Эпикур для детей: Эпикур инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Epicur Капсулы (3392)

Содержание

Плохая, негативная репутация человека…: VIKENT.RU

Негативная репутация Эпикура, вошедшая в историю…

«По иронии судьбы, Эпикур приобрёл репутацию пресловутого гедониста, что находилось в полном противоречии с теми принципами, которых он придерживался на самом деле.  […]

Рождённый на острове Самос, Эпикур унаследовал афинское гражданство от родителей и ради его сохранения был вынужден пройти службу в афинской армии. В Афины он переехал примерно в 306 году до нашей эры, в возрасте тридцати пяти лет, уже полностью сформировавшимся философом.

Эпикур основал школу, названную «Садом», которая стала соперничать с Академией Платона и Ликеем Аристотеля (к тому времени обе школы возглавляли другие философы).

В отличие от соперников Эпикур не взимал плату за обучение и принимал в ученики женщин и даже некоторых своих рабов. Ученики и друзья вносили посильные вклады в поддержание школы — впрочем, нужды её были скромными. Эпикур питался ячменным хлебом, иногда фруктами, а сыр ему удавалось отведать только по праздникам. Ученикам дозволялось выпить не более пинты вина в день. В один из голодных периодов он спас учеников, лично отсчитывая каждому строго определённое количество бобов.

Эпикур питал отвращение к любым излишествам, преувеличенным страстям и влечениям, включая сексуальные, хотя его последователи не всегда следовали этим наставлениям. Он учил, что страх является самым большим врагом человеческого счастья: страх потери близкого человека или привычной роскоши.

Для Эпикура лучшим состоянием души была удовлетворённость — например, удовлетворение, испытываемое после приёма скромной пищи. Страх смерти был особенно бессмысленным, «поскольку смерть ничего не значит для нас». После смерти атомы души рассеются так же безвозвратно, как и атомы тела, и даже боль умирания не имеет значения, поскольку преходяща.

В семьдесят два года, в день своей смерти, он написал одно из своих самых жизнерадостных писем другу с просьбой помочь детям одного ученика, который умер раньше его.

Так был ли Эпикур просто комментатором науки и этики Демокрита? По большому счёту — да. Однако он также популяризировал этику своего кумира и вдохновил идейное течение своих преданных последователей, что сделало эпикуреизм одной из двух наиболее влиятельных «религий» римской аристократии.

Другой, более успешной, школой был стоицизм.

Именно стоики распространяли слухи о  невоздержанности и распущенности, царящих в «Саду Эпикура», с целью представить конкурентов в неприглядном свете и запятнать их репутацию (надо признать, своей цели  они добились).

На самом деле худшей слабостью Эпикура были диктаторские наклонности, которые превратили его учение в культ. Он настолько сурово относился к продолжателям своего собственного учения, что эпикуреизм стал препятствием для развития философии на несколько последующих столетий…»

Хажир Теймурян, Омар Хайям. Поэт, бунтарь, астроном, М., «Аст», 2010 г., с.372-375.

Эпикур

Древнегреческий философ-материалист Эпикур родился на острове Самос, в семье школьного учителя Неокла, выходца из Афин. В возрасте 32 лет он основал свою философскую школу, которая первоначально находилась в Митилене (на острове Лесбос) и Лампсаке (на азиатском берегу пролива Дарданеллы), а с 306 г. до н. э. – в Афинах. Здесь Эпикур со своими учениками поселился в купленном им саду (его школу поэтому впоследствии назвали «Сад Эпикура», а её обитателей – философами «из садов»). Над входом в сад висело изречение: «Гость, тебе здесь будет хорошо. Здесь удовольствие – высшее благо». Из большого наследия Эпикура (около 300 сочинений) сохранились несколько писем, афоризмы и завещание.

В физике Эпикур следовал атомистике Декарта. Признавал блаженно безразличных богов в пространствах между бесчисленными мирами, но отрицал их вмешательство в жизнь космоса и людей. Девиз Эпикура — живи уединенно. Цель жизни — отсутствие страданий, здоровье тела и состояние безмятежности духа.

Эпикур жил в одну из самых мрачных эпох, какие только знал античный мир. Кровь, пожары, убийства, грабежи — вот его время. В Афинах с 307 по 261 год до н. э. шли войны и мятежи. Будущий великий философ, известный античному миру под именем Спасителя людей, родился в семье клеруха Неокла, выходца из аттического селения Гаргетта. Некоторые из античных писателей склонны считать, что предки Неокла были знатными людьми, но, как утверждал поэт Еврипид, «злая бедность заглушит правду имени», а Неокл был настолько стеснен в средствах, что ему с трудом удавалось прокормить четырех своих сыновей, обрабатывая свой надел и, кроме того, обучая письму и счету местных ребятишек.

Старшим из его сыновей был, по-видимому, Эпикур, родившийся 7-го числа месяца Гамелеона, в конце 342 — начале 341 года до н. э. Эпикур учился в школе своего отца, как считают античные авторы, и выделялся незаурядными способностями. Его мало интересовали поэзия и музыка, Эпикур упорно расспрашивал отца о том, о чем сам Неокл знал значительно меньше — о мудрости Гераклита, Анаксагора и Протагора.

Он беседовал с отцом о «Теогонии» Гесиода, философской символикой которой заинтересовался еще в детстве, а потом помогал ему убирать помещение для занятий, обрабатывать земельный участок.

Около 328 года Неокл отправил своего старшего сына учиться в малоазийский город Теос, где читали тогда лекции по философии Праксифан и Навсифан. Последний из них, по свидетельству античных писателей, был последователем Демокрита. Скорее всего Эпикур был недолго слушателем теосского демокритовца, вряд ли отец мог несколько лет оплачивать его обучение (впоследствии недоброжелатели не раз язвили, что он, мол, учился на медные деньги). Кроме того, у него, с юных лет отличавшегося самостоятельностью мышления и гордившегося тем, что «он всем обязан лишь самому себе», не сложились отношения с Навсифаном. Скорее всего их разногласия имели мировоззренческий характер, что подчеркивал сам Эпикур в «Письме к митиленским философам», называя Навсифана «скверным человеком, занимавшимся такими вещами, посредством которых нельзя достичь мудрости».

Между тем Эпикуру исполнилось восемнадцать и, как афинский гражданин, он должен был отправиться в Афины для прохождения воинской службы — так называемой эфебии, первоначальный смысл которой все более утрачивался по мере того, как некогда богатый и могущественный город превращался в захолустную провинцию. В Афинах он посещал занятия академика Ксенократа, слушал речи Аристотеля. Судьба свела его с Менандром, — юношей «блестящего рода и блестящей жизни», будущим великим поэтом-комедиографом. Как считают античные авторы, Менандр был одним из ближних товарищей Эпикура по эфебии и, тяготея в эти годы как к поэзии, так и к философии (он был слушателем Феофраста), мог приобщить к этим двум областям духовой культуры афинян выходца с Самоса.

Через два года, отслужив в эфебии, Эпикур стал полноправным афинским гражданином, как его прадед, дед и отец. Его отец к этому времени обосновался на ионийском берегу в Колофоне. Туда же отправился и двадцатилетний Эпикур. Сведения об этой поре его жизни скудны. Известно, что, пробыв какое-то время у отца в Колофоне, Эпикур поселился в Митиленах, на острове Лесбос, устроившись учителем в школе (лучшее из того, что ему оставалось), чтобы затем в течение почти восемнадцати лет зарабатывать преподаванием, не считавшимся у греков почетным.

После Митилен он учительствовал в Лампсаке. Туманные сообщения античных авторов позволяют предполагать, что, гонимый нуждой, Эпикур побывал в эти годы (с 322 по 306 год до н. э.) и в других малоазийских городах. Эпикур все свободное от преподавания время отдавал изучению философии. Но целиком посвятить себя любимому делу мешал недуг уже в молодом возрасте у него появились болезни желудка и мочевого пузыря. И Эпикур приспособился к своему мучительному недугу, он стойко переносил мучительные приступы и радовался перерывам между ними. Источники ничего не сообщают о личной жизни Эпикура. Неизвестно, был ли он женат, имел ли детей, однако его собственные высказывания и отрывки из писем позволяют предполагать, что своей семьи у него не было.

Не придавая, по-видимому, особого значения чувству любви между мужчиной и женщиной, считая, что «благородный человек всего более занят мудростью и дружбой», что «мудрец не должен быть влюблен», что «любовь дана людям не от богов» и «ни жениться, ни заводить детей мудрец не будет», с возрастом Эпикур стал еще более отрицательно относиться к любовным отношениям как к некоей досадной помехе разумной и добродетельной жизни. У Эпикура не было ни родового поместья, ни денег, ни даже домика под старым платаном, как у Демокрита в Абдерах. Он никогда не путешествовал по свету как Пифагор, Платон и тот же Демокрит.

Может быть, у него не всегда было даже достаточно денег на хороший обед, и он убедил себя в том, что простая пища ничуть не хуже и даже во многих отношениях полезнее изысканных, но вредных для здоровья яств. «Я ликую от радости телесной, питаясь хлебом с водой, и плюю на дорогие удовольствия — не за них самих, но за неприятные последствия их». И даже потом, когда его положение заметно улучшилось, Эпикур, смеясь, утверждал, что кусок свежего сыра — это уже для него невиданная роскошь.

Видя, какими путями люди добиваются богатства, Эпикур говорил: «Свободная жизнь не может обрести много денег, потому что это нелегко сделать без раболепства перед толпой или правителями, но она имеет все в непрерывном изобилии. А если как-нибудь она и получит много денег, то легко может разделить их для приобретения расположения близких людей».

И он действительно, как отмечают античные авторы, всегда был готов поделиться с друзьями всем, что имел. Но в то же время Эпикур не был сторонником чрезмерного опрощения, пренебрежения условностями, считая, что главное во всем — это чувство меры: «Мудрец не будет болтать вздора даже пьяный не станет тираном, не станет жить и киником или нищенствовать».

Эпикур создавал собственную картину мира, в чем-то основанную на выводах и умозаключениях Анаксагора, Демокрита, Протагора, но в чем-то при надлежащую лишь ему самому. Он читал и комментировал Анаксагора (в частности, в своем «Возражении Анаксагору»), которого, по свидетельству античных авторов, предпочитал всем остальным, «хотя и с ним он кое в чем не соглашался», особенные возражения вызывали у Эпикура идея бесконечной делимости и Анаксагорово представление о первоначалах.

Подобно Платону и Аристотелю, Эпикур придавал большое значение логическим умозаключениям, считая, что таким путем можно получить новое знание о вещах даже при отсутствии данных непосредственного опыта. Долгие годы, более семнадцати лет, он изучал труды натурфилософов, и особенно Демокрита. Философия, по его мнению, должна не исследовать природу, а указывать человеку путь к счастью. Эпикур признает, что тела состоят из атомов, которые неделимы и различаются по форме, величине и весу. Выделение Эпикуром отличия атомов по весу — весьма существенная черта его концепции.

Отличие физики Эпикура от физики Демокрита также состоит в понимании движения атомов. Эпикур считал, что при движении атомы самопроизвольно отклоняются от прямолинейного движения и переходят в криволинейное. Концепция отклонения атомов, по замыслу Эпикура, должна явиться основой для концепции свободы человека. Человек должен быть свободен. Если он не может достичь свободы в общественной жизни, то ему следует попытаться добиться свободы внутренней — он должен освободиться от страха страданий.

Дело в том, что существует разница между безотчетными страхами людей и разумной опасливостью. Мистический ужас мы испытываем тогда, когда не понимаем причин происходящего и не может предположить дальнейший ход событий. В этом смысле знание естественных причин и следствий способно освободить человека от панических страхов Эпикур всесторонне и подробно, насколько позволяла наука его времени, рассматривает небесные, астрономические и метеорологические явления. Он выдвигает различные гипотезы относительно того, отчего могут происходить фазы Луны, восход и заход Солнца, отчего происходят землетрясения, отчего образуются роса и лед, гром и молния, облака и дождь.

Эпикур верит прежде всего в реальность того, что он видит. В мире существуют только атомы, их движение и пустота. Отсюда происходят все виды реальности, предметы и существа, которые мы видим, а также и те, которых мы не видим потому, что они состоят из более мелких атомов. Душа существует но слишком эфемерным существованием, преисполненная радости, если она поняла свою природу, обреченная на уничтожение, предназначенному всем существам мира Боги существуют, но это соединения, сложные построения материальных атомов. Конечно, существуют идеи, но эти идеи не есть существа нематериальные, живущие вне нас в абсолюте, они не что иное, как плоды нашего ума, подобно жатве, подобно цветению, исходящие из того же чернозема нашей телесной жизни.

