Эдип и иокаста: «Царь Эдип» краткое содержание пьесы Софокла – читать пересказ онлайн

Содержание

Н.А. Кун. Легенды и мифы древней Греции : Эдип в Фивах

421
ЭДИП В ФИВАХ

Изложено по трагедии Софокла «Эдип-царь».

Провозглашенный народом царем, Эдип мудро царствовал в Фивах. Долго ничем не нарушалось спокойствие Фив и царской семьи. Но ведь сулила судьба несчастия Эдипу. И вот великое бедствие постигло Фивы. Бог-стреловержец Аполлон наслал на Фивы ужасную болезнь. Она губила граждан как старых, так и малых. Фивы стали как бы громадным кладбищем. Трупы непогребенных лежали на улицах и площадях. Вопли и стоны раздавались всюду. Всюду слышен был плач жен и матерей. Не только ужасная болезнь свирепствовала в Фивах, — в них царил и голод, так как поля не давали урожая, а в стадах свирепствовал страшный мор. Казалось, пришли последние дни города великого Кадма. Напрасно граждане приносили жертвы богам и мо-

1 То, как трактует миф об Эдипе Софокл, писавший свои трагедии в V в. до н. э., ясно показывает, что в его время вера в богов начала уже колебаться.
И сам Софокл считал, что рок могущественнее богов. Поэтому мы видим, что Эдипу, как он ни старается, не избежать того, что сулил ему рок. Ничто не может спасти многострадального Эдипа; он сам идет навстречу своей гибели; он против своей воли сам помогает исполниться велениям рока. Эдип гибнет, хотя всегда ревностно чтил богов. Миф об Эдипе в трактовке Софокла может служить ярким примером того, как мифы приобретали новые черты, как изменялись они в зависимости от культурного роста общества древней Греции.
422

лили их о спасении. Не слышали боги молений; все усиливалось бедствие.
Толпой пришли граждане к царю своему Эдипу просить его помочь им, научить их, как избавиться от грозящих гибелью бедствий. Ведь помог же раз Эдип гражданам избавиться от Сфинкса. Эдип сам страдал за Фивы, и свой род, он уже послал брата Иокасты Креонта в Дельфы вопросить Аполлона, как избавиться от бедствий. Скоро должен был вернуться Креонт. С нетерпением ждал его Эдип.

Вот вернулся и Креонт. Он принес ответ оракула. Аполлон велел изгнать того, кто своим преступлением навлек на Фивы это бедствие. Граждане изгнанием или даже казнью убийцы должны заплатить за пролитую кровь царя Лая. Но как найти убийцу Лая? Ведь он был убит в пути, и все его спутники были перебиты, за исключением лишь одного раба. Во что бы то ни стало Эдип решил найти убийцу, кто бы он ни был, где бы он ни скрывался, хотя бы даже в его собственном дворце, хотя бы убийца был близким ему человеком. Эдип созывает весь народ на собрание, чтобы посоветоваться, как найти убийцу. Народ указывает на прорицателя Тиресия, который один только может помочь. Приводят слепого прорицателя Тиресия. Эдип просит его назвать убийцу Лая. Что может ответить ему прорицатель? Да, он знает убийцу, но назвать его не может.
— О, отпусти меня домой, нам обоим будет легче нести то бремя, которое возложено на нас судьбой, — говорит Тиресий.
Но Эдип требует ответа.
— Презренный, ты не хочешь отвечать! — воскликнул Эдип. — Своим упорством можешь ты рассердить даже камень.
Долго упорствует Тиресий, долго не хочет он назвать убийцу, но, наконец, уступая гневным словам Эдипа, говорит:
— Ты сам, Эдип, осквернил эту страну тем, что правишь в ней. Ты сам тот убийца, которого ты ищешь! Не зная, ты женился на той, кто каждому из нас всех дороже, ты женился на матери.
Страшно разгневался Эдип на Тиресия, когда услыхал эти слова. Он называет лжецом прорицателя, он грозит ему казнью, говорит, что Креонт внушил ему сказать это, чтобы завладеть его царством. Спокойно, с полным сознанием, что он сказал правду, слушает гневные речи царя Тиресий. Он знает, что Эдип, хотя и зрячий, все же не видит всего зла, которое он, сам того не желая, творит. Эдип не видит, где живет, не видит того, что он сам свой враг и враг своей семьи. Не страшат никакие угрозы Тиресия; смело говорит он Эдипу, что убийца- здесь, пред ним. Хоть и пришел убийца как чужеземец в Фивы, но на самом деле он прирожденный фиванец. Постигнет злой рок убийцу; из зрячего он станет слепым, из богача бедняком, — он уйдет из Фив в изгнание, потеряв все.

423

С ужасом внимали граждане Тиресию, знали они, что никогда не оскверняла ложь его уста.
Эдип же, полный гнева, винит Креонта в том, что он научил Тиресия говорить так. Он винит Креонта в стремлении завладеть властью над Фивами. Приходит и Иокаста; Эдип рассказывает ей все, что сказал Тиресий, и обвиняет в злом умысле ее брата. Он расспрашивает Иокасту о том, как был убит Лай, и о том, как брошен был в лесу на склонах Киферона единственный сын Лая. Все рассказывает ему Иокаста. Первые сомнения закрадываются в душу Эдипа. Тяжкое предчувствие чего-то ужасного сжимает ему сердце.

— О, Зевс! — воскликнул Эдип, — на что решил ты обречь меня! О, неужели зрячим был не я, а слепой Тиресий!
Спрашивает Эдип и про спасшегося раба, где он, жив ли он, и узнает, что раб этот пасет стада на склоне Киферона. Тотчас посылает за ним Эдип. Он хочет узнать всю правду, как бы ни была она ужасна.
Лишь только послали за рабом, как из Коринфа приходит вестник. Он приносит весть о смерти царя Полиба, скончавшегося от болезни. Значит, не рукой сына сражен Полиб. Если Эдип сын Полиба, значит — не исполнилось веление судьбы, — ведь Эдипу суждено убить отца. А может быть, Эдип не сын Полиба? Надеется Эдип, что он избежал того, что сулила ему судьба. Но вестник разрушает эту надежду. Он говорит Эдипу, что Полиб ему не отец, что он сам принес его к царю Коринфа маленьким ребенком, ему же дал его пастух царя Лая.
С ужасом слушает Эдип вестника, все яснее и яснее становится страшная истина.
Но вот и пастух. Вначале он не хочет ничего говорить, он хочет скрыть все. Но страшным наказанием грозит Эдип пастуху, если он скроет истину.
В страхе сознается пастух, что мальчик, которого дал он некогда вестнику, был сыном Лая, которого обрек на смерть отец; он же сжалился над несчастным ребенком.
Как бы хотел Эдип умереть тогда невинным ребенком, как сетует он на пастуха за то, что он не дал ему погибнуть младенцем! Ведь теперь Эдипу все ясно. Он уже знает из рассказов Иокаста о смерти Лая, знает, что убил отца он сам, а из слов пастуха ему стало ясно, что он родной сын Лая и Иокасты.
Исполнилось веление судьбы, как ни старался избежать этого Эдип. В отчаянии уходит Эдип во дворец. Он — убийца отца, муж своей матери, дети его ему в одно время и дети и братья со стороны их матери.
Во дворце новый удар ждет Эдипа. Иокаста не вынесла всего ужаса, открывшегося перед ней, она покончила с собой, повесившись в спальне. Обезумев от горя, Эдип сорвал с одежды Иокасты пряжки и их остриями выколол себе глаза. Он не хотел

424

больше видеть света солнца, не хотел видеть детей, видеть родные Фивы. Теперь для него погибло все, не может быть больше радости в его жизни. Эдип молит Креонта прогнать его из Фив и просит лишь об одном — позаботиться о его детях.

Подготовлено по изданию:

Кун Н.А.
Легенды и мифы древней Греции. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1954.

Эдип. Герои мифов

Эдип

Эдип упоминается в греческих мифах. Его отцом был фиванский царь Лай, а мать звалась Иокастой. Аполлон предсказал Лаю смерть от руки своего сына, поэтому, узнав, что у него родился сын, царь приказал отнести младенца на вершину горы Киферон и оставить там, проколов его сухожилия булавкой. Лай был уверен, что после этого младенец неминуемо погибнет.

Иокаста, не решаясь ослушаться, отдала мальчика пастуху и объяснила ему, что он должен сделать. Но пастух сжалился над младенцем и отдал его коринфскому пастуху, а тот передал ребенка царю Полибу, который не имел детей, но мечтал о наследнике. Полиб дал младенцу имя Эдип, что означает «с опухшими ногами», и воспитал как собственного сына.

Эдип вырос и превратился в прекрасного юношу. Его приемные родители скрывали от пасынка тайну его рождения и уверяли его, что он — их собственный сын. Но однажды житель Коринфа, будучи пьяным, назвал царевича подкидышем. Эдип отправился к своим родителям, но не добился от них правды. Тогда он принял решение узнать о своих настоящих предках у оракула Аполлона в Дельфах.

