например, социалистическая революция?

[PG}: Что ж, это во многом связано именно с последовательностью Эберта в том, что должны быть общенациональные выборы для избирателей. По сути, результатом этих выборов, состоявшихся в январе 1919 года, стало то, что три партии, наиболее тесно связанные с либеральной демократией и наиболее активно поддерживающие ее: социал-демократы в большинстве, либералы и католическая центристская партия, стали самые сильные политические партии в Учредительном собрании. И они очень тесно сотрудничают и составляют либеральную конституцию, что является предпочтительным вариантом, если посмотреть на результаты январских выборов 1919 года, но большинство немцев предпочитают… в то время… по целому ряду причин.

[TT]: Итак, с какими проблемами столкнулась новая Веймарская республика после завершения выборов?

[PG]: Ну, вызовы, с которыми столкнулась Веймарская республика, были явно огромными — начиная от наследия проигранной войны — Германия только что проиграла крупнейший военный конфликт в истории до того момента. Были практические проблемы, начиная от демобилизации миллионов солдат, которые, конечно же, в этот момент все еще находились в строю — когда война закончилась. На немецкой земле не было вражеских солдат, и немецкие солдаты все еще были разбросаны по всей Европе.

Были проблемы, которые многие государственные служащие, консервативные государственные служащие, не симпатизировали демократии. Был вызов, поставленный Версальским мирным договором. Была также радикальная оппозиция со стороны крайне левых и крайне правых … так что проблемы огромны. И что еще более удивительно … так это то, что республика просуществовала до 1933 года и не распалась раньше, потому что я бы сказал, что относительно немногие западные демократии в современной истории столкнулись с таким же набором проблем, как Веймарская республика.

[ТТ]: И мой предпоследний вопрос: «Как вы думаете, что является наследием революции 1918 года?»

[PG]: Любопытно, что 1918 год не занимает видное место в праздничном календаре немецких демократов, но я бы сказал, что так и должно быть. В конце концов, это дата рождения немецкой демократии, а мы… склонны думать о Веймарской республике прежде всего как о провале. да. Это замечательное напоминание о том, что демократии могут потерпеть неудачу, что люди в условиях демократии могут решить, что они больше не хотят жить в условиях демократии, и голосовать за партии, которые хотят ее отменить, — как это было после начала Великой депрессии в 1929 году. .

Однако я бы сказал, что Веймарская республика… также является ярким примером устойчивой демократии, которая выжила… больше вызовов, чем любая другая западная демократия, о которой я могу сейчас думать. Итак, есть сумки, есть гиперинфляция, есть наследие проигранной войны. Есть враги справа и слева. Но несмотря на все это. Стоит помнить, что в 1928 году, за год до начала Великой депрессии, республика казалась более стабильной, чем когда-либо прежде. Это год очередных общенациональных выборов в Германии, и социал-демократы, хотя и наиболее тесно связаны с Веймарской республикой, — и решительно поддерживают республику.Это год, когда они вернулись к власти со значительной победой на выборах. И [Хаммер Лулла] недавно переизбранный канцлер опубликовал в том же году книгу, отражающую революцию 1918 года, в год ее 10-летия — и десятой частью книги было «мы сделали это» — «нам удалось» — «демократия победила». вопреки всему в Германии», а затем, всего через год, республика столкнулась с крупнейшим экономическим кризисом в современной истории — и мы знаем, чем все это закончилось.

[TT]: И, наконец, Роберт, где люди могут больше узнать о вашей работе?

[PG]: Ну, очевидно, есть мой веб-сайт в Школе истории Университетского колледжа Дублина — общий веб-сайт, где вы можете узнать больше о моих научных интересах и моих публикациях на сегодняшний день — и в отношении этой конкретной книги «Ноябрь». 1918», очевидно, вы можете найти его на Amazon, и в зависимости от того, где вы находитесь, книжные магазины могут быть снова открыты — и он также должен быть в вашем местном книжном магазине.

[TT] Роберт, большое спасибо за ваше время.

[РБ]: Большое спасибо, что пригласили меня.

Книга Роберта Герварта опубликована издательством Oxford University Press.

