Где проходила куликовская битва на какой реке: 2.19. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва. Где ты, поле Куликово?

2.19. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва. Где ты, поле Куликово?

2.19. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва

При описании Куликовской битвы почти все первоисточники упоминают некую реку под названием Меча. Чтобы понять, о какой именно реке идет речь, обратимся к Лицевому летописному своду как к наиболее подробному, иллюстрированному описанию битвы. Река Меча при описании Куликовской битвы упоминается в Лицевом своде ЧЕТЫРЕ раза. Выпишем их все.

УПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ. Самый разгар Куликовской битвы летопись описывает в таких словах. «И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружим убивахуся, но сами себя бьюще, и под конскими ногами умираху, от великиа тесноты задыхахуся, ЯКО НЕМОЩНО БО ВМЕСТИТИСЯ НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНУ И МЕЧИ, множества ради многих сил сошедшеся» [25], том 7, лист 91, оборот. См. рис. 62.

Рис. 62. Разгар Куликовской битвы. Изображена стрелка двух рек — Дона и Мечи, между которыми зажато Куликово поле.

Но ведь точно также оно было зажато между Доном и Непрядвой. См. рис. 36 выше. Значит, летопись здесь почему-то Непрядву назвала Мечой. Взято из [25], том 7, лист 91, оборот.

Итак, Куликово поле находилось МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ. Но ведь в других местах той же летописи говорится, что оно находилось МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ! Причем, как Непрядва, так и Меча, согласно летописям, протекали ПО КРАЮ ПОЛЯ БОЯ, а не вдали от него. Подчеркивается, что битва происходит буквально на берегах Мечи (в других местах — Непрядвы). Так написано не только в Лицевом своде. То же сообщает и Татищев на основании совсем других источников: «И бысть тяшчайший БОЙ У РЕКИ МЕЧИ. Тогда убиша под великим князем коня. Он же пересяде на другой конь, и того воскоре убиша, и самого великого князя тяжко раниша, он же едва с побоисча избеже» [53], том 5, с. 146. Здесь явно идет речь о самом разгаре Куликовской битвы, До начала преследования убегающего противника еще далеко. Войска бьются на самом Куликовом поле.

А между тем, битва происходит НА БЕРЕГАХ МЕЧИ. Значит, РЕКА МЕЧА ПРОТЕКАЛА ПО КРАЮ КУЛИКОВА ПОЛЯ, А НЕ ВДАЛИ ОТ НЕГО.

УПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Описывается конец Куликовской битвы. Мамай разбит и бежит со своими князьями и малочисленной дружиной. Его воины, брошенные на произвол судьбы, подвергаются избиению и частью тонут в реке. Их гонят до реки Мечи. «И побеже Мамай со князи своими в мале дружине. И мнози татарове оружием падоша от крестьяньскаго воиньства, пособием Божиа Матере и великаго чудотворца Петра, а друзии в реце истопоша. И гониша их до реки до Мечи» [25], том 7, лист 97, оборот. См. рис. 63.

Рис. 63. Войска Мамая прижаты к реке Мече. Идет избиение. Некоторые бросаются в реку и тонут там. Взято из [25], том 7, лист 97, оборот.

Итак, в конце битвы войско Мамая было прижато к реке Мече и разгромлено. Насколько далеко пришлось гнать мамаевцев от поля боя до реки Мечи, летопись не уточняет. Но раз сражающимся было ТЕСНО между Доном и Мечей, то ясно, что далеко гнать не пришлось.

Меча должна была быть совсем рядом, за спиной противника. Далее, говорится о том, что некоторые из бежавших потонули в реке. В какой именно — опять не сказано. Но, скорее всего, это должна была быть та самая Меча, к которой прижали разбитое войско Мамая.

УПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ. По сути дела здесь еще раз повторено то же самое, что и в предыдущем упоминании: противник разбит, подвергается истреблению, тонет в реке. Затем говорится, что мамаевцев преследовали до реки Мечи и до их станов. Отсюда можно понять, что стан Мамая был рядом с рекой Мечой или за ней, поскольку преследование велось до реки Мечи и до станов. «Видевше же крестяне, яко татарове побегоша с Мамаем, и погониша за ними вслед их, бьюще и секуще без милости. Бог бо невидимою силою устраши полки их и побегоша, даша плещи свои на раны. В погони же той овии татарове оружием падоша от крестьян, друзии в реце истопоша. И ГОНИША ДО МЕЧИ-РЕКИ, и тамо бежащих татар безчисленое множество избиено, гониша их до станов их, и полониша богатства много» [25], том 7, лист 106, оборот, 107.

УПОМИНАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. Куликовская битва окончена. На Куликовом поле идет погребение убитых воинов. Дмитрий Донской в своей речи о Куликовской битве, ВМЕСТО НЕПРЯДВЫ УПОМИНАЕТ РЕКУ МЕЧУ. «И паки рече сам князь великий: „Буди вам всем, братиа и друзщи, православнии крестиане, пострадавши за православуню веру и за все крестьянство НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНА И МЕЧИ, вечная память!“» [25].

Значит, поле Куликово находилось между Доном и Мечой и ДОХОДИЛО ДО САМОЙ МЕЧИ. Кроме того, река Меча находилась за спиной войск Мамая, поскольку, когда они были разбиты и побежали, их гнали до этой реки.

Но тогда Меча — это то же самое, что Непрядва. Ведь точно в таких же словах летописи говорят и о реке Непрядве: Куликово поле находилось между Доном и Непрядвой. Непрядва, как и Меча, была в тылу у войск Мамая, см. выше.

Более того, если внимательно посмотреть на упоминания рек Непрядвы и Мечи в Лицевом своде, при описании Куликовской битвы, то вырисовывается следующая картина.

В первой половине повествования о Куликовской поле, летопись несколько раз упоминает Непрядву как одну из двух рек, ограничивающих Куликово поле. Непрядва упоминается в Лицевом своде ТРИ раза — на листе 78, на обороте листа 82 и на обороте листа 86 второго Остермановского тома. Четко сказано И НАРИСОВАНО, что поле Куликово находилось В УСТЬЕ НЕПРЯДВЫ и было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как мы уже говорили выше, перед началом битвы Непрядва РАЗДЕЛЯЛА ПРОТИВНИКОВ, протекая по краю поля битвы. А во время битвы — находилась у них в тылу. Это следует из того, что Дмитрий Донской, выехав на ПОЛЕ БОЯ В НОЧЬ ПЕРЕД БИТВОЙ, БЫЛ ОТДЕЛЕН ОТ ПРОТИВНИКА РЕКОЙ НЕПРЯДВОЙ, см. выше. Значит, чтобы попасть на поле боя, мамаевцы должны были перейти Непрядву и ОСТАВИТЬ ЕЕ У СЕБЯ В ТЫЛУ, на краю поля боя.

Потом летопись НАЧИСТО ЗАБЫВАЕТ О НЕПРЯДВЕ И БУКВАЛЬНО ТО ЖЕ САМОЕ ПОВТОРЯЕТ О РЕКЕ МЕЧЕ. Поле Куликово было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ, БОЙЦАМ БЫЛО ТЕСНО между этими двумя реками, МЕЧА НАХОДИЛАСЬ В ТЫЛУ У МАМАЕВЦЕВ, поскольку, когда они побежали, то оказались к ней прижаты.

Непрядва упоминается на листах 78, 82 и 86 второго Остермановского тома Лицевого свода. Меча — на листах 91, 97, 107 и 111 того же тома [25]. Таким образом, Лицевой свод НЕ ПЕРЕМЕШИВАЕТ упоминания об этих двух реках. Сначала говорит об одной, потом то же самое о другой. Получается, что ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА НАЗВАНА В ПЕРВОЙ ЧАСТИ ЛЕТОПИСИ ИМЕНЕМ «НЕПРЯДВА». А ВО ВТОРОЙ — «МЕЧА».

Итак, Непрядва и Меча в описании Куликовской битвы — ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА. Согласно нашей реконструкции, это река ЯУЗА.

А как обстоят дела с рекой Мечой в тульской области? Очень плохо. Такая река там есть, но она совершенно не соответствует летописным описаниям. Тульская река Красивая Меча отстоит БОЛЕЕ ЧЕМ НА 50 КИЛОМЕТРОВ ОТ НЕЧАЕВСКОГО «КУЛИКОВА ПОЛЯ». Получается, что Куликово поле «между Доном и Мечой» занимало площадь в сотни квадратных километров? И воинам было «тесно» на таком огромном пространстве? Это очевидная бессмыслица.

Но — скажут нам — все-таки река Меча там есть! Неслучайно же это! Наш ответ: скорее всего, случайно. Дело в том, что река Меча далеко не единственная в России. Рек с названием Меча, Моча и т. п. много. Поэтому нахождение некой реки Мечи на 50-километровом расстоянии от нечаевского «Куликова поля» ровным счетом ничего не говорит о подлинности этого поля. С тем же успехом мы можем указать реку МОЧУ, приток Пахры, на том же 50-километровом расстоянии от московских Кулишек. Отсюда вытекает лишь то, что вероятность найти реку с названием, очень похожим на «Меча», на площади в несколько сотен квадратных километров в средней России — достаточно велика.

Согласно же нашей реконструкции, Меча — это Яуза. Как и сказано в летописях, Меча = Непрядва = Яуза течет прямо по границе Куликова поля — московских Кулишек. Яуза ПОЛНОСТЬЮ ОТВЕЧАЕТ ВСЕМ ЛЕТОПИСНЫМ ОПИСАНИЯМ РЕКИ МЕЧИ — а они, как мы видели, совпадают с описаниями реки Непрядвы. Остается только один недоуменный вопрос: почему летопись называет Яузу Мечой? Ведь она уже назвала ее раньше Непрядвой. И вообще, почему летопись называет одну и ту же реку разными именами?

На этот вопрос мы ответим в следующем разделе.

Куликовская битва произошла на берегу Москва-реки?

Сегодня годовщина Куликовской битвы. Подробности этого события нашей истории, казалось бы, хорошо известны. Однако это не так. Более того, скорее всего, все было совсем не так, как мы привыкли думать. И главное заблуждение — это само место, где произошла битва. Существует много аргументов в пользу того, что Куликово поле находилось на территории современной Москвы.

Куликовская битва – крупнейшее сражение в истории Руси. История говорит, что на берегу Дона в 1380 году сошлись два войска, общая численность которых составляла более трехсот тысяч человек. В результате жестокой многочасовой сечи на поле осталось лежать две трети ее участников. Выжившим русским воинам понадобилось восемь дней, чтобы собрать и похоронить тела павших товарищей.

Казалось бы, после такого страшного кровопролития Куликово поле просто должно быть усыпано наконечниками копий, стрел, их обломками, а также частями щитов и другого военного снаряжения. Должны навечно остаться были и останки убитых ордынцев, которых естественно, никто не хоронил: нечестивые тела, как говорит летописец, были брошены зверям и птицам на растерзание. Однако ничего этого на Куликовом поле не найдено, как не найдена и братская могила десятков тысяч русских воинов. Где же все это?

Единственно правильным ответом на этот вопрос будет то, что никакого сражения в этом месте не было.
Современные историки считают, что численность обоих войск, скорее всего, преувеличена. Однако это не ничего не меняет – археология Куликова поля очень бедна. То количество находок, которое было здесь обнаружено, настолько мало, что не превышает фона – столько можно найти в любом другом месте.

В поисках решений данной проблемы историки предположили – вопреки древним свидетельствам, — что тела погибших увезли в Москву, где и похоронили. Но до Москвы войско добралось только спустя более трех недель после битвы. Невозможно представить, чтобы мертвых не хоронили столько времени, да и ради чего? Всегда и везде павших на поле битвы хоронили там же. И в любом случае остается непонятным, где же тогда останки воинов Мамая?

Как ни крути, ничего не получается. Так, может, Куликово поле находится где-то в другом месте? Зная, что описание битвы – это всего лишь литературный источник, можно предположить, что изначальный текст по ряду причин был неправильно понят, и локализация Куликова поля на Дону является всего лишь версией. Если эта версия ошибочна, то вполне естественно попытаться выдвинуть другую, менее противоречивую.

Много лет назад академик А.Т.Фоменко предположил и аргументировано обосновал идею, что Куликовская битва произошла на территории нынешней Москвы, у места впадения Яузы в Москва-реку. Именно здесь находятся московские Кулишки, ранее называвшиеся Куличковым полем. Ближайшие же места напрямую связаны с самой Куликовской битвой или ее описанием.

На Кулишках находится церковь Всех Святых, которую заложил Дмитрий Донской в память воинов, павших в Куликовской битве. Вполне естественно предполагать, что храм в честь погибших был воздвигнут на месте битвы. Рядом с церковью находится улица Солянка, которая раньше называлась Кулижки.

Рядом с Кулишками, за Яузой, расположена Таганская площадь. Она находится на вершине холма, который раньше назывался Красным. Следы этого имени до сих пор сохраняются в названиях Краснохолмской набережной, Большого и Малого Краснохолмских мостов. Но ведь Красный холм хорошо известен, как место, откуда Мамай наблюдал за ходом Куликовской битвы!

Вспомним, а что же еще упоминается из топонимики, связанной с Куликовской битвой?

Вот, есть Кузьмина гать, на которой, двигаясь к Куликову полю, остановилось ордынское войско. Так в Москве тоже есть похожее место — это район Кузьминки. И упоминание источником гати вполне применимо к московским Кузьминкам, так как раньше эта местность была болотистой. Об этом свидетельствует и название другого района, расположенного недалеко — Нагатино.

Известно, что Дмитрий Донской выступил в поход из Коломны. Этот город находится примерно в ста километрах от Москвы, то есть добраться до Коломны – уже целый поход. Однако все встанет на свои места, если считать, что речь идет о другой Коломне – селе Коломенском, месте, находящемся сегодня в Москве. Более того, Коломенское находится почти там же, где и упомянутое Нагатино.

Войско Дмитрия, по словам летописца, двигалось на Котел. Глядя на современную карту, мы находим его как раз рядом с Коломенским: об этом нам говорят находящиеся здесь речка Котловка и железнодорожная станция Нижние Котлы. Сейчас здесь – муниципальный район Котловка. Возможно, что речь идет о другом Котле, который был совсем рядом с Кулишками. Сегодня мы там видим Котельническую набережную и Котельнические переулки.

Не доходя до Куликова поля, Дмитрий устроил на Девичьем поле смотр войск. Что это за Девичье поле, уж не то ли, что опять же находилось в Москве? Сейчас такого места в городе нет, но оно было еще в XIX веке. Так, например, оно обозначено на иностранной карте Москвы, выпущенной в 1893 году. Соответствующий фрагмент ее представлен ниже. О бывшем названии этого места напоминают расположенные здесь проезд и сквер Девичьего поля. Рядом стоит и известный Новодевичий монастырь, а также находятся Новодевичья набережная и Новодевичий переулок.

Рядом с Кулишками на холме стоит церковь Святого Владимира в Садах. Почему в садах? Какие в диком поле могут быть сады? Владимир – это князь Владимир Андреевич, чей полк, во время Куликовской битвы находился в засаде, и удар которого в самый тяжелый для русских момент решил исход всего сражения. Не покидает ощущение, что воины Владимира были спрятаны за сельскими или городскими садами, на месте которых потом и возвели данную церковь.

Очевидно, что такая версия локализации Куликовской битвы лучше отражает реальность. Места, связанные с этим событием, четко идентифицируются по их названиям, притом на небольшой по размерам территории, а не на растянутой на сотни километров, где в виду обширности пространства можно найти все, что угодно. К тому же, кажется весьма неправдоподобным, чтобы вдали от обжитых мест, там, где, как считается, произошла битва, поля и холмы имели свои названия. А вот в случае с Москвой такое более вероятно.

То, что Куликовская битва «уехала» с берегов Москвы-реки на Дон, имеет объяснение. Дело в том, что упоминаемая в сказаниях река Дон – это и есть река Москва. В древности именно так и называли реки вообще, и даже сегодня в некоторых языках слово «дон» означает просто «реку». Многие реки так и сохранили этот корень в своих названиях: Дунай, Днепр, Днестр, Двина… Вероятно, Доном в прошлом называлась и Москва-река, а после переименования возникла путаница: историки посчитали, что в летописях речь идет о современном Доне.

Возможно, что память о прошлом именовании реки Москвы сохранилась в названии Донского монастыря, стоящего во все том же рассматриваемом здесь районе Москвы. Считается, что он был основан в память победы над татарами, но не над этими, а над теми, которых разбили здесь два века спустя. Название же монастыря якобы произошло от чудотворной иконы, с чьей помощью была одержана победа в бою, и которая, как раз, и называлась Донской. Ее название объясняется тем, что ранее она точно так же помогла князю Дмитрию на Куликовом поле. Кстати, до этого ее подарили Дмитрию донские казаки! Почему донские, почему опять это слово, да и какие могли быть казаки в то время?!

Очевидно, что здесь мы видим очередную путаницу. Перепутано все, в том числе и сражения с татарами. Скорее всего, и название иконы, и монастыря, и прозвище князя Дмитрия произошли от места победы над татарами, расположенного на берегу реки Дон – будущей Москвы.

Вспомним теперь археологический вопрос, который ставит под сомнение то, что Куликово поле находится в Тульской области. Есть ли материальные следы битвы в Москве? Да есть, и более того, они находятся все в том же районе города. Рядом с Краснохолмской набережной расположен Старо-Симонов монастырь, на территории которого были найдены массовые захоронения.

В этом монастыре стоит церковь Рождества Богородицы. Вся земля вокруг церкви в радиусе около ста метров и несколько метров в глубину заполнена человеческими костями. Характер расположения найденных останков говорит о том, что это не отдельные захоронения, а одна огромная братская могила. Вероятно, это и есть место захоронения погибших в Куликовской битве воинов. В пользу этого говорит и название церкви, ведь битва состоялась как раз в день празднования Рождества Богородицы.

И, наконец, летописи сообщают, что у стен этой церкви похоронены Ослябя и Пересвет – известные всем герои Куликовской битвы. Вот так сообщение! После этого не остается никакого сомнения в том, что Мамаево побоище произошло на берегу Москва-реки, а не Дона.

Кто-то скажет, что этих героев-монахов решили похоронить с почестями в Москве, для чего привезли их тела с места сражения. Но, опять же, невозможно представить, что тела везли три недели, чтобы просто похоронить. Рефрижераторов тогда не было, да и вообще как-то не по христиански это. К тому же, если уж и решили везти их, то уж доставили бы не в Москву, а домой – в Троице-Сергиеву обитель. Так что более логичным представляется, что они погибли в Москве на Кулишках, и здесь же, поблизости, у воздвигнутой в память об этом дне церкви были похоронены.


Часть Москвы, на которой кучкуются куликовская топонимика и исторические памятники той битвы. Красным цветом обозначены названия, упоминаемые в ее описаниях.

Московская версия Куликовской битвы более правдоподобна, но принять ее трудно. В основном из-за того, что речь идет о Москве. Ведь если бы в качестве нового места сражения называлось какое-нибудь дикое поле на берегу Волги или Оки, это воспринималось бы более естественно: то поле или другое – какая разница? Но в городе, да к тому же в Москве – это невероятно!

Однако это более чем вероятно и возможно. Потому что, скорее всего, никакого города тогда еще не было. Москва только начиналась и представляла собой одно или несколько сел. То, что город Москва был основан еще в начале XII века, за два с половиной столетия до Куликовской битвы, мало правдоподобно. Никаких свидетельств, более или менее достоверных, о существовании здесь города до Дмитрия Донского нет. Именно после победы над Мамаем Дмитрий начал отстраивать Москву. Тогда же появились и первые московские церкви.

Куликово Поле | История, культура и традиции Рязанского края

Куликово Поле. Глава 6.
Люди забыли славную историю этого места, а природа дышит древностью и сохранила летописные ориентиры, потрясающим образом совпадающие со сведениями из всех исторических источников. Судите сами…
Историческое Куликово Поле находится на южной околице села Перехваль, километрах в трёх от речки Перехвалки (нижней Непрядвы), на возвышенности с отметкой 199,3 и с координатами центра 53 градуса 07 минут 25 секунд N и 39 градусов 06 минут 00 секунд E. Слегка выпуклая площадка представляет собой паханое поле, на котором собирают богатые урожаи зерновых. Мои рассказы и расспросы о Куликовской битве вызывали недоумение у перехвальских старожилов. Свет забытой Непрядвы автор снова зажёг в статьях 2009-го и собрал в первом издании 2012-го – «Каменный Конь на Поле Куликовом» (53). Новые документы идут непрерывно, на этих страницах готовится уже пятая редакция темы.

Начало 4-го раздела смотрите в 1-й главе «Перед Полем Куликовым» на данном портале http://62info.ru/history/node/15469
Откуда взялась и куда подевалась нижняя Непрядва, подробно рассказано в главе 3-й «Две Непрядвы». Булгарские летописи указывают на старую Непрядву очень чётко, показания из русских полностью с ними согласуются. В этой дальней от Москы Непрядве усомнились в эпоху Ивана Грозного, обозвали её Перехвалкой, вывели из исторического оборота и постепенно забыли. Встречным курсом активно пропагандировалась тульская Непрядва, которая к нашему времени набрала мифическую неодолимую силу.

Цитата из Ростовской летописи, опубликованная Александром Яковлевичем Артыновым – это единственный первоисточник, который подробно описывает топографию поля битвы. Описание идеально соответствует сети оврагов и речек, протекающих вокруг перехвальского поля, что даёт полное основание считать эту площадку истинной и писать прямо – без условностей и гипотез. Вот документ, который позволил отыскать настоящее Поле Куликово:
«Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного холма» (54).
Сохранился этот древний ростовский «словесный портрет», и в дополнение к нему идеально складывается хронометраж событий, имеется масса других указаний. Не пытайтесь искать эти наименования – на современной карте их нет, всё стёрто и забыто, кроме Дона, Мечи и Большого Лога, но легко восстанавливается. Эпопея поисков исторической площадки поля битвы аналогична детективному розыску персонажа, сменившего место жительства, имя, фамилию, который укоренился по новому адресу и хорошо устроился по фальшивым документам. Надо ли ворошить прошлое? Надо. Славные дела не имеют срока давности. Святые кости предков вопиют, и сами вылезают из могилы на забытом Поле в селе Перехваль.
Уважаемые оппоненты! Параметры поля битвы значатся только в Ростовской летописи! Если Ростовская летопись такая фальшивая, а господин Артынов вам совсем не нравится, как копировальщик и человек, то откуда в вашем официальном обороте появились село Рождественское, Красный холм, Смолка? Почему на месте вашего Красного холма равнина, и по каким параметрам он «красный»? Где ваше поле битвы, изрезанное оврагами? Конечно, согласно вашей хитроумно-лукавой уловке, яростные епифанские крестьяне овраги засыпали (запахали плугами) в срочном порядке после битвы. Русские Гераклы! Разумеется, они же растащили и попрятали 20000 покойников по своим домам? Что же получается, епифанцы специально всё замаскировали и попрятали, стало быть, работали на Перехваль? А вот, перехвальским крестьянам не удалось пашню нивелировать. Только не сосчтите их ленивыми. Наоборот, стали они поле интенсивно обрабатывать. Однако овраги вдруг начали резко расти, потому что очень не любят, когда пашут поля на их берегах. Рыхлую почву любит размывать мокрая дама по имени «Эрозия», видно, вам совсем не знакомая. От неё пришлось ставить заградительные дамбы, сажать деревья и кустарники. Это очень наглядно. Ещё бы лет сто – всё бы сожрала, и пахать стало бы нечего.

Перехваль на современной карте
Причудливая сеть оврагов и речек, похожая на лапу орла, относящаяся к водной системе Смолки (Глинки), показана на всех картах. Она держит Куликово Поле. На карте Данковского уезда 1790 года два противолежащих пальца этой лапы – два оврага с одинаковым названием Градский и Градской, указывают нам линию русского фронта, отлично дополняя Ростовскую летопись. Они ограждали фланги и были специально нанесены на карту, чтобы Славное Поле не потерялось в эпоху затаптывания истины. Эта карта стала последним ответом патриотов – хранителей памяти, на инсинуацию у верхней Непрядвы, показанную на карте Епифанского уезда десятью годами ранее. Кроме того, лапа, как куполом прикрыта дугой, образованной Большим логом, самой Непрядвой (Перехвалкой) и Доном. Площадка с северной и с восточной сторон ограничена Смолкой, с западной – лесом, росшим на болоте у истоков ручьёв, с южной – каньоном Утиного оврага, берега которого частично покрывал лес. Великое чудо природы, будто специально сотворённое! Знаменательно, такая же лапа орла служит всем известной символикой и в когтях хранит «Державу».
По следам Ростовской дружины
Оставив мистику, пройдём по полю битвы на юго-восток, по следам Ростовской дружины, рассмотрим топографию Куликова Поля максимально подробно и вернём исторические имена оврагам и речкам, которые теперь называются совсем по-другому. Столько раз им меняли названия, что нет сил, да и смысла, всё выносить на показ. Стартуем от Большого лога:
«Потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в реку Смолку, где бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес».

Вид на Верходубье (Градской овраг)
Ручей Верходубье (овраг Градской) берёт начало на западе, недалеко от Перехвальского леса и Большого оврага, проходит на восток с километр и впадает в Липовой с левого берега. Ручей Верходубье сложен из трёх потоков, поэтому их система значится во множественном числе. Обращаю внимание! Три оврага из серии «Дубик» – тульские аналоги Верходубья, с подачи Афремова, впадают сразу в верхнюю Непрядву, поэтому Ростовскую летопись и Артынова, её скопировавшего, принято опошлять.
Огромный и единственный овраг, который с этой площадки впадает в Непрядву, находится с северо-западной стороны от поля битвы, пролегает на север по окраине современного Перехвальского леса. Размеры оврага, ныне поросшего редколесьем, впечатляют, поэтому и в древности, и на современной карте получил он имя собственное вполне оправданно – балка Большой Лог. Как-то упустили его из виду, забыли подправить, потому что нейтральное безликое упоминание в летописи не просилось на скандал. Ну, хоть один из малых ориентиров носит сейчас законное первородное имя! Овраг является указателем места, где стояло село Рождественское: на правом берегу нижней Непрядвы, неподалёку от благословенного Прощёного колодца, освящённого именем Илии Пророка.
Дома села Перехваль редко разбросаны километров на пять к западу от устья Перехвалки. Не стану утверждать, что это и есть то самое летописное Рождественское, но его наследница – определённо. Стоит оно на берегах ветвистого оврага, образующего систему ныне пересохшей речки Глинки (Смолки), а её церковь в явном виде унаследовала Рождественский престол легендарного храма.
Легко понять, что Ростовская дружина стояла в резерве у Большого оврага, а задача у неё была многовариантная, в зависимости от развития событий. Первоначально, ростовцы сторожили единственный брод на Непрядве. Через этот брод Столповая дорога вела на поле битвы, по которой Сабан Кашани или князь Ягайло могли зайти в русский тыл с севера. На древнем броде сохранился каменный мост. На месте этого стратегического большака, остался просёлок в сторону Павловки, теперь тоже заброшенный, перерезанный усадьбой сельхозпредприятия. Засадный полк, стоявший на расстоянии трёх километров к востоку, в случае критической необходимости, мог действовать и в эту сторону. Ростовская дружина и Засадный полк были элитными конными формированиями, которые возглавляли самые надёжные доблестные командиры. Они охраняли тыл русских позиций, и имели право действовать по обстановке.
Липовой течет с юга метров шестьсот до слияния с Верходубьем, после чего совместное русло пролегает к востоку. Исток Смолки найти не удалось – в этом месте находится сельская улица. В моём понимании, эта река образуется от слияния Верходубья и Липового, двух ручьёв – такое в практике бывает. Непрядва (Перехвалка), как по писаному, находится на севере, а её берега покрыты редколесьем.
«В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага», который имеет длину более двух километров. Этот овраг начинается лощиной с юга, на самом поле битвы, делит её северную зону на две части и половину пути идёт на север, а потом поворачивает на северо-восток и впадает в Смолку в километре от устья Липового ручья. Липовой и Верходубье питались в заболоченном лесу, поэтому были ручьями, а Рыбный – на открытом поле, поэтому даже тогда не имел водного потока. Тульский аналог по Афремову – Рыбий Верх, впадает прямо в Непрядву, поэтому…

Лощина Утиного (Градского) оврага
«Дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку». Утиный (Градский) овраг разделял противников пологой лощиной. В наше время поток обрывается во вновь промытый каньон с отвесными стенами, который имеет несколько крупных отрогов, а далее течёт в древних высоких крутых берегах. К нашему времени участок нового каньона промыт на полкилометра. В древности глубокая часть Утиного оврага тянулась километра на два. Это заметно по профилю наиболее древнего участка русла, самому широкому, будто специально показанному. В наше время длина Градского оврага составляет около четырёх километров, включая лощину. Течёт он по прямой линии на северо-восток, и впадает в Смолку с правого берега в полутора километрах от её донского устья. После слияния с Утиным, нижняя часть Смолки поворачивает налево и продолжает прямую линию этого Утиного оврага, прикрывая с юга и с юго-востока позиции Засадного полка. Все эти речки и ручьи пересохли, а нижняя Непрядва еле струится на последнем участке. У Афремова тульский аналог Утиного отсутствует. И тоже, и опять за это нечаевцы ругают чересчур пунктуального Артынова.
Ростовская дружина действовала сзади позиций Большого полка, когда основные резервы армии исчерпались. Ростовцы двинулись от Большого оврага и «в самой сече» у Рыбного противостояли татарской коннице, которая просочилась сквозь Утиный, обошла русские полки с тыла и смяла левый фланг. Овраг сыграл роль рубежа обороны, на котором удалось остановить противника, что спасло армию от полного окружения и разгрома.
Ростовцы «дошли до устья Утиного», когда вместе с Засадным полком рубили татарскую конницу, которая оказалась в ловушке.
Подчеркну ещё раз: Ростовская летопись даёт полную топографию Поля Куликова, которая идеально ложится на площадку в селе Перехваль и восстанавливает исторические названия оврагов, ручьёв и речек. Случайными такие совпадения не бывают! Знание достоверного рельефа местности, позволяет понять ход самого сражения и логику действий командиров полков, как русских, так и татарских. Понять с абсолютной точностью!
Тем не менее, Ростовская летопись в изложении Артынова, как и булгарские летописи, попала в неформат. Её тоже объявили фальшивкой! Зря не сказали, что сам краевед вырыл все овраги! Она не подходит к официальному полю, но её никто не прикладывал к Куликову Полю в селе Перехваль, с момента написания! Чтобы сочинить фальшивку, сначала нужно подобрать для неё площадку. Только вот, перехвальскую площадку, изрезанную оврагами, до сего момента никто не смог найти, а Артынов всего лишь аккуратно процитировал летопись, которая до нашего времени не сохранилась. Складывается впечатление, что кто-то специально уничтожил все оригиналы древних документов. А по отношению к верхней Непрядве абсолютно все исторические первоисточники – фальшивки, новоделы и неформат!

Дуб на месте древнего леса на правом фланге
В наше время чудом уцелели Зелёная Дубрава и Перехвальский лес. Эти остатки древнейшего Романцовского леса, известного из межевых документов начала 17-го века, пощадила судьба. Граница Перехвальского леса показана на карте 2000-го значительно восточней. В 1790-м существовала роща в зоне Градского (Утиного) оврага, от среднего течения до верховья. Сплошной массив растёт теперь только по Большому Логу, и к западу от него. С лесом, росшим на Верходубье, соприкасался правый русский фланг, а севернее, на его же опушке, стояла Ростовская дружина. На прежнем месте остался гигантский дуб, который одиноко стоит среди поля. Каков его возраст? Может ли он быть свидетелем Куликовской битвы? Местность в зоне Верходубья ровная, в древности сильно заболоченная. Не зря булгарские летописцы утверждали, что Дмитрий Донской скрывался на севере за болотом. Из этого болота берут начало ручьи и овраги Верходубье, Липовой, Утиный, Большой. Покажется мелочью, однако этот дуб растёт рядом с Верходубьем, а липа, в которую вросли наконечники сулиц – рядом с Липовым, оправдывая характеристики древних названий. За лесом к западу находилась точка пересечения двух крупных дорог. Для защиты флангов от конницы противника, в лесах устроили завалы из деревьев – засеки.
Уважаемые оппоненты, весёлые лесовики! Сколько вам надо объяснять, что лесной массив никогда не бывает идеально сплошным и непроходимым. Даже дикая тайга побита гарями. Лес поджигают молнии, а торфяники самовозгораются в жаркую сухую погоду. Известно, в зоне лесостепи, чем дальше на север, тем гуще лес. Если сравнивать обе Непрядвы, то лесистость в пользу верхней реки. С глубокой древности скотоводы-кочевники выжигали леса под пастбища. Чья и откуда была скотина? Из сарматских поселений, исследованных в устье Смолки (Глинки). И не подумайте, русские не дали им зарасти, использовали по прямому назначению и под пашни. Они были умелыми скотоводами и хорошими хлебопашцами. Доложу из собственной практики: площадка пойменного луга размером 40 га способна в летний сезон, на предельно тощем рационе, прокормить стадо из 50 коров и 200 овец. С лошадьми ситуация ещё ужасней. Где кочевники пасли свои стада? Там, где есть водопой. Система ручьёв и речек перехвальской площадки – идеальное пастбище, уходящее в сторону от Дона километров на пять. И не спорьте! На момент Куликовской битвы, здесь были взаимосвязанные большие поляны. Разумеется, леса не было в самом устье Смолки (Глинки), где располагались сарматские поселения. С этого места, естественным образом пастбища простирались непрерывной полосой по её берегам и притокам, и обязательно уходили в сторону Красивой Мечи до сарматского поселения у села Слободка. Дороги проходили по лугам этих пастбищ. С левого крутого берега над Смолкой нависает высокий холм, покрытый лесом и в наше время. Значит, безлесным был её сравнительно низкий правый берег, на котором видны эти пастбища, вплоть до нашего времени, а в момент битвы по ним проходили манёвры отрядов. На этом берегу в атакующий фронт развернулась конница Засадного полка. Здесь рубили армию Багуна, и преследовали её остатки до устья Утиного.
А что же с тыла? С тыла, параллельно Утиному оврагу, на расстоянии четырёх километров, протекает река Непрядва (Перехвалка), берега которой высоки, а местами отвесны. Речку трудно преодолеть даже пешком. Здесь все овраги и реки подвержены сильной эрозии, что указывает на их безлесость с древнейших времён. Очень сильно размыт северный – левый берег Непрядвы, а правый, показанный в летописи лесистым, благодаря этому лесу, так и остался первородным, крутым, неприступным – опять имеет место быть совпадение параметров. Большой овраг, Непрядва и Дон – это второй гигантский природный ров, прикрывающий позиции с тыла, а в первом наборе овраги и речки системы Смолки копируют этот второй рубеж с отступом менее километра. Вся зона Куликова Поля, будто специально разлинована на сектора военным фортификатором, устроившим два рубежа прикрытия тыла и флангов. Между этими рубежами и в прилегающих зонах всегда существовали дорожно-выпасные полосы, на которых стояли и маневрировали резервно-засадные полки. До нашего времени сохранилась дорога от Романцовского брода до каменного моста на Перехвалке.
При выборе площадки стояла задача: оградить позиции с флангов и с тыла от атак конницы, и она была выполнена в совершенстве. Во всех сражениях на открытой местности татары пользовались излюбленным приёмом – осыпали противника градом стрел, устраивая многоколёсную конную карусель вокруг него. Всадники каждого «колеса» скакали по кругу, сближаясь с противником, вели стрельбу и, откатываясь назад, готовились к новому раунду. Численное превосходство в те века всегда было на их стороне.
Войска стояли в настоящей крепости, созданной природой. Конница имела возможность атаковать русские позиции только по фронту, атаковать в лоб на великие луки и тяжёлые арбалеты пехотинцев, пробивавшие доспехи с расстояния до нескольких сотен метров. При таком раскладе роль знаменитой татарской конницы становилась бесполезной и даже отрицательной. Единственный проход существовал через устье Рыбного оврага, с выходом в тыл левого фланга, под носом Засадного полка. Что это было? Западня, или всё само так удачно получилось?

Историческое Куликово Поле. Вид от центра на юго-запад
Осталось посмотреть от русского фронта вперёд на юго-запад. В летописи речь идёт о «поле вёрст на десять» (16 км) в направлении на Мечу, значит, в древности здесь была большая поляна. В межевых документах начала 17 века в этом месте отмечена Гусева Поляна у реки Ракитянки в Романцовском лесу, через которую проходила древнейшая дорога, связующая сарматские поселения в устье Смолки (Глинки) и у села Слободки. Это была широкая полоса, на которой кочевники пасли или перегоняли скот. По этой полосе пришла от Красивой Мечи армия Мамая и сосредоточилась на Гусевой Поляне и на холме с отметкой высоты 209,9. Русские полки стояли в четырёх километрах, на пологом холме с отметкой высоты 199,3, на котором и произошло главное сражение. Перед фронтом местность слабо понижается к лощине Утиного оврага, а потом плавно идёт на подъём к высоте, на которой стоял противник. Фронт выглядит открытым, защищённым лишь этой топкой лощиной, которая переходит в каньон с крутыми и отвесными берегами. На карте Данковского уезда 1790 года показаны сразу два «градских» оврага: первый – Градский (бывший Утиный), а второй – Градской (на месте ручья Верходубье). Оба оврага ограждали русские фланги, их важная роль долго хранилась в народной памяти, и была проявлена и показана при первой возможности. Они, будто кронциркулем, с абсолютной точностью указывают максимальную ширину створа русского фронта и направление его линии. Смолку и Славную реку показать не посмели – они были крамольными, растоптанными в Глинку и в Перехвалку, а «градские» овраги были тут, как бы и ни при чём. На картах, изданных в 1983 и в 2012 годах, огромная масса названий получила другие наименования, произвольно записанные, не всегда правильные, а Градский овраг и Глинка вдруг поменялись местами. С какой целью? По просьбе краеведов, для того чтобы, ограждая легендарный город Романцев, адресованный ими в устье Перехвалки, заградительный овраг служил аргументом в пользу ошибочной истории расположения этого древнего города. Город чётко показан на французской карте 17 века в устье Глинки, рядом с сарматскими поселениями, поближе к Романцовскому броду. На высоком песчаном холме в устье Перехвалки, в непроходном тупике, место для него крайне неподходящее. Практика путать названия продолжается, и разобраться в этом бывает не просто. Правильное место Градского оврага вам покажет любой житель Перехвали.

Градский и Градской овраги на карте Данковского уезда 1790 года
Надо иметь в виду, что некоторые овраги подросли за прошедшие столетия. Если сравнить карты разных веков, показательно, Столповая дорога выгнулась дугой к западу, обходя новый участок размытого глубокого русла, отодвигаясь к западу после каждого половодья. Если её условно выпрямить на карте, то получим верхушку Утиного в тысячелетней древности, на которую всегда указывала прогонная полоса, с Прогонной улицы (ныне улица писателя Василия Раховского), распаханная в лето 2021 года. В древности дорога по ней вела в село с юга, мимо старой церкви, а после её перемыва, в результате роста оврага, использовалась для прогона скота в Градский овраг на выпас. Во второй половине 20-го века перед катастрофической зоной размыва соорудили защитную дамбу, которая преградила прямой путь водному потоку, а на берегах появились лесопосадки. В наше время исчезли стада, которые выщипывали траву под корень, поэтому склоны задернились и заросли кустарником, поэтому эрозия прекратилась совсем.
Диспозиция
Площадка, выбранная русскими полководцами, крайне неудобна для татар. Но им ничего не оставалось, как сражаться на этой диспозиции. Если бы Мамай не атаковал русский фронт 8 числа, то через сутки или двое битва могла состояться на Красном холме, а её участниками стали бы все семь армий. Если бы Бахта-Мохаммед первым атаковал Красный холм с юга, русская пехота, стоявшая в полном боевом строе, могла часа за три пройти «открытое и обширное поле вёрст на десять» (12…16 км), перейти Мечу по колено через мелкий Турмышский брод в Мочилках и атаковать лагерь Мамая с севера. Такие варианты его не устраивали, потому что он попадал между двух жерновов – двух равных по численности армий противника. В такой ситуации полководец сделал правильный тактический выбор: сначала разбить русских, казавшихся лёгкой добычей, а потом уже противостоять Бахта. Начиная атаку, он учитывал, что свой Багун с вечера стоит у Гусина брода на такой же дистанции, как он сам, а Ягайло и Олег могли подойти в любой момент. Мамай рассчитал и взвесил всю ситуацию, но не знал о сюрпризе, который приготовили хитрые русские командиры.
Позиция выбрана отлично! Она отражала сложившуюся тактическую и стратегическую обстановки, учитывала численное преимущество противника и его превосходство в коннице. После нескольких безуспешных лобовых атак, перед фронтом возник завал из тел коней и всадников. Не помог и таранный удар тяжёлой генуэзской пехоты по центру. Полки смогли сомкнуть ряды. Это вынудило Мамая искать обходные пути. Он нашёл этот путь – через устье Утиного оврага, который обернулся коварной ловушкой.
Боброк Волынский приобрёл богатый боевой опыт в Вожской битве 1378 года, пользовался неограниченным доверием князя Дмитрия. Летописец особо отметил этот важный факт:
«Некий воевода пришёл с литовскими князьями, именем Дмитрий Боброк, родом из Волынской земли, который знатным был полководцем; хорошо он расставил полки, по достоинству, как и где кому подобает стоять» (55).
Войска поставили фронтом на юго-запад между лесами, росшими на берегах Утиного оврага и ручья Верходубье. Полки перекрыли вход на площадку по Столповой дороге. Противника ждали с Красного холма от Красивой Мечи. Численность русской армии и фактические размеры русской диспозиции можно вычислить только по результатам исследований братской могилы. Известно, что в главной битве пало более половины дружинников. Рельеф и логика подсказывают, ширина фронта могла составить от шестисот до восьмисот метров. Все ключевые места Куликова Поля просматриваются перекрёстно с холмов. Обзор необходим командирам для оценки ситуации в критический момент. Тем более что князь Дмитрий, командующий, выбыл в разгар сражения по причине болезни сердца, а самоуправляющийся механизм хода, запущенный им, великолепно работал до конца. Дмитрий Иванович специально переоделся в форму простого ратника и стал в общий строй, чтобы воины не смущались, и не отвлекались на его охрану. «Каждый солдат должен понимать свой манёвр» – позднее писал Суворов. Опытные воеводы сами принимали решения: куда двинуть резерв, когда ввести в дело Засадный полк – все варианты развития событий согласовали заранее. Задача одна – стоять насмерть до подхода армии Тохтамыша. Отступать не было возможности. Этому препятствовали овраги и речки с отвесными стенами, окружавшие русские позиции.
По устоявшемуся мнению, противник запоздал с началом атаки из-за туманного утра. Вот только следует ли 10-30 считать опозданием? Рассчитывать надо по скорости движения татарской пехоты. Часть времени ушла на форсирование Мечи, потом ещё около трёх часов, чтобы преодолеть расстояние до 16 км. При такой отличной дорожной сети, знакомой местности, короткой дистанции – туман не помеха.
Общая численность русско-литовских войск достигала 40 тысяч. Обоих частей ордынских войск – 70 тысяч. В битве на Куликовом Поле могло участвовать до 60 тысяч ордынских воинов. Надо иметь в виду, что некоторую их часть Мамай оставил для прикрытия тыла и обоза, потому что армия Бахта угрожала с юга. Мнение историков, называющих эти цифры, мне кажется правильным.

Устье Утиного оврага
К востоку от поля битвы Дон и Смолка (Глинка) протекают параллельно, а расстояние между их руслами более километра. Это пространство занимает холм с отметкой высоты 180,6, длиной более трёх километров, с остатками легендарной Зелёной Дубравы, в которой маскировался Засадный полк. Поле битвы наклонено в его сторону. Холм на виде сверху или на карте местности имеет форму овала, вытянутого на юго-восток, и плавно понижается к Романцовскому броду. Его южная сторона нависает неприступной каменной скалой над устьем Утиного оврага.
Всё в строгом соответствии с летописями:
«И отослал князь великий брата своего, князя Владимира Андреевича, вверх по Дону в дубраву, чтобы там затаился полк его. А ещё с ним отправил знаменитого своего воеводу Дмитрия Волынского и многих других» (56).
Получается – в дубраву на левом фланге. «Вверх по Дону» надо понимать, как в верхний сектор, прилегающий к полю битвы, который здесь в точности был у Дона. Холм стоит в устье Непрядвы. Отлогие спуски к реке Смолке (Глинке) имеются на обоих её берегах напротив друг друга и расположены в центральной части холма. Только в этом месте удобно спуститься к речке, перейти её и сконцентрироваться, на безлесной площадке правого берега развернуться в боевой фронт, что делало атаку лавинообразной и мощной. В этом месте с левого берега от Зелёной Дубравы в речку впадает короткий овражек. Его правый берег специально срыли накануне, чтобы расширить узкий проход, для спуска большого войска. Этот откоп отчётливо виден и в наши дни.
Хорошо описано, как Боброк выбирал момент атаки. Однако повисает недоумение: зачем дозволять татарам громить пехоту до истребления? Можно заняться анализом, и отыскать несколько причин задержки атаки.

Градский овраг
Пора объяснить, что Утиный (Градский) овраг, прикрывавший левый фланг, не является абсолютным препятствием. Мне удалось найти в его крытых берегах три участка с относительно пологими спусками и подъёмами, которые конник аккуратно и неспешно мог преодолеть, не слезая с седла. В ходе самого сражения татарская конница постепенно просочилась сквозь лес, покрывавший берега оврага в среднем его течении, преодолела засеки, обошла левый фланг со стороны солнца по правому берегу Смолки, и уничтожила его. Засадники долго ждали выхода из леса всего татарского отряда, дали ему втянуться в сражение. Раньше атаковать не имело смысла – разрежешь лавину пополам и подставишь свою спину арьергарду. Татары, обходившие левый фланг, не обнаружили никого перед речкой, а за ней проверять не стали. Отпечатки следов русских воинов и коней, проследовавших через узкий проход накануне, указывали только в сторону поля сражения. В последние десятилетия берега Смолки (Глинки) и её притоков заросли специально посаженным редколесьем. Во все века в этой пойме были пастбища. На этих лугах произошли все эпизоды главного сражения. У Боброка была возможность скрытно перейти Смолку. Место перехода не видно с поля битвы за выпуклой формой возвышенности. В этот решающий момент расстояние до противника составляло несколько сотен метров – поэтому удар получился столь внезапным. Для перехода и построения конницы в боевой атакующий фронт нужно время – в этом заключается одна из причин задержки с атакой. А вернее всего, воеводы ждали Багуна со стороны Романцовского брода вплоть до самого критического момента.
Засадный полк
Известно, Засадный полк готовился для решающего удара, однако посмотрите, в каком стратегическом месте он стоял. С восточной стороны от позиций находился тот самый брод на Дону, через который переправились русские полки, а потом перешли через этот же холм и Смолку и встали на Поле Куликовом. Дмитрий Иванович не сомневался в стойкости своих воинов. Логика простая: не уверен – не вступай в драку! Князь уничтожил все мосты на реке из-за смертельной опасности, что по броду и по этому же пути противник зайдёт в тыл. Мелководный брод служил препятствием для тележного обоза, но не для конницы противника, поэтому его сторожил Засадный полк.
В Засадный полк назначили двух выдающихся командиров, а один из них – заместитель командующего. Случайно? Думаю, что нет. Исходя из этого, можно утверждать, что полк состоял из двух дружин, и задача у него была двоякая, в зависимости от развития событий: атаковать из засады в критический момент или выступить против Багуна или Олега, если кто-то из них придёт на Романцовский брод. Полк мог разделиться на две части, для её выполнения. Право атаковать в сторону поля битвы получил Боброк, а донской брод прикрывал Владимир Андреевич. Задача соответствовала его рангу, и летопись отметила это не случайно. Он имел право действовать по ситуации, и вполне самостоятельно. Жребий пал на Боброка Волынского – он атаковал из засады первым. Князь Серпуховской, не дождавшийся Багуна со стороны Дона, многократно усилил удар:
«И, кликнув клич, ринулся князь Владимир Андреевич со своей ратью на полки поганых татар, золочёным шлемом посвечивая. Гремят мечи булатные о шлемы хиновские» (57).
В оригинале писано:
«И нюкнув князь Владимир Андреевич гораздо, и скакаше по рати во полцех поганых в татарских, а злачёным шеломом посвечиваючи. Гремят мечи булатные о шеломы хиновские» (58).
Дружина Боброка Волынского стояла слева. По правую руку от полка стоял Владимир Андреевич и протекал Дон, а по левую – Смолка. Из такого положения можно перемещаться по дороге с поворотом налево в сторону поля битвы, или с поворотом направо в сторону донского брода, а также по прямой, в сторону брода на Непрядве. Стремительную лавину конников повернуть невозможно, а с точки старта легко завернуть на 90 градусов и пустить по любой из этих дорог. Обе дружины располагались в Зелёной Дубраве, в центральной части холма рядом друг с другом перед дорогой, лицом на север – с учётом всех возможных вариантов выхода на атаку:
«И вот наступил восьмой час дня (12-30, примечание автора), когда южный ветер потянул из-за спины нам, и воскликнул Волынец голосом громким: «Княже Владимир, наше время настало, и час удобный пришёл!» (59).
Весьма интересно рассказывают татары: подошёл Багун и опрокинул атаку Боброка Волынского. Якобы Боброк перегруппировал свои силы, и атаковал снова ещё сильней и разгромил конницу Багуна. В этом эпизоде заключается ответ на вопрос из булгарских летописей: «Куда исчезла армия Багуна?» – её порубили на глазах всего татарского войска, что и посеяло в нём ужас. Но, как Боброку удалось перестроиться под напором конницы противника?
Багун переправился на правый берег Дона через Гусин брод в Лебедяни, проследовал по Столповой дороге, перешёл Утиный овраг в момент стремительной и успешной атаки Боброка. Владимир Андреевич продолжал ждать его от Романцовского брода. Когда выяснилось, что Багун атакует, князь обрушился на него всей своей мощью и отсёк от проходов в Утином овраге. Этот удар в спину татары справедливо посчитали второй атакой Засадного полка после перегруппировки. Вспомните реплику из летописи:
«Младшие с нами бились, старшие все сохранились» (60).
В оригинале писано:
«Погани же половцы увидеша свою погибель, кликнуша еллинскым гласом, глаголющее: «Увы, нам Русь пакы умудрися: уншии с нами брашася, а доблии вси съблюдошася!» (61).
Настал критический момент битвы. В северном секторе площадки, в устье Рыбного оврага, оказался потеснённый, отнюдь не разгромленный Боброк. В тылу Большого полка, на Рыбном овраге ростовцы сражались «в самой сече». На юго-западе погибал полк Левой руки. На юге пролегал каньон Градского оврага. Армия Багуна была полностью окружена и мощным ударом Владимира Храброго с востока уничтожена на глазах всего ордынского войска. В этом секторе, в устье Рыбного, находили обильные россыпи оружия, о чём свидетельствовали Владимир Ульянов и Соседова Вера Петровна, жители села Перехваль.
Возможно, хитрый Боброк специально заманил Багуна в эту ловушку под удар князя, а сначала порубил отряд из основной армии Мамая. Может быть, и на самом деле воевода перестраивал ряды своей дружины после первой успешной атаки. Приход Багуна наблюдался километров за шесть – его атака не была внезапной. С точки высокого холма, где стоял Засадный полк, хорошо просматривается вся панорама. В летописи чётко отмечено, как командиры Засадного полка контролировали ситуацию на поле битвы и определяли момент атаки. Везде просматриваются умные, умелые, блестящие действия русских командиров!
Этот коварный Утиный овраг пропустил по неудобным и довольно крутым переходам дозированное количество всадников, но не позволил всей лавине резерва быстро прийти на помощь погибающему Багуну. Более того, этот овраг является своего рода ниппелем, способным пропускать конницу в сторону поля битвы лучше, чем в обратную. Таков рельеф берегов. Его левый берег круче правого. Коннику всегда легче идти на крутой подъём, чем спускаться. Значит, есть большая опасность в панике сорваться с кручи. Достаточно было потеснить конницу назад к оврагу, и дело сделано. Разве случайно в булгарской летописи сказано о ямах-ловушках?
Откуда этот странный гидроним «Градский» в открытом поле, где нет города? В том то и дело, что по факту он «заградский» (сравните с однокоренными словами «город», «ограда», «загородка»), потому что ограждал русские позиции во время битвы, и сохранил название до нашего времени. Утиный овраг, послуживший коварной преградой и ловушкой татарским конникам, отметили достойным наименованием по той роли, которую он сыграл. Саму Непрядву назвали Славной рекой, и Утиный тоже удостоили… На удивление, другой овраг – Градской, показали на карте Данковского уезда 1790 года на месте летописного ручья Верходубье, как ограду правого фланга. Народная память показательно увековечила оба оврага. После массированного растаптывания исторических знаков, нам – потомкам, завещали истинное место Поля Куликова между вешками – между двумя Градскими оврагами. Коренное население хранило память о битве в преданиях максимально долгий срок. Куликово Поле найдено по Ростовской летописи, а карта с двумя Градскими оврагами попала мне в руки, когда работа над книгой [36] подошла к завершению, и послужила убедительным дополнительным документом.
Разгром
После уничтожения армии Багуна, все конные полки хлынули в южном направлении через свободную зону, которую ранее занимал погибший левый фланг, и по проходам в Утином овраге. Тут ростовцы и «дошли до устья Утиного» оврага, близь которого как раз имеется самый отлогий удобный переход через него, во все века безлесный, через который ещё сарматы-скотоводы перегоняли свои стада. В этот момент с правого фланга вперёд бросилась конница литовских князей под командованием Андрея Полоцкого, которая уцелела в самом сражении и успешно отбила все атаки по фронту. В состав полка Правой руки входила конная дружина князя Фёдора Елецкого. По центру в пешую атаку пошли остатки от Передового и Большого полков. Возникла паника в войске Мамая, полностью деморализованном сценой гибели армии Багуна. Нависла угроза полного окружения – татары побежали по всему фронту. В конце концов, если даже не принимать мою версию, то суть успешной атаки Засадного полка от этого нисколько не изменяется.

По версии, принятой в научном мире, удар Засадного полка под командованием Боброка Волынского решил исход битвы. Полк вылетел из Зелёной Дубравы после того, как левый фланг уничтожили татары. Они углубились в поле сражения, и начали обходить позиции с тыла, с целью полного разгрома, и подставили под удар спину. Этого момента ждал воевода Боброк. О том, что Дон и Непрядва препятствовали отступлению – написано много. Однако они и система глубоких оврагов не дали татарам удрать, когда те оказались в ловушке после атаки Засадного полка.
На этапе преследования, как отмечают булгарские летописцы, эмир Эдигей переправился через лебедянский Гусин брод и вступил в сражение. Свежая конница значительно усилила состав преследователей, что позволило громить армию Мамая и топить в Красивой Мече до полного истребления.
Следует отметить, что перед битвой ордынцам пришлось форсировать Мечу и Дон и ещё пройти некоторый путь, что было явно не на пользу. Русские занимали свои позиции ещё с вечера. Вот где проявился выигрыш по времени в гонке на дорогах!
Один из принципиальных моментов, где находился Мамай во время битвы? Надо иметь в виду, что холмов, связанных с его именем, было два. Один из них, Красный холм, на котором он стоял лагерем перед битвой, расположен в устье Мечи. Это сборный пункт войск. Командовать с него битвой было невозможно, а дойти за несколько часов до верхней Непрядвы, покрыв расстояние в 90 км, тем более. Битва могла быть только у нижней Непрядвы. Другой холм, с которого он руководил битвой, расположен на расстоянии около 20 км от первого, или 12-ти от Мечи. Его названия нет ни в одном летописном документе. Во всех источниках говорится, что Мамай наблюдал за битвой с вершины холма – с безымянного холма:
«Безбожный же царь Мамай, выехав на высокое место с тремя князьями, наблюдает людское кровопролитие» (62).
Такое «высокое место», весьма удобное для размещения командного пункта и армии, под Перехвалью имеется. Его вершина отстоит километра на три-четыре от русского фронта. Солнце не светит в глаза. Неслучайно, Мамай сразу же бросился бежать после перелома в битве – слишком малой была дистанция. Шатёр на этом холме отчётливо видели русские, что и нашло отражение в летописях.
Куликовская битва. Хронология и датировка
Дата Куликовской битвы, 8 сентября 1380 года, указана по старому стилю. Состоялась она в субботу, на которую падал великий православный праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Ещё в летописях говорится о том, что стояли не только светлые тёплые дни, но и светлые ночи. Очевидно, пора полнолуния и тёплый антициклон, в пору которого в этих местах ветер дует с юго-востока.
Дата Рождества Богородицы в настоящее время приходится на 21 сентября, и закрепилась в соответствии с новым стилем. В юлианском календаре каждые 128 лет накапливался лишний день, поэтому в 1380-м году разница между старым и новым летоисчислением составляла 8 дней. Дата 8 сентября 1380 года – это по юлианскому календарю, которая соответствует дате 16 сентября – по григорианскому. 16-е число – это и есть астрономическая дата Куликовской битвы. К моменту 1900 года набежало 13 лишних суток, их зафиксировали декретом от 1918 года, и перешли на григорианский календарь. Невозможно пересчитать и расписать все исторические события по шкале астрономического календаря наново. Решили к старым датам добавлять 13 суток.
Надо иметь в виду, что до 18 века на Руси существовал древнерусский счёт времени. Время делилось на ночное и дневное. Дневное время равнялось светлому времени суток в данный день, и было разным по продолжительности в течение года – можно сказать, долгота дня по современному календарю. На перехвальской высоте 199,3, на которой произошло главное сражение Куликовской битвы, астрономический полдень наступил в 12 часов 12 минут. На дату 16 сентября продолжительность светлого времени равняется 13-ти часам. Летописное время событий указано для Москвы, поэтому, прибавляя один декретный час, распишу события по современному московскому времени. Новый день родился в утренних сумерках за шесть с половиной часов до полудня плюс один декретный час – в 4-30. Битва началась от шестого часа – в 10-30. Бились до девятого часа – до 13-30. Заканчивался день в вечерних сумерках, около 17-30. Солнце приходит в этот край почти на час раньше Москвы, стало быть, темнеет тоже…
Битва для ордынцев началась с момента форсирования Мечи. Неслучайно, у Ф.Г.-Х. Нурутдинова всё междуречье является театром военных действий. До русского фронта всего лишь 12…16 км. Его утверждение о сильном сопротивлении, оказанном на кромке левого берега Мечи и под самой Лебедянью, надо понимать в контексте общего хода сражения. Распылять войско для их обороны перед численно превосходящим противником, не имело никакого смысла. Невозможно было наладить эту оборону и построить укрепления на берегу Мечи под носом у Мамая за одни сутки. До момента самого сражения висела неопределённость, куда двигаться дальше? Междуречье кишело дозорами, которые сразу же появились перед армией. Вспомните:
«А в шестом часу дня примчался Семён Мелик с дружиною своею, а за ними гналось множество татар. Так открыто гнались почти до нашего войска, что, лишь только русских увидев, возвратились быстро к царю и ему сообщили, что князья русские изготовились к бою у Дона» (63).
Ордынцы сражались на лебедянских полях, на левом берегу Мечи. Лебедянь (Акказ) для них оказалась самым близким крупным ориентиром из числа населённых пунктов междуречья, к которому летописцы привязались. Партизанские методы борьбы с противником: ямы-ловушки, налёты из леса, стаскивание всадников крючьями с лошадей и добивание дубинами – нашли отражение в булгарских источниках. Такие действия наводили ужас и на других завоевателей России. А каким ещё способом пехотинцы могли воевать против конницы? Очевидно, здесь нашёл отражение неудобный рельеф вокруг Куликова Поля – самого поля битвы, с крутыми, местами отвесными, коварными берегами Утиного оврага, особенно в самом начале каньона, с которых срывались всадники и падали в пропасть, давя друг друга. Не трудно было подрыть северный берег Градского оврага, превратив его в отвесную стену на опасных участках, а фланги оградить засеками из деревьев. Эти препятствия вокруг боевого построения русских полков и следует понимать, как укрепления, построенные на левом берегу Мечи, но не в буквальном смысле.

Войска наступали двумя колоннами или флангами через Мечу. Левая колонна под командованием Камиля и Сабана Халджи переправлялась через верхние броды в районе устья реки Семенёк, а правый фланг под командованием Джентиль-бия и Бармака – на нижних бродах, на участке общей протяжённостью около 30 км. Не слишком растянуто при такой численности, а разница в расстояниях от верхних бродов и нижних до поля битвы равна нескольким километрам. Красивая Меча в этих местах будто специально течёт по дуге, очерченной из точки центра поля сражения.
Самый удобный и мелкий брод на Мече – Старый Турмышский, расположен в Мочилках. Через него по колено в холодной сентябрьской воде перешла татарская пехота. Да и путь до русских позиций из этой точки самый короткий.
Русские летописи утверждают, что начали битву два богатыря. От русских выступал Александр Пересвет, монах Троицкого монастыря, а на подвиг его благословил игумен Сергий Радонежский. От татар – Челубей. Булгарские летописи ничего не говорят о поединке, а лишь подтверждают, что Чаллы-бей – эмир Булгар-Субы, или, по русской терминологии, губернатор Донской области Булгарского царства, погиб в битве. Возможно, это был один из ярких поединков в ходе сражения, отмеченный очевидцами, впоследствии дополненный красочными подробностями. Конный поединок татарского великана и русского богатыря, одетого в схиму монаха с крестом, мог сильно удивить даже воинов. Тем более что гиганты с разлёту пронзили друг друга копьями и пали замертво.
Победа Великого князя Дмитрия Московского над Мамаем на Поле Куликовом, добытая совместно с конницей братьев Ольгердовичей: Андрея Полоцкого и Дмитрия Брянского – предмет русской национальной доблести. Добивать и топить разгромленную армию Мамая в Мече помог эмир Эдигей, а занять лагерь на Красном холме и взять богатую добычу – главнокомандующий всей военной кампании Бахта-Мохаммед. В булгарских летописях отмечено изумление Тохтамыша, узнавшего о полном уничтожении армии Мамая.
При таком раскладе сил, и в такой ситуации, поход на Москву, согласно официальной версии, якобы подготовленный Мамаем, представляется бессмысленным. Это была война Мамая против Тохтамыша, что нисколько не умаляет славную победу русского воинства на Куликовом Поле. Куликовская битва – это первая попытка русичей завоевать независимость, воспользовавшись смутой в Булгарском царстве. Собираясь в поход, надеялись, что враждующие стороны истребят друг друга, после чего можно будет легко сбросить ненавистное иго. Главной цели не достигли, а плодами жертвенной русской победы сполна воспользовался хан Тохтамыш. Через два года последовала жестокая карательная акция по истекшей кровью Руси, которая ещё на 100 лет продлила иго, но ростки независимости проросли на Куликовом Поле. Русская нация почувствовала силу в единстве. С этого исторического момента Золотая Орда, раздираемая междоусобицами, медленно и неминуемо пошла на закат, а Русь – к единению и подъёму.
Автор не ставил себе задачу разобраться во всех тонкостях событий Куликовской битвы. Её ход правильно описан в летописях, а не в неисчислимых публикациях, привязанных к ошибочному месту. В данной книге изложен ход летописных событий в привязке к объектам исторического поля битвы без подгонок, с логической версией их развития, основанной на исследовании рельефа театра военных действий. Анализировать события в привязке к перехвальскому полю не составляет труда – следовать логике выдающихся полководцев легко.
Настоящее Поле Куликово расположено в устье современной реки Перехвалки, носившей в те исторические времена название Непрядва. На это забытое Поле идеально ложатся все древние документы и подробности. Здесь пролито море крови наших предков, зарыты их священные кости, которые сами вылезают из могилы и вопиют!

Свет забытой Непрядвы спешит разгораться.
Я такой путеводной звезды не стыжусь!
Словно волосы древнего мудрого старца
Ковыли обласкали могучую Русь.

Список примечаний и источников информации смотрите в конце 1-й главы «Перед Полем Куликовым» http://www.history-ryazan.ru/node/15469 или на сайте «Каменный Конь»
http://kamenny-con.narod.ru/index/primechanija_istochniki_informacii/0-6…
4-й раздел в полном объёме открывается по ссылке «Свет забытой Непрядвы» http://kamenny-con.narod.ru/index/nepryadva_kulikovo_pole/0-15
Все материалы и разделы исторической монографии «Свет забытой Непрядвы» — 2020 в полном объёме опубликованы на сайте автора «Каменный Конь» http://kamenny-con. narod.ru/index/svet_zabytoj_neprjadvy/0-178
Продолжение смотрите на данном портале в 7-й главе «Последние бои Куликовской битвы» http://62info.ru/history/node/15464
Январь 2021 года.

Николай СКУРАТОВ.

 

Когда и где произошла Куликовская битва?

Когда и где произошла Куликовская битва?

UCOZ Реклама


4. Когда и где произошла Куликовская битва?

В 1722 году по указанию Петра I была переведена и издана на русском языке книга средневекового историка Мавро Орбини (он же Мавро Урбини) «Историография начатия имене, славы и разширения народа славянского». На латинском языке эта книга была издана в 1601 году, более чем за сто лет до русского издания.

Касаясь Куликовской битвы, Мавро Орбини сообщал: «В 6886 году от Сотворения Мира (по русскому исчислению) великий князь Руси Дмитрий нанес поражение царю татар Мамаю. Через три года после этого он вновь наголову разбил войско этого царя, при этом, как пишет Герберштейн, на более чем тридцать миль вокруг земля была покрыта трупами павших в битве».

6886 году от Сотворения Мира соответствует 1378 год от Рождества Христова. Следовательно, сначала речь идет здесь о битве на реке Воже, в которой великий князь Руси Дмитрий Иванович разбил войско Мамая под командованием Бегича. В этом случае сицилийский историк приводит точную историческую дату. А Куликовская битва произошла в 6888 году от Сотворения Мира или в 1380 году от Рождества Христова, т. е. через два с лишним года после битвы на реке Воже. При этом надо учитывать, что новый год на Сицилии начинался с 1 января, а в Москве — с 1 сентября. Поэтому незначительная неточность сицилийского историка, в части хронологии, простительна.

Точка зрения Мавро Орбини (Мавро Урбини) на Куликовскую битву опубликована в только что вышедшей книге Л. И. Бочарова, Н. Н. Ефимова, И. М. Чечуха, И. Ю. Чернышева «Заговор против руской истории. (Факты, загадки, версии)». Однако, процитировав сицилийского историка, авторы указанной книги от себя лично добавляют» «Но в то же время хорошо известно, что через три года после Куликовской битвы Мамая разбил Тохтамыш. Получается, что великий князь Дмитрий Донской и хан Тохтамыш — одно и тоже лицо!?». (32,188) Для авторов указанной книги неважно, что через три года после Куликовской битвы, Тохтамыш захватил Москву, столицу Дмитрия Донского, разграбил и сжег ее, а жителей, кого перебил, кого увел в плен. Тохтамыш разбил Мамая на реке Калке у Азовского моря не через три года после Куликовской битвы, а в том же 1380 году, но чуть позже. И все равно, Дмитрий Донской = Тохтамыш! Откуда взялась эта информация, не указывается. Список использованной литературы и исторических источников в книге отсутствует. Несмотря на это, внимательные читатели в этой информации могут опознать точку зрения самого А. Т. Фоменко. (1, 151; 1,155)

Куликовская битва, по мнению А. Т. Фоменко, произошла в 1380 году от Р. X., но не на Куликовом поле, нынешней Тульской области, а на Кулишках в городе Москве. По его мнению, рязанский и литовский князья договорились выгнать Дмитрия Ивановича Донского из Москвы и других городов, также принадлежащих ему. Исполнителем этого договора рязанский и литовский князья попросили стать царя Мамая. Последний согласился и со своим войском пришел в Москву. Таким образом, Куликовская битва (по мнению А. Т. Фоменко) была сражением за обладание Москвой, Коломной, Муромом и Владимиром. (1,131) Читатели имеют право согласиться и с такой трактовкой проблемы, если есть для этого основания. Следовательно, на Куликовом поле или на Кулишках в Москве решался вопрос обладания Москвой Дмитрием Ивановичем Донским, рязанским князем и литовским князем. Вроде бы логично. Но тут же авторы бьют читателей по голове своим заявлением, что Москва фактически и не заложена, что Кулишки в Москве древнее самого города. (1, 131-155) Мало того, они добавляют, что Москва возникла на месте жестокой и кровопролитной Куликовской битвы или битвы на Кулишках в Москве. (1, 151) Как можно вести борьбу за обладание еще не заложенным городом, да еще на том месте, где произошла битва из-за этого. Тут что-то не так! Получается, что три названных претендента на обладание несуществующей Москвой, так долго соображали на троих, что стали полными придурками, и пригласили с войском в чистое поле четвертого — царя Мамая, делить шкуру неубитого медведя.

Не успеют читатели усвоить смысл первого заявления новаторов хронологии, как они уже радуг их другим: Дмитрий Иванович Донской в результате победы в 1380 году на Куликовом поле или на Кулишках, которые древнее Москвы, и сожжения непостроенной Москвы в 1382 году, захватил большую часть Белой Руси. (1, 159) И тут же новаторы хронологии добавляют, что в штурме непостроенной Москвы, в результате которого она была сожжена, сам Дмитрий Иванович Донской мог не участвовать и действительно находиться в это время в своей столице Костроме. С этого времени (с 1382 года, т. е. после сожжения им непостроенной Москвы), они считают, что Дмитрий Иванович Донской начинает отстраивать Москву. Новаторы хронологии утверждают, что это реальное основание Москаы как крупного города. (1,131; 1, 137; 1,149; 1,151; 1,155; 1,159)

Читатели сразу же воскликнут, зачем же ерунду говорить и лапшу на уши вешать, если всего лишь в сентябре 1997 года, «с помпой», отпраздновали 850-летие Москвы?! И будут совершенно правы, со своей стороны, но если они еще раз прочитают указанные чуть выше номера страниц новой хронологии Руси, то поймут, что тут мы имеем дело с тем самым сдвигом, о котором нам так настойчиво толкуют новаторы хронологии. В какую сторону и насколько происходит этот сдвиг, внимательные читатели могут подсчитать самостоятельно, не вникая в историю.

Теперь необходимо вернуться к Куликовской битве или битве на Кулишках в Москве. На рисунке 5 «Реконструкция географии Куликовской битвы в Москве», подготовленной А. Т. Фоменко, четко видно, что ставка Мамая находилась на Красном холме вблизи нынешней Таганской площади, а войска располагались на нынешней Большой Коммунистической улице. (1, 150)

Дмитрий Иванович Донской пришел со своим войском, как утверждает А. Т. Фоменко, из своей столицы Костромы. Если это было так, то он должен был бы выйти к нынешнему метро «ВДНХ», и двигаться по нынешнему проспекту Мира и Сретенке и, не доходя Лубянки, по нынешнему Сретенскому бульвару, зайти, если не в тыл, то уж обязательно во фланг, войску Мамая. Заняло бы это у Дмитрия Ивановича Донского час или два, с момента замысла и до его реализации. Это было бы логично. Но он знал свою задачу лучше, чем читатели. И у него, в отношении Мамая, были свои стратегические и тактические соображения.

Дойдя по нынешнему Ярославскому шоссе до нынешней Московской кольцевой автодороги, он сворачивает налево и достигает перекрестка Волгоградского или Рязанского проспектов и оттуда со своим войском прибывает к нынешнему метро «Кузьминки» (по-старому Кузьмина гать). От метро «Кузьминки» он движется до нынешней платформы «Перерва». Там делает своему войску привал (перерыв), отсюда и Перерва. (1, 150) После привала по команде Дмитрия Ивановича Донского его войско успешно форсирует Москва-реку в районе трех храмов в Коломенском («Коломне»), овладевает крутыми скатами холмов, на которых стоят указанные храмы, и направляется в район ныне закрытой станции метро «Ленинские горы». Сосредоточив войско в районе лыжного трамплина, он приказывает спуститься с Ленинских гор и форсировать Москва-реку в Лужниках в районе стадиона имени Ленина. После двухкратного купания в сентябрьской Москва-реке он выстраивает свое подмоченное войско на Девичьем поле, около нынешнего Новодевичьего монастыря. Девичье поле оказалось той самой громадной площадью, на которой совсем недавно бывший первый мэр Москвы (он же бывший президент древних греков в СССР) Гавриил Харитонович Попов устраивал грандиозные митинги российских демократов. Этот факт — единственное веское подтверждение теории о существовании в истории людей-дубликатов, разработанной новаторами хронологии. По этой теории Дмитрий Иванович Донской является дубликатом Гавриила Харитоновича Попова, т. к. и тот, и другой выстраивали свое воинство на одной и той же площади, в одном и том же городе, но, к сожалению, в разные исторические эпохи. Поэтому-то первый стал дубликатом, т. е. прообразом или прототипом второго. Только не совсем понятно, как могло оказаться Девичье поле в девственном лесу, который был в том месте до возникновения Москвы.

После построения, смотра и митинга на Девичьем поле войско Дмитрия Ивановича Донского от нынешнего Новодевичьего монастыря по нынешней Большой Пироговской и бывшей Кропоткинской улицам направляется прямехонько к холму, на котором ныне стоит Пашков дом, старое здание библиотеки имени Ленина. На этом холме войско изготовилось к бою. (1,150) Когда смотришь на рисунок 5 «Реконструкция географии Куликовской битвы в Москве», создается впечатление, что войско Дмитрия Ивановича Донского шло походом не на Мамая, а походом по ленинским местам: Ленинские горы — стадион имени Ленина — библиотека имени Ленина. Читатели не должны забывать, что Москвы еще не было, а на ее месте были холмы, леса и болота.

Ход Куликовской битвы или битвы на Кулишках, которые древнее Москвы, А. Т. Фоменко не сообщает. Тут он следует лозунгу А. П. Чехова: «Краткость — сестра таланта». Сообщается, что под ударом войска Донского войско Мамая побежало от нынешней станции метро Таганская» к нынешней станции метро «Автозаводская». Что с войском Мамая было потом и куда оно делось, не сообщается. (1,150) Новаторы хронологии утверждают, что в Куликовской битве 1380 года победил Дмитрий Донской, а в Московской битве 1382 года победил Тохтамыш, т. е. тот же Дмитрий Донской. (1, 151) Это дословное утверждение А. Т. Фоменко о том, что Дмитрий Иванович Донской — ни кто иной как Тохтамыш. (1, 151; 1, 155) И опять новаторы хронологии, как теорему, доказывают свою теорию людей — дубликатов в истории. Если в приведенном выше примере дубликатов Дмитрий Донской = Гавриил Попов, возразить что-либо трудно, т. к. «в нашей жизни всякое бывает», то в последнем примере дубликатов Дмитрий Донской = Тохтамыш возникают отдельные вопросы. Во-первых, если это разные люди, то почему они оба вздумали брать штурмом несуществующий город Москву, который, как утверждает А. Т. Фоменко, был основан около 1382 года? (1, 149) Если Дмитрий Донской и Тохтамыш действительно одно и то же лицо, то почему на Куликовом поле или «в чистом поле на Кулишках», зная, что они древнее Москвы, начал борьбу с соседними князьями за обладание Москвой, которой в 1380 году еще не было, а ровно два года спустя разорил и сжег этот несуществующий город. (1,131; 1, 137; 1, 149; 1, 151; 1, 155; 1, 159) Повторяю, каким образом Дмитрий Донской = Тохтамыш в одном лице или напару мог сжечь Москву, которой еще не воздвиг, причем, за обладание которой произошла Куликовская битва или Московская битва на Кулишках. Тут что-то не так! Или-новая хронология не точна, или реконструкция географии не верна!

О подготовке, ходе и результатах Куликовской битвы написано несколько сотен, если не несколько тысяч, книг. Поэтому восстановить традиционную хронологию и место Куликовской битвы особого труда не составляет. Как дореволюционные, так и советские историки в этом вопросе единодушны и дополняют друг друга.

Как сообщают русские летописи и Д. И. Иловайский в своей книге «Очерки отечественной истории», летом 1380 года в Москву пришла грозная весть: «Мамай поднялся со своей ордой и идет на Русь». Разведкой Дмитрия Ивановича, великого князя московского было установлено, что в Семенов день, т. е. 1 сентября 1380 года на реке Оке должны встретиться войско Мамая, войско литовского князя Ягайло и войско рязанского князя Олега для совместных действий против московского князя. (3, 8) Узнав об этом, Дмитрий Иванович разослал своих гонцов по всем удельным княжествам с приказом, собрать полки удельных князей в городе Коломне к Успеньеву дню, т. е. к 15 августа 1380 года. (3, 9)

18 августа 1380 года Дмитрий Иванович из Москвы направляется в иноческую обитель Святой Троицы, где встретился с игуменом этой обители Сергием Радонежским и получил от него благославление и двух монахов для своего войска — Пересвета и Ослябю. (3, 9-10)

20 августа 1380 года Дмитрий Иванович рано утром выступил со своим войском в поход на Мамая. Войско московского князя, перед походом было выстроено на всех улицах и площадях, примыкающих к Кремлю. Главная или отборная часть его выстроилась на Красной площади, тылом — к Китай-городу, а лицом — к трем кремлевским воротам, а именно, Никольским, Фроловским (Спасским) и Константино-Еленским (ближние к Москва-реке). Посланные из Кремля священники и дьяконы с хоругвями, иконами и освященною водой обходили площадь, осеняли крестами и кропили ратников. Все московское население высыпало на проводы ополчения. Отслужив напутственный молебен, Дмитрий Иванович на коне выехал из Кремля к войску. Остановясь перед ратью, он сказал громко: «Братие моя милая, не пощадим живота своего — за веру христианскую, за святые церкви и за землю Русскую!». «Готовы сложить свои головы за веру Христову и за тебя государь великий князь», — слышалось в ответ. Затем ударили в бубны, затрубили в трубы и войско двинулось в поход.

Рать Дмитрия Ивановича разделилась и пошла на Коломну тремя дорогами. Одну ее часть с Владимиром Андреевичем великий князь направил на Брашево (на Бронницы), другую с белозерскими князьями послал Болванской дорогой, а третью сам повел на Котел. (3, 12-13) За войском следовал длинный обоз со съестными припасами, всякой походной рухлядью, тяжелым вооружением и щитами. Князья и бояре имели еще при себе особые обозы. С войском Дмитрия Ивановича следовало десять гостей-сурожан. (3, 12-14)

24 августа 1380 года Дмитрий Иванович достиг Коломны. За несколько верст до Коломны, при впадении реки Сиверки в Москва-реку, великого князя встретили воеводы уже собравшихся здесь полков удельных князей. На другой день, т. е. 25 августа 1380 года происходил великокняжеский смотр всему войску под Коломной на широком лугу или так называемом Девичьем поле, причем, московская дружина с великокняжеским знаменем стояла в каком-то саду Памфилове. После смотра он разделил все ополчение на обычные четыре походные полка и каждому назначил предводителя. Главный или Великий полк он оставил под личным своим начальством. Полк правой руки поручил Владимиру Андреевичу, князю серпуховскому. Полк левой руки вверил Глебу, князю брянскому, а Передовой полк Дмитрию и Владимиру Всеволодовичам Всеволожским. (3, 14-15)

26 августа 1380 года войско Дмитрия Ивановича выступило в дальнейший поход левым берегом Оки. Достигнув устья Лопасни, войско остановилось, т. к. к нему присоединились ратники, которые собрались в Москве, уже после того, как великий князь отправился в Коломну. Здесь же Дмитрий Иванович выслушал новые вести о противнике, и приказал войску переправляться через Оку. После переправы он вновь сделал смотр всему ополчению и приказал его сосчитать. В ополчении оказалось более 200 тысяч ратников. (3, 15) От Лопасни войско двинулось прямо к верхнему Дону, направляясь вдоль западных рязанских пределов или по древней земле вятичей. Погода способствовала этому походу: стояли ясные и теплые дни. Во время этого похода к войску Дмитрия Ивановича присоединились дружины Андрея Ольгердовича и Дмитрия Ольгердовича. Следуя правилам предосторожности, великий князь во время похода постоянно собирал вести о противнике, т. е, как теперь говорят военные, постоянно вел разведку. (3,16-17)

Приблизясь к Дону, Дмитрий Иванович остановил полки и расположился на месте, называвшемся Березой, где и подождал отставшую пешую рать. Тут же его встретила походная разведка с добытым ею «языком», человеком из свиты Мамая, от которого под угрозой пытки узнали много важного. Оказалось, что Мамай стоит уже на Кузьминой гати (Кузьмине броде), куда он пришел 5 сентября 1380 года. (20, 67) Вперед продвигается медленно, ожидая войско Ягайлы и Олега рязанского. Дня через три Мамай должен был перейти на левую сторону Дона. Ягайло, шедший с литовским войском на соединение с Мамаем, стоял уже на берегах УПЫ у Одоева. 06 Олеге рязанском сведений не было. (3, 17-18; 20,67)

После военного совета Дмитрий Иванович принимает решение переправить свое войско за Дон. Перед этим была получена грамота, в которой Сергий Радонежский благославлял Дмитрия Ивановича на подвиг. (3,19)

7 сентября 1380 года, в пятницу, накануне Рождества Богородицы русское войско придвинулось к самому Дону. В этот день походная разведка доложила Дмитрию Ивановичу, что Мамай знает о приходе Дмитрия Ивановича на Дон, что он находится уже на Гусином броде и собирается помешать переправе русского войска. Ягайло в это время двигался от Одоева навстречу Мамаю. В этот же день, к ночи, русская рать успела переправиться за Дон и расположилась на лесистых холмах при впадении в него реки Непряд-вы. За этими холмами лежало широкое десятиверстное поле, называвшееся Куликовым, посредине его протекала река Смолка. За этой-то речкой на противоположных возвышениях разбила свой стан орда Мамая, который пришел сюда в то же время, но чуть позже и не успел помешать переправе русского войска. На самом возвышенном месте поля, на так называемом Красном холме, поставлен был шатер Мамая и шатры его ближних воевод. (3, 19-22)

Утро 8 сентября 1380 года было туманно. Густой туман мешал видеть движение полков. Но часу в девятом туман начал рассеиваться. Русские полки уже выдвинулись вперед и заняли такое положение, что правым боком они упирались в овраги и дебри реки Нижнего Дубика, впадающего в Непрядву, а левым — в крутоярье реки Смолки, там, где она делает поворот на север. Полком правой руки командовали братья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Полком левой руки командовали князья Белозерские. Пехота большей частью была выставлена в Передовой полк. Этим полком по-прежнему командовали братья Дмитрий и Владимир Всеволодовичи Всеволожские. Великим полком командовал сам Дмитрий Иванович. В этом же полку находилась дружина великого князя. Кроме перечисленных традиционных полков, Дмитрий Иванович создал Засадный полк, командование которым поручил своему двоюродному брату Владимиру Андреевичу и волынскому боярину Дмитрию Михайловичу Боброку. Этот конный полк стал в засаду за левым крылом в густой дубраве над рекой Смолкой. Полк был расположен так, чтобы он мог легко подкрепить сражающихся и прикрыть, в случае необходимости, обозы и мосты при переправе через Дон. Дмитрий Иванович поручил командование великокняжеской дружиной в составе Великого полка боярину Михаилу Андреевичу Бренку и передал ему своего коня, большое черное знамя с вышитым на нем ликом Спаса и золототканый плащ, а сам ушел в Передовой полк. (3, 22-23)

Часов в одиннадцать утра с противоположных холмов двинулась татарская рать навстречу русской. Оба войска стали спускаться к лощине, откуда брала свое начало речка Смолка, то есть к середине Куликова поля. На некотором расстоянии друг от друга обе рати остановились. Тут с татаро-монгольской стороны выехал воин огромного роста, чтобы по существовавшему в то время обычаю начать битву единоборством. Звали его Темир-мурза. С русской стороны выехал на коне Александр Пересвет и с копьем в руке поскакал навстречу. Противники на всем скаку ударили друг друга с такой силой, что кони их упали на колени, а сами они мертвыми свалились на землю. Тогда обе рати ринулись в битву. Скоро место, где сошлись обе рати, сделалось тесным. Расступиться в сторону было некуда, так как с обоих боков препятствовало свойство местности. Битва была рукопашной, следовательно, самой кровопролитной. Ржание и топот коней, крики сражавшихся, треск оружия и стоны раненых производили такой шум, что воеводы Передового полка тщетно пытались восстановить порядок, но никто их не слышал, да и сами они скоро пали геройской смертью. Пешая русская рать Передового полка полегла костьми. Пользуясь своим превосходством в числе и смертью многих российских вождей, татаро-монголы начали напирать на Великий полк и большое их число прорвалось к великокняжескому знамени, полагая, что около него находится Дмитрий Иванович. Прорвавшиеся татаро-монголы подрубили древко знамени и убили боярина Бренка. Полк правой руки успешно отбивал атаки противника, но не шел вперед, оставаясь на месте для поддержки Великого полка. (3, 23-25) Видя неудачу в центре, татаро-монголы с особой яростью устремились на левое наше крыло. Здесь длительное время кипел самый ожесточенный бой. Наконец, когда командовавшие Полком левой руки князья белозерские пали смертью героев, этот полк пришел в замешательство и стал под напором противника подаваться назад. Теперь Великому полку угрожала опасность быть обойденным сбоку и с тыла, все русское войско, таким образом, было бы отрезано от переправ и Донского пути, приперто к реке Непрядве и подверглось бы уничтожению. Но тут-то и сказалась замечательная предусмотрительность в создании и расположении Засадного полка. (3, 26)

Жестокая битва длилась два часа, и действительно требовалось большое терпение смотреть на нее и оставаться в бездействии, не лететь на помощь своим. В это время отступавший в беспорядке Полк левой руки и гнувшая его татаро-монгольская рать поравнялись с той самой дубравой, где стоял Засадный полк. «Теперь, и наш час пришел», — воскликнул боярин Боброк и подал команду. Засадный полк ударил во фланг и тыл татаро-монголам. Это неожиданное нападение свежего войска сильно смутило противника, утомленного долгой битвой и потерявшего воинский строй. Прорвавшийся в тыл на левом крыле русского войска противник умелыми действиями Засадного полка был рассеян и уничтожен. (3, 26-27) В это время Дмитрий Ольгердович со своим отрядом Полка правой руки поспешил закрыть левый фланг Великого полка, открывшийся с отступлением Полка левой руки, чем повысил его устойчивость и боевые возможности. В результате слаженности и успешных действий Засадного полка и Полка правой руки Великий полк сумел отразить напор татаро-монгол и перешел в наступление. Русская рать двинулась вперед, русская стойкость взяла верх. Татаро-монголы, горячо нападавшие в начале боя, успели уже утомиться, а поражение их правого крыла и появление свежих сил Засадного полка окончательно лишили их бодрости. Главная их рать дрогнула и стала отходить назад. На спуске Красного холма Мамай выставил свои последние резервы, но русские неудержимо ломились вперед и охватили противника со всех сторон. Вскоре все татаро-монгольские полчища обратились в дикое бегство. Сам Мамай и его приближенные на свежих быстрых конях ускакали в Степь, оставив свой стан в добычу победителям. (3, 27)

Русские конные отряды преследовали противника на расстоянии сорока верст до самой реки Мечи, захватив множество верблюдов, навьюченных разным имуществом, а также стада крупного рогатого и мелкого скота. (3, 27; 32, 188)

После того, как Куликовская битва была завершена, выяснилось, что Дмитрий Иванович после битвы не объявился, как сказали бы теперь, пропал без вести. Двоюродный брат великого князя «стал на костях», то есть на поле битвы, под большим черным великокняжеским знаменем и велел трубить сбор. Когда воинство сошлось около него, Владимир Андреевич начал расспрашивать, кто видел великого князя во время битвы. Кто-то видел великого князя, отбивавшегося на коне от превосходящего противника, кто-то видел его в бою пешим, кто-то видел его раненым, но нельзя было оказать помощь великому князю из-за того, что очевидец отбивался от окружившего противника и т. д. Тогда Владимир Андреевич объявил награду тому, кто найдет великого князя на поле Куликовом живым или мертвым. И поручил это дружинникам. Костромичи Федор Сабуров и Григорий Хлопищев нашли Дмитрия Ивановича в какой-то дубраве, примыкавшей к Куликову полю. Великий князь лежал под ветвями срубленного кем-то дерева. Шлем и доспех его были иссечены, сам он подняться не мог. Его подняли, сняли с него шлем и доспехи, а под ними на теле обнаружили следы ударов оружия под доспехами, то есть ссадины и ушибы. Прочность доспехов спасла жизнь великому князю. Владимир Андреевич сообщил о победе в только что закончившейся битве. Наступала ночь. Князя посадили на коня и повезли его в шатер.

Следующий день, то есть 9 сентября 1380 г. был воскресным. Дмитрий Иванович выехал к войску, хвалил его подвиги и обещал каждого наградить по заслугам. Затем с князьями и боярами он начал объезжать Куликово поле и осматривать побоище. Печально и ужасно было зрелище поля, покрытого кучами трупов и лужами запекшейся крови. Христиане и татары лежали, смешавшись друг с другом. Великий князь велел воинам отделять по возможности христианские тела от тел татаро-монгол и первых предавать земле священникам с обычными молитвами. Восемь дней оставался он еще вблизи места битвы, давая возможность войску предать земле своих братьев. Он приказал сосчитать число оставшейся рати. Сосчитали и нашли налицо только сорок тысяч человек… (3, 30-31)

8 сентября 1380 г. Ягайло находился на один день пути от места Куликовской битвы. Когда же он узнал, что на Куликовом поле одержал победу Дмитрий Иванович, он повернул свое войско вспять. (3, 31)

16 сентября 1380 г. над великими братскими могилами православных воинов священники отслужили молебен и провозгласили им вечную память.

Недавно, на краю Куликова поля лозоходцами (операторами Ассоциации по инженерной биолокации) были обнаружены массовые захоронения, поэтому утверждения А. Т. Фоменко и его сподвижников о том, что на Куликовом поле нет массовых захоронений, не соответствует действительности.

Русская рать переправилась на левый берег Дона и выступила в обратный поход. Обоз ее увеличился множеством захваченных у татар кибиток, нагруженных одеждами, оружием и всяким добром; за войском гнали отбитые табуны коней, верблюдов, буйволов, баранов. Кроме того, везли на родину многих тяжело раненых и тела погибших знатных воинов в колодах, которые состояли из распиленного вдоль отрубка с выдолбленной серединой. В числе этих воинов находились иноки Пересвет и Ослябя. (3, 33)

Дмитрий Иванович, оставив свое войско позади, с легкой конницей прибыл 21 сентября 1380 г. в город Коломну. Пробыв в Коломне дня четыре, великий князь поспешил в свой стольный город. Гонцы, отправленные тотчас после Куликовской битвы в главные города Московского княжества, уже давно известили жителей о славной победе, и настало народное ликование.

28 сентября 1380 г. Дмитрий Иванович с братом Владимиром Андреевичем торжественно вступил в Москву. Из Москвы великий князь с боярами вскоре отправились в монастырь Святой Троицы, чтобы там возблагодарить Бога и принять благословение игумена Сергия Радонежского. После панихиды великий князь щедро одарил монастырь и братию. Он переночевал у Троицы и на другой день воротился в Москву.

Тела иноков Пересвета и Осляби был погребены под Москвою в Рождественской церкви Симонова монастыря. Основателем и первым игуменом Симонова монастыря в 1379 г. стал родной племянник и постриженник Сергия Радонежского Федор, в то время духовник великого князя Дмитрия Ивановича. (1, 143; 3, 34) Тогда же были основаны многие храмы в честь Рождества Богородицы, так как победа на Куликовом поле совершилась в день этого праздника. Кроме того, Русская Православная Церковь установила ежегодно праздновать память по убиенным на Куликовом поле в так называемую субботу Дмитровскую, ибо 8 сентября 1380 г. пришлось в субботу. (3, 34)

Московский народ радовался великой победе и прославлял Дмитрия Ивановича с братом его Владимиром Андреевичем, присвоив первому звание Донского, а второму — Храброго. Русские надеялись, что орда повержена в прах и ярмо ига татаро-монгольского сброшено навсегда. Но этой надежде не было суждено сбыться так скоро. (3, 35)

Мамай, потерпев поражение на Куликовом поле, успел собрать в орде новые силы, намереваясь отомстить внезапным набегом на Москву. Однако, у Мамая в орде объявился соперник, Тохтамыш. Собранные против Москвы силы Мамай вынужден был бросить против Тохтамыша. Счастье и тут изменило Мамаю: на реке Калке у Азовского моря он был разбит войсками Тохтамыша и бежал в город Кафу (ныне Феодосия) к своим союзникам-генуэзцам. Жители Кафы вероломно его убили, чтобы завладеть имевшимися у него сокровищами.

Спустя два года после Куликовской битвы, то есть в 1382 году воцарившийся в Сарае хан Тохтамыш сделал то, к чему готовился Мамай: он совершил набег на Москву, обманом ворвался в нее, ограбил и сжег дотла, а жителей частично побил, а частично увел в плен. Чтобы избавить свое княжество и столицу от подобных набегов, Дмитрий Иванович Донской согласился снова платить дань ханам Золотой Орды. (3, 35)

Читатели, ознакомившись с описанием А. Т. Фоменко и его сподвижников битвы на Кулишках в Москве, а также с описанием летописцами и А. И. Иловайским битвы на Куликовом поле (нынешней Тульской области), сами, без подсказки, решат, кому верить.

Если сравнить описание «битвы на Кулишках» в Москве с описанием Куликовской битвы на Дону, то становится совершенно ясно, что топоним (или гидроним) Кузьмина гать (Кузьмин брод) существовал на Дону и в Москве. Какой-то Кузьма бродил по Дону, а какой-то Кузьма гатил территорию будущей Москвы. А может это был один и тот же. Кузьма, в просторечии Кузька, мать которого бывший наш правитель Н. С. Хрущев грозился показать американцам. Если же поверить летописцам и Д И. Иловайскому, довольно добросовестному историку, оказывается, что московский Кремль стоял на том же холме, что и сейчас, но только сделан он был не из кирпича, а из белого камня. Тот Кремль разрушил во время своего набега на Москву Тохтамыш в 1382 году. Из Московского Кремля на Красную площадь выходило трое ворот» Никольские, Фроловские (они же Спасские) и Константино-Еленские ворота (около Москва-реки). Стоял на своем месте Московский Китай-город. Пешие войска и великокняжеская дружина стояли на Красной площади спиной к Китай-городу. Воины остальных князей стояли на улицах и площадях, примыкающих к Кремлю и Красной площади.

Как делаются исторические открытия А. Т. Фоменко и его сподвижниками, можно рассмотреть на примере: «Москва была уже основана (впрочем недавно). Однако, она (Москва) была еще всего лишь одним из многих других центров и отнюдь не столицей всего государства. В эту эпоху действует какой-то загадочный и всемогущий «боярин Иван Дмитриевич Всеволожский, который умудрялся по своему желанию возводить на Московский престол и сгонять с него великих князей. Не исключено, что боярин Всеволожский — это просто Все-Волжский царь, то есть царь — хан Волжского царства, т. е. Золотой Орды». (1, 160) А. Т. Фоменко и его сподвижники, в очередной раз, ломятся в открытые ворота. Дело в том, что боярин Иван Дмитриевич Всеволожский, сын участника Куликовской битвы, командира Передового полка Дмитрия Всеволодовича Всеволожского, назначенного в городе Коломне лично Дмитрием Ивановичем Донским Дмитрий Всеволодович Всеволожскии никогда не носил княжеский титул и занимал сравнительно скромное положенние при дворе Дмитрия Ивановича Донского. Его сын, Иван Дмитриевич Всеволожский, одно время был фактически правителем государства при малолетнем московском великом князе Василии II Васильевиче. Поэтому Иван Дмитриевич Всеволожский, будучи всего лишь боярином, мог «умудряться» по своему желанию возводить на престол князей. Конечно, он был могущественным, но никак не загадочным. (17, 60) В 1433 году этот боярин затеял «смуту», за что был ослеплен. Вскоре он сгинул в опале, а род его выбыл из боярской среды и пресекся. Все-Волжского царя-хана из Ивана Дмитриевича Всеволожского не получилось.

Примерно по такой же методике, как в случае с Иваном Дмитриевичем Всеволожским, царем-ханом Все-Волжским, работают А. Т. Фоменко и его сподвижники и в других случаях. Например, в Золотой Орде был хан Тохта. Этот хан жил в 1287-1312 годах нашей эры. У него был сподвижник темник Ногай (командир десятитысячного отряда воинов). После этого авторы берут хана Золотой Орды Тохтамыша, который был на этой должности с некоторыми перерывами в 1380-1407 годах. У Тохтамыша был свой темник Мамай. Вот вам и сдвиг в сто лет. И доказательств полно: хан Тохта убил своего темника Ногая, хан Тохтамыш помог погибнуть своему темнику Мамаю после Куликовской битвы. Вот вам и дубликаты реальных исторических лиц. (1, 153; 19, 80-90) Затем зяавляют, что «Тохтамыш = Дмитрий Донской». И пусть читатели сами разбираются, кто есть кто! (1, 149)

А. Т. Фоменко и его сподвижники, и почему-то считают, что «беспомощные жители Руси», будучи не в состоянии организовать свое собственное государство, призывают к себе варягов Рюрика и просят управлять ими. (1, 113) Иначе говоря, затронули давнишнюю норманнскую теорию происхождения Рюрика и его братьев. Но ведь еще в прошлом веке известный С. А. Гедеонов, а в наше время, бывший российский подданный, а ныне житель Канады С. Лесной (он же С. Парамонов) в своей книге «Откуда ты, Русь?», камня на камне не оставили от этой теории. (21,СХШ; 21, ЬХХ1Х; 6) Академик А. А. Шахматов в начале нашего века провел специальное исследование и доказал, что Рюрик и его братья Синеус и Трувор пришли в район Новгорода, Белооозера и Изборска и принесли с собой название Русская земля. Было это по расчетам А. А. Шахматова между 860 и 863 годами нашей эры. (22)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что три брата Рюрик, Синеус и Трувор разделили Русско-Монгольскую Орду в XIV веке на три самостоятельных орды: Золотую Орду, Синюю Орду и Белую Орду. Какие доказательства этого события? Да, никаких! Авторы просто считают, что Рюрик, Синеус и Трувор, пять веков спустя после своею прихода, разделили в XIV веке неизвестно откуда взявшуюся Русско-Монгольскую Орду на три. Причем, Синеусу, вероятно за его синие усы, досталась Синяя Орда. Долговато делили!(1, 120-121)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что Белая Русь и Белая Орда являются синонимами. А это не так! Белая Русь всегда находилась примерно там, где теперь находится Белоруссия. А Белая Орда располагалась на территории от берегов реки Оби и до берегов реки Яик (ныне река Урал). Западнее Белой Орды находилась Золотая Орда. (1, 120; 19, 38-39; 19, 88-89)

В 1380 году, во время Куликовской битвы, Тамерлан (он же хромой Тимур) находился со своим войском в Персии. Он приказал Тохтамышу с войском Белой Орды выступить против Мамая. Тохтамыш захватил столицу Золотой Орды город Сарай, догнал войско, собираемое Мамаем для нового похода на Москву, и разбил это войско на реке Калке у Азовского моря. Это было после Куликова поля. Мамай бежал в Крым, где был убит. (19,103-104)

А. Т. Фоменко и его сподвижникам непонятно описание битвы русских князей на реке Калке в 1223 году с войском Чингизхана и битвы войска венгерского короля Белы в районе города Пешта с татаро-монголами под командованием Батыя в 1241 году. Их удивляет схожесть в описании этих событий. До них не дошло, что татаро-монголы применяли шаблонную тактику выманивания противника из неприступных укреплений и изматывания его непрерывными восьмидневными переходами и полным уничтожением его потом. (19, 30) Подобный прием применили татаро-монголы и ранее, в Закавказье, когда они наткнулись на неприступные укрепления 30-тысячного войска грузинских рыцарей. Они (татаро-монголы), так же, как потом под Пештом побежали, грузинские рыцари стали их преследовать и были полностью разбиты. (17,83)

А. Т. Фоменко и его сподвижники жалуются на то, что в Географическом атласе, М. 1968 нет реки Калки. Но в этом атласе, наверняка, нет реки Матоас, реки Асий и реки Истр. Указана только река Дунай. Но это ничего не значит, раз Дунай имел несколько наименований. (23, 314) То же самое могло быть и с рекой Калкой.

Выдающееся «открытие» А. Т. Фоменко и его сподвижников это тот «факт», что эра Хиджры или Геджры началась не в 622 году, как считают правоверные мусульмане, а в 1318 году, «это в точности начало правления Георгия = Чингизхана. (1, 120; 33, 138-141) Под Георгием = Чингизханом имеется в виду Юрий (Георгий) Данилович московский — начало XIV века. Он же Чингизхан. (1, 114) И еще одно выдающееся «открытие» авторы делают в связи с Юрием (Георгием) Даниловичем. Дело в том, что реальный Юрий (Георгий) Данилович — это внук Александра Невского. Он занял московский престол в 1318 году нашей эры. (1, 112) Чингизхан умер или был убит в 1227 году. Битва на реке Сити была 4 марта 1237 г. Каким образом Юрий (Георгий) Данилович мог принять участие в битве, которая была за 90 лет до его восшествия на московский престол. В битве на реке Сити 4 марта 1237 г. принимал участие Юрий (Георгий) Всеволодович, великий князь Владимиро-Суздальской земли, дядя, а не внук, Александра Невского. Чингизхан тоже не мог принимать участия в битве на реке Сити, так как его уже десять лет, как не было на этом свете. Поэтому ни Юрий (Георгий) Данилович, ни Чингизхан не могли быть основателями Русской Монгольской Великой Империи, как утверждают А. Т. Фоменко и его сподвижники. Кстати, такого наименования государства нет ни в одной русской летописи. Нет такого наименования и в документах иностранцев того времени. (17, 89; 32, 188) Но причем здесь хронология, старая или новая, если речь идет о географии или топонимике.

Конечно, очень лестно знать, что внук Алексадра Невского был изобретателем эры Хиджры или Геджры и он же прообраза-Георгия Победоносца на коне. К сожалению, авторы только утверждают, что это было так, а не иначе, но не обременяют себя доказательствами. (1, 120) Авторы новой хронологии Руси путают в своей книге реку Калку с городом Калугой, потом — реку Калку с Куликовым полем, город Симбирск — с Сибирью, а Куликово поле в Тульской области — с Кулишками в городе Москве, Кострому — с Хорезмом, Самару — с Самаркандом.

И опять возникает вопрос, причем тут хронология, если речь идет географии? Все это объясняется, вероятно, очень просто, только профессиональными пристрастиями авторов — они же физико-математики. Например, в Самарканде жил астроном Улугбек, а в Хорезме жил математик аль-Хорезми, от имени которого появился всемирно известный математический термин «алгоритм». Вероятно, поэтому авторам захотелось, хоть за уши, но подтянуть эти города до наших пределов, т. е. город Самарканд до города Самары, а город Хорезм до города Костромы. Конкретных объяснений своих действий в этом вопросе авторы в книге не дают, они просто утверждают, что все было точно так, а не иначе: Самарканд — это Самара, а Хорезм — это Кострома. Точь в точь, как пелось в песенке военных лет «А, ну ка, дай жизни Калуга, ходи веселей Кострома!» (1,122-124; 1, 129; 1, 156-157; 1, 216) А. Т. Фоменко даже не замечает, что один из его сподвижников, а именно А. А. Бушков, подтверждает существование города Хорезма в нынешней Средней Азии, и даже взятие этого города штурмом татаро-монголами в 1225 году, а другой его сподвижник С. И. Валянский, несмотря на упоминание города Хорезма у средневековых авторов, считает, что города Хорезма не существовала (36, 120-121; 36, 132; 37, 210; 37, 284) И еще одна особенность А. Т. Фоменко и его сподвижников. Например, в литературоведении есть термин «прообраз» или «прототип» литературного героя. Прообразом (прототипом) Татьяны Лариной была Наталья Дмтриевна Апухтина (по мужу Фонвизина), жившая во времена А. С. Пушкина. Прообразом (прототипом) литературного героя Павки Корчагина был сам автор повести «Как закалялась сталь» Николай Алексеевич Островский. Прообразом (прототипом) литературного героя повести Аркадия Гайдара ‘Тимур и его команда» был его сын Тимур, отец нашего демократа Егора Гайдара, в детстве. У писателей прообраз (прототип) литературного героя должен быть его современником или предшественником. Как говаривал В. В. Маяковский, чтоб «жизнь писать с кого». Авторы новой хронологии Руси считают, что прообраз (прототип) реального исторического лица, участника реальных исторических событий, может жить и позже исторического героя, но оставаться для этого героя прообразом (прототипом). Чтобы стало ясно, о чем идет речь, попробуйте представить, что Тимур Аркадьевич (отец-нашего демократа Егора Гайдара) является прообразом (прототипом) Тимура (Тамерлана) — жестокого и грозного азиатского правителя, а Борис Ельцин прообраз (прототип) Бориса Годунова. «Что за бред сивой кобылы?» — воскликнут читатели и будут правы, но только — в отношении Тимура Аркадьевича и Тимура (Тамерлана), а также — Бориса Ельцина и Бориса Годунова. Но в отношении других реальных исторических лиц, авторы новой хронологии Руси такой метод, связанный с прообразом (прототипом), используют сплошь и рядом И никакого «бреда сивой кобылы»! Все абсолютно научно! Читатели могут это проверить сами, заглянув в указанные ниже страницы книги новаторов хронологии. (1, 43-44; 1,51-61; 1, 112-122; 1,126; 1,130; 1,155; 1,161; 1,163-165)

В заключение этой главы следует остановиться на некоторых терминах. А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что Тмутараканью в прошлом называли город Астрахань. (1, 41; 1, 248) Они ошибаются. Такого никогда не было. Астрахань в прошлом называлась Хазитораканью и находилась, как и теперь, в устье реки Волги. А Тмуторакань всегда находилась в устье реки Кубань на Таманском полуострове.

Авторы новой хронологии Руси утверждают, что некоторые историки до сих пор ищут и не могут найти знаменитую Тмуторакань. Неизвестно, что они подразумевают под словами «некоторые историки», но, кажется, авторы снова ошибаются. И для такого вывода есть основания, т. к., например, историки Древней Греции хорошо знают город Мирмикон (Мирмидон), который они не путают даже с созвучным городом Мирмекием. Историки Древней Греции знают о том, что город Мирмикон (Мирмидон) был переименован в город Ахиллеон. Последний был раскопан нашими археологами лет пятнадцать назад. Позже этот город носил название Гермонасса. Историки Древнего Востока знают город Матехра или Матарха. Историки Византии знают город Таматарха, а историки Руси знают, где находился город Тмуторакань и кому из русских князей он принадлежал. Читатели уже догадались, что речь здесь идет об одном и том же городе, который «некоторые историки» не могут найти — о знаменитой Тмуторакани. И потом, разве наменования городов имеют отношение к новой или старой хронологии Руси? Это же география и топонимика, совершенно другие науки, но никак не хронология. Имеются у авторов самобытные решения и по другим терминам (названиям). Так они утверждают, что слово «мусульмане» произошло от названия города Мосул. (1, 130) Название города Сарай произошло от слова склад (сарай). Можно считать, что город Бахчисарай означает склад для бахчевых культур. Они с абсолютной уверенностью утверждают, что слово «Батый» произошло от слова «Батя», а слово «Мамай» произошло от слова «Мама». Но эти термины уже из области анекдотов для первоклассников. (1, 13-15; 1, 79; 1, 127; 32, 187; 33, 293, 36, 57; 36, 61; 36, 140; 36,156-157; 36,175-176; 36,188; 36, 203; 36, 207-208; 36, 222)

Удивляет только одно, как получилось, что столь проницательные А. Т. Фоменко и его сподвижники, новаторы хронологии и выдающиеся специалисты по сдвигам и дубликатам, не заметили 100-летний сдвиг- 1380 год (Куликовская битва) и 1480 год (стояние на реке Угре, после чего Русь освободилась от татаро-мон-гольского ига). Не заметили они 200-летний сдвиг — 1612 год (взятие Москвы польскими интервентами) и 1812 год (взятие Москвы войском Наполеона). Не заметили они 700-летний сдвиг — 1242 год (разгром немцев на льду Чудского озера) и 1942 год (разгром немцев под Сталинградом). И компьютерные вычисления по тонкой технологии выполнять не надо было. Все лежало на поверхности и «заметить» было проще, чем производить слово «Батый» от слова «Батя» и слово «Мамай» от слова «Мама». Ну, а если серьезно, автору этих строк не совсем понятно чрезмерное усердие таких блестящих физико-математиков в столь темной для них проблеме, без каких-либо очевидных результатов.

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей истории?

Историки по данному вопросу рапортуют нам о том, что в нашей истории был всего лишь один Иван IV Васильевич (он же Иван Грозный), который жил на нашей планете в 1530-1584 годах, т.е. всего прожил 54 года. Даже не дотянул целую пятилетку до теперешнего пенсионного возраста — 60 лет.

Физико-математики считают, что в нашей истории было четверо Иванов Грозных, да еще Василий Блаженный. Кто прав? Надо разбираться…

Согласно гипотезе А. Т. Фоменко и его сподвижников весь период Грозного от 1547 года (с момента восшествия на престол) и до 1584 года естественным образом делится на четыре разных правления четырех различных царей. Затем все они были объединены под одним именем «Грозный». Это было сделано уже в XVII веке, при Романовых с определенной целью: для обоснования права Михаила (первого Романова) на Российский престол. Это было достигнуто так: был искусственно создан некий образ «великого Грозного царя», правившего перед ними почти пятьдесят лет. (1, 169) Такую же точку зрения имеет А. Г. Сергеев, автор интересной книги «Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет». (2, 410-416) Все три автора (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко и А. Г. Сергеев) считают, что Иван IV Васильевич (он же Иван Грозный) находился на престоле с 1547 по 1553 годы. Это был впечатлительный, и религиозный человек, который не вынес стольких перегрузок, давивших на него еще в детском возрасте, когда он оказался очевидцем борьбы за трон. Стрессы казанского похода усугубили его состояние и вечером 11 марта 1553 г. ближние бояре присягнули на верность наследнику престола грудному младенцу Дмитрию. Затем по традиционной истории царь выздоровел, а младенец Дмитрий трагически погиб — из-за небрежности няньки утонул в речке. На самом деле царь так и не оправился и стал душевнобольным (юродивым) под именем Василия Блаженного. (2, 411) По мнению всех трех авторов (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко и А. Г. Сергеев), отождествление Ивана IV Васильевича, покорителя Казани, с Василием Блаженным также косвенно подтверждается тем, что построенный в честь этого покорения Казани Покровский Собор на Красной площади в Москве до сих пор называется Собором Василия Блаженного. (1, 173)

Малолетний Дмитрий Иванович как второй царь периода «Грозного» правил в 1553-1563 годах, фактически это правление «избранной рады» под руководством Адашева. Сегодня считается, что первый сын Ивана IV Васильевича — младенец Дмитрий — умер сразу же после того, как ему присягнули в 1553 году. (1, 173) » Однако, из документов следует, что при малолетнем Дмитрии был создан регентский совет — «избранная рада», который действовал до 1563 года. Считается, будто после внезапной смерти младенца Дмитрия Иван Грозный «неожиданно выздоровел и тут же устроил над собой опеку — «опекунский совет». Историки строят различные теории, чтобы объяснить, зачем взрослому царю потребовалось это странное опекунство. Гипотеза А. Т. Фоменко и его сподвижников объясняет, что «избранная рада» действительно была создана, но как опекунский совет отнюдь не над взрослым Иваном Грозным, а над младенцем Дмитрием, который в действительности не умер. Царю-младенцу была принесена присяга, и от его имени опекунский совет начал править страной. (1, 173)

Десятилетний период 1553-1563 годов авторы новой хронологии Руси приписывают правлению малолетнего Дмитрия, а не якобы «устранившегося от дел» Ивана Грозного. Основное событие


Тут пропущена куча страниц!!!


рия Донского. Кроме того, речь шла о важном очаге патриотического воспитания соотечественников и очаге познания настоящей своей истории.

Куликовская битва произошла на десятиверстном поле Куликовом, а не на Кулишках в Москве. Это исторический факт и он должен восторжествовать! Следовательно, «основоположники» «гипотезы», нанесшей громаднейший моральный и материальный ущерб Отечеству, вполне заслужили петровский кнут и все остальное, что его сопровождало в петровские времена.

А. А. Бушков, один из сподвижников А. Т. Фоменко (он же писатель фантастического и приключенческого жанра), свою книгу, посвященную некоторым вопросам истории Отечества, назвал: «Россия, которой не было». Это означает, что его «гипотезы» никоим образом не касаются реальной истории России, которая была. Иначе говоря, он приложил руку к основательному искажению истории Отечества и сам лично в этом признался. (37)

Н. Н. Ефимов, еще один из сподвижников А Т. Фоменко (он же руководитель творческого коллектива), дал своей книге яркий и очень броский заголовок: «Заговор против русской истории». (32) Как известно, нельзя повернуть колесо истории вспять. Точно так же нельзя устроить или организовать заговор против русской истории (как и против истории любого другого народа). История есть история. Она состоялась. И ее (историю) можно изложить правильно, достоверно, обоснованно. И, наоборот, историю можно исказить. Так и в данном случае, Н. Н. Ефимов, вместе со своим творческим коллективом, искажает историю Отечества. Искажают историю Отечества сам А. Т. Фоменко и все его сподвижники. И тут ничего не поделаешь. Это факт! Зачем это надо? На этот вопрос овечает знаменитое крылатое изречение: «Не изучив историю, нельзя понять настоящее, а не поняв настоящего, нельзя построить будущее». Читателям надо помнить это изречение, когда они будут знакомиться с «гипотезами», «версиями» и «загадками-разгадками» А. Т. Фоменко и его сподвижников. И надо просто почаще шевелить мозгами.

01.10.1998 Н. А. УЛЬЯНКИН.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Новая хронология Руси М. 1997

2. Сергеев А. Г. Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет. Владимир, 1997

3. Иловайский А. И. Очерки отечественной истории. М. 1995

4. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М 1993

5. Кандыба В. М. История русского народа. М. 1995

6. Лесной С. Н. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону, 1995

7. Ляшевский С. Опыт согласования современных научных данных с библейским повествованием в свете новейших археологических раскопок и исследований. М. 1994

8. Карамзин Н. М. История государства Российского. М. 1988, т.1

9. Классен Е. И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова. М. 1854 (СПб. 1995)

10. Полное собрание русских летописей. СПб. 1846, т. 1

11. Полное собрание русских летописей. М. 1962, т. 2

12. Полное собрание русских летописей. СПб. 1841, т. 3

13. Полное собрание русских летописей. СПб. 18??, т. 4

14. Полное собрание русских летописей. СПб. 1851, т. 5

15. Полное собрание русских летописей. СПб. 1856, т. 7

16. Полное собрание русских летописей. Л. 1989, т. 38

17. Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М. 1983

18. Культура Византии. Вторая половина УП-ХП в. М. 1989

19. Гордеев А. А. История казаков. М. 1991, ч. 1

20. За землю Русскую. М. 1980

21. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. СПб. 1876

22. Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. СПб. 1904

23. Страбон География. М. 1994

24. Сокольский М. М. Неверная память. (Герои м антигерои России). Историко-полемическое эссэ. М. 1990

25. Пашуто В. Г. Александр Невский. М. -Л. 1975

26. Переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского. М. 1993

27. Никитин А. Невидимка XVI века. «Знание-сила», 1971, ь6, с. 45-48

28. Никитин А. Невидимка ХУ1 века. «Знание-сила», 1971, ь7, с. 43-46

29. Пересветов Р. Т. Тайны выцветших строк. М. 1961

30. Горленко В. Не печалься, обиды не в счет. «Правда» от 11.11.90

31. ЭКО, 1982, ь 4, обложка

32. Бочаров А. И., Ефимов Н. Н., Чечух И. М, Чернышев И. Ю. Заговор против русской истории. (Факты, загадки, версии). М. 1998

33. Валянский С. И., Калюжный Д. В. О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

34. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Путь на Восток или без вести пропавшие во времени. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

35. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Явление Руси. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

36. Валянский С И., Калюжный Д В. Тьма горьких истин… Русь. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

37. Бушков А. А. Россия, которой не было. (Загадки, версии, гипотезы). М. 1997

38. Се повести временных лет (Лаврентьевская летопись). Арзамас, 1993

39. шк, Балтимора, 1993, ь 17 (67), с. 19-23

42. Хайнман И. Еврейская диаспора и Русь. Иерусалим, 1983

43. Ломоносов М. В. Древняя Российская история. Сочинения. М-А. 1952, т. 6

44. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 1

45. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 2

46. Ишимова А. О. Сокращенная русская история. М. 1993

47. Лопухин А. П. Библейская история. Монреаль, 1986

48. Голан А. Миф и символ. М. 1995


Содержание

От автора 3

2. Сложности и проблемы в хронологии истории Руси 12

3. Было ли на Руси татаро-монгольское нашествие и татаро-монгольское иго? 21

4. Когда и где произошла Куликовская битва? 32

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей истории? 50

6. Методика создания «гипотез» А. Т. Фоменко и его сподвижников 72

7. Была ли «шпаргалка» при разработке «гипотез» у А. Т. Фоменко

и его сподвижников?81

8. Смысл и назначение «гипотез» А. Т. Фоменко и его сподвижников 86

Список использованной литературы 93

95


 


Была ли Куликовская битва на самом деле? Что нашли археологи на Куликовом поле? | С другого угла

Картина П.В. Рыженко

Картина П.В. Рыженко

Нередко бывает так, что некие исторические события, изложенные летописцами, оказываются приукрашенными. Их масштабы преувеличены, а место действия изменено. В случае с Куликовской битвой дело оказалось куда более запутанным.

Некоторые источники указывают на то, что территория Куликова поля не смогла дать археологам какие-либо стоящие доказательства достоверности легендарного события. Поэтому многие сделали выводы, что битва происходила в другом месте, либо ее вообще не было, а событие выдумали красноречивые летописцы. Так ли это на самом деле?

Эпохальная битва

Куликовская битва или Донское побоище (8 сентября 1380 года) занимает важное место в истории России. Историческое значение этого события трудно преувеличить. Именно по итогам данной битвы решалась судьба русского народа, находившегося под игом Золотой Орды. Сокрушительное поражение монголо-татарского войска, в конечном счете, вело к свержению власти противника и способствовало объединению Руси.

Однако в последнее время появляется все больше противоречивой информации по поводу реальности исторического события. Например, говорится о том, что археологи в течение довольно долгого времени не могли найти какие-либо захоронения, кости или следы оружия на территории Куликова поля. В ход пустили даже пресловутые металлоискатели, однако результат — нулевой.

Также некоторые историки указывают на подозрительную красноречивость летописцев. Битва описана настолько детально, будто вышла из-под пера непосредственного очевидца события.

Поэтому есть гипотезы, согласно которым, место Куликовской битвы определено неверно и на самом деле она происходила на территории Липецкой или Воронежской области. Некоторые даже утверждают, что действия разворачивались прямо у стен Москвы.

Существует еще более удивительная версия, объясняющая парадокс археологических неурядиц: Куликовской битвы на самом деле не было. Это всего лишь фантазия летописцев. Так ли это на самом деле?

Место Куликовской битвы

В основном источнике есть четкое определение места исторического события. Это слияние двух рек — Дона и Непрядвы. Сейчас данная территория относится к Куркинскому району Тульской области.

Так как количество археологических находок не увеличивалось, не смотря на то, что поиски велись с незапамятных времен, специалисты решили выяснить точное место столкновения двух войск. Для этого следовало определить точный рельеф Куликова поля XIV-го столетия. Ученые были приятно удивлены, так как выяснилось, что территория эта обладала довольно своеобразным рельефом, который предопределял некоторые моменты битвы.

Балки и болота, заросшие деревьями, представляли серьезное препятствие для конного войска. В условиях такого сложного ландшафта конница была вынуждена искать особое место для столкновения с противником. Именно это место было определено археологами.

Оно представляло собой небольшой участок с размерами 1,5 км на 4 км. Такое усердие со стороны ученых было вознаграждено — на данной территории обнаружили новые артефакты: наконечники стрел, обломки сабель и боевых топоров, сумки, ордынские монеты.

Благодаря местоположению этих находок ученым даже удалось восстановить ход сражения конных войск. Но прежде всего, удалось доказать, что битва происходила именно там, где указал летописец.

Интересные артефакты с места бегства

В 2020 году археологи решили провести раскопки на месте бегства войска Золотой Орды. Есть мнение, что именно такие места богаты на артефакты.

К интересным находкам можно отнести именную накладку, крепившуюся к ремню. На ней еще остался белый металл, по мнению ученых, это может быть луженое серебро. Такие вещи имеют прямое отношение к XIII-XIV веку.

Археологические находки с Куликова поля

Археологические находки с Куликова поля

Археологов также заинтересовал обломок энколпиона. Это двустворчатый крест, внутри которого, скорее всего, находилась святыня. Наличие такой вещи у воина говорило о его высоком положении в обществе.

Энколпион могли носить только дружинники, князья или бояре. На его верхней лицевой створке есть ушко с изображением архангела Михаила, которого считают покровителем русского войска.

Находки XIX столетия

Еще до появления на Куликовом поле археологических экспедиций, на его территории было найдено множество артефактов, доказывающих реальность Донского побоища. В первой половине XIX столетия это поле находилось на территории владений помещиков Степана Нечаева и графа Бобринского.

Если какой-нибудь крестьянин находил на поле необычную вещь, ее относили хозяину поместья. Нашедшего ждало денежное вознаграждение. Таким образом, в имениях были образованы домашние музеи, в которых хранились находки с поля битвы — нательные кресты и иконы, цепи, перстни, бердыши, части кольчуг, шлемов, мечей и панцирей.

В 1884 году Николай I получил в дар от местного помещика обломок копья, найденного на Куликовом поле. Однако во время революции все эти находки были растасканы и уничтожены.

Битва на Куликовом поле — Старая Крепость

Сражение 1380 г. русского войска под командой великого князя московского Дмитрия Ивановича с монголо-татарской армией, которую возглавлял фактический правитель западной части Золотой Орды — темник Мамай. После разгрома ордынского мурзы Бегича в 1378 г. на р. Вожа Мамай решил сломить растущую мощь Руси, усилить ее зависимость от Орды. Он собрал огромное по тем временам войско численностью ок. 100—120 тыс. чело-век, в которое наряду с татарами входили также отряды черкесов, осетин, армян, некоторых народов Поволжья, наемные отряды крымских генуэзцев, разного рода авантюристов и прочий сброд, пришедший на Куликово поле за богатой добычей, предвидя возможность безудержного грабежа побежденной Руси. Союзником Мамая выступил великий князь литовский Ягайло; его войско двигалось по р. Ока на соединение с Мамаем, подходившим к этому естественному рубежу между По-

лем и Русью с юга. Вопрос о позиции великого князя рязанского Олега Ивановича до сих пор не решен. Не исключено, что у Олега с Москвой был тайный договор о ненападении. Дмитрий Иванович, узнав в конце июня 1380 г. о движении огромной массы татар к руским границам, обратился с призывом к владетельным и удельным князьям за помощью и назначил сборные пункты для войск в Москве и Коломне. Собравшиеся руские отряды и полки численностью до 50—60 тыс. человек отличались однородностью по своему этническому составу: основное ядро составляли москвичи (главным образом «небывальцы», т. е. молодые люди из ремесленников и крестьян, не привычных к ратному труду), в него входили воины земель, признававших власть московского князя, а также украинские и белорусские отряды. Предстояло обучить большую массу народа воинской науке, вооружить современным оружием, что и было сделано под руководством знаменитых и опытных воевод: князя Д. М. Волынско-го-Боброка, Т. В. Вельяминова, князей Дмитрия и Владимира Всеволожей, Андрея и Дмитрия Ольгердовичей и др. В походе не участвовали войска

Новгородской, Тверской, Нижегородской, Рязанской и Смоленской земель. План похода состоял в том, чтобы вместо обороны на Оке, где Мамай мог соединиться со своими союзниками, переправиться через Оку и двинуться навстречу противнику к верховьям Дона. Поход войска происходил в августе — начале сентября. Утром 8 сентября русские войска переправились с левого берега Дона на правый у впадении в него р. Непрядва и расположились на Куликовом поле. Впереди встал сторожевой полк под командой князей: удельного оболенского Семена Ивановича и удельного тарусского Ивана Константиновича. Их задачей была завязка битвы. За сторожевым полком шел передовой полк пешцев под командой двух братьев-кня-зей Всеволожей, Дмитрия и Владимира Александровичей. Этот полк выполнял задачу 1-й части «стены», тактического построения русского войска, возрожденного Дмитрием Ивановичем и его воеводами, знавших о тактике князя-вои-теля Святослава Игоревича, с успехом использовавшего «стену» в своих войнах с хазарами, болгарами и византийцами. За передовым полком расположился пеший большой полк, во главе которого

был поставлен удельный князя селехов-ский Иван Васильевич с воеводами: московским тысяцким Т. В. Вельяминовым, И. Р. Квашней и М. А. Бренком. Справа стоял полк правой руки во главе с двумя тезками — ростовским князем Андреем Федоровичем и удельным стародубским князем Андреем Федоровичем. Воеводой при них был Ю. В. Вельяминов-Грунька. Слева находился полк левой руки во главе с удельными белозерскими князьями Федором Романовичем и Иваном Федоровичем, ярославским князем Василием Васильевичем и удельным молож-ским князем Федором Михайловичем. Воеводой у них был Л. И. Морозов-Мозырь. Судя по всему, сторожевой, правой и левой руки полки были конными: они охраняли фланги и тыл большого и передового полков. В тылу у большого полка находился еще резервный (запасной) полк во главе с литовским князем Дмитрием Ольгердовичем и брянским князем Романом Михайловичем. В Зеленой дубраве, за речкой Смолка был надежно спрятан засадный полк — цвет русского войска, конный отряд под командой удельного серпуховского князя Владимира Андреевича и лучшего полководца Великого княжества Владимирского и

Московского — Боброка-Волынского. В этом же полку находился отряд елецкого князя Федора Федоровича, в который входили закаленные в стычках с кочевниками и хорошо вооруженные воины из пограничного Ельца и его волости. Переход Дона означал решимость русских воевод сражаться до конца, т. к. возможность для отступления осложнялась тем, что в тылу русского войска находились рр. Дон и Непрядва, а также глубокие балки и овраги. В то же время такая позиция затрудняла обходные маневры татарской конницы. Войско Мамая стояло развернутым строем без резервов: в 1-й линии распо-

лагалась конница, во 2-й — пехота. Битва началась, видимо, многочисленными поединками богатырей-добровольцев с обеих сторон. Один из таких поединков — схватка между Александром Пересветом и Челубеем, которые после первой же сшибки свалились с коней замертво, запечатлен преданиями и повестями, откуда он попал и в летописи, которые рассказывают, что, увидев, как Челубей упал головой к своим (что было плохим предзнаменованием) татары взвыли и ринулись на русских. Конница их, смяв передовой полк, врубилась в большой полк. Русские несли большие потери; был убит сражавшийся в большом полку под знаменем великого князя и в его доспехах (что оспаривается некоторыми исследователями) любимец Дмитрия Ивановича — М. Бренок. Великий князь, как простой ратник, бился среди воинов того же полка. Натиск татар в центре был задержан вводом в действие резерва. Мамай перенес тогда главный удар на левый фланг русских и начал теснить русские полки. Три часа бились в грандиозной схватке русские и татары. Постепенно Мамай начал одолевать, русские полки стали рассыпаться, отдельные воины побежали к Непрядве, татары бросились догонять и рубить бежавших. Мамай на Красном холме облегченно вздохнул: все кончено. Неожиданный мощный удар свежих сил засадного полка в тыл и фланг татарского войска, занятого преследованием русских, в считанные минуты ре-

шил исход битвы. Русские, откинутые и прижатые к Непрядве, увидев свою конницу, налетевшую на татар, повернули и вновь ударили на ничего уже не соображавших татар. Разгром войск Мамая был всесокрушающим. Русские 50 верст преследовали и уничтожали остатки татарской рати. Сам Мамай бежал в Крым. К. б. явилась самым крупным сражением XIV в. Тяжело досталась эта битва русскому народу. Одних князей погибло 12 человек, бояр —ок. 500 человек, что составило приблизительно 60% командного состава русской армии. Простых же ратников полегла примерно половина от общего количества воинов, принимавших участие в сражении. К. б. имела огромное значение в борьбе русского и других народов с монгольо-татарским игом.

Хотя татары еще почти целый век считали Русь своей данницей, но на Куликовом поле был нанесен сильнейший удар по Золотой Орде, ускорен ее последующий распад. Другим важным значением битвы было усиление роли Москвы в образовании единого Русского государства. После этой битвы народ стал называть великого князя Дмитрия Ивановича и серпуховского князя Владимира Андреевича «Донскими», а последнего еще и «Храбрым». Ш 82а; 84; 2126; 407; 637а; 886в; 889; 995а; 1081а; 1120; 11276; 1128; 1206а; 1477а; 1490; 15236; 1524а; 1558; 1559; 1575а.

Пытаясь укрепить над русскими землями ослабевшую власть Золотой Орды, Мамай организовал в 1380 году поход на Москву. В нем приняли участие не только татары, но и наемные отряды из числа народностей Северного Кавказа, жители генуэзских колоний в Крыму и др. С собранными войсками Мамай подошел к устью реки Воронеж и стал готовиться к решительному наступлению на Русь. Он хотел привлечь на свою сторону литовского князя Ягайло и князя рязанского Олега, стремившихся к ослаблению Москвы, и начал с ними переговоры. Когда в Москве было получено известие о выступлении Мамая, там стали спешно собирать войско. Дмитрий Иванович отказался удовлетворить требование прибывших в Москву послов Мамая об уплате дани в повышенном размере. На защиту родины поднялись широкие народные массы. Русские действовали осторожно и быстро, поэтому татаро-монголы вначале не подозревали об их намерениях.

По совету митрополита всея Руси Дмитрий послал к Мамаю с богатыми дарами Захария Тютчева для переговоров. Тютчев был опытным дипломатом и, по-видимому, получил задачу выяснить силы и намерения противника, а также следить за его действиями и своевременно сообщать в Москву об изменении обстановки.

Тютчев узнал, что князь рязанский Олег и литовский князь Ягайло «приложишися ко царю Мамаю», т.е. присоединились к татаро-монголам для совместного похода на Москву. Добыв эти сведения, Тютчев «посла тайно скоровестника к великому князю на Москву». Это донесение имело очень важное значение, так как вносило ясность в обстановку, раскрывало действительную роль Рязанского княжества и замысел противника.

Но Дмитрий решил проверить сведения Тютчева. Он приказал выслать в придонскую степь «крепкую сторожу» с задачей «на Быстрой или на Тихой сосне стречи (состречи) со всяким опасением и под Орду ехати языка (т.е. пленного) добывати и истину уведети Мамаева хотения». Это была войсковая разведка, получившая задачу, действуя весьма осторожно, добыть пленного и выяснить действительные намерения противника. Так как от высланной сторожи долгое время не поступало никаких вестей, было приказано выслать вторую сторожу, «заповеда им вскоре возвратитися».

Вскоре вторая «сторожа» встретила Василия Тупика из первой сторожи, который вел пленного к великому князю. Сведения Тютчева полностью подтверждались и дополнялись новыми данными: «яко неложно идет царь (Мамай) на Русь, совокупяся со Олгом князем Рязанским и с Ягайлом княземь Литовским, и еще не спешит царь, но ждет осени, да совокупится с Литвою».

Убедившись в том, что татаромо-нгольское войско готовится к большому походу на Москву, Дмитрий назначил сборный пункт русской рати в Коломне 15 августа.

Оставив часть сил в Москве под командованием воеводы, составивших по существу стратегический резерв, Дмитрий с московскими и прибывшими полками двинулся к Коломне по трем дорогам, одна колонна — главные силы — шла через деревню Котлы, другая — по Болвановской дороге, а третья — на Бронницы («Брашевой дорогой»).

Пройдя свыше 100 км, московская рать 26 августа подошла к Коломне, где собирались и остальные войска. Средний суточный переход, считая по дорогам, достигал 30 км, что свидетельствует о хорошей организации марша.

26 августа в Коломне Дмитрий произвел смотр русской рати и дал приказ об организации ее для похода и боя. Прибывшие полки, которых насчитывалось большое количество, были сведены в пять тактических единиц — передовойПри описании боя летописец говорит о сторожевом полку, которым стал передовой полк. Это два наименования одного и того же полка, а не два различных полка. полк, большой полк, полки правой и левой руки и засадный («западной») полк. Для каждого тактического полка Дмитрий назначил воевод, которым подчинялись воеводы и князья организационных полков. Эти мероприятия свидетельствуют о централизованной организации русской рати и наличии в русском войске единого командования.

Смотр выявил сосредоточение больших сил, что давало возможность действовать наступательно. Сведения о трех группировках противника, стремившихся соединиться в верховьях Дона, наталкивали на решение расстроить план врага и не допустить соединения его сил. Главной группировкой войск противника были татаро-монголы. Поэтому сорвать план Мамая можно было, лишь разгромив его войско.

Оценив сложившуюся обстановку, Дмитрий решил идти навстречу татаро-монгольскому войску. Предстояло разрешить вопрос о направлении движения русской рати. Кратчайшее направление проходило через центральный район Рязанского княжества, и движение здесь московской рати могло послужить формальным поводом для выступления Олега против Москвы. Поэтому было решено двигаться лишь по окраинным рязанским землям. Более того, Дмитрий приказал всем полкам, чтобы при движении по рязанской земле «никто же не коснися ни единому власу» рязанцев. Эти меры должны были устранить опасность преждевременного выступления рязанцев, которые своими действиями могли сковать московскую рать и создать условия для соединения литовцев с татарами.

Кратчайшее расстояние от Коломны до Куликова поля не превышало 150 км. Двигаясь же по избранному направлению, надо было пройти 190 км, т.е. требовалось дополнительно до 1,5 суток. Но политические соображения были важнее простого арифметического расчета и даже потери времени.

После смотра, в тот же день 26 августа, Дмитрий приказал рати двигаться долиной реки Оки к устью реки Лопасня (65 км), куда шли прямым путем запоздавшие полки из Москвы, дружины литовских князей и «вси вои остаточные». Этот маршрут по долине реки обеспечивал выпас лошадей.

Возле устья Лопасни 30 августа русская рать переправилась через Оку. По сообщению источников и по изображениям на миниатюрах в «сказаниях», рать перевозилась через реку, что должно было занять значительное время. На переправе через Оку был оставлен тысяцкий Тимофей Васильевич Вельяминов, которому было приказано наблюдать за переправой, переправлять и направлять отставшие полки.

Проводниками в русской рати были 10 сурожан-купцов, которые ездили торговать в город Сураж (Судак) в Крыму и хорошо знали дороги в придонских степях, а также зимовья и кочевья татар.

Когда русская рать переправлялась через Оку, литовское войско подходило к городу Одоев, что по прямой линии в 115 км от Куликова поля. В таком же примерно удалении (около 125 км) находилась русская рать от Куликова поля, от которого до Старой Рязани, где отсиживался Олег со своими полками, было около 115 км. Расстояние до поля будущей битвы для всех трех группировок войск было одинаково. Ближе всех к Куликову полю находились монголо-татары, но они продвигались медленно, а их союзники бездействовали в Одоеве и в Рязани.

От устья реки Лопасня русская рать двигалась к верховьям Дона. Наступление русских разобщало союзников монголо-татар и создавало обстановку, в которой возможно было дать сражение до подхода литовцев и рязанцев.

Вскоре была выслана третья «сторожа» — конная разведка под командованием Семена Мелика. «Только своими глазами повидайте татарски полки»,— приказал разведчикам Дмитрий.

В Березуй (теперь деревня Березово на большой Епифанской дороге) прискакали из «сторожи» Петр Горский и Карп Олексин, которые привезли пленного из татарской знати. Пленный показал, что татарское войско находится уже на Кузьминой гати, что в трех переходах от верховья Дона. Мамай не торопится, так как ждет подхода к нему на соединение литовского войска и рязанской рати, но через три дня войско татар будет уже в верховье Дона. По сообщению пленного, Мамай не знал о движении навстречу ему сильной русской рати. На вопрос о численности татарского войска пленный ответил: «Неисчетное множество, перечесть нельзя».

Как сообщается в «Сказании о мамаевом побоище», здесь же в Березуй к русской рати присоединились псковские и брянские дружины под командованием двух литовских князей — братьев Ягайло.

5 сентября русская рать подошла к устью реки Непрядвы. За семь суток она прошла около 125 км (средняя скорость похода небольшая — около 18 км в сутки). Вполне вероятно, что передовые части, особенно конница, вышли к Дону раньше. 5 сентября закончилось сосредоточение здесь всей рати, походная колонна которой, несомненно, имела большую глубину.

Русское войско, подойдя к Дону, имело полные сведения о противнике, полученные от сторожевого полка «крепкого воеводы» Семена Мелика. Было выяснено, что татары находятся за Доном, движутся они вперед медленно, ожидая присоединения войск Ягайло и Олега, и на Дону могут быть через три дня. О приближении русских войск татарам ничего не было известно. Союзник татар литовский князь Ягайло с войском находился в пути из Одоева к Дону.

6 сентября Дмитрий Иванович созвал военный совет, на котором присутствовали князья и воеводы. На совете был поставлен вопрос о месте сражения. Одни из присутствующих говорили: «Ступай, князь, за Дон», другие советовали: «Не ходи, врагов много, не одни татары, но и Литва и рязанцы». Первое предложение основывалось на стремлении не допустить соединения Мамая с Ягайло и Олегом и незамедлительно нанести удар по татарам. Любопытно, что требовавшие перехода через Дон обосновали свое предложение тем, что «сила войска не в его количественном превосходстве, а в правде». Второе предложение основывалось на том, что переходить Дон, имея в тылу союзников Мамая, слишком рискованно и нельзя давать сражения, когда позади Дон и нет путей отхода.

Князь Дмитрий, выслушав мнения, произнес следующую знаменательную речь: «Любезные друзья и братья! Ведайте, что я пришел сюда не затем, чтобы на Олега смотреть или реку Дон стеречь, но дабы Русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить; честная смерть лучше плохого живота (жизни). Лучше было бы мне нейти против безбожных татар, нежели, пришед и ничто не сотворив, воротиться вспять. Ныне же пойдем за Дон, и там или победим и все от гибели сохраним, или сложим свои головы… за братью нашу христиан».

Решение перейти Дон и там или победить или «лечь костьми» за землю Русскую показывает, что князь Дмитрий правильно оценивал обстановку и рассматривал сражение как решительное средство для достижения победы. Отвергая второе предложение, обрекавшее войско на пассивные оборонительные действия, Дмитрий Донской выступает перед нами как полководец, стремившийся к активным действиям, к навязыванию своей воли противнику. Заслуга Дмитрия также состоит в том, что он правильно оценил настроение своего войска, его «крепость и мужество» в борьбе с самым злейшим врагом Руси — татарами.

Решив перейти за Дон «в поле чисто», «на усть Непрядвы реки», Дмитрий приказал наводить мосты и искать броды для конницы.

В ночь с 7 на 8 сентября началась переправа главных сил. Производилась она под прикрытием сильных сторожевых отрядов, так как, по данным разведки, Мамай уже знал местонахождение русских войск и спешно продвигался вперед к устью реки Непрядвы. Летописец сообщает, что войска переходили на другой берег реки в полном вооружении — «в доспехах». Здесь сказался урок на реке Пьяне, когда русское войско, не успев вооружиться, подверглось внезапному нападению. Осторожность и предусмотрительность характерны для всего марша.

Утром 8 сентября, в день битвы, стоял густой туман и под его прикрытием русское войско развертывалось на Куликовом поле, близ устья реки Непрядвы.

Расположившись на Куликовом поле, русские полки приготовились к решительной схватке. Мамай еще в ночь с 7 на 8 сентября занял высоту на нижней части течения реки Курцы (в 7–8 км от русских войск), хутор Сабурова и Красный Холм. Литовские войска Ягайло, следовавшие на соединение с Мамаем, утром 8 сентября находились в 30–40 км от позиций русских войск.

Поход русской рати к Дону и план вторжения татар в 1380 г.

Численность как русских, так и татарских войск, участвовавших в Куликовской битве, большинство историков завышают. Обычно численность русских войск определяется в 150–200 тысяч, а татар — в 300–350 тысяч человек. Русское войско, как это установлено при изучении ряда источников, имело не более 100 тысяч человек. Но и эта цифра для тех времен была исключительно велика. В этот период ни одна западноевропейская страна не могла выставить на поле сражения такого громадного войска. Куликовская битва не была обычным столкновением, в котором участвовала преимущественно феодальная армия, состоявшая из вассалов и подвассалов. На Куликовом поле решался вопрос: быть или не быть Руси свободной. В этой битве ополчение простых людей составляло большинство русского войска. Вот почему определение численности русского войска в 100 тысяч человек может быть приемлемо, хотя и эта цифра, если ее сравнить, например, с численностью русского войска, участвовавшего четыре века спустя в Бородинском сражении, кажется довольно значительной.

Нельзя отрицать большого численного превосходства татар на Куликовом поле, однако, как свидетельствуют материалы, все татарское войско на Куликовом поле насчитывало не более 130–150 тысяч человек.

Местность, избранная Дмитрием Донским для сражения, известна под названием Куликова поля. При выборе ее русский князь исходил из замысла не дать татарам применить их обычную тактику охватов. Куликово поле с запада, севера и востока окружено реками Нижним Дубяком, Непрядвой, Доном, Смолкой и Курцой. Берега рек Дона и Непрядвы очень круты и во многих местах обрывисты.

Русский военный историк Д. Масловский, лично исследовавший Куликово поле, определил, что обширное пространство в виде «мешка» между реками Непрядвой и Доном (расширяющееся с севера на юг от 7 до 18 км) суживается до пределов четырехугольника, которым ограничивается Куликово поле, а именно: на севере — от реки Непрядвы (против села Березовки—Богородицкое) до восточной окраины села Рождествено—Монастырщины; на востоке — от села Рождествено—Монастырщины на Ивановку; на юге — от Ивановки до Даниловки; на западе — от Даниловки до Хворостянки, затем к начальному пункту до Непрядвы у Березовки—Богородицкое. Пространство это по фронту имеет до 8 км и в глубину до 9 км. Наиболее же удобной для боевых действий была местность около верховья речек Смолки и Нижнего Дубяка на протяжении 4 кмСм. Д. Масловский. Из истории военного искусства в России. «Военный сборник». 1881 г. № 8. C. 230–231..

Здесь Дмитрий Донской и расположил свои полки, обеспечив фланги оврагами рек Смолки и Нижнего Дубяка. Засадный полк под начальством верного соратника Дмитрия? князя Владимира Андреевича? и воеводы Дмитрия Михайловича Боброка (Волынского), чья воинская слава была давно известна на Руси, был скрыт в лесу — «Зеленой Дубраве», к юго-востоку от села Рождествено—Монастырщины.

Мамай, сблизившись с русским войском, раскинул свой шатер на Красном Холме, находившемся в полутора километрах от верховьев оврага реки Курцы и господствовавшего над всей местностью. Свое войско он расположил по другую сторону верховьев Нижнего Дубяка и Смолки, у деревни Даниловки и Красного Холма.

Оценивая избранную Дмитрием местность, Д. Масловский пришел к заключению, что расположение на ней русской рати имело все невыгоды «действий в мешке». Такая формулировка, если исходить из оценки тактики противника и русских войск, не может быть приемлема. Татары всегда старались поставить противника в положение окружения, но не на пересеченной местности, а в открытом поле, где их конница, нападая с разных сторон, имела возможность маневрировать. Русские войска располагались как бы в мешке, но такое расположение избавляло их от настоящего мешка, который могли создать татары на равнинной местности в ходе сражения.

При выборе поля сражения Дмитрий Донской исходил из оценки тактики русских и татарских войск. Он заставил Мамая принять битву на невыгодной для татар местности, затруднявшей использование конницы. В этом большая заслуга русского полководца.

В центре позиции русского войска стоял большой полк. К флангам большого полка примыкали полки правой и левой руки.

Большой полк и полки правой и левой руки образовывали главную линию всего боевого порядка. Впереди главной линии находился передовой полк. Кроме того, за левым флангом большого полка находился особый отряд — частный резерв. И, наконец, как уже отмечалось выше, в «Зеленой Дубраве» был скрытно расположен засадный полк (общий резерв). Большой полк состоял из пехоты и конницы. В центре его находилось великокняжеское знамя и, следовательно, «двор», т. е. конный отряд Дмитрия. Передовой полк состоял из пеших воинов. Полки правой и левой руки, образовывавшие фланги основной линии боевого порядка, состояли из конницы и из пеших отрядов, поставленных с целью наибольшего усиления этих очень важных частей боевого порядка. Засадный полк был укомплектован из отборной конницы.

Военный историк А.А. Строков замечает, что деление боевого порядка на 5 полков, не считая частного резерва, — на передовой, большой, левофланговый, правофланговый и засадный — можно встретить во всех работах, посвященных Куликовской битве, но такое установившееся деление боевого порядка по полкам не является полным. Исследователи по неизвестным причинам не обратили внимания на сообщение 4-й Новгородской летописи (Список Дубровского)См. ПСРЛ (Полное собрание русских летописей), т. IV, ч. 1. с. 486. О летописной повести по списку Дубровского см. С. К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище, СПБ, 1906 г., с. 151–161., в которой наряду с передовым полком назван сторожевой полк и перечислены поименно начальствующие над ними князья и воеводыПеречень всех полков дан под словами: «И став ту князь (у Непрядвы. — А. С.) велики, по достоянию полки разрядив и воеводы учинив». См. 4-я Новгородская летопись. Список Дубровского, ПСРЛ, т. IV, с. 486..

Произвольное, вопреки источникам, отрицание участия в разгроме татар на Куликовом поле сторожевого полка привело к неправильному освещению самого хода Куликовской битвы. Выпал очень существенный начальный ее этап.

Ввод в битву на Куликовом поле сторожевого полка, состоявшего из легкой конницы, был вызван сложившейся обстановкой. Авангард татар, составленный из легкой конницы, удалялся иногда на один или на два-три километра от основных сил и завязывал сражение. Его действия в случае необходимости поддерживались такими же легкими конными отрядами. На этом первоначальном этапе сражения татары стремились измотать противника. И действительно, если бы первая линия русского боевого порядка ограничивалась передовым полком, состоявшим из пехоты, то татары могли бы с успехом применять свою тактику, рассчитанную на изматывание. При быстром конном налете татары осыпали бы русских тучей стрел, а при отступлении старались бы выманить русские полки с их крепких позиций. Однако татары сразу же после столкновения сторожевых полков приняли фронтальное сражение, хотя и стремились всегда избегать его: оно противоречило их установившимся традициям.

Выделяя сторожевой полк из легкой конницы, Дмитрий Донской, безусловно, имел в виду татарские приемы боя. Перед сторожевым полком была поставлена задача парировать удары авангарда (передового отряда) татар, лишить их возможности набрасываться на основные русские силы. Передовые части татар, встретив сторожевой полк на известном удалении от своих главных сил, вступили в сражение. Сложившаяся обстановка вынудила Мамая через определенное время пустить в дело свои основные силы.

Таким образом, боевой порядок русского войска состоял из пяти линий: из полков сторожевого, передового, большого, правой и левой руки, засадного и поставленных за большим полком отрядов, составлявших частный резерв.

Сторожевой полк в походе удалялся на значительное расстояние от основных сил. На Куликовом поле он также, находясь на некотором удалении от основных сил, первым начал битву, и только после его столкновения с передовыми частями татар в битву втянулись все русские войска, в том числе и передовой полк.

Выделение и удачное расположение сильного засадного полка под командованием выдающихся военачальников князя Владимира Андреевича и воеводы Дмитрия Боброка, а также наличие в боевом порядке сторожевого полка, имевшего задачу завязать сражение и парировать конные налеты татар, являются свидетельством большого полководческого искусства Дмитрия Донского.

Оценивая местность и боевые приемы татар, Дмитрий Донской правильно определил, что Мамай будет стремиться разбить прежде всего левое крыло боевого порядка, с тем чтобы отрезать войска от переправ и прижать их с трех сторон к обрывистым берегам реки Непрядвы. При выполнении такого замысла татары неминуемо должны были открыть свой тыл для внезапного удара засадного полка. Расположение засадного полка у бродов имело значение и в случае подхода Ягайло к полю боя.

Боевой порядок татар на Куликовом поле состоял из передового отряда (легкая конница), центра, сильных конных крыльев (левого и правого), расположенных в две линии и также имевших свои передовые отряды, и резерва. В войсках Мамая была пехота, в том числе генуэзская.

Князь Дмитрий Иванович, выбрав позиции и назначив места расположения для каждого своего полка, с возвышенного места наблюдал за их развертыванием. Затем он объезжал полки, отдавая последние распоряжения и призывая воинов к бесстрашной борьбе с татарами. «Возлюбленные отцы и братиа,— говорил он,— …своего ради спасениа подвизайтеся за православную веру, и за братию нашу! вси бо есмы от мала и до велика братиа едини… умрем в сий час… за братию нашу, за все православное христианство».Никоновская летопись, 1380 год.

Воины, слушавшие речь Дмитрия, продолжает «Сказание», «укрепившаяся и мужествени быша, яко орли летающе и яко львы рыкающе на татарскиа полкы».Там же.

Освободительные цели войны воодушевляли русское войско, они вселяли в него «крепость» и мужество.

Куликовскую битву (8 сентября) можно подразделить на четыре этапа.

Первый этап — бой сторожевого русского полка с передовыми частями татар.

В 11-м часу, когда солнце было уже высоко и туман рассеялся, противники увидели друг друга. Начали съезжаться, сообщают летописцы, сторожевые полки русских и татар. Великий князь Дмитрий по старому русскому обычаю сам выехал со сторожевым полком, чтобы начать битву. В сторожевом полку он пробыл недолго и возвратился под свое великокняжеское знамя в большой полк.

Вскоре вслед за столкновением сторожевого полка с передовым отрядом татар в дело вступили главные силы сторон.

Второй этап битвы характеризовался фронтальным столкновением основных сил и успехом татар на левом крыле русского войска. В «Сказании о Мамаевом побоище»С.К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906. С. 29–30. об этом этапе битвы сообщается: «Татары же идут по обе стороны реки, негде им разойтись: татар много, а места для них нетДалее говорится о единоборстве татарского богатыря Темир-Мурзы, который больше известен в истории под именем Челубей, и русского богатыря Пересвета, выехавшего к нему навстречу от передового полка («Ударились они крепко, и упали оба на землю мертвые»).. И сошлись в схватке оба войска и крепко бились не только оружием, но и руками хватали друг друга, умирали под конскими копытами, задыхались от великой тесноты, потому что нельзя было им поместиться на Куликовом поле: мало места между Доном и Непрядвою. На том поле сошлись вместе сильные полки, из них выступили кровавые зори, от блеска мечей, точно молнии, блистают. И был грохот от ломающихся копий и стука мечей, в один час, в мгновенье ока, сколько тысяч божьего создания погибает. Начали татары одолевать наших…»

Около 12 часов дняС. К. Шамбинаго. Сказание о Мамаевом побоище. СПб., 1906. С. 56 после столкновения сторожевого полка с татарским передовым отрядом главные силы татар подошли к русским позициям. Они не могли охватить своей конницей русские фланги, защищенные оврагами рек. Битва главных сил началась фронтальным столкновением. Поэтому свой удар татары направили на центр русской позиции с последующим стремлением разбить левое крыло, поскольку за рекой Смолкой конница могла располагать полем для маневра. Охват правого русского фланга по условиям местности (овраги и леса) был наиболее затруднен. К тому же он не был и безопасен: татары, зайдя справа, могли быть отброшены к крутым берегам реки Непрядвы.

Русский передовой полк первым принял на себя фронтальный удар, «и бысть брань крепка и сеча зла зело». Пешая рать передового полка вся полегла на поле боя, «аки древеса сломишася и аки сено посечено». Битва, развернувшаяся к этому времени по всему фронту, отличалась крайним ожесточением. Огромные силы с обеих сторон сгрудились на тесном поле. Великокняжеский отряд, над которым развевалось знамя Дмитрия Донского, нес большие потери. Сам великий князь рубился, как простой воин и, наконец, израненный выбыл из строя. Но успех татар в центре большого полка, где располагался великокняжеский отряд, не завершился прорывом боевой линии.

Между тем если правый русский фланг — полк правой руки — успешно отбивал атаки татар, то левый фланг, который атаковали большие силы, стал подаваться назад. Татарское войско, не имевшее достаточного места для разворота и получившее, наконец, возможность охвата русских войск с левого фланга, хлынуло в наметившуюся брешь. Опасность для русских войск с прорывом линии боевого порядка на левом фланге значительно возросла. Большой полк, костяк всего боевого порядка, отбивал атаки с фронта и с фланга. Натиск татар, стремившихся пробиться в тыл большому полку, некоторое время сдерживался частным резервом, но силы резервных отрядов иссякали. В таком положении находилось русское войско до вступления в битву общего резерва, скрытого за «Зеленой Дубравой».

Разбив левый фланг и стремясь ударом с трех сторон отбросить русское войско в Непрядву и большой овраг, основная масса татар подставила свой фланг и тыл под удар засадного полка.

Третий этап битвы — внезапный удар русского засадного полка, общего резерва, по татарским войскам и переход всех русских войск в контратаку.

Князь Владимир Андреевич, сообщает «Сказание», наблюдая за ходом битвы, «не мог более терпеть, сидя в засаде, и сказал Дмитрию Волынцу: «…Беда великая, брат, чему помогает наше стояние в засаде, будет оно нам в посмешище, кому будем помогать». И сказал ему Дмитрий: «…Великая беда, князь, но еще не пришел наш час: каждый, кто начинает без времени — приносит себе беду. Помолчим и потерпим еще до удобного времени, когда дадим ответный удар нашим врагам…» И пришел час. Волынец закричал громким голосом: «Час пришел, а время приблизилось»По Никоновской летописи, удар засадного полка был нанесен около 3-х часов дня — «уже девятому часу исходящу» (по тогдашнему исчислению времени). . И опять сказал: «Братья мои и друзья, дерзайте». И сразу русские воины выехали из дубравы, как выдержанные соколы ударяют на стаи гусиные, высоко подняты знамена грозным воеводою. Были же воины свирепы, как львы, напавшие на овечьи стада… И обратились татары в бегство и побежали… И вдруг побежал Мамай с четырьмя людьми… Многие христиане гнались за ним, но не догнали их, возвращались с погони, потому что утомились их кони. И нашли трупы мертвых на той стороне реки Непрядвы, нельзя было пройти полкам русским»С.К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906. С. 128..

Преследование татарских полчищ составляет четвертый, заключительный этап битвы.

Куликовская битва после ее завязки сторожевым полком и до начала преследования продолжалась 3 часа (2-й и 3-й этапы).

Потери с обеих сторон были огромны. Русское войско потеряло почти половину воинов. В битве пало много князей и воевод. Великий князь Дмитрий Иванович Донской был найден в поле в полусознательном состоянии, его панцирь был весь во вмятинах. «Грозно и жалостно, братья,— говорит современник,— было в то время смотреть: лежат трупы христианские у Дона Великого на берегу, как стоги сена, и Дон река три дня кровью текла»Задонщина. См. С.К. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906..

Но потери татар были еще больше: груды их тел валялись на Куликовом поле, от Красного Холма до реки Красивой Мечи; «черна земля под копыты костьми татарскими была насеена, а кровью их полита бысть»Там же, с. 127, см. «Слово о Куликовской битве» Сафония Рязанца (Задонщина), Воинские повести древней Руси, 1949 г. Своевременный ввод общего резерва в дело сразу изменил ход битвы. Татары, не ожидавшие удара с фланга и тыла, пришли в замешательство. Вскоре под натиском всех русских войск, перешедших в контратаку, татары в полном беспорядке бросились к Красному Холму, на котором развевалось знамя хана. Мамай ввел в дело свои последние резервы, но сдержать наступление русских войск уже не мог. Русские преследовали разгромленные татарские полчища до реки Красивой Мечи, на расстоянии 30–40 км. .

Союзник Мамая, литовский князь Ягайло, находившийся с тридцатитысячным войском недалеко от поля битвы, узнав о полном разгроме татар, повернул обратно и пошел к себе в Литву «со многою скоростью». Олег Рязанский также бежал в Литву.

Весь поход русских войск продолжался менее одного месяца. На Куликовом поле они простояли 8 дней. В Коломну, в первоначальный пункт сбора, войска прибыли 21 сентября (а выступили из Коломны 26 августа), где отдыхали четыре дня. Затем двинулись в Москву, где их 1 октября торжественно встретило все население города. За победу над татарами на Дону великий московский князь Дмитрий был прозван Донским.

Политические результаты победы русской рати на Куликовом поле огромны. Эта победа крупных объединенных сил русских княжеств положила начало освобождению Руси от иноземного владычества — татарского ига. Военная мощь Золотой Орды оказалась сильно ослабленной. Куликовская битва восстановила у русского народа веру в свои силы и способствовала упрочению политического единства Руси.

Успех Куликовской битвы во многом явился результатом длительной борьбы за собирание сил русского народа, борьбы с Тверью и Рязанью, с литовцами и татарами. Многолетняя борьба способствовала сплочению сил русского народа и накоплению боевого опыта. Поэтому нельзя Куликовскую битву рассматривать вне связи со всем предшествовавшим периодом развития русского военного искусства.

В результате длительной политической подготовки к войне с Золотой Ордой удалось объединить почти всю Северо-Западную Русь. Если тыл русской рати был надежен, то на флангах ее операционного направления находились враждебные группировки — литовцы и рязанцы, что усложняло стратегическую обстановку.

Стратегия русского командования в Куликовской битве характерна сочетанием решительных действий с необходимой осторожностью и всесторонней обеспеченностью. Русская рать действовала наступательно, и это не позволяло противникам соединить свои силы, т.е. осуществить свой план. Русское командование не распыляло своих сил и всю рать целиком двинуло против главного противника — татаро-монголов, разгром которых предрешил победу над литовцами и рязанцами без боя.

Из Коломны русская рать быстро вышла к устью Лопасни и форсировала Оку, а затем начала медленно продвигаться в придонскую степь. Когда разведка доставила необходимые сведения, русская рать быстро вышла к устью Непрядвы и форсировала Дон. Все три группировки противника в это время действовали вяло и нерешительно, что улучшало стратегическую обстановку для русской рати.

Следует отметить хорошую организацию русской рати для похода и боя и тщательный подбор наиболее искусных опытных воевод для командования тактическими единицами.

В основе организации русской рати лежали централизация и прочная воинская дисциплина, не связывавшие, однако, широкую, разумную инициативу частных начальников.

Хорошо была организована агентурная и войсковая разведка, что обеспечило правильное принятие решений и уверенные действия войск. Средства разведки дублировались, вследствие чего сведения о противнике поступали своевременно.

Дмитрий правильно выбрал направление движения русской рати. Хотя оно и было несколько длиннее кратчайшего расстояния от Коломны до Дона, но являлось более безопасным, так как левому флангу Дмитрия угрожал изменник Олег, атака которого могла задержать движение московской рати, что позволило бы татарам соединиться с литовцами.

Заслуживает внимания организация марша и форсирования рек. Разведка и охранение (сторожевой полк) обеспечивали марш главных сил. Для форсирования рек применялись плавучие средства (лодки и паромы), строились мосты, отыскивались броды. На переправах организовывалась своего рода комендантская служба, которая переправляла отставших и срочно направляла их вслед за главными силами.

Так как стратегическая инициатива находилась в руках русского командования, можно было выбрать поле боя с учетом особенностей сложившейся тактической обстановки (соотношение сил, тактика русской рати, тактические приемы противника) и заставить противника вступить в бой в невыгодных для него условиях, т.е. без союзников и на неблагоприятной местности, на которой нельзя было использовать свое численное превосходство и осуществить обход флангов русской рати конницей.

Боевой порядок русской рати имел тактическое расчленение в глубину, благодаря чему удалось сохранить силы людей и лошадей, а также свободно маневрировать резервами. Сторожевой полк завязывал бой, главные силы изматывали и обескровливали противника, частный резерв обеспечивал устойчивость в бою большого полка; скрытно расположенный общий резерв имел задачу решить исход битвы внезапным ударом в тот момент, когда все силы противника будут вовлечены в бой, чтобы татары на маневр русской рати не могли ответить контрманевром. Бой продолжался более пяти часов.

Подготавливая внезапный удар засадным полком, русское командование приняло все меры для того, чтобы обеспечить боеготовность своей рати и исключить возможность внезапного нападения противника. Разведка наблюдением и боем велась непрерывно. Службу охранения нес сторожевой полк, выделяя вперед и на фланги «сторожи», т.е. отряды сторожевого охранения. Полки заняли свои места в боевом порядке накануне битвы и ночью оставались на своих местах, вследствие чего густой утренний туман в день боя не мог внести замешательства в ряды русской рати, которая была готова в любой момент вступить в бой.

Большое внимание было уделено обеспечению моральной устойчивости русской рати. Идеологическое воздействие осуществлялось на религиозной и патриотической основах и имело многообразные формы — от поездки Дмитрия в Троицкий монастырь за благословлением церкви «на брань» и молений для всего войска до обращения русского командования ко всем воинам с призывом отдать свою жизнь за родину и веру. Личное общение Дмитрия с полками накануне битвы и объезд рати утром, как и личный пример князя в бою, способствовали повышению боеспособности русской рати.

Необходимо отметить роль военного совета, при помощи которого Дмитрий стремился добиться единства мнений всех воевод русской рати, чтобы обеспечить единство действий войск. Решение Дмитрия о форсировании Дона имело не только тактическое, но и моральное значение, так как подчеркивало требование командования добиться победы любой ценой: или победить или умереть, но при этом нанести противнику наибольшие потери. С этой же целью были уничтожены мосты через Дон после переправы войск на правый берег реки.

В бою русские полки действовали упорно и настойчиво. Частные начальники проявляли разумную инициативу, взаимную выручку и стремление обеспечить действия соседей. На поле боя взаимодействовали пехота и конница. В главных силах, по-видимому, преобладала пехота, в засадном полку — конница, которая рвалась на выручку своей пехоте.

Татары, опрокинув полк левой руки, стали развивать успех, осуществляя глубокий охват фланга крупными силами. Этот маневр, однако, без обеспечения его сильными резервами и разведкой успеха не принес. Но для того чтобы воспользоваться ошибкой противника, требовались не только выгодное расположение засадного полка, но и большая выдержка его командования. Преждевременное вступление в бой общего резерва лишило бы этот маневр внезапности, запоздалое его выступление могло привести к поражению главных сил русской рати. Поэтому заслуживает особого внимания образцовый выбор Боброком момента удара засадного полка.

Взаимодействие главных сил с общим резервом осуществлялось переходом главных сил в наступление в тот момент, как только обозначился успех засадного полка.

По инициативе частных начальников сразу же началось тактическое преследование разбитых татар, которое продолжалось на расстоянии около 50 км. В результате этого преследования русские уничтожили крупные силы противника. При этом следует отметить, что источники не дают оснований говорить о попытках татар задержать наступление русской рати на Красном Холме.

В целом Куликовская битва показывает высокий уровень развития военного искусства русского войска. Куликовская битва положила начало полному разгрому Золотой Орды и освобождению от татаро-монгольского ига народов Восточной Европы. Еще больше выросло и окрепло значение Москвы как центра национального объединения в борьбе за освобождение от власти Золотой Орды.

Дюпюи, Р.Э. Все войны мировой истории в 3 т. / Р.Э. Дюпюи, Т.Н. Дюпюи — М. ; СПб. : Полигон, 2003.

Тест по теме «Куликовская битва: история, герои, память»

Тест по теме

Куликовская битва: история, герои, память”

  1. Кто ввел в историческую науку термин “Куликовская битва”?

А) Первый исследователь великой битвы обер-прокурор Синода С. Д. Нечаев.

Б) Историк Н.М. Карамзин (“История Государства Российского”)

В) Историк С. М. Соловьев (“История России с древнейших времён”)

  1. Когда состоялась Куликовская битва?

А) 8 сентября 1380

Б) 8 августа 1380

В) 8 сентября 1382

  1. Кто возглавил русское войско в Куликовской битве?

А) Александр Невский

Б) Дмитрий Донской

В) Иван III

  1. Какое сражение состоялось за два года до Куликовской битвы?

А) на реке Пьяне

Б) на реке Угре

В) на реке Воже

  1. Кто возглавил татарское войско?

А) Батый

Б) Мамай

В) Тохтамыш

  1. В каком городе был назначен общий сбор русских войск?

А) Москва

Б) Коломна

В) Тверь

  1. Какова была численность войска Дмитрия Донского?

А) до 60 тысяч

Б) до 30 тысяч

В) 100 тысяч

  1. К кому обратился Дмитрий Донской за благословением перед битвой?

А) Митрополит Киприан

Б) Преподобный Сергий Радонежский

В) Митрополит Пимен

  1. Кто из князей, пообещав татарам поддержку, избрал в итоге нейтралитет?
    А) Литовский князь Андрей Ольгердович

Б) Князь Ягайло

В) Литовский князь Дмитрий Ольгердович

  1. Переход какой реки был расценен как движение на верную смерть:

И когда услышали в городе Москве. И в Переславле, и в Костроме, и во Владимире, и во всех городах великого князя и всех князей русских, что пошёл князь великий за …, то настала в Москве и во всех его пределах печаль великая…”

А) Дон

Б) Ока

В) Москва-река

  1. С кем Дмитрий Донской поменялся облачением?

А) Боброк-Волынский

Б) В. Серпуховской

В) М. Бренок

  1. Кто командовал засадным полком?

А) В. Серпуховской

Б) Андрей Ольгердович

В) М. Бренок

  1. Как звали богатырей, которые вступили в поединок перед началом битвы?

А) Пересвет и Челубей

Б) Пересвет и Ослябя

В) Пересвет и Едигей

  1. Какие произведения древнерусской литературы сохранили память о Куликовской битве?

А) “Задонщина”

Б) “Слово о полку Игореве”

В) “Сказание о Мамаевом побоище”

Г) “Повесть временных лет”

  1. Какой праздник отмечается в России с 1995 года в память о Куликовской битве?

А) День памяти

Б) День скорби

В) День воинской славы

  1. Кто из русских поэтов написал поэтический цикл “На поле Куликовом”?

А) А. Т. Твардовский

Б) А. А. Блок

В) С. А. Есенин

  1. Кто из русских художников создал серию картин, посвященную Куликовской битве? ( “ Благословение Сергия”, “ Ослябя”, “Победа Пересвета”, “Поле Куликово”, “ Стояние на костях”)

А) П. Рыженко

Б) И. Репин

В) В. Васнецов

Г) В. Верещагин

Ответы.

  1. Б

  2. А

  3. Б

  4. В

  5. Б

  6. Б

  7. А

  8. Б

  9. Б

  10. Б

  11. В

  12. А

  13. А

  14. А, В

  15. В

  16. Б

  17. А

Коллекционная монета «ДМИТРИЙ»

 

Аверс:
На аверсе изображен ангел, склонившийся над младенцем в момент крещения. Вокруг ангела раскрашены золотые звезды, а вокруг ребенка три горящие свечи. В центральной части аверса монеты изображен герб Республики Македония. С правой стороны по периметру надписи: «Республика Македония» и «100 динаров» на македонском языке, а также год выпуска «2015».

Реверс:
На реверсе в центре монеты изображение Дмитрия Донского, князя Московского (с 1359 г.) и Великого князя Владимирского (1363-1389 гг.). Его прозвище Донской (река Дона) происходит от его победы над татарами в Куликовской битве (1380 г.), которая произошла на реке Дон. Внизу монеты изображена часовня Дмитрия Донского в Тюмени (Сибирь, Россия). С правой стороны представлен цветок хризантемы – символ имени Дмитрия.С левой стороны находится кристалл Сваровски, напоминающий лазурит – счастливый камень Дмитрия. Надписи: «Дмитрий» (на македонском и русском), «День ангела» (на македонском) и клеймо «Аг 925».

Характеристики монет
Название монеты Дмитрий
Название серии монет День ангела
Номинальная стоимость 100 динаров
Металл Аг 925
Вес 28. 28 г
Размер/форма 30×50 мм/ овал
Край Фрезерованный
Качество Пробная проба с тампопечатью и вставкой из кристаллов Сваровски
Год выпуска 2015
Цена 3 500,00 динаров
   
Контакт Зоран Милетич
[электронная почта защищена]
+389 2 3108 374

Способ оплаты:
Лица, заинтересованные в приобретении коллекционных монет, могут получить информацию на сайте Национального банка по тел.3108 374, по электронной почте [email protected] или лично в отделе управления денежными средствами, где коллекционные монеты выставляются на обозрение.

Если заинтересованное лицо хочет приобрести некоторые из имеющихся коллекционных монет, ему необходимо лично прийти в отдел управления денежными средствами или предоставить информацию для подготовки счета-проформы по электронной почте или факсу №. 3108 221. Оплата должна быть произведена на основании этого счета-проформы через банк на расчетный счет №. 100 0000000111 03.

При предъявлении подтвержденного подтверждения оплаты стороне будет выдана коллекционная монета вместе со счетом.

4500 лет Битвы за 5 минут

Человек — агрессивное существо. Согласно Википедии, в истории человечества было около 10 624 сражений. Анимированная карта ниже показывает историю войн в каждом сражении.

Термин «битва» относился к встрече двух армий на одном поле боя, которые сражались друг с другом в течение от одного до нескольких дней. Самая кровавая битва в истории — битва при Чанпине, которая произошла в период Сражающихся царств в древнем Китае (260 г. до н. э.). Ниже представлен рейтинг самых кровопролитных сражений в истории человечества.

Топ-20 самых кровопролитных сражений по потерям

2 1

2 Кинских войн объединения

2 700 000

2 2 Битва при Салсу 250 000

2 4

2 TUMU CRISIS

2 5

2 Битва срасания доля 90 000

2 Battle при NHU Nguet River

2 11

2 1761

2 175 000

2 14

2 1395

2 15

2 Battle of Thymbra

2 100 000

2 16

2 20

2 20

2 Третья битва Битва Баха Данги Реки
Боевые года
9
8 пострадавших
9
1
260 BCE
2
2
2
612 Война Когурё-Суй 302 300
3 Битва при Калинги 262 г. до н.э.

8 Империя.Государство Kalinga

250 000
1449 Ming-Mongol War 200 000
5 451 Enline Invasion 165 000
6 Battle Fei River 383 383 383 Война между династией Цинь и династией Восточной Джин 150 000
7 1077 Lý-Song War 150000
8 Куликовская битва 1380 монгольские набеги на Русь 136,000
9 Осада Алеся 52 BCE галльских войн 125000
10 Битва при Лейпциге 1813 Коалиция Австрии, Пруссии, Швейцарии Эдем и Россия vs. Французский император Наполеон I 124 000
11 175 000
12
12 Battle за Chamkaur 1705 Mughal-Sikh Wars 112 500
13 Battle of Red Cliffs 208 208 Коалиция южных военачальников: Sun Quan, Лю Бей, и Лю Ци против Северного Warlord CAO CAO 100 000
Битва реки Терека 1395 Tokhtamyysh-Timur War
547 BCE Lydian-персидская война
16 Битва при Ямен 1279 Монгольское завоевание династии Сун 100 000
17 Покорение индийской кампании Дели 1398 Тимура 100000
18 Битва Malplaquet 1709 Война за испанское наследство 95000
19 Битва Gwiju 1019 Третий конфликт в Война Горео-Хитана
1288 Монгольское вторжение в Вьетнам 85 000

Наиболее значимое количество победы в сражениях одерживали могущественные империи, принимавшие участие во многих войнах.

Какие страны выиграли больше всего сражений?

2 1115

2 1115

2 Великобритания / England

2 3

2

2 259

9

2

2 244

2 10

2 10

2 Турция

2 210
RING Страна Выиграл битвы
1
2 1105
833
4 Россия 491
5 Германия 425
6 Испания 387
7 Польша 344
8 Rome 259

битва реки Терек (1395)

Если вы интересующихся историей и иностранными делами, Foreign Exchanges — это информационный бюллетень для вас! Подпишитесь бесплатно сегодня, чтобы получать регулярные обновления международных новостей и внешней политики США, которые будут доставляться прямо на ваш почтовый ящик, или подпишитесь и получите доступ к полному опыту FX:

Крах монгольских империй в 14 веке был почти таким же геополитически дестабилизирующим как монгольские нашествия в 13 веке. На самом деле, когда вы сопоставляете даты таким образом, это становится довольно хорошим аргументом в пользу того, чтобы рассматривать вторжения и крах как одно большое вековое разрушение, а не как отдельные вещи. В течение нескольких десятилетий монголы прошли через Китай и завоевали земли на западе вплоть до Центральной Европы, свергнув династии Цзинь и Сун в Китае, Хорезмийское царство в Центральной Азии, халифат Аббасидов на Ближнем Востоке, Киевскую Русь. конфедерация в Восточной Европе и многие другие устоявшиеся политические образования вдобавок к ним.А затем, между столетием и полутора веками позже, в большинстве мест их империи просто распались.

Заметьте, я сказал «монгольские империи», потому что уже к середине 14 века они перестали быть единой империей. Семьи каждого из четырех сыновей Чингисхана от его старшей жены Бёрте (включая их старшего Джучи, который, вполне возможно, не был биологическим сыном Чингисхана) получили в наследство свою часть империи, а третий, Угедей-хан, унаследовал его отец Великим ханом. Эта договоренность сохранялась на протяжении всех двух десятилетий, прежде чем внутрисемейная борьба за власть привела к тому, что Великое ханство перешло к семье четвертого сына, Толуя, и положила начало нескольким внутримонгольским гражданским войнам, которые быстро разорвали империю Чингисхана на четыре части. части. Правители трех из них поначалу отдавали дань уважения «Великому хану» в Китае, но даже это либо исчезло, либо стало настолько номинальным, что потеряло смысл.

Четыре империи в том виде, в каком они существовали примерно в 1260 году и (с добавлением территории Южной Сун) примерно в 1290 году. за исключением «Чагатинского ханства», большая часть которого была слишком пастушеской и кочевой, чтобы вообще во что-то влиться) удалось, по крайней мере, несколько десятилетий стабильности.Этот период, с середины 13 века до начала-середины 14 века, иногда называют Pax Mongolica из-за того, что монгольские завоевания сшили Евразию воедино и облегчили контакты на всем ее протяжении. Но с началом 14 века эти ханства стали разлетаться как мухи. Последний широко признанный ильханский правитель умер в 1335 году, например, и Ильханство превратилось в какофонию племен и монгольских князей, предъявляющих различные претензии на трон, пока все это не было завоевано Тимуром под предлогом восстановления ханства в последней части века.Династия Юань, родина номинальных «Великих ханов», была заменена династией Мин в 1368 году. В евразийских степях ханство «Золотая Орда» начало распадаться в 1350-х годах. Подробнее об этом последнем чуть позже.

Есть несколько причин, по которым все эти ханства начали рушиться примерно в одно и то же время. Если вы хотите получить действительно макрооб этом, 14-й век примерно совпадает с концом средневекового теплого периода, который принес серьезные климатические потрясения в Европу и всю Азию.Есть некоторые косвенные доказательства того, что период потепления, который длился с 11 по 13 века, принес дожди и умеренные температуры на родину монголов, что, среди прочего, позволило монголам пасти достаточно лошадей, чтобы снарядить завоевательную армию. Монгольские армии были чувствительны к наличию пастбищ, что помогает объяснить, почему они достигли своих географических пределов в таких местах, как Индия, Сирия и Центральная Европа. Окончание теплого периода означало менее благоприятный климат для монгольских военных и принесло такие потрясения, как голод и засуха.Позже чума, распространению которой способствовали монгольские завоевания и, возможно, похолодание, также ослабила монголов и их армии.

На менее макроуровне монгольские завоевания сами по себе были своего рода стихийным бедствием в том смысле, что они убили и вытеснили столько людей и уничтожили столько сельскохозяйственных угодий, что помогли создать условия для будущего голода. Хотя я, вероятно, должен отметить здесь, что все эти разрушения сельскохозяйственных угодий, вероятно, способствовали лесовозобновлению по всей Азии, поэтому их воздействие на окружающую среду не было полностью негативным.Кроме того, монгольские ханства в некотором смысле были построены на провал. Это были государства-завоеватели, которым не удалось перейти к чему-то более прочному, когда им негде было завоевывать. Конфликты между ханствами, конфликты между монгольскими князьями внутри ханств и, возможно, прежде всего конфликты между князьями и племенами, от поддержки которых они зависели, подрывали сплоченность ханств. Это означало политический хаос и множество возможностей для людей, которые, недовольные монгольскими репрессиями и, возможно, отчаявшиеся из-за голода и/или болезней, решили восстать.

Здесь мы зашли очень далеко, но я думаю, что важно понять контекст, в котором произошла битва на реке Терек, которая была на закате монгольских империй. Это потому, что результат фактически свел на нет усилия одного монгольского правителя, пытавшегося восстановить хотя бы свой уголок мира. Золотоордынское ханство больше всего ассоциируется у европейцев с «монголами», потому что именно с ним они столкнулись напрямую. Основные термины, связанные с монголами в европейской истории, такие как «татарские орды» (или «татарские» орды) и «татарское иго», относятся к Золотой Орде и ее господству над частями того, что позже стало Российской империей.Как это ни парадоксально, это также то ханство, по которому у нас меньше всего внутренних источников (не считая Чагатайского ханства, которое, как я уже сказал выше, в основном так и не было сплоченным), и поэтому приходится полагаться на внешние, в первую очередь европейские, источники. Это приводит к некоторым неприятным проблемам, таким как само название «Золотая Орда», которое, похоже, не использовалось монголами и появляется только в более поздних русских историях.

Как ни назови, Золотая Орда на самом деле была конфедерацией двух королевств, каждым из которых правил потомок Джучи.Это было правое, или западное, крыло (ориентировались на юг) и левое, или восточное, крыло. Одно из них называлось «Синяя Орда», а другое — «Белая Орда», но среди многих вещей, которые никто точно не знает об этом ханстве, мы не знаем, какое из них было каким, потому что в доступных источниках нет согласия по этому поводу. источники. Западное крыло было доминирующим, и ханы этого крыла имели полное господство над объединенным ханством. Но две половины начали идти своим путем, и к началу 14 века стали очевидны пробелы.Примерно к 1350 году западное крыло, сильно ослабленное Черной смертью, начало терять территорию и бороться с внутренними конфликтами. В восточном крыле дела обстояли немного лучше, но в целом дела обстояли не очень.

В эту ситуацию попал монгольский князь по имени Тохтамыш. Он был племянником Урус-хана (ум. 1377), который был правителем восточного крыла и предъявил очень спорные претензии на западное крыло. Впервые мы слышим о Тохтамыше после неудавшейся попытки свергнуть его дядю в 1376 году, что побудило его бежать на юг и отдать себя под защиту вышеупомянутого Тимура, который только начинал свою завоевательную карьеру.Подробности скудны, но мы знаем, что Урус-хан последовал за своим племянником на юг и силой пытался заставить Тимура выдать его. Это была плохая идея, и вскоре после того, как его отбросили на север, Урус-хан умер. Имея прекрасную (простите за каламбур) возможность посадить своего клиента на трон Джучидского ханства, Тимур так и сделал. Тохтамыш захватил власть в восточном крыле, а затем вторгся в западное крыло, захватив и его. К 1380 году он был единственным ханом всей операции, что ознаменовало восстановление единого ханства и впервые бесспорно правил им один-единственный хан.

Легко сказать, кульминацией правления Тохтамыша была его осада Москвы в 1382 году. Князь Московский Дмитрий Донской организовал армию из нескольких русских или бывших русских княжеств и разбил монголов в Куликовской битве в 1380 году, сигнализируя о том, что, возможно, русские государства собираются сбросить с себя все это татарское иго. . Тохтамыш возглавил кампанию, направленную на то, чтобы заставить Русь подчиниться, кульминацией которой стало его разграбление Москвы и отбросив дело де-йокификации на десятилетия назад (Московия окончательно отказалась от подчинения монголам до 1480 года).Как и его покровитель Тимур в бывшем Ильханстве, Тохтамыш, казалось, восстанавливал монгольскую систему, которая прежде трещала по швам. Но затем он совершил досадную ошибку, обратившись против парня, который посадил его на трон.

Походы Тимура, в том числе его походы против Тохтамыша

Золотая Орда и Ильханство исторически чередовались то горячими, то холодными, и тому было несколько причин. Во-первых, раздавая части своей империи своим сыновьям и их наследникам, Чингисхан пытался дать каждой семье небольшие анклавы территории внутри других ханств, чтобы способствовать единству.Он также не лучшим образом справился с определением границ. И его империя расширилась после его смерти за счет новых территорий, где не было причин очерчивать границы. Таким образом, существовал большой потенциал для территориальных споров, и Золотая Орда традиционно претендовала на некоторые важные города на Кавказе и на территории современного северо-западного Ирана, города, которые Ильханство захватило и не было заинтересовано в сдаче. Два ханства также находились на двух разных основных торговых путях с востока на запад, каждый из которых представлял собой вариант «Шелкового пути» из Европы в Китай.Это поставило их в коммерческое соревнование друг с другом.

По какой-то причине, вероятно потому, что он очень хорошо себя чувствовал после повторного покорения Москвы, Токтамыш решил в середине 1380-х годов, пока Тимур был в походе на восток, удовлетворить притязания Золотой Орды на Кавказе и северо-запад Ирана. Это привело к военной кампании, кульминацией которой стало разграбление богатого города Тебриза в 1386 году. Как вы знаете, провоцировать Тимура было не очень хорошей идеей, а вторжение Токтамыша спровоцировало его, пожалуй, больше, чем любой другой противник, с которым он когда-либо сталкивался.Начиная с 1389 года Тимур переключил свое внимание на Кавказ и начал поход, который сначала обезопасил его северную границу, а затем перенес войну на территорию Золотой Орды. Кульминацией этой кампании стало сражение на реке Тереке 15 апреля 1395 года в районе, который сейчас лежит вдоль русско-грузинской границы. Мы мало что знаем о том, что произошло, за исключением того, что Тохтамыш и его армия были полностью уничтожены, настолько, что Тимур смог тогда посетить все крупные города Тохтамышского ханства — по крайней мере, шесть из них — и разрушить каждый из них.

Влияние победы Тимура было драматичным. Его разрушительная кампания не только подорвала могущество Золотой Орды, но и удобно — возможно, намеренно — разрушила северный маршрут Шелкового пути, перенаправив больше коммерческих перевозок по более южному маршруту, пролегавшему через владения Тимура. Тохтамыш бежал и был довольно быстро свергнут. Его попытки восстановить себя у власти закончились, когда он и союзная литовская армия потерпели поражение от армии Золотой Орды в 1399 году, и он бежал на восток, в Сибирь, где и умер (вероятно, был убит, но, как и многие другие части этой история, подробности туманны) в начале 15 в.

Что же касается Золотой Орды, то то, чего Тохтамышу удалось добиться в плане ее сшивания, развалилось довольно быстро. Начиная всего лишь примерно через десять лет после Терека и в течение 15 века, он распался по крайней мере на девять различных ханств, некоторые из которых предъявляли перекрывающиеся претензии, а некоторые из них в дальнейшем распались на еще большее количество и еще более мелкие ханства. Из них наиболее успешным с точки зрения своего пика было, вероятно, Узбекское ханство в Средней Азии или, возможно, Крымское ханство в, ну, в Крыму.Самым долгоживущим было Хивинское ханство, преемник узбеков, которое в техническом смысле просуществовало до 20 века. Все они в конечном итоге были поглощены Российской империей, а затем Советским Союзом.

Музей-мемориал героям Куликовской битвы, г. Монастырщино

На Куликово поле мы решили ехать из Москвы, ожидания были довольно скромными. Оказалось как раз наоборот — отличное место, чтобы провести целый день!
Далековато — километров 250 на юг (по М4), но не пожалеете! Дороги хорошие, и место было полно приятных сюрпризов.Все туристического качества — новый музей, природа, памятники, окрестности.
Куликово поле как таковое можно было бы в воображении разделить на три части — этот музей, село Монастырщино (см. мой соответствующий обзор) и разные умиротворенные и уединенные места — родники, часовни и т.д.
Музей — ядро ​​комплекса и его официальная часть — но совсем не помпезная. Начать, естественно, стоит с его посещения, но если вы с детьми, сразу отправляйтесь в его детское крыло.Это интерактивно и очень весело для них, даже если они не говорят по-русски. Разрешено все — они могут открывать «древние» сундуки и находить там какие-то вещи, крушить стены из больших мягких строительных блоков, нажимать красные кнопки и смотреть, что из этого получится, прятаться в сундуке и даже карабкаться по лестнице к потолку с помощью прозрачные мишени, смотри в них и смотри бой!
Рядом современный туристический центр с бесплатной парковкой. Там можно купить билеты, получить бесплатные карты и флаеры, перекусить, сходить в туалет и т.д.Все чисто и аккуратно — как и должно быть! И да — не пропустите их пруд с кувшинками, отлитый оттуда.
Знаковый памятник князю Дмитрию Донскому — тому, кто выиграл ту битву — в паре километров. Открытый в 1880 году в ознаменование пятисотлетия этой победы, он сумел пережить коммунистическую эпоху и теперь, недавно отремонтированный, доминирует над полями во всем своем внушительном великолепии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.