Оракул не открыл Эдипу тайну его происхождения, но сказал, что ему суждено убить своего родного отца и жениться на матери. Услышав прорицание, юноша не посмел вернуться в город, где вырос, думая, что именно там живут его родители, и отправился путешествовать.

Он вышел из Дельф, но на первом же перекрестке ему повстречался богатый и знатный мужчина на колеснице, которого сопровождали многочисленные слуги. Это был его отец, царь Лай, но Эдип, разумеется, не знал этого. Между ним и незнакомцем возник спор, и мужчина случайно ударил юношу по голове своим тяжелым скипетром. Эдип разозлился, в гневе нанес незнакомцу удар своим дорожным посохом и таким образом убил царя, а затем лишил жизни и всех его слуг. Лишь одному из слуг удалось спастись. Он вернулся в Фивы и сообщил, что его хозяин, фиванский царь Лай, погиб от рук разбойников. Так сбылась первая половина предсказания Дельфийского оракула.

Эдип, еще не зная о том, что он убил своего отца, продолжил свой путь и достиг ворот Фив. У стен обитал Сфинкс — чудовище с телом льва, лицом и грудью женщины и крыльями птицы. Сфинкс был послан к стенам Фив в наказание за совращение Лаем юноши Хрисиппа. Каждому, кто подходил к стенам города, Сфинкс загадывал загадку: «Кто утром ходит на четырех ногах, днем на двух, вечером на трех?» Тот, кто не знал ответа, погибал от когтей Сфинкса.

Эдипу удалось разгадать загадку. Речь шла о человеке: в младенчестве он передвигается ползком, затем на двух ногах, а в старости опирается на посох или трость. Услышав неожиданный, но правильный ответ, Сфинкс бросился в пропасть и разбился. В благодарность за освобождение от коварного Сфинкса жители Фив предложили Эдипу трон и корону. Он стал правителем города и женился на вдове Лая, Иокасте. Так исполнилась вторая половина пророчества. Никто не знал о том, что именно Эдип являлся причиной смерти царя Лая. Только один слуга наблюдал ссору Эдипа с Лаем, но этот свидетель покинул город и отправился пасти коров, так и не увидев нового правителя. Эдип и Иокаста счастливо жили в течение двадцати лет. За это время у них родилось четверо детей: Полиник, Этеокл, Антигона и Исмена. И только по прошествии многих лет правда все же открылась.

На город напала моровая язва, люди начали умирать. Никто не мог предложить лекарства от страшной болезни. Через некоторое время случилось новое несчастье: неурожай, который привел к голоду.

Фиванцы отправились к Дельфийскому оракулу, от которого узнали, что язва была наслана на них в наказание за то, что среди жителей города долгое время скрывается убийца царя Лая.

Эдип, узнав об этом, стал выяснять обстоятельства смерти Лая. Он пригласил старого и слепого предсказателя Тиресия, надеясь узнать от него имя виновного в смерти Лая. Тиресий не хотел отвечать, но, наконец, назвал виновника смерти царя и всех бед, которые обрушились на фиванцев, — это был сам Эдип.

Так Эдип узнал о своем происхождении, о том, кто его родители и на ком он женат. Иокаста, услышав об этом, повесилась, а сам Эдип выколол себе глаза пряжкой, снятой с ее платья. Через некоторое время жители прогнали его из города. Только Антигона добровольно отправилась вместе со своим слепым отцом в изгнание, остальные же дети отказались от него.

Эдип и Антигона долго странствовали и, наконец, достигли священной рощи Эфменид, которая находилась в аттическом поселке Колон. Именно здесь, как предсказывал Дельфийский оракул, Эдипу суждено было умереть. Он поселился у Тесея, который согласился дать ему кров. В благодарность за это Эдип сообщил ему, что в будущей войне фиванцев и афинян победит тот, на чьей земле Эдип найдет приют.

Об этом случайно стало известно Креонту, брату Иокасты, который после изгнания Эдипа из Фив был избран царем. Он пригласил Эдипа вернуться в город, но Тесей воспротивился этому.

Через некоторое время Эдипа посетил его сын Полиник, желавший получить благословение в войне против своего брата Этеокла. Эдип не только не дал благословения, но и объявил, что обоих братьев ожидает проклятие и смерть как расплата за то, что они прогнали своего отца из города.

Эдип заранее узнал о том времени, когда ему суждено умереть, и позволил Тесею присутствовать при этом. На небе начал греметь гром, затем земля разверзлась и поглотила Эдипа. О том месте, где это произошло, не знал никто, кроме Тесея, который обязался хранить тайну до самой смерти.

Этот вариант мифа об Эдипе описывается в трагедии Софокла. Но сохранились и другие, более ранние и более короткие варианты. Например, одна из легенд повествует о том, что Эдип не был отдан пастухами царю города Коринфа, но все же попал в него.

Родители младенца положили его в небольшую лодку и пустили по волнам. Через некоторое время лодку прибило к берегу, у которого царица, жена коринфского царя, стирала белье. Женщина подобрала младенца, унесла с собой во дворец и воспитала как собственного сына. Существуют и другие версии, согласно которым младенца нашел случайный прохожий, ничего не знавший о нем, или пастухи, которые подобрали отверженного родителями ребенка и воспитали его.

Встреча с царем Лаем описывается немного иначе: Эдип отправился искать упряжку, которую украли у его приемного отца, коринфского царя. В дороге он встретился с Лаем, поспорил с ним и убил, не зная, что это его отец. Затем Эдип забрал меч и пояс убитого и ушел. Не найдя упряжки, он вернулся в Коринф и некоторое время благополучно жил там, ничего не ведая о предсказании Дельфийского оракула.

Описывается момент сватовства Эдипа к своей матери, Иокасте. Согласно легенде, ее брат Креонт объявил, что Иокаста выйдет замуж за того, кто освободит Фивы от Сфинкса, сидящего на главной площади и убивающего каждого, кто подойдет к ней. Эдип пришел в Фивы, сразился со Сфинксом и победил его. Легенда о том, что Сфинкс задавал фиванцам загадки и Эдип победил его в сражении, а также миф об умственном состязании героя и чудовища появились гораздо позднее.

После этого, согласно уговору, Эдип стал царем Фив, женился на своей матери и некоторое время жил с ней счастливо.

Однажды Эдип, проезжая вместе с Иокастой мимо того места, где убил царя Лая, рассказал ей о случившемся и показал вещи убитого. Иокаста догадалась, что перед ней — убийца ее мужа, но не знала, что он является и ее сыном.

Эдип и Иокаста (согласно другим вариантам — Эпикаста) жили вместе недолго. Через некоторое время по воле богов правда открылась, и царица, не пережив ее, покончила с собой. Эдип не отказался от престола: он продолжал править городом еще длительное время. Он во второй раз женился, и жена родила ему четверых детей. Умер царь при столкновении с эриниями, которые долго его преследовали. В основу легенды об Эдипе легли мотивы о встрече отца с сыном, которые никогда не видели друг друга, о последующем сражении и победе сына как более молодого и сильного соперника.

Этот мотив неоднократно разрабатывался и в других греческих мифах, например об Одиссее и его сыне Телегоне.

Легенда о греческом юноше Эдипе, который убил своего отца и женился на собственной матери, не забыта и в наши дни, однако подробности этой истории известны не всем.

К легенде об Эдипе неоднократно обращались писатели и художники, жившие позднее Софокла. Среди писателей античности можно отметить Сенеку, который создал произведение «Эдип», и Стация, написавшего «Фиваиду». Впоследствии к образу Эдипа обращались писатели Вольтер и Шелли, художник Энгр и др.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Жертва эрудиции эдипа. Софокл «Царь Эдип» – анализ. Трагедия Эдипа, Иокасты и их детей