Обзор книги

> https://bit.ly/2Lm8H9G 

НЕМЕЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1918-1919 | Имперские военные музеи

Закрывать
Используйте это изображение под некоммерческой лицензией.

Вы можете бесплатно встраивать медиафайлы или загружать изображения с низким разрешением для частного и некоммерческого использования в соответствии с некоммерческой лицензией IWM.

Загружая или встраивая любой носитель, вы соглашаетесь с положениями и условиями Некоммерческой лицензии IWM, включая использование вами заявления об атрибуции, указанного IWM. Для этого товара: © IWM Q 110881

Принято для некоммерческого использования

Разрешенное использование в этих целях:


  • Личное использование для некоммерческих исследований и частного изучения, а также другие виды использования в соответствии с исключениями из авторского права Великобритании и этими исключениями из авторского права в месте, где находится пользователь.
  • Используйте на веб-сайтах, которые в основном ориентированы на информацию, исследования и не защищены платным доступом.
  • Использование в личных учетных записях в социальных сетях при условии, что отдельные лица не рекламируют себя в коммерческих целях.
  • Некоммерческое образовательное использование в целях обучения и инструктажа, включая внутреннее обучение.
  • Загрузка аудиовизуального материала для некоммерческого прослушивания или просмотра в автономном режиме.
  • Бесплатные выставки, проводимые в местах, где плата за вход не взимается.
Если вы хотите использовать материалы коллекций IWM способом, не описанным выше, если вам требуется коммерческая лицензия, копии с высоким разрешением или у вас есть запросы на манипулирование, обратитесь в отдел продаж и лицензирования СМИ. Цифровые файлы фильмов и звукозаписей доступны по цене в зависимости от предполагаемого использования.
Вставить HTML: НЕМЕЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, 1918-1919 НЕМЕЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, 1918-1919 Звучит хорошо Рассказывает о немецкой революции в новых сериях, «История демократии»

В конце Первой мировой войны (1918-1919 гг.) в Германии произошла мощная революция, в ходе которой монархия была свергнута и заменена демократической системой правления. Профессор истории Государственного университета Мюррея Дэвид Пиццо, доктор философии, посещает Sounds Good, чтобы обсудить революцию в первой части новой серии «История демократии».»

Дэвид Пиццо, доктор философии: 

«Итак, я собираюсь немного поговорить о немецкой революции. Многие люди, вероятно, уже корчат рожи, потому что часто мы не думаем о немцах в таком ключе. Вы знаете, по сравнению с русской революцией, французской революцией. Действительно, Ленин однажды пошутил, что у немцев никогда не будет настоящей революции, потому что они первыми выстроятся в очередь, чтобы купить билеты. Но на самом деле они совершили настоящую революцию. Это было около 100 лет назад и всего пару месяцев назад.

Итак, прошлой осенью я был на праздновании столетия в Германии. Это была очень, очень жуткая атмосфера, потому что прошло столетие после окончания [Первой мировой войны] и этот важный момент, когда демократия прорвалась. Он отбросил монархию и создал совершенно новую систему. И у этой системы в какой-то степени плохая обертка. Это Веймарская республика. Но я хочу воспользоваться моментом, чтобы подумать обо всех способах, которыми нормальные люди восстали и вошли в историю.

Если посмотреть на ситуацию осенью 1918 года, то Германия находится в очень плохом состоянии. На тот момент они вели гротескную промышленную войну около 51 месяца без конца. Почти два миллиона из них погибли. В три раза больше раненых и искалеченных самыми ужасными способами, какие только можно себе представить. На улицах бушует голод. В таких немецких городах, как Гамбург и Берлин, стоят огромные очереди за хлебом… разгневанные женщины добираются до фронта, а там нет хлеба, и вспыхивают беспорядки, и они избивают полицию. Социальная ситуация определенно разладится. Положение на фронте становится все хуже и хуже.К октябрю, по сути, высшее военное командование и кайзер [немецкий император Вильгельм II] понимают, что игра проиграна, и борются за реформы. Они выставили этого парня по имени принц Макс фон Баден, который должен был убедить людей, что этот новый канцлер в некотором роде демократ. Они надеются, что союзники выпустят их из войны на лучших условиях, если они будут выглядеть как демократия. На этом можно было бы и закончить историю, но потом все принимает очень радикальный оборот.

Флот, ни с кем толком не поговорив, решает, что не хочет отдавать свою драгоценную игрушку.Поэтому они решают отдать приказ военно-морскому флоту 20 октября отправиться на самоубийственную миссию. Матросы … говорят: «Нет, этого делать нельзя», встают и свергают своих офицеров. В этих местах [восстания] формируются Советы матросов, рабочих и солдат, так что происходит этот спонтанный взрыв демократии, который, конечно, в определенной степени был вдохновлен кое-чем из того, что они видели в России. Россия в этих событиях занимала очень большое место в сознании всех. Они покидают свои базы и начинают марш в сторону городов и особенно в сторону Берлина.В этот момент Кайзер сходит с ума, он хочет на самом деле послать армию, чтобы раздавить их и поразить саблями. Его собственные офицеры говорят: «Игра окончена. Тебе нужно убираться отсюда прямо сейчас.

В самом Берлине, когда революция просачивается вверх, люди вокруг СДПГ [Социал-демократической партии Германии] — это социалисты, такие как Фридрих Эберт, Филипп Шейдеман, Роза Люксембург — социалисты в Берлине, с одобрения Макса фон Бадена , объявить республику. С кайзером не посоветовались, и они спонтанно заявляют: «Мы демократия, монархии пришел конец, и мы выходим из этой ужасной войны».«Кайзер должен бежать. Это новое правительство, вы знаете, ситуация хаотична, но они проводят выборы чуть позже, в январе. На этих выборах партии социалистов, левых либералов и центристская партия католиков, эта коалиция получает 76% голосов. Это было массовое одобрение реформ, революции и конца монархии. Это был первый раз, когда женщины голосовали, поэтому избирательное право удвоилось.

Это новое государство стало называться Веймарской республикой…это не гладко. Они сталкиваются со всевозможными проблемами. Ситуация с продовольствием не улучшилась, британская блокада не снята, потому что они хотят, чтобы они подписали договор. Они сталкиваются с проблемами как со стороны крайне левых, так и крайне правых. В начале 1919 года вспыхнуло восстание так называемых спартаковцев, которые считают, что революция зашла недостаточно далеко. Единственный способ, с помощью которого они это зафиксировали, — это на самом деле объединиться с, я просто назову их правыми эскадронами смерти, которые называются Freikorps. Затем Freikorps включают [спартаковцев] и пытаются свергнуть их и попытаться заменить их правой диктатурой.Посреди всего этого им действительно удается создать одну из самых прогрессивных конституций, которые когда-либо существовали.

Люди обвиняют [конституцию] в том, что она, возможно, в некотором смысле слишком демократична, потому что она была основана на пропорциональном представительстве, а голоса Веймара действительно были своего рода фрагментом. [Конституция] действительно имела некоторые чрезвычайные полномочия, потому что они были в такой панике из-за уровня хаоса, который они видели в поздней войне, повторяющейся, и им нужны были механизмы для решения этой проблемы.С точки зрения предоставления женщинам права голоса, с точки зрения избирательного права, которое оно создало, насколько оно было демократичным, социальных благ, которые оно гарантировало, оно было невероятно прогрессивным для той эпохи. И веймарская демократия, несмотря на все эти ранние вызовы — а они продолжали появляться. .. Гитлер восстал против них в 23-м — им удалось пережить все это и достичь периода относительной стабильности, у которого были свои проблемы, и мы рассматриваем это своего рода противодействие нацизму, но я думаю, что Веймарская республика … была одним из самых творческих, новаторских, удивительных времен, вероятно, в мировой истории во многих отношениях.

Давление снизу было во многих отношениях довольно прогрессивным или регрессивным, потому что правые в Веймаре тоже были довольно активны, но было огромное давление, чтобы выплатить больше пособий, провести плебисциты [прямое голосование всех членов избирателей по общественным вопросам, вроде изменения конституции] по вещам, был целый безобразный спор об отнятии всего дворянского имущества. Так что были некоторые действительно радикальные подводные течения. Во многих смыслах, я думаю, что СДПГ сдерживала это.Надо отдать должное, они действительно беспокоились о том, что корабль может затонуть, они беспокоились о второй революции. Но много раз и разными способами Эберт и Шейдеманн… действительно пытались затормозить скорость перемен. Они действительно не хотели оттолкнуть аристократию, они не хотели оттолкнуть армию, они очень надеялись — вы знаете, мы думаем об этом как умеренные — они надеялись интегрироваться, ну, назовем это просто право в системе.Но многие хотели, чтобы его снесли. Так что я думаю, что радикализм во многом шел снизу.

[В заключение], обычные люди обращают внимание на события и отстаивают свои интересы. Я мог бы рассказать вам и то, и другое о том, что кайзер сказал… союзники говорят, но в конечном счете, что действительно толкнуло дело за край, что смыло монархию, что действительно, действительно закончило войну сразу — а не какой-то нарисованный — вне кровавой бани, продолжавшейся до 1919 года, — это были обычные мужчины и женщины, молодые и старые, вставшие и отвергающие войну, отвергающие государство, которое, по их мнению, навлекло на них катастрофу.Они не довольствовались тем, что просто кричали об этом, они буквально вставали, вскакивали на ноги и роились. И на этом все закончилось».

Дэвид Пиццо вернется в студию Sounds Good, чтобы продолжить серию «История демократии» во вторник, 5 ноября. wkms.org

Народная история немецкой революции

В октябре 1918 года уставшие от войны немецкие моряки подняли мятеж, когда имперское военно-морское командование приказало им вступить в последнюю и бесплодную битву с британским королевским флотом.Это восстание в угасающих углях Первой мировой войны быстро переросло в полномасштабную революцию, свергнувшую монархию и положившую начало периоду радикальной народной демократии.

Создание Веймарской республики в 1919 году положило конец революции, оставив всех ее лидеров, кроме самых выдающихся, на историческую сноску. В «Народной истории немецкой революции» Уильям А. Пельц противоречит основным представлениям, которые склонны представлять революцию скорее как «крах» или просто хаотическое междуцарствие, предшествовавшее естественному преобразованию страны в республику.

Выходя за рамки знакомых имен Карла Либкнехта, Розы Люксембург или Клары Цеткинс, Пельц исследует революцию снизу вверх, уделяя особое внимание активной роли женщин, рядовых активисток и простых рабочих в ее событиях. Отвергая представление о том, что свобода воли находится исключительно в руках международных акторов, таких как Вудро Вильсон, или в руках немецкой элиты, он убедительно доказывает, что на короткий период действия простых людей сформировали поистине революционное общество.

Уильям А. Пельц (1951–2017) был директором Института истории рабочего класса в Чикаго и профессором истории в муниципальном колледже Элгина. Его работы включают Народная история немецкой революции (Плутон, 2018) Вильгельм Либкнехт и немецкая социал-демократия (Хеймаркет, 2015), Читатель Юджина В. Дебса (Merlin Press, 2014) и Народная История современной Европы (Плутон, 2016).

Марио Кесслер — доцент Центра современной истории, Потсдам, Германия. Он является автором книг «Революция и контрреволюция: исследования насилия и человечества в эпоху бедствий» (2016 г.) и «Рут Фишер: жизнь с коммунистами и против них» (2013 г.) среди многих других работ.

«Отличная работа с упором на низовые уровни, из которой развились революционные массовые движения матросов и рабочих, несущие мир и демократию в Германию» — Оттокар Любан, Международное общество Розы Люксембург. «Тщательный анализ и повествовательная история рабочего класса в том месте и в то время, когда идея эмансипации человечества была реальной возможностью» — Ракель Варела, историк труда, Новый Лиссабонский университет, почетный член IISG.

Предисловие Марио Кесслера
Введение: Какая немецкая революция?
1.Индустриализация и появление немецкого рабочего класса
2. Подъем народного радикализма
3. Война, страдания и сопротивление
4. Путь к ноябрьской революции
5. Кайзер уходит, генералы остаются
6. Провокация, восстание и репрессии
7.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.