Эпикур верит в богов. И в то же время он устраняет богов, так сказать, из жизни человека. Зачем богам, живущим в высшем покое, заниматься нами и, главное, зачем они будут делать нам зло? У богов нет другого объекта заботы, кроме их собственного благополучия. Человек никак не может примириться со своей смертностью. Ему трудно представить себе, что его не будет на Земле. Отсюда, согласно Эпикуру, рождается иллюзорное представление, будто существует какая-то сила, которая, может быть, обеспечит людям некое другое существование — после смерти. Но будет ли «жить» твоя душа? Эпикур обращается к каждому, пытаясь объяснить, что со смертью человек не имеет ничего общего: «… самое страшное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения, так как, когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем».

Конечно, Эпикур не забывает о физических страданиях, которые могут предшествовать смерти, но разве у нас нет в противовес мужества и достоинства? Что касается нравственных страданий, он их побеждал, считая их недостойными разумного человека. И вот с прекращением страхов, которые больше всего волнуют людей, развеяна главная причина человеческих несчастий. Если устранить страдание, возникнет радость. Многовековая история эпикурейской школы известна главным образом по сохранившимся отрывочным сведениям ее наиболее крупных представителей, и сведения эти во многих случаях противоречивы. Так и относительно времени зарождения самой школы античные авторы сообщают по-разному, одни считают, что Эпикур начал учить своей философии уже в Колофоне, другие же пишут о том, что он «тридцати двух лет от роду основал свою школу сперва в Митилене и Лампсаке, где она просуществовала пять лет». Возможно, именно здесь, в этом старинном малоазийском городке, сын Неокла начал по-настоящему учить близких по духу людей своей «науке жизни человеческой», учить — и в то же время искать ее вместе со своими друзьями — последователями. Отсюда, из Лампсака, родом были и его первые, самые верные ученики — Гермах, Метродор и Полиэн.

Свое учение Эпикур излагал в своих многочисленных сочинениях, беседах с друзьями и письмах; из всего этого до нашего времени дошла лишь ничтожная часть. Но по свидетельству Диогена Лаэртского, «писателем был Эпикур изобильнейшим и множеством книг своих превзошел всех, они составляют около 300 свитков. В них нет ни единой выписки со стороны, а всюду голос самого Эпикура» — и это весьма отличало его работы от трудов современных ему платоников и перипатетиков, занимавшихся в основном бесконечным комментированием великих основоположников своих школ. Лучшими из сочинений Эпикура считались — «Об атомах и пустоте», «Краткие возражения против физиков», «Сомнения», «О предпочтении и избегании», «О конечной цели», «О Богах», «О благости», «Об образе жизни», «О любви», «Метродор», «Главные мысли». Его основной труд — «О природе» состоял из 37 книг, и, как говорил сам Эпикур, даже не всем из его учеников оказалось под силу полностью изучить его. Эпикура критиковали за то, что он-де проповедует безудержный культ удовольствия. На самом же деле Эпикур говорил, что человек не может жить, не получая каких-то удовольствий, и он не может жить, не избегая каких-то страданий.

«Итак, когда мы говорим, что удовольствие есть конечная цель, то мы разумеем не удовольствия распутников и не удовольствия, заключающиеся в чувственном наслаждении, как думают некоторые, не знающие, или не соглашающиеся, или неправильно понимающие, но мы разумеем свободу от телесных страданий и от душевных тревог. Нет, не попойки и кутежи непрерывные, не наслаждения мальчиками и женщинами, не наслаждения рыбою и всеми прочими яствами, которые доставляет роскошный стол, рождают приятную жизнь, но трезвое рассуждение, исследующее причины всякого выбора и избегания и изгоняющее [лживые] мнения, которые производят в душе величайшее смятение. Начало всего этого и величайшее благо есть благоразумие. Поэтому благоразумие дороже даже философии».

Эпикур говорил ученикам о бесконечном количестве миров, столь же бесконечном, как и сама Вселенная, он был убежден в повторяемости сходных форм во Вселенной. Весной 306 года до н. э. Эпикур отправился в Афины. С ним были его верные друзья — Гермарх, Метродор и Полизн. Они покидали Ионию с твердой уверенностью в том, что всем вместе им удастся прожить самим, а также научить и других жить так, как писал об этом впоследствии Эпикур своему ученику Менекею, убеждая его предпочесть всему прочему «бессмертные блага» свободы духа и разума: «Ты никогда, ни наяву, ни во сне не придешь в смятение, а будешь жить как Бог среди людей. Да, совершенно не похож на смертное существо человек, живущий среди бессмертных благ».

За восемьдесят мин Эпикур купил дом и сад, небольшой тенистый сад, где решил открыть свою философскую школу. На воротах сада было написано «Гость, тебе здесь будет хорошо, здесь удовольствие — высшее благо», и это сразу же дало повод для кривотолков, обвинений, которые выдвигались против «философов из садов» и несколько столетий спустя. Здесь прошла в трудах, размышлениях и беседах жизнь Садослова (как называли его нередко впоследствии). Вход в сад был открыт для всех молодых и старых, мужчин и женщин, богатых и бедных, свободных и рабов. Эпикур считал своей главной целью помогать тем, кто растерялся перед неумолимыми несообразностями жизни.

Некоторые ученики приходили к учителю со своими законными женами. Но такие имена, как Леонтина, Гедейа, Эротиона, Никидиона, говорят о том, что среди учеников были и женщины «свободного поведения». Они не принадлежали больше к тому кругу «гетер». Кто-то наконец признал у них душу и позаботился о благе этой души. Эпикур, пораженный моральными и интеллектуальными качествами некоторых из этих «свободных женщин», доверил одной из них временное руководство школой, которое, согласно правилу, переходило по очереди, осуществляли его ученики. Имена нескольких из этих молодых женщин указывают на их положение рабынь. До нас не дошло достоверных сведений о том, брал ли Эпикур какую-то плату со своих слушателей, следуя собственному тезису о том, что «обеднев, мудрец будет и деньги наживать, но только своей мудростью». Или же он довольствовался пенсией, о которой напоминает кому-то в одном из дошедших до нас фрагментов: «Пенсию, которую назначил я требую, чтобы ее одну мне посылали, хотя бы были среди гиперборейцев. Именно только сто двадцать драхм в год от каждого из обоих я желаю получать».

Итак, для того чтобы жить разумно, правильно и радостно, — учил Эпикур собиравшихся в Саду, — следует прежде всего определить подлинную цель жизни, чтобы затем направить на ее достижение все свои действия. Для самого Эпикура этой главной, единственной целью была свобода, та высшая свобода, которая доступна лишь истинно разумным, знакомым с закономерностями мироздания и бытия людям. Жить так, как хочется, и в то же время — как положено, как следует, не нарушая ни законов нравственности, ни общепринятых установлений, — вот чему стремился научить своих последователей Эпикур.

Главнейшему для мыслящего человека вопросу — о познаваемости мира Эпикур посвятил немало работ («Об осязании», «О зрении», «Об образах», «О воображении»), наиболее значительной из которых считалось сочинение «О критерии или канон». В основе всей его каноники лежало убеждение в достоверности человеческих чувств и восприятий: «Если ты считаешь, — писал он в связи с этим, — недостоверным все чувственные восприятия, то у тебя не останется ничего, на что можно было бы делать ссылку при суждении тех из них, которые, по твоим словам, лживы». Эпикур предпочитал — и призывал к этому и своих последователей — совершенное отстранение от политики, утверждая, что мудрому человеку не стоит ни заседать в собрании, ни выступать в суде. Тем более что, даже участвуй он во всех этих делах с пылом и рвением, достойным Гиперида, ничего не изменилось бы к лучшему». Довольствуясь своим» и уча этому других, он до конца разделил с потерпевшими поражение афинянами, их бедность, их унижение.

Садослов даже в самые тяжелые времена блокады, голода и варварского нашествия, не покинул Афины, — подчеркивают все обращавшиеся к описанию его жизни, считая, что за все эти сорок лет он только два или три раза уезжал из Аттики, чтобы повидаться с друзьями в Ионии. К этому времени сын Неокла сделался, по-видимому, тем «знаменитым гаргеттянином», который, по словам Цицерона, «взволновал не только Грецию и Италию, но даже весь варварский мир». Со всех концов греческого мира собирались в Сад жаждущие знаний и, послушав Спасителя людей, как все чаще теперь называли сына Неокла, становились его ревностными приверженцами. По-видимому, он обладал особым даром говорить просто, доступно и убедительно. Ученики и друзья приходили к нему в сад, ставший теперь бедным двором Эпикур говорил им, что дружба до бесконечности увеличивает удовольствие жить. Дружба — это разделение между друзьями необходимого, это переживание сообщих простых удовольствий — вот лучший плод ограниченной мудрости Эпикура, но в действительности в сочетании с дружбой эта мудрость перестает быть ограниченной она распространяется на всех людей. Не говорит ли нам один писатель древности, что после смерти Эпикура число его друзей было так велико, что можно было их считать «целыми городами».

Эпикур с каждым годом все больше времени проводил в работе над своими сочинениями. Это обилие трудов (их было больше, чем у Демокрита, Аристотели или Ксенократа) вызывало прямо-таки ненависть его противников-стоиков. Последователь Зенона Хрисипп даже как будто бы дал клятву написать своего рода опровержение на каждое из сочинений Садослова и как будто бы выполнил это обещание». Надо стараться сделать последнюю часть пути лучше первой, пока мы находимся в дороге, а когда дойдем до конца, надо с легким сердцем радоваться», — писал сын Неокла, приближаясь понемногу к этому концу.

 Настаивая на том, что вера в бессмертие души только мешает человеку правильно построить свою жизнь (как будто бы можно исправить в предшествующих жизнях все то неразумное, злое, неправедное и несправедливое, что совершил в этой жизни), мешает вполне насладиться радостью только единожды данного бытия, Эпикур считал к тому же совершенно необоснованными сами притязания людей на вечную жизнь, в то время как все в этом мире имеет свой срок, свое начало и свой конец. Своих учеников он призывал прожить разумно и радостно отпущенный им срок, которого, как он полагал, вполне достаточно, чтобы «пройти весь круг доступных для человека наслаждений». А «когда придет смерть, мы, насыщенные, встали бы из-за стола жизни, чтобы уступить место другим».

«Конечно, даже прожив свой срок, так жаль расставаться с нашим прекрасным, залитым солнцем миром, но что же делать, если мир так устроен. Разве испытываем мы боль при мысли, что не жили столетием или же тысячелетием раньше? Так почему же мы горюем о том, что не будем существовать через сто или тысячу лет?»

Эпикур умер в 270 году до н. э. в возрасте семидесяти двух лет. Перед этим в течение четырнадцати дней его мучили тяжелейшие приступы рвоты, из почек шли камни, «страдания при мочеиспускании и кровавый понос». Как рассказывает в своих письмах Гермарх, измученный жесточайшими болями, Эпикур «лег в медную ванну с горячей водой», попросил неразбавленного вина, выпил, пожелал друзьям не забывать его учений и так скончался. 

В вашем браузере отключен Javascript.
Чтобы произвести расчеты, необходимо разрешить элементы ActiveX!
Больше интересного в телеграм @calcsbox

История происхождения слова «эпикуреец» — Российская газета

Эпикуреец.

Человек, который выше всего ставит личное удовольствие и чувственные наслаждения. Казалось бы, все понятно: если эпикуреец — то последователь философа Эпикура, не так ли? Но если бы вы знали, как далеко друг от друга Эпикур и эпикурейцы!

Итак, Эпикур. Родился в IV веке до нашей эры на острове Самос, в семье афинянина. Получил хорошее образование, на короткое время приехал в Афины, потом жил в Малой Азии и, наконец, поселился в Афинах насовсем. Он основал там свою философскую школу, куда, говорят, принимали даже женщин!

Эпикур купил сад и поселился в нем со своими учениками (отсюда наименование эпикурейцев: «философы Сада»). Над входом висело изречение: «Гость, тебе здесь будет хорошо. Здесь удовольствие — выс шее благо».

Для Эпикура, если кратко излагать его взгляд на вещи, понятия «хороший» и «приятный» были синонимами. Что было хорошо — было приятно, и что приятно — то хорошо.

Поэтому вроде бы абсолютно правыми должны быть те, кто посвящал свою жизнь удовольствиям.

Но вот вопрос: что такое истинное удовольствие? Например, голод — это плохо, а вкусная еда — хорошо. С другой стороны, не факт, что большое количество приятного так же хорошо, как малое. Оценивая, что приятно, а что нет, человек должен заранее оценить, не принесет ли приятный момент неприятных ощущений в будущем и они перечеркнут сиюминутное наслаждение.

К общественности (а особенно к государству и культу) мудрец должен относиться дружественно, но сдержанно.

Девиз Эпикура: «Живи уединенно».

Получается, Эпикур проповедовал умеренность, мудрое и взвешенное стремление к приятному в жизни. Философия эта приобрела популярность среди высших слоев Древней Греции и Древнего Рима, в Риме она вообще была очень широко распространена, но там в большей степени помнили об удовольствии, а об умеренности со временем забыли напрочь. Недаром современные толковые словари приводят и второе значение слова эпикуреизм: «мировоззрение, возникшее на почве извращенного толкования этического учения Эпикура, как стремление к удовлетворению чувственных инстинктов, к достижению личного благосостояния».

Отсюда и эпикурейцы, в том числе современные.

Нет-нет, Эпикур имел в виду совсем другое!

Это так, на всякий случай.

Эпикур. Краткая история философии

Эпикур

Жизнь

Эпикур родился на Самосе, греческом острове, расположенном в Эгейском море недалеко от побережья Турции, в 342 г. до н. э. В Афины он прибыл в возрасте 18 лет для прохождения военной службы. Эпикур учился у множества учителей в различных греческих городах. Когда ему шел четвертый десяток, он отправился жить в Афины, где основал собственную школу философии.

Эпикур

Эта школа была не совсем обычной. Она была окружена садом, отделяющим ее от городского шума. Эпикур завещал эту школу своим последователям. При жизни ученики относились к нему с почтенным благоговением, как к учителю. Его учения и речи заучивались наизусть. Предательством было бы изменить что-либо написанное им или подвергнуть это сомнению. Для философа это было настоящей неудачей.

Мы располагаем лишь немногими трудами Эпикура. Несмотря на то что один античный автор утверждал, что Эпикур написал свыше 300 книг, лишь немногие дошли до нас. Наш главный источник, свидетельствующий об учении Эпикура, – римский поэт Лукреций (91–51 гг. до н. э.). В его поэме содержатся некоторые, порой измененные отрывки из трудов философа, написанных тремястами годами ранее. Основная идея учения Эпикура, отраженная в произведениях Лукреция, состоит в том, что люди должны стремиться обрести душевный покой и освободиться от страха перед смертью и богами.

В конце своей жизни Эпикур был серьезно болен. Но несмотря на то, что его боль была очень сильна, он сглаживал свои страдания неимоверной бодростью и жизнелюбием. На исходе своих дней философ попросил, чтобы о детях Метродора, одного из первых его учеников, в дальнейшем кто-то позаботился. В данном случае Эпикур упоминал о своей школе, которая, впрочем, была скорее не школой, а общиной, где царили полное взаимопонимание и дружба. Человек любого социального статуса и общественного положения мог стать учеником Эпикура. Эта школа-община объединила не только учеников, друзей, их детей, но даже рабов и прислугу. Жизненный уклад был весьма простым и строгим. Еда не отличалась разнообразием и излишеством, часто члены общины питались исключительно хлебом и водой. Сыр подавался, когда постояльцы школы осознавали, что они действительно были готовы устроить пир (последствия такой диеты периодически проявлялись в слабом здоровье учителя). Эпикур умер в 270 г. до н. э. Он никогда не был женат.

Несмотря на то что мы детально рассмотрим философскую теорию Эпикура ниже, стоит отметить, что сам Эпикур представляется нам как чрезмерно опасливый, не способный на риск, пугливый и весьма эгоцентричный человек. (Кому-то даже может показаться, что, если бы Эпикур жил в наше время, он бы наверняка истратил все свои сбережения на страховку и не испытывал бы большого удовольствия от жизни.)

Мысли

Наслаждение

Основной постулат философии Эпикура состоит в том, что дух человека должен находиться в состоянии смирения и спокойствия. Наслаждение (удовольствие), согласно Эпикуру, являлось высшим благом. Наслаждение в целом состояло из различных видов физического удовольствия, получаемых посредством органов чувств: вкуса, осязания, слуха, зрения и обоняния. Самое важное и значимое из всех наслаждений – удовольствие, получаемое от пищи. Духовное наслаждение следует во вторую очередь. Главное духовное удовольствие, по мнению Эпикура, заключалось в созерцании физических, чувственных наслаждений.

Важная особенность данной философской позиции в том, что человеку вполне под силу испытывать наслаждение без ощущения боли. Проявление благопристойности в выборе удовольствий показывает наивысшее достоинство человека. Справедливость выражается в необходимости поступать так, чтобы поступок не вызывал у человека, его совершившего, боязнь возмущения и порицания со стороны других людей. Иными словами, не следует совершать поступки, которые запрещаются или негативно оцениваются обществом.

Активные и пассивные наслаждения

Ранние гедонисты в процессе своих рассуждений оперировали понятиями активного (динамического) и пассивного (статического) наслаждения. Получение активного удовольствия предполагалось при достижении человеком желаемой цели. Однако сам факт того, что человек хочет чего-либо, связан с возникновением душевной боли у этого человека в связи с отсутствием желаемого. Получение пассивного удовольствия, по мнению гедонистов, было связано с нахождением человеческого духа в состоянии равновесия: отсутствием и желания испытать наслаждение, и ощущения недостатка желаемого. Ранние гедонисты полагали, что человек должен стремиться к пребыванию именно в этом состоянии. Активное удовольствие, например, проявляется, когда человек пьет, испытывая жажду. При пассивном удовольствии чувство жажды отсутствует.

Эпикур склонялся к тому, что гораздо лучшим является состояние пассивного удовольствия. По его мнению, оно было непорочно, и человек, испытывая пассивное наслаждение, не подвергал себя риску испытать боль, связанную с наличием желания. Таким образом, любой человек должен был, по мнению Эпикура, стремиться к пассивному удовольствию, никак не связанному со страданием от невозможности удовлетворения желания. Эпикур всегда стремился к умеренности в получении наслаждения, его не привлекали сильные ощущения. Он активно выступал против сексуального удовольствия, полагая, что оно не приносит человеку ничего хорошего, и даже, напротив, зачастую является вредным.

Как можно избежать страданий

Сущностью эпикурейства стало отсутствие у человека страданий, а не наличие удовольствия. Богатство, слава, почет и успех напрасны; они тревожат вас в то самое время, когда бы вы могли получить наслаждение. Платон и Аристотель видели сущность философии в постижении ранее неизвестных знаний. Согласно их пониманию, для развития философии были необходимы точные науки – такие, как математика и логика. Эпикуру же для философствования была необходима только реальная методика построения мыслей, основанная на здравом смысле.

Своим ученикам Эпикур советовал порвать с приверженностью к любым формам культуры. Его ученикам не следовало касаться общественной жизни. Причина этого довольно проста. Ведь если бы вы, к примеру, достигли определенного успеха в своих делах и получили бы власть над другими, то количество ваших завистников и даже людей, желающих вам навредить, несомненно бы увеличилось.

Хотя и предполагается, что следующий своим правилам Эпикур должен был проявлять эгоизм, он, однако, очень ценил дружбу. Это проявлялось в его частых стараниях оказать помощь друзьям и защитить их. Он ощущал чужие страдания и искренне желал, чтобы люди нашли утешение в его философии.

Больше всего Эпикур хотел избежать страха. Он выделял два основных источника страха – страх перед богами и страх перед смертью. Древние греки имели весьма нечеткие представления о том, что должно было происходить с человеком после смерти. Они попросту не хотели знать больше. Чрезвычайно редко они описывали смерть как счастье. Все сказания о героях, побывавших в загробном мире (например, Одиссей) и встретивших там людей, с которыми они были знакомы при жизни, изображали смерть в негативных тонах. Все религии, за небольшим исключением, придерживаются такой точки зрения – умершие не обретают счастья. Для Эпикура религия не была источником человеческого утешения.

Он представлял ее как источник страха. Если человек был бы бессмертен, ему никогда не удалось бы избавиться от страха или боли.

Атомическая теория Эпикура Эпикур был материалистом; он верил, что все сущее состоит из материи. Мир, по мнению Эпикура, был создан из атомов и пустоты. Попадая в пустоту, атомы сталкивались, соприкасались друг с другом, и в конечном итоге в результате подобных процессов возникли все объекты, находящиеся в пространстве. Согласно Эпикуру, душа также материальна. После смерти душа отделяется от тела, ее мельчайшие частицы, атомы, рассеиваются в пространстве. Эпикур был уверен в существовании богов. Однако они представлялись ему как благоразумные гедонисты, наслаждающиеся своим удовольствием (или страдающие). Эпикур считал, что человеческих дел они не касались и разумно сторонились общественной жизни. В результате причины, по которой человеку следовало бы бояться богов, просто не существовало.

Выводы Фундаментальные идеи гедонизма основываются на двух постулатах. Первый постулат состоит в психологическом описании действий человека: действия любого человека всегда обусловлены его стремлением к получению наслаждения. Таким образом, если человек совершает какой-нибудь акт самопожертвования ради спасения своих любимых, то наверняка он руководствуется при совершении своего поступка стремлением ощутить удовольствие от осознания того, что его любимые будут спасены. Второй постулат теории Эпикура – суждение о том, что человеку необходимо стремиться к получению удовольствия. Наслаждение – единственная важная ценность.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Мы называем удовольствие началом и концом счастливой жизни»: как с помощью философии Эпикура примирить душу с телом

Называть себя эпикурейцем я начал с 2012 г. , когда осознал, что философия эпикуреизма подходит мне как никакая другая. Меня воспитывали как католика, потом я отверг для себя эту религию и стал изучать другие. В какой‑то момент меня заинтересовал буддизм и даже помог принять идею, что все преходяще — и работа, и люди — все, что я любил и терял. Международное общество сознания Кришны научило меня развивать привычки к удовольствиям высшего порядка — вегетарианской пище, мелодичной музыке, здоровым отношениям, но в конечном итоге делало абсурдные заявления в духе сверхъестественного и требовало абсолютного преклонения перед гуру. Я понял, что западные ценности укоренены во мне слишком глубоко и не позволят проникнуться восточными традициями. И вот наконец, читая представителей нового атеизма, я набрел на эпикурейские идеи.

Я тоже эпикуреец, как вы говорите о себе. Я рассматриваю подлинные доктрины Эпикура (а не приписываемые ему) как содержащие все рациональное в философии нравственности, что Греция и Рим оставили нам. Томас Джефферсон, из письма Уильяму Шорту

Большинство людей, читая слова Джефферсона о «жизни, свободе и стремлении к счастью» в Декларации независимости, не задумываются об эпикурейской подоплеке американского государства. Письмо Джефферсона своему другу дипломату Уильяму Шорту и наставническое влияние на гостившую в усадьбе Монтичелло Фрэнсис Райт, автора величайшего эпикурейского шедевра на английском языке под названием «Несколько дней в Афинах» (1821), свидетельствуют о близком знакомстве и серьезной приверженности отца-основателя Соединенных Штатов эпикурейской этике. Даже его редакцию Библии, из которой он удалил все упоминания о чудесах и сверхъестественном, можно рассматривать как активное переосмысление Евангелия в духе эпикурейства. Современные греческие эпикурейцы, ссылаясь на Джефферсона, лоббируют в Европарламенте принятие Паллинийской декларации, призывающей официально признать и увековечить «право на счастье» для всех граждан Евросоюза.

По запросу «философ-эпикуреец» интернет-поисковик выдает, помимо «последователь Эпикура», такое определение: «человек, ценящий чувственные наслаждения, особенно изысканные блюда и напитки». Поиск по запросу «эпикуреец» — «тот, кто склонен к чувственным удовольствиям; обладающий тонким взыскательным вкусом, особенно применительно к еде или винам».

Что касается пристрастия к еде и питью — каюсь, тут я отчасти грешен. Меня можно назвать гурманом, но умеренным. Я не пью спиртного, не употребляю наркотики, порции еды кладу умеренные, спать ложусь обычно не позже десяти.

Однако как случилось, что «эпикуреец» стал синонимом гурмана и винного сноба? И если на то пошло, почему враги эпикурейцев в Древней Греции называли их свиньями? И почему в иудаизме словом «апикорос» (производным от «Epicurus») презрительно именуют еретиков или безбожников?

Наверное, ни одну философскую школу не оклеветали так, как эпикуреизм. Причины можно назвать разные: неприязнь религии ко всему плотскому, природному и чувственному; преобладание учений Аристотеля и Платона в философии; общая настороженность в отношении удовольствия и, наконец, культ разума, который часто приносит иррациональную часть человеческой природы на алтарь рациональной, но… не дает человеку раскрыть и половины своих возможностей.

Я расскажу историю своих взаимоотношений с эпикуреизмом с самого начала, чтобы наглядно показать, как мне удалось найти в философии эпикурейцев не только четкое этическое руководство, ни в чем не противоречащее науке и не вызывающее когнитивного диссонанса, но, что важно, позволяющее примирить душу с плотью. Католическая вера, в которой меня воспитывали, внушала мне, что страдания — это благо (и даже более того, источник добродетели), а удовольствия, особенно плотские, — зло. В этом же нас убеждают постоянно встречающиеся леденящие душу визуальные образы: тело на кресте, рыдающие девы, искаженные страшной мукой лица святых. Нам твердят, что, пока живы, мы должны «нести свой крест», а блаженства достигнем лишь после смерти — когда закончится единственный отпущенный нам на этом свете срок. Мне же хотелось жить счастливо и избежать страданий. Но какая уж тут счастливая и здоровая жизнь, когда душа с телом не в ладу.

Кроме того, религия учила меня верить — верить безоговорочно, не требуя доказательств, тогда как вся система философии эпикуреизма основана на доказательствах, которые природа дает нам в ощущениях.

Достигнув половой зрелости, я понял, что я гей. Годами я ненавидел себя и свое тело. В отличие от менее везучих — выросших в вечном страхе перед грядущими муками в аду, — я не верил, что попаду в ад, да и неисправимым грешником себя не считал. И тем не менее в детстве мне успели запудрить мозги, и в голове у меня царила некоторая неразбериха. Самоуважение требовало от меня отказа от веры моих предков. Годы спустя, проанализировав множество других мировоззренческих подходов, я узнал, что в философии эпикурейцев совесть можно примирить с плотью, и вполне уместно обращаться к философии, когда речь идет о теле и инстинктах, причем оставаясь в согласии с самим собой, учитывая свои природные склонности, а не борясь с ними, и что не обязательно изменять себе, чтобы быть счастливым.

Канон, физика и этика

Доктрина эпикуреизма состоит из канона, физики и этики — логично и тесно переплетенных между собой. Канон объясняет, как познавать природу, как она проявляет себя и как мы ее воспринимаем, — иными словами, эпистемологию. Физика объясняет природу вещей, в основе своей состоящих из атомов и пустоты. Этика дает толкование искусства жизни.

Канон, в буквальном переводе с древнегреческого означающий «мерило», представляет собой совокупность способностей, которыми природа наделила нас для восприятия действительности: пять чувств, способность испытывать удовольствие и отвращение (ощущения, или гедонистический оттенок) и предвосхищение (способность, позволяющая распознавать абстрактные паттерны). Вместе эти три набора свойств называются треножником — эпикурейцы считают, что канон опирается на эти три столпа. Эти способности обеспечивают нас информацией об окружающем мире независимо от суждений разума. Каждый набор способностей отвечает за свою сторону жизни: только уши сообщают нам о звуках, только нос о запахах, только гедонистический оттенок свидетельствует о правильности выбора и так далее. Если, допустим, предмет погружен в воду и она искажает его очертания, составить окончательное мнение о его форме мы сможем, только когда осмотрим его вне воды, то есть последней инстанцией в зрительном восприятии являются именно глаза и так далее.

Обратите внимание, что понятие разума в каноне отсутствует. Разум считается способностью, дополняющей канон. Лишенный непосредственной связи с природой, он используется для толкования данных, поставляемых каноническими способностями, и именно в процессе трактовки могут возникать ошибки. Ниже я подробнее расскажу о свержении Божественного разума (Афины) Божественными чувствами (Афродитой). А пока хотел бы отметить, что это не фантазии и не своекорыстные домыслы первых эпикурейцев: ясно, что природа сама наделяет нас этими способностями и задает критерии истины, а не люди придумывают их.

Далее, миры безграничны [по числу], как похожие на этот [наш мир], так и не похожие. Ибо атомы, число которых безгранично, как только что было доказано, несутся даже очень далеко. Ибо такие атомы, из которых может образоваться мир и которыми он может быть создан, не израсходованы ни на единый мир, ни на ограниченное число миров, как тех, которые таковы, [как наш], так и тех, которые отличны от них. Поэтому нет ничего, что препятствовало бы [признанию] безграничного числа миров. Эпикур, из письма к Геродоту

Что касается физики, эпикурейская философия утверждает, что тела состоят из атомов. Впервые этот тезис был выдвинут атомистами и обсуждается в письме Эпикура к Геродоту. Древние атомисты (относившиеся к природе с таким же благоговейным трепетом, который в наше время демонстрирует Карл Саган) разработали полноценную космологию, основанную на теории, гласящей, что все на свете состоит из элементарных частиц и пустоты. Они отвергали все отсылки к сверхъестественному, сформулировали зачатки теории относительности, создали «учение о бесчисленных мирах» и еще 2300 лет назад рассуждали о внеземной жизни, опираясь на свои выводы о природе вещей. Мысли, высказанные Эпикуром в письме к Геродоту, где он излагает теорию бесчисленных миров, базирующуюся на идее бесконечности атомов и беспредельности пространства при ограниченных вариантах их сочетания, подтверждаются недавними исследованиями планет, лежащих за пределами Солнечной системы (за последние десятилетия их обнаружены тысячи). Современные эпикурейцы с огромным удовольствием занимаются наукой.

Этика: выбор и избегание

Именно в этике — искусстве жизни — мы находим самые спелые и сладкие плоды эпикурейской доктрины. Античные эпикурейцы пришли к выводу, что, поскольку все мы состоим из атомов и после смерти утрачиваем разум и чувства, основанная на страхе религия смысла не имеет и нужно сосредоточиться на том, чтобы жить счастливо на этом свете. После смерти атомы, составляющие наше тело, вернутся в природу и в переработанном виде войдут в состав других тел. Понимание, что жизнь у нас одна, влечет за собой немало важных этических соображений.

Мы рождаемся один раз, а дважды родиться нельзя, но мы должны уже целую вечность не быть. Ты же, не будучи властен над завтрашним днем, откладываешь радость; а жизнь гибнет в откладывании, и каждый из нас умирает, не имея досуга. Эпикур, Ватиканское собрание изречений

Одна из отличительных особенностей эпикурейской философии — признание ведущей роли чувств. Мы, эпикурейцы, рассматриваем человека всесторонне, а не только как существо «разумное». Мы не отвергаем наше иррациональное, инстинктивное, чувственное «Я». Мы полностью принимаем себя как создания природы. Эпикур видел, что платонизм и идеализм заменили природу идеями, привели к отчуждению человека от непосредственного чувственного опыта и в результате лишили мораль и философию естественности и контекста. Он учил нас, что философ должен ощущать под ногами твердую почву, смотреть на мир трезво, используя все свои способности. Прямой, непосредственный опыт говорит нам, что удовольствие само по себе достойно предпочтения, а боль — избегания. Эпикур отказывался обосновывать свои догадки силлогизмами, логикой и игрой слов. Мы видим новорожденных детей: как они избегают боли и ищут удовольствия, — и из этого наблюдения делаем вывод, что человек от природы склонен искать удовольствия и избегать боли. Мы считаем, что любая сострадательная, полезная этическая система должна считаться с нашей способностью к удовольствию и отвращению, выступающей для нас важнейшим элементом нравственного компаса, которым нас наделила природа.

Поэтому‑то мы и называем удовольствие началом и концом счастливой жизни. Его мы познали как первое благо, прирожденное нам; с него начинаем мы всякий выбор и избегание; к нему возвращаемся мы, судя внутренним чувством, как мерилом, о всяком благе. Эпикур, письмо к Менекею

Кроме того, способность к удовольствию или отвращению непосредственна, прагматична и полезна для любого из нас, независимо от происхождения и образования. Она доступна и женщинам, и мужчинам, и детям, и пожилым. Чтобы выбирать и избегать, нам не нужны ни священники, ни пророки, ни логики, ни посредники, поэтому эпикурейский канон наделяет нас полномочиями и дарит независимость от традиционных авторитетов.

Так как удовольствие есть первое и прирожденное нам благо, то поэтому мы выбираем не всякое удовольствие, но иногда мы обходим многие удовольствия, когда за ними следует для нас большая неприятность; также мы считаем многие страдания лучше удовольствия, когда приходит для нас большее удовольствие, после того как мы вытерпим страдания в течение долгого времени. Таким образом, всякое удовольствие, по естественному родству с нами, есть благо, но не всякое удовольствие следует выбирать, равно как и страдание всякое есть зло, но не всякого страдания следует избегать. Но должно обо всем этом судить по соразмерности и по рассмотрении полезного и неполезного: ведь в некоторых случаях мы смотрим на благо, как на зло, и обратно: на зло — как на благо. Эпикур, из письма к Менекею

Эпикурейцы с самого начала отвергали идеалистические концепции и абсолюты, отчуждающие человека от контекста и природы, предпочитая заниматься реальностью. Наша мораль контекстуальна. Вместо того чтобы абсолютизировать предписания и запреты, первые эпикурейцы учили наиболее эффективно использовать наши способности.

Все наши избегания и предпочтения привязаны к конкретным обстоятельствам. Для ответа на любые этические вопросы необходимо сделать гедонистический расчет, то есть взвесить преимущества и недостатки. Поскольку цель — приятная жизнь, мы должны избегать или откладывать немедленное удовлетворение, если с ним связаны некоторые неудобства, перевешивающие удовольствие. Соответственно, иногда мы выбираем неудобства в надежде получить более значимое и долгосрочное удовольствие.

И вот здесь я выбираю эпикурейскую умеренность: я опровергаю стереотип, породивший оскорбительный для эпикурейца образ раба чувственных наслаждений.

Допустим, пиво повышает настроение, но мы должны знать свою норму: мой предел — три кружки, поскольку на третьей я теряю связность мысли, а на следующее утро меня мучит похмельная жажда и толку от меня мало. Так что больше неудобств, чем удовольствия. Обратите внимание: настоящий эпикуреец никогда не скажет, что пиво тождественно удовольствию. В силу способности к удовольствию или отвращению первой кружкой он насладится, а третья покажется ему неприятной. Один и тот же объект чувственного восприятия приятен или неприятен в зависимости от обстоятельств, но наши природные способности всегда служат нам подсказкой.

Читайте также

«Мы все — часть бога». Интервью с историком античной философии Энтони Лонгом о стоической экологии и этичности каннибализма

Еще один мой личный пример гедонистического расчета связан с учебой. Я вкалывал, чтобы получить университетский диплом, притом что жил впроголодь и не мог устроиться на приличную работу. Но, успешно пройдя все испытания, я надеялся увеличить свои доходы в дальнейшем, что позволило мне сделать верный гедонистический расчет.

Социальный проект «Epikur life school» меняет стандарты детского образования

Бренд «Эпикур» продолжает внедрять социально-ответственные проекты в своей деятельности. Два года назад история компании началась с выращивания натуральной курятины без антибиотиков и активной пропаганды здорового образа жизни. А сегодня компания уже выступает инициатором петиции о запрете бесконтрольного использования антибиотиков в сельском хозяйстве и вводит современные образовательные проекты в учебных заведениях.

Пилотный проект «Epikur life school» стартовал в детсадах и школах Владимир-Волынского — города, где находятся производственные мощности «Эпикур» и живет со своими семьями около 1000 сотрудников птицефабрики.

Предприятие выступило с предложением помочь садам и школам внедрить современное обучение уже сейчас, не дожидаясь правительственных реформ.

Цель социально-образовательного проекта подготовить ребенка к взрослой и здоровой жизни, помочь садикам и школам стать местом, где ребенок становится автором своего будущего. Также предоставить родителям полезные знания и необходимые навыки для воспитания ребенка.

Образовательный проект базируется на принципах инновационной корпоративной культуры Epikur, которая сочетает в себе инструменты SCRUM, культуру полезного питания и занятий спортом. Дополняет такие принципы стремление к постоянному обучению и открытость к новому..

Благодаря этой программе родители и дети получают полезный опыт и улучшают взаимоотношения между собой.

Среди первых заведений, принявших предложение Эпикур был педагогический коллектив здо №8 «Вышиванка», который уже участвовал в международной конференции демократического образования IDEC и сотрудничает с международной образовательной компанией DEC education.

«Мы начали этот социальный проект, чтобы помочь детсадам и школам стать местом, где ребенок становится автором своей жизни, где можно ошибаться, пробовать снова и не бояться перемен». Местом, которое отвечает реалиям современного мира и идет в ногу со временем «. Местом не в столице или городе миллионнике, а в небольшом, но прекрасном городе Владимир-Волынский, где расположено производство Epikur и где живет более тысячи членов #EpikurTeam и их семей »- написал на своей странице в социальной сети управляющий акционер Эпикур, Алексей Коваленко

«Наше сотрудничество с учебными заведениями Владимир-Волынского района продолжается довольно давно. И проект «Epikur life school» — это принципиально новый уровень социально-образовательного проекта, который позволит не только улучшить детсад «Вышиванка», но и впоследствии изменить образовательную среду Волыни, благодаря современным принципам обучения », — добавляет куратор проекта от Эпикур, Тарас Васив.

Команда «Epikur» нацелена на долгосрочные отношения с партнерами, клиентами и учебными заведениями, которые основаны на принципах надежности и порядочности. И призывает учебные заведения присоединиться к проекту Epikur life school, чтобы улучшить систему обучения наших детей и их будущее!

Для справки: IDEC 18 лет успешно работает в сфере образования. Компания сотрудничает с лучшими зарубежными школами и высшими учебными заведениями. Ежегодно обучают более 2000 детей в школах английского языка, в образовательной лаборатории DEC lab, а также в инновационных англоязычных лагерях в Украине и Испании.

В сентябре 2017 года открыли первую школу полного дня, в которую вложили весь свой опыт, знания и новейшие методики со всего мира. В DEC life school центром внимания является ребенок, его интересы, таланты и запрос на знания. Они знают, как не только дать ему образование, которое пригодится во взрослой жизни, но и как сделать ребенка счастливым уже сейчас.

Факты об Эпикуре для детей

Краткие факты для детей

Эпикур

Римский мраморный бюст Эпикура

Дата рождения февраля 341 г. до н.э.
г.
Умер 270 г. до н.э.
Эра Античная философия
Регион Западная философия
Школа Эпикуреизм, атомизм, материализм, гедонизм

Основные интересы

Физика, этика, гносеология

Известные идеи

принцип удовольствия,
различие между «движущимися» и «статическими» удовольствиями,
атараксия , апония , атомное отклонение

Под влиянием

Сенека Младший, Гермарх, Лукреций, Гоббс, Кант, Бентам, Стюарт Милль, Томас Джефферсон, Фридрих Ницше, Карл Маркс, Чарльз Дарвин, Зигмунд Фрейд, Онфрей, Адриан, Метродор, Давид Юм, Филодем, Амафиний, Катий, Мишель Фуко, Гассенди, Хан Райнер

Эпикур (Самос, 341 г. до н.э. – Афины, 270 г. до н.э.) был древнегреческим философом.Он основал философскую школу под названием эпикуреизм.

Жизнь

Мальчиком он около четырех лет изучал философию у учителя-платоника Памфила. В возрасте 18 лет он отправился в Афины на двухлетний срок военной службы. Насколько нам известно, Эпикур никогда не был женат и не имел детей.

Учения

Эпикур помог в развитии науки и научного метода, потому что он сказал, что нельзя верить ничему, кроме того, что мы можем проверить с помощью прямого наблюдения и логического вывода.Его идеи о природе и физике намекали на научные концепции, разработанные в наше время.

Работы

Единственным сохранившимся полным собранием сочинений Эпикура являются три письма, которые можно найти в книге X Диогена Лаэртского « Жизнеописания выдающихся философов» , и две группы цитат: Основные доктрины , о которых также сообщается в книге X Диогена, и Ватиканских высказываний , сохранившихся в рукописи из Ватиканской библиотеки.

Многие отрывки из его тридцатисемитомного трактата О природе были найдены в сожженных фрагментах папируса на Вилле папирусов в Геркулануме.

  • Бейли К. (1928) Греческие атомисты и Эпикур , Оксфорд.
  • Бакалис Николаос (2005) Справочник по греческой философии: от Фалеса до стоиков, анализ и фрагменты , Trafford Publishing, ISBN: 1-4120-4843-5
  • Digireads.com Произведения Эпикура , январь 2004 г.
  • Юджин О’Коннор The Essential Epicurus , Prometheus Books, New York 1993.
  • Эдельштейн Эпикуреизм, два сборника фрагментов и этюдов Garland Publ.март 1987 г.
  • Фаррингтон, Бенджамин. Наука и политика в древнем мире , 2-е изд. Нью-Йорк: Барнс и Ноубл, 1965. Марксистская интерпретация Эпикура, эпикурейского движения и его противников.
  • Готлиб, Энтони. Мечта о разуме: история западной философии от греков до эпохи Возрождения . Лондон: Пингвин, 2001. ISBN: 0-14-025274-6
  • .
  • Инвуд, Брэд, тр. Читатель Эпикура , Hackett Publishing Co, март 1994 г.
  • Оутс Уитни Дженнинг, Философы-стоики и эпикурейцы, Полное собрание сочинений Эпикура, Эпиктета, Лукреция и Марка Аврелия , Random House, 9-е издание, 1940 г.
  • Панича, Джордж А. Эпикур , Twayne Publishers, 1967
  • Книги Прометея, Фрагменты Эпикура , август 1992 г.
  • Письма Рассела М. Гира, Основные доктрины, Ватиканские высказывания , Bobbs-Merrill Co, январь 1964 г.
  • Диоген из Ойноанды.Эпикурейская надпись , отредактированная с введением, переводом и примечаниями Мартина Фергюсона Смита, Библиополис, Неаполь, 1993.
  • Различие между демократической и эпикурейской натурфилософией – докторская диссертация Карла Маркса.
  • букв
  • Мраморная скульптура Эпикура на троне

  • Иллюстрация 1885 года небольшого бронзового бюста Эпикура из Геркуланума. На Вилле Папирусов были обнаружены три бронзовых бюста Эпикура, а также фрагменты текста.

  • Самая известная версия проблемы зла приписывается Эпикуру Давидом Юмом ( на фото ), который опирался на приписывание его ему христианским апологетом Лактанцием. Однако трилемма не встречается ни в одном из дошедших до нас сочинений Эпикура. Если бы Эпикур действительно написал какую-то версию этого, это было бы аргументом против божественного провидения, а не против существования божеств.

  • Эпикур, Нюрнбергская хроника

  • Эпикур показан среди других известных философов в Афинской школе итальянского художника эпохи Возрождения Рафаэля (1509–1511). Подлинные бюсты Эпикура были неизвестны до 1742 года, поэтому ранние современные художники, которые хотели изобразить его, были вынуждены составлять свои собственные иконографии.

  • Французский священник и философ Пьер Гассенди возродил эпикуреизм в современности как альтернативу аристотелизму.

  • Бюст Эпикура, прислонившегося к своему ученику Метродору, в Лувре

Эпикуреизм — Студенты | Britannica Kids

Предоставлено Soprintendenza alle Antichita della Campania, Неаполь

Свобода от боли в теле и от беспокойства в уме — цель счастливой жизни. Таково учение греческого философа Эпикура, жившего с 341 по 270 г. до н.э. Для многих людей эпикуреизм часто означал простую приверженность удовольствиям, комфорту и роскошной жизни, мало задумываясь о последствиях.Но идеи Эпикура были гораздо сложнее. При жизни и на протяжении столетий после него его считали реформатором нравственности.

Представления Эпикура о том, как должен жить человек, основывались на его понимании мира природы и на его представлениях об отношениях человеческого тела и души. Подобно Демокриту до него, Эпикур считал, что вселенная состоит из материальных тел и пространства или пустоты. Тела состоят из отдельных элементов, называемых атомами. Вселенная безгранична, как и количество атомов. Атомы имеют разную форму, и число атомов каждой формы бесконечно.

И человеческое тело, и душа состоят из атомов. Атомы души тонкие и распределены по всему телу. Именно душа отвечает за все чувственное восприятие. Ощущение — единственный источник знания, поскольку все чувственные восприятия верны — будь то зрение, слух, осязание, обоняние или вкус. Однако может возникнуть ошибка, если ум сформирует неверное мнение о том, что воспринимают органы чувств.Пока душа защищена телом, она способна передавать ему ощущения. Когда оно покидает тело, оно рассеивается и теряется, и тело больше не способно ничего чувствовать.

Если ощущения являются основой знания, то цель знания состоит в том, чтобы избегать тех ощущений, которые причиняют боль, и искать те, которые доставляют удовольствие как телу, так и уму. Хотя каждое удовольствие само по себе хорошо, не каждое удовольствие следует преследовать, потому что некоторые удовольствия могут повлечь за собой болезненные последствия или неприятности, которые перевешивают сами удовольствия. Это означает, что человек должен научиться различать удовольствия, которые действительно хороши, и те, которые только кажутся хорошими.

Чтобы жить хорошо, требуется практическая мудрость — умеренность, справедливость и мужество — чтобы уравновешивать удовольствия и страдания и, когда необходимо, принимать те страдания, которые ведут к большим удовольствиям. Таким образом, эпикуреизм — это не просто корыстная позиция. Например, может быть необходимо вступить в бой, чтобы достичь высшей цели мира. Необходимо относиться к другим людям справедливо, потому что несправедливое обращение болезненно.Эпикур рекомендовал культивировать дружбу как полезную и желательную. Он также утверждал, что удовольствия ума более долговечны, чем удовольствия тела.

Воспитание детей – Эпикур сегодня

Специалисты по воспитанию детей считают, что в наши дни мы многое делаем неправильно. Они думают, что родители слишком заинтересованы в ежеминутном счастье своих детей. Они слишком заботливы, слишком стремятся к тому, чтобы их дети оказались выдающимися в учебе, слишком неохотно соглашаются с тем, что не все дети будут преуспевать в равной степени, на самом деле, они слишком практичны. Эксперты придерживаются следующих исторических и психологических точек зрения:

1. В наши дни считается, что сильная эмоциональная и физическая привязанность хотя бы к одному основному опекуну (родителю, тете, усыновителю и т. д.) имеет решающее значение. Но на протяжении большей части истории и во всех культурах в той или иной степени упор делался на то, чтобы мать не слишком эмоционально вкладывалась в новорожденного или младенца, который может умереть или подорвать ее энергию и здоровье, а, следовательно, и благополучие матери. семье или общине.Насколько нам известно, видимого ущерба детям нанесено не было.

2. Совместный сон, кормление по требованию и постоянная игра родителей и детей – теперь связанные с «воспитанием привязанности» должны служить обеим сторонам или от них следует отказаться.

3. Слишком много внимания уделяется уникальности каждого ребенка наряду с менталитетом «каждый — победитель». Одержимые счастьем детей, американские родители «терпят посредственную успеваемость и ругают учителей, которые выявляют недостатки наших детей». Отношение к детям в лайковых перчатках из-за боязни повредить их самооценке не приносит им никакой пользы.

4. Обучение через наблюдение, игру и самостоятельность имеют решающее значение. Дети более выносливы и любознательны, чем мы думаем.

5. Слишком много внимания уделяется ограждению детей от вреда, что подрывает их естественную склонность к обучению навыкам выживания взрослых, социальным и практическим.

6. Доброкачественная небрежность в воспитании детей может быть положительной. «Вперед, продолжать; попытайся. Они скажут вам спасибо позже».

7. Совместные проекты и игры являются ключом к творчеству. Формальная работа в классе менее важна. Детям нужен баланс между свободой и структурой, чтобы оптимизировать свои творческие способности. Есть язык программирования под названием Scratch, который считается хорошим, а также Minecraft — пусть детишки разгуляются!

«Пора развернуть саженцы из ваты, в которую мы завернули детей, посадить их в богатую почву и сделать так, чтобы они не выросли в новое поколение сверхзащищенных детей».

Было бы интересно узнать, что Эпикур подумал бы о попытках ниспровергнуть общепринятые современные методы воспитания детей. Я сильно подозреваю, что он бы согласился. Что-то радикальное должно быть сделано с несчастьем детей сегодня. Не все это можно списать на Facebook и др.

Информация о книге:

«Воспитание детей: удивительные идеи из других культур», Дэвид Лэнси, опубликовано: Cambridge University Press
«Детский сад на протяжении всей жизни: развитие творчества через проекты, страсть, сверстников и игры», Митчел Резник, опубликовано: MIT Press
( Основано на обзоре вышеупомянутых книг Шаони Бхаттачарьи, New Scientist)

Против Платона и его детей — NewEpicurean

Эта страница посвящена сбору и систематизации эпикурейских аргументов против Платона и его производных.Как пишет Диоген Лаэртский,

г.

«И он [Эпикур] называл последователей Платона льстецами Дионисия, а самого Платона он называл Золотым».

Пока у меня нет времени расширить это, ряд хороших постов на эту тему можно найти, выбрав категорию «Против платонизма» слева.

Еще одним прекрасным справочником по этой теме является статья Марка Т. Райли, опубликованная Классической ассоциацией Канады в 1980 году под названием «Эпикурейская критика Сократа», которая доступна на сайте JSTOR.

В итоге из моего поста от 11.07.11 «Против Платона» вопрос следующий:

Возможно, когда-нибудь возникнет мир, в котором мы сможем безопасно игнорировать заблуждения ложной религии и ложной философии и сможем проводить время, размышляя исключительно о том, что истинно. Однако до тех пор, пока такой мир не возникнет — а нет причин думать, что он когда-либо возникнет, — мы, живущие в этом мире, постоянно сталкиваемся с требованиями различных недовольных, которые донимают нас ошибками и постоянно требуют нашего внимания и нашего философского искусства фехтования.

Когда мы надеваем наши философские шлемы, чтобы противостоять ложной религии и ложной философии, важно помнить, что одна из самых важных битв, к которой призывает нас Эпикур, направлена ​​против множества вариантов основных принципов Платона . Мы часто рассматриваем Эпикура как спарринг со стоиками из-за того, что сохранились многие диалоги Цицерона, противопоставляющие стоиков эпикурейцам, но школа стоиков возникла хорошо после основания эпикуреизма.Хотя стоики приняли многие платонические позиции (и, таким образом, стали антагонистами эпикурейцев), происхождение стоической ошибки было от Платона, и именно против Платона Эпикур нацелил многие из своих самых сильных аргументов.

Учитывая принятие многих платонических ошибок христианством и живучесть многих других форм платонизма в современном мире, важно понять роль Эпикура как крестоносца как против платонизма, так и против ложной религии. Норман ДеВитт рассмотрел несколько важных основ этой истории в главе 1 книги «Эпикур и его философия :

».

«Если именно в роли реформатора нравственности Эпикур чувствовал себя освобожденным от обязанности почитать своих предшественников, то именно в роли естествоиспытателя он стал антагонистом, в частности, платонизма. Он решил возродить традицию ионийской науки, прерванную Сократом и Платоном.

Чтобы дополнить это утверждение, достаточно нескольких подробностей. Греческая философия добилась успехов в двух отдельных областях и обнаружила два общих направления; более ранний был ограничен городами Эгейского моря, более поздний — городами южной Италии. Первая тенденция была наблюдательной и спекулятивной, вторая — математической и созерцательной. Эгейские греки были знакомы со всеми промышленными технологиями того времени, такими как прядение, рубка леса, ферментация, керамика и металлургия, и они были проницательными наблюдателями времен года, климата, ветров, вод и штормов.Одержимые феноменом всеобщего изменения в сочетании с постоянством целого, они посвятили себя задаче открытия неизменного, лежащего в основе всех изменяющихся вещей. Предлагая и отвергая или улучшая одно решение за другим, они в конце концов пришли к убеждению, что высшим существованием являются невидимые и неделимые тела, которые они назвали атомами. Именно эту атомистическую теорию поддержал и возродил Эпикур.

Итальянские греки, напротив, мало интересовались физическими изменениями или природными процессами.Они привыкли к сидячей позе. В искусстве их изображают удобно сидящими с тонким стержнем или радиусом в руке, которыми они рисуют фигуры на отшлифованном полу. Счетчики и письменные планшеты также находятся под рукой. Успехи, достигнутые ими, касались областей геометрии и арифметики, и эти успехи были настолько замечательны, что захватили воображение современного мира и на время затмили прогресс, достигнутый их ионийскими братьями. В частности, геометрия, хотя сама по себе является позитивистским исследованием, вдохновила людей на новое движение, подлинно романтическое.

Именно романтическая сторона нового знания пленила Платона, который сам был не более чем современным математиком. В геометрии он, казалось, видел абсолютный разум, созерцающий абсолютную истину, совершенную точность понятия, соединенную с окончательностью доказательства.
Он начал переносить точные понятия геометрии в этику и политику точно так же, как современные мыслители перенесли понятия биологической эволюции в историю и социологию. Особенно заманчивым было понятие, известное нам как определение.Это было создание геометров; они создали его, определяя прямые линии, равносторонние треугольники и другие правильные фигуры. Если их можно определить, молчаливо рассуждал Платон, то почему нельзя также определить справедливость, благочестие, умеренность и другие добродетели? Это рассуждение по аналогии, одна из самых сложных логических процедур. Он действителен только между наборами истинных подобий. Добродетели и треугольники не являются истинным сходством. Следовательно, из того, что равносторонние треугольники могут быть точно определены, не следует, что справедливость может быть определена таким же образом.Современные юристы предостерегают от определения справедливости; это то, что суд говорит, что время от времени.

Обманчивость аналогии, однако, не мешает ей процветать, и Платон безоговорочно посвятил себя ее использованию. В этом ему способствовало счастливое стечение обстоятельств. Метод анализа вопросов и ответов, недавно разработанный Сократом, зарекомендовал себя как та самая техника, которая была необходима для поиска определений в области этики. По характеру Сократ был одаренным актером, устраивавшим полуприватные спектакли перед небольшими группами.Что касается Платона, то в более раннем возрасте он мог бы стать драматургом. Поэтому неудивительно, что плодом их совместного изобретения стала драматизация логики, именуемая диалектикой, лучше всего иллюстрируемая диалогами Платона.

Но это было только начало. Один неверный шаг влечет за собой другой. Поиск определения, например справедливости, предполагает существование вещи, подлежащей определению. Если бы равносторонних треугольников не существовало, их, конечно, нельзя было бы определить. Предположим, что справедливость может быть определена, и сразу предполагается, что справедливость существует так же, как существуют равносторонние треугольники. Отсюда возникла платоновская теория идей. Слово идея означает образ или форму, и он думал, что абстрактные понятия имеют независимое существование, как существуют геометрические фигуры, что является ложной аналогией.

Теория идей была отвергнута как нелепость молодым Эпикуром, потому что он был материалистом и отрицал все существование, кроме атомов и пространства. Когда теория была отвергнута, инструмент стал бесполезен; ученым не нужна драматизированная логика; они зависят главным образом от своих чувств.

Платон стал виновником еще одной ошибки, на которую не преминул указать зоркий Эпикур. От Пифагора унаследована вера в повторное перерождение или переселение душ. Вместе с этим шло убеждение, что тело есть могила или темница, что затуманивало зрение разума и мешало совершенствованию познания. Все, что воспринимал человек, было преходящим явлением вещей в противоположность вечным идеям. Это к Эпикуру было практически скептицизмом.

Эта ошибка, кроме того, усугублялась и усугублялась. Тесно связанным с геометрией было изучение астрономии. Последнее, в свою очередь, требовало наблюдения за небесными телами. Таким образом, Платон имел возможность предполагать достоверность ощущения в случае более отдаленных явлений и отрицать его в случае более близких земных явлений. Это было вопиющим несоответствием.

Обострение состояло в вере в то, что круговое движение, которое в те дни приписывалось небесным телам, было единственным совершенным и вечным движением, отождествляемым с самим Разумом.Разум, в свою очередь, отождествлялся с божественной природой. Поэтому планеты были объявлены богами. Эпикуру это казалось и шокирующим, и абсурдным; шокирующим, потому что это означало, что нужно бояться большего количества богов, абсурдным, потому что считалось, что августейшие боги превращаются в несущиеся огненные шары.

Эти критические замечания, прямо или косвенно содержащиеся в трудах Эпикура, были столь же язвительны и проницательны, как и все, что выдвигалось против платонизма в древности, и для академиков они казались не чем иным, как богохульством.

Письмо моим детям на Эпикур

После отправив дочери электронное письмо о Лукреции, я понял, что должен сообщить ей что великая поэма Лукреция De rerum natura представляет собой изложение теории древнего философа Эпикура. Я написал ей:

Спросите Дэна, что Шекспир говорит об Эпикуре в Короле Лире . Взамен покажите ему цитату, которую я только что прочитал — до того, как позвонил вам — в письме Эпикура к Пифокл, его ученик и друг: «Во-первых, помните, что, подобно все остальное, знание небесных явлений, взятое ли с другими вещей или в изоляции, не имеет в виду никакой другой цели, кроме душевного спокойствия ( атараксия я.е. атараксия) и твердое убеждение» (цит. по «» Диогена Лаэртского «Жизнеописания»). выдающихся философов ).

Переводчик, Р. Д. Хикс замечает: «Эпикур определяет философию как деятельность, которая посредством слов и аргументы обеспечивают счастливую жизнь ».

***

В Король Lear , Гонерилья говорит королю: «Вот ты держишь сто рыцарей и оруженосцы; Люди такие беспорядочные, такие беспутные и дерзкие, Что это наш двор, заражены их нравами, Шоу, как буйный трактир: эпикуреизм и похоть.

***

Моему сыну я написал:

Должен признать, что только сейчас что я правильно читал Эпикура. Я несколько раз начинал в прошлое, но отталкиваемый его языком, я всегда останавливался после нескольких страниц. Оксфордский классический словарь говорит: «Сохранившиеся сочинения Эпикура излишне сложный, неуклюжий, двусмысленный, плохо организованный и полный жаргона. Современное знание и понимание системы Эпикура во многом зависит от на поэму Лукреция, De rerum natura ‘О природе вещей’.

На Эпикуре я согласился с ОКР . Но чем больше я его читал, тем больше не согласен. Позвольте мне процитировать вступительный абзац из его письма к Менойцей:

«Пусть никто не медлит с поиском мудрости когда он молод и утомлен в поисках его, когда состарится. Для нет возраст слишком рано или слишком поздно для здоровья души. И сказать, что время для изучения философии еще не наступило или что оно прошло и прошло, это все равно, что сказать, что время для счастья еще не пришло или что его уже нет более.Поэтому и старому, и молодому следует искать мудрости, первому для того, дабы, когда придет к нему старость, он был молод в хороших вещах из-за благодать того, что было, а последнее для того, чтобы, пока он молод, в то же время быть старым, потому что он не боится того, что должно приходить. Итак, мы должны упражняться в вещах, которые приносят счастье, поскольку, если оно присутствует, у нас есть все, а если его нет, то все наши действия направлены на ее достижение».

Еще кое-что.Три влиятельных философские школы — стоицизм, скептицизм и система Эпикура — преследовали та же цель в жизни, атараксия. Но они сильно различались по способу преследовали эту цель, противостоя друг другу. Все трое начали около 300 до н.э., хотя у каждого из них была долгая и выдающаяся предыстория.

 

Дети должны иметь возможность идти домой одни – Эпикур сегодня

Недавним субботним днем ​​10-летний мальчик из Мэриленда по имени Рафи и его шестилетняя сестра Двора пошли домой одни с детской площадки примерно в миле от их загородного дома.Их родителей это устраивало: они являются частью движения «Дети на свободном выгуле», национальной кампании, направленной на то, чтобы дать детям больше независимости, чтобы они могли научиться самостоятельности. Но полиция не посчитала, что это нормально: они остановили детей и отвезли их домой. Семья находится под следствием Службы защиты детей. (Кто-то сказал мне, что родители работают в Международном валютном фонде. Ред.)

Раньше такое было нормой. Одной из вех для первоклассников, перечисленных в популярном пособии по воспитанию детей 1979 года «Ваш шестилетний: любящий и непокорный», было следующее: «Может ли он один поехать по соседству в магазин, школу, на детскую площадку?» , или в дом друга? Это было всего 40 лет назад. Стал ли мир сегодня намного опаснее? Нет: исследования показывают, что он действительно стал безопаснее. Так откуда эта паранойя по поводу оставления детей без присмотра? Цель воспитания — «воспитать детей, которые не всегда будут детьми», но они не могут обрести самостоятельность за одну ночь. «Это требует времени, практики и доверия — доверия к нашим детям и доверия к суждениям родителей об этих детях». (К. Дж. Делл’Антония, NYTimes.com)

Когда мне было шесть, а моей сестре четыре с половиной, мы ходили в детский сад, который находился напротив школы, где учились дети намного старше.Нам приходилось идти домой после школы пешком (не более трехсот метров) каждый день. Часто против нас собиралась банда хулиганов из школы и бросала в нас камни, спорадически отгоняя проходивших мимо взрослых. Это считалось частью взросления. Мы никогда не жаловались маме. Она доверяла нам, а мы доверяли ее мнению. Считалось, что дети должны учиться самостоятельности и сами решать, как справляться с неприятностями. Я лично научился держаться подальше от крикунов, хулиганов и неприятных людей, и до сих пор делаю это, как советовал Эпикур.Почему так мало здравого смысла? Где умный губернатор Мэриленда, когда он так нужен?

Рубрика: Наслаждайтесь жизнью | | Постоянная ссылка

Эпикурейское лекарство | Мантия

-измы

 

Людям, жившим у подножия Везувия в 79 году н. э., казалось, что наступил конец света. Из-за Неаполитанского залива Плиний Младший наблюдал за извержением и записывал то, что видел.Море дрогнуло, молнии сверкнули в чудовищных темных тучах, здания зашатались, и когда тьма покрыла все, люди убедились, что «богов теперь нет совсем, и что последняя бесконечная ночь, о которой мы слышали, пришла на мир». ».

 

Для тысяч мужчин, женщин и детей в городах Помпеи и Геркуланум это был конец. Разрушительная сила вулкана убила их почти мгновенно. Тем не менее, несмотря на все разрушения в тот день, извержение вулкана, казалось, также излучало иронию. Разрушенные Помпеи и Геркуланум являются одними из наиболее хорошо сохранившихся римских памятников в мире.

 

На одной вилле в Геркулануме жар извержения обуглил целую библиотеку. Любой книголюб должен плакать. За исключением того, что когда все другие произведения древности обратились в прах и были потеряны, если не переписывались снова и снова, свитки в этой библиотеке были сохранены. Черные комочки, но местами различимые.

 

На одном маленьком кусочке свитка было найдено странное четырехстрочное изложение философии Эпикура.

 

Не бойся бога,
Не бойся смерти;
Хорошее легко получить,
Ужасное легко пережить.

 

Вы должны задаться вопросом, нашел ли владелец библиотеки утешение в этом афоризме в тот последний день. Я надеюсь, что это так. Я считаю, что философия Эпикура так же важна для нас, столь же ценна сегодня, как и две тысячи лет назад.

 

Очень немногие из нас когда-либо столкнутся с гибелью вулканизма. Во многих отношениях опасности, с которыми мы сталкиваемся, более ужасны. Преимущество волны обжигающего пепла, по крайней мере, в том, что это довольно быстрый конец. При нынешних ожидаемых сроках жизни у нас есть восемь или около того десятилетий, чтобы поиграть. Восемьдесят лет. Это и долгое время, чтобы заполнить и короткое время, чтобы сделать все. Что вы будете делать с существованием? Имеет ли смысл ответ Эпикура о хорошо прожитой жизни?

 

Каждая эпоха оплакивала уход Золотой Эры, существовавшей до недавнего времени. Цицерон воскликнул в зале заседаний Сената: «О, мораль! О, времена!» Любой политик может завоевать голоса, если возьмет назад и пообещает снова сделать нас великими.Каждый возраст отличается; напрямую сравнивать проблемы и ситуации одного с другим — небрежное мышление. Однако человеческая природа никогда не меняется. Экзистенциальная тревога, связанная с тем, что мы плывем по течению во Вселенной, — это нить, которая связывает нас с нашим дальним предком, который был способен мыслить. Советы, вопросы и утешение, выходящие за рамки случайностей времени и места, — вот что предлагал Эпикур. Его слова будут иметь значение до тех пор, пока люди остаются людьми.

 

Учение Эпикура

 

Напрасно есть слово философа, которое не исцеляет никакое страдание человека.Ибо как в медицине нет пользы, если она не изгоняет болезней тела, так и в философии нет пользы, если она не изгоняет душевных страданий. — Эпикур, фрагмент

 

г. Эпикур (341–270 гг. до н. э.) был вполне современным умом в древней обстановке. Приняв атомистические теории Демокрита и Левкиппа и утверждая, что эмпирическое знание о мире может быть получено через органы чувств, он приблизился к научному мировоззрению.Но Эпикур не был каким-то сухим теоретиком. Он знал, что понимание окружающего мира имеет цель, и эта цель — стремление к приятной жизни.

 

Человеку невозможно развеять свои опасения по поводу самых важных вещей, если он не знает природу мироздания, но все же верит в мифы. Итак, без изучения природы нет чистого удовольствия. — Основная доктрина 12

 

Я уже писал ранее о том, почему взгляды Эпикура на удовольствие так важны сегодня.Хотя эпикурейский принцип удовольствия довольно хорошо известен, важно понимать, что это была законченная философия. Четыре небольших изречения, обнаруженные в Геркулануме, — это идеальное введение в работу эпикурейской системы и путь, который она предлагает нам, чтобы избежать экзистенциальной тревоги, лежащей в основе всех людей.

 

Тетрафармакос


 

Четыре приведенных выше высказывания известны как тетрафармакос, или «лечение, состоящее из четырех частей».Это отсылка к римскому лекарству, сделанному из сала, воска, смолы и смолы, смешанных со свиным жиром. Что именно вылечит эта смесь, кроме желания когда-нибудь еще раз посетить прописавшего врача, я не уверен. Для эпикурейского тетрафармакоса целью было излечить жизнь от одной из ее худших болезней: страха.

 

Несчастье приходит либо от страха, либо от суетного и необузданного желания, но если человек обуздывает их, он может завоевать себе блаженство понимания. — Эпикур, фрагмент

 

Собственной рукой Эпикура нам осталось немного: два списка изречений (Основных доктрин и Ватиканских изречений), горстка писем и некоторые фрагменты, восстановленные из цитат в произведениях других писателей.

 

Что делает восстановление библиотеки в Геркулануме таким захватывающим для эпикурейцев, так это то, что она, кажется, состоит из текстов Эпикура и его последователей, которые мы только сейчас начинаем читать.

 

Большинство из них большие книги на тяжелые темы. Многие из них были написаны человеком по имени Филодемус, не самым вдохновенным из писателей. Хотя он много писал о развлечениях, оказалось, что чтение его вряд ли доставит удовольствие. Это были работы философов для философов. Тетрафармакос для посторонних, простой набор высказываний, чтобы успокоить ум и побудить человека к хорошей жизни. Другой римский эпикуреец, Лукреций, объяснял, почему необходимо сделать философию открытой для всех.

 

Врачи, когда хотят лечить детей противной дозой полыни, сначала мажут край чашки золотым медом. — Лукреций, О природе вещей

 

Горькая правда тетрафармакоса стала сладкой или банальным мемом?

 

 

Не бойся Бога

Ибо есть боги… [но] высказывания множества о богах — не истинные предубеждения, а ложные предположения.  — Эпикур, Письмо Менекею

 

В древнем мире эпикурейцев называли атеистами, и сегодня это «оскорбление» используется против философии. Эпикурейский взгляд на мир состоит в том, что он состоит из «атомов и пустоты». Все вещи возникают из естественного поведения атомов, движущихся в пустоте. Это, кажется, оставляет мало места для вмешательства богов.

 

Именно этому учил Эпикур. Для него боги были бесконечно далекими существами, которым наплевать на людей.Это безмятежные и радостные существа, состоящие, как и все остальное, из атомов. Они существуют где-то во Вселенной, но не на Земле, и никогда не опускались до того, чтобы изменить даже падение одного атома. Это убеждение, безусловно, своеобразно, но его легко понять. Спиноза сказал: «Если бы у треугольников был бог, они дали бы ему три стороны». Эпикур, веривший в покой и наслаждение и избегающий ненужных хлопот, сотворил богов по образу этого идеала.

 

Очевидно, такого бога бояться не нужно.Если боги совершенно довольны, зачем им делать что-то, что может навредить нам, или вообще делать что-то новое? Как выразился Лукреций: Что могло соблазнить тех, кто так долго был в мире, изменить свою старую жизнь на новую? Революционер — это тот, кто недоволен старым порядком.

 

А что, если Бога нет, или богов нет, как считали эпикурейцы? Должны ли мы тогда их бояться? Вот где немного эмпиризма Эпикура будет откровением. Эпикур предложил бы нам заняться экспериментальной теологией.Давайте рассмотрим результаты молитвы.

 

Если бы Бог услышал молитвы людей, то все люди быстро погибли бы: ибо вечно молятся о зле друг на друга.  — Эпикур, фрагмент

 

Увы, действенность молитвы оказывается непроверяемой гипотезой. Если объект молитвы встречается, то «Бог сделал это!» Если этого не произойдет, значит, это было частью Божьего плана. Нам придется искать в другом месте, чтобы увидеть могущество богов.

Общеизвестно, что способность богов вмешиваться в естественный порядок Вселенной значительно уменьшилась с изобретением камер. Раньше они были повсюду, занимаясь всякими заслуживающими внимания вещами. Теперь они, как правило, в основном появляются в кусочках пищи. Если доказуемый предел устрашающей силы божества состоит в том, чтобы написать свое имя в семенах помидора или выжечь свое изображение на ломтике тоста, то я действительно не вижу причин бояться их. В любом случае, я всегда предпочитала блинчики на завтрак.

 

Возможно, они просто стесняются. Все, что происходит в данный момент, определенно кажется происходящим в рамках законов природы. Если боги заставляют вещи происходить только в соответствии с природой, тогда, понимая природу, мы можем быть готовы к тому, что может произойти, и не бояться их как неожиданных и карательных событий.

 

Боги, конечно, молчаливы. Миллиарды говорят с разными богами, и те немногие, кто слышит ответ бога, как правило, находятся в сумасшедших домах.Пока боги не решат вернуться из отпуска, можно с уверенностью предположить, что они не причинят нам вреда в этой жизни и поэтому их не следует бояться.

 

По крайней мере, не в этой вселенной. Стоит ли бояться следующей жизни?

 

Не беспокойтесь о смерти

Смерть для нас ничто; ибо то, что растворилось в своих элементах, не испытывает ощущений, а то, что не имеет ощущений, для нас ничто. — Основная доктрина 2

 

Мы не можем избежать смерти, как наши тени не могут блуждать сами по себе.Каждая жизнь заканчивается смертью, и все же это часто последнее, о чем мы думаем. Буквально. Я уверен, что для многих людей их последней мыслью является удивление по поводу того, что смерть пришла за ними. Если нас преследует этот неизбежный хищник, разве мы не должны находиться в постоянном страхе?

 

Это зависит от того, кем вы себя считаете. Вы душа, привязанная к куску плоти? Вы впечатляюще сложный компьютер, сделанный из мяса? Что-то другое?

 

Для эпикурейцев душа была всего лишь еще одним, хотя и впечатляющим, расположением атомов.Даже сегодня такую ​​позицию не все приняли бы. Чудесные способности ума заставляют думать, что жизнь должна быть чем-то особенным. Душа должна быть оживляющей силой, думают они, а смерть должна быть душой, покидающей тело. Но так ли уж странна смерть?

 

Когда рушится дом, ты не стоишь над кирпичами и не думаешь: «Куда делся дом?» Возьми молоток по компьютеру, пока он не перестанет работать, тебе не интересно, куда делся компьютер. Все части все еще там, но некоторые функции больше невозможны. Зачем задерживаться на трупе и теоретизировать, куда ушел человек, душа?

 

Кроме того, когда вся структура разбита, душа рассеяна и не имеет уже ни тех сил, как прежде, ни тех же понятий; следовательно, он также не обладает разумом.  — Эпикур, письмо Геродоту 

 

Конечно, многие, наверное, большинство людей верят, что у нас есть бессмертная душа.Для меня это более серьезная причина беспокойства, чем мысль о том, что меня больше не существует. Мне скучно во время длинных фильмов, что мне делать с вечностью? Причина, по которой я не боюсь жить после смерти, заключается в том, что это кажется маловероятным.

 

Я никогда не видел небес, я никогда не встречал кого-то, кому я доверяю, кто был на небесах; нет надежного источника существования жизни после смерти. Я понимаю желание надеяться, что с нашими близкими случится что-то хорошее. В детстве «уехавшие» пожилые родственники представляли себе отдых на море.Собака моего детства живет на большой ферме в деревне. Возможно, у вас тоже. Моя теперь самая старая собака, которая когда-либо жила. Неужели большая большая ферма для детских питомцев так отличается от праздника моего дедушки, или белых облаков небес, или залов Вальхаллы? Это бойкий способ думать об историях, которые нам рассказывают о мертвых, но тщательный допрос делает ситуацию еще хуже.

 

Вы такое же существо, как и ваша душа? Я часто слышу, что мы не люди с душой, а души с телами.Если мы тождественны с нашими душами, то люди далеко не так боятся смерти, как должны были бы. Подумайте обо всех стариках, которые умирают от слабоумия, бреда и истерики. Если они такие же, как их душа, значит ли это, что они проведут так вечно? Как насчет депрессивных, которые сводят счеты с жизнью?

 

Что, если ты не такой, как твоя душа? Как это помогает мне избавиться от страха смерти? Я умираю, но кто-то или что-то другое, моя душа выходит из моего тела. Эта статья была написана мной, исходит от меня, но это не то же самое, что и я. Душа, не являющаяся мной, делает меня бессмертным не больше, чем ребенок делает бессмертным родителя.

 

Смерть в больничной палате (1893) Эдварда Мунка

 

Но поскольку нет доказательств существования после смерти разума или бессмертной души любого рода, нам не следует бояться. Дементоры и Пожиратели Смерти вызывают кошмары, но я никогда не встречу их в реальной жизни.

 

Хорошо, возможно, это связано со страхом загробной жизни, но как насчет страха просто перестать существовать? Мысль о том, чтобы исчезнуть из существования, так же знакома, как боязнь темноты.

 

Тем не менее, мы выключаем свет перед сном. Думай о сне. Вы ложитесь, закрываете глаза и… Ничего. Ночами, когда вы даже не видите снов, кажется, что время вообще не прошло. Если бы ты не проснулся, ты бы никогда этого не узнал.Вы не почувствуете боли, не будете беспокоиться о том, что вас не существует, или что-то еще.

 

Лукреций спрашивает, беспокоили ли вас события, произошедшие до вашего рождения. Когда Карфаген напал на римлян, вас это огорчило? Ничего плохого не может случиться с человеком, которого нет.

 

Что плохого в том, что мы остаемся несотворенными? Должны ли мы предположить, что наша жизнь была погружена во мрак и горе, пока не засиял свет творения? Верно то, что, когда человек рождается, он должен хотеть остаться в живых до тех пор, пока его держит обманчивое удовольствие.Но тому, кто никогда не вкусил любви к жизни и не был причислен к живым, какое ему дело до того, что он никогда не был создан?  — Лукреций, De Rerum Natura , Книга V (Пингвин, 2007)

 

Страх смерти сам по себе иррационален, и отказ думать о смерти, когда у нас есть шанс, только увеличивает наш страх по мере приближения смерти. Эпикурейское наставление «Не беспокойтесь о смерти» одновременно является призывом не бояться ее и понять ее природу.

 

Таким образом, глуп тот, кто говорит, что боится смерти не потому, что она причинит ему боль, когда придет, а потому, что она причиняет боль в перспективе. То, что не вызывает раздражения, когда оно присутствует, вызывает лишь беспочвенную боль в ожидании. Следовательно, смерть, самое ужасное из зол, для нас ничто, потому что, когда мы есть, смерть не приходит, а когда смерть приходит, нас нет. Значит, оно ничто ни для живых, ни для мертвых, ибо у живых его нет, а мертвых уже нет.  — Эпикур, Письмо Менекею

 

 

Что хорошо, легко получить

Человеку бессмысленно молиться богам о том, что он в силах получить сам.  — Ватиканская поговорка 65

 

Все мы знаем людей, которые никогда не бывают довольны тем, что имеют. Может быть, вы один из них. «Ничто не удовлетворяет человека, который не довольствуется малым», — сказал Эпикур. «Не порти то, что имеешь, желая того, чего у тебя нет; но помните, что то, что вы сейчас имеете, когда-то было тем, на что вы только надеялись.

 

Эта часть тетрафармакоса прямо противоречит распространенному заблуждению о том, что значит быть эпикурейцем. Когда эпикурейец используется сегодня, он чаще всего описывает гурмана, искателя удовольствий с изысканным вкусом или просто обжору. Эпикур проповедовал простую жизнь, в которой не все желания должны исполняться, чтобы мы были счастливы.

 

Из наших желаний одни естественны и необходимы, другие естественны, но не необходимы; а другие не естественны и не необходимы, а обусловлены необоснованным мнением.-  Основная доктрина 29

 

Все желания, которые не причиняют боли, когда остаются неудовлетворенными, ненужны, но от желания легко избавиться, когда желаемое трудно получить или желания, кажется, могут причинить вред.  — Основная доктрина 26

 

Эпикур призывает нас изучить все, что, как мы думаем, мы хотим. Неудовлетворенное желание болезненно, и это знает каждый, кто когда-либо был безответно влюблен. Что мы делаем, когда возлюбленный не относится к нам так же? Будем ли мы лелеять эту привязанность вечно или отпустим ее? А как насчет человека, который убежден, что если бы у него был только Porsche, он был бы счастлив? Они копят, отказываясь от простых радостей жизни, в погоне за своим желанием только для того, чтобы умереть за день до доставки их дорогой машины.

 

Богатство, требуемое природой, ограничено, и его легко получить; но богатство, требуемое суетными идеалами, простирается до бесконечности —  Основная доктрина 15

 

Людям нужно очень немногое: сытый желудок, хорошие друзья и место, которое можно назвать домом. Когда эти основы удовлетворены, можно добавить к жизни другие простые удовольствия, но умножение наших потребностей только умножает наши опасения, что они могут быть не удовлетворены. Когда у вас есть все необходимое для жизни и вы осознаете, что это единственное, что вам нужно, вы можете наслаждаться другими возможностями, которые появляются, без ужаса наркомана перед их потерей.

 

Мы считаем независимость от внешних вещей великим благом не для того, чтобы во всех случаях пользоваться малым, а для того, чтобы довольствоваться малым, если у нас немного, будучи искренне убежденными, что те имеют сладчайшее наслаждение роскошью, кто меньше всего нуждаются в этом, и что все, что естественно, легко достать, и только тщетное и бесполезное трудно завоевать. Простая пища доставляет такое же удовольствие, как и дорогостоящая пища, когда боль от нужды устранена, тогда как хлеб и вода доставляют величайшее удовольствие, когда их подносят к голодным устам.  — Эпикур, Письмо Менекею

 

 

То, что ужасно, легко терпеть

Я написал тебе это письмо в счастливый для меня день, который также является последним днем ​​моей жизни. Ибо я был атакован болезненной неспособностью мочиться и беспокойным желудком, настолько сильным, что ничто не может быть добавлено к моим страданиям. Но веселость ума моего, происходящая от воспоминания всех моих философских бесед с тобой, уравновешивает все эти огорчения.  — Эпикур, Письмо Идоменею

 

Эпикур, учивший, что наслаждение — добро, а боль — зло, умер в мучениях, вероятно, от камней в почках. Сегодня мы содрогаемся за людей, страдающих тем же, поэтому представьте себе боль в эпоху без эффективных лекарств. И все же он написал вышеупомянутое письмо своему другу и назвал себя счастливым. В конце концов, он сошел с ума?

 

При обсуждении тетрафармакоса первые три пункта понятны даже тем, кто с ними не согласен.Но последнее кажется в худшем случае чепухой или идиотской попыткой убедить себя в том, что все не так плохо, как кажется, вроде самой дешевой мантры из книги по самосовершенствованию нового века. То, что ужасно, легко терпеть.

 

На самом деле это не бред и не дебилизм. Однако это продукт своего времени.

 

Постоянная телесная боль длится недолго; вместо этого боль, если она сильная, присутствует очень короткое время, и даже та степень боли, которая немного превышает телесное удовольствие, не длится сразу много дней. Болезни длительной продолжительности допускают избыток телесных удовольствий над болью.  — Основная доктрина 4

Современная медицина прекрасна. Прогресс, достигнутый в 20 веке, показался бы древнему греку невероятным волшебством. Мы можем вылечить болезни, мы можем замедлить их распространение, мы можем облегчить боль. Мы также можем продлить жизнь намного дольше, чем если бы природа шла своим чередом. Для Эпикура, должно быть, было просто фактом жизни, что если что-то действительно ужасно, то оно не может длиться долго.Инфекция, вызывающая сильную лихорадку и боль, пройдет быстро, либо потому, что вам станет лучше, либо потому, что вы умрете.

 

А как насчет раздражающе зудящего участка кожи? Вы не умираете от этого. Но к этому можно привыкнуть. Вы идете по жизни и не зацикливаетесь на ней. Может пройти много времени, прежде чем станет лучше, но вы всегда можете найти какое-то удовольствие, чтобы уравновесить боль. При правильном настрое можно преодолеть даже сильную боль, как Эпикур в последние дни думал о утешавших его разговорах.

 

Не будем обвинять плоть в причине великих зол и не будем обвинять обстоятельства в своих бедствиях.  — Эпикур, фрагмент

 

Но я сосредоточился на ужасных вещах, которые происходят с телами. А как насчет ужасных вещей, которые происходят только в нашем сознании? Мы уже видели, что Эпикур считал, что мы должны искоренить страхи, изучая природу. Все ужасные вещи, которые происходят в нашем сознании, мы делаем с собой.

 

Когда умирает любимый человек, это кажется нам ужасным, если мы не подготовились.

 

Пока мы в пути, мы должны стараться сделать то, что перед нами, лучше того, что было в прошлом; когда мы подходим к концу дороги, мы чувствуем гладкое удовлетворение.  — Ватиканская поговорка 48

 

Если мы приняли учение Эпикура, мы не можем жалеть умершего человека; они больше не существуют и совершенно не беспокоят. Мы можем оплакивать их, потому что мы больше не будем получать удовольствие от их общества, но это культивирует желание, которое никогда не может быть удовлетворено.Мертвые ушли. Что мы должны сделать, так это вспомнить время, которое мы провели с ними, и вспомнить любовь, которую мы к ним испытывали.

 

Сладка память о погибшем друге.  — Эпикур, фрагмент

 

 

Помните о Tetrapharmakos

В моем саду растет вишня. Это было со мной с тех пор, как я был молод. Весной он выпускает побеги и почки и осыпает сад своими цветами. Летом я сижу под зеленой листвой и читаю в тени.Осенью я собираю его плоды. Нет времени, когда бы я не любил это дерево. Даже зима доставляет мне удовольствие смотреть на его голые ветки и вспоминать хорошие времена, и надеяться на большее.

 

Если его собьет ветер, или болезнь иссушит, или мне придется уйти, я буду скучать по нему. Конечно я буду; это человеческая природа. Но так же, как в моей природе сожалеть об утрате, так и природа Вселенной должна меняться. Принимая, что плохие вещи могут случиться, мы тем больше дорожим хорошими временами.Что бы ни случилось, у меня останутся те приятные воспоминания, которые облегчат мою боль. Мои друзья, все, о ком я забочусь, — это вишневый сад.

 

Вспомни тетрафармакос и учение Эпикура, и мы сможем жить так хорошо, что когда придет смерть, а мы знаем, что она придет, что нам не будет страшно ни за себя, ни за наших друзей. Это также напоминает нам о том, что нужно жить, пока мы можем, и не променять реальность настоящего на неопределенное будущее.

 

А так смотреть на вещи в цвету
Пятьдесят весен мало места,
О лесах пойду
Увидеть увешанную снегом вишню.
 — А. Э. Хаусман, «Самое прекрасное из деревьев, теперь вишня» 

 

 

Эпикур, Смерть .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.