1. Отцеубийство и инцест
У царя Фив Кадма был внук Лаий, который являлся прямым наследником царского трона. У юноши был отвратительный характер и нрав. Он отличался неуравновешенностью, жестокостью, коварностью и непредсказуемостью своих поступков. Однажды, соседский царь Пелопс пригласил юного Лаия в гости. Лаий принял приглашение и провёл у Пелопса весьма продолжительное время, наслаждаясь его гостеприимством. Он предавался безудержным утехам с молодыми людьми обоего пола, что было обычным делом для тех времён (это вам не современный Санкт-Петербург!). Эдип устраивал такие шумные и знатные оргии, что на них прилетал сам бог Меркурий.
Когда настало время покинуть гостеприимный дом Пелопса, Лаий совершил отвратительный, гнусный поступок. Он похитил сына Пелопса Хрисиппа, своего любовника, и увёз его в Фивы. Пелопс страшно разгневался и долго думал, как ему отомстить Лаию. То ли пойти войной на Фивы, то ли наложить страшное проклятье на Лаия? Воевать с царём Фив он не хотел, а потому обратился к богам с просьбой покарать Лаия. Пелопс преподнёс богам большие дары, и боги услышали его просьбы. И боги предначертали судьбу Лаия: он должен был умереть от руки своего будущего сына.
А тем временем Лай безмятежно развлекался в Фивах со своим юным любовником, не ведая, что на него наложено проклятие. Юный, несовершеннолетний мальчик так увлёк Лаия, что он проводил с ним дни и ночи, отодвинув на второй план все остальные земные радости. Но вскоре Лаий пресытился Хрисиппасом, да и оргиями тоже, и решил жениться. Лаий взял в жены молодую красавицу Иокасте, с которой долго и спокойно жил в Фивах. Брак оказался крепким, только вот детей у них не было. Тогда Лаий обратился к богу Аполлону с простым житейским вопросом — почему у него нет детей? Ответ бога вверг Лаия в ужас: «У тебя родится сын, и от его руки ты погибнешь!»
Вскоре, Иокаста действительно родила сына. Но собственная жизнь была Лаию дороже жизни сына, и он решил убить новорожденного сына. Лаий забрал младенца у жены, связал его по рукам и ногам, проколол ножом ступни его ног, и приказал рабу отнести младенца в лес и бросить его там, на съедение диким зверям. Но раб ослушался этого жестокого приказа и тайно передал малыша своему другу — рабу царя Полиба. Будучи бездетным, царь Полиб решил воспитать малыша как своего наследника. Он дал ему имя Эдип, что означало «пухлоногий», «с распухшими ногами».
Эдип счастливо и безмятежно рос в доме Полиба и его жены Меропы, считая их своими родителями. Прошли годы. Эдип вырос и возмужал. Однажды, во время пира, один из пьяных гостей назвал Эдипа приемышем. Эдип ужасно удивился и потребовал у родителей объяснений. Но они не в силах были открыть Эдипу тайну его рождения. Тогда, в поисках истины, Эдип отправился в Дельфы. По дороге он встретил женщину, в чьи уста бог Аполлон вложил истину, которую так хотел узнать Эдип. Женщина сказала Эдипу: «Ты убьешь своего отца. Женишься на своей матери. От этого брака родятся дети, которых проклянут боги и люди». В ужас пришёл Эдип. Он не знал, кто его настоящие родители. Так как ему избежать отцеубийства и инцеста с матерью? Что же делать? А если его настоящие родители — Полиб и Меропа? Тогда ему нельзя возвращаться домой, чтобы случайно не совершить этих страшных грехов.
И решил Эдип стать вечным скитальцем. Он не знал, куда ему пойти, и выбрал случайную дорогу. Эта дорога привела его в Фивы. Это была судьба. Веление злого рока. Когда Эдип подходил к Фивам, ему навстречу выкатилась богатая колесница, в сопровождении многочисленных слуг. Воин, управлявший колесницей, ударил Эдипа бичом, чтобы прогнать с дороги. Эдип ответил ударом своего посоха, и уж было хотел сойти с дороги, когда седовласый старик, хозяин колесницы ударил Эдипа посохом по голове. Тут Эдип потерял самообладание и отвесил старику такой удар по голове посохом, что тот рухнул замертво на землю. На Эдипа бросились слуги старика, но Эдип всех перебил. Только одному рабу удалось убежать. Вот так, сам того не ведая, Эдип убил своего отца Лаия. Но, не ведая об этом, Эдип не чувствовал никакой вины за убийство старика и его рабов. Ведь они первыми напали на него.
Когда Эдип пришел в Фивы, то сразу услышал две новости, которые были на устах жителей города. Первой новостью было убийство царя Лаия каким-то странником. Вторая новость была о страшном Сфинксе, поселившимся около Фив. Сфинкс требовал человеческих жертв, а за неповиновение грозился уничтожить город и всех его жителей. Неизвестно почему, но Сфинкса на город ниспослали боги. Боги повелевали Сфинксу оставаться у Фив до тех пор, пока кто-нибудь не разгадает его загадку. Многие жители Фив пытались разрешить загадку Сфинкса, но не смогли, и погибли. Тогда Эдип решил испытать судьбу. Он пришел к Сфинксу и заявил, что готов разгадать его загадку. Усмехнулся Сфинкс, уверенный в том, что его загадку невозможно разгадать, и сказал:
— Хорошо, странник, я загадаю тебе загадку. Отгадаешь — я покину город. Не отгадаешь — я съем тебя.
— Загадывай, — ответил Эдип.
— Кто ходит утром на четырех ногах, днём на двух, а вечером на трёх?
— Так просто? — удивился Эдип. А я то думал, что твоя загадка будет действительно очень трудной.
— Ну, так отвечай! — потребовал Сфинкс.
— Это человек. Утром, то есть в младенчестве, он ползает на четвереньках. Днём, то есть в зрелости, — ходит на двух ногах. А вечером, то есть в старости, — зачастую нуждается в костыле. Вот тебе и третья нога!
Взмахнул Сфинкс крыльями и бросился со скалы в море. Так решили боги. А Эдип победителем вернулся в Фивы. Восторженные жители Фив провозгласили Эдипа своим новым царём. Став царём, Эдип должен был жениться на вдове Лаия Иокасте, то есть на своей матери, о чём он не ведал. Эдип женился на Иокасте, и она родила двух дочерей и двух сыновей. Так исполнилась воля богов, решивших наказать Лаия. Лаия боги жестоко наказали. Но за что они так жестоко наказали Эдипа? На это вопрос нет ответа. Боги стыдливо молчат, а мифология — не ведает.

2. Изгнание из Фив и смерть
Первое повествование об Эдипе мы закончили риторическим вопросом: почему боги так жестоко наказали Эдипа? Поскольку боги не удостоили нас, простых смертных, ответом на столь недостойный их статуса вопрос, попробуем сами выдвинуть какую-нибудь версию. Собственно говоря, напрашивается только одно предположение: боги наказали Эдипа за намерение его отца Лаия убить своего сына-младенца. Но разве дети должны отвечать за проступки своих родителей? Опять — риторический вопрос. И кто на него ответит?
Древнегреческие боги «славились» своей жестокостью, зачастую чрезмерной. (Хотя, может ли быть Жестокость «дозированной»?). Не исключаю того, что жестокость богов служила примером для подражания многим диктаторам, жившим и живущим на земле. Среди греческих богов особой жестокостью отличался бог Аполлон. Именно Аполлон жестоко наказал Эдипа за поступок его отца, сделав его отцеубивцем и мужем собственной матери. Но такого наказания Аполлону показалось недостаточно, и он превратил жизнь Эдипа в жестокие страдания.
Недолго Эдип правил Фивами в спокойствии и благополучии. Бог Аполлон наслал на Фивы страшную болезнь, которую позже назвали чумой. Чума не щадила ни людей, ни животных. Город Фивы превратился в громадное кладбище. Улицы и площади города были усеяны трупами людей и животных. Чёрная смерть носилась по городу, беспощадно выкашивая всё живое. Некогда богатые стада домашнего скота вымерли, некогда тучные нивы перестали приносить урожай. В город пришли смерть и голод. Тщетно жители города приносили жертвы богам и моли их о спасении. Боги были слепы и глухи к мольбам жителей Фив. Тогда горожане обратили свои мольбы к их царю Эдипу. Ведь спас же он когда-то город от Сфинкса! Тогда Эдип послал Креонта, родного брата своей жены Иокасты, в Дельфы, чтобы он выпросил у Аполлона избавление от этих страшных бед. Если бы Эдип знал, кого он просит о пощаде, то наверняка бы обратился к другому богу. Когда Креонт вернулся в Фивы, он передал жителям слова Аполлона: «Бедствия прекратятся, когда горожане изгонят из города того, кто своим преступлением, убийством Лаия, навлёк на Фивы эти бедствия». Эдип всенародно дал клятву, что найдёт убийцу царя Лаия и покарает его. Разумеется, Эдип не ведал, что поклялся найти и покарать самого себя. Вот такую интригу закрутил Аполлон! (Когда буду писать свой очередной детектив, то подобную интригу положу в основу сюжета!) Поскольку у Эдипа не было навыков сыщика, он обратился к жителям Фив с вопросом, как организовать поиски злодея? Народ посоветовал спросить об этом слепого прорицателя Тиресия. Привели к Эдипу Тиресия, и царь попросил прорицателя назвать имя убийцы Лаия.
Но Тиресий отказался назвать имя убийцы. Эдип заставил его сделать это, пригрозив расправой. Что называется, сам напросился! Тиресий прилюдно обвинил Эдипа в убийстве своего отца Лаия и инцесте с собственной матерью. Услышав это, Эдип впал в страшный гнев и грозился казнить прорицателя за ложные обвинения. Видно запамятовал Эдип о том, что сказала ему женщина, которую он много лет назад повстречал на своём пути к Фивам. Помните? Устами этой женщины говорил сам Аполлон: «Ты убьешь своего отца и женишься на своей матери». Но жители Фив не дали прорицателя в обиду. Они знали, что уста слепца никогда не оскверняла ложь. Тут и жена Эдипа Иокаста сказала своё слово. Она рассказала Эдипу о том, как был убит Лаий и как был брошен в лесу его единственный сын. Вот тут-то первые сомнения начинают закрадываться в душу Эдипа. И он восклицает, обращаясь уже не к Аполлону, а к самому Зевсу: «О, Зевс! На что решил ты обречь меня?». Снова прозвучал риторический вопрос. Но, похоже, Эдип уже предугадывал, что приготовила ему судьба. Однако, он нашел в себе мужество узнать всю правду до конца. Эдип приказал разыскать раба, который по приказу Лаия должен был отнести младенца в лес. Старого раба нашли и привели к царю. И из уст этого старого человека прозвучала страшная правда. Наконец-то Эдип «докопался» до истины. Он узнал, что был сыном Лаия и Иокасты, что он убил своего отца и женился на собственной матери. А его четверо детей от Иокасты — его братья и сестры по материнской линии.
Когда Иокаста узнала всю правду, она не смогла пережить всего ужаса и повесилась. Эдип обезумел от горя и пряжкой жены выколол себе глаза, а потом ещё долго не мог расстаться с Иокастой, держа её на своих коленях.
Жители Фив, боясь что грехи Эдипа навлекут на них ещё больший гнев богов, потребовали его изгнания из Фив. И слепой, дряхлый Эдип покинул Фивы, уйдя в изгнание на чужбину. Его дети отвернулись от него, кроме Антигоны, которая последовала за отцом. Ведомый Антигоной, несчастный Эдип прошел много стран, пока не нашел последний покой в Афинах. Когда Эдип понял, что пришел его последний час, то решил умереть в одиночестве. Без стона и боли отошел он в царство Аида, и никто из смертных не знает, как он умер и где находится его могила.
Авторское прочтение мифологии Алексом Гором, 19. 01.2013

Через творчество Софокла – второго из великих эллинских трагиков – миру был раскрыт образ человека, показавшего путь к преодолению рока – образ царя Эдипа. Трагедия Эдипа – это трагедия человечества.

Судьба, рок привели Эдипа к ужасным преступлениям: убийству отца и женитьбе на своей матери. Раздавленный судьбой, Эдип не удовлетворяется судом людей, он сам судит себя и судит куда более строго: он ослепляет себя, ибо человек, совершивший такое преступление, не может видеть свет. Эдип понял, что когда он считал себя зрячим и казался зрячим людям, он в действительности был слепорожденным.


И это закон падшего человечества: «… Во гресех (грехах) роди (родила) меня мати моя» (Пс. 50, 7). Здесь слепорожденность – от греховности, которая лежит на всем человечестве; и она приводит к преступлениям. Ослепляя себя, Эдип приводит свое состояние в соответствие с истинным положением: он был слеп – и не знал, что слеп; узнал, что слеп – и ослепил себя, чтобы люди не думали, что он зрячий.

Слепота Эдипа является глубоким символом. Ослепив себя, Эдип делает наглядной слепоту человечества, делает очевидным его невежество, ничтожность человеческих знаний, добываемых внешним зрением. Во мраке своих телесных очей внутренним взором Эдип постигает иной свет, иное знание. Ему открывается мир, дотоле неведомый. Эта тема с особой силой звучит в диалоге Эдипа со слепым прорицателем Тиресием. Слепой видел духовным взором незримое, тогда как зрячие были погружены во тьму. Недаром в Элладе величайшие мудрецы оказывались слепцами: вещий Гомер, вещий Демедох, вещий Тиресий (причем Тиресию слепота была дана одновременно с пророческим даром).

Такое понимание соотношения внешнего знания и внутреннего ведения завещала миру Эллада (позднее оно прорастет в духовной аскетике христианства). Эдип ясно осознает, что когда он находился на вершине мудрости, славы, власти – он был ослеплен знанием, силой, властью, успехом. Оказалось, что знание-сила, знание-власть – это вина и слепота, мрак неведения. Чтобы прозреть, Эдип ослепляет себя. Он выкалывает глаза, которые его предали. Его знание обращается на него самого, его зрение обращается внутрь. Теперь, во мраке физической слепоты, он ищет и открывает иную мудрость – мудрость самопознания. Ему нужно зорко видеть как раз то, что земные глаза не видят.

Судьба Эдипа слагается из двух моментов: бессознательно совершенного преступления и сознательно принятого наказания. Все действие трагедии состоит из поиска виновника общенародного бедствия (моровой язвы), постигшего подвластный Эдипу народ вследствие убийства царя Лая. Будучи сам этим убийцей, но не зная этого, а также того, что убитый им в случайной драке путник – его отец и следовательно Иокаста, супруга Эдипа, вдова убитого Лая – его мать, Эдип ищет виновников вовне. Послы народа идут к нему со словами: «Найди спасенья путь». И Эдип ищет, но сначала – в ложном направлении: не в себе, а в других. Это характерная особенность каждого человека: трудно ему увидеть свои грехи и преступления, трудно признаться в них, и виновников своих бед, порожденных преступным прошлым, он ищет в других – и находит. Он видит в других именно то, что кроется в нем самом.

Слепой прорицатель Тиресий прямо указывает Эдипу на его вину, но обличения не доходят до сознания Эдипа. Как изгнание голоса собственной совести звучат слова возмущенного Эдипа: «Мне невмоготу терпеть тебя. Уйдешь – мне станет легче».

ИОКАСТА — ЖЕНА И МАТЬ ЭДИПА

Действие трагедии развивается в двух противоположных планах: с одной стороны, внешний план ложных поисков Эдипа во вне, а с другой – внутренний смысловой план – выявление истинной причины происходящего. Чем сильнее кажущееся приближение Эдипа к обнаружению виновника, тем ближе он к саморазоблачению. Трагическая кульминация – окончательное саморазоблачение Эдипа и самоубийство Иокасты – одновременно и взрыв, и разрешение ситуации. Осознание своего невольного преступления мучительно и для Эдипа, и для Иокасты, но это осознание ведет к разным исходам. Иокаста не выносит правды. Оказавшись перед ужасом своей преступной связи с сыном, она в отчаянии кончает самоубийством. Так боязнь истины самоубийственна для человека.

Эдип искал истину, каким бы упорным ни было его сопротивление. А открыв, не оправдывается неведением, но берет на себя всю ответственность за совершенное.

Над Эдипом тяготеет общечеловеческий грех: это и есть рок, приведший его к бессознательно совершенному преступлению. Но взяв на себя ответственность – добровольно лишив себя физического зрения и изгнав себя за пределы города, он становится победителем рока. Пройдя через страдания, Эдип рождается заново. Сбывается пророчество мудрого Тиресия о смерти и втором рождении Эдипа. Эта загадка слепого мудреца является смысловым стержнем трагического катарсиса: это тайна рождения души через страдание и самоотречение.

Осознание своего преступления и отказ от прежнего жизненного пути, означает, что человек не отождествляет себя с этим преступлением, что ему открыта истинная высота человеческого призвания, несовместимого с грехом. Обращение внутрь себя, к самопознанию со­кровенного человека – это и есть победа над роком.

Эдип – сын преступного отца. Он несет кару за вину родителя: и отцеубийство, и кровосмешение были предсказаны оракулом, но постигнув беспредельную пучину несчастья, приняв все муки, страдания души и плоти, он соглашается исправить несознательно содеянное им зло. Искупительная жертва Эдипа переходит в подвиг героического самоотвержения: он поднимается до принятия страдания и искупления зла, содеянного другими. В судьбе Эдипа важно то, что не боги назначили ему наказание изгнанием, но он сам определил себе меру наказания. Его поступок – действие свободного человека, а не раба. Он сделал свободный выбор и выбор этот верен. Своим поступком и дальнейшей жизнью Эдип примиряется с миром.

В священной роще Эвменид обретает царь Эдип вечный покой. Вознагражденный за страдания, Эдип становится носителем особого дара: там, где он остается, навсегда воцаряется мир, любовь и процветание. Он обретает вечную жизнь и становится гением – хранителем приютившей его земли. В Колоне находит Эдип последнее пристанище и здесь совершается его чудесная кончина. Таинственен уход Эдипа, и смерть его имеет смысл жизни: ибо продлится жизнь народа, который будет чтить героя. Почитание означает исполнение завета. Своей покаянной жизнью Эдип не только получил прощение, но снискал славу праведника, стал благодетелем земли и народа.

История Эдипа-царя имеет свое продолжение… Каждый год в первую и пятую недели Великого Поста в православных храмах происходит чтение «Великого покаянного канона» – творения преподобного Андрея, епископа Критского. Каждый год вновь и вновь люди учатся духовному зрению (как восклицает преподобный Ефрем Сирин в молитве, читаемой также Великим Постом: «…даруй ми (мне) зрети (увидеть) моя прегрешения и не осуждати брата моего»). Духовная интуиция русских людей связала все те преступления души, о которых поется в Великом каноне, с именем его автора.

В «Повести об Андрее Критском», помещенной в Прологе для ежедневного чтения «Месяца июня въ 4 день житие иже во святыхъ отца нашего Андрея Критцъкаго», судьба архипастыря Критского – Андрея необычайно сходна с судьбой Эдипа-царя. И он убил нечаянно своего отца и по неведению женился на матери своей, и ему еще до появления на свет было предсказано о будущих тягчайших преступлениях. Его отец услышал, как два голубя говорили между собою: «Будет у господина нашего радость: жена его ему родит сына, и нарекут имя ему Андрей. И той отроча убиет отца своего, а матерь свою себе в жену возмет…». (Повесть об Андрее Критском. (Месяца июня в 4 день житие иже во святых отца нашего Андрея Критцкаго). В кн.: «Русская бытовая повесть», М., 1991. С. 149. См. также «Словарь книжников Древней Руси», Вып. 2. 4. 2. Л., 1989.)

Также как и в «Эдипе-царе», все попытки избежать страшной судьбы ни к чему не привели. Узнав о своем невольном преступлении, Андрей пришел в монастырь, исповедал содеянное. Настоятель повелел направить великого грешника в ров, чтобы Бог Сам решил, может ли он быть прощен. Долгое время провел Андрей в покаянном плаче. И когда настоятель послал узнать, что стало с тем великим грешником, ему сообщили, что Адрей чудесным образом сохранен и даже поет покаянные песнопения. Слезами и покаянием Андрей; искупил своей невольный грех. Это покаяние и родило величайший памятник песнотворчества кающегося человечества – Великий покаянный канон. Так Андрей стал преподобным Андреем, святым. И не случайно он жил в Греции, ибо его судьба явилась завершением и исполнением чаяний Эллады.

Но примечательно, что греческие «Минеи» (Богослужебные книги) не содержат такой истории преподобного Андрея. Именно духовная интуиция русских людей, чутко вслушивающихся в слова покаянного плача Великого канона, нашла завершение ветхозаветной истории Эдипа-царя в Новую Эру человечества. Здесь сказалась особая творческая одаренность новопросвещенного народа.

Культурная преемственность для Руси была и культовой преемственностью. Создание государства, включение в контекст мировой культуры, обретение письменности – все в молодом славянском народе началось с принятия «греческой веры» – православия. Как отмечал священник Павел Флоренский в работе «Троице-Сергиева Лавра и Россия» (1919 г. ): «Древняя Русь возжигает пламя своей культуры непосредственно от священного огня Византии, из рук в руки принимая, как драгоценное свое достояние, Прометеев огонь Эллады». (Павел Флоренский. Троице-Сергиева Лавра и Россия. В кн.: Павел Флоренский. «Оправдание Космоса»… С. 164.)

Для Эллады человек – это царь, утративший свое царство на Земле, разделенный на две «половинки», стремящийся найти свою половинку и потерянное царское достоинство, воссоединиться в целостности и «полноте» как царственная супружеская чета.

Но труден путь к восстановлению царского достоинства человека. Царство, дарованное по законному праву наследования, отнято путем вероломства и обмана. Нужно совершить много подвигов, чтобы вернуть его. Опасности, которые ждут смельчаков на пути, подобны зачастую самым страшным кошмарам сновидений, когда из глубин, непросветвленных светом сознания, выплывают пугающие и тоже неслучайные образы чудовищ. Но герои побеждают непрошенных обитателей бездонных глубин, пришедших из неизвестной предыстории человечества. Рассматривание, промедление или испуг здесь смерти подобны – и трусливого, и дерзкого поглотят обитатели темной бездны. Только устремленность к заветному царству определяет дорогу, на которой героев ждут победа или поражение.

Здесь воплощается главный принцип, главное правило древних: мир един, от действий и поступков каждого человека зависят судьбы многих людей, всего окружающего мира. Отсюда – высшая, царственная ответственность человека за вверенное ему. Здесь же истоки неумирающего значения мифов.

Эллада оставила окаменевшими, застывшими, многие чудовища – порождения неосознанного хаоса. Неблагодарным по отношению к проделанной ею работе было бы возвращение мыслью к этим побежденным уже обитателям бездны, забывая о цели пути – возвращении царства.

В том что описание это – не игра воображения, а жизненно необходимое знание о себе, о законах психической жизни, вообще – о законах жизни, можно убедиться, если только честно взглянуть в глаза правде. Золото ясного утра детства, преображающей силы любви, радости сердечной дружбы, восторга творческого озарения, мира сердечного – этих сокровищ теперь осталось также мало, как просто чистого воздуха и чистой воды. Человек – «Царь Природы» – почти лишился своего царства.

За золотом утраченного царства как за золотым руном мы отправимся теперь вслед за аргонавтами – героями Эллады, собравшимися на борту корабля под названием «Арго», отплывающими в далекую Колхиду, чтобы вернуть законному наследнику Ясону его царство – Иолк.

Первая буква «с»

Вторая буква «ф»

Третья буква «и»

Последняя бука буква «с»

Ответ на вопрос «Жертва царя Эдипа «, 6 букв:
сфинкс

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова сфинкс

Лысый кот

Верный страж египетских пирамид

В греческой мифологии полуженщина, полульвица

Именно это сооружение, на котором запечатлено изображение фараона Хефрена, было прозвано арабами «Отцом ужаса»

Статуя на Малой Невке

Каменный страж пирамид Египта

Фигура возле пирамиды

Определение слова сфинкс в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
«Сфинкс» — бордель в Париже в 1930-1940-х годах. Наряду с « Ле-Шабане » и « Один-Два-Два » считался одним из самых роскошных и знаменитых парижских публичных домов. «Сфинкс» — первый бордель класса люкс, открывшийся на левом берегу Парижа. Из-за своего…

Толковый словарь русского языка. С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова.
-а, м. В Древнем Египте: каменное изваяние лежащего льва с человеческой головой; вообще скульптурное изображение такой фигуры. В древнегреческой мифологии: крылатое существо с туловищем льва, с головой и грудью женщины, задававшее людям неразрешимые загадки….

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
СФИНКС (Сфинга) в греческой мифологии крылатая полуженщина, полульвица, обитавшая на скале близ Фив; задавала прохожим неразрешимую загадку и затем, не получив ответа, пожирала их. Загадку сфинкса («кто утром ходит на 4 ногах, в полдень на двух, вечером. ..

Примеры употребления слова сфинкс в литературе.

Бальд монету взял, покрутил в руках, — и вдруг плюнул на изображение аватара Сфинкса , отчеканенного на лицевой стороне.

Его облачение составляли синий калазирис, плащ и покрывало в форме капора, лицо скрывала синяя маска аватара Сфинкса .

Она была в подпоясанной на талии мужской черной весте поверх короткого кафтана со стоячим воротником и длинными узкими рукавами, ноги укрывали черные колготы, кисти — перчатки черной кожи, голову — меховой берет с пером, а лицо — маска аватара Сфинкса .

Герцог Крун восседал на троне из слоновой кости, по правую руку от него стояла принцесса Кримхильда, по левую — загадочный, для большинства присутствующих, аморийский эмиссар в маске аватара Сфинкса .

В старых дворах наряду с полезными и бесполезными предметами — воротами, беседками, винтовыми лестницами, сараями, гаражами, бахчисарайскими фонтанами без воды, придурковатыми сфинксами с отбитыми носами, притаившимися под диким виноградом у глухой стены — наряду с ними во дворе обязательно торчит стол для козла.

Драматургия Древней Греции положила начало истории развития этого жанра. Все то, чем мы располагаем сейчас, зародилось в этой колыбели европейской культуры. Поэтому для осознания многих современных театральных тенденций и находок весьма полезно оглянуться назад и вспомнить, с чего начиналось драматическое искусство?

Царь города Фивы, Лай узнает от оракула, что его сын, который должен родиться, убьет его и женится на своей матери – царице Иокастре. Чтобы предотвратить это, Лай приказывает пастуху отнести новорожденного в горы на погибель, в последний момент ему становится жалко младенца и тот передает его местному пастуху, который отдает мальчика бездетному коринфийскому царю Полибу.

Через некоторое время, когда мальчик уже вырос, до него доходят слухи о том, что он приемный. Тогда он отправляется к оракулу, чтобы узнать правду, и тот ему говорит «чей бы ты ни был сын, тебе суждено убить своего отца и жениться на собственной матери». Тогда он в ужасе решает не возвращаться в Коринф и уходит прочь. На перекрестке он встретил колесницу, в которой сидел старик и подгонял лошадей хлыстом. Герой не вовремя посторонился и тот сверху ударил его, за что Эдип ударил старика посохом, и он замертво упал на землю.

Эдип дошел до города Фивы, у которого сидел Сфинкс и загадывал всем проходящим мимо загадку, кто не отгадывал — был убит. Эдип с легкостью отгадал загадку и спас Фивы от Сфинкса. Фиванцы сделали его королем и женили на царице Иокастре.

Через некоторое время на город обрушилась чума. Оракул предсказывает, что спасти город можно, найдя убийцу царя Лая. Эдип в итоге находит убийцу, то есть себя самого. В финале трагедии его мать вешается, а сам герой выкалывает себе глаза.

Жанр произведения

Произведение Софокла «Царь Эдип» относится к жанру античной трагедии. Трагедия характеризуется личным конфликтом, вследствие которого главный герой приходит к потере личных ценностей, необходимых для жизни. Неотъемлемая ее часть – катарсис. Когда читатель пропускает страдания персонажей через себя, это вызывает у него эмоции, возвышающие его над обыденным миром.

В античной трагедии часто показывается контраст счастья и несчастья. Счастливая жизнь наполняется преступлениями, расплатами и наказаниями, таким образом, переходя в несчастную.

Особенность трагедий Софокла в том, что не только главного героя постигают жестокие участи, но и судьбы всех причастных к нему становятся трагичными.

Главной темой античной драматургии является злой рок. И трагедия «Царь Эдип» — ярчайший пример. Судьба господствует над человеком, он лишен свободы воли. Но в трагедии Софокла, герой пытается изменить предначертанное, он не хочет смиряться с предопределением. У него есть своя собственная позиция, но в этом и заключается вся трагедия: бунт против системы жестоко подавляется, ведь он тоже заранее спланирован. Рок, который бунтарь ставит под сомнение, разыгрывает с ним злую шутку, заставив его усомниться в том, что его заставили. Эдип уходит не из родного дома, а из дома приемных родителей. Его уход равносилен бегству от собственной судьбы, которая находит его и на этой траектории. И когда он ослепляет себя, то таким образом тоже выступает против рока, но и этот выпад предсказывается Оракулом.

Злой рок героя: почему Эдипу не повезло?

Царь города Фивы Лай украл и надругался над учеником оракула, который передавал ему знания о мире. Вследствие своего поступка он узнает пророчество, в котором говорится, что он погибнет от руки собственного сына, а его жена выйдет за него замуж. Он принимает решение убить ребенка. Напоминает миф о боге Кроносе, который опасался, что дети могут убить его – и пожирал их, чтобы этого не случилось. Однако Лаю не хватило божественной воли: он не сумел съесть наследника. Так распорядилась судьба, чтобы наказать обидчика предсказателя. Поэтому вся жизнь Эдипа – пример того, как остроумно пошутил злой рок.

Младенец попадает в руки бездетному царю. Бездетность считалась волей богов, и если детей нет, то это наказание и так надо. Получается, сановник страдал бесплодием лишь потому, что должен был приютить игрушку судьбы.

Эдип встречает Сфинкса. Сфинкс появилась задолго до Кроноса. Все божества, существовавшие до Кроноса, соединяют в себе черты разных животных и человека. Она истребляет город, постоянно пожирая горожан за недостаток эрудиции. И когда Эдип разгадывает ее загадку – она погибает, как и было предначертано, а герой уже приписал это на свой счет.

Начало чумы в Фивах – тоже является божественной карой за то, что, по сути, соорудил злой рок, разгулявшись в мире людей.

Никто не страдает понапрасну. Каждому воздается по его поступкам или же по поступкам его предков. Но никто не может миновать своего жребия, бунтовщиков сурово карает десница судьбы. Самое интересное, что это восстание – плод фантазий самих богов. Злой рок изначально управляет тем, кто думает, что обманывает его. Эдип не виноват в своей непокорности, просто на его примере людям решили преподать урок послушания: не перечьте воле вышестоящих, они мудрее и сильнее вас.

Образ Эдипа: характеристика героя

В трагедии Софокла главным героем является правитель Фив – царь Эдип. Он проникается проблемами каждого жителя своего города, искренне переживает за их судьбы и старается во всем им помочь. Он однажды спас город от Сфинкса, и когда граждане страдают от навалившейся на них чумы, народ снова просит спасения у мудрого правителя.

В произведении судьба его оказывается невероятно трагичной, но, несмотря на это, его образ не представляется жалким, а напротив, величественным и монументальным.

Всю жизнь он поступал по морали. Ушел из родного дома, отправившись неизвестно куда, чтобы не исполнять предначертанное злодейство. И в финале он утверждает свое достоинство самонаказанием. Эдип поступает невероятно смело, наказывая себя за преступления, которые совершил неосознанно. Его кара жестока, но символична. Он выкалывает брошью свои глаза и отправляет себя в изгнание, чтобы не находиться рядом с теми, кого он осквернил своими поступками.

Таким образом, герой Софокла – человек соответствующий нравственным законам, стремящийся поступить по морали. Царь, признающий собственные ошибки и готовый нести за них наказание. Его ослепление – метафора автора. Так он хотел показать, что персонаж является слепой игрушкой в руках судьбы, и каждый из нас так же слеп, даже если почитает себя зрячим. Мы не видим будущего, не способны узнать свою судьбу и вмешаться в нее, поэтому все наши действия – жалкие метания слепца, не более. Такова философия того времени.

Однако когда герой слепнет физически, он прозревает духовно. Ему уже нечего терять, все самое страшное произошло, и судьба преподала ему урок: пытаясь узреть незримое, можно и вовсе потерять зрение. После таких испытаний Эдип освобождается от властолюбия, самонадеянности, богоборческих устремлений и уходит из города, жертвуя всем во благо горожан, пытаясь спасти их от чумы. В изгнании его добродетель лишь укрепилась, а мировоззрение обогатилось: теперь он лишен иллюзий, миража, который создавало услужливое зрение под влиянием ослепительных лучей власти. Изгнание в данном случае – путь к свободе, предоставленный судьбой в качестве компенсации за то, что Эдип покрыл долг своего отца.

Человек в трагедии «Царь Эдип»

Автор пишет свое произведение, основой которому послужил миф о Царе Эдипе. Но он пронизывает его тончайшей психологией, и смысл пьесы заключается даже не в роке, а в противостоянии человека судьбе, в самой попытке бунта, обреченной на поражение, но от этого не менее героической. Это настоящая драма, наполненная внутренними конфликтами и конфликтами между людьми. Софокл показывает глубокие чувства персонажей, в его творении ощущается психологизм.

Софокл не строил свое произведение только по мифу об Эдипе, чтобы основной темой не стала исключительно роковая невезучесть главного героя. Вместе с ней он ставит на первый план проблемы общественно-политического характера и внутренние переживания человека. Таким образом, обращая мифологический сюжет в глубокую социальную и философскую драму.

Главной идеей в трагедии Софокла является то, что человек при любых обстоятельствах должен сам отвечать за содеянное. Царь Эдип, после того как узнает правду, не ждет наказания свыше, а сам наказывает себя. Кроме того, автор учит читателя, что любая попытка отклониться от намеченного свыше курса – мираж. Людям не дано свободы воли, за них уже все продумано.

Эдип не колеблется и не сомневается перед принятием решений, поступает сразу и четко по морали. Однако эта принципиальность – тоже дар судьбы, которая уже все рассчитала. Ее не обмануть и не обойти. Можно сказать, что она наградила героя добродетельными качествами. В этом и проявляется некая справедливость рока по отношению к людям.

Душевное равновесие человека в трагедии Софокла полностью соответствует жанру, в котором исполнено произведение: оно колеблется на острие конфликта и, в конце концов, рушится.

Эдип и Прометей Эсхила – что общего?

Трагедия Эсхила «Прометей прикованный» повествует о титане, который украл с Олимпа огонь и принёс его людям, за что Зевс наказывает его, приковав к горной скале.

Взойдя на Олимп, Боги боялись быть свергнутыми (как в своё время они свергли титанов), а Прометей является мудрым провидцем. И когда он сказал, что Зевса свергнет его сын, слуги повелителя Олимпа начали угрожать ему, выпытывая тайну, а Прометей гордо молчал. Кроме того, он украл огонь и дал его людям, вооружив их. То есть, пророчество получило наглядное воплощение. За это главный из богов приковывает его к скале на востоке земли и насылает орла выклёвывать его печень.

Прометей, так же как и Эдип, зная судьбу, идёт наперекор ей, он также горд и имеет свою позицию. Им обоим не суждено ее преодолеть, однако сам бунт выглядит смело и внушительно. Также оба героя жертвуют собой ради людей: Прометей крадет огонь, зная об ожидающей его за это каре, а Эсхил выкалывает себе глаза и уходит в изгнание, бросая власть и богатства ради своего города.

Судьба героев Эсхила и Софокла одинаково трагична. Однако Прометей знает свою судьбу и идет к ней навстречу, а Эсхил, напротив, пытается убежать от нее, но в финале осознает тщетность попыток и принимает свой крест, сохраняя достоинство.

Структура и композиция трагедии

Композиционно трагедия состоит из нескольких частей. Открывается произведение прологов – на город обрушивается мор, гибнут люди, скот, посевы. Аполлон приказывает найти убийцу предыдущего царя, и действующий царь Эдип клянется найти его во что бы то ни стало. Пророк Тиресий отказывается говорить имя убийцы, и когда Эдип обвиняет во всем его, то оракул вынужден открыть истину. В этот момент чувствуется напряжение и гнев правителя.

Во втором эпизоде напряжение не снижается. Следует диалог с Креонтом, который возмущен: «Нам честного лишь время обнаружит. Довольно дня, чтоб подлого узнать».

Приход Иокастры и рассказ об убийстве царя Лая от руки неизвестного, вносят смятение в душу Эдипа.

В свою очередь он сам рассказывает свою историю до его прихода к власти. Он не забыл об убийстве на перекрестке и сейчас вспоминает это с еще большей тревогой. Тут же герой узнает, что он не является родным сыном коринфийского царя.

Высшей точки напряжение достигает с приходом пастуха, который говорит о том, что он не убивал младенца, и тогда все становится ясно.

Композицию трагедии заключают три больших монолога Эдипа, в которых нет того прежнего человека, считавшего себя спасителем города, он предстает несчастным человеком, искупающим свою вину тяжелыми страданиями. Внутренне он перерождается и становится мудрее.

Проблематика пьесы

  1. Основной проблемой трагедии является проблема судьбы и свободы человеческого выбора. Жителей древней Греции очень тревожила тема рока, так как они считали, что свободы у них нет, они являются игрушками в руках богов, их судьба предопределена. И срок их жизни зависел от Мойр, которые определяют, отмеряют и отрезают нить жизни. Софокл же вносит полемику в свое произведение: наделяет главного героя гордостью и несогласием со своей судьбой. Эсхил не собирается смиренно ожидать удары судьбы, он борется с ней.
  2. Также в пьесе затронуты социально-политические проблемы. Отличие Эдипа от его отца Лая в том, что он – справедливый правитель, который, не задумываясь, приносит в жертву свою любовь, дом и себя самого ради счастья граждан. Однако хороший царь неизменно несет на себе ярмо, унаследованное от плохого, принявшее в античной трагедии форму проклятья. Последствия от бездумного и жестокого правления Лая его сыну удалось перебороть только ценой собственной жертвы. Такова цена равновесия.
  3. Горе обрушивается на Эдипа с момента, как ему открывается правда. И тогда автор говорит о проблеме философского характера — проблеме неведения. Автор противопоставляет знание богов незнанию простого человека.
  4. Действия трагедии разворачиваются в обществе, в котором убийство кровных родственников и инцест сопровождаются жесточайшей карой и сулят бедствие не только тому, кто совершил это, но и городу в целом. Так что, деяния Эдипа, несмотря на фактическую безвинность, не могли оставаться безнаказанными и поэтому город страдает от мора. Проблема справедливости в этом случае стоит довольно остро: почему за деяния одного страдают все?
  5. Несмотря на всю трагичность жизни Эдипа, в конце он наделяется духовной свободой, которую он обретает, проявляя мужество против ударов судьбы. Поэтому ощущается проблема оценки жизненного опыта: стоит ли свобода таких жертв? Автор полагал, что ответ положительный.
Интересно? Сохрани у себя на стенке!

С легкой руки двух человек, разделенных большим временным промежутком, мы знаем, какая греческая трагедия — главная.

В «Поэтике» Аристотеля недвусмысленно звучит мысль о том, что лучший греческий трагик из трех великих трагиков — это Софокл, а лучшая греческая трагедия из всех греческих трагедий — это «Царь Эдип».

И в этом одна из проблем с восприятием греческой трагедии. Парадокс заключается в том, что мнение Аристотеля, по всей видимости, не разделяли афиняне V века до нашей эры, когда «Царь Эдип» был поставлен. Мы знаем, что Софокл с этой трагедией на состязаниях проиграл, афинские зрители не оценили «Царя Эдипа» так, как его оценил Аристотель.

Тем не менее Аристотель, который говорит, что греческая трагедия — это трагедия двух эмоций, страха и сострадания, пишет о «Царе Эдипе», что всякий, кто прочтет оттуда хотя бы строчку, одновременно будет и страшиться того, что произошло с героем, и сострадать ему.

Аристотель оказался прав: вопросу о смысле этой трагедии, о том, как мы должны воспринимать главного героя, виноват Эдип или не виноват, уделили внимание практически все великие мыслители. Лет двадцать тому назад была опубликована статья одного американского исследователя, в которой он скрупулезно собрал мнения всех, начиная с Гегеля и Шеллинга, кто говорил, что Эдип виноват, кто говорил, что Эдип не виноват, кто говорил, что Эдип, конечно, виноват, но невольно. В итоге у него получилось четыре основные и три вспомогательные группы позиций. А не так давно нашим соотече­ственником, но по-немецки была опубликована огромная книжка, которая называлась «Поиск вины», посвященная тому, как интерпретировали «Царя Эдипа» за века, прошедшие с первой его постановки.

Вторым человеком, конечно, стал Зигмунд Фрейд, который, по понятным причинам, тоже посвятил «Царю Эдипу» немало страниц (хотя и не так много, как, казалось бы, должен был) и назвал эту трагедию образцовым примером психоанализа — с той лишь разницей, что психоаналитик и пациент в ней совпадают: Эдип выступает и в роли врача, и в роли больного, поскольку анализирует сам себя. Фрейд писал о том, что в этой трагедии начало всего — религии, искусства, морали, литературы, истории, что это трагедия на все времена.

Тем не менее эта трагедия, как и все другие древнегреческие трагедии, ставилась в конкретное время и в конкретном месте. Вечные проблемы — искусства, морали, литературы, истории, религии и всего прочего — соотносились в ней с конкретным временем и конкретными событиями.

«Царь Эдип» был поставлен между 429 и 425 годами до нашей эры. Это очень важное время в жизни Афин — начало Пелопоннесской войны, которая в итоге приведет к падению величия Афин и их поражению.

Трагедия открывается хором, который приходит к Эдипу, властвующему в Фивах, и говорит, что в Фивах мор и причиной этого мора, согласно пророчеству Аполлона, является тот, кто убил прежнего царя Фив Лая. В трагедии дело происходит в Фивах, но всякая трагедия — про Афины, поскольку она ставится в Афинах и для Афин. В тот момент в Афинах только что прошла страшная чума, выкосившая много граждан, в том числе совершенно выдающихся, — и это, конечно, аллюзия на нее. В том числе во время этой чумы погиб Перикл, политический лидер, с которым связано величие и процветание Афин.

Одна из проблем, занимающих интерпретаторов трагедии, — это ассоции­руется ли Эдип с Периклом, если ассоциируется, то как, и каково отношение Софокла к Эдипу, а значит, и к Периклу. Вроде бы Эдип — ужасный преступник, но одновременно он спаситель города и до начала, и в конце трагедии. На эту тему тоже написаны тома.

По-гречески трагедия буквально называется «Эдип тиран». Греческое слово τύραννος (), от которого произошло русское слово «тиран», обманчиво: его нельзя переводить как «тиран» (его так и не переводят, как можно увидеть из всех русских — и не только русских — версий трагедии), потому что изначально это слово не имело отрицательных коннотаций, которые есть у него в современном русском языке. Но, по всей видимости, в Афинах V века оно этими коннотациями обладало — потому что Афины в V веке гордились своим демократическим устройством, тем, что здесь нет власти одного, что все граждане равным образом решают, кто лучший трагик и что лучше для государства. В афинском мифе изгнание тиранов из Афин, произошедшее в конце VI века до нашей эры, — одна из важнейших идеологем. И поэтому название «Эдип тиран» — скорее отрицательное.

Действительно, Эдип в трагедии ведет себя как тиран: упрекает своего шурина Креонта в заговоре, которого нет, и называет подкупленным прорицателя Тиресия, который говорит о страшной судьбе, ждущей Эдипа.

Кстати, когда Эдип и его супруга и, как потом окажется, мать Иокаста рассуждают о мнимости пророчеств и их политической ангажированности, это тоже связано с реалиями Афин V века, где оракулы были элементом политической технологии. У каждого политического лидера были чуть ли не свои прорицатели, которые специально, под его задачи, истолковывали или даже сочиняли пророчества. Так что даже такие вроде бы вневременные проблемы, как отношения людей с богами через пророчества, имеют вполне конкретный политический смысл.

Так или иначе, все это свидетельствует о том, что тиран — это плохо. С другой стороны, из других источников, например из истории Фукидида, мы знаем, что в середине V века союзники называли Афины «тиранией» — понимая под этим мощное государство, которое управляется отчасти демократическими процессами и объединяет вокруг себя союзников. То есть за понятием «тирания» стоит представление о мощи и организованности.

Получается, что Эдип — символ той опасности, которую несет мощная власть и которая кроется в любой политической системе. Таким образом, это трагедия политическая.

С другой стороны, «Царь Эдип» — это, конечно, трагедия важнейших тем. И главная среди них — тема знания и незнания.

Эдип — мудрец, который в свое время спас Фивы от страшной сфинксы (потому что сфинкс — это женщина), разгадав ее загадку. Именно как к мудрецу к нему приходит хор фиванских граждан, старейшин и юношества, с просьбой спасти город. И как мудрец Эдип заявляет о необходимости разгадать загадку убийства прежнего царя и разгадывает ее на протяжении всей трагедии.

Но одновременно он и слепец, не знающий самого важного: кто он такой, кто его отец и мать. В стремлении узнать истину он игнорирует все, о чем его предупреждают окружающие. Таким образом получается, что он мудрец, который не мудр.

Оппозиция знания и незнания — это одновременно и оппозиция видения и слепоты. Слепой пророк Тиресий, который в начале разговаривает с видящим Эдипом, все время говорит ему: «Ты слеп». Эдип в этот момент видит, но не знает — в отличие от Тиресия, который знает, но не видит.

Замечательно, кстати, что по-гречески видение и знание — это одно и то же слово. По-гречески знать и видеть — οἶδα (). Это тот же корень, который, с точки зрения греков, заключен в имени Эдипа, и это многократно обыгрывается.

В конце, узнав, что это он убил своего отца и женился на своей матери, Эдип ослепляет себя — и тем самым, став, наконец, подлинным мудрецом, теряет зрение. Перед этим он говорит, что слепец, то есть Тиресий, был слишком зряч.

Трагедия построена на чрезвычайно тонкой игре (в том числе словесной, окружающей имя самого Эдипа) этих двух тем — знания и зрения. Внутри трагедии они образуют своеобразный контрапункт, все время меняясь местами. Благодаря этому «Царь Эдип», будучи трагедией знания, становится трагедией на все времена.

Смысл трагедии тоже оказывается двойственным. С одной стороны, Эдип — самый несчастный человек, и об этом поет хор. Он оказался ввергнутым из полного счастья в несчастье. Он будет изгнан из собственного города. Он потерял собственную жену и мать, которая покончила с собой. Его дети — плод инцеста. Все ужасно.

Журнал Театр. • В трубу!

СПЕКТАКЛЬ: «Царь Эдип»
РЕЖИССЕР: Римас Туминас
ТЕАТР: Театр им. Евг. Вахтангова

В «Царе Эдипе» Туминаса два финала. Первый — жуткий и всю трагедию, сыгранную артистами, удесятеряющий — соло трубы. Ржавая цилиндрическая конструк-ция, придуманная Адомасом Яцовскисом, играет в спектакле одну из главных ролей — силу судьбы, зримо являющую суть и мощь античной трагедии. И рисунок роли трубы, ее выходы, ее выкаты, создан режиссером совершенно как для живого действующего лица.

В прологе, когда девочки в белом беззаботно играют в жмурки, труба недвижима, различим лишь ее контур в дымке слепящего театрального света, но даже так она внушает страх. И, конечно же, именно оттуда появляются взлохмаченные черные птицы. Когда Эдип (Виктор Добронравов) в царском облачении, сильный, уверенный, возглашает с ее высоты свое повеление распутать старое убийство, чтоб прекратить бедствия страны, она начинает свой ход. Он начинает — и она. Дождалась. Почти заржавела. И вот он, долгожданный выход. Она позволяла ему гордо взлететь, она же закатает его, и без того раздавленного сбывшимися пророчествами, в темную пропасть. У него был шанс сосуществовать с ней, фырчащей в глубине сцены, но недвижимой. Ему это предлагала Иокаста (Людмила Максакова), сама поступавшая именно так: «Коль жизнь тебе мила, оставь расспросы», его убеждал Тиресий (Евгений Князев): «От знания один лишь вред». Он выбрал знание и расспросы.

Но расправой с Эдипом труба не ограничится. В своем финальном «монологе» она не только сметает эдиповых дочерей, но торжествующе дымя и грохоча, угрожает пройтись катком по зрителям партера. Красноречивая и мощная метафора. Туминас на такие — большой мастер. Но именно здесь он достиг того самого скорбного накала: судьбе ведь все равно — что Эдип, что театральная публика. И с этим трудно поспорить, представлено все предельно убедительно.

Однако на этом Туминас не останавливается.

Дав продержаться зловещей паузе и промелькнуть всем возможным мыслям, он делает нечто вроде второго финала. После каждого спектакля положены поклоны. Вахтанговцы выходят на них вполне традиционно, но потом устраивают воодушевляющее танцевальное действо. Поначалу все эти выстраивания в ряд, шаги танца сиртаки, объятия и братание казались премьерной эйфорией, но прошло время — танцы остались, обрели устойчивый рисунок и дополнительный смысл.

Тема судьбы — излюбленная тема Туминаса. И он всегда склонен рассматривать ее в ключе пессими-стическом, правда, обычно уводит пессимизм в лейтмотивы: чтоб чувствовалось, но было неочевидно. Однако в «Эдипе» режиссер дал ей прогреметь во все крещендо. Пессимизма и неотвратимости в софокловом «Эдипе» и так достаточно. А уж вместе с дымящийся трубой Яцовскиса, скрипящей и литаврирующей музыкой Латенаса — чувствуется полная неотвратимость. Дело — труба, как говорят в таких случаях.

Режиссерская трактовка центрального образа подводит к тому же.

Римас Туминас и Виктор Добронра-вов являют героического и достойного Эдипа — правителя ответственного и совестливого. И тем горше знать, что его самоотверженный поступок не приведет ни к чему, не пресечет бед страны, не сбережет семью. Напротив, все станет только хуже.

Танцами, братанием на поклонах, объятиями, улыбками и шалостями вроде подбрасывания тех, кто весом полегче, и прочими бурными проявлениями российско-греческой дружбы Туминас останавливает эту неотвратимость. Переводит древнюю трагедию, в которой почти поровну отсылок и в древность, и в наше время, в театральную плоскость. И это очень по-вахтанговски. Актеры резко, почти нарочито выходят из трагических образов. Скупая эффектная красота, величие и скульптурность мизансцен «Царя Эдипа» рассыпа-ется в гудящую и пляшущую толпу. Все немножко балаганно. Людмила Максакова, только что царственная, на котурнах, ступающая с прогибом назад, в каждом шаге которой — надлом и непрошедшая материнская боль о младенце с разбитыми лодыжками и нежность к тому, у кого эти лодыжки постоянно ноют, встряхивает челкой и на тех же котурнах с легкостью подхватывает ритм греческого танца. В паре с Евгением Князевым, только что бродившим иссохшим невесомым старцем. Эльдар Трамов, так ярко и эффектно появлявшийся в роли царя Креонта, так томно выступавший в пурпурной хламиде, так перепуганно моливший Эдипа о пощаде, пытается вытащить режиссера на поклоны. Ну, а греческие артисты, только что изображавшие хор — теперь уже не ссутулившаяся от отчаяния толпа подданных Эдипа, а знатоки такого важного дела, как пляска сиртаки.

И эта финальная метаморфоза действует спасительно. Все-таки когда есть театр, живется легче, даже если из-за контура нашей ржавой трубы тоже давно кричат черные птицы.

Спектакль в Москве Царь Эдип

Честно скажу, мне не понравилось.
Кто бывал на спектаклях Туминаса, тот знает его любимые приемы: черная коробка сцены, минимализм в декорациях, любовь к символике, в том числе к звуковым и световым символам, проходы вдоль сцены героев-символов и т.д.
Здоровая железная труба катается по сцене, она с грохотом настигает смертных. Это рок. Исмена и Антигона, дочери Эдипа, весело бегают по сцене, у одной глаза завязаны (судьба).
Затем появляется Эдип (Добронравов) весь в белом.
Он не знает своей страшной судьбы, но все время хочет выпытать истину: чей он сын и кто убил Лая. Сначала он с дикими воплями кидается на Тиресия (Князев), потом обругивает Креонта и опять-таки вопя и ругаясь обвиняет того в предательстве (без всяких на то оснований). В общем, ведет себя как слепой безумец. При этом дерется и машет руками. Входит Иокаста (Максакова) и отстраненно, принимая красивые позы, величественно произносит свои фразы: эй, муж мой, успокойся и не выясняй ничего. И с Креонтом не ругайся.
Эдип, как одержимый, начинает выяснять, расспрашивая пастухов о том, чей же он сын.
Иокаста давно все поняла и в скорби уходит.
Но бедный Эдип все никак не выяснит истины. Наконец, выяснил.
Вопит, лезет на железную трубу и она его уносит.
Потом выходит некто и говорит, что бедный Эдип выколол глаза, а Иокаста умертвила себя (это они делают, как принято в греческой трагедии, за сценой).

Да, а периодически хор поет по-гречески. Поют почему-то с каким-то грузинским акцентом грузинским же многоголосием (ну, так это на слух воспринимается). Вообще-то древнегреческий — очень напевный язык, с большим количеством дифтонгов, без всяких шипящих. Но тут у нас в произношении хора все лает, шипит и свистит. Мне сказали, что для спектакля выписан настоящий хор из Греции. Может, он и настоящий, но поют они плохо…
Не знаю, почему. Но я слышала в записях спектаклей из греческих театров хоры (постановки на сцене античных театров) — там поют хорошо, красиво, мелодично.
А тут — Бог знает что.

В конце железная бандура, символизирующая судьбу, накатывается на слепого Эдипа, потом на Антигону с сестрой, и они исчезают. В общем, всем труба…
Периодически по сцене бегают два воина в древнегреческом одеянии и потрясают копьями (видимо, это предвестье войны Этеокла и Полиника).

За что я люблю настоящий греческий театр — за красивые позы, голоса, напевность языка. За трагедийность действа. Ну, и за музыку Теодоракиса))

Здесь я ничего этого не нашла. Было очень скучно.
Софокл в трагедии мной обнаружен не был.

Жертва отгадки царя эдипа. Глава III. Эдип и жертва отпущения. Эдип и Прометей Эсхила – что общего

В нашу обыденную жизнь давно вошел термин Зигмунда Фрейда – «эдипов комплекс». С легкой руки Фрейда мы привыкли, что все мужчины с раннего детства должны испытывать тайную сексуальную любовь к собственной матери и, наоборот, