Эссе я царь я раб я червь я бог: — — — ! – Dslov.ru

Содержание

Сочинение на тему Природа в лирике Державина»

Державин по-новому воспринимает действительность — как объективно существующую, постоянно изменяющуюся. Наиболее ярко этот взгляд на мир выражен в одах. В оде «Бог», ставшей знаменитой сразу же после публикации, Державин объясняет понятие «бог» не в строго библейском, а в деистическом духе. Державинский бог — это природа, Вселенная, отличающаяся бесконечностью пространства, беспрерывностью движения и времени. * О ты, пространством бесконечный, * Живый в движенье вещества, * Теченьем времени превечный (…) * Ты был, ты есть, ты будешь ввек! Жизнь бога-природы в соответствии с таким (в значительной мере материалистическим) представлением показана не через «ангелов» и «херувимов», а в своем непосредственном, «космическом» проявлении: * Как в мразный, ясный день зимой * Пылинки инея сверкают, * Вратятся, зыблются, сияют, * Так звезды в безднах под тобой.

* Светил возжженных миллионы * В неизмеримости текут… Державин признает библейского бога как первооснову, но далее мир развивается сам по себе, породив человека. В философской лирике всех времен трудно найти стихотворение, где бы так же емко и широко определялись «признаки» и возможности человека, как в державинской оде «Бог»: * Я связь миров, повсюду сущих, * Я крайня степень вещества; * Я средоточие живущих * Я телом в прахе истлеваю, * Умом громам повелеваю, * Я царь — я раб — я червь — я бог! Уподобив человека богу, Державин тем самым раскрепощал и возвеличивал его духовные силы, что противоречило учению церкви. Выше говорилось, что карьеризму, тщеславию, помпезности Державин противопоставлял идеал «умеренной» жизни, основанной на гармонии, «согласии с самим собой». Этот идеал раскрыт преимущественно в бытовом плане и соотнесен с личной жизнью человека.
А какую «норму» человеческого бытия отстаивал Державин в общественной, исторической жизни? На этот вопрос можно найти ответ в оде «Водопад». Образ водопада — один из самых многогранных, величавых в лирике Державина. Прежде всего это бушующая водная лавина. Она сыплет свою «алмазну» «гору» «четыремя скалами». Воды «кипят», в них «бездна» жемчуга, «сребра», от брызг водопада стоит «синий холм». Это изображение реального водопада, реальной природы, с которой Державин связывал «идею вечности». Но водопад — это и «река времени», т. е. символ, олицетворяющий постоянное движение мира и смену его состояний. На стремнине движения (третье значение образа водопада) — человек. В своих деяниях человек, как водопад, бурлив, могуч, блистательно прекрасен: * Не жизнь ли человеков нам * Сей водопад изображает? Жизнь человека, подобно водопаду, стремительно «течет», уходя в небытие. Время поглощает все: героев, «властелинов мира» и самые миры, что настраивало поэта на элегический тон.
Державин часто размышлял о скоротечности человеческой жизни, неотвратимости смерти, посвятив этим раздумьям одно из лучших своих стихотворений «На смерть князя Мещерского» (1779). В то же время поэт считал, что не все умирает в человеке с разрушением его оболочки. Личность, если она руководствовалась «правдой», продолжает «жить»: * Лишь истина дает венцы… * Лишь праведника свят кумир. В подтверждение этой мысли Державин рисует деятельность всесильного, но тщеславного Потемкина и полководца Румянцева, который был «милосерд в войне кровавой» и «пользу общую хранил». Заслуги Румянцева останутся в веках, а «гремяща слава» Потемкина умерла вместе с фаворитом, поскольку усилия его были направлены на утверждение своего могущества. Так Державин приходит к важному выводу о том, что время, история оправдывают не всякое общественное деяние. В памяти людей остается лишь то, что может «счастие доставить свету», т. е. добрые дела. Внешний блеск, показное величие исчезают, подобно шумным брызгам водопада, которые ничего не значат без общей силы могучего потока.

Сочинение на тему Природа в лирике Державина»
Державин Г.Р.
Стр. 1

Сочинение на тему Природа в лирике Державина»
Державин Г.Р.
Стр. 2

Эссе что такое патриотизм война и мир. Сочинение: что такое патриотизм

10 января 2017

Глубоко и пылко верующий человек, Гавриил Романович Державин (1743-1816) в своей оде «Бог» попытался проанализировать, что есть Творец и как человек предстоит перед ним. Он не пошел проторенными тропами, а создал личный уникальный портрет Бога — Творца всего сущего.

Краткая история создания оды

Как пишет автор в комментариях, вдохновение пришло к нему в Светлое Христово воскресение в 1780 году. После всенощной он записал первые строки. Время у него отнимала служба в Сенате, и на возвышенных мыслях он не мог сосредоточиться. Начало было положено в стол. Во время службы в 1784 году правителем Олонецкого края он выкроил время и уехал в одиночестве под Нарву. На постоялом дворе он несколько дней творил, но конец оды ему не давался. Он заснул посреди ночи, так и не закончив оду. Вдруг поэт проснулся, свет заблистал в его глазах.

В приливе сил и божественного вдохновения, заливаясь слезами, он дописал последние строки. Так создал поистине гениальное произведение Гавриил Державин. Ода «Бог» ему, несомненно, была подсказана Творцом.

Краткий разбор и одновременно анализ содержания

Ода содержит десять строф, каждая из которых состоит из десяти строк.

В первой строфе автор пытается дать определение Богу. Он не имеет ни конца, ни начала, един, непостижим, всеобъемлющ. И это все истинная правда, если отталкиваться от современного понятия о Творце. Его современники, представители церкви, выступали против того, что Бог вмещает в себя бесконечное пространство, непрерывную жизнь и бесконечное время.

По их представлениям выходило, что не только все созданное Творцом имеет начало и конец, что верно, но жизнь во Вселенной конечна, что в корне неправильно. Ода «Бог» Державина, анализ которой начат, приближается к современным понятиям вечности и бесконечности мироздания. Здесь Державин опередил богословские представления своего времени.

Видео по теме

Строфы вторая и третья: сотворение из хаоса

Они иносказательно рассказывают о сотворении земли. Также в этих стихах говорится, что полностью постичь замысел Творца невозможно, можно только догадаться, что это был не произвольный процесс, а направленный: создание из хаоса целого, подчиненного неведомым пока еще человеку законам. Человеку еще долгое время придется постигать замысел Творца, измерять глубины океанов, исследовать свет, идущий от звезд и планет.

Поэт предвидел то, чем займется впоследствии астрофизика, постигая тонкие закономерности. Он не базировался на библейском создании нашего мира в течение семи дней. Во всяком случае, поэт об этом ничего не говорит. О вечном существовании Творца говорит нам ода «Бог» Державина. Анализ и открытия, который делали в своих работах великие ученые, такие как Ньютон, Эйнштейн, Пастер, Павлов (люди верующие), только подтверждает сказанное поэтом.

Строфа четвертая: бесконечность миров…

В ней Державин говорит о создании Богом многих солнц. Он, не зная этого точно, чувствует бесконечность миров, которые создал Творец. Это новый шаг вперед, который сделала ода «Бог» Державина, анализ ее мы проводим сейчас.

Строфы пятая и шестая: кто мы пред Творцом?

Здесь Державин рассуждает, кем он явлен перед Богом. Он сравнивает себя с каплей, точкой пред его величием. Но далее он говорит, что и ему присущи какие-то божественные черты. Он их не уточняет. Современные теологи считают, опираясь на Библию, что Богу присущи гнев, усмешка, очарование и разочарование. Этими чертами он наделил людей. Ода «Бог» Державина, анализ которой продолжается, согласуется с нашими представлениями о природе человека, который создан по подобию Бога.

Строфы седьмая, восьмая и девятая: гимн маленькому человеку

Они звучат продолжением начатой о человеке темы. Человек во все вникает, он мыслит, он рассуждает, он связывает все сущее. Анализ стихотворения Державина «Бог» (ода) показывает, что она начинает звучать гимном маленькому человеку: он и царь, и раб, и червь, и бог! Он чувствует не только свою малость, но и ощущает величие. И это — необъяснимое чудо, которое само собой не могло произойти. Кто его создал? Творец.

Строфа десятая: возврат к истокам

Теперь уже прямо говорит поэт, кто сотворил человека своей премудростью, — Творец. И только в смерти человек вернется к своему Отцу и растворится в нем, как река или ручеек, впадающие в великий океан.

Строфа одиннадцатая — завершающая

Она самая важная. Недаром над ней мучительно работал поэт, а она не давалась ему. Бог предстает пред ним во всем непостижимом и неизъяснимом величии. Воображение души бессильно начертать даже его тень. И это правильно. Человеку не дано представить Создателя. По Библии Он являлся к людям, принимая образ огня. А каков он на самом деле, не знает никто. Славить его, как считает Державин, должен каждый. Но как почитать Бога слабому смертному?

Только лишь одним — стараться возвыситься хоть немного над своими грехами и этим приблизиться к Нему. От этого и льются у поэта слезы благодарности за указанный ему путь. Он призывает читателя глубоко задуматься над сущностью Бога и человека. Об их единстве и различиях. Это основная мысль оды Державина «Бог». Стихотворение длинное и сложное. В каждой строчке заложен глубокий смысл. Мы рассмотрели очень личное сочинение, которое написал Державин (ода «Бог»). Краткое содержание его также изложено. Теперь пора обратиться к составлению плана сочинения.

Анализ оды «Бог» Державина по плану

Наилучший вариант предложил сам поэт:

  1. Определение, что есть Бог.
  2. Сотворение мира.
  3. Бесконечность пространства и времени.
  4. Создание человека по образу и подобию Бога.
  5. Гимн человеку.
  6. Кто сотворил человека, и к кому он вернется.
  7. Как приблизиться к Богу, когда он непостижим?

Поэтический анализ

Можно несколько иначе произвести анализ стихотворения Державина «Бог». Ода — это торжественное произведение. Ее обычно посвящают какому-то событию. В данном случае ее героем стал Творец. Ода требует подчеркнутой торжественности. Поэтому в ней так много архаических, не будничных слов и определений. Поскольку Державин написал оду на религиозную тему, то в ней много церковнославянской лексики. Читатель того времени ее воспринимал легко. Бывая хоть раз в день на обедне или литургии, что одно и то же, он свободно владел этим языком, который с трудом дается современному школьнику.

Нельзя не подсказать ученику, что великий У. Блейк написал стихотворение «Бог». Посмотрите ее 5-ю строфу, также А. Фета «Не тем Господь могуч…». Они написаны доступным русским языком и перекликаются с одой Державина. Религиозная восторженность автора, его философский замысел передаются через торжественные восклицания и антитезы. «Я пред тобой — ничто, — восклицает автор и с восторгом продолжает далее: — Но ты во мне сияешь». В 9-й строфе поразительная антитеза, где автор, смешав себя с грязью, поднимается до вершин духа. Он сам потрясен суждением, которое у него невольно вырвалось, и закончил предложение восклицанием.

Мысль его афористична. В последней строфе — ключ ко всей оде: человек мал и ничтожен, но может и должен развиваться и возвышаться, уподобляясь Творцу.

План оды можно составить иначе

  1. История создания оды.
  2. Посвящение Богу (первые пять строф).
  3. Лик человека перед Создателем (6, 7, 8, 9 и 10-я строфы).
  4. Заключение.

Оду «Бог» следует рассматривать как замечательный пример философской лирики.

Гавриил Державин, по своей натуре, был человеком напористым, смелым. Он не боялся экспериментов, не сдерживал свои чувства и всегда прямо выражал свои мысли. Его творение «Бог» изначально было опубликовано без какой-либо жанровой принадлежности, но уже с первых строк на читателя обрушивается торжественный восторг, что испытывал автор в процессе написания. Что такое «ода»?

Это стихотворение, в котором поэт поставил своей целью воспеть некое событие, показать героический образ отдельного героя или целого народа. Стихотворение «Бог» несет за собой именно такую цель.

Так, Державин хотел показать нам свои чувства, что посетили его в Светлое воскресенье, о чем он пишет в своем дневнике: «воображение так было разгорячено, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были».

Сколь великолепны были его чувства, что спустя почти два века, мы можем ощутить ту силу, которую вложил Державин в свою оду. Оду, которую он сам лично считал лучшим своим творением. Тогда, в 18-м веке, ода «Бог» вызвала широчайший публичный резонанс, имела потрясающий читательский успех. Неудивительно, ведь в те времена тема религии почиталась особо, и стихотворение, превозносящее Творца, да еще в такой совершенной форме не могло остаться незамеченным.

Своей первоначальной целью, Державин поставил изобразить могущество и всеобъемлющее величие Бога. Но, по мере того, как строфы складывались друг за другом, ему открылась истина — Бог, это мы. Отражение Бога есть все сущее в нашем мире. Державин пишет: «Я царь, – я раб, – я червь, – я Бог!», и, пораженный этой мыслью, ставит точку в своей оде.

Изобразив Бога, как всемогущую силу, Державин, сравнивает его с человеком. Читатель видит, чувствует, сколь ничтожен и мал человек по сравнению со Вселенной, воплощением которой и является Бог. И наша маленькая человеческая сущность в своих мечтах и терзаниях вечно стремится приблизиться к богу, вознестись к нему, увидеть воочию великий смысл бытия. По ходу лиричного, торжественного повествования, в своей оде Державин раскрывает свой главный замысел.

Человек — это не просто ничтожная пылинка, обреченная на приземленное существования, не знающая и не имеющая ничего, кроме земных, материальных оков. Человек — это и есть Бог, человек — тот, кто пробуждает Бога не только в себе, но и во всем окружающем мире. И эта мысль, открывшаяся Державину совершенно неожиданным образом, и мастерски воплощенная в стихах, настолько поразила общественность, что споры о замысле Державина до сих пор не утихают.

Глубоко и пылко верующий человек, Гавриил Романович Державин (1743-1816) в своей оде «Бог» попытался проанализировать, что есть Творец и как человек предстоит перед ним. Он не пошел проторенными тропами, а создал личный уникальный портрет Бога — Творца всего сущего.

Краткая история создания оды

Как пишет автор в комментариях, вдохновение пришло к нему в Светлое Христово воскресение в 1780 году. После всенощной он записал первые строки. Время у него отнимала служба в Сенате, и на возвышенных мыслях он не мог сосредоточиться. Начало было положено в стол. Во время службы в 1784 году правителем Олонецкого края он выкроил время и уехал в одиночестве под Нарву. На постоялом дворе он несколько дней творил, но конец оды ему не давался. Он заснул посреди ночи, так и не закончив оду. Вдруг поэт проснулся, свет заблистал в его глазах.

В приливе сил и божественного вдохновения, заливаясь слезами, он дописал последние строки. Так создал поистине гениальное произведение Ода «Бог» ему, несомненно, была подсказана Творцом.

Краткий разбор и одновременно анализ содержания

Ода содержит десять строф, каждая из которых состоит из десяти строк.

В первой строфе автор пытается дать определение Богу. Он не имеет ни конца, ни начала, един, непостижим, всеобъемлющ. И это все истинная правда, если отталкиваться от современного понятия о Творце. Его современники, представители церкви, выступали против того, что Бог вмещает в себя бесконечное пространство, непрерывную жизнь и бесконечное время.

По их представлениям выходило, что не только все созданное Творцом имеет начало и конец, что верно, но жизнь во Вселенной конечна, что в корне неправильно. Ода «Бог» Державина, анализ которой начат, приближается к современным понятиям вечности и бесконечности мироздания. Здесь Державин опередил богословские представления своего времени.

Строфы вторая и третья: сотворение из хаоса

Они иносказательно рассказывают о сотворении земли. Также в этих стихах говорится, что полностью постичь замысел Творца невозможно, можно только догадаться, что это был не произвольный процесс, а направленный: создание из хаоса целого, подчиненного неведомым пока еще человеку законам. Человеку еще долгое время придется постигать замысел Творца, измерять глубины океанов, исследовать свет, идущий от звезд и планет.

Поэт предвидел то, чем займется впоследствии астрофизика, постигая тонкие закономерности. Он не базировался на библейском создании нашего мира в течение семи дней. Во всяком случае, поэт об этом ничего не говорит. О вечном существовании Творца говорит нам ода «Бог» Державина. Анализ и открытия, который делали в своих работах великие ученые, такие как Ньютон, Эйнштейн, Пастер, Павлов (люди верующие), только подтверждает сказанное поэтом.

Строфа четвертая: бесконечность миров…

В ней Державин говорит о создании Богом многих солнц. Он, не зная этого точно, чувствует бесконечность миров, которые создал Творец. Это новый шаг вперед, который сделала ода «Бог» Державина, анализ ее мы проводим сейчас.

Строфы пятая и шестая: кто мы пред Творцом?

Здесь Державин рассуждает, кем он явлен перед Богом. Он сравнивает себя с каплей, точкой пред его величием. Но далее он говорит, что и ему присущи какие-то божественные черты. Он их не уточняет. Современные теологи считают, опираясь на Библию, что Богу присущи гнев, усмешка, очарование и разочарование. Этими чертами он наделил людей. Ода «Бог» Державина, анализ которой продолжается, согласуется с нашими представлениями о природе человека, который создан по подобию Бога.

Строфы седьмая, восьмая и девятая: гимн маленькому человеку

Они звучат продолжением начатой о человеке темы. Человек во все вникает, он мыслит, он рассуждает, он связывает все сущее. Анализ стихотворения Державина «Бог» (ода) показывает, что она начинает звучать гимном маленькому человеку: он и царь, и раб, и червь, и бог! Он чувствует не только свою малость, но и ощущает величие. И это — необъяснимое чудо, которое само собой не могло произойти. Кто его создал? Творец.

Строфа десятая: возврат к истокам

Теперь уже прямо говорит поэт, кто сотворил человека своей премудростью, — Творец. И только в смерти человек вернется к своему Отцу и растворится в нем, как река или ручеек, впадающие в великий океан.

Строфа одиннадцатая — завершающая

Она самая важная. Недаром над ней мучительно работал поэт, а она не давалась ему. Бог предстает пред ним во всем непостижимом и неизъяснимом величии. Воображение души бессильно начертать даже его тень. И это правильно. Человеку не дано представить Создателя. По Библии Он являлся к людям, принимая образ огня. А каков он на самом деле, не знает никто. Славить его, как считает Державин, должен каждый. Но как почитать Бога слабому смертному?

Только лишь одним — стараться возвыситься хоть немного над своими грехами и этим приблизиться к Нему. От этого и льются у поэта слезы благодарности за указанный ему путь. Он призывает читателя глубоко задуматься над сущностью Бога и человека. Об их единстве и различиях. Это основная мысль оды Державина «Бог». Стихотворение длинное и сложное. В каждой строчке заложен Мы рассмотрели очень личное сочинение, которое написал Державин (ода «Бог»). Краткое содержание его также изложено. Теперь пора обратиться к составлению плана сочинения.

Анализ оды «Бог» Державина по плану

Наилучший вариант предложил сам поэт:

  1. Определение, что есть Бог.
  2. Сотворение мира.
  3. Бесконечность пространства и времени.
  4. по образу и подобию Бога.
  5. Гимн человеку.
  6. Кто сотворил человека, и к кому он вернется.
  7. Как приблизиться к Богу, когда он непостижим?

Поэтический анализ

Можно несколько иначе произвести анализ стихотворения Державина «Бог». Ода — это торжественное произведение. Ее обычно посвящают какому-то событию. В данном случае ее героем стал Творец. Ода требует подчеркнутой торжественности. Поэтому в ней так много архаических, не будничных слов и определений. Поскольку Державин написал оду на религиозную тему, то в ней много церковнославянской лексики. Читатель того времени ее воспринимал легко. Бывая хоть раз в день на обедне или литургии, что одно и то же, он свободно владел этим языком, который с трудом дается современному школьнику.

Нельзя не подсказать ученику, что великий написал стихотворение «Бог». Посмотрите ее 5-ю строфу, также А. Фета «Не тем Господь могуч…». Они написаны доступным русским языком и перекликаются с одой Державина. Религиозная восторженность автора, его философский замысел передаются через торжественные восклицания и антитезы. «Я пред тобой — ничто, — восклицает автор и с восторгом продолжает далее: — Но ты во мне сияешь». В 9-й строфе поразительная антитеза, где автор, смешав себя с грязью, поднимается до вершин духа. Он сам потрясен суждением, которое у него невольно вырвалось, и закончил предложение восклицанием.

Мысль его афористична. В последней строфе — ключ ко всей оде: человек мал и ничтожен, но может и должен развиваться и возвышаться, уподобляясь Творцу.

План оды можно составить иначе

  1. История создания оды.
  2. Посвящение Богу (первые пять строф).
  3. Лик человека перед Создателем (6, 7, 8, 9 и 10-я строфы).
  4. Заключение.

Оду «Бог» следует рассматривать как замечательный пример философской лирики.

Произведение Державина «Бог» — это ода, хвалебная песнь. В ней он воспевает величие Творца, рисуя непостижимость его образа для простого смертного. Но, следуя за восхваляющими строками, идут рассуждения о сущности самого человека.

Эта ода является очень глубоким философским лирическим произведением. В ней автор касается темы предназначения людского рода и его природы и того, насколько он велик и, одновременно, ничтожен.

Первые строфы посвящены Державиным Богу. В них он представляет его, как начало всего – исток. Он пишет о том, что был поднят Творцом из бездны вечности хаос быта. А вечностью стал он сам. А у самого его нет начала, нет и конца. Он вечен, он заполняет все, и движет всем.

Противопоставляет божественному существованию поэт мир человеческий. А представляет в своих строках он его так: Бог – вечность, земное существование – миг этой вечности.

Эта твердь, Земля, — это всего лишь капля в море божественной силы. А человек – ничто перед ним. Он даже не может постичь и понять природу существования Господа.

Но, хоть и ничто человек, но он, все же, создан не просто так по образу и подобию Божию. Существование человека неотделимо от существования Бога. Далее Державин приходит к выводу, что он –не только творенье божье, но и его отражение. Все, что различает их – это скоротечность бренной земной жизни и то, что не все известно и понятно человеку. И, хоть и подлежит тлению тело, но душа – бессмертна. И, она стремиться к божественному началу. Через смерть приводит Господь человека к бессмертию и истоку всего – к себе.

Осознание и величие человека звучит в оде. И, одновременно с этим, и его ничтожность. Да, против высшего – он червь и раб. Но, для себя, для своего мира и своей души – он царь и бог.

Представляет автор человека, как посредника, связующее звено, между бренным миром и духовным. Человек – отражение творца своего. Но в конце стихотворения, все же, звучит мысль о том, что он – всего лишь образ и подобие Бога, но не равен ему. Божественность живет в его душе. Он – ее часть. И Бог – отец его. Частичка его бесконечного света живет в каждом.

Вариант 2

Поэт Державин является довольно знаковой фигурой в русской литературе. Человеком он был сильным морально, ничего не боялся, шел до конца. В своем творчестве поэт не стеснялся выражать чувства. Свои мысли и идеи также озвучивал прямо. В написаниях произведений не боялся экспериментировать. Знаменитое его творение «Бог», когда появилось в миру, не относилось к конкретному жанру. Но, когда происходит первое знакомство с произведением, становится понятно, что это «ода».

В данном произведении автор хотел рассказать читателю об определенном событии, воспеть его, донести до читателя образ героя и героического народа. Именно стих «Бог» и является таковым. Державин в произведении смело показывает свои чувства, они пришли к нему в выходной, в Светлое воскресенье. Автор настолько искренне выразил свои чувства, что, читав стихотворение почти через 200 лет от его создания, все так же ощущаются сила, которая была вложена в стихотворение «Бог». Сам автор о своем произведении выражался положительно, лично для Державина данная ода была лучшей работой. Написанное еще в 18-м веке, произведение имело огромную популярность, ведь Державин знал, что нужно людям. Тема религия была в то время очень актуальной. Автор получил известность, ведь такая работа не могла оставаться в тени остальных поэтов.

Главная идея и цель поэта в данном произведении это показать, что Бог самый сильный, он способен на все, нет для него ничего невозможного. Но, во время написания, строчка за строчкой, Державин пришёл к выводу, что именно люди и являются Богом. Бог он везде, он отражается во всем, что ест в мире и люди этому не исключение. Показав людям Бога, автор начинает сравнивать его с людьми. Главная задача выполнена, читатель понимает, что Бог является гораздо сильней человека, люди очень слабы и ничтожны по сравнению с ним. Человек очень мал, со своими проблемами, всеми способами хочет быть рядом с Богом, увидеть его, познать главный смысл бытия. Такими строками поэт подводит читателя к главному.

Люди – это всего лишь песчинка в огромной пустыне, им уготовано существование на земле, со своими проблемами. Но, Бог это и есть человек, ведь каждый из людей сам находит в себе Бога, сам пробуждает его внутри себя. Эта идея, донесенная до людей в данном произведении, и стала ключевой. Такая мысль очень поразила общественность, споры еще очень долго не утихали после выхода данного стихотворения в свет.

Анализ оды 3

Произведение представляет собой одно из лучших творений поэта. В нем автор восхваляет величие Господа, хотя и не с совсем ортодоксальных позиций.

Стихотворное произведение представляет собой оду, жанр типичный для восемнадцатого столетия, в конце которого оно было написано. Создавая торжественное настроение, Державин широко использовал напыщенную лексику. Вполне естественными выглядят вставленные в текст стихотворения церковнославянские слова, так как, несмотря на распространившееся вольнодумство екатерининского времени, поэт, который к тоому же состоял на государственной службе, должен был систематически посещать церковные службы.

Кроме того, применяя привычную для людей своего времени лексику, автор вызывал ассоциации с христианской догматикой. Последнее должно было наглядно показать, что он все же придерживается общепринятый взглядов на религию. Воспевание величия Творца мироздания у Державина сочетается с утверждениями от первого лица о том, что именно Бог сотворил человека смерть, что люди так и задуманы. Эта мысль поэта прямо противоречит одной библейской цитате о том, что не Всевышний, а грех человека является причиной появления смерти в этом мире, и могла вызвать обвинения в ереси. Однако времена тогда были уже достаточно либеральные.

Однако из текста стихотворения видно, что ничего богоборческого автор писать явно не желал. Другие его мыли, в частности, подчеркивание богосыновства человека, невозможности, чтобы он появился сам, без участия Творца, особого положения людей, занимающих промежуточную ступень между ангелами и животным миром, вполне соответствовали православному вероучению. Целью сомнительного тезиса, вероятно, было желание верующего человека подчеркнуть величие Бога. Отсылка к учению о воскресении, вероятно, слишком явно ставила человека на одну доску с Богом и провоцировала его гордыню.

Скорее всего, целью автора оды было дать ответ философам, придерживающихся атеистических воззрений. На службу этой цели были поставлены и чисто о стилистические приемы. Самый ильный из них – антитеза. Поэт постоянно использует противопоставления, подводя к кульминационному моменту, создавая напряжение.

  • Анализ стихотворения Вельможа Державина

    За все время Державин написал огромное количество разных произведений. Он мог писать замечательные и проникновенные стихотворения, в которых прославляются наши солдаты.

  • Анализ стихотворения Жуковского Птичка сочинение

    Небольшое по объему стихотворение В. Жуковского «Птичка» носит веселый, легкий на первый взгляд характер. По ритму оно напоминает произведение, относящееся к русскому народному фольклору

  • Гавриила Романовича Державина можно считать одним из самых важных деятелей литературы восемнадцатого века. Его творчество было необычайно и разнообразно. Образ гражданина, воспетый в творчестве Державина, был воистину велик и поэтичен. Поэт был новатором, он имел и не боялся выражать собственные прогрессивные мысли. Немало внимания в своей жизни Державин уделил теме значения поэта, творчества. Об этом было написано множество его произведений, в том числе стихотворение «Памятник».

    Философия Державина Гавриила Романовича очень не проста, её нелегко понять. Необходимо внимательно вчитываться не только в строки его произведений, но и пытаться читать «между строк». Державин однажды писал о себе, что первым словом, которое он произнёс в своей жизни, было слово «Бог». Спустя года поэт напишет прекрасную оду «Бог», о которой мы сейчас и побеседуем.

    Ода Державина «Бог» — одно из самых глубоких и философских произведений поэта. Она была написана в 1780-1784-ые года. В этом стихотворении, Гавриил Романович показал своё мировоззрение, отношение к окружающему миру. Когда Державин написал оду «Бог», ему было больше сорока, и основанием для этого произведения послужили его жизненный опыт и полученная с годами мудрость.

    В оде «Бог» Державина сложно найти что-то новое, то, что нельзя прочесть в других произведениях. Но поэту удалось сказать главное — Бог-это мы с вами. Он отражается в нас, он всегда вокруг. Это стихотворение необычайно чистое и светлое. Именно поэтому я так люблю Державинскую оду «Бог».

    На этой странице искали:

    Державин бог анализ

    Бог державин анализ

    Ода державина бог анализ

    Ода бог анализ

    Ода бог державин анализ

    Державин ода бог анализ

    Похвальное слово о Державине, 7 класс


    Сочинения

    Русские писатели — гордость нашей страны, а их вклад в национальную культуру огромен. Благодаря им, русская литература получила свое развитие, а читатели получили возможность познакомиться с прекрасными и жизненными работами. Перечислять писателей и поэтов можно долго, но так как нам нужно сегодня написать похвальное слово Державину, как поэту и гражданину, то именно о Гаврииле Романовиче и пойдет дальше речь.

    Похвальное слово Державину

    Действительно достойных писателей, что внесли свой вклад в развитие искусства и литературы страны очень много. Среди них Карамзин и Ломоносов, Пушкин и Жуковский, и многие другие. Достойно звания Поэта и Писателя с большой буквы и имя Державина. Ему и посвящаем это творческое задание, подготовив ему похвальное слово.

    Здесь ничего не нужно выдумывать, ведь Державин — это человек, который посвятил всю свою жизнь стране и ее культуре. Он создал множество произведений в стихах и прозе. При этом каждая строчка наполнена любовью к стране, ее народу и является отголоском патриотизма. Державин — автор таких од, как Водопад, Бог, На Счастие, и других, где воспевались победы русского оружия. Если сказать просто, то все творчество Гавриила Романовича — это поэзия поэта и гражданина. Как писал Державин, долг писателя, а значит и его долг, это вещание миру правды. Этому правилу он и следовал до последнего дыхания. В его творчестве мы видим прежде всего Поэта, для которого поэзия не была сумасбродством. Для него это дар, который он не продавал. Будучи деятельным писателем, живущим полнотой бытия, Державин был честным и прямолинейным, а его слово было беспощадно бьющим. Державин был наделен даром острой насмешки, что переходила в тонкую иронию, и наше послание к Державину это признание заслуг великого человека.

    Жизнь Державина — это служение России, а не отдельным лицам. Это противодействие несправедливости и вечная борьба с сильными мира сего.

    Похвальное слово Державину поэту и гражданину сочинение

    5 (100%) 2 votes

    Похвальное слово о Державине, 7 класс

    Когда речь заходит о великом поэте, изменившем мир классической русской литературы, многие даже не знают, какой огромный вклад в ее развитие внес Гавриил Романович Державин. Он направил творчество в другое русло, раскрыв истинный потенциал отечественной лирики.

    Державин – человек великого слова и патриотических стихов. Все его произведения пропитаны особенной атмосферой величия. Каждая строка буквально дышит патриотизмом. Гавриил Романович – тот самый человек, на которого равнялись все великие поэты золотого и серебряного веков. А.С. Пушкин посвятил ему стихотворение, при выпуске из Царскосельского лицея, в знак благодарности и почтения.

    Державин писал о простом человеке, но богатым и могучим языком. Он будоражил сердца своих читателей, заставляя задуматься об истинном предназначении. Он видел насквозь государственную структуру, поэтому очень часто становился врагом для представителей правительства. Но это не отвернуло от него его главных читателей. Тех, кто ценил его талант управлять словом, не чураясь правительственных косых взглядов, негодующе наблюдающих за его творчеством. Он настоящий герой своего народа. Герой, чье имя навсегда сохранится на страницах учебников и в сердцах почитателей его творчества.

    Ода «Бог» — Державин Г.Р.

    О Ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени предвечный, Без лиц, в Трех Лицах Божества!

    О Ты, пространством бесконечный, Живый в движеньи вещества, Теченьем времени предвечный, Без лиц, в Трех Лицах Божества! Дух всюду Сущий и Единый, Кому нет места и причины, Кого никто постичь не мог, Кто все Собою наполняет, Объемлет, зиждет, сохраняет, Кого мы нарицаем — Бог!

    Измерить океан глубокий, Сочесть пески, лучи планет Хотя и мог бы ум высокий, — Тебе числа и меры нет! Не могут духи просвещенны, От света Твоего рожденны, Исследовать судеб Твоих: Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает, В Твоем величьи исчезает, Как в вечности прошедший миг.

    Хаоса бытность довременну Из бездн Ты вечности воззвал, А вечность, прежде век рожденну, В Себе Самом Ты основал: Себя Собою составляя, Собою из Себя сияя, Ты Свет, откуда свет истек. Создавый всё единым словом, В твореньи простираясь новом, Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек!

    Ты цепь существ в Себе вмещаешь, Ее содержишь и живишь; Конец с началом сопрягаешь И смертию живот даришь. Как искры сыплются, стремятся, Так солнцы от Тебя родятся; Как в мразный, ясный день зимой Пылинки инея сверкают, Вратятся, зыблются, сияют, Так звезды в безднах под Тобой.

    Светил возженных миллионы В неизмеримости текут, Твои они творят законы, Лучи животворящи льют. Но огненны сии лампады, Иль рдяных кристалей громады, Иль волн златых кипящий сонм, Или горящие эфиры, Иль вкупе все светящи миры — Перед Тобой – как нощь пред днем.

    Как капля, в море опущенна, Вся твердь перед Тобой сия. Но что мной зримая вселенна? И что перед Тобою я? В воздушном океане оном, Миры умножа миллионом Стократ других миров, – и то, Когда дерзну сравнить с Тобою, Лишь будет точкою одною: А я перед Тобой – ничто.

    Ничто! – Но Ты во мне сияешь Величеством Твоих доброт; Во мне Себя изображаешь, Как солнце в малой капле вод. Ничто! – Но жизнь я ощущаю, Несытым некаким летаю Всегда пареньем в высоты; Тебя душа моя быть чает, Вникает, мыслит, рассуждает: Я есмь – конечно, есть и Ты!

    Ты есть! – природы чин вещает, Гласит мое мне сердце то, Меня мой разум уверяет, Ты есть – и я уж не ничто! Частица целой я вселенной, Поставлен, мнится мне, в почтенной Средине естества я той, Где кончил тварей Ты телесных, Где начал Ты духов небесных И цепь существ связал всех мной.

    Я связь миров, повсюду сущих, Я крайня степень вещества; Я средоточие живущих, Черта начальна Божества; Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь – я раб – я червь – я бог! Но, будучи я столь чудесен, Отколе происшел? – безвестен; А сам собой я быть не мог.

    Твое созданье я, Создатель! Твоей премудрости я тварь, Источник жизни, благ Податель, Душа души моей и Царь! Твоей то правде нужно было, Чтоб смертну бездну преходило Мое бессмертно бытие; Чтоб дух мой в смертность облачился И чтоб чрез смерть я возвратился, Отец! – в бессмертие Твое.

    Неизъяснимый, Непостижный! Я знаю, что души моей Воображении бессильны И тени начертать Твоей; Но если славословить должно, То слабым смертным невозможно Тебя ничем иным почтить, Как им к Тебе лишь возвышаться, В безмерной разности теряться И благодарны слезы лить.

    1784

    Ода «Бог» – читает Константин Денисов
    Библейский сюжет. Гавриил Державин. «Бог»

    Сочинение на тему похвальное слово державину поэту и гражданину

    Характерен такой случай: в 1796 г., еще при жизни Екатерины II, Державин воспел в оде «На покорение Дербента» поход в Персию русских войск и предводителя их В.А. Зубова, брата фаворита царицы; при этом, впрочем, он давал Зубову суровые уроки добродетели. Вскоре после этого Екатерина умерла, и Зубов оказался опальным. И вот Державина обвинили в лести. Князь С.В. Голицын упрекнул его за «Оду на покорение Дербента» и сказал, что теперь уже Зубов для Державина – «не Александр Македонский» и что «он уже льстить теперь не найдет за выгодное себе»; все это рассказал сам Державин, – и о продолжении дела: Державин ответил Голицыну, «что в рассуждении достоинств он никогда не переменяет мыслей и никому не льстит, а пишет истину, что его сердце чувствует». – «Это неправда, – ответил Голицын, – нынче ему не напишешь». – «Вы увидите», – ответил Державин, поехал домой, и сел за оду «На возвращение гр. Зубова из Персии», в которой воспел опального, бывшего «в совершенном гонении»; ода не могла быть напечатана при Павле, но распространилась в списках. Державин мог быть доволен. Его авторитет как гражданина, как личности, с этих пор слитый с авторитетом поэта в глазах общества, был сохранен. Таким же образом Державин демонстративно воспел в 1796 г. в оде «Афинейскому витязю» А.Г. Орлова, находившегося в опале, и сам в начале этой оды подчеркнул значение независимости и правдивости хвал и осуждений в творчестве поэта, и в частности в его, державинском, творчестве. Белинский отметил эту положительную черту характера Державина. Он пишет: «Когда Суворов, в отставке, перед походом в Италию, проживал в деревне без дела (т.е. в ссылке под надзором. – Гр. Г.), Державин не боялся хвалить его печатно. Ода «На возвращение гр. Зубова из Персии» принадлежит к таким же смелым его поступкам. «Водопад», написанный после смерти Потемкина, есть, без сомнения, столько же благородный, сколько и поэтический подвиг. Судя по могуществу Потемкина, можно было бы предположить, что большая часть стихотворений Державина посвящена его прославлению; но Державин при жизни Потемкина очень мало писал в честь его… Должно сказать правду: за многие дела и самый сатирик не может не чтить Державина. К числу таких дел принадлежит его ода «Памятник Герою», написанная в честь Репнина, который находился в то время под опалою у Потемкина». («Сочинения Державина».) Державин и в самом деле был искренен в своих похвалах и, – что важно, – хотел, чтобы его читательская аудитория верила его искренности. Он воспевал «Фелицу»-Екатерину восторженно. Издалека она представлялась ему такою. Екатерина назначила его своим статс-секретарем. В глазах Державина обаяние Фелицы померкло при более близком знакомстве с нею и с ее политикой; и вот – Державин не мог более писать о ней в хвалебном тоне. Между тем, Екатерине надоело ждать новых прославлений, и она всеми способами показывала Державину свое желание прочитать новую «Фелицу»; Державину стали и прямо говорить и даже писать об этом придворные по наущению Екатерины. А он не мог, – даже пытался было, – и не мог ничего написать похвального, когда он не видел, за что хвалить, «не будучи возбужден каким-либо патриотическим славным подвигом, не мог он воспламенить своего духа, чтоб поддерживать свой высокий идеал, когда вблизи увидел подлинник человеческий с великими слабостями»; это слова самого Державина. Он рассказал обо всем этом подробно в своих «Записках». Он сказал здесь, что не мог уже ничего «написать горячим, чистым сердцем в похвалу» Екатерины. Горячее, чистое сердце поэта – это был новый и прекрасный лозунг. Аналогична была история отношения Державина-поэта к Александру I, которого он, разойдясь с ним во взглядах, стал воспевать как красивого и обаятельного юношу в частном быту, – но не как государственного деятеля. Образ Державина запомнился еще поколению декабристов как образ твердого гражданина. Державинская независимость привлекала к нему симпатии радикальной молодежи и заставляла «благонамеренных» слуг правительства видеть в нем «крамольника». Ему приписывались в списках всякие вольнодумные стихотворения – от оды Клушина, безбожника и разночинного бунтаря (ода «Человек»), до оды «Древность», автором которой скорее всего являлся Радищев. Не только слава Державина, но и его влияние на русскую литературу было огромно. При этом важно подчеркнуть, что это влияние было глубоко воспринято не идеалистически настроенными руководителями дворянского сентиментализма, а более демократическими литературными течениями. Ревностными учениками Державина оказались уже в конце XVIII в. молодые поэты-бунтари в журнале «Зритель» – Иван Крылов и Клушин. Их лирика производит иногда впечатление близкого подражания державинским одам. Но то, что было свойственно Державину стихийно – глубокий освобождающий смысл его тяги к реализму, его культ человека, личности, свобода его «простонародной» речи, – все это было идеологически, политически осознано Крыловым и Клушиным и открыто связано в их творчестве с радикальным мировоззрением. Державинский художественный метод они сделали орудием своей антифеодальной пропаганды, потому что этот метод нес в себе глубокие возможности именно в таком направлении. В пору, когда Карамзин и Жуковский совершали свое завоевание читательских умов, одновременно с ними и в противовес им Державин оставался руководителем литературы, тяготевшей к реализму, и литературы гражданской. Не случайно особое внимание к Державину Радищева, испытавшего немалое влияние его в своей художественной практике. Именно Державин был единственным человеком, лично не знакомым Радищеву, которому он переслал экземпляр своего «Путешествия»[207]. В упомянутой уже оде «Древность»[208], вероятно принадлежащей Радищеву, говорится о всепожирающей силе времени и о тех именах великих мужей, которые останутся от XVIII в.; этих имен три:

    «Державин о роли поэта и поэзии»

    В произведениях Державина сильно выражено лирическое начало. Сам Державин считал свою поэзию «говорящей живописью»: в его одах ча­сто встречаются пейзажные и портретные зарисовки, описания историче­ских событий. До Державина оды сочинялись на торжественном офи­циальном языке, не очень понятном даже грамотным людям, то есть оды писались на предметы «высокие» и «высокими» писателями. Державин же сделал значительный шаг вперед в развитии русского литературного языка. О своей оде «Фелица» он писал: «Это такого рода сочинение, которого на нашем языке еще не было». В стихотворении «Памятник» Державин ут­верждает, что сила поэзии могущественнее даже законов природы, и свою заслугу, как поэта, видит сохранении жизни, в поэзии человеческого достоинства и справедливости. До конца своих дней он считал своей обя­занностью помогать молодым литераторам. Услышав в 1815 году на экзамене в лицее стихи юного Пушкина, он обратился к литератору просве­щения с такими словами: «Оставим его поэтом». Он как бы передал свое главное дело жизни — поэзию, в наследство будущему великому поэту.Державин смотрит на поэта как на служителя и поборника истины; в заслугу себе он ставит искренность, душевность: «сердечную простоту» своих стихов и свое гражданское мужество; «забавный русский слог», которым он гордится, — это созданный им новый языковой стиль, позво­ляющий расширить рамки тогдашней поэзии, насытить ее русской речью. Он выражает глубокую веру в силу человеческого слова, в бессмертие поэзии. Задачи поэзии Державин видел не только в том, чтобы «истину царям с улыбкой говорить», но и в проповеди мира, всеобщего счастья. Его творчество явилось связующим звеном между поэзией Ломоносова и поэзией Пушкина.

    Сочинение на тему «Г.Р. Державин. Обзор творчества поэта»

    Совершенствованию поэта предшествовало становление его как теоретика литературы.

    В 1811 году он подвел итог теоретической части своего творчества рядом работ, одной из которых было “Рассуждение о лирической поэзии или об оде”, где он существенно отходит от общепринятых норм литературно-критического очерка того времени не только по форме, но и по содержанию.

    Критика русского классицизма имела направленность по преимуществу грамматико-языковую, что не мешало делать заключения  о жанрах и других особенностях разбираемых произведений. Критик должен быть исключительно строг к каждому индивидуальному оттенку, мешающему чистоте стиля. Подобная педантичность свойственна критике Тредиаковского и Ломоносова.

    Рационализм эстетики классицизма преломился в просветительско-педагогическом понимании цели, стоящей перед нормативно-жанровой критикой. Задача была до предела проста и в то же время невероятно сложна: просвещение читателей и писателей, формирование правильного (и только!) слога, правильной мысли и чувства. Г. Н. Теплов в статье

    “О качествах стихотворца рассуждение” пишет: “…стихотворец, не знающий ниже грамматических правил, ниже риторических, да когда еще недостаточен в знании…авторов,…которые от древних веков образцом стихотворству считались, …уподобляется физику, не знающему математики, химии и гидравлики.” Такой поэт “никогда до познания прямого стихотворства доступить не может.”

    Итак,  не полет вдохновения, а собственно филологическая эрудиция, не полет чувства, но рассудительность творческого процесса — вот что в первую очередь ценит в писателе критик-классицист.

    Державин же отходит от вышеобозначенных норм классицистической  критики. В уже упомянутой статье “Рассуждение о лирической поэзии или об оде” поэт так , например, объясняет значение слова “ода” : “…в новейших временах … она то же, что Кантата, Оратория, Романс, Баллада, Станс или даже простая песня.” Здесь налицо нарушение не только жанровой иерархии, но и прочих канонов литературы, установленных еще родоначальниками классицизма. Далее Державин разъясняет такие понятия, как “вдохновение”, “высокость”, “беспорядок лирический”. Поэт пишет об оде: “…восторженный ум не успевает чрезмерно быстротекущих мыслей  расположить логически, Поэтому ода плана не терпит.” Державин рассказывает о “единстве страсти” и о “разнообразии” ее одновременно, преломляя через свое понимание правило о единстве места, времени, действия.

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Заказать сочинение

    Далее Даржавин ратует за краткость оды и за ее правдоподобие, замечая, что “вымыслы истину только украшают”.   Поэт поет гимн вдохновению, повторяя, что лишь оно способно  “…на бурные порывы чувства, высокие  божественные мысли,…живые лицеподобия, отважные переносы и прочие риторские украшения, о коих было уже говорено.”

    Однако очень многое из того, что Державин применял на практике , осталось недосказанным в этой статье и получило признание лишь после изучения поэтики автора как стихотворца.

    Одной из основных особенностей  поэтики Державина является разрушение жанровой иерархии: соединение “высокого” и “низкого”. Традиционно употребление низкой лексики  было возможно исключительно в низких жанрах: басня, эпиграмма, комедия . Нередко это создавало лексическую дисгармонию: “Прогаркни праздник сей крестьянский” (“Крестьянский праздник”). Здесь налицо смешение церковнославянской и низовой лексики.

    Метрические неточности  часто трансформировались в новые размеры. Так , в стихотворении “Ласточка” Державин вводит впервые чередование  трехсложных дактилей и трехсложного амфибрахия:

    Уж не ласточка сладкогласая

    Домовитая со застрехи —

    Ах! Моя милая, прекрасная

    Прочь улетела, — с ней утехи.

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    Но, пожалуй, наиболее широкое распространение получила так называемая “образная звукопись”, т. е. с помощью которой создается образ. “Глагол времен металла звон” — бой часов (“На смерть кн. Мещерского”), “Северны громы в гробе лежат” — образ полководца Суворова (“Снегирь”).

    Державин широко пользуется неточными рифмами: “творенье” “перья”, “во тьме” “во сне” и т. д.

    Изобразительность, пластичность находятся у Державина на высоком уровне. В его поэзии появляется конкретный лирический герой (“Приглашение к обеду”). Развитие идеи (не сюжета) связано с ориентацией поэта на публичное риторическое произнесение текста. Так, например, построена духовная ода “Бог” (заметим, что основной принцип построения — антитетичность). Идея в этой оде развивается следующим образом: 1) сравнение  величия Бога с ничтожностью человека, 2) но в человеке есть Бог, а следовательно, предшествующая идея опровергнута, 3) человек — центр вселенной только благодаря Богу и единственное, что должен делать человек — стремиться к Богу. Здесь выстраивается определенная оппозиция:

                  БОГ — МИР    —     Я

                     (ты)    (мы)

    Возьмем за основу эти три понятия и попытаемся  проследить их соотношения в тексте по десятистишиям.

    кто           все              собою  наполняет

    1) ТЫ——————————————————————

    кого        кого               никто

    Появляется симметрия в употреблении отдельных слов.

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    5) они перед Тобой

    6) что пред Тобою я

    7) я пред Тобой ничто

    я есмь — конечно есть и Ты

    8) Ты есь —  и я уже ничто

    9) Я(10 раз)

    10) Твоей  я

    Твоей  мое  мой  твоя

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    11) я  моей  Твоей

    им к Тебе

    Эта композиция предполагает манипулирование тремя символами (Я, БОГ, МИР)  применительно к двум мирам: божьему и земному. К каждому из этих символов “привязаны” определения. Величие Бога выражается здесь еще и количественной оппозицией: “Как капля в море опущенна, Вся твердь перед Тобой сия; Но что мной зримая вселенна? И что перед Тобою я?“  Итогом этого манипулирования становятся строчки: “Ты свет, откуда свет истек” и  уже общеизвестная державинская формула: “Я  царь — я раб, я червь — я бог!”

    Итак , Державин становится новатором, вернее, создателем новых философских  од. Человек рассматривается  не во внешней гражданской деятельности, а в глубинных связях с природой. Одна из самых могущественных — смерть: “Глотает царства алчна смерть”, “Солнца ею потушаются…”. Появляется мысль о равенстве людей перед лицом вечности, происходит переоценка общественных ценностей :

    Подите счастья прочь возможны,

    Вы все пременны здесь и ложны:

    Я в дверях вечности стою.

    Однако поэт  не проповедует пессимизм: жизнь приобретает особую ценность:

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Заказать сочинение

    Жизнь есть небес мгновенный дар.

    Для Державина Бог — первоначало, не существующее отдельно от природы. Таким образом, поэт принимает деизм, развитый еще Геродотом и Кантом. О существовании Бога свидетельствуют: “природный чин”, т. е порядок, гармония, стремление человека к субъективному творческому началу: “Тебя душа, быть может, чает…”. Образы  здесь крайне эмблематичны и символичны. Стихотворение “Водопад”(1791) является образцом подобного стиля. Здесь символом недолгой славы героев становится образ осыпающейся горы: “Алмазна сыплется гора”. Сам водопад (Кивач — водопад в Карелии) — олицетворение бездны, вечности, в которой все тонет. Образ часов перекликается с подобным образом в стихотворении “На смерть кн. Мещерского”. Особую роль в литературе XVIII века имеет обращение к историческим лицам, которые являются примером для поколения. По мнению классицистов, история — замкнутый круг повторяющихся событий, а следовательно, история скрывает в себе бездну параллелей с настоящим временем. Для Державина Велисарий — оклеветанный полководец, сравнивающийся с “неким мужем седым”, то есть, скорее всего, с Румянцевым, напрасно  отстраненным  от службы.

    Заслуженно обращает на себя внимание пейзаж. В 60-е годы XVIII века вышли в свет “Песни Оссиана”, сочиненные шотландским поэтом Макферсоном. Главным их героем был царь Фенгал и его сын Оссиан . Основными темами стали война и любовь. На фоне повествования выделялся мрачный  колоритный пейзаж. Впоследствии подобный пейзаж стал называться “оссиановским”. Державин заимствует мрачность описаний и значительность аллегорий:

    Под наклоненным кедром вниз,

    При страшной сей красе природы,

    На утлом пне, который свис

    С утеса на яры воды,

    Я вижу — некий муж седой

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    Склонился на руку главой.

    Копье и меч и щит великой,

    Стена отечества всего,

    И шлем, обвитый повиликой,

    Лежат во мху у ног его: … .

    Сидит и, взор вперя к водам.

    В глубокой думе рассуждает:

    “Не жизнь ли  человеков нам

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Подробнее

    Сей водопад изображает?

    Он так же благом струй своих

    Поит надменных, кротких, злых.               и т. д.

    Итак , Бог для Державина — “источник  жизни”, жизни не только духовной, но и жизни в государстве, к которой поэт не раз обращался в своих стихах и одах не только как гражданин, но и как “певец “, а подобное сочетание для классицизма невозможно.

    Как уже было сказано, ода XVIII века не терпит и стилевого смешения. Однако обратимся к сравнительному анализу лексики и стиля произведений классика жанра, М. В. Ломоносова, и Г. Р. Державина. В своей “Оде на восшествие…” Ломоносов использует преимущественно возвышенную лексику: “бисер”, “порфира”, “зефир”, “душа”, “зрак”, “рай” и патетический стиль:

    Когда на трон она вступила

    Как  Вышний подал ей венец,

    Тебя в Россию возвратила,

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Заказать сочинение

    Тебя прияв облобызала:

    Мне полно тех побед, сказала,

    Для коих крови льется ток.

    (“На день восшествия…, 1747 г.”)

    Приведем выдержки из  произведения Державина “Фелица”: “ богоподобная”, “курю табак”, “кофе пью”, “забавлюсь лаем псов”, “играю в дурака с женой”.

    Оба поэта дают правительнице наставления. Ломоносов описывает идеальную царицу: “ Божественным устам приличен, монархиня, сей кроткий глас”. Державин же , сравнивая и описывая автора и мурзу, использует  вновь антитезу, показывая, каким не должен быть монарх, одновременно прося Фелицу о наставлении: “Подай, Фелица, наставленье как пышно и правдиво жить,..”. Ломоносов ощущает превосходство государыни над собой и поэзией:

    Молчите, пламенные звуки, и колебать престаньте свет:

    Здесь в мире расширять науки изволила Елисавет…

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    В безмолвии взирай вселенна… .

    Ломоносов — поэт государства, подчиненного “Филице”, лишь воспевающий ее достоинства. Он заставляет замолчать даже “пламенные звуки поэзии”  .

    Державин же, обращаясь к Екатерине( Фелица — лат. felix — счастливая), по словам Белинского, “соединяет патетический элемент с комическим…, что есть не что иное, как умение представить жизнь в ее истине.” Не говоря уж о том, что все произведение пронизано сатирическими намеками на высокопоставленных чиновников.

    Читаешь, пишешь пред налоем

    Подобно в карты не играешь,

    Как я, от утра до утра.  . . .

    Не слишком любишь маскарады,

    А в клоб не ступишь и ногой;

    Храня обычаи, обряды,

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    Не донкишотствуешь собой;

    Коня парнасска на седлаешь,

    К духам в собранье не въезжаешь

    Не ходишь с трона на Восток;… .

    Монолог формально произносит один человек, мурза, но так ли это по сути? Образ мурзы меняется. Когда Фелица противопоставляется мурзе, как правило, имеет место сатира или едкий намек на множество реальных фактов “зашифрованных” в этом стихотворении. Однако в патетических моментах образ мурзы максимально приближается к авторскому:

    Едина ты лишь не обидишь

    Не оскорбляешь никого,

    Дурачества сквозь пальцы видишь,

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Цена сочинения

    Лишь зла не терпишь одного.

    В сатирических местах образ мурзы является собирательным образом порочных слуг:

    Или музыкой и певцами,

    Органом и волынкой вдруг,

    Или кулачными бойцами

    И пляской веселю мой дух;

    Или, о всех делах заботу

    Оставя, езжу на охоту

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Подробнее

    И забавляюсь лаем псов

    Или над невскими брегами

    Я тешусь по ночам рогами

    И греблей удалых гребцов… .

    Очевидно, “Я” Ломоносова предельно обобщено в любом жанре, а у Державина значение  лирического “Я” варьируется на основе тематики.

    Тематика классицизма  почти всегда предполагала обращение к  великой личности в отдельности и к обществу в целом, но даже в этом  Державина нельзя считать прямым последователем корифеев классицизма; будучи лишенным сервилизма, он резко выделяется из общего ряда во многом схожих поэтов этой эпохи. Слово в его произведениях теряет ту плоскостность, которая была свойственна поэзии XVIII века, оно приобретает новые осязаемые формы, становится весомым.

    Список  литературы

    1)тексты Державина цитировались по книге: Г. Р. Державинъ Избранныя стихотворенiя; С.-Петербург.;под редакцией П.Бьлодьда; 1913

    Нужна помощь в написании сочинение?

    Мы — биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

    Заказать сочинение

    2)Русская литературная критика XVIII века. Сборник текстовМ., Сов. Россия, 1978

    4)В. А. Недзвецкий. Русская литературная критика XVIII-XIX веков Курс лекций.   М.,Изд-во МГУ, 1994

    3)Западов А. В., Державин, М ., 1958

    4)Краткая литературная энциклопедия, М ., Сов. Энциклопедия, 1964

     

    Page not found — Сайт учителя русского языка и литературы Кожухарь Прасковьи Никифоровны

    Unfortunately the page you’re looking doesn’t exist (anymore) or there was an error in the link you followed or typed. This way to the home page.

    • ГЛАВНАЯ
    • МОЙ МИР
    • УРОКИ
      • Рабочие программы
      • Уроки по финансовой грамотности
        • 5 класс
        • 9 класс
        • 10 класс
      • Родителям
      • Памятки
      • Видеоуроки
        • 5 класс
        • 8 класс
        • 9 класс
      • Фильмотека
      • Задания
      • Схемы
      • ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ
      • СТАТЬИ
      • УРОКИ
        • Май
        • 12 мая
        • 13 мая
        • 14 мая
        • 15 мая
        • 18 мая
        • 19 мая
        • 20 мая
        • 21 мая
        • 22 мая
        • 25 мая
        • 26 мая
        • 27 мая
        • 28 мая
        • 29 мая
        • Апрель
        • Русский язык
        • 13 апреля
        • 15 апреля
        • 17 апреля
        • 20 апреля
        • 22 апреля
        • 24 апреля
        • 27 апреля
        • 29 апреля
        • Литература
        • 13 апреля
        • 15 апреля
        • 16 апреля
        • 20 апреля
        • 22 апреля
        • 23 апреля
        • 27 апреля
        • 29 апреля
        • 30 апреля
      • Май
        • 11 мая
        • 13 мая
        • 14 мая
        • 15 мая
        • 18 мая
        • 19 мая
        • 20 мая
        • 21 мая
        • 22 мая
        • 25 мая
        • 26 мая
        • 27 мая
        • 28 мая
        • 29 мая
        • New page
        • New page
      • 9в класс
        • Русский язык
      • Апрель
        • 13 апреля
        • 16 апреля
        • 17 апреля
        • 24 апреля
        • 23 апреля
        • 20 апреля
        • 23 апреля
        • 24 апреля
        • 27 апреля
        • 30 апреля
        • Литература
        • 14 апреля
        • 15 апреля
        • 16 апреля
        • 21 апреля
        • 22 апреля
        • 23 апреля
        • 28 апреля
        • 29 апреля
        • 30 апреля
      • Май
        • 11 мая
        • 12 мая
        • 13 мая
        • 14 мая
        • 15 мая
        • 18 мая
        • 19 мая
        • 20 мая
        • 21 мая
        • 22 мая
        • 25 мая
        • 26 мая
        • 27 мая
        • 28 мая
        • 29 мая
      • Физминутки
    • ЛИТЕРАТУРА
      • ПРОВЕРОЧНЫЕ ТЕСТЫ
        • 5 класс
        • 6 класс
        • 7 класс
        • 8 класс
        • 9 класс
        • 10 класс
        • 11 класс
      • ИТОГОВОЕ СОЧИНЕНИЕ
        • Направления 2021 — 2022
        • Примеры сочинений
        • Задания
        • Типичные ошибки
      • К УРОКАМ
        • Писатели-юбиляры и не только
        • Книги-юбиляры
        • Библиотеки
        • ЕГЭ по литературе
        • Схемы анализа произведений
        • Театры
        • Музеи
        • Электронные наглядные пособия
        • Презентации
        • Теория литературы
        • Книги для чтения
        • Стихосложение
        • Таблицы
        • Литературные энциклопедии
        • Анализ произведений
        • Экспресс-анализ стихотворений
        • Пословицы и поговорки
      • СЛОВАРИ
      • АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
      • РОМАНСЫ
      • ФОНОХРЕСТОМАТИИ
      • ЛОГИЧЕСКИЕ ИГРЫ
      • ЭКСКУРСИИ (виртуальные)
    • РУССКИЙ ЯЗЫК
      • Правила и задания
        • Средства связи предложений в тексте
        • Орфография
        • Морфемика и словообразование
        • Грамматика. Морфология
        • Грамматика. Синтаксис
        • Речь
        • Пунктуация
        • Выразительность русской речи
        • Средства речевой выразительности
      • ВПР
        • 5 класс
        • 6 класс
        • 7 класс
        • 8 класс
      • ТЕСТЫ
        • 5 класс
        • 6 класс
        • 7 класс
        • 8 класс
        • 9 класс
      • ОГЭ
        • Часть 1. Изложение
        • Часть 2. Тесты
        • Материалы к тестам
        • Вариант 1
        • Вариант 2
        • Вариант 3
        • Вариант 4
        • Вариант 5
        • Вариант 6
        • Вариант 7
        • Вариант 8
        • Вариант 9
        • Вариант 10
        • Часть 3. Сочинение
      • ЕГЭ
        • Задание 1
        • Задание 2
        • Задание 3
        • Задание 4
        • Задание 5
        • Задание 6
        • Задание 7
        • Задание 8
        • Задание 9
        • Задание 10
        • Задание 11
        • Задание 12
        • Задание 13
        • Задание 14
        • Задание 15
        • Задание 16
        • Задание 17
        • Задание 18
        • Задание 19
        • Задание 20
        • Задание 21
        • Задание 22
        • Задание 23
        • Задание 24
        • Задание 25
        • Задание 26
        • Задание 27
        • Сочинение по В. Быкову
      • СПРАВОЧНИКИ
      • СЛОВАРИ
      • ВИДЕОУРОКИ
    • ОБО ВСЁМ ПОНЕМНОГУ
      • ПРАЗДНИКИ
        • Рождественский сочельник
        • Рождество
        • Святки
        • Новый год
        • Масленица
        • ДЕНЬ ПОБЕДЫ
        • День счастья
        • Всемирный день ребёнка
        • День Матери
        • Павлов день
        • День Ерёмы
        • Татьянин день
        • День Кудесы
        • Международный День защиты детей
        • День чая
        • День смеха
      • ОБРАЗОВАНИЕ
        • Институт благородных девиц
        • Новые слова
      • ФОТОГАЛЕРЕЯ
        • Аллея умников
      • МИР ВОКРУГ НАС
        • Музыка в нас и для нас

    Blog

    • 01/05/2013 — Что такое Рождество?

    жизнеописания, эссе, стихотворения в прозе

    Литературный психологизм

    Гамлет, узнав тайну гибели короля, медлит. Его нерешительность растягивается на пять действий, его поведение находит отклик уже четыре столетия. Противоречивое, оно создаёт ускользающий, а значит, вечно манящий образ. Характер человека невозможно выразить, исчерпав жалкий лексикон человеческих качеств: коварство, алчность, доброта, жестокость, злость, ревность, суетность, робость. Нас программируют иные коды, нами управляют иные программы, о которых мы лишь смутно догадываемся. Наш язык отрезан от реальности, наша сущность невыразима в словах.

    В античных трагедиях ещё нет, или почти нет, привычки мотивировать поступки. Фатум, судьба и воля богов — вот что движет героями помимо воли Софокла и Еврипида. Христианское Средневековье имело один Камертон, один Идеал, задающий и масштаб, и систему координат. Житийный портрет окаймляется бесхитростной рамкой заповедей. И только литература Нового времени претендует на объяснения. Список её попыток (место в нём определяется авторским талантом) необычайно длинен — от художественного метода Толстого до големов глянцевых изданий. Кажется, что предпринятый маневр позволяет сдвинуться с мёртвой точки, получая вместо скупой иконы полотно, приближающее к подлиннику. Кажется, ещё чуть-чуть — и завеса разорвётся. Несколько поколений подпало под этот гипноз. Но литература, исповедующая психологизм, — царство кривых зеркал. Её отражения походят на реальность, как прописные истины на то, что ждёт за порогом школы. Следить за душевными переживаниями персонажей — прерогатива юности, искренняя наивность — удел невинных. С годами всё отчётливее проступает разница между оригиналом и копией, и к романам теряется интерес*2.

    Освобождение от запретов привело к ренаровским откровениям, снятие табу — к обнажающей болтовне, обречённой искажать, как вопли пересмешника. Наше поведение — это бесконечные переливы настроения, калейдоскоп превратностей, череда ощущений, порывов, встреч, воспоминаний, болезней, предчувствий, необъяснимых совпадений и невидимых утрат, это свалка впечатлений, неразгаданных загадок и опыта, который не втиснуть ни в какую книгу. Онегин, Гобсек, Свидригайлов и Болконский — отзвуки одного «я», детали сокровенного, его далёкое эхо. Мы — вереница других в нас. Я — царь, я — раб, я — червь, я — Бог.

    Сегодня искусству больше не доверяют. Оно существует лишь как искусственность, руководствоваться им — безумие. Покаяния Раскольникова захотел Достоевский, в муках Жюстины повинен де Сад. Наше недоверие вылилось в постмодернистскую сумятицу и неуёмную тягу к фактологии. Избавившись от суеверий, ХХ век сделал из психологии науку. И это оставляет в сердце горечь сожаления.

    Читать «Ренессанс в России.  Книга эссе (СИ)» — Киле Петр Александрович — Страница 18

    “Во знак чувствительной души” — это кредо поэта, в котором выдвигается на первый план личность во всей непосредственности ее переживаний, что мы с удивлением замечали в портретах Рокотова, Левицкого, Боровиковского: “Откуда это?”

    Муравьев не классицист и даже не сентименталист, а скорее романтик — до романтиков, ибо живет не в век Просвещения, а в великую романтическую эпоху преобразований, когда открылись, как по весне, горизонты мировой культуры.

    Не размышление творит

    Своим исчисленным и соразмерным шеством,

    Но чувствование всесильным сумашеством

    Чудес рождение скорит.

    Но все мотивы поэзии Хераскова и его круга поэтов мы находим в лирике Державина, который объемлет все — бытие и мир в настоящем и в вечности.

    Г.Р.Державин (1743–1816) — удивительная личность по великости своего характера и дара; солдат, губернатор, сенатор, на досуге он живет в свое удовольствие, прямо наслаждается чувственной радостью от земного великолепия природы и искусства, точь-в-точь, как члены Платоновской академии во Флоренции в XV веке — поэты, мыслители, художники. Они наслаждались творчеством — переводами, комментированием, сочинением стихов и созданием картин в той же мере, как любили жизнь во всех ее проявлениях. Там Державин почувствовал бы себя, как дома, и в прогулках, скажем, с Сандро Боттичелли, еще молодым, полных сил, до его обращения, мог бы заявить:

    Изобрази мне мир сей новый

    В лице младого летня дня:

    Как рощи, холмы, башни, кровы,

    От горнего златясь огня,

    Из мрака восстают, блистают

    И смотрятся в зерцало вод;

    Все новы чувства получают,

    И движется всех смертных род.

    Сандро рассмеялся бы и создал бы свой шедевр “Весна”.

    “Эти строки могли бы служить эпиграфом ко всей державинской поэзии, — пишет автор предисловия в книге Державина “Оды” С.С. Аверинцев. — В ней царит настроение утра. Человек, освеженный здоровым сном, с “новыми чувствами” смотрит на мир, словно никогда его не видел, и мир на его глазах творится заново.

    Рассветные сумерки рассеялись, туманы куда-то исчезли, на небе ни облачка. Ничем не смягченный свет резко бьет прямо в глаза. Горизонты неправдоподобно, ошеломляюще прозрачны, видно очень далеко”. А где же болота, серое небо Петербурга? Это же горизонты, прозрачный воздух Тосканы! Откуда это настроение утра у уже умудренного годами и нелегким опытом жизни вельможи?

    Да, да, читатель, это ренессансное восприятие природы, впервые открывшейся человеку в эпоху Возрождения; если Ломоносов окинул природу взором ученого и поэта, то Державин восхитился ею как поэт и не переставал восхищаться, — это два взгляда на природу, которые нередко совпадали, совмещались у мыслителей, поэтов, художников эпохи Возрождения.

    Но восприятие русского поэта тем ярко, наполнено светом дня и весны, потому что взор его не туманят ни запредельные тонкости неоплатонизма, ни моральная рефлексия католицизма, он скорее язычник, и природу воспринимает, как она есть, во всей ее дивной, ослепительной красе и ужасающей мощи стихий.

    “Невероятная крупность, размашистость державинских образов возможно только у него и в его время, — пишет Аверинцев. — Для следующих поколений перестанет быть понятным его монументальное видение России, в котором еще живет вдохновение реформ Петра”.

    Поэзия Державина исключительна, как исключительна лирика Ломоносова или Пушкина с иными неповторимыми чертами, но “монументальное видение России, в котором еще живет вдохновение реформ Петра” отнюдь не исчезает, только у каждого поэта, художника, архитектора оно обретает свои особые свойства, как оно явится в пленительном великолепии ансамблей Карла Росси или вдохновенных картинах народной жизни в эпопее Льва Толстого “Война и мир”.

    В поэзии Державина, кроме настроения утра, царит и настроение праздника — и в восприятии природы, и просто обеда:

    Я озреваю стол, — и вижу разных блюд

    Цветник, поставленный узором:

    Багряна ветчина, зелены щи с желтком,

    Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,

    Что смоль, янтарь-икра, и с голубым пером

    Там щука пестрая — прекрасны!

    И это на склоне лет в стихотворении, в котором воспроизводится вся жизнь поэта и история России — от “красного дня” Екатерины до “Александрова века”. Но среди изобилия и великолепия пиров вдруг настигает человека весть, мысль о смерти.

    Скользим мы бездны на краю,

    В которую стремглав свалимся;

    Приемлем с жизнью смерть свою;

    На то, чтоб умереть, родимся;

    Без жалости все Смерть разит:

    И звезды ею сокрушатся,

    И солнцы ею потушатся,

    И всем мирам она грозит.

    Сын роскоши, прохлад и нег,

    Куда, Мещерский, ты сокрылся?

    Оставил ты сей жизни брег,

    К брегам ты мертвых удалился:

    Здесь персть твоя, а духа нет.

    Где ж он? — Он там. — Где там? — Не знаем.

    Мы только плачем и взываем:

    “О горе нам, рожденным в свет!”

    Поразительные стихи! Будто собраны из строк Пушкина, Фета или Тютчева, а последняя строка — это же Софокл, — и все Державин.

    Лирика Державина по своему поэтическому и философскому содержанию больше, чем век Просвещения. Он раздвинул горизонты русской поэзии до античности, до эпохи Возрождения в Западной Европе, до всеобъемлющих масштабов мировой лирики всех времен и народов, и такова же его философия, что он запечатлел в оде “Бог”, — всеобъемлющее миросозерцание русского поэта, что красноречивее всего свидетельствует о Ренессансе в России с его открытостью к культурам Запада и Востока.

    Державин открыл горизонты мировой поэзии, ее тематику в ренессансном плане — от здравицы чувственной, земной красоте бытия и природы до осознания скоротечности жизни и смерти, что очень близко мотивам и даже отдельным выражениям поэтов эпохи Возрождения в Италии, в той же Флоренции XV века.

    В одах Ломоносова уже явно проступает личность поэта, у Державина — во всем печать личного чувства, переживания, раздумий. И в обращении к Богу:

    А я перед тобой — ничто.

    Ничто! — Но ты во мне сияешь

    Величеством твоих доброт,

    Во мне себя изображаешь,

    Как солнце в малой капле вод…

    … Частица целой я вселенной,

    Поставлен, мнится мне, в почтенной

    Средине естества я той,

    Где кончил тварей ты телесных,

    Где начал ты духов небесных

    И цепь существ связал всех мной.

    Я связь миров, повсюду сущих,

    Я крайне степень вещества,

    Я средоточие живущих,

    Черта начальна божества.

    Я телом в прахе истлеваю,

    Умом громам повелеваю,

    Я царь — я раб, я червь — я бог!

    ЭМЕРСОН — ЭССЕ — КОМПЕНСАЦИЯ


    Ральф Уолдо Эмерсон

    Очерки, первая серия [1841]
    Компенсация
    Крылья Времени черно-белые,
    Пряный с утра и с ночи.
    Высокие горы и глубокие океаны
    Дрожащее равновесие должным образом держите.
    В смене луны, в приливной волне,
    Пылает вражда Желания и Имения.
    Датчик большего и меньшего пространства
    Играет электрическая звезда и карандаш.
    Одинокая Земля среди шаров
    Что спешат по вечным залам,
    Довесок, летящий в пустоту,
    Дополнительный астероид,
    Или компенсаторная искра,
    Стреляет через нейтральную Тьму.

    Вяз — это человек, а виноградная лоза — богатство;
    Стойка и крепкие усики шпагата:
    Хоть хрупкие локоны тебя обманывают,
    Ни одного из своих запасов эта лоза не может похитить.
    Не бойся, немощный ребенок,
    Бог не посмеет обидеть червя.
    Лавровые венки прилепляются к пустыням,
    И власть тому, кто власть проявляет;
    Разве не твоя доля? На крылатых ногах,
    Ло! оно спешит тебе навстречу;
    И все, что Природа сделала твоим,
    Парящий в воздухе или запертый в камне,
    Будет рассекать холмы и плавать по морю,
    И, как твоя тень, следуй за тобой.

    С тех пор, как я был мальчиком, я хотел написать речь о возмещении: ибо, когда я был очень молод, мне казалось, что в этом предмете жизнь опережает теологию, и люди знают больше, чем проповедники учили.Документы, из которых должно быть почерпнуто учение, очаровали мое воображение своим бесконечным разнообразием и всегда лежали передо мной, даже во сне; ибо они — орудия в наших руках, хлеб в нашей корзине, дела на улице, на ферме и в жилом доме, приветствия, отношения, долги и кредиты, влияние характера, природа и дарование всех людей. . Мне также казалось, что в нем может быть показан людям луч божества, настоящее действие души этого мира, очищенное от всех остатков традиции, и таким образом сердце человека может быть омыто потоком вечного. любви, беседуя с тем, что, как он знает, всегда было и всегда должно быть, потому что оно действительно есть сейчас.Более того, оказалось, что если бы это учение можно было изложить в терминах, хоть сколько-нибудь схожих с теми яркими интуициями, в которых эта истина иногда открывается нам, то оно стало бы звездой во многих темных часах и кривых проходах в нашем путешествии, которые не пострадали бы. нам сбиться с пути.

    Недавно я утвердился в этих желаниях, услышав проповедь в церкви. Проповедник, уважаемый за свою ортодоксальность, в обычной манере изложил учение о Страшном суде. Он предполагал, что суд в этом мире не вершится; что нечестивые успешны; что хорошие несчастны; а затем призвал разум и Писание возместить обеим сторонам в следующей жизни.Собрание, похоже, не обиделось на это учение. Насколько я мог заметить, когда собрание распалось, они разошлись без замечаний по поводу проповеди.

    Но каков был смысл этого учения? Что имел в виду проповедник, говоря, что хорошие несчастны в настоящей жизни? Было ли это так, что дома и земли, должности, вино, лошади, одежда, роскошь принадлежат беспринципным людям, в то время как святые бедны и презираемы? и что этим последним в будущем следует возместить ущерб, предоставив им такие же удовольствия в другой день: банковские акции и дублоны, оленину и шампанское? Это должна быть предполагаемая компенсация; для чего еще? Разве они должны иметь разрешение молиться и восхвалять? любить и служить мужчинам? Почему, что они могут сделать сейчас. Законный вывод, который мог бы сделать ученик, был бы следующим: «Мы должны иметь такое же хорошее время, как грешники сейчас»; мы будем грешить мало-помалу; мы бы согрешили сейчас, если бы могли; не добившись успеха, мы рассчитываем отомстить завтра».

    Заблуждение заключалось в огромной уступке, что дурные успешны; что правосудие не свершилось сейчас. Слепота проповедника состояла в том, что он полагался на низменную оценку рынка того, что представляет собой мужской успех, вместо того, чтобы противостоять истине и убеждать мир; объявляя о присутствии души; всемогущество воли: и таким образом установление стандарта добра и зла, успеха и лжи.

    Я нахожу аналогичный основной тон в популярных религиозных произведениях того времени и те же самые доктрины, принятые литераторами, когда они время от времени затрагивают родственные темы. Я думаю, что наше народное богословие выиграло в приличиях, а не в принципе, по сравнению с суевериями, которые оно вытеснило. Но люди лучше этой теологии. Их повседневная жизнь выдает ложь. Всякая наивная и стремящаяся душа оставляет доктрину позади себя на собственном опыте; и все люди иногда чувствуют ложь, которую не могут доказать.Ибо люди мудрее, чем они думают. То, что они слышат в школах и за кафедрами, не задумываясь, если бы они сказали в разговоре, вероятно, было бы подвергнуто сомнению молчанием. Если человек догматизирует в смешанной компании о Провидении и божественных законах, ему отвечает молчание, которое достаточно хорошо передает наблюдателю неудовлетворенность слушателя, но его неспособность сделать собственное заявление.

    В этой и следующей главах я попытаюсь зафиксировать некоторые факты, указывающие на путь действия закона Компенсации; счастлив сверх моих ожиданий, если я действительно нарисую самую маленькую дугу этого круга.

    ПОЛЯРНОСТЬ, или действие и противодействие, мы встречаем в каждой части природы; во тьме и свете; в жару и холод; в приливах и отливах воды; у мужчин и женщин; во вдохе и выдохе растений и животных; в уравнении количества и качества в жидкостях тела животного; в систолу и диастолу сердца; в волнах жидкости и звука; в центробежной и центростремительной гравитации; в электричестве, гальванизме и химическом сродстве. Сверхиндуцировать магнетизм на одном конце иглы; противоположный магнетизм имеет место на другом конце.Если юг притягивает, то север отталкивает. Чтобы опустошить здесь, вы должны сконденсироваться там. Неизбежный дуализм делит природу пополам, так что каждая вещь является половинкой, и предлагает другую вещь, чтобы сделать ее целой; как дух, материя; мужчина и женщина; нечетный, четный; субъективный, объективный; в, из; верхний, нижний; движение, отдых; да, нет.

    В то время как мир таким образом дуален, так же двойственна и каждая из его частей. Вся система вещей представлена ​​в каждой частице. Есть что-то похожее на приливы и отливы моря, день и ночь, мужчину и женщину, в одной сосновой игле, в зерне кукурузы, в каждом индивидууме каждого животного племени.Реакция, столь великая в элементах, повторяется в этих малых пределах. Например, в животном мире физиолог заметил, что нет фаворитов, но определенная компенсация уравновешивает каждый дар и каждый недостаток. Излишек, отданный одной части, оплачивается за счет сокращения другой части того же существа. Если голова и шея увеличены, туловище и конечности укорочены.

    Другим примером является теория механических сил. То, что мы приобретаем в силе, теряется во времени; и обратное.Еще одним примером являются периодические или компенсирующие ошибки планет. Другое дело — влияние климата и почвы на политическую историю. Холодный климат бодрит. Бесплодная земля не рождает лихорадок, крокодилов, тигров или скорпионов.

    Тот же дуализм лежит в основе природы и состояния человека. Всякое излишество вызывает дефект; каждый недостаток излишество. Всякое сладкое имеет свою кислинку; каждое зло свое добро. Каждая способность, являющаяся получателем удовольствия, подвергается одинаковому наказанию за злоупотребление ею.Это отвечать за свою умеренность своей жизнью. На каждую крупицу ума приходится крупица глупости. За каждую вещь, которую вы упустили, вы приобрели что-то еще; и за каждую вещь, которую вы приобретаете, вы что-то теряете. Если умножаются богатства, умножаются и те, кто ими пользуется. Если собиратель собирает слишком много, природа забирает у человека то, что вкладывает в его грудь; опухает поместье, но убивает владельца. Природа ненавидит монополии и исключения. Волны морские не быстрее ищут уровня от своих самых возвышенных бросков, чем различные состояния стремятся уравняться друг с другом.Всегда есть какое-то уравнивающее обстоятельство, которое ставит властных, сильных, богатых, удачливых в существенное положение на одну доску со всеми остальными. Является ли человек слишком сильным и жестоким для общества, а по характеру и положению плохим гражданином, угрюмым хулиганом, с примесью пирата в нем; природа посылает ему отряд хорошеньких сыновей и дочерей, которые учатся в классах дамы в деревенской школе, и любовь и страх перед ними сглаживают его мрачный хмурый взгляд до вежливости. Таким образом, она ухитряется пропитать гранит и полевой шпат, вынимает кабана и сажает ягненка, сохраняя равновесие.

    Фермер считает власть и место прекрасными вещами. Но президент дорого заплатил за свой Белый дом. Это обычно стоило ему всего его спокойствия и лучших мужских качеств. Чтобы на короткое время сохранить столь бросающийся в глаза вид перед миром, он довольствуется тем, что ест пыль перед настоящими господами, стоящими прямо за троном. Или люди желают более существенного и постоянного величия гения? У этого тоже нет иммунитета. Тот, кто силой воли или мысли велик и упускает из виду тысячи, несет ответственность за это возвышение.С каждым приливом света приходит новая опасность. Он светлый? он должен свидетельствовать о свете и всегда опережать то сочувствие, которое доставляет ему такое сильное удовлетворение, своей верностью новым откровениям непрекращающейся души. Он должен ненавидеть отца и мать, жену и ребенка. Есть ли у него все, что мир любит, чем восхищается и чего жаждет? он должен отбросить их восхищение и поразить их верностью своей истине и стать притчей во языцех и посмешищем.

    Этот закон пишет законы городов и народов.Напрасно строить, замышлять или комбинировать против него. Вещи отказываются быть плохо управляемыми долго. Res nolunt diu male administrari . Хотя никаких препятствий новому злу не появляется, но препятствия есть и будут появляться. Если правительство жестоко, жизнь губернатора небезопасна. Если вы выставите слишком высокие налоги, доход не принесет ничего. Если сделать уголовный кодекс кровавым, присяжные не осудят. Если закон слишком мягок, вступает в действие частная месть. Если правительство представляет собой потрясающую демократию, давлению противостоит переизбыток энергии в гражданине, и жизнь полыхает еще более яростным пламенем.Истинная жизнь и удовлетворение человека, по-видимому, ускользают от крайней строгости или счастья условий и устанавливаются с большим безразличием при любых обстоятельствах. При всех правительствах влияние характера остается одним и тем же, в Турции и в Новой Англии примерно одинаково. История честно признает, что при первобытных египетских деспотиях человек должен был быть настолько свободным, насколько его могла сделать культура.

    Эти проявления указывают на то, что вселенная представлена ​​в каждой из ее частиц.Каждая вещь в природе содержит все силы природы. Каждая вещь состоит из одного скрытого материала; подобно тому как натуралист видит один тип при каждой метаморфозе и рассматривает лошадь как бегущего человека, рыбу как плавающего человека, птицу как летающего человека, дерево как укоренившегося человека. Каждая новая форма повторяет не только главный характер типа, но часть за частью все детали, все цели, продвижения, препятствия, энергии и всю систему каждой другой. Каждое занятие, ремесло, искусство, сделка есть составляющая мира и коррелят всякого другого.Каждый из них — целая эмблема человеческой жизни; о его добре и зле, его испытаниях, его врагах, его ходе и его конце. И каждый должен как-то вместить всего человека и прочитать всю его судьбу.

    Мир гложет себя каплей росы. Микроскоп не может найти ту анималистику, которая менее совершенна из-за того, что она маленькая. Глаза, уши, вкус, обоняние, движение, сопротивляемость, аппетит и органы размножения, цепляющиеся за вечность, — все находит место, чтобы состоять в маленьком существе. Так и мы вкладываем свою жизнь в каждое действие. Истинное учение о вездесущности состоит в том, что Бог вновь появляется во всех своих частях в каждом мху и паутине. Ценность вселенной умудряется броситься в каждую точку. Если есть добро, то есть и зло; если близость, то и отталкивание; если сила, так ограничение.

    Так живёт Вселенная. Все вещи нравственны. Та душа, которая внутри нас есть чувство, вне нас есть закон. Мы чувствуем его вдохновение; там, в истории, мы можем видеть его роковую силу.«Правосудие не откладывается. Совершенная справедливость регулирует свой баланс во всех сферах жизни. { Oi chusoi Dios aei enpiptousi }, Кости Бога всегда нагружены. Мир похож на таблицу умножения или математическое уравнение, Которая, как ни поверни ее, уравновешивается сама собой. Какую цифру ни бери, ее точное значение, ни больше, ни меньше, все равно возвращается к тебе. молчание и уверенность То, что мы называем возмездием, есть универсальная необходимость, по которой целое появляется везде, где появляется часть. Если вы видите дым, должен быть огонь. Если вы видите руку или конечность, вы знаете, что туловище, которому она принадлежит, находится там, позади.

    Каждое действие вознаграждает себя или, другими словами, интегрирует себя двояким образом; во-первых, в вещи или в реальной природе; и, во-вторых, в обстоятельствах или в видимой природе. Люди называют это обстоятельство возмездием. Причинное возмездие находится в вещах, и его видит душа. Возмездие в обстоятельствах видно разумом; оно неотделимо от вещи, но часто распространяется на долгое время и поэтому становится отчетливым лишь по прошествии многих лет.Специфические нашивки могут следовать позже после совершения правонарушения, но они следуют потому, что сопровождают его. Преступление и наказание вырастают из одного стебля. Наказание — это плод, который неожиданно созревает в цветке наслаждения, скрывавшего его. Причина и следствие, средства и цели, семя и плод не могут быть разделены; ибо следствие уже расцветает в причине, цель предсуществует в средствах, плод — в семени.

    Пока мир будет целым и отказывается быть разделенным, мы стремимся действовать частично, разделять, присваивать; например, чтобы удовлетворить чувства, мы отделяем удовольствие чувств от потребностей характера.Изобретательность человека всегда была направлена ​​на решение одной проблемы: как отделить чувственно-сладкое, чувственно-сильное, чувственно-яркое и т. д. от нравственно-сладкого, нравственно-глубокого, нравственно-прекрасного; то есть опять-таки ухитриться срезать эту верхнюю поверхность так тонко, чтобы оставить ее без дна; чтобы получить один конец , без другой конец . Душа говорит: ешь; тело будет пировать. Душа говорит: мужчина и женщина будут одна плоть и одна душа; тело соединится только с плотью.Душа говорит: владычествуй над всем ради добродетели; тело имело бы власть над вещами для достижения своих целей.

    Душа стремится жить и работать через все. Это будет единственный факт. К нему прибавится все: сила, удовольствие, знание, красота. Отдельный человек стремится быть кем-то; настроить для себя; торговать и торговаться за личное благо; и, в частности, ездить, чтобы он мог ездить; одеться, чтобы одеться; есть, чтобы он мог есть; и управлять, чтобы его видели.Мужчины стремятся быть великими; у них будут должности, богатство, власть и слава. Они думают, что быть великим — значит обладать одной стороной природы — сладкой, без другой стороны — горькой.

    Этому разделению и отделению постоянно противодействуют. До сих пор им нужно владеть, ни один проектор не имел ни малейшего успеха. Расступившаяся вода воссоединяется за нашей рукой. Удовольствие извлекается из приятного, прибыль из полезного, сила из сильного, как только мы стремимся отделить их от целого.Мы не можем разделить вещи пополам и получить чувственное благо само по себе, как мы можем получить внутреннее, у которого не будет внешнего, или свет без тени. «Прогони природу вилкой, она прибежит обратно».

    Жизнь облекает себя неизбежными условиями, от которых стараются уклониться неразумные, от которых и тот, и другой хвастаются, что не знают; чтобы они его не трогали; но хвастовство на устах, условия в душе. Если он ускользает от них в одной части, они атакуют его в другой, более важной части.Если он избежал их по форме и внешнему виду, то это потому, что он сопротивлялся своей жизни и бежал от самого себя, а возмездие — смерть. Таким образом, неудача всех попыток отделить благо от налога свидетельствует о том, что эксперимент не был бы проведен, — ибо пытаться его совершить — значит сойти с ума, — если бы не то обстоятельство, что, когда болезнь началась в воле, бунте и разделении сразу же заражается интеллект, так что человек перестает видеть Бога целиком в каждом объекте, но способен видеть чувственную привлекательность объекта и не видеть чувственной обиды; он видит голову русалки, но не хвост дракона; и думает, что может отрезать то, что хотел бы, от того, чего не хотел бы иметь.«Как скрыт ты, пребывающий в высочайших небесах в безмолвии, о ты, единственный великий Бог, окропляющий неутомимым Провидением некую карательную слепоту тех, кто имеет необузданные желания!»

    Человеческая душа верна этим фактам в живописи басни, истории, закона, пословиц, разговора. Он находит язык в литературе врасплох. Так греки называли Юпитер Высшим Разумом; но, традиционно приписав ему многие низменные поступки, они невольно загладили вину перед разумом, связав руки такому нехорошему богу.Он сделан таким же беспомощным, как король Англии. Прометей знает одну тайну, за которую Юпитер должен торговаться; Минерва, другая. Он не может добиться своих собственных громов; Минерва хранит ключ от них.

    «Из всех богов я знаю только ключи
    Что открываются прочные двери, в чьих хранилищах
    Его громы спят.» []

    Простое признание действия Всего и его моральной цели. Индийская мифология заканчивается той же этикой; и казалось бы невозможным, чтобы какая-либо басня была изобретена и получила какое-либо денежное выражение, которое не было бы моральным.Аврора забыла попросить молодости для своего возлюбленного, и хотя Тифон бессмертен, он стар. Ахиллес не совсем неуязвим; священные воды не омыли пятки, за которую его держала Фетида. Зигфрид в «Нибелунгах» не совсем бессмертен, потому что лист упал ему на спину, когда он купался в драконьей крови, и то место, которое оно покрыло, смертно. Так и должно быть. Во всем, что сотворил Бог, есть трещина. Казалось бы, всегда есть это мстительное обстоятельство, незаметно подкрадывающееся даже в дикую поэзию, в которой человеческая фантазия пыталась устроить себе дерзкий праздник и стряхнуть с себя старые законы, этот удар на спине, этот удар ногой. пистолет, удостоверяющий, что закон смертелен; что в природе ничего нельзя дать, все продается.

    Это древнее учение о Немезиде, которая наблюдает за Вселенной и не оставляет безнаказанным ни одно оскорбление. Они говорили, что фурии служат справедливости, и если солнце на небе сойдет со своего пути, они накажут его. Поэты рассказывали, что каменные стены, железные мечи и кожаные ремни имели оккультное сочувствие к несправедливостям их владельцев; что ремень, который Аякс дал Гектору, тащил троянского героя по полю за колесами колесницы Ахилла, а меч, который Гектор дал Аяксу, был тем, на острие которого пал Аякс. Они записали, что, когда фасосцы воздвигли статую Феагену, победившему в играх, один из его соперников подошел к ней ночью и пытался сбросить ее с ног неоднократными ударами, пока, наконец, не сдвинул ее с пьедестала. был раздавлен насмерть под его падением.

    В этом голосе басни есть нечто божественное. Это произошло от мысли выше воли писателя. Это лучшая сторона каждого писателя, в которой нет ничего личного; то, чего он не знает; то, что вытекало из его конституции, а не из его слишком активной изобретательности; то, что при изучении одного художника вы не могли бы легко найти, но при изучении многих вы бы абстрагировались как дух их всех.Это не Фидий, а работа человека в том раннем эллинском мире, что я хотел бы знать. Имя и обстоятельства Фидия, как ни удобны для истории, смущают, когда мы подходим к самой высокой критике. Мы должны увидеть, что человек стремился делать в данный период и что ему мешало или, если хотите, видоизменялось влияющими волями Фидия, Данте, Шекспира, органом, посредством которого человек в данный момент кованый.

    Еще поразительнее выражение этого факта в пословицах всех народов, которые всегда являются литературой разума или утверждениями абсолютной истины без всяких оговорок.Пословицы, как священные книги каждого народа, являются святилищем интуиции. То, что бубнящий мир, прикованный к видимости, не позволит реалисту сказать своими словами, он позволит ему сказать в пословицах без возражений. И этот закон законов, отрицаемый кафедрой, сенатом и коллегией, ежечасно проповедуется на всех рынках и в мастерских с помощью множества пословиц, учение которых так же верно и вездесуще, как учение птиц и мух.

    Все вещи двойные, одно против другого.—Око за око; глаз за глаз; зуб за зуб; кровь за кровь; мера за меру; любовь за любовь. — Дайте, и вам будет дано. — Кто поливает, тот сам будет напоен. — Что вы будете иметь? сказал Бог; заплати за это и возьми это. — Ничего не рискуй, ничего не имей. — Тебе заплатят ровно за то, что ты сделал, ни больше, ни меньше. — Кто не работает, тот не ест. — Вред наблюдай, вред поймать .— Проклятия всегда отскакивают на голове того, кто проклинает их. — Если вы наденете цепь на шею раба, другой конец закрепится на вашей собственной.— Плохой совет смущает советчика. — Дьявол — осел.

    Так написано, потому что так в жизни. Наше действие подчинено и характеризуется сверх нашей воли законом природы. Мы стремимся к мелкой цели, совершенно не связанной с общественным благом, но наше действие непреодолимым магнетизмом приводится в соответствие с полюсами мира.

    Человек не может говорить, но он судит себя. По своей воле или против своей воли он каждым словом рисует свой портрет перед глазами своих товарищей.Каждое мнение воздействует на того, кто его высказывает. Это клубок, брошенный в цель, но другой конец остается в сумке метателя. Или, скорее, это гарпун, брошенный в кита, разматывающий на лету моток веревки в лодке, и если гарпун не годится или брошен плохо, он чуть не разрубит рулевого надвое. или потопить лодку.

    Вы не можете поступить неправильно, не страдая от неправильного. «Ни у одного человека не было предмета гордости, который не причинял бы ему вреда», — сказал Берк. Исключительный в модной жизни не видит, что он исключает себя из наслаждения, пытаясь его присвоить.Эксклюзионист в религии не видит, что он запирает перед собой дверь в рай, стремясь отгородиться от других. Обращайтесь с людьми как с пешками и кеглями, и вы будете страдать так же, как и они. Если ты оставишь их сердце, ты потеряешь свое собственное. Чувства сделают вещи из всех людей; женщин, детей, бедняков. Вульгарная поговорка: «Я достану это из его кошелька или вытащу из его кожи» — это здравая философия.

    Все нарушения любви и справедливости в наших социальных отношениях быстро наказываются.Их наказывает страх. Пока я нахожусь в простых отношениях с моим ближним, я не испытываю неудовольствия при встрече с ним. Мы встречаемся, как вода встречается с водой, или как два потока воздуха смешиваются, при идеальной диффузии и взаимопроникновении природы. Но как только есть какое-либо отступление от простоты и попытка половинчатости или добра для меня, что не есть благо для него, мой ближний чувствует неправоту; он отдаляется от меня так же, как я от него; его глаза больше не ищут моих; между нами война; в нем ненависть, а во мне страх.

    Таким же образом мстят все старые злоупотребления в обществе, всеобщие и частные, все несправедливые накопления собственности и власти. Страх — наставник великой проницательности и глашатай всех революций. Одному он учит, что везде, где он появляется, есть гниль. Он ворона-падальщик, и хоть ты плохо видишь, зачем он парит, где-то есть смерть. Наша собственность робка, наши законы робки, наши культурные классы робки. Страх веками предвещал, косил и бормотал над правительством и собственностью.Эта непристойная птица здесь не зря. Он указывает на большие ошибки, которые должны быть пересмотрены.

    Такую же природу имеет то ожидание перемен, которое немедленно следует за прекращением нашей произвольной деятельности. Ужас безоблачного полудня, изумруд, благоговение перед процветанием, инстинкт, который побуждает каждую щедрую душу возлагать на себя задачи благородного аскетизма и заместительной добродетели, — все это колебания равновесия справедливости в сердце и разуме человека. .

    Опытные светские люди очень хорошо знают, что лучше всего платить гонорар по ходу дела и что человек часто дорого платит за небольшую бережливость.Заемщик работает в свой долг. Добился ли чего-нибудь человек, получивший сто милостей и не оказавший ни одной? Выиграл ли он, одолжив, по лености или хитрости, товары своего соседа, или лошадей, или деньги? В акте возникает мгновенное признание выгоды с одной стороны и долга с другой; то есть превосходства и неполноценности. Сделка остается в памяти его самого и его ближнего; и каждое новое действие меняет, согласно своей природе, их отношение друг к другу.Вскоре он может прийти к выводу, что лучше бы ему переломать себе кости, чем ехать в карете соседа, и что «самая высокая цена, которую он может заплатить за вещь, — это попросить ее».

    Мудрый человек распространит этот урок на все сферы жизни и будет знать, что часть благоразумия состоит в том, чтобы встречаться лицом к лицу с каждым претендентом и оплачивать каждое справедливое требование в отношении вашего времени, ваших талантов или вашего сердца. Всегда платите; ибо, во-первых или в последнюю очередь, вы должны выплатить весь свой долг. Люди и события могут стоять на время между вами и правосудием, но это только отсрочка.Вы должны наконец заплатить свой собственный долг. Если вы мудры, вы будете бояться процветания, которое только нагружает вас еще большим. Выгода – это конец природы. Но за каждое благо, которое вы получаете, взимается налог. Велик тот, кто приносит больше всего благ. Он низок — и это единственная низость во вселенной — получать милости и ничего не делать. В порядке природы мы не можем оказывать блага тем, от кого мы их получаем, или делаем это редко. Но благо, которое мы получаем, должно быть воздано снова, строка за строкой, дело за делом, цент за цент, кому-то.Остерегайтесь слишком много добра, остающегося в ваших руках. Это быстро испортит и заведёт червей. Оплатите его быстро в некотором роде.

    За трудом следят такие же безжалостные законы. Самый дешевый, говорят благоразумные, самый дорогой труд. То, что мы покупаем в виде метлы, циновки, повозки, ножа, является некоторым приложением здравого смысла к обычной потребности. Лучше всего на своей земле заплатить искусному садовнику или купить здравый смысл, примененный к садоводству; в вашем моряке здравый смысл применительно к навигации; в доме здравый смысл применялся к готовке, шитью, сервировке; в вашем агенте здравый смысл применительно к счетам и делам.Так умножайте ли вы свое присутствие или рассредоточьтесь по всему вашему поместью. Но из-за двойственного устройства вещей в труде, как и в жизни, не может быть обмана. Вор крадет у самого себя. Мошенник обманывает самого себя. Ибо настоящая цена труда есть знание и добродетель, знаками которых являются богатство и кредит. Эти знаки, как бумажные деньги, можно подделать или украсть, но то, что они представляют, а именно знание и добродетель, нельзя подделать или украсть. Эти цели труда не могут быть достигнуты иначе, как реальными умственными усилиями и в соответствии с чистыми мотивами. Мошенник, неплательщик, игрок не может вымогать знание материальной и моральной природы, которое его честные заботы и усилия дают оперативнику. Закон природы таков: делай дело, и у тебя будет сила, но тот, кто ничего не делает, не имеет силы.

    Человеческий труд во всех его формах, от затачивания кола до строительства города или эпоса, представляет собой огромную иллюстрацию совершенной компенсации вселенной. Абсолютный баланс отдавания и взятия, учение о том, что каждая вещь имеет свою цену, — и если эта цена не уплачена, то получается не эта вещь, а что-то другое, и что невозможно получить какую-либо вещь без ее цены, — — в столбцах легера не менее возвышенно, чем в бюджетах штатов, в законах света и тьмы, во всех действиях и реакциях природы.Я не сомневаюсь, что высокие законы, которые каждый человек видит причастными к тем процессам, с которыми он знаком, суровая этика, сверкающая на его лезвии резца, измеряемая его отвесом и линейкой, которые проявляются в основание счета магазина, как в истории государства, — порекомендуйте ему его ремесло, и хотя редко упоминается, возвысьте его дело до его воображения.

    Союз между добродетелью и природой заставляет все вещи выступать враждебно к пороку.Прекрасные законы и субстанции мира преследуют и хлещут предателя. Он находит, что все устроено для правды и пользы, но нет логова на белом свете, чтобы спрятать мошенника. Совершите преступление, и земля станет стеклянной. Совершите преступление, и кажется, что на землю упала снежная шуба, такая, что обнаруживает в лесу следы каждой куропатки, и лисы, и белки, и крота. Вы не можете вспомнить произнесенное слово, вы не можете стереть след, вы не можете поднять лестницу, чтобы не оставить ни люка, ни петли.Какое-то убийственное обстоятельство всегда случается. Законы и вещества природы — вода, снег, ветер, гравитация — становятся наказанием для вора.

    С другой стороны, закон одинаково верен для всех правильных действий. Любите, и вы будете любимы. Всякая любовь математически справедлива, как две стороны алгебраического уравнения. У хорошего человека есть абсолютное добро, которое подобно огню обращает все в свою природу, так что вы не можете причинить ему никакого вреда; но подобно тому как королевские армии, посланные против Наполеона, когда он приближался, бросали свой флаг и из врагов становились друзьями, так и всякого рода бедствия, такие как болезни, оскорбления, бедность, оказываются благодетелями:

    «Ветер дует, вода катится
    Сила храбрым, сила и божество,
    Но сами по себе ничто. »

    С хорошими дружат даже слабости и недостатки. Как ни у кого не было предмета гордости, который не был бы ему вреден, так и у человека никогда не было недостатка, который не был бы ему где-нибудь полезен. Олень в басне восхищался своими рогами и порицал ноги, но когда пришел охотник, ноги спасли его, а потом, запутавшись в чаще, рога погубили его. Каждый человек в своей жизни должен благодарить свои ошибки. Как ни один человек не постигает истину до конца, пока не оспорит ее, так и человек не имеет досконального знакомства с препятствиями или талантами людей, пока не пострадает от одного и не увидит торжество другого над собственным недостатком. такой же.Есть ли у него дефект характера, который не подходит ему для жизни в обществе? Таким образом, он вынужден развлекаться в одиночестве и приобретает привычку помогать себе; и таким образом, подобно раненой устрице, он чинит свою раковину жемчугом.

    Наша сила вырастает из нашей слабости. Негодование, которое вооружается тайными силами, не пробуждается до тех пор, пока мы не будем уколоты, ужалены и жестоко атакованы. Великий человек всегда готов быть маленьким. Пока он сидит на подушке преимуществ, он засыпает.Когда его толкают, мучают, побеждают, у него есть шанс чему-то научиться; он поставлен на свой ум, на его мужественность; он получил факты; узнает свое невежество; излечивается от безумия тщеславия; имеет умеренность и настоящее мастерство. Мудрый человек бросается на сторону нападавших. Найти его слабое место больше его, чем их, интересов. Рана зарубцовывается и спадает с него, как омертвевшая кожа, и когда они торжествуют, о чудо! он ушел неуязвимым. Обвинение безопаснее, чем похвала.Ненавижу, когда меня защищают в газете. Пока все, что говорят, говорят против меня, я чувствую некую уверенность в успехе. Но как только мне говорят медовые хвалебные слова, я чувствую себя беззащитным перед своими врагами. Вообще всякое зло, которому мы не поддаемся, есть благодетель. Как житель Сандвичевых островов верит, что сила и доблесть врага, которого он убивает, переходит в него самого, так и мы обретаем силу искушения, которому сопротивляемся.

    Те же самые стражи, которые охраняют нас от бедствий, пороков и вражды, защищают нас, если мы захотим, от эгоизма и обмана.Засовы и засовы не лучшее из наших учреждений, и проницательность в торговле не является признаком мудрости. Люди всю жизнь страдают из-за глупого суеверия, что их можно обмануть. Но для человека так же невозможно быть обманутым кем-либо, кроме самого себя, как и для вещи быть и не быть в одно и то же время. Во всех наших сделках есть третья молчаливая сторона. Природа и душа вещей берет на себя поручительство исполнения всякого договора, так что честное служение не может обернуться убытком.Если ты служишь неблагодарному господину, служи ему еще больше. Положите Бога в долг. Каждый удар должен быть возмещен. Чем дольше удерживается платеж, тем лучше для вас; для сложных процентов по сложным процентам — это ставка и использование этого казначейства.

    История гонений — это история попыток обмануть природу, заставить воду бежать в гору, сплести веревку из песка. Неважно, много ли действующих лиц или один, тиран или толпа. Толпа есть общество тел, добровольно отказывающихся от разума и искажающих его работу.Толпа — это человек, добровольно спустившийся до природы зверя. Его подходящим часом активности является ночь. Его действия безумны, как и вся его конституция. Он преследует принцип; это было бы право; оно засмелоло бы и украсило бы правосудие, причинив огонь и оскорбление домам и лицам тех, у кого они есть. Это похоже на шалость мальчишек, которые бегут с пожарными машинами, чтобы потушить румяное сияние, устремляющееся к звездам. Непорочный дух обращает их злобу на беззаконников. Мученик не может быть обесчещен.Каждая нанесенная плеть — язык славы; каждая тюрьма, более прославленная обитель; каждая сгоревшая книга или дом освещает мир; каждое подавленное или вычеркнутое слово эхом разносится по земле из стороны в сторону. Часы здравомыслия и размышления всегда приходят к общинам, как и к отдельным людям, когда истина видна и мученики оправдываются.

    Так все вещи проповедуют безразличие к обстоятельствам. Мужчина это все. У каждой вещи есть две стороны, добра и зла.Каждое преимущество имеет свой налог. Я учусь быть довольным. Но доктрина компенсации не есть доктрина безразличия. Бездумные люди говорят, услышав эти представления: «Какая польза от этого?» есть одно событие добра и зла; если я получу какое-либо благо, я должен заплатить за него; если я теряю одно благо, я приобретаю другое; все действия безразличны.

    В душе есть более глубокий факт, чем компенсация, а именно ее собственная природа. Душа не компенсация, а жизнь. Душа есть .Под всем этим бегущим морем обстоятельств, чьи воды приливают и отливают в совершенном равновесии, лежит изначальная бездна реального Бытия. Сущность, или Бог, есть не отношение и не часть, а целое. Бытие есть обширное утвердительное, исключающее отрицание, самоуравновешенное и поглощающее в себя все отношения, части и времена. Природа, истина, добродетель — это наитие оттуда. Порок есть отсутствие или отсутствие того же самого. Ничто, Ложь, действительно не может стоять как великая Ночь или тень, на фоне которой рисует себя живая вселенная; но факт не порождается им; он не может работать; ибо это не так.Это не может принести никакой пользы; это не может причинить никакого вреда. Это вред, поскольку не быть хуже, чем быть.

    Мы чувствуем себя лишенными возмездия за злые деяния, потому что преступник держится своего порока и непокорности и нигде в видимой природе не приходит к кризису или суду. Нет ошеломляющего опровержения его чепухи перед людьми и ангелами. Стало быть, он перехитрил закон? Поскольку он несет с собою злобу и ложь, настолько он отходит от природы.Некоторым образом будет продемонстрировано и неправильное понимание; но если мы этого не увидим, то этот смертоносный вывод сведет на нет вечный счет.

    С другой стороны, нельзя также сказать, что приобретение порядочности должно быть куплено любой потерей. Нет наказания за добродетель; нет штрафа за мудрость; они являются надлежащим дополнением бытия. В добродетельном поступке я правильно am ; в добродетельном поступке прибавляю к миру; Я сажусь в пустыни, отвоеванные у Хаоса и Ничто, и вижу тьму, отступающую за пределы горизонта.В любви не может быть избытка; никто к знанию; ни к красоте, если рассматривать эти атрибуты в самом чистом смысле. Душа отказывается от ограничений и всегда утверждает оптимизм, а не пессимизм.

    Его жизнь — это прогресс, а не станция. Его инстинкт — доверие. Наш инстинкт употребляет «больше» и «меньше» в применении к человеку присутствия души , а не ее отсутствия; храбрец лучше труса; истинный, благожелательный, мудрый больше человек, и не меньше, чем дурак и плут.На благо добродетели нет налога; ибо это есть пришествие самого Бога, или абсолютное существование, без всякого сравнения. У материального блага есть свой налог, и если оно пришло без труда и пота, оно не имеет во мне корня, и следующий ветер унесет его. Но все блага природы принадлежат душе, и их можно получить, если заплатить законной монетой природы, то есть трудом, который позволяют сердце и разум. Я больше не желаю встречаться с благом, которого не зарабатываю, например, найти горшок с закопанным золотом, зная, что это приносит с собой новые тяготы.Я не желаю больше внешних благ, ни владений, ни почестей, ни власти, ни лиц. Выигрыш очевиден; налог точно. Но нет налога на знание того, что компенсация существует, и что клад выкапывать нежелательно. Здесь я радуюсь безмятежному вечному миру. Я сужаю границы возможных шалостей. Я узнаю мудрость св. Бернара: «Ничто не может причинить мне вреда, кроме меня самого; вред, который я терплю, я ношу с собой, и никогда не становлюсь настоящим страдальцем, кроме как по своей собственной вине.»

    В природе души есть компенсация за неравенство условий. Радикальная трагедия природы, по-видимому, заключается в различии Большего и Меньшего. Как меньше не чувствовать боли; как не испытывать негодование или недоброжелательность по отношению к Более? Посмотрите на тех, у кого меньше способностей, и вам становится грустно, и вы не знаете, что с этим делать. Он почти избегает их глаз; он опасается, что они будут упрекать Бога. Что они должны делать? Это кажется большой несправедливостью. Но приблизьтесь к фактам, и эти огромные неравенства исчезнут.Любовь уменьшает их, как солнце плавит айсберг в море. Поскольку сердце и душа всех людей едины, эта горечь Его и Моего прекращается. Его мой. Я — мой брат, а мой брат — это я. Если я чувствую, что меня затмевают и затмевают великие соседи, я все же могу любить; я все еще могу получать; и тот, кто любит, делает своим величие, которое любит. Таким образом, я узнаю, что мой брат является моим опекуном, действующим для меня с самыми дружескими намерениями, а имение, которым я так восхищался и которому завидовал, принадлежит мне.Природа души — все присваивать. Иисус и Шекспир — это осколки души, и любовью я побеждаю и включаю их в область своего собственного сознания. Его добродетель, — разве это не моя? Его остроумие, если оно не может быть моим, то это не остроумие.

    Такова и естественная история бедствия. Изменения, через короткие промежутки времени нарушающие процветание людей, суть реклама, закон которой — рост. Каждая душа в силу этой внутренней необходимости покидает всю свою систему вещей, своих друзей, и дом, и законы, и веру, как моллюск выползает из своего прекрасного, но каменного футляра, потому что он больше не допускает своего роста и медленно формирует новый дом.[Сравните со стихотворением Оливера Уэнделла Холмса «Наутилус».] В соответствии с энергией индивидуума эти перевороты часты, пока в каком-нибудь более счастливом уме они не станут непрекращающимися, и все мирские отношения будут очень свободно висеть на нем, становясь, как это была прозрачная жидкая оболочка, сквозь которую видна живая форма, а не, как у большинства людей, затвердевшая гетерогенная ткань из многих дат и неустановившегося характера, в которой заключен человек. Тогда может быть расширение, и сегодняшний человек едва узнает человека вчерашнего.И такова должна быть внешняя биография человека во времени, откладывание мертвых обстоятельств день за днем, когда он день за днем ​​обновляет свои одежды. Но для нас, в нашем падшем состоянии, покоящихся, не продвигающихся, сопротивляющихся, не сотрудничающих с божественной экспансией, этот рост приходит толчками.

    Мы не можем расстаться с нашими друзьями. Мы не можем отпустить наших ангелов. Мы не видим, что они только выходят, чтобы архангелы могли войти. Мы идолопоклонники древнего. Мы не верим в богатство души, в ее собственную вечность и вездесущность.Мы не верим, что сегодня есть какая-то сила, способная соперничать или воссоздавать то прекрасное вчера. Мы торчим среди развалин старой палатки, где когда-то у нас были хлеб, кров и органы, и не верим, что дух может нас снова накормить, укрыть и снабдить нервами. Мы не можем больше найти ничего такого дорогого, такого милого, такого изящного. Но мы сидим и плачем напрасно. Голос Всемогущего говорит: «Вверх и вперед во веки веков!» Мы не можем оставаться среди руин. Мы также не будем полагаться на новое; и поэтому мы всегда ходим с перевернутыми глазами, как те чудовища, которые смотрят назад.

    И тем не менее возмездие за бедствия также становится очевидным для разума после долгих промежутков времени. Лихорадка, увечье, жестокое разочарование, потеря богатства, потеря друзей кажутся в данный момент потерями неоплаченными и не подлежащими оплате. Но верные годы обнаруживают глубокую исцеляющую силу, лежащую в основе всех фактов. Смерть дорогого друга, жены, брата, любовника, которая казалась не чем иным, как лишением, несколько позже принимает облик проводника или гения; ибо оно обычно производит революцию в нашем образе жизни, завершает эпоху младенчества или юности, которая ждала своего завершения, разрушает привычное занятие, домашнее хозяйство или стиль жизни и позволяет сформировать новые, более дружественные. к росту характера.Оно позволяет или препятствует образованию новых знакомств и восприятию новых влияний, которые окажутся первостепенными для следующих лет; и мужчина или женщина, которые остались бы солнечным садовым цветком, у которого нет места для корней и слишком много солнечного света для головы, из-за обрушения стен и небрежности садовника, становятся банианами леса, принося тень и плоды широким кругам людей.

    Избранная критика «Компенсации»

    • Поммер, Генри Ф.«Содержание и основа веры Эмерсона в компенсацию». PMLA 77 (июнь 1962 г.): 248-53. Также в American Literature , изд. Молодой и прекрасный.
    • Панек, Ле Рой Лад. «Изображения и« Компенсация »Эмерсона». 18 (4 квартал 1962 г.): 218–221.
    • Ли, Роланд Ф. «Компенсация Эмерсона как аргумент и искусство». New England Quarterly 37 (сентябрь 1964 г.): 291–305.
    • Риеп, Дейл. «Эмерсон и индийская философия». Журнал истории идей 28 (январь-март 1967 г.): 115-22.
    • Ботторфф, Уильям К. «Компенсация, приливы и отливы Эмерсона». American Studies [Тайвань] 9 (март 1979 г.): 1-9.
    • Хьюз, Гертруда Рейф. Требовательный оптимизм Эмерсона . Батон-Руж: LSU P, 1984.
    • Лаш, Кристофер. Истинное и единственное небо: прогресс и его критика . Нью-Йорк: В. В. Нортон, 1991.
    • Джейкобсон, Дэвид. «Компенсация»: Внешность за пределами духа мести. ESQ 33 (2 квартал 1987 г.): 110–119.
    • Ларсон, Керри. «Правосудие к Эмерсону». Raritan: Ежеквартальный обзор , 21:3 (зима 2002 г.), 46–67.

    Линии 2200-2400

    Резюме и анализ Линии 2200-2400

    Резюме

    Проходят годы. Хигелак убит в бою. Его сын Хердред унаследовал трон при поддержке Беовульфа, но также был убит. Беовульф становится королем геатов и правит 50 лет.Однако, ко всеобщей тревоге, страшный дракон начинает бродить по сельской местности ночью, разрушая дома, включая большой зал Беовульфа, своим огненным дыханием. В течение 300 лет дракон мирно охранял сокровищницу, изначально состоявшую из богатств ныне несуществующего племени, но долгое время спрятанную в «высоком курганном зале / возвышающемся каменном кургане» (2212-13). Одинокий беглец-геат, по-видимому, слуга или раб, сбежавший от жестокого хозяина, украл единственный кувшин из клада, оскорбив дракона и подстрекая его к мести.

    Когда Беовульф слышит о ночных набегах дракона, король сначала задается вопросом, мог ли он он каким-то образом прогневать Бога, навлекая беду на свой народ. Однако вскоре стареющий воин сосредотачивается на своей ответственности в качестве защитника и готовится встретиться с монстром в битве. Хотя он уже старик, Беовульф считает, что сможет победить дракона в одиночку. Он помнит победы над Гренделем и матерью Гренделя, а также героический побег из Фризии после убийства Хигелака.Всегда заботясь об оружии и тактике, Беовульф готовится, заказывая новый щит, сделанный из железа, так как драконий огонь высек бы короткие искры из его обычного липового дерева. Мужественный и решительный, хотя и не совсем тот человек, которым он когда-то был, старый воин отправляется в путь.

    Анализ

    Изменчивость времени занимает центральное место в проповеди Хротгара (1700–1784 гг.) и обеспечивает основу для последней трети поэмы. Время меняет жизнь геатов, как и всех остальных. Как предупреждал Хротгар и как напоминает нам поэт Беовульф на протяжении всей эпопеи, вся слава мимолетна.

    Время вышло из-под контроля, когда поэт рассказывает о событиях, приведших к тому, что Беовульф стал королем. (Хронологию междоусобиц гетов см. в Chickering, pp. 361-62.) На данный момент известно только, что король и его наследник были убиты в ходе отдельных конфликтов. Беовульф мог бы стать королем раньше, но был скорее лоялен, чем амбициозен. Королева Хигд предложила Беовульфу трон после того, как ее муж (Хигелак) умер, думая, что ее маленький сын (Хирдред) не сможет защитить королевство; Беовульф отказался, но верно служил молодому королю.После смерти Хердреда Беовульф стал королем и правил своим народом в течение 50 лет. Однако судьбы меняются, как и предсказывал Хротгар.

    Дракон — последнее испытание для Беовульфа, испытание его мудрости и отваги. Проблема начинается, когда беглец, по-видимому, беглый раб, натыкается на сокровищницу дракона. Древние сокровища в кладе когда-то принадлежали местному племени воинов; почти все племя было убито в бою около 300 лет назад. Единственный выживший, которого называют «хранителем колец» (2244), спрятал сокровища в высоком кургане и вскоре умер.

    Что касается поэзии, то одним из самых трогательных отрывков в эпосе является заклинание Хранителя, когда он оставляет золото и другие предметы в кургане (2247-2266). Он говорит о изменчивости времени и потере хороших людей, героев и принцев, которым больше не нужны сокровища. Они взяли металлы из земли, а Хранитель теперь возвращает ей сокровища. Он говорит нам, что спят стюарды, которые когда-то полировали боевые маски.Цепные рубашки больше не могут защитить своих владельцев, потому что воины больше не будут сражаться. Больше не будет песен из Scop . Судьба племени изменилась. Все мертвы. Вся слава мимолетна.

    Мотивация дракона — месть, хотя поэт ясно дает понять, что огнедышащей рептилии, как и погибшим воинам, не нужна ни чаша, ни какие-либо другие сокровища. Первоначально он обнаружил секретный вход в курган случайно, как и беглец.Совершая ночные набеги, дракон напоминает читателю о Гренделе, чудовище, которое преследовало Хротгара в старости и изменило судьбу короля Скильдинга. В параллели, которую нельзя не заметить, дракон делает то же самое, но немного по-другому, с Беовульфом.

    Интересно, что первой реакцией Беовульфа было чувство вины. Он считает, что чем-то оскорбил Бога. Однако Беовульф ничто иное, как преданный Богу, стране и долгу. Он защитник своего народа и почти сразу начинает подготовку к битве с драконом.Всегда зная о своем боевом снаряжении, он заказывает новый щит взамен своего старого защитника из липы; этот должен быть покрыт самым крепким железом. Поскольку собственный зал Беовульфа был одним из домов, разрушенных драконом, король тоже будет мстить.

    Поэт без колебаний выдает свою концовку. Он неоднократно говорит нам, что Беовульф вот-вот встретит свою смерть. Например, в строке 2311 он говорит нам, преуменьшая литоты, что прекращение набегов драконов будет «тяжелым для их [Гетов], дающего кольца лорда.Предзнаменование становится еще более конкретным сразу после того, как Беовульф приказывает своему новому щиту; поэт прямо показывает, что королю предстоит «достичь конца своих мореходных дней, / своей жизни в этом мире, вместе со змеем» (242-43).

    Мы можем усомниться в мудрости Беовульфа, решившего сражаться со змеем в одиночку, отвергнув помощь своих обученных воинов. Он мог бы подойти с полной армией, но предположительно основывает свое решение на прошлых победах над Гренделем и матерью. Он также устроил настоящий бой, когда Хигелак умер во Фризии; Беовульф сбежал, победив многих врагов в ближнем бою, унеся военное снаряжение 30 человек.Проблема в том, что Беовульф был молодым человеком во время тех славных сражений. Прошло не менее 50 лет . Беовульф сейчас явно старик. Им движет тщеславие? Ложная гордость? Разве Хротгар не предупреждал его об этом в проповеди? На карту поставлена ​​не только собственная жизнь Беовульфа. Если он умрет, его народ погибнет.

    Глоссарий

    Боевые Скильфинги Шведы. Геаты давно враждуют со Скильфингами.

    Херерик Брат королевы Хигд.

    Быстроходный чалый Лошади играли важную роль среди королевской семьи, но большая часть сражений велась пешком.

    опаляющий зарю, огненный змей, червь эпитеты для дракона.

    Благосклонность правителя Благосклонность Бога. Иногда Бог и wyrd практически взаимозаменяемы в стихотворении, возможно, в результате христианской замены.

    Фризия Хигелак был убит в явно непродуманной битве с западными фризами (союзниками франков), , а не людьми короля Финна в эпизоде ​​Финнсбур. Смерть Хигелака (ок.520 г. н.э.) — одно историческое событие в эпосе; это было записано Святым Григорием Турским в его Historia Francorum .

    Hetware Технически Чаттуарии; здесь неотличимы от фризов; присоединился к франкам против Хигелака.

    Онгентеоу Король скильфингов (шведов) убит воинами Хигелака Вульфом и Эофором.

    Охтере и Онела Сыновья Онгентеова, шведы. Онела убил Гита Кинга Хердреда.

    Эдгилс и Эанмунд Сыновья Охтера, шведы.У них была вражда со своим дядей Онелой, и их временно приютил Хердред. Эдгилс, предоставленный Беовульфом, позже убил Онелу.

    Акт 5, сцена 4 Перевод

      Оригинальный текст

     Переведенный текст

      Источник: Библиотека Шекспира Фолгера

    Сигнализация, экскурсии. Входят король, принц, лорд Джон
    из Ланкастера и граф Уэстморленд.

    КОРОЛЬ
    Прошу тебя, Гарри, отойди. Ты слишком много истекаешь кровью.
    Лорд Джон Ланкастерский, идите с ним.

    ЛАНКАСТЕР
    Не я, милорд, если только я тоже не истек кровью.

    ПРИНЦ
    Умоляю Ваше Величество, помиритесь, 5
    Чтобы ваша отставка не удивила ваших друзей.

    КОРОЛЬ
    Я так и сделаю. — Милорд Уэстморленд,
    Отведите его в его шатер.

    Уэстморленд
    Пойдемте, милорд, я провожу вас в вашу палатку.

    ПРИНЦ
    Веди меня, милорд? Мне не нужна твоя помощь, 10
    И не дай Бог мелкая царапина
    Принц Уэльский с такого поля, как это,
    Где запятнанная знать лежит попираемой,
    И оружие мятежников торжествует в резне.

    LANCASTER
    Мы слишком долго дышим. Пойдемте, кузен Уэстморленд, 15
    Наш долг здесь лежит. Ради Бога, приезжайте.

    Выход Ланкастер и Уэстморленд.

    В следующий раз, когда мы увидим принца Хэла, он истекает кровью из боевых ран. Отец говорит ему сделать перерыв. Хэл отказывается.

    ПРИНЦ
    Ей-богу, ты обманул меня, Ланкастер.
    Я не думал, что ты повелитель такого духа.
    Раньше я любил тебя как брата, Джон,
    Но теперь я уважаю тебя как свою душу. 20

    КОРОЛЬ
    Я видел, как он держал лорда Перси в точке
    С более крепким уходом, чем я ожидал
    Такого незрелого воина.

    ПРИНЦ
    О, этот мальчик придает всем нам мужества. Он уходит.

    Наедине с королем принц Хэл отмечает, что его младший брат, принц Джон, храбро сражался. Он гордится им.

    Входит Дуглас.

    ДУГЛАС
    Еще один король! Они растут, как головы Гидры.— 25
    Я Дуглас, смертельный для всех тех
    , Которые носят на себе эти цвета. Что ты такое
    Что подделывает лицо короля?

    КОРОЛЬ
    Сам король, который, Дуглас, скорбит сердцем,
    Столько его теней ты встречал 30
    И не самого короля.У меня есть два мальчика
    Ищи Перси и себя в поле,
    Но, видя, что ты так удачно упал на меня,
    Я испытаю тебя. И защищаться.

    ДУГЛАС
    Боюсь, ты еще одна подделка, 35
    И все же, в вере, ты несешь себя как король.
    Но я уверен, что ты мой, кем бы ты ни был,
    И таким образом я завоюю тебя.

    Они дерутся. Король в опасности,
    входят в Принца Уэльского.

    ПРИНЦ
    Подними голову, подлый шотландец, или ты будешь подобен
    Никогда больше не поднимай ее.Духи 40
    Доблестных Ширли, Стаффорда, Бланта в моих руках.
    Это принц Уэльский угрожает тебе,
    Который никогда не обещает, но готов заплатить.

    Они дерутся. Дуглас летит.

    Затем входит Дуглас и видит Генри. Дуглас говорит, что не может сказать, является ли Генри очередной фальшивкой, и Генри уверяет его, что да, он король в полном порядке, и он собирается надуть Дугласа.

    Они дерутся, и это не очень хорошо для Генри.

    Принц Хэл переезжает и спасает жизнь своему отцу. Дуглас убегает.

    Королю. Веселее, милорд. Как поживает ваша светлость?
    Сэр Николас Гоузи послал за помощью, 45
    И Клифтон тоже. Я поеду прямо в Клифтон.

    КОРОЛЬ Остановись и подыши немного.
    Ты восстановил свое потерянное мнение
    И показал, что ты делаешь нежность в моей жизни
    В этом справедливом спасении, которое ты мне принес. 50

    ПРИНЦ
    О Боже, они причинили мне слишком много вреда
    Это когда-либо говорило, что я прислушался к твоей смерти.
    Если бы это было так, я мог бы оставить в стороне
    Оскорбительную руку Дугласа над вами,
    Которая была бы столь же быстрой в вашем конце 55
    Как все ядовитые зелья в мире,
    И избавила бы от предательского труда твой сын.

    КОРОЛЬ
    Помиритесь с Клифтоном. Я к сэру Николасу Гоузи.

    Король уходит.

    Король Генрих рад видеть, что принц Хэл ценит свою жизнь. Наступает нежный момент отца и сына.

    Хэл искупил себя в глазах отца. Король Генри уходит со сцены.

    Войдите в Хотспур.

    HOTSPUR
    Если я не ошибаюсь, ты Гарри Монмут.

    ПРИНЦ
    Ты говоришь так, как будто я отказываюсь от своего имени. 60

    HOTSPUR
    Меня зовут Гарри Перси.

    ПРИНЦ Почему же тогда я вижу
    Очень доблестный мятежник имени.
    Я принц Уэльский; и не думай, Перси,
    Чтобы больше разделить со мной славу. 65
    Две звезды не держат свое движение в одной сфере,
    Ни одна Англия не может терпеть двойное правление
    Гарри Перси и принца Уэльского.

    HOTSPUR
    И не будет этого, Гарри, ибо пришел час
    Покончить с одним из нас, и хотел бы Бог 70
    Твое имя в руках было теперь так же велико, как мое.

    ПРИНЦ
    Я сделаю его более великим, прежде чем я расстанусь с тобой,
    И все расцветающие почести на твоем гребне
    Я обрежу, чтобы сделать гирлянду для моей головы.

    HOTSPUR
    Я больше не могу терпеть твое тщеславие. Они дерутся. 75

    Затем входит Хотспур и бросает вызов принцу Хэлу. Они болтают о хламе, и Хэл говорит, что собирается срезать ленты со шлема Хотспура и сделать из них шляпу.

    Они дерутся.

    Входит Фальстаф.

    ФАЛЬСТАФ Хорошо сказано, Хэл! За это, Хэл! Нет, вы не найдете здесь
    никаких мальчишеских игр, я вам скажу.

    Входит Дуглас. Он сражается с Фальстафом, который падает
    раз, как мертвый. Дуглас уходит. Принц
    убивает Перси.

    HOTSPUR
    О Гарри, ты лишил меня моей молодости.
    Я лучше смирюсь с потерей хрупкой жизни
    Чем те гордые титулы, которые ты завоевал для меня. 80
    Они ранят мои мысли хуже, чем твой меч мою
    плоть.
    Но мысли, рабы жизни, и жизнь, шут времени,
    И время, обозревающее весь мир,
    Должна остановиться. О, я мог бы пророчествовать, 85
    Но что земная и холодная рука смерти
    Лежит на моем языке. Нет, Перси, ты прах,
    И пища для— Он умирает.

    ПРИНЦ
    Для червей, храбрый Перси. Прощай, великое сердце.
    Плохо сотканное честолюбие, насколько ты уменьшился! 90
    Когда это тело действительно содержало дух,
    Царство для него было слишком малым пределом,
    Но теперь два шага самой гнусной земли
    Достаточно места.Эта земля, которая носит тебя мертвым
    Не несет в живых такого толстого джентльмена. 95
    Будь ты любезен,
    Я бы не проявлял такого усердия.
    Но пусть мои милости скроют твое изуродованное лицо;
    Он закрывает лицо Хотспера.
    И даже ради тебя я поблагодарю себя
    За совершение этих справедливых обрядов нежности. 100
    Прощай, вознеси свою хвалу с собой на небеса.
    Позор твой спит с тобою в могиле,
    Но не помянут в эпитафии твоей.

    Внизу Фальстаф сражается с Дугласом.

    Дуглас берет верх, поэтому Фальстаф падает и притворяется мертвым.

    Тем временем принц Хэл смертельно ранит Хотспера. Хотспур говорит, что он меньше расстроен из-за смерти, чем из-за того, что Хэл лишил Хотспур всех «гордых титулов».

    Как только Перси начинает говорить, что он «пища для червей», он умирает, и Хэл должен закончить предложение за него.

    Хэл стоит над телом Хотспура и хвалит его за то, что он такой благородный воин.

    Он увидел Фальстафа на земле.
    Что, старый знакомый, не мог всю эту плоть
    удержать в маленькой жизни? Бедный Джек, прощай. 105
    Я мог бы лучше пощадить человека получше.
    О, я бы сильно скучал по тебе
    Если бы я сильно любил тщеславие.
    Смерть сегодня не поразила столь толстого оленя,
    Хотя многие роднее в этой кровавой схватке. 110
    Потрошенный я буду видеть тебя мало-помалу;
    До тех пор в крови благородного Перси ложь. Он уходит.

    В этот момент Хэл видит рядом лежащего на земле Фальстафа. Он говорит что-то вроде «облом» и оставляет своего старого друга в кровавой куче перед тем, как уйти со сцены.

    Фальстаф поднимается.

    ФАЛЬСТАФ Выпотрошенный? Если ты выпотрошишь меня сегодня, я
    позволю тебе
    пудрить меня и съесть меня тоже
    завтра. «Черт возьми, пришло время подделывать, или 115
    этот горячий термаган Скот заплатил мне шот, и лот
    тоже.Подделка? Я лгу. Я не подделка. Умереть
    значит быть подделкой, ибо он всего лишь подделка
    человека, у которого нет жизни человека; но подделывать
    смерть, когда человек благодаря этому живет, значит быть не 120
    подделкой, а истинным и совершенным образом
    жизни. Лучшая часть доблести — осмотрительность, в
    лучшей части которой я спас свою жизнь. Zounds, я
    боюсь этого пороха Перси, хоть он и мертв.
    Что, если он тоже подделает и поднимется? По моему 125
    убеждению, я боюсь, что он окажется лучшей подделкой.
    Поэтому я заставлю его убедиться, да, и я клянусь
    , что убил его. Почему он не может подняться так же хорошо, как я?
    Ничто меня не смущает, кроме глаз, и никто меня не видит.
    Поэтому, сэр, пронзая его новой раной 130
    в бедре, пойдем со мной.

    Он поднимает Хотспера на спину.

    Фальстаф, казалось бы, воскресает из мертвых.

    Фальстаф видит поблизости труп Хотспура и беспокоится, что юный Перси все еще жив.

    Фальстаф пронзает Хотспура бедро и перекидывает труп через спину, чтобы оттащить обратно в лагерь короля.

    Входят Принц и Джон Ланкастерские.

    ПРИНЦ
    Приходи, брат Джон. Отважно воплотил
    Свой девичий меч.

    LANCASTER Но мягкий, кто у нас здесь?
    Разве ты не говорил мне, что этот толстяк мертв? 135

    ПРИНЦ Я сделал; Я видел его мертвым,
    Задыхающимся и истекающим кровью на земле. — Ты
    жив?
    Или это фантазия играет с нашим зрением?
    Прошу, говори. Мы не поверим своим глазам 140
    Без наших ушей. Ты не тот, кем кажешься.

    Принц Хэл и принц Джон входят и видят Фальстафа. Хэл говорит что-то вроде: «Эй, я думал, ты умер».

    ФАЛЬСТАФ Нет, это точно. Я не двуличный человек.
    Но если я не Джек Фальстаф, то я Джек. Там
    Перси.Если твой отец окажет мне честь, то так; если
    нет, пусть сам убьет следующего Перси. Я выгляжу 145
    либо графом, либо герцогом, уверяю вас.

    ПРИНЦ
    Почему, Перси, я убил себя и видел тебя мертвым.

    Фальстаф хвастается убийством Перси, а Хэл говорит: «О чем ты говоришь? Я только что убил Перси».

    ФАЛЬСТАФ Ты сделал? Господи, Господи, как этот мир
    предан лжи.Соглашусь, я был подавлен и запыхался, как и он, но мы поднялись в одно мгновение 150
    и сражались долгий час по часам Шрусбери. Если я
    можно поверить, так что; если нет, то пусть те, кто вознаградит за доблесть, понесут грех на свою голову. Я
    возьму его на свою смерть, я дал ему эту рану
    в бедро. Если бы человек был жив и отрицал бы это, черт возьми, я бы заставил его съесть кусок моего
    меча.

    ЛАНКАСТЕР
    Это самая странная сказка, которую я когда-либо слышал.

    ПРИНЦ
    Это самый странный парень, брат Джон.—
    Давай, благородно принеси свой багаж на спине. 160
    Со своей стороны, если ложь может сделать тебе благодать,
    я позолочу ее самыми счастливыми словами, которые у меня есть.

    Сигнал отступления.

    Трубные звуки отступают; день наш.
    Пойдем, брат, на самое высокое поле
    Посмотреть, что друзья живы, кто умер. 165

    Они уходят.

    ФАЛЬСТАФ Пойду, как говорится, за вознаграждение. Тот, что
    награждает меня, да вознаградит его Бог. Если я действительно вырасту большим,
    я вырасту меньше, потому что я очистюсь и брошу мешок и буду жить
    чисто, как и подобает дворянину.

    Он уходит, неся тело Хотспера.

    Фальстаф говорит Хэлу прекратить лгать и утверждает, что Хотспур казался мертвым только тогда, когда Хэл оставил его. Фальстаф нанес смертельную рану.

    Хэл знает, что Фальстаф лжёт, но старик так жалок, что Хэл отпускает это.

    Дело Конфедерации в словах ее лидеров

    Сегодня днем, объявив о своей поддержке удаления флага Конфедерации с территории Капитолия, губернатор Южной Каролины Никки Хейли заявила, что у убийцы Дилана Руфа «больное и искаженное мнение». флага», который не отражал «людей в нашем государстве, которые уважают и во многом почитают его». Если губернатор имела в виду, что очень немногие из сторонников флага верят в массовые убийства, она, безусловно, права.Но в вопросе о том, чей взгляд на флаг Конфедерации более искажен, она почти наверняка ошибается.

    Вера Руфа в то, что жизнь чернокожих не имеет никакой цели, кроме подчинения, «больна и извращена» точно так же, как убеждения тех, кто создал флаг Конфедерации, были «больны и извращены». Флаг Конфедерации напрямую связан с делом Конфедерации, а делом Конфедерации было превосходство белых. Это утверждение не является результатом ревизионизма. Не требует чтения между строк.Это простое значение слов тех, кто носил флаг Конфедерации на протяжении всей истории. Эти слова никогда нельзя забывать. В течение следующих нескольких месяцев слово наследие будет неоднократно упоминаться. Было бы упущением не исследовать точное содержание этого наследия.

    Это исследование должно начаться в Южной Каролине, на месте нашей настоящей и прошлой катастрофы. Южная Каролина была первым штатом, отделившимся через два месяца после избрания Авраама Линкольна. Именно в Южной Каролине началась Гражданская война, когда Конфедерация обстреляла форт Самтер.Повод штата casus belli не был ни расплывчатым, ни трудным для понимания:

    … Через Союз была проведена географическая линия, и все штаты к северу от этой линии объединились для избрания человека на высокий пост президента. Соединенных Штатов, чьи взгляды и цели враждебны рабству. Ему следует доверить управление общим правительством, потому что он заявил, что «правительство не может вечно терпеть полурабство, полусвободу» и что общественное сознание должно пребывать в уверенности, что рабство находится в процессе окончательного исчезновения. .Этому комбинационному объединению для подчинения конституции в некоторых штатах способствовало присвоение гражданства лицам, которые в соответствии с высшим законом страны не могут стать гражданами; и их голоса были использованы для инаугурации новой политики, враждебной Югу и разрушающей его убеждения и безопасность.

    Говоря о рабстве, Южная Каролина была скорее лидером, чем исключением, задавая тон другим штатам, включая Миссисипи:

    Наша позиция полностью связана с институтом рабства — величайшим материальным интересом мира.Его труд поставляет продукт, который составляет самую большую и самую важную часть мировой торговли. Эти продукты характерны для климата, граничащего с тропическим климатом, и по властному закону природы никто, кроме черной расы, не может выносить воздействие тропического солнца. Эти продукты стали предметами первой необходимости, а удар по рабству — это удар по торговле и цивилизации. Этот удар уже давно был направлен по учреждению и был близок к завершению.У нас не оставалось другого выбора, кроме как подчиниться требованиям отмены или роспуска Союза, принципы которого были подорваны, чтобы погубить нас…

    Луизиана:

    нашептывания европейской дипломатии об отмене рабства во времена аннексии, чтобы не опасаться более смелых демонстраций с той же стороны и с севера в этой стране. Народы рабовладельческих государств связаны одной и той же необходимостью и решимостью сохранить африканское рабство.

    Алабама:

    В соответствии с принципами, объявленными тогда г-ном Линкольном и его ведущими друзьями, мы обязаны ожидать, что его управление будет осуществляться. Отсюда и то, что в высших эшелонах республиканской партии избрание г-на Линкольна приветствуется не просто как смена администрации, но как введение новых принципов и новой теории правления и даже как падение рабства. Поэтому избрание г-на Линкольна не может рассматриваться иначе, как торжественное заявление подавляющего большинства северных народов о враждебности к Югу, его имуществу и его институтам — не что иное, как открытое заявление о война, ибо триумф этой новой теории правления разрушает собственность Юга, опустошает его поля и открывает все ужасы рабского восстания в Сан-Доминго, обрекая своих граждан на убийства, а ее жен и дочерей на осквернение и насилие. , чтобы удовлетворить похоть полуцивилизованных африканцев.

    Техас:

    … в этом свободном правительстве все белые люди имеют и по праву должны иметь равные гражданские и политические права ; что рабство африканской расы, существующее в этих государствах, взаимовыгодно как рабам, так и свободным, и обильно санкционировано и оправдано опытом человечества и явленной волей Всемогущего Творца, как признается всеми христианскими народами ; в то время как разрушение существующих отношений между двумя расами, за которое ратуют наши групповые враги, принесло бы неизбежные бедствия обоим и опустошение пятнадцати рабовладельческих государств…

    Все это не было новым. В 1858 году будущий президент Конфедерации Джефферсон Дэвис пригрозил отделением, если на пост президента будет избран республиканец:

    Конституция должна быть извращена к уничтожению наших прав, так что мы, как слабое меньшинство, не защищенное барьером Конституции, будем иметь простое право дать неэффективный голос против в Залах Конгресса, тогда мы будем нести федеральному правительству отношение наших колониальных отцов к британской короне, и если мы будем достойны своего происхождения, мы в этом случае выкупим наши права, даже если это произойдет в процессе революции.

    Современным американцам трудно понять такую ​​воинственную приверженность рабству других. Но при 3,5 миллиардах долларов 4 миллиона порабощенных афроамериканцев на юге представляли собой самый большой финансовый актив страны. И сумма в долларах никак не намекает на силу порабощения как социального института. К началу Гражданской войны южные рабовладельцы считали африканское рабство одним из величайших организационных институтов в мировой истории, превосходящим «свободное общество» Севера.

    Из алабамского выпуска Muscogee Herald 1856 года:

    Свободное общество! нас тошнит от этого имени. Что это, как не конгломерат сальных механиков, грязных оперативников, скупердяев-фермеров и лунатиков-теоретиков? Все северяне, и особенно штаты Новой Англии, лишены общества, подходящего для благовоспитанных джентльменов. Преобладающий класс, с которым можно столкнуться, — это класс механиков, изо всех сил пытающихся быть благородными, и мелких фермеров, которые выполняют свою собственную тяжелую работу, но вряд ли подходят для общения с личным слугой южного джентльмена.Это ваше свободное общество, которое северные орды пытаются распространить на Канзас.

    Последнее предложение относится к конфликту из-за рабства между земледельцами и рабовладельцами. Конфликт был связан не только с правом держать другого человека в рабстве, но и с тем, как это право создало основу для равенства белых.

    Джефферсон Дэвис снова:

    Вы тоже знаете, что среди нас белые люди имеют равенство, обусловленное присутствием низшей касты, которая не может существовать там, где белые люди занимают положение, занимаемое здесь рабской расой. Механик, который приходит к нам, используя менее интеллектуальный труд африканца, занимает положение, которое занимает только мастер-рабочий, когда все механики белые, и, следовательно, наши механики занимают среди нас свое положение абсолютного равенства.

    Черное рабство как основа равенства белых было частой темой для рабовладельцев. В своей знаменитой речи «Хлопок — король» Джеймс Генри Хаммонд сравнил предполагаемое наемное рабство на Севере с рабством черных — и равенством белых — на Юге:

    Разница между нами в том, что наши рабы нанимаются пожизненно, а хорошо компенсируется; нет ни голода, ни попрошайничества, ни нужды в работе среди нашего народа, да и работы не слишком много.Ваши нанимаются посуточно, о них не заботятся и получают скудное вознаграждение, что можно доказать самым болезненным образом в любой час на любой улице ваших больших городов. Ведь за один день на любой улице Нью-Йорка вы встретите больше нищих, чем за всю жизнь на всем Юге.

    Мы не считаем, что белые должны быть рабами ни по закону, ни по необходимости. Наши рабы черные, другой и низшей расы. Статус, в который мы их поместили, является возвышением. Они возвышаются над тем состоянием, в котором их впервые сотворил Бог, делая их нашими рабами.Никто из этой расы на всем лице земного шара не может сравниться с рабами Юга. Они счастливы, довольны, неустремлены и совершенно неспособны из-за интеллектуальной слабости когда-либо доставить нам какое-либо беспокойство своими устремлениями. Ваши белые, вашей расы; вы братья одной крови. Они равны вам по природной одаренности интеллектом, и их раздражает их деградация.

    Накануне отделения губернатор Джорджии Джозеф Э. Браун согласился:

    Среди нас бедных белых рабочих уважают как равных.К его семье относятся с добротой, вниманием и уважением. Он не принадлежит к классу служащих. Негр ни в коем случае не равен ему. Он чувствует и знает это. Он принадлежит к единственно истинной аристократии, расе белых людей. Он не чернит никакие господские сапоги и не преклоняет колени ни перед кем, кроме одного лишь Бога. Он получает за свой труд более высокую плату, чем рабочий в любой другой части мира, и он воспитывает своих детей, зная, что они принадлежат не к низшей касте, а к высшим членам общества, в котором он живет, будут, если их поведение будет хорошим, уважать их и относиться к ним как к равным.

    Таким образом, в умах этих южных националистов уничтожение рабства означало бы не просто потерю собственности, но разрушение равенства белых и, следовательно, своеобразного южного образа жизни:

    Если бы политика республиканцев осуществляется в соответствии с программой, указанной лидерами партии, и Юг подчиняется, деградация и разорение должны поглотить в равной степени все классы граждан в южных штатах. Рабовладелец и нерабовладелец должны в конце концов разделить одну и ту же участь — всех низвести до положения равенства со свободными неграми, стоять рядом с ними на выборах и брататься во всех общественных отношениях жизни; иначе будет вечная война рас, опустошающая землю кровью и полностью растрачивающая и уничтожающая все ресурсы страны.

    Рабовладельцы не были скромны в том, что считали достоинствами своего образа жизни. В годы, предшествовавшие Гражданской войне, призывы к экспансии в тропики достигли апогея, и рабовладельцы восхищались возможностью распространения новой империи в Центральной Америке:

    Заглядывая в возможности будущего, в отношении страна тропической Америки, которая лежит на пути нашей судьбы на этом континенте, мы можем увидеть империю, столь могущественную и великолепную, какую когда-либо рисовали в наших мечтах об истории.Что это за империя? Это империя, основанная на военных идеях; представляющие благородные особенности южной цивилизации; включая в свои пределы перешейки Америки и возрожденную Вест-Индию; контроль над двумя основными продуктами мировой торговли — хлопком и сахаром; владение дорогами мировой торговли; превосходя все империи того времени по силе своего географического положения; и, короче говоря, сочетание элементов силы, процветания и славы, чего никогда прежде в наше время не было в пределах досягаемости одного правительства. Какое великолепное видение империи!

    Как возвышенно в своих ассоциациях! Как благородна и вдохновляющая мысль, что на странном театре тропической Америки, когда-то, если верить более туманным историческим фактам, увенчанным величественными империями, сверкающими городами и великими храмами, теперь покрытыми немыми руинами и наполовину растоптанными — дикарями, судьба южной цивилизации должна завершиться во славе, даже более яркой, чем в былые времена, во славе империи, контролирующей мировую торговлю, неприступной по своему положению и представляющей по своему внутреннему строению наиболее гармоничную из все системы современной цивилизации.

    Эдвард Поллард, журналист, написавший эту книгу, назвал ее « Черные бриллианты, собранные в негритянских домах на юге ». Возможно, даже это слишком тонко. В 1858 году сенатор от штата Миссисипи Альберт Галлатин Браун выразился яснее:

    Я хочу Кубу и знаю, что рано или поздно мы ее получим. Если изъеденный червями трон Испании готов отдать его за достойный эквивалент, что ж, если нет, то мы должны взять его. Я хочу Тамаулипас, Потоси и еще один или два мексиканских штата; и все они мне нужны по одной и той же причине — для насаждения и распространения рабства.

    И опора в Центральной Америке сильно поможет нам в приобретении этих других штатов. Это сделает их менее ценными для других сил земли и тем самым уменьшит конкуренцию с нами. Да, я хочу эти страны для распространения рабства. Я бы распространил благословения рабства, как религию нашего Божественного Учителя, до самых дальних концов земли, и какими бы мятежными и злыми ни были янки, я бы даже распространил их на них.

    Я бы не навязывал их, как не навязывал бы им религию, но проповедовал бы им, как проповедовал бы Евангелие.Это упрямая и мятежная раса, и у меня мало надежды на то, что они получат благословение, и поэтому я готовился бы к его распространению на другие, более благоприятные земли.

    Таким образом, в 1861 году, когда началась Гражданская война, Союз не столкнулся с мирным южным обществом, желающим остаться в покое. Он столкнулся с агрессивной силой, геношей, целым обществом, основанным на рабстве трети своих жителей, с мечтами о расширении своих полей рабства дальше на юг. Она столкнулась с мечтой об огромной американской империи рабства.В январе 1861 года, за три месяца до начала Гражданской войны, сепаратисты Флориды прямо сформулировали свою позицию: является собственностью. Эта партия, которой вскоре предстоит завладеть властью правительства, является групповой, безответственной перед нами и движимой яростным фанатичным безумием, не поддающимся никакому сопротивлению, должна неизбежно уничтожить все остатки или права, вытекающие из собственности рабов.

    Господа, штат Флорида теперь является членом Союза, находящегося под властью правительства, так что он должен попасть в руки этой партии.

    Пока мы стоим, наша гибель решена.

    Еще нет. По мере того как Поздняя Неприятность растянулась с предсказанных месяцев на годы, сама причина существования Конфедерации стала угрожать ее дипломатическим усилиям. Борьба за рабство создавала проблемы за границей, и поэтому дипломаты Конфедерации придумали делать акцент на «правах штатов» над «рабством» — первое проявление того, что позже станет основой мифологии «Утраченного дела».

    Первыми, кто поставил под сомнение эту мифологию, были сами конфедераты, обезумевшие от того, что их мотивы преуменьшаются или рассматриваются как смущающие. Газета из Ричмонда предлагала следующее:

    «Народ Юга, — говорит современник, — борется не за рабство, а за независимость». Давайте разберемся в этом вопросе. Мы думаем, что легко разоблачить эту новомодную ересь — ересь, рассчитанную на то, чтобы не принести нам никакой пользы, ибо она не может обмануть ни государственных деятелей, ни народы других стран, ни ввести в заблуждение никого ни здесь, ни в стране янки… Наша доктрина такова: МЫ БОРЕМСЯ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ, ЗА СОХРАНЕНИЕ НАШЕГО ВЕЛИКОГО И НЕОБХОДИМОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА РАБСТВА и за сохранение других институтов, основой которых является рабство.

    Даже после войны, когда «Утраченное дело» поднялось, многие ветераны ясно понимали, почему они сплотились под флагом Конфедерации. «Я никогда не слышал о какой-либо другой причине, кроме рабства», — писал командующий Конфедерацией Джон С. Мосби. Потомки Конфедерации неоднократно называли рабство причиной войны.

    Вот, например, сенатор от штата Миссисипи Джон Шарп Уильямс в 1904 году:

    Местное самоуправление, временно уничтоженное, может быть восстановлено и в конечном счете сохранено.Другая вещь, за которую мы боролись, так сложна по своему составу, так нежна по своему дыханию, так несравненна по своей симметрии, что однажды разрушенная, она будет уничтожена навсегда. Другой вещью, за которую мы боролись, было превосходство цивилизации белого человека в стране, которую он гордо провозгласил своей; «в земле, которую Господь, Бог его, дал ему»; основанный на кодексе этики белого человека, в согласии с традициями и идеалами белого человека.

    The Confederate Veteran — официальное издание United Confederate Veterans — в 1906 году:

    Самыми добрыми отношениями, которые когда-либо существовали между двумя расами в этой стране, или которые когда-либо будут, были довоенные отношения господин и раб — отношения доверия и ответственности со стороны господина и зависимости и верности со стороны раба.

    Ветеран Конфедерации снова в 1911 году:

    Африканцы, происходящие из варварского государства и из тропического климата, не могли удовлетворить потребности в квалифицированной рабочей силе на фабриках северных штатов; не мог он вынести и сурового холода северной зимы. По этим причинам продать его южным плантаторам, где климат более благоприятный, а квалифицированная рабочая сила не так важна, было и милосердно, и «дело». На юге климат, цивилизация и другие влияния улучшили положение африканцев и почти всей расы рабов, число которых до их освобождения исчислялось миллионами. Следует отметить, что их евангелизация была самой плодотворной миссионерской работой из всех современных христианских начинаний. Вдумчивый и внимательный негр сегодня осознает, что он обязан институту африканского рабства преимуществами, которых он не получил бы, если бы оставался в своем полуварварстве, ожидая в своих родных джунглях задержавшегося миссионера.

    А в 1917 году Ветеран Конфедерации особо похвалил одного человека:

    Великие и трудные времена всегда рождают великих лидеров, и один из них был под рукой — Натан Бедфорд Форрест.Его план, единственный путь, оставшийся открытым. Организация тайного правительства. Ужасное правительство; правительство, которое будет править, несмотря на черное большинство и федеральные штыки. Это тайное правительство было организовано в каждой общине Юга, и это правительство известно в истории как Клан Клу-Клукс…

    Здесь во все грядущие века южный романист и поэт может найти вдохновение для художественной литературы и песен. На этой земле никогда не собирались более благородные и величественные духи, чем собранные в этих кланах.Ни одно человеческое сердце никогда не двигалось более благородными порывами или более высокими целями и намерениями… Порядок был восстановлен, имущество в безопасности; потому что негр боялся клана Клю-Клукс больше, чем дьявола. Даже федеральные штыки не могли вселить в него доверие к созданному для него черному правительству, и негр добровольно сдался клану ку-клукс, и в тот же миг «Невидимая армия» исчезла в одну ночь. Его цель была выполнена.

    Бедфорд Форрест должен всегда почитаться каждым сыном и дочерью Юга, пока память дорожит благородными делами и служением людей на благо других на этой земле.Какой ум настолько подлый, чтобы думать о том, что могло бы произойти, если бы не Бедфорд Форрест и его «невидимая», но победоносная армия.

    Восхваляя терроризм Клана, ветераны Конфедерации и их потомки проявили замечательную последовательность. Суть заключалась в господстве белых. Рабство не удалось. Тем не менее доминирование возобладало. Это был основной аргумент сенатора-демократа от Флориды Дункана Флетчера. «Дело не было полностью проиграно», — утверждал он в речи 1931 года перед Объединенными дочерьми Конфедерации:

    Юг боролся за сохранение целостности расы.Мы потеряли это? Мы боролись за сохранение свободного господства белых. Мы потеряли это? Штаты управляют людьми. Местное самоуправление, демократическое правительство, получается. Это не было потеряно. Права суверенных государств согласно Конституции признаются. Мы этого не потеряли. Я утверждаю, что то, что называется «Утраченным делом», было не так уж «утеряно», как иногда предполагают.

    Действительно не было. В течение столетия после Гражданской войны на Юге господствовало превосходство белых. К концу того века, когда активисты начали активно бросать вызов превосходству белых, его сторонники потянулись к знакомому символу.

    Вызовы флага были поддержаны вызовами самой Конфедерации. Но к тому времени неоконфедераты начали отказываться от своей открытой защиты рабства. Журнал United Daughters of the Confederacy Magazine утверждал, что:

    Джефферсон Дэвис, Роберт Э. Ли, Томас Джонатан Стоунволл Джексон, Натан Бедфорд Форрест, Рафаэль Семмес и 600 000 солдат и моряков Конфедерации не сражались за «Утраченное дело». Они сражались, чтобы отразить вторжение, и в защиту своих конституционных свобод, завещанных им их предками…

    Славное кроваво-красное боевое знамя Конфедерации, развевавшееся перед солдатами Конфедерации в более чем 2000 битвах, не является завоеванным знаменем.Это эмблема Свободы.

    Было уже неполитично объяснять точную природу этой свободы. Но в этом есть смысл, учитывая, что статья быстро превращается в нападение на десегрегацию:

    Поскольку решение Верховного суда от 17 мая 1954 года отменило то, что было Верховным законом страны в течение 75 лет, и объявило его неконституционным. Законы 17 штатов, в соответствии с которыми были созданы раздельные школьные системы, мыслящие люди пробудились от своей летаргии в отношении прав штата.

    В этом мы видим развитие того, что стало известно как аргумент «Наследие, а не ненависть». Смелая защита рабства устарела. Так уж вышло, что те, кто хвалил флаг, также были склонны хвалить популярные в то время инструменты превосходства белых.

    А потом были случаи, когда маска сползала. «Перестаньте смотреть на символы, — сказал представитель штата Южная Каролина Джон Грэм Альтман во время дебатов о судьбе флага в 1997 году. — Уходите и найдите работу. Хватит стрелять друг в друга.Хватит рожать внебрачных детей».

    Никки Хейли заслуживает похвалы за призыв убрать флаг Конфедерации. Она заслуживает критики за то, что назвала это удаление вопросом манеры. В настоящий момент попытка снять флаг рассматривается как вопрос вежливости, с которым разумные люди могут не согласиться. Флаг — это «болезненный символ», признает Дэвид Френч. Его удаление может «облегчить жизнь тем, кто действительно пострадал», пишет Ян Таттл. «Для многих это символ расовой ненависти», — написал в Твиттере Митт Ромни. Флаг был «неправомерно присвоен группами ненависти», утверждает сенатор от Южной Каролины Том Дэвис.

    Эта мифология нравов принята вместо мифологии Утраченного Дела. Но у него все еще есть большой недостаток, заключающийся в том, что он основан на лжи. Флаг Конфедерации не должен опускаться, потому что это оскорбительно для афроамериканцев. Флаг Конфедерации должен быть спущен, потому что он смущает всех американцев. Смущение не ограничивается самим флагом. Тот факт, что он все еще летает, что в 2015 году нужно будет обсуждать его значение, отражает невероятное невежество.Спустя полтора века после того, как был убит Линкольн, после того, как умерло 750 000 наших предков, американцы до сих пор не совсем понимают, почему.

    %PDF-1.3 1 0 объект > эндообъект 2 0 объект > эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 6 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 29 0 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > эндообъект 49 0 объект > эндообъект 50 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 52 0 объект > эндообъект 53 0 объект > эндообъект 54 0 объект > эндообъект 55 0 объект > эндообъект 56 0 объект > эндообъект 57 0 объект > эндообъект 58 0 объект > эндообъект 59 0 объект > эндообъект 60 0 объект > эндообъект 61 0 объект > эндообъект 62 0 объект > эндообъект 63 0 объект > эндообъект 64 0 объект > эндообъект 65 0 объект > эндообъект 66 0 объект > эндообъект 67 0 объект > эндообъект 68 0 объект > эндообъект 69 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 72 0 объект > эндообъект 73 0 объект > эндообъект 74 0 объект > эндообъект 75 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 78 0 объект > эндообъект 79 0 объект > эндообъект 80 0 объект > эндообъект 81 0 объект > эндообъект 82 0 объект > эндообъект 83 0 объект > эндообъект 84 0 объект > эндообъект 85 0 объект > эндообъект 86 0 объект > эндообъект 87 0 объект > эндообъект 88 0 объект > эндообъект 89 0 объект > эндообъект 90 0 объект > эндообъект 91 0 объект > эндообъект 92 0 объект > эндообъект 93 0 объект > эндообъект 94 0 объект > эндообъект 95 0 объект > эндообъект 96 0 объект > эндообъект 97 0 объект > эндообъект 98 0 объект > эндообъект 99 0 объект > эндообъект 100 0 объект > эндообъект 101 0 объект > эндообъект 102 0 объект > эндообъект 103 0 объект > эндообъект 104 0 объект > эндообъект 105 0 объект > эндообъект 106 0 объект > эндообъект 107 0 объект > эндообъект 108 0 объект > эндообъект 109 0 объект > эндообъект 110 0 объект > эндообъект 111 0 объект > эндообъект 112 0 объект > эндообъект 113 0 объект > эндообъект 114 0 объект > эндообъект 115 0 объект > эндообъект 116 0 объект > эндообъект 117 0 объект > эндообъект 118 0 объект > эндообъект 119 0 объект > эндообъект 120 0 объект > эндообъект 121 0 объект > эндообъект 122 0 объект > эндообъект 123 0 объект > эндообъект 124 0 объект > эндообъект 125 0 объект > эндообъект 126 0 объект > эндообъект 127 0 объект > эндообъект 128 0 объект > эндообъект 129 0 объект > эндообъект 130 0 объект > эндообъект 131 0 объект > эндообъект 132 0 объект > эндообъект 133 0 объект > эндообъект 134 0 объект > эндообъект 135 0 объект > эндообъект 136 0 объект > эндообъект 137 0 объект > эндообъект 138 0 объект > эндообъект 139 0 объект > эндообъект 140 0 объект > эндообъект 141 0 объект > эндообъект 142 0 объект > эндообъект 143 0 объект > эндообъект 144 0 объект > эндообъект 145 0 объект > эндообъект 146 0 объект > эндообъект 147 0 объект > эндообъект 148 0 объект > эндообъект 149 0 объект > эндообъект 150 0 объект > эндообъект 151 0 объект > эндообъект 152 0 объект > эндообъект 153 0 объект > эндообъект 154 0 объект > эндообъект 155 0 объект > эндообъект 156 0 объект > эндообъект 157 0 объект > эндообъект 158 0 объект > эндообъект 159 0 объект > эндообъект 160 0 объект > эндообъект 161 0 объект > эндообъект 162 0 объект > эндообъект 163 0 объект > эндообъект 164 0 объект > эндообъект 165 0 объект > эндообъект 166 0 объект > эндообъект 167 0 объект > эндообъект 168 0 объект > эндообъект 169 0 объект > эндообъект 170 0 объект > эндообъект 171 0 объект > эндообъект 172 0 объект > эндообъект 173 0 объект > эндообъект 174 0 объект > эндообъект 175 0 объект > эндообъект 176 0 объект > эндообъект 177 0 объект > эндообъект 178 0 объект > эндообъект 179 0 объект > эндообъект 180 0 объект > эндообъект 181 0 объект > эндообъект 182 0 объект > эндообъект 183 0 объект > эндообъект 184 0 объект > эндообъект 185 0 объект > эндообъект 186 0 объект > эндообъект 187 0 объект > эндообъект 188 0 объект > эндообъект 189 0 объект > эндообъект 190 0 объект > эндообъект 191 0 объект > эндообъект 192 0 объект > эндообъект 193 0 объект > эндообъект 194 0 объект > эндообъект 195 0 объект > эндообъект 196 0 объект > эндообъект 197 0 объект > эндообъект 198 0 объект > эндообъект 199 0 объект > эндообъект 200 0 объект > эндообъект 201 0 объект > эндообъект 202 0 объект > эндообъект 203 0 объект > эндообъект 204 0 объект > эндообъект 205 0 объект > эндообъект 206 0 объект > эндообъект 207 0 объект > эндообъект 208 0 объект > эндообъект 209 0 объект > эндообъект 210 0 объект > эндообъект 211 0 объект > эндообъект 212 0 объект > эндообъект 213 0 объект > эндообъект 214 0 объект > эндообъект 215 0 объект > эндообъект 216 0 объект > эндообъект 217 0 объект > эндообъект 218 0 объект > эндообъект 219 0 объект > эндообъект 220 0 объект > эндообъект 221 0 объект > эндообъект 222 0 объект > эндообъект 223 0 объект > эндообъект 224 0 объект > эндообъект 225 0 объект > эндообъект 226 0 объект > эндообъект 227 0 объект > эндообъект 228 0 объект > эндообъект 229 0 объект > эндообъект 230 0 объект > эндообъект 231 0 объект > эндообъект 232 0 объект > эндообъект 233 0 объект > эндообъект 234 0 объект > эндообъект 235 0 объект > эндообъект 236 0 объект > эндообъект 237 0 объект > эндообъект 238 0 объект > эндообъект 239 0 объект > эндообъект 240 0 объект > эндообъект 241 0 объект > эндообъект 242 0 объект > эндообъект 243 0 объект > эндообъект 244 0 объект > эндообъект 245 0 объект > эндообъект 246 0 объект > эндообъект 247 0 объект > эндообъект 248 0 объект > эндообъект 249 0 объект > эндообъект 250 0 объект > эндообъект 251 0 объект > эндообъект 252 0 объект > эндообъект 253 0 объект > эндообъект 254 0 объект > эндообъект 255 0 объект > эндообъект 256 0 объект > эндообъект 257 0 объект > эндообъект 258 0 объект > эндообъект 259 0 объект > эндообъект 260 0 объект > эндообъект 261 0 объект > эндообъект 262 0 объект > эндообъект 263 0 объект > эндообъект 264 0 объект > эндообъект 265 0 объект > эндообъект 266 0 объект > эндообъект 267 0 объект > эндообъект 268 0 объект > эндообъект 269 ​​0 объект > эндообъект 270 0 объект > эндообъект 271 0 объект > эндообъект 272 0 объект > эндообъект 273 0 объект > эндообъект 274 0 объект > эндообъект 275 0 объект > эндообъект 276 0 объект > поток xwNTH/Vw. PH\zf

    «Самоделавшиеся мужчины»

    Речь Фредерика Дугласа, написанная в 1872 году.

     

    Тема, объявленная для развлечения этим вечером, не нова. Человек в той или иной форме был частой и плодотворной темой для прессы, кафедры и трибуны. Эта тема обсуждалась под множеством привлекательных названий, таких как «Великие люди», «Представительные люди», «Особые люди», «Ученые люди», «Литераторы», «Успешные люди», «Гениальные люди». », и «Люди мира»; но под каким бы названием или обозначением, жизненно важный предмет обсуждения всегда был одним и тем же, а именно, сама человечность, и это в его самом широком и всеобъемлющем смысле.

    Тенденция к универсальному в таких рассуждениях совершенно естественна и все контролирует: ибо, когда мы рассматриваем, что такое человек в целом; каким он был; кем он стремится быть и чем он может еще стать, мудро и энергично развивая свои способности, мы видим, что это неотвратимо ведет к такому широкому взгляду на него как на предмет размышлений и исследований.

    Высказывание поэта о том, что «Настоящее изучение человечества есть человек», и послужившее отправной точкой столь многих лекций, эссе и речей, занимает свое место, как и все другие великие высказывания, потому что оно содержит великую истина и истина одинаково для всех возрастов и поколений людей.Оно всегда новое и никогда не может состариться. Оно не тускнеет от времени и не тускнеет от повторения; ибо человек, как в отношении самого себя, так и в отношении своего вида, сейчас и всегда будет центром неудовлетворенного человеческого любопытства.

    Удовольствие, которое мы получаем от любой области знания, в значительной степени связано с проблеском, который он дает нам о нашей собственной природе. Мы можем путешествовать далеко по суше и по морю, преодолевать любой климат, отваживаться на все опасности, выносить все трудности, испытать все широты и долготы; мы можем проникнуть в землю, прощупать океанские глубины и заглянуть в пустое небо нашими очками в погоне за другими знаниями; мы можем созерцать великолепный пейзаж, украшенный лесом, озером и рекой и усеянный мирными домами и тихими стадами; мы можем унестись в большие города, полные жизни и предприимчивости; мы можем смешаться с внушительным собранием богатства и власти; мы можем посетить залы, где Искусство творит свои чудеса в музыке, речи и красках и где Наука отпирает врата к более высоким планам цивилизации; но как бы ни были ярки краски, как очаровательна мелодия, как пышно и великолепно зрелище: сам человек, обративший взоры внутрь себя, на свои чудесные свойства и силы, превосходит их все. Единая человеческая душа, стоящая здесь, на границе, которую мы называем временем, созерцающая в безбрежности своего диапазона торжественное прошлое, которое нельзя ни вспомнить, ни переделать, вечно терзаемая конечными ограничениями, запутанная в бесконечных противоречиях, жадно стремящаяся вглядеться в невидимое. прошлое и пронзает облака и тьму вечно таинственного будущего, обладает притягательными для размышлений и изучения, более многочисленными и могущественными, чем все другие объекты под небом. Для человеческой мысли и исследования он шире всех видимых миров, выше всех высот и глубже всех глубин.Если бы меня попросили указать самое широкое и самое постоянное различие между человечеством и другими животными, это было бы следующее; их искреннее желание как можно полнее познать человеческую природу со всех ее сторон. Значение этого знания неизмеримо, и никакое другое человеческая жизнь не затрагивается и не окрашивается так. Ничто не может принести человеку столько счастья или столько горя, как сам человек. Сегодня он возносит себя до небес своими добродетелями и достижениями; завтра он поражает печалью и болью своими преступлениями и безрассудствами.Но будь то возвышенный или униженный, милосердный или нечестивый; будь то святой или злодей, священник или боец; если только он будет велик в своем роде, он будет неисчерпаемым источником интереса, как один из общего братства; ибо лучший человек находит в своей душе свидетельство родства с худшим, а худший с лучшим. Поставьте нас перед любой крайностью, и вы привлечете наше внимание и направите нас к серьезному созерцанию, ибо главное наше желание состоит в том, чтобы знать, что есть в человеке, и знать его во всех крайностях, концах и противоположностях, и для этого знания или желания этого, мы будем следовать за ним от ворот жизни до ворот смерти и за ними.

    От человека исходит все, что мы знаем или можем себе представить о небе и земле, времени и вечности. Он плодовитый создатель нравов, морали, религий и правительств. Он плетет их, как паук плетет свою паутину, и они бывают грубыми или тонкими, добрыми или жестокими, в зависимости от степени ума, достигнутой им в период их создания. Он заставляет нас с удивлением размышлять о его прошлом и обозревать его будущее с теми же чувствами, с которыми, как предполагается, Колумб смотрел на запад над морем.Это вера расы в то, что в человеке существуют далеко отдаленные континенты силы, мысли и чувства, которые еще предстоит открыть, исследовать, культивировать, сделать практическими и прославить.

    Г-н Эмерсон заявил, что естественно верить в великих людей. Правда это или нет, но мы верим в них и поклоняемся им. Видимый Бог Нового Завета открывается нам как человек со схожими с нами страстями. Мы ищем нашего самого мудрого и лучшего человека, человека, который красноречием или мечом заставляет нас верить в него таковым, и делаем его нашим вождем, пророком, проповедником и законодателем.Мы делаем это не потому, что он существенно отличается от нас, а потому, что он тождественен нам. Он является нашим лучшим представителем и отражает в колоссальном масштабе масштаб, к которому мы стремимся, наши высшие цели, цели, силы и возможности.

    Это естественное почтение ко всему великому, что есть в человеке, и это стремление обожествлять его и поклоняться ему, хотя и естественное и являющееся источником возвышения человека, не всегда оказывалось мудрым, но часто оказывалось далеко не мудрым.Она часто давала нам злого правителя вместо праведного, лжепророка вместо истинного, коррумпированного проповедника вместо чистого, воина вместо человека мира и искаженный и мстительный образ Бога вместо образа. справедливости и милосердия.

    Но я не ставлю здесь целью какую-либо всеобъемлющую и исчерпывающую теорию или философию или природу мужественности во всем диапазоне, который я указал. Я здесь, чтобы поговорить с вами об особом типе мужественности под названием «Мужчины, сделавшие себя сами».

    Я свободно признаю, что во многих отношениях в этом названии есть что-то вроде солецизма. Собственно говоря, в мире нет таких мужчин, которые сделали себя сами. Этот термин подразумевает индивидуальную независимость от прошлого и настоящего, которая никогда не может существовать.

    Наши лучшие и наиболее ценные приобретения были получены либо от наших современников, либо от тех, кто предшествовал нам в области мысли и открытий.Мы все либо просили, брали взаймы или крали. Мы пожинаем там, где другие посеяли, и то, что другие посеяли, мы собрали. По правде говоря, следует сказать, хотя это может и не согласовываться с самосознательной индивидуальностью и самомнением, что никакая природная сила характера, никакая глубина богатства и оригинальности не могут возвысить человека до абсолютной независимости от своих ближних. и ни одно поколение людей не может быть независимым от предшествующего поколения. Братство и взаимозависимость человечества охраняются и защищаются во всех отношениях.Я верю в индивидуальность, но люди в массе подобны волнам в океане. Высший уровень гения так же зависим, как и низший. Подобно высочайшим морским волнам, она черпает свою силу и величие в величии и необъятности океана, частью которого она является. Мы разные, как волны, но едины, как море. Делать что-то хорошо не обязательно означает способность делать все остальное одинаково хорошо. Если вы можете сделать в одном направлении то, чего не могу сделать я, то я могу в другом направлении сделать то, чего не можете сделать вы.Таким образом, баланс сил сохраняется сравнительно ровным, и поддерживается самодействующее братство и взаимозависимость.

    Тем не менее, название моей лекции в высшей степени характеризует класс и, кроме того, является подходящим и удобным для моей цели, иллюстрируя идею, которую я имею в виду. В порядке обсуждения я приму стиль старомодного проповедника и буду иметь «во-первых», «во-вторых», «в-третьих», «в-четвертых» и, возможно, «вывод».

    Мой первый вопрос: «Кто такие мужчины, которые сделали себя сами?» Второй вопрос: «Какова истинная теория их успеха?» Моя третья статья — «Преимущества, которые люди, добившиеся собственного успеха, извлекают из нравов и институтов своего окружения», а моя четвертая — «Основы критики, которой они как класс особенно подвержены».

    По первому пункту я могу сказать, что под термином «самостоятельные люди» я подразумеваю именно то, что в народном сознании этот термин имеет наименьшее значение.Самодельные люди — это люди, которые с особыми трудностями и без обычной помощи благоприятных обстоятельств достигли знания, полезности, власти и положения и узнали от самих себя, как лучше всего использовать жизнь в этом мире и в упражнения этих видов используются для воспитания достойного характера. Это мужчины, которые почти ничем не обязаны рождению, отношениям, дружескому окружению; к унаследованному богатству или к рано одобренным средствам образования; кто такие, какие они есть, без помощи каких-либо благоприятных условий, благодаря которым другие люди обычно поднимаются в этом мире и достигают больших результатов.На самом деле это люди, которые не воспитаны, но вынуждены выступить не только без добровольной помощи или дружеского сотрудничества общества, но часто открыто и с насмешкой бросая вызов всем усилиям общества и тенденциям общества. обстоятельства, чтобы подавить, задержать и подавить их. Это люди, которые в мире школ, академий, колледжей и других учебных заведений часто вынуждены из-за неблагоприятных обстоятельств получать образование в другом месте и среди неблагоприятных условий прокладывать себе путь к успеху и, таким образом, стать архитекторами своей удачи.Они в особом смысле в долгу перед самими собой. Если они прошли далеко, то они проложили дорогу, по которой шли. Если они поднялись высоко, то построили себе лестницу. Из глубины бедности такие часто выходили. С бездушных тротуаров больших и многолюдных городов; босые, бездомные и без друзей, они пришли. От голода, лохмотьев и нищеты пришли они; без матери и без отца, они пришли и могут прийти. Брошенный за борт полуночным штормом в широкий и бушующий бурей океан жизни; оставшись без веревок, досок, весел и спасательных кругов, они храбро боролись с хмурыми волнами и поднимались в безопасности и жизни там, где другие, снабженные лучшими приспособлениями для безопасности и успеха, падали в обморок, отчаивались и падали навсегда.

    Такие люди, как эти, находятся ли они в той или иной должности, будь то в колледже или на фабрике; будь то профессора или пахари; будь то кавказец или индиец; будь то англо-саксонец или англо-африканец, люди, которые сделали себя сами, и имеют право на определенную меру уважения за их успехи и за то, что они доказали миру величайшие возможности человеческой природы, какой бы ни была раса или цвет кожи.

    Хотя человек этого класса не должен претендовать на звание героя или на то, чтобы ему поклонялись как таковому, в его борьбе есть подлинный героизм, а в его триумфе есть что-то от величия и славы.Каждый такой успех – это пример и помощь человечеству. Это лучше, чем любое простое утверждение, дает нам уверенность в скрытых силах и ресурсах простой и беспомощной зрелости. Оно возвышает труд, вознаграждает усердие, уменьшает боль и депрессию, рассеивает уныние с чела обездоленного и усталость из сердца того, кто вот-вот упадет в обморок, и дает человеку возможность справиться с самыми грубыми и каменными трудностями, выпавшими на долю жизненной битвы. с более легким сердцем, с большими надеждами и большим мужеством.

    Но я сразу перехожу ко второй части моего предмета, которая касается Теории Самодельных Людей.

    «Чем мясом питается этот наш Цезарь, он так вырос?» Как получается, что крестьянин часто оказывается равным господину, а в беге жизни сыновья бедняка часто сравняются с сыновьями богатых и даже превзойдут их? Как это получается, что с поля часто приходят государственные деятели, равные тем, что из колледжа? К сожалению, должен сказать, что в этом интересном вопросе я не могу обещать ничего абсолютного или чего-либо, что было бы полностью удовлетворительным и убедительным.Бернс говорит:

    «Я вижу, как живут люди, которые богаты,
    Но наверняка бедняки могут быть ведьмами».

    Различное положение людей и то, как они по-разному используют свои силы и возможности в жизни, полны загадочных контрастов и противоречий. Здесь, как и везде, легко догматизировать, но не так просто определить, объяснить и продемонстрировать. Естественные законы для управления, благополучия и прогресса человечества кажутся равными и равными; но субъекты этих законов повсюду изобилуют неравенствами, разногласиями и контрастами.У нас не может быть фруктов без цветов, но у нас часто бывают цветы без фруктов. Обещание юности часто нарушается в мужественности, а настоящее мастерство часто приходит неожиданно и с неожиданных сторон.

    Сцена, представленная с этого ракурса, выглядит как тысяча стрел, выпущенных из одной точки и нацеленных на один и тот же объект. Объединенные в цели, они разделены в полете. Одни летают слишком высоко, другие слишком низко. Одни идут направо, другие налево. Одни летят слишком далеко, другие недостаточно далеко, и лишь немногие попадают в цель.Такова жизнь. Соединенные в колчане, они разделены в воздухе. Сочетаемые в состоянии покоя, они не имеют себе равных в действии.

    Когда мы пытаемся объяснить величие, мы никогда не приближаемся к истине ближе, чем это сделал величайший из поэтов и философов, когда он классифицировал условия величия: «Некоторые рождаются великими, некоторые достигают величия, а некоторым величие навязано им. ” Мы можем выбрать из этих трех отдельных объяснений и сделать то из них, которое нам нравится, наиболее заметным в нашем обсуждении.Многое, конечно, можно сказать о превосходных умственных способностях, и по некоторым причинам я должен твердо придерживаться этой теории, если бы не многочисленные примеры, которые кажутся и противоречат ей, а также удручающая тенденция, которую такая теория должна иметь для человечества в целом.

    В этой теории есть правда, но это не вся правда. Люди самых заурядных способностей, тем не менее, добились весьма приличного положения в мире и иногда показывали даже блестящие примеры успеха.С другой стороны, то, что называют гениальностью, часто оказывается на обочине, жалкой развалиной; тем более прискорбным и шокирующим, потому что с высоты, с которой он упал, и потерь и разорения, связанных с падением. Возможно, есть компенсация в разочаровании и в противоречии средств и целей, а также обещаний и результатов. Это подразумевает постоянное усилие со стороны природы, чтобы поддерживать равновесие между всеми своими детьми и сделать успех доступным как для самых скромных, так и для самых возвышенных.

    Из, по-видимому, самых неблагородных металлов мы получаем тончайшие колокольчики, и нас учат уважению от простой мужественности, когда мы видим, как из различных отбросов общества появляются люди, которых вполне можно считать гордостью и стражей. башни гонки.

    Сталь улучшается, если ее класть на влажную землю, и ржавая бритва становится острее после того, как отдает свой огарок грязи, в которой она была заброшена и забыта.Точно так же и человечество, хотя оно и лежало среди гаваней, покрытое пылью забвения и бедности, все же могло сохранять божественный импульс и элемент улучшения и прогресса. Естественно бунтовать против нищеты, но мы вполне можем ослабить губы презрения и презрения, когда стоим среди низших и презираемых, ибо из лохмотьев самой ничтожной колыбели может родиться великий человек, а это сокровище богаче, чем все богатства Востока.

    Я не думаю много о теории удачи людей, которые сделали себя сами.Он заслуживает лишь небольшого внимания и не имеет практической ценности. Яблоко, небрежно брошенное в толпу, может задеть одного человека, другого или никого. Вероятности точно такие же в этой теории несчастных случаев людей, которые сделали себя сами. Она отрывает человека от его собственных достижений, рассматривает его как существо случая и оставляет его без воли, мотива, амбиций и устремлений. Тем не менее теория случайности является одной из самых популярных теорий индивидуального успеха. В нем есть атмосфера таинственности, которая так нравится толпе, и, кроме того, она делает что-то, чтобы омрачить самоуспокоенность успешных людей.

    Это одна из самых простых и распространенных вещей в мире, когда за успешным человеком следует в его карьере всю жизнь и постоянно указывает на тот или иной конкретный случай удачи, который решил его судьбу и сделал его успешным. Если мы сами не великие, нам нравится объяснять, почему другие таковы. Мы скупы на похвалу заслугам, но щедры на похвалу случайности. Кроме того, человек чувствует себя измеримо великим, когда он может точно указать момент и обстоятельство, которые сделали его ближнего великим.Ему легко вообразить, что небольшая разница между ним и его другом — просто результат удачи. Повезло его другу, но вполне могло быть и ему самому. Кроме того, следующая лучшая вещь после успеха — обоснованное извинение за неуспех. Умаление для многих является лакомым кусочком. Превосходство, в котором он громко отказывает другим, он молча требует для себя. Он обладает средствами прикрыть малое славой великого. Он добавляет к неудаче то, что отнимает у успеха, и сокращает дистанцию ​​между теми, кто впереди, и теми, кто в тылу.Даже здесь наблюдается восходящая тенденция, достойная внимания и уважения. Кухня всегда является критиком гостиной. Разговор тех, кто внизу, — это разговор тех, кто наверху. Мы подражаем тем, кого почитаем и кем восхищаемся.

    Но главное возражение против этой очень удобной теории заключается в том, что, как и большинство других теорий, она призвана объяснять слишком много. Хотя он приписывает успех случаю и благоприятным обстоятельствам, он склонен не принимать во внимание очень разные способы, в которых разные люди используют свои обстоятельства и свои шансы.

    Фортуна может наполнить жизнь человека удачными обстоятельствами и счастливыми возможностями, но они, как мы все знаем, не принесут ему никакой пользы, если он не воспользуется ими мудро и энергично. Не имеет значения, что ветер попутный, а прилив в его разливе, если мореплаватель отказывается поднимать якорь и расстилать брезент по ветру. Золотой урожай созреет напрасно, если земледелец отказывается жать. Возможность важна, но усилия необходимы. «В делах людей есть прилив, который, взятый в момент его разлива, ведет к богатству»; но это должно быть взято в его потоке.

    В этой сфере человеческого бытия, как и везде, Наука распространяет свой широкий благотворный свет. По мере увеличения этого света зависимость от случайности или удачи суждено исчезнуть, а мудрость приспособления средств к целям становиться все более очевидной.

    Когда-то чаще, чем сейчас, можно было услышать, как люди религиозно приписывают свое счастье или несчастье непосредственно сверхъестественному вмешательству. Успех и неудача, богатство и бедность, ум и невежество, свобода и рабство, счастье и несчастье — все это было даровано или нанесено отдельным людям божественной рукой и во всех мудрых целях.Такими мыслителями человек был сделан очень незначительным агентом в своих собственных делах. Все это было делом Господа и дивным для человеческих глаз. Конечно, вместе с этим суеверием пришли гадалка, претендент на гадания и жрец-чудотворец, который мог спастись от голода молитвой легче, чем недосушиванием глубокой пахоты.

    В таком деле мудрецу мало пользы от алтаря или оракула. Он знает, что законы Бога совершенны и неизменны. Он знает, что здоровье поддерживается правильным образом жизни; что болезнь излечивается правильным применением лекарств; что хлеб производится путем обработки почвы; что знание достигается путем изучения; что богатство обеспечивается сбережениями, а сражения выигрываются сражением. Для него ленивый человек — это неудачник, а человек удачи — человек работы.

    «Вина, дорогой Брут, не в наших звездах,
    А в нас самих, что мы подчиненные.

    Когда мы находим человека, который поднялся выше нас; у кого более широкий кругозор, чем у нас, и небо с большим количеством звезд, чем у нас, мы можем знать, что он работал усерднее, лучше и мудрее, чем мы. Он бодрствовал, пока мы спали. Он был занят, пока мы бездействовали, и мудро улучшал свое время и таланты, в то время как мы тратили свое впустую. Пол Данбар, цветной поэт, хорошо сказал:

    «Нет проторенных путей к вершине славы,
    Нет известных правил компаньона величия;
    Каждый сам для себя должен проложить себе путь,
    И проложить свой путь вперед в бою.
    Гладкий путь к легкости и спокойному наслаждению,
    И мягок путь Ленивец избирает себе;
    Но тот, кто жаждет полного расцвета жизни
    Должен бороться во всех своих доспехах.
    Что бы ни тяготило его бремя,
    И сокрушить в пыль гору его гордыни.
    О! тогда с сильным сердцем пусть он все еще пребывает
    Ибо крутая дорога к славе.
    И не может он надеяться получить корону, которой завидуют
    Пока он не отбросит надвигающиеся скалы.

    Я уверен, что нет ничего хорошего, великого или желанного, которым человек может обладать в этом мире, что не достигается каким-либо трудом физическим или умственным, нравственным или духовным. Иногда человек получает что-то даром, но в его руках это ничего не значит. То, что верно в мире материи, в равной степени верно и в мире разума.Без культуры не может быть роста; без усилия нет приобретения; без трения, без полировки; без труда нет знания; без действия нет прогресса и без конфликта нет победы. Человек, который ложится ночью глупым, надеясь, что утром проснется мудрым, встанет утром, как лег вечером.

    Вера в отсутствие работы, кажется, ничего не стоит. Проповедник, которому легче молиться о знании, чем напрягать свой мозг изучением и применением, обнаружит, что его прихожане становятся намного меньше, а его паства ищет в другом месте свою духовную и умственную пищу.В старые рабовладельческие времена цветные служители несколько выделялись пылкостью, с которой они молились о знании, но не казалось, что они примечательны каким-либо замечательным успехом. На самом деле те, кто молился громче всех, казалось, получали меньше всего. Они думали, что если откроют рот, то насытятся. Результатом было изобилие звука при большой скудости смысла.

    Не только в человеческом опыте, но и в природе мы находим воплощение той истины, на которой я настаивал.Отец мой работает, и Спаситель, и я тоже работаю. В каждом представлении, которое мы получаем о совершенствах вселенной; смотрим ли мы на яркие звезды в мирном голубом куполе над нами или на длинную береговую линию океана, где земля и вода ведут вечный конфликт; чем меньше учат, тем же; это бесконечное действие и противодействие. Те прекрасно округлые камешки, которые вы собираете в здравом уме и которые вы держите в руке и восхищаетесь их исключительной гладкостью, были высечены в свои разнообразные и изящные формы непрерывным действием бесчисленных волн.Природа сама великий труженик и никогда не терпит без определенного порицания никакого противоречия ее мудрому примеру. Бездействие сменяется стагнацией. За застоем следует мор, а за мором следует смерть. Генерал Батлер, занятый своей метлой, мог бы вымести желтую лихорадку из Нового Орлеана, но этот ужасный разрушитель вернулся, когда генерал и его метла были убраны, и люди, пренебрегая санитарной мудростью, продолжали приписывать Божеству то, что было просто обязано грязи. .

    Из этих замечаний будет видно, что, допуская только обычные способности и возможности, мы можем объяснить успех главным образом одним словом, и это слово — РАБОТА! РАБОТАЙ!! РАБОТАЙ!!! РАБОТАЙ!!!! Не скоротечное и порывистое усилие, а терпеливое, стойкое, честное, неустанное и неутомимое дело, в которое вкладывается все сердце и которое и в делах мирских, и в делах духовных есть истинный чудотворец.Каждый может воспользоваться этой чудесной силой, если захочет. Нет королевской дороги к совершенству. Конечно, никто не должен ждать, пока какой-нибудь друг подложит ему под ноги доску для прыжков, на которой он сможет легко прыгать с первого витка их лестницы вперед и вверх к ее самому высокому витку. Если он будет ждать этого, то может ждать долго, а может быть, и вечно. Тот, кто не считает себя достойным спасения от бедности и невежества своими собственными усилиями, вряд ли будет считаться достойным усилий кого-либо другого.

    Урок, преподанный в этот момент человеческим опытом, заключается просто в том, что человеку, который встанет, помогут подняться; а тому, кто не встанет, будет позволено лечь. Это правило может показаться несколько суровым, но в своем общем применении и действии оно мудро, справедливо и благотворно. Я не знаю другого правила, которым можно было бы заменить его, не вызывая социального хаоса. Личная независимость — это добродетель, и это та душа, из которой вырастает самая крепкая мужественность.Но не может быть независимости без большой доли самостоятельности, и эту добродетель нельзя даровать. Его нужно развивать изнутри.

    Меня спросили: «Как эта теория повлияет на негра?» и «Что делать в его случае?» Мой общий ответ: «Дайте негру честную игру и оставьте его в покое. Если он жив, хорошо. Если он умрет, тоже хорошо. Если он не может встать, пусть позовет».

    Яблоко должно иметь достаточную силу и жизненную силу, чтобы держаться, иначе оно упадет на землю, где ему и место.Преобладает и должно преобладать сильнейшее влияние. Если жизненная связь плода разорвана, глупо привязывать стебель к ветке или ветку к дереву или укрывать плод от ветра. Точно так же неразумно поднимать с земли голову, которая должна падать еще тяжелее, когда помощь прекращается. Поступай правильно, даже если небеса рухнут; но не упадут.

    Я сказал: «Дайте негру честную игру и оставьте его в покое». Я имел в виду все, что сказал, и гораздо больше, чем некоторые понимают под честной игрой.Нечестно начинать жизнь негра из ничего и ни с чем, в то время как другие начинают с преимуществом на тысячу лет позади себя. Его следует измерять не высотами, которых достигли другие, а глубинами, из которых он вышел. Для любого приспособления печатей сравнения честная игра требует, чтобы к варварству, от которого исходил негр, были добавлены двести лет, отягощенные человеческим рабством. Если бы американский народ построил школу в каждой долине Юга и церковь на каждом склоне холма и снабдил бы одну учителями, а другую проповедниками, то на сто лет вперед они не дали бы честной игры негр.

    Ближайший способ отомстить негру за прошлое — воздать ему должное в настоящем. Распахните перед ним двери школ, фабрик, мастерских и всех механических производств. Ради его собственного благополучия дайте ему возможность делать все, что он может делать хорошо. Если он потерпит неудачу, пусть потерпит неудачу! Однако я могу заверить вас, что он не подведет. Он уже доказал это. Как солдат он доказал это. С тех пор он доказал это трудолюбием и трезвостью, а также приобретением знаний и собственности.Он почти единственный успешный земледелец Юга и быстро становится владельцем земли, ранее принадлежавшей его старому хозяину и старому господствующему классу. В тысяче случаев он подтвердил мою теорию самодельных мужчин. Он хорошо выполнил задание по изготовлению кирпичей без соломы: теперь дайте ему солому. Дайте ему все возможности для честной и успешной жизни и во всех достойных занятиях принимайте его как мужчину среди людей.

    Я косвенно признал, что работа сама по себе не является единственным объяснением самодельных людей или секрета успеха. Трудолюбие, конечно, есть внешняя и видимая причина успеха, но что есть причина трудолюбия? В ответе на этот вопрос легко указать один элемент, и этот элемент есть необходимость. Теккерей очень мудро замечает, что «все люди настолько ленивы, насколько могут себе это позволить». Нельзя полагаться на то, что люди будут работать, когда их просят работать бесплатно. Они не только настолько ленивы, насколько могут себе это позволить, но я нашел многих, кто был намного ленивее. Все мы ненавидим надсмотрщика, но все люди, какими бы трудолюбивыми они ни были, либо завлекаются, либо плетутся по свету, и мы были бы ленивым, ни на что не годным набором, если бы нас так не заманивали и не стегали.

    Необходимость — не только мать изобретательности, но и движущая сила усилий. Присутствие какой-нибудь насущной, щемящей, властной необходимости часто не только толкает человека к изумительному напряжению, но и к ощущению обладания внутри себя силами и средствами, которые дремали в течение долгой жизни, неведомые ему самому. и никогда не подозревался другими. Человек никогда не узнает силы своей хватки, пока от этого не зависят жизнь и здоровье. Что-то, вероятно, будет сделано, когда что-то должно быть сделано.

    Если вы хотите сделать своего сына беспомощным, вам не нужно калечить его пулей или дубинкой, а просто поставить его вне досягаемости необходимости и окружить его легкостью и роскошью. Этот эксперимент часто проводился и редко терпел неудачу. Как правило, там, где обстоятельства больше всего делают для людей, там человек меньше всего делает для себя; и где человек меньше всего делает, там меньше всего он сам. То, что он делает или не делает, создает или разрушает его.

    Под африканской пальмой человек без труда находит пищу, одежду и кров.Для него природа сделала все, а он ничего не сделал. В результате слава Африки в ее руках, а не в ее мужчинах.

    В поисках мужественности отправляйтесь не в те восхитительные широты, где «лето цветет круглый год», а скорее на суровый Север, в Мэн, Нью-Гэмпшир и Вермонт, в самые холодные и суровые уголки Новой Англии, где мужчины обрабатывают огороды порохом, взрывают камни, чтобы найти места для посадки картофеля; где шесть месяцев в году земля покрыта снегом и льдом. Отправляйтесь в штаты, из которых Дэниел Вебстер считал достаточно хорошими для эмиграции, и там вы найдете высший тип американской физической и интеллектуальной мужественности.

    К счастью для человечества, труд не только доставляет блага, ради которых он затрачен, но и увеличивает свои собственные ресурсы и совершенствует, оттачивает и укрепляет свои собственные инструменты.

    Основным условием, при котором люди обладают и сохраняют силу и мастерство, является усилие.Природа не использует неиспользованную энергию. Она не терпит пустоты. Она не допускает упреждения без оккупации. Каждый орган тела и разума используется по-своему и совершенствуется от использования. «Лучше изнашиваться, чем ржаветь» — это здравая философия, а также здравый смысл. Глаз часовщика сильно нагружен интенсивным светом и усилиями, необходимыми для того, чтобы видеть мельчайшие предметы, однако он остается ясным и острым еще долго после того, как глаза других людей потерпели неудачу. На Remington Rifle Works мне сказали нанятые там рабочие, которым приходится выпрямлять стволы винтовок, пропуская сквозь них яркий свет, что благодаря этой практике, какой бы суровой она ни казалась, их глаза стали сильнее.

    Но то, что делают руки, нужно делать серьезно. Природа не терпит половинчатости. Кто хочет крепких рук, тот не должен при виде первой мозоли отбрасывать лопату, грабли, широкий топор или мотыгу; ибо волдырь является первичным условием необходимой твердости. Бросить работу — значит не только выбросить средства к успеху, но и расстаться со способностью работать. Чтобы хорошо ходить, нужно идти, а чтобы работать легко и эффективно, нужно работать дальше.

    Таким образом, закон труда действует сам по себе, благодетелен и совершенен; повышение мастерства и способностей в соответствии с усилием. Верное, серьезное и продолжительное трудолюбие дает силу уму и легкость в руке. В определенных пределах, чем больше человек делает, тем больше он может сделать.

    Немногие люди когда-либо достигают в каком-либо одном направлении пределов своих возможностей. Как в коммерции, так и здесь правит соотношение спроса и предложения.Наши механические и интеллектуальные силы увеличиваются или уменьшаются в зависимости от предъявляемых к ним требований. Тот, кто использует больше всего, будет иметь больше пользы. Такова философия притчи о десяти талантах. Это применимо здесь, как и везде. «Имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет».

    Напряжение мышц или ума только ради удовольствия и развлечения не может принести ничего подобного хорошим результатам серьезного труда. В таком напряжении отсутствует элемент долга.Чтобы в совершенстве играть на любом сложном инструменте, нужно играть долго, кропотливо и серьезно. Хотя поначалу это будет развлечением, в конце это должно стать трудом, если достигнуто хоть какое-то мастерство. Если играть для собственного удовольствия, исполнение доставит мало удовольствия кому-либо другому и в конце концов станет довольно тяжелым и сухим удовольствием для самого себя.

    В этом отношении нельзя получить намного больше, чем отдать. Люди могут обманывать своих соседей и могут обманывать самих себя, но они не могут обмануть природу.Она будет платить только ту зарплату, которую честно зарабатывает.

    Идея усилия, конечно, включает силу духа и настойчивость. Мы все встречали класс людей, весьма замечательных по своей активности, но все же мало преуспевших в жизни; люди, которые в своем шумном и импульсивном стремлении к знаниям никогда не выходят за пределы внешней оболочки идеи из-за недостатка терпения и настойчивости, чтобы докопаться до сути; люди, которые все начинают и ничего не завершают; которые видят, но не видят; которые читают, но забывают прочитанное и ведут себя так, как будто не читали; которые путешествуют, но никуда не идут и не могут поделиться ничем ценным, когда вернутся.Таким людям может быть навязано величие, но они никогда не достигнут величия.

    Как золото в горах скрыто в огромных и кремнистых скалах, так и самые ценные идеи и изобретения часто окутаны сомнениями и неуверенностью. Печатный станок, швейная машина, железная дорога, телеграф и локомотив теперь достаточно просты, но кто может измерить терпение, настойчивость, силу духа, изнурительный труд и мозговой пот, которые произвели эти чудесные и незаменимые дополнения к нашей современной цивилизации.

    Моя теория людей, которые сделали себя сами, заключается в следующем: они люди труда. Независимо от того, достигли ли такие люди материального, морального или интеллектуального совершенства, добросовестный, неуклонный и настойчивый труд является лучшим, если не единственным, объяснением их успеха. Но воздавая таким образом похвалы промышленности как главному фактору производства и культуры самодельных людей, я не исключаю и других факторов проблемы. Я только делаю их подчиненными.Другие агентства сотрудничают, но это главное, без которого все другие не справятся.

    Леность и неудача могут дать себе тысячу оправданий. Как часто мы слышим, как люди говорят: «Если бы у меня была голова того или руки того; здоровье этого или сила того; шансы того или иного, я мог бы быть тем, тем или другим; и многое другое в том же духе.

    Крепкое физическое здоровье и неповрежденные умственные способности очень желательны, если не абсолютно необходимы.Но человеку не нужно быть физическим гигантом или интеллектуальным вундеркиндом, чтобы проложить сносный путь в мире. Здоровье и сила души имеют гораздо большее значение, чем здоровье тела, даже если рассматривать их как средство достижения мирских результатов. Душа — это главное. Человек может делать очень многое; некоторые легко, некоторые с трудом, но он не может построить надежный корабль из гнилого дерева. Ее модель может быть безупречной; его рангоуты могут быть самыми лучшими, а брезент — самым белым, и флаги всех наций могут быть сдвинуты с мачты, но он пойдет ко дну в первую же бурю.Так и с душой. Какими бы ни были его предположения, если ему не хватает принципов чести, честности и привязанности, он тоже рухнет при первой же буре. А когда душа потеряна, все потеряно. Весь человеческий опыт снова и снова доказывает, что всякий успех, достигаемый посредством подлости, обмана, обмана и бесчестия, есть не что иное, как пустота и будет только мучением для его обладателя.

    Пусть нравственно сильные, хотя и физически слабые, не отказываются от борьбы жизни.Для такого счастья в мире есть и место, и шанс. Высшие заслуги перед человеком и богатейшие награды работнику не зависели всецело от физической силы. Чем выше уровень цивилизации, тем больше возможностей у слабых и немощных. Общество и цивилизация движутся согласно небесному порядку. «Не духовное первично, а природное. После этого то, что духовно». Порядок прогресса — это, во-первых, варварство; потом цивилизация.Варварство представляет собой физическую силу. Цивилизация представляет собой духовную силу. Первичное состояние, состояние варварства, не знает иного закона, кроме закона силы; не правильно, но может. В этом состоянии общества или, вернее, отсутствия общества человек разума оттесняется человеком мускулов. Кит Карсон, живущий далеко на границе цивилизации, ловко обращающийся со своим охотничьим ножом, винтовкой и дубинкой, легко становится героем; но волны науки и цивилизации, катящиеся по западным прериям, вскоре не оставляют ему места для его варварских свершений. Кит лишен своей славы. Требуется более высокий тип мужественности.

    Когда свирепые звери и дикие обитатели рассеяны, а грубость природы побеждена, мы приветствуем более мягкие методы и более мягкие инструменты для служения человечеству. Здесь гонка не для быстрых и битва не для сильных, но цена становится доступной для тех, кто не быстр и не силен. Никому не нужно отчаяние. Здесь есть место и работа для всех: и для слабых, и для сильных.Деятельность есть закон для всех, и ее награды открыты для всех. Огромные приобретения и великолепные достижения делают честь людям слабого телосложения и худощавого телосложения. Ченнинг был физически слаб. Мильтон был слеп. Монтгомери был маленьким и женоподобным. Но эти люди были для мира больше, чем тысяча Сампсонов. Миссис Стоу была бы ничто среди медведей гризли Скалистых гор. Мы вряд ли будем просить ее о помощи при подъеме амбара или спуске корабля на воду; но когда великое национальное зло должно было быть устранено; когда нужно было тронуть сердце нации; когда целая страна должна была быть выкуплена и возрождена, а миллионы рабов обращены в свободных людей, цивилизованный мир не знал земной силы, равной ее.

    Но другой элемент секрета успеха требует слова. Этот элемент — порядок, систематическое усилие. Мы добиваемся успеха не только благодаря кропотливому напряжению наших способностей, будь они малы или велики, но благодаря их регулярному, вдумчивому и систематическому упражнению. Порядок, первый закон неба, сам по себе является силой. Битва почти проиграна, когда ваши линии в беспорядке. Регулярные, упорядоченные и систематические усилия, которые осуществляются без трения и ненужной потери времени или сил; в котором есть место для всего и все на своем месте; который точно знает, где начинать, как продолжать и где заканчивать, хотя и не отмечен экстраординарными затратами энергии или активности, будет творить чудеса не только в плане достижений, но и в увеличении способностей человека.Это сделает слабого сильным, а сильного — сильнее; простой человек мудр, а мудрец еще мудрее, и обеспечит успех благодаря силе и влиянию, принадлежащим привычке.

    С другой стороны, какими бы дарованиями и способностями ни обладал человек; неважно, хотя бы его ум был высочайшего порядка и приспособлен к самым благородным достижениям; тем не менее, без этих систематических усилий его гений будет служить только огню из стружки, который скоро вспыхнет и скоро погаснет.

    Спонтанность имеет особое очарование, и судорожные проявления гениальности в речи или в действии восхитительны; но успех, достигнутый ими, непрочен и непрочен. Я спросил человека, который в течение почти сорока лет был выдающимся оратором Новой Англии, были ли его речи импровизированными? Они текли настолько плавно, что у меня были сомнения по этому поводу. Он ответил: «Нет, я тщательно обдумываю и пишу свои речи, прежде чем произносить их». Когда такой человек поднимается, чтобы говорить, он знает, что собирается сказать.Когда он говорит, он знает, что говорит. Когда он уходит с трибуны, он знает, что сказал.

    Есть еще один элемент, существенный для успеха, а именно: господствующий объект и ощущение его важности. Сила действия зависит от силы мотива. Колеса локомотива бездействуют на рельсах, пока не почувствуют движущую силу пара; но когда это применяется, весь тяжелый поезд приходит в движение. Но энергия не должна быть потрачена впустую. Человек может распорядиться своей жизнью так же, как Пэдди распорядился своим порохом: ни к чему не стремиться и каждый раз попадать в цель.

    Если бы каждый человек в мире добросовестно трудился, нам не понадобилось бы тысячелетие. Мир наполнился бы изобилием, и исчезло бы искушение злом в тысяче направлений. Но работа не часто берется ради нее самой. Рабочий сознает объект, достойный усилий, и работает ради этого объекта; не за то, что он для нее, а за то, что она для него.Не всех двигают одни и те же объекты. Счастье является целью некоторых. Богатство и слава являются объектами других. Но богатство и слава недосягаемы для большинства людей, и, следовательно, для них они не являются мотивирующими объектами. К счастью, однако, личное, семейное и соседское благополучие стоят рядом со всеми нами и полны возвышенного вдохновения к серьезным усилиям, если только мы откликнемся на их влияние.

    Я не хочу, чтобы моя лекция стала проповедью; но если бы это было допустимо, я бы упрекнул растущую склонность к спорту и удовольствиям. Время, деньги и силы, посвященные этим фантомам, изгонят тьму и голод из каждого очага на нашей земле. Множество людей, не сознающих никакого контролирующего объекта в жизни, порхают, как птицы, от точки к точке; то здесь, то там; и так ничего не доделать, ни туда ни сюда.

    «Ибо наслаждения подобны раскидистым макам,
    Ты хватаешь цветок, его цвет осыпается!
    Или, как снег в реке,
    Мгновенье белое — потом растает навсегда;
    Или как раса бореалис,
    Которые порхают, прежде чем вы можете указать их место;
    Или как прекрасная форма радуги
    Исчезающая среди бури.—”

    Больше всего знают об удовольствии те, кто меньше всего его ищет, и меньше всего те, кто больше всего его ищет. Подушка мягка для того, кто на ней сидит, но редко. мужчины за стульями в Саратоге и Ньюпорте обедают лучше, чем мужчины в них. Мы не можем служить двум господам. Когда мы здесь, мы не можем быть там. Если мы принимаем легкость, мы должны расстаться с аппетитом. Фунт перьев так же тяжел, как фунт железа, и примерно так же тверд, если вы достаточно долго сидите на нем. Музыка восхитительна, но слишком много ее ранит ухо, как пила.Салон для ленивых становится кремнем; и для него самые вкусные блюда теряют свой вкус.

    «Правда, им не нужно ни голодать, ни потеть, Сквозь зимнюю кашу или кипящий зной; Но человеческие тела — sic дураки, Для всех их колледжей и школ, Что, когда настоящие беды сбивают их с толку, Они сами себе досаждают.

    Но трудолюбивый человек находит настоящее удовольствие. Он находит ее в таких качествах и количествах, в которых сбитый с толку искатель удовольствий всегда чужд.Он находит ее в хорошо построенном доме, в хорошо возделанной ферме, в хорошо хранимых книгах, в хорошо исписанной странице, в хорошо выраженной мысли, во всех улучшенных условиях жизни вокруг него и во всякой полезной работе, момент, занять его время и энергию.

    Я дам вам, в одном простом заявлении, моя идея, мое наблюдение и мой опыт главного агента в успехе самодельных мужчин. Это не удача и не большие умственные способности, а правильно направленный, честный труд.«Трудись и верь!» был девиз Джона Куинси Адамса, и его президентство в республике доказало его мудрость, а также его истинность. Великий в своих возможностях, великий в своих умственных способностях и великий в своих отношениях, он был еще больше в настойчивом и неутомимом трудолюбии.

    Примеров успешного самовоспитания и самопомощи в условиях больших трудностей и разочарований предостаточно, и они подтверждают теорию успеха, представленную столь слабо и с доморощенным здравым смыслом.Например: Хью Миллер, чья оплакиваемая смерть покрыла горы и долины его родины широкой тенью печали, едва рассеявшейся, был великим примером успеха упорной преданности работе и приобретению в условиях больших трудностей. знаний. В стране, заслуженно славившейся своими школами и колледжами, он, подобно Роберту Бернсу, несравненному сыну песни Шотландии, был истинным сыном науки, как и Бернс песни. Он был своим собственным колледжем. Земля была его школой, а камни были его школьным учителем.Вне всех научных учреждений своей страны и работая резцом и молотком в качестве каменщика, этот человек буквально убил двух зайцев одним выстрелом; ибо он зарабатывал на хлеб насущный и в то же время сделал себя выдающимся геологом и подарил миру книги, которые можно найти во всех публичных библиотеках и которые полны вдохновения для искателя истины.

    Случай с Хью Миллером мало чем отличается от нашего Элиу Берритта. Истинное сердце согревает восхищение энергией и настойчивостью, проявленными этим человеком в стремлении к знаниям.Мы зовем его «Ученый кузнец», и это звание было справедливо заслужено и заслужено. Над полированной наковальней и пылающим горном; среди дыма, пыли и штампов кузнечного цеха; Говорят, что среди пылающих костров и шипящих искр, стуча молотом по раскаленной стали, этот отважный сын тяжелого труда овладел двадцатью разными языками, живыми и мертвыми.

    Удивительно, какими малыми средствами, в области серьезных усилий, были достигнуты большие результаты.То, что ни дорогостоящее оборудование, ни переполненные библиотеки не обязательно требуются серьезному ученику самокультуры, было замечательным образом продемонстрировано Луи Кошутом. Этот прославленный патриот, ученый и государственный деятель приехал в нашу страну с дальнего востока Европы, в совершенстве владея английским языком. Он говорил на нашем сложном языке с красноречием столь же величавым и величественным, как у лучших американских ораторов. Когда его спросили, как он овладел столь чуждым ему языком, он сказал нам, что его школьный дом был австрийской тюрьмой, а его школьные учебники — Библия, Шекспир и старый английский словарь.

    Наряду с великим венгром позвольте мне назвать короля американских самодельных мужчин; человек, который поднялся выше всего и дольше всех будет помниться как самый популярный и любимый президент со времен Вашингтона — АВРААМ ЛИНКОЛЬН. Этот человек пришел к нам не из школ и не из роскошных особняков, а из глухих лесов. Он освоил грамматику при свете факела из соснового дерева. Сила духа и трудолюбие, которые днем ​​могли расколоть рельсы, а ночью выучить грамматику у очага избы и под зыбким блеском соснового сучка, подготовили этого человека к служению своей стране человечеству, которое только самое возвышенный мог бы исполнить.

    Приведенные до сих пор примеры принадлежат к европеоидной расе; но и африканской расе мы обязаны примерами столь же достойными и вдохновляющими. Бенджамин Баннекер, человек африканского происхождения, родившийся и выросший в штате Мэриленд и современник великих деятелей революции, достоин того, чтобы быть упомянутым среди самых высоких представителей своего класса. Он был рабом, лишенным всех тех вдохновляющих побуждений, которые свобода, честь и отличие доставляют усилиям; и все же этот человек получил английское образование; стал образованным математиком, был отличным геодезистом, помогал планировать город Вашингтон и добился почетного признания со стороны некоторых из самых выдающихся ученых и государственных деятелей тех первых дней республики.

    Интеллект негра был тогда, как и сейчас, предметом научных исследований. Мистер Джефферсон, наряду с другими государственными деятелями и философами, хотя и считал рабство злом, довольно низко оценивал умственные способности негра. Он думал, что негр может научиться музыке и языку, но что математика для него совершенно немыслима.

    В ходе этих дебатов Бенджамин Баннекер появился на сцене и оказал материальную помощь в поднятии своей расы на более высокий уровень, чем тот, в котором она рассматривалась ранее.Баннекер был не только искусным писателем, но, как и Джефферсон, он был философом. Услышав мнение мистера Джефферсона об интеллекте негра, он не обиделся, а спокойно направил этому государственному деятелю письмо и копию альманаха, для которого он сделал астрономические расчеты. Ответ мистера Джефферсона — это высшая похвала, которую я хочу воздать этому черному человеку, добившемуся всего своими руками. Он краток, и я с большим удовольствием представляю его.

    Господин:

    Искренне благодарю вас за ваше письмо и содержащийся в нем альманах.Никто больше, чем я, не желает видеть таких доказательств, которые вы представляете, что природа дала нашим чернокожим братьям таланты, равные талантам других цветных людей, и что кажущаяся нехватка их объясняется главным образом унизительными условиями жизни. их существование в Африке и Америке. Я взял на себя смелость послать ваш альманах мсье Кордозе, секретарю Академии наук в Париже и члену Филантропического общества, потому что я считал его документом, на который вся ваша раса имела право, для их оправдания против сомнения тешили их.

    С уважением, сэр,
    Ваш покорнейший слуга,
    ТОМАС ДЖЕФФЕРСОН.

    Такое впечатление произвел интеллигентный негр на отца американской демократии в ранние и лучшие годы республики. Я хотел бы произвести такое же впечатление на детей американской демократии этого поколения. Джефферсон не стыдился называть чернокожего своим братом и обращаться к нему как к джентльмену.

    Мне жаль, что Баннекер не был полностью черным, потому что в Соединенных Штатах считается, что малейшего примеси тевтонской крови достаточно, чтобы объяснить значительную степень интеллекта, обнаруживаемую под любым возможным цветом кожи.

    Но Баннекер — не единственный цветной пример, который я могу привести. Хотя я с искренней гордостью обращаюсь к Баннекеру, жившему сто лет назад и взывающему к его помощи, чтобы остановить волну унижения и презрения, которую гордость и предубеждение излили на цветную расу, я также могу привести примеры такой же энергии в наш собственный день.

    Уильям Дитц, чернокожий из Олбани, штат Нью-Йорк, с которым я был лично знаком и о котором я могу говорить на основании фактических данных, является одним из таких. Этот человек благодаря трудолюбию, верности и общим способностям к деловым делам поднялся от скромного звания домашнего слуги в семье Дадли из этого города до единственного управляющего фамильным имением, оцениваемым в три миллиона долларов.

    Принято утверждать, что негр изобрел что угодно и что, если его сегодня вычеркнуть из жизни, через двадцать лет не останется ничего, что могло бы сказать о его существовании.Ну, этот черный человек; ибо он был определенно и совершенно черным; не частично, а целиком черный; человек, которого несколько лет назад некоторые из наших ученых этнологов вычитали бы из рода человеческого и которого некий председатель Верховного суда выгнал бы без суда как существо, не имеющее прав, которые белые люди обязаны уважать, был одним из самых лучших рисовальщиков и дизайнеров в штате Нью-Йорк. Мистер Дитц был не только архитектором, но и изобретателем. В этом он прямо противоречил клеветникам своей расы.Благородный железнодорожный мост, ныне перекинутый через реку Гудзон в Олбани, во всех основных чертах был спроектирован Уильямом Дитцем. Основное возражение против моста через эту торговую магистраль заключалось в том, что он мешает навигации. Из всех представленных проектов проект Дитца вызывал наименьшие возражения в этом отношении и в основных чертах был принят. Г-н Дитц также разработал план строительства надземной железной дороги на Бродвее в Нью-Йорке. Серьезным возражением против железной дороги на этой знаменитой магистрали тогда, как и сейчас, были шум, пыль, дым, препятствия и опасность для жизни и здоровья, связанные с этим.Дитц попытался устранить все эти возражения, предложив эстакаду, план которой был в то время опубликован в Scientific American и получил высокую оценку редактора этого журнала. Тогдашние читатели журнала Scientific American читали этот отчет об изобретательности Уильяма Дитца, но не знали, как я, что мистер Дитц был чернокожим. Ни в его имени, ни в его работах не было ничего, что указывало бы на американское представление о цвете.

    Среди моих мрачных примеров я не могу назвать никого с большим удовлетворением, чем Туссена Л’Увертюра, героя Санто-Доминго. Хотя родился рабом и держал раба до пятнадцати лет; хотя, как и Баннекер, он был чернокожим и не обнаруживал и следа кавказской примеси, история доносит его до нас как храброго и великодушного солдата, мудрого и сильного государственного деятеля, пламенного патриота и успешного освободителя своего народа и своей страны.

    Современники этого вождя Хатьен рисуют его без единого морального пятна; в то время как друзья и враги одинаково наделяют его высочайшими способностями.В его восхвалениях ни одному современному герою не повезло больше, чем Туссену Увертюре. История, поэзия и красноречие соперничали друг с другом, чтобы воздать ему должное. Водсворт и Уиттиер в характерных стихах окружили его чело ореолом немеркнущей славы, а Филлипс вознес его среди богов в чем-то вроде огненной колесницы Илии.

    Свидетельства этих и тысячи других, вышедших из недр общества, подтверждают теорию о том, что трудолюбие является наиболее могущественным фактором успеха людей, добившихся собственного успеха, и таким образом возвышает достоинство труда; ибо каковы бы ни были чьи-либо природные дарования, успех, как я уже сказал, обусловлен главным образом этим великим средством, открытым и бесплатным для всех.

    Несколько слов о третьем пункте, предложенном в начале этой статьи; а именно, дружеское отношение и влияние американских идей и институтов на этот класс людей.

    Америка считается, и не без оснований, главным домом и покровителем людей, добившихся успеха самостоятельно. Здесь перед ними распахиваются все двери. Они могут претендовать на любую должность. Дворы, сенаты и кабинеты расстилают для своих ног богатые ковры, и они стоят среди наших передовых людей на каждой почетной службе.Многие причины облегчили подъем и процветание этого класса, и первая среди этих причин — общая респектабельность труда. Ищите где хотите, нет на земном шаре страны, где так уважают труд и так почитают рабочего, как в этой стране. Условия, в которых возникло американское общество; свободный дух, создавший свою независимость и создавший свое правительство, основанное на волеизъявлении народа, возвышал как труд, так и рабочего. Борьба между капиталом и трудом здесь сравнительно равная. Один не является надменным и могущественным хозяином, а другой — слабым и презренным рабом, как это бывает в некоторых частях Европы. Здесь человек труда не согнут, а прям и силен. Он чувствует, что капитал не более необходим, чем труд, и поэтому он может встретить капиталиста как представителя равной власти.

    Конечно, эти замечания не относятся к штатам, где рабство существовало совсем недавно. Эта система была крайней деградацией труда, и хотя теперь она благополучно упразднена, ее последствия все еще сохраняются и могут не исчезнуть еще столетие.Сегодня в присутствии капиталиста чернокожий рабочий с юга стоит сконфуженный, сбитый с толку и запуганный. Он вынужден просить своего товарища-червяка разрешить ему трудиться. Труд нельзя уважать там, где презирают рабочего. Это сегодня большая беда на юге. Землевладельцы все еще возмущаются эмансипацией и выступают против возвышения труда. Им еще предстоит понять, что положение дел, подходящее для времени рабства, может не подходить для времени свободы. Однажды они узнают, что большие фермы и невежественные рабочие так же мало подходят для Юга, как и для Севера.

    Но респектабельность труда не является, как уже отмечалось, единственной или самой могущественной причиной легкости, с которой люди в Соединенных Штатах поднимаются от скромного положения к богатству и важности. Более тонкое и сильное влияние оказывает тот факт, что принцип измерения и оценки людей в соответствии с их соответствующими достоинствами и без учета их прошлого устоялся здесь лучше и соблюдается более широко, чем в какой-либо другой стране.В Европе величие часто навязывается мужчинам. Они становятся законодателями по рождению.

    «Король может сделать рыцаря с поясом,
    Маркиз, герцог и тому подобное».

    Но здесь богатство и величие навязаны не такой капризной и деспотичной силой. Равноправие влечет за собой равенство позиций и достоинств. Здесь общество очень хорошо избавляет себя от необходимости искать родственников человека, чтобы определить его положение в жизни и меру уважения к нему.Его мало волнует, кто был его отцом или дедом. Хвастовство иудеев: «Отец у нас Авраам», здесь не имеет практического значения. Тот, кто требует внимания на основании репутации умершего отца, вполне справедливо награждается насмешками. У нас нет ссылки на выбрасывание таким образом.

    Как люди, мы с уважением относимся к старшим. Нас нельзя обмануть, принимая пустоголовых сыновей за полноправных отцов.Как кто-то сказал, мы отпускаем дым, когда погаснет свеча. Популярной фразой мы увещеваем каждого человека, когда он выходит на сцену активной жизни: «Теперь постарайся изо всех сил!» «Угощайтесь!» «Подставь плечо к рулю!» «Сделай свой собственный рекорд!» «Возьми свое собственное каноэ!» «Стань кузнецом своего счастья!»

    Сыновья знатных людей подвергаются испытанию, как голоса простых людей. Они должны проявить себя настоящими Клэями, Вебстерами и Линкольнами, если они хотят привлечь к себе сердечное уважение и восхищение, которыми обычно удостаиваются их блестящие отцы.Здесь нет закона о наследовании или первородстве.

    Наши великие люди выпадают из своих различных групп и кругов величия, как яркие метеоры исчезают с голубого нависшего неба, унося свой собственный серебристый свет и покидая места, где они когда-то сияли так ярко, облаченные во тьму, пока вновь не загорятся слава преуспевающих.

    Я бы не сказал, что мы совершенно лишены привязанности к семьям и великим именам.У нас есть это чувство, но это чувство определяется и ограничивается популярной мыслью; мысль, которая исходит из самого сердца свободных институтов и которой суждено стать тем сильнее, чем дольше будут существовать эти институты. У Джорджа Вашингтона-младшего или Эндрю Джексона-младшего шансы стать будущими президентами не выше, чем у сыновей Смита или Джонса или кого-либо еще.

    Мы находимся в этом, как однажды сказал Эдмунд Куинси о духах рэпа, воли покончить с людьми, когда они покончат с нами.Мы отвергаем живых самозванцев, если они приходят только в старой одежде мертвых.

    У нас как народа нет прошлого и очень мало настоящего, но безграничное и славное будущее. У нас важно не то, что было или что есть сейчас, а то, что будет в грядущее благое время. Наши девизы: «Смотрите головой!» и «Вперед!», и особенно последнее. Наша нравственная атмосфера полна вдохновения надежды и мужества. У каждого человека есть шанс. Если он не может быть президентом, он может, по крайней мере, быть преуспевающим.В этом отношении Америка является не только исключением из общего правила, но и социальным чудом света. Европа с ее правительствами божественного права и ультрамонтанскими доктринами; с ее резко определенными и прочно закрепленными классами; каждый класс, довольный тем, что он может выстоять против других, мало внушает индивидуальной надежды или мужества. Люди со всех сторон стараются продолжать от юности до старости в своих различных призваниях и пребывать в своих различных положениях. Они редко надеются на что-то большее или лучшее, чем это.Время от времени, правда, люди необычайной энергии и трудолюбия, такие как достопочтенный Джон Брайт и достопочтенный лорд Брум (люди, чьи способности и предрасположенность к работе всегда оставляли их товарищам мало или совсем нечего делать) поднимаются даже в Англии. Такие люди добились бы признания где угодно. Они не опровергают общее правило, а подтверждают его.

    То, что в этом отношении трудно и необычно в Старом Свете, вполне легко и обычно в Новом.Людям Европы эта нетерпеливая, постоянно движущаяся масса, которую мы называем американским обществом и в которой жизнь представляет собой не только гонку, но и битву, где каждый пытается хоть немного опередить всех, очень похожа на анархию.

    За границей часто делают замечание, что в Америке нет места для отдыха. Говорят, что мы подобны взволнованному морю, и в некотором смысле это правда. Если это факт, то он тоже не без компенсации. Если мы уподобляемся морю в его волнениях, то мы уподобляемся морю и в его силе и величии, и в равенстве его частиц.

    Говорят, что в течение столетий, не знаю сколько, все океаны этого великого земного шара проходят очищающий процесс фильтрации. Все их части работают, и их отношения постоянно меняются. Они, повинуясь постоянно меняющимся атмосферным силам, поднимаются из своего низкого состояния и уносятся нежными ветрами или яростными бурями на далекие острова, мысы и континенты; посещая в своем ходе гору, долину и боль; тем самым выполняя благотворную миссию и оставляя благодарную землю обновленной, обогащенной, бодрой, красивой и цветущей.Каждая жемчужная капля имеет свой шанс вырасти и внести свой вклад в здоровье и счастье мира.

    Такова, в некотором роде, правдивая картина беспокойной деятельности и постоянно меняющихся отношений американского общества. Подобно морю, мы постоянно поднимаемся выше и возвращаемся на обычный уровень. Маленький сын следует за великим отцом, а бедный сын — за богатым отцом. На мой взгляд, у нас нет причин слышать, что богатство, знание или власть будут здесь монополизированы немногими, а не многими.

    Эти причины, которые делают Америку домом и приемной матерью самодельных мужчин, в сочетании со всеобщим избирательным правом, я надеюсь, уберегут нас от этой опасности. Имея в наших руках равное избирательное право, мы неподвластны семьям, национальностям или расам.

    Тогда наш национальный гений приветствует человечество со всех сторон и дарует всем равные шансы в гонке жизни.

    «Мы не спрашиваем о его происхождении,
    Мы не спрашиваем о его имени;
    Если в его сердце будет мужество,
    Он может претендовать на благородное происхождение.
    Мы не спрашиваем, из какой земли он пришел,
    Ни где вскормила его юность;
    Если поток чистый, то не имеет значения
    Место, откуда он вырвался.

    Под сенью великого имени Луи Наполеон мог лишить свободы Франции и воздвигнуть на троне деспота; но среди народа, настолько ревностно относящегося к свободе, что восстает против идеи избрания на третий срок одного из наших лучших президентов, такой эксперимент, как эксперимент Наполеона, невозможен.

    Иногда мы ослеплены роскошью аристократических и монархических институтов и сходим с ума, чтобы увидеть принца. Мы желаем, чтобы народы, наслаждающиеся этими суевериями и безумиями, наслаждались ими в мире. Но что касается нас самих, мы не хотим ни одного из них, и не будем иметь, и не можем иметь ни одного из них, пока дух свободы и равенства оживляет Республику.

    Несколько слов в заключение о критике и смущении, которым подвергаются мужчины, добившиеся успеха сами, даже в этой благодатной стране.Путешественника по монархиям Европы на каждом шагу раздражают требования паспорта. Наше правительство не возлагало такого бремени ни на путешественника, ни на себя. Но граждане и частные лица в их отношении друг к другу и к миру требуют от каждого эквивалента паспорта для признания обладания каким-либо качеством или приобретением, которое будет располагать его обладателя к благосклонности. Мы верим в то, что нам нужно довольно хорошо познакомиться с характером, бизнесом и историей всех желающих.Мы говорим всем таким: «Стойте и спасайте!» И этому спросу особенно подвержены мужчины, которые сделали себя сами.

    Существует небольшой класс очень мелких людей, которые отворачиваются от любого, кто считает себя кем-то, независимо от Гарварда, Йельского университета, Принстона или других подобных учебных заведений. Эти люди не могут поверить, что из Назарета может выйти что-то хорошее. С ними диплом больше, чем человек. Для той нравственной энергии, от которой зависит возвышение человечества, что является истинным прогрессом мира, они совершенно чужды.Перед ними мир никогда не в долгу за прогресс, и их можно смело оставить в нежном забвении, которое обязательно настигнет их.

    Под этими замечаниями, однако, не имеется в виду умаление учености. При всем моем восхищении мужчинами, которые сделали себя сами, я далек от того, чтобы считать их лучшими мужчинами. Их симметрия часто нарушается из-за дополнительных усилий. Жаркие солнечные лучи и длинная и ухабистая дорога, по которой им пришлось идти, оставили на них свои следы, иногда весьма заметные и неприятные.

    В то время как мир ценит мастерство и силу, он также ценит красоту и изысканность. Не только твердый здравый смысл и честное сердце Горация Грили, человека, который сделал себя сам, создали «Нью-Йорк Трибьюн»; но точно так же блестящие и хорошо образованные люди молча общались с ним.

    Никогда не было человека, который сделал себя сам, как бы хорошо он ни был образован, который при тех же усилиях не получил бы лучшего образования с помощью школ и колледжей.Выдвигается и хорошо поддерживается обвинение в том, что мужчины, которые сделали себя сами, обычно не слишком скромны или забывчивы. О Хорасе Грили говорили, что он сделал себя сам и поклонялся своему создателю. Возможно, сильное сопротивление, которое встречают такие люди, отстаивая свои права, во многом объясняет их самоутверждение.

    Страна знает наизусть и из собственных уст историю Эндрю Джексона. Во многих случаях сами затраченные силы, преодоленные препятствия, достигнутые высоты и широкие контрасты на каждом шагу, навязываемые вниманию, имеют тенденцию возбуждать и укреплять эгоизм.Человек, который в долгу перед самим собой, может, естественно, думать о себе хорошо.

    Но это, скорее всего, преувеличение. То, что человек смог найти свой собственный путь в мире, является скромным фактом, а также почетным фактом. Однако можно констатировать очень скромный факт в очень высокомерной манере, и люди, добившиеся всего сами, как класс, очень привязаны к этой привычке. Благодаря этой особенности они делают себя гораздо менее приятными для общества, чем могли бы быть в противном случае.

    Еще одна критика в адрес этих людей часто очень уместна. Никогда не пользуясь преимуществами школ, колледжей и других подобных учебных заведений, они выказывают к ним презрение, которое весьма нелепо и которое также делает их таковыми. Человек может много знать о самообразовании и очень мало о надлежащих способах обучения других. Человек, который сделал себя сам, также может быть полон противоречий. Он может быть большим, но в то же время неуклюжим; быстрый, но неграциозный; человек властный, но лишенный лоска и любезности пропорций богатого и регулярно образованного человека.Я думаю, что мужчины, которые сделали себя сами, более или менее точно соответствуют этому описанию.

    Из практической пользы мы часто в таком же долгу перед нашими врагами, как и перед нашими друзьями; как к людям, которые шипят, так и к тем, кто аплодирует; ибо это может быть с мужчинами, как кто-то сказал о чае; что если вы хотите получить его силу, вы должны положить его в горячую воду. Критика сняла Теодора Паркера с деревенской кафедры и дала ему целую страну в качестве трибуны и всю нацию в качестве аудитории.Англия посмеялась над американским авторством, и мы прислали ей «Хижину Эмерсона и дяди Тома». Из-за отсутствия деревьев Шотландия когда-то была притчей во языцех; теперь это сад красоты. Пять поколений назад Британия стыдилась писать книги на своем родном языке. Сейчас на ее языке говорят во всех уголках земного шара. Менестрели Джима Кроу во многих случаях привели негра к изучению музыки; в то время как сомнение, брошенное на язык негра, заставило его обратиться к лексике и грамматике и к изучению греческих ораторов и речей.

    Таким образом умаление прокладывает путь к тем самым совершенствам, в которых оно сомневается и отрицает.

    Дамы и господа, примите мою благодарность за ваше терпеливое внимание. Я больше не буду вас задерживать. Если заявлением, аргументом, чувством или примером я пробудил в ком-либо чувство достоинства труда или ценности мужественности или пробудил в ком-либо разуме мужественное решение предпринять еще одно усилие для самосовершенствования и высшая полезность, я говорил совсем не напрасно, и ваше терпение оправдано.

     

    Книга Закона

    Книга Закона
    Священные тексты Телема

    Liber AL или Legis

    подсхема CCXX
    в версии XCIII = 418 для DCLXVI

    Глава I

    1. Был! Проявление Нюит.

    2.Открытие небесной компании.

    3. Каждый мужчина и каждая женщина — звезда.

    4. Каждое число бесконечно; нет никакой разницы.

    5. Помоги мне, о воин-повелитель Фив, в моем раскрытии перед детьми мужчин!

    6. Будь ты, Хадит, мой тайный центр, мое сердце и мой язык!

    7. Вот! это раскрыто Айвассом, министром Хор-паар-краат.

    8. Хабс находится в Ху, а не Ху в Хабсе.

    9. Тогда поклоняйтесь Хабам, и узрите, как мой свет прольется на вас!

    10. Пусть слуг Моих будет мало и тайно: они будут господствовать над многими и над известный.

    11. Это глупцы, которых люди обожают; и их боги, и их люди — дураки.

    12. Выходите, о дети, под звезды и насыщайтесь любовью!

    13. Я над тобой и в тебе. Мой экстаз в твоем. Моя радость видеть твою радость.

    14. Выше лазурь с драгоценными камнями
    Обнаженное великолепие Нюит;
    Она наклоняется в экстазе, чтобы поцеловать
    Тайные страсти Хадита.
    Крылатый шар, звездно-голубой,
    Мои, о Анх-аф-на-хонсу!

    15. Теперь вы должны знать, что избранный священник и апостол бесконечного пространства есть князь-священник Зверь; и в его женщине, называемой Багряной Женщиной, вся власть отдана. Они соберут детей Моих в свои стада: они принесут славу звезд в сердца людей.

    16. Ибо он всегда солнце, а она луна. Но ему крылатая тайна пламя, а ей — сгорбленный звездный свет.

    17. Но вы не так избраны.

    18. Гори им на челе, о змей великолепный!

    19. О женщина с лазурными веками, склонись к ним!

    20. Ключ ритуалов в секретном слове, которое я ему дал.

    21. С Богом и Обожателем я ничто: они не видят меня.Они есть как на земле; Я небо, и нет другого Бога, кроме меня, и мой господин Хадит.

    22. Итак, теперь я известен вам под моим именем Нюит, а ему тайной имя, которое я дам ему, когда он наконец узнает меня. Поскольку я Бесконечное Пространство, и его Бесконечные Звезды, поступайте так же и вы. Ничего не привязывать! Пусть будет между вами нет разницы между чем-то одним и чем-то другим; для таким образом приходит боль.

    23. Но кто в этом преуспеет, тот пусть будет начальником всех!

    24. Я Нюит, и мое слово пятьдесят шесть.

    25. Разделяй, складывай, умножай и понимай.

    26. Тогда говорит пророк и раб прекрасного: кто я и что будет знак? Так она ответила ему, наклонившись, сияющим голубым пламенем, всепроникающая, всепроникающая, ее прекрасные руки на черной земле, и ее гибкое тело выгнулось от любви, и ее мягкие ножки не повредили цветочкам: Ты знаешь! И знаком будет мой экстаз, сознание непрерывности существования, вездесущность моего тела.

    27. Тогда жрец ответил и сказал Королеве Пространства, целуя ее прекрасные брови, и роса ее света, омывающая все его тело благоухающим аромат пота: О Нюит, непрерывная Небесная, да будет так всегда; это люди говорят о Тебе не как об Едином, а как о Ничто; и пусть они не говорят о тебе в все, ибо ты непрерывен!

    28. Ни один, ни вдохнул свет, слабый и волшебный, звезд, и два.

    29.Ибо я разделен ради любви, ради возможности единения.

    30. Это сотворение мира, что боль разделения ничтожна, и радость растворения всех.

    31. Ибо эти дураки и их беды тебя совершенно не волнуют! Они чувствуют маленький; то, что есть, уравновешивается слабыми радостями; но вы мои избранные.

    32. Повинуйся моему пророку! следуйте за испытаниями моего знания! ищи только меня! Тогда радость моей любви избавит тебя от всякой боли.Это так: клянусь сводом моего тела; моим священным сердцем и языком; всем, что я могу дать, все, чего я желаю от всех вас.

    33. Затем священник впал в глубокий транс или обморок и сказал Царица Небесная; Напиши нам испытания; напишите нам ритуалы; записывать нам закон!

    34. Но она сказала: испытания я не пишу: ритуалы будут известны наполовину и наполовину скрыто: Закон для всех.

    35.То, что ты пишешь, есть тройная книга Закона.

    36. Мой писец Анх-аф-на-Хонсу, жрец князей, не в один письмо изменить эту книгу; но чтобы не было глупости, он должен прокомментировать это мудростью Ра-Хор-Хуита.

    37. Также мантры и заклинания; обеа и ванга; работа жезла и работа меча; их он будет изучать и учить.

    38. Он должен учить; но он может устроить суровые испытания.

    39. Слово Закона есть ТЕЛЕМА.

    40. Кто называет нас телемитами, не ошибется, если посмотрит но близко к слову. Ибо там есть Три Степени, Отшельник и Любовник и человек Земли. Делай, что хочешь, будет весь Закон.

    41. Слово Грех есть Ограничение. О человек! не откажи своей жене, если она будет! О возлюбленный, если хочешь, уходи! Нет связи, которая могла бы объединить разделенных, но любовь: все остальное — проклятие.Проклятый! Будь он проклят во веки веков! Ад.

    42. Пусть это будет состояние связанности множества и отвращения. Так со всем твоим; у тебя нет права, кроме как исполнять свою волю.

    43. Сделайте это, и никто другой не скажет «нет».

    44. Для чистой воли, неутомимой цели, избавленной от похоти результата, во всех отношениях идеален.

    45. Совершенный и Совершенный суть одно Совершенство, а не два; нет, нет!

    46. Ничто не является секретным ключом этого закона.Шестьдесят один евреи называют это; Я звоню это восемь, восемьдесят, четыреста и восемнадцать.

    47. Но у них есть половина: соединитесь искусством своим, чтобы все исчезло.

    48. Мой пророк дурак со своим раз, раз, раз; не Бык ли они, и нет по Книге?

    49. Отменяются все ритуалы, все испытания, все слова и знаки. Ра-Хор-Хуит занял свое место на Востоке в Равноденствие Богов; и пусть Асар будет с Исой, которые также являются одним.Но они не мои. Пусть Асар будет обожателем, Иса страдалец; Хор в своем тайном имени и великолепии есть Господь, инициирующий.

    50. Следует сказать несколько слов о задаче Иерофанта. Вот! Существуют три испытания в одном, и оно может быть дано тремя способами. Гросс должен пройти через огонь; да испытаются в разуме прекрасные, и высокомерные избранники в самом высоком. Таким образом, у вас есть звезда и звезда, система и система; пусть не один хорошо знаю другого!

    51.В один дворец четверо ворот; пол этого дворец из серебра и золота; есть лазурит и яшма; и все редкое ароматы; жасмин и роза и эмблемы смерти. Пусть входит по очереди или сразу четверо ворот; пусть стоит на полу дворца. Будет ли он не тонет? Амн. Хо! воин, если твой слуга утонет? Но есть средства и средства. Итак, будьте добры: облачитесь все в прекрасные одежды; есть богатую пищу и пить сладкие вина и вина, которые пенятся! Кроме того, наполняйте себя и волю любви, как вы будете, когда, где и с кем будете! Но всегда ко мне.

    52. Если это не так; если вы перепутаете знаки пробела, говоря: они один; или говоря: их много; если ритуал никогда не будет со мной: тогда ожидайте страшные суды Ра Гор Хуит!

    53. Это возродит мир, маленький мир, моя сестра, мое сердце и мой язык, которому я посылаю этот поцелуй. Кроме того, о писец и пророк, хотя ты из князей, это не утешит тебя и не освободит тебя. Но экстаз будь твоей и радостью земли: всегда Мне! Мне!

    54.Измените не столько стиль письма; вот! ты, о пророк, не узришь всех этих тайн, сокрытых в нем.

    55. Дитя чресл твоих, он увидит их.

    56. Не ждите его ни с Востока, ни с Запада; ибо от не ожидал домой приходит этот ребенок. Аум! Все слова священны и все пророки истинны; спасти только то, что они немного понимают; решить первую половину уравнения, оставить второй не атакован.Но у тебя все в ясном свете, и некоторые, хотя не все, в темноте.

    57. Призови меня под моими звездами! Любовь — это закон, любовь под буду. И пусть дураки не путают любовь; ибо есть любовь и любовь. Есть голубь, а там змей. Выбирайте хорошо! Он, мой пророк, избрал, зная закон крепости и великую тайну Дома Божия.

    Все эти старые буквы моей Книги верны; но [Цадди] не Звезда.Это тоже тайна: мой пророк откроет ее мудрым.

    58. Дарю невообразимые радости на земле: уверенность, не веру, пока в жизни, после смерти; мир невыразимый, покой, экстаз; и я ничего не требую в жертву.

    59. Мои благовония из смолистых пород дерева и камеди; и нет в нем крови: из-за моих волос деревья Вечности.

    60. Мой номер 11, как и все их номера, кто из нас. Пятиконечный Звезда с кругом посередине, и круг красный.мой цвет черный для слепых, а синее и золотое видят зрячие. Также у меня есть секрет слава любящим меня.

    61. Но любить меня лучше всего: если под ночными звездами в пустыню, ты воскуряешь предо мною мое благовоние, взывая ко мне с чистое сердце и Змеиное пламя в нем, ты придешь немного полежать в моя грудь. За один поцелуй ты готов отдать все; но кто дает одна пылинка потеряет все в тот час.Вы должны собирать добро и магазин женщин и специй; вы должны носить богатые драгоценности; вы превзойдете народы земли в расточительстве и гордыне; но всегда в любви ко мне, и так будет вы приходите к моей радости. Убедительно прошу вас явиться ко мне в одной одежде, и покрытый богатым головным убором. Я тебя люблю! Я тоскую по тебе! Бледный или фиолетовый, сокрытой или сладострастной, я вся радость и багряница, и опьянение сокровенный смысл, желаю вам.Наденьте крылья и вызовите сверкающее великолепие внутри тебя: приди ко мне!

    62. При всех моих встречах с вами жрица будет говорить — и ее глаза будут сгореть от желания, когда она стоит нагая и радуется в моем тайном храме — меня! Мне! вызывая пламя сердец всех в своем воспевании любви.

    63. Спой мне восторженную песню любви! Сожги мне духи! Носи мне драгоценности! Выпей за меня, ибо я люблю тебя! Я тебя люблю!

    64.Я дочь заката с голубыми веками; Я голый блеск сладострастное ночное небо.

    65. Ко мне! Мне!

    66. Проявление Нюит подошло к концу.


    Глава II

    1. Ну! сокрытие Хадита.

    2. Приходи! все вы, и узнайте тайну, которая еще не была открыта. Я, Хадит, я дополнение Ну, моя невеста. Я не расширен, и Хабс является имя моего Дома.

    3. В сфере я везде центр, как она, окружность, есть нигде не нашел.

    4. Но она будет известна, а я никогда.

    5. Вот! ритуалы старого времени черны. Пусть злые будут брошены прочь; пусть хорошие будут очищены пророком! Тогда это Знание идти правильно.

    6. Я пламя, горящее в сердце каждого человека и в сердцевине каждого звезда. Я есть Жизнь и податель жизни, но поэтому знание обо мне познание смерти.

    7. Я Маг и Экзорцист. Я ось колеса, и куб в кругу. «Приди ко мне» — глупое слово: ибо это Я что идут.

    8. Кто поклонялся Херу-па-крату, поклонялись мне; болен, потому что я поклоняющийся.

    9. Помните все вы, что существование есть чистая радость; что все печали лишь как тени; они проходят и делается; но есть то, что осталось.

    10. О пророк! у тебя есть недоброжелательность, чтобы выучить это письмо.

    11. Я вижу, что ты ненавидишь руку и перо; но я сильнее.

    12. Из-за меня в Тебе, чего ты не знал.

    13. для чего? Потому что ты был знающим, и я.

    14. Теперь да будет завеса этой святыни: теперь пусть свет пожирает людей и съешь их со слепотой!

    15. Ибо я совершенен, будучи Нет; и мой номер девять дураков; но с справедливый я восемь, и один из восьми: что жизненно важно, потому что я на самом деле никто.Императрица и король не мои; ибо есть еще один секрет.

    16. Я Императрица и Иерофант. Таким образом, одиннадцать, так как моей невесте одиннадцать.

    17. Услышьте меня, вздыхающие люди!
    Печали боли и сожаления
    Оставлены мертвым и умирающим,
    Люди, которые еще не знают меня.

    18. Эти ребята мертвы; они не чувствуют. Мы не для бедных и грустно: владыки земли — родня наша.

    19. Живет ли Бог в собаке? Нет! но самые высокие из нас. Они будут радоваться, избранные наши: кто скорбит, тот не из нас.

    20. Красота и сила, задорный смех и сладостное томление, сила и огонь, из нас.

    21. Мы ничего не имеем с отверженными и непригодными: пусть они умирают в своей невзгоды. Потому что они не чувствуют. Сострадание — порок королей: растоптайте несчастных и слабых: это закон сильных: это наш закон и радость мир.Не думай, о царь, о той лжи, что ты должен умереть: поистине ты не умри, а живи. Теперь пусть поймут: если тело Царя растворится, он навсегда останется в чистом экстазе. Нюит! Хадит! Ра-Гор-Хуит! Солнце, Сила и Зрение, Свет; это для слуг Звезды и Змея.

    22. Я Змея, дарующая Знания и Восторг и яркую славу, и волнуют сердца людей пьянством. Чтобы поклоняться мне, возьмите вино и странное снадобья, о которых я скажу моему пророку, и напейтесь от них! Они не должны навредить вам вообще.Это ложь, это безумие против самого себя. Разоблачение невиновности является ложью. Будь сильным, о человек! похоть, наслаждайтесь всем чувственным и восторгом: страх не то чтобы какой-либо Бог откажет тебе в этом.

    23. Я один: там, где я, Бога нет.

    24. Вот! это серьезные тайны; ибо есть и мои друзья, которые быть отшельниками. Теперь думай не найти их ни в лесу, ни на горе; но на пурпурных ложах, ласкаемых великолепными зверями женщин с большими конечностями, и огонь и свет в их глазах, и массы пылающих волос вокруг них; там вы найдете их.Вы увидите их правящими, победоносными армиями, вообще радость; и в них будет радость в миллион раз больше этой. Остерегайтесь, чтобы какая-либо сила другого, Король против Короля! Любите друг друга с горением сердца; на низких людей попирают в яростной похоти вашей гордости, в день твоего гнева.

    25. Вы против народа, избранный мой!

    26. Я тайный Змей, свернувшийся в кольца, готовый прыгнуть: в моих кольцах есть радость.Если я подниму голову, я и моя Нюит — одно. Если я склоню голову, и выпустить яд, тогда будет восторг земли, и я и земля один.

    27. Во мне большая опасность; ибо кто не понимает этих рун, тот сделать большую мисс. Он упадет в яму, называемую Потому, что там он погибнет с псами Разума.

    28. Теперь проклятие на Потому и его род!

    29. Да будет Потому что проклят навеки!

    30.Если Уилл останавливается и кричит «Почему», ссылаясь на «Потому что», то Уилл останавливается и делает ничто.

    31. Если Сила спрашивает почему, то это Сила слабость.

    32. И разум есть ложь; ибо есть фактор бесконечный и неизвестный; & все их слова косомудры.

    33. Хватит Потому что! Будь он проклят за собаку!

    34. Но вы, о мой народ, встаньте и пробудитесь!

    35. Пусть ритуалы совершаются правильно, с радостью и красотой!

    36.Есть ритуалы стихий и праздники времен.

    37. Праздник в честь первой ночи Пророка и его Невесты!

    38. Праздник трех дней написания Книги Закона.

    39. Пир для Тахути и ребенка Пророка — тайна, о Пророк!

    40. Пир Верховного Ритуала и праздник Равноденствия Богов.

    41. Пир огня и пир воды; праздник на всю жизнь и большее праздник смерти!

    42.Праздник каждый день в ваших сердцах в радости моего восторга!

    43. Пир каждую ночь в честь Ну, и наслаждение полнейшего восторга!

    44. Есть! праздник! радуйся! в дальнейшем нет страха. Есть растворение, и вечный экстаз в поцелуях Ню.

    45. Смерть собакам.

    46. Ты терпишь неудачу? Тебе жаль? Есть ли страх в твоем сердце?

    47. Где я их нет.

    48.Не жалейте павших! Я никогда их не знал. Я не для них. Я не утешаюсь: Я ненавижу утешенный и утешитель.

    49. Я уникальный и завоеватель. Я не из числа гибнущих рабов. Будь они проклят и мертв! Аминь. (Это из 4: есть пятый, невидимый, и в этом я как младенец в яйце. )

    50. Синий я и золотой в свете моей невесты: но красный блеск в моем глаза; и мои блестки фиолетовые и зеленые.

    51. Пурпур за пурпуром: это свет выше зрения.

    52. Есть завеса: завеса черная. Это вуаль скромной женщины; это завеса печали и пелена смерти: это не я. Рвать вниз с этого лживого призрака веков: не скрывай своих пороков в добродетельных словах: эти пороки — моя служба; хорошо делаете, и Я вознагражу вас здесь и в будущем.

    53. Не бойся, о пророк, когда эти слова будут сказаны, ты не пожалеешь.Ты решительно мой избранный; и блаженны глаза, в которые ты будешь смотреть с радостью. Но я укрою тебя маской печали: видящие убоишься, что ты упал, но Я поднимаю тебя.

    54. И не будут те, кто кричит вслух о своей глупости, что ты ничего не имеешь в виду; ты обнаружишь это: ты помогаешь: они рабы потому что: они не обо мне. Остановки по вашему желанию; письма? изменить их не в стиле или стоимость!

    55.Вы должны получить порядок и значение английского алфавита; ты должны найти новые символы, чтобы приписать их.

    56. Прочь! вы, насмешники; даже если вы будете смеяться в мою честь, вы не будете смеяться долго: тогда, когда вы печальны, знайте, что я оставил вас.

    57. Праведный и дальше будет праведным; тот, кто нечист, должен быть грязным еще.

    58. Да! не думайте об изменении: вы будете такими, какие вы есть, и не иными. Следовательно цари земные будут царями во веки; рабы будут служить.Там никто не будет повержен или вознесен: все всегда так, как было. Тем не менее там Мои слуги в масках: может быть, вон тот нищий — король. Король может выбирать себе одежду, как хочет: нет определенного теста: но нищий не может скрыть свою бедность.

    59. Берегитесь поэтому! Любите всех, чтобы не скрылся король! Скажи, что ты так? Дурак! Если он король, ты не можешь причинить ему вреда.

    60. Поэтому бей сильно и низко, и черт с ними, хозяин!

    61.Свет пред очами твоими, о пророк, свет нежеланный, самый желательно.

    62. Я вознесен в твоем сердце; и поцелуи звезд обрушиваются на твое тело.

    63. Ты изнемог в сладострастной полноте вдохновения; истечение срока слаще смерти, стремительнее и смешнее ласки ада червь.

    64. О! ты побежден: мы на тебе; наша радость во всем тебе: град! радуйся: пророк Ну! пророк Хада! пророк Ра-Хор-Ху! Теперь радуйтесь! теперь приди в наше великолепие и восторг! Приди в наш страстный покой и напиши нежные слова для королей.

    65. Я Мастер: ты Святой Избранный.

    66. Пишите и получайте удовольствие от письма! Работай и будь нашей кроватью в работе! Ощутите радость жизни и смерти! Ах! твоя смерть будет прекрасной: кто бы ни будет рад. Твоя смерть будет печатью обещания нашего века любовь. Приходить! подними сердце твое и возрадуйся! Мы едины; мы никто.

    67. Постой! Держать! Терпи в своем восторге; не падай в обморок от отличного поцелуи!

    68.Сильнее! Держись! Подними голову! дыши не так глубоко — умри!

    69. Ах! Ах! Что я чувствую? Слово исчерпано?

    70. Есть помощь и надежда в других заклинаниях. Мудрость говорит: будь сильным! потом можешь ли ты нести больше радости. Не будь животным; утончи свой восторг! Если ты выпьешь, пей по девяносто восьми правилам искусства: если любишь, превышай деликатность; и если делаешь что-нибудь радостное, пусть будет в этом хитрость!

    71.Но превысить! превосходить!

    72. Стремись к большему! и если ты действительно мой — и не сомневайся, если ты когда-нибудь счастлив! — смерть есть венец всего.

    73. Ах! Ах! Смерть! Смерть! ты будешь жаждать смерти. Смерть запрещена, о человек, к тебе.

    74. Продолжительность твоего желания будет силой его славы. Он, что долго живет и много желает смерти — король среди королей.

    75. Есть! слушайте цифры и слова:

    76.4 6 3 8 A B K 2 4 A L G M O R 3 Y X 24 89 R P S T O V A L. Что означает это, о пророк? Ты не знаешь; и ты никогда не узнаешь. Приходит один следовать за тобой: он объяснит это. Но помни, о не выбрал никого, чтобы быть мной; к следуй за любовью Ну в звездном небе; смотреть на людей, рассказывать им это радостное слово.

    77. Будь горд и могуч среди людей!

    78. Поднимись! ибо нет подобного тебе ни среди людей, ни среди богов! Поднимись, о мой пророк, рост твой превзойдет звезды.Они должны поклоняйся имени твоему, четырехугольному, мистическому, чудесному, числу человека; а также имя твоего дома 418.

    79. Конец сокрытия Хадита; и благословение и поклонение пророку прекрасной Звезды!


    Глава III

    1. Абрахадабра; награда Ра Хор Кхут.

    2. Есть разделение здесь домой; есть слово неизвестное. Написание больше не существует; все не то.Остерегаться! Держать! Поднимите заклинание Ра-Хор-Хуит!

    3. Теперь пусть сначала поймут, что я бог войны и мести. Я вряд ли буду иметь с ними дело.

    4. Выбери остров!

    5. Укрепи его!

    6. Насрать на военную технику!

    7. Я дам тебе боевую машину.

    8. Им вы поразите народы; и никто не устоит перед тобой.

    9. Прячьтесь! Снять со счета! На них! таков Закон Завоевательной Битвы: таким образом пусть мое поклонение будет около моего тайного дома.

    10. Получить стелу раскрытия себя; поставь его в тайном храме твоем — и этот храм уже благоустроен — и он будет твоей Киблой на все времена. Когда-либо. Он не увянет, но чудесный цвет вернется к нему на следующий день после день. Закройте его в запертом стекле для доказательства миру.

    11. Это будет вашим единственным доказательством. Я запрещаю спор. Завоевывать! Этого достаточно. Я облегчу тебе отлучение от неблагоустроенного дома в Победоносце. Город.Ты сам передашь это с поклонением, о пророк, хотя тебе и нравится не это. У тебя будут опасности и неприятности. Ра-Гор-Ху с тобой. Поклонение меня огнем и кровью; поклонитесь мне мечами и копьями. Пусть женщина мечом опояшься предо мною: да прольется кровь на имя мое. Растоптать язычник; будь над ними, о воин, я дам тебе съесть их плоть!

    12. Принесение в жертву крупного и малого скота: после ребенка.

    13.Но не сейчас.

    14. Ты увидишь тот час, о благословенный Зверь, и ты, Алая Наложница от его желания!

    15. Вы будете опечалены этим.

    16. Не спешите ловить обещания; бойтесь подвергнуться проклятиям. Вы, даже вы, не знаете всего этого.

    17. Совсем не бойся; не бойтесь ни людей, ни судеб, ни богов, ничего. Деньги не бойся, ни смеха над народной глупостью, ни какой-либо другой силы на небе или над земле или под землей.Ну — ваше убежище, как Хадит — ваш свет; и я сила, сила, энергия ваших рук.

    18. Милосердие пусть будет выключено; черт бы их пожалел! Убивать и пытать; не жалейте; быть на них!

    19. Эту стелу они назовут Мерзостью Запустения; хорошо считай это имя, и оно будет для вас как 718.

    20. Почему? Из-за падения Потому, что его снова нет.

    21. Поставь мой образ на Востоке: ты купишь себе образ, который Я показать тебе, особенный, мало чем отличающийся от того, кого ты знаешь.И будет вдруг тебе легко это сделать.

    22. Другие изображения группируются вокруг меня, чтобы поддержать меня: пусть все поклоняются, ибо они соберутся, чтобы превознести меня. Я видимый объект поклонения; в другие секретные; для Зверя и его Невесты они: и для победителей Испытания х. Что это? Ты узнаешь.

    23. Для духов смешать муку, мед и густой остаток красного вина: затем маслом Абрамелина и оливковым маслом, а затем смягчить и разгладить с помощью богатая свежая кровь.

    24. Лучшая кровь луны, месячные: тогда свежая кровь ребенка, или падение с воинства небесного: то врагов; затем священника или поклоняющихся: последний из какого-то зверя, несмотря ни на что.

    25. Этот ожог: сделай из него лепешки и ешь мне. Это имеет и другое использовать; пусть она будет положена передо мной и наполнена благовониями твоей молитвы: он наполнится как бы жуками и пресмыкающимися, священными для меня.

    26. Эти убивают, называя своих врагов; и они падут перед тобой.

    27. Также они вызовут в вас вожделение и силу вожделения при поедании их.

    28. И вы будете сильны на войне.

    29. Кроме того, если они долго хранятся, это лучше; ибо они набухают от моей силы. Все передо мной.

    30. Мой жертвенник из ажурной меди: гори на нем серебром или золотом!

    31. Приходит богатый человек с Запада, который выльет на тебя свое золото.

    32. Из золота ковать сталь!

    33. Будьте готовы летать или бить!

    34. Но святыня твоя во веки веков останется нетронутой: хоть огнем и мечом он будет сожжен и разрушен, но невидимый дом там стоит и будет стоять до наступления Великого Равноденствия; когда Хрумачис восстанет, и двупалый займет мой трон и место. Другой пророк восстанет и принесет с неба новую лихорадку; другая женщина проснется похоть и поклонение Змее; другая душа Бога и зверя смешается в глобусе священника; другая жертва осквернит гробницу; другой король должен правление; и благословение больше не изливается Ястребоголовому мистическому Господу!

    35.Половина слова Херу-ра-ха, называемая Хур-па-краат и Ра-Хур-Хут.

    36. Тогда сказал пророк Богу:

    37. Я обожаю тебя в песне —
    Я владыка Фив, и я
    Вдохновенный проповедник Менту;
    Для меня раскрывает завуалированное небо,
    Самоубийца Анх-аф-на-хонсу
    Чьи слова правда. Я призываю, я приветствую
    Твое присутствие, о Ра-Гор-Хуит!

    Абсолютное единство показало!
    Я обожаю мощь Твоего дыхания,
    Верховный и ужасный Бог,
    Кто творит богов и смерть
    Трепетать перед Тобой: —
    Я, я обожаю тебя!

    Явись на трон Ра!
    Откройте пути Ху!
    Освети пути Ка!
    Пути Хабов пролегают через
    Расшевелить меня или успокоить меня!
    Аум! пусть наполняет меня!

    38.Чтоб свет твой был во мне; и его красное пламя как меч в моей руке подтолкнуть твой заказ. Есть потайная дверь, которую я сделаю, чтобы установить твой путь во всех направлениях (это поклонение, как ты написал), как говорят:

    Свет мой; его лучи потребляют
    Я: Я сделал потайную дверь
    В дом Ра и Тум,
    О Хефре и Ахатуре.
    Я твой фиванец, о Менту,
    Пророк Анх-аф-на-хонсу!

    Бес-на-Маут грудь свою бью;
    Мудрой Та-Неч я плету свое заклинание.
    Покажи свое звездное великолепие, о Нюит!
    Предложи мне жить в твоем доме,
    О крылатая змея света, Хадит!
    Пребудь со мной, Ра-Хор-Хуит!

    39. Все это и книга о том, как ты пришел сюда, и репродукция этих чернил и бумаги навеки — ибо в них есть слово тайна и не только на английском языке — и твой комментарий к этому будет напечатан в Книге Закона красиво красными и черными чернилами на прекрасной бумаге, сделанной вручную; и каждому мужчину и женщину, которых ты встретишь, будь то обед или выпивка за ними, это это Закон давать.Тогда они смогут пребывать в этом блаженстве или нет; Это нет шансов. Сделай это быстро!

    40. А как работает комментарий? Это просто; и Хадит горит в твоем сердце сделает быстрым и безопасным твое перо.

    41. Устрой в своей Каабе канцелярию: все должно быть сделано хорошо и с делом способ.

    42. В испытаниях ты будешь наблюдать сам, кроме слепых. Мусор никто, но ты должен знать и уничтожить предателей.Я Ра-Хор-Хуит; а также Я могу защитить своего слугу. Успех — твое доказательство: не спорь; конвертировать нет; не болтай много! Те, кто хочет поймать тебя в ловушку, свергнуть тебя, те атаковать без жалости или четверти; и уничтожить их полностью. Быстрый как протоптанный змея повернуться и ударить! Будь еще смертоноснее, чем он! Перетащите их души к ужасным мучениям: смейтесь над их страхом: плюйте на них!

    43. Да остерегается Алая Женщина! Если жалость и сострадание и нежность посетят Ее сердце; если она оставит мою работу, чтобы играть со старыми сладостями; тогда моя месть быть узнаваемым.Я убью ее дитя, я оттолкну ее сердце, я брошу ее от мужчин: как трусливая и презираемая блудница, она будет ползти сквозь сумерки мокрые улицы и умереть от холода и голода.

    44. Но пусть возвысится в гордыне! Пусть она следует за мной по моему пути! Позволь ей делай злое дело! Пусть она убьет свое сердце! Пусть она будет громкой и прелюбодейной! Пусть она будет покрыта драгоценностями и богатыми одеждами, и пусть она будет бесстыдной перед всеми мужчинами!

    45.Тогда я подниму ее на вершины власти: тогда я буду разводить от нее дитя сильнее всех царей земли. Я наполню ее радостью: с моей силой она увидит и ударит по поклонению Ну: она достигнет Хадит.

    46. Я воин Властелин Сороковых: Восьмидесятые сжимаются передо мной, & унижены. Я приведу тебя к победе и радости: я буду на твоих руках в сражайтесь, и вы будете рады убивать. Успех — ваше доказательство; смелость твоя броня; давай, давай, в моей силе; и ни за кого не вернетесь!

    47.Эта книга должна быть переведена на все языки, но всегда с оригиналом. в написании Зверя; ибо в случайной форме букв и их положение друг к другу: в них таятся тайны, которые не разгадает ни один зверь. Пусть не ищет испытания, но за ним идет тот, откуда не говорю, кто открыть Ключ всего этого. Тогда эта нарисованная линия является ключом: тогда этот круг квадрат в своей неудаче также является ключом. И Абрахадабра. Это будет его ребенок И это странно.Пусть он не ищет этого; ибо только таким образом он может упасть с него.

    48. Теперь эта тайна букв завершена, и я хочу перейти к святому место.

    49. Я в тайном четверичном слове, хуле на всех богов человеческих.

    50. Будь они прокляты! Прокляни их! Прокляните их!

    51. Головой ястреба я клеву глаза Иисуса, когда он висит на кресте.

    52. Я взмахиваю крыльями перед лицом Мухаммеда и ослепляю его.

    53. Своими когтями я рву плоть индийца и буддиста, монгола и Дин.

    54. Бахласти! Омпеда! Мне плевать на твои бестолковые убеждения.

    55. Пусть Мария непорочная будет растерзана на колесах: ради нее пусть все целомудренные женщины быть совершенно презираем среди вас!

    56. Также для красоты и любви!

    57. Презирай также всех трусов; профессиональные солдаты, которые не смеют воевать, но играть; все дураки презирают!

    58.Но проницательные и гордые, царственные и высокомерные; вы братья!

    59. Как братья сражайтесь!

    60. Нет закона выше Делай что хочешь.

    61. Есть конец слова Бога, восседающего на престоле Ра, осветившего балки души.

    62. Мне поклонитесь! приходите ко мне через скорбь испытаний, которые это блаженство.

    63. Глупец читает эту Книгу Закона и комментарий к ней; и он понимает не это.

    64. Пусть пройдет первое испытание, и оно будет ему как серебро.

    65. Через второй, золотой.

    66. Через третьи камни драгоценной воды.

    67. Через четвертые, предельные искры сокровенного огня.

    68. Но всем он покажется красивым. Его враги, которые говорят не так, просто лжецы.

    69. Успех есть.

    70. Я Соколиный Лорд Безмолвия и Силы; мой немисс саваны ночное голубое небо.

    71. Здравствуй! вы, воины-близнецы, о столпы мира! для твоего времени под рукой.

    72. Я Владыка Двойного Жезла Силы; жезл Силы Кофа Ниа, но моя левая рука пуста, ибо я сокрушил вселенную; и ничего останки.

    73. Наклейте листы справа налево и сверху вниз: и вот!

    74. В имени Моем есть великолепие, скрытое и славное, как солнце полуночи. всегда сын.

    75. Окончание слов – Слово Абрахадабра.

    Книга Закона написана

    и Скрытый.

    Аум. Ха.


    КОММЕНТАРИЙ.

    Делай, что хочешь, таков весь Закон.

    Изучение этой Книги запрещено. Разумно уничтожить эту копию после первое чтение.

    Тот, кто игнорирует это, делает это на свой страх и риск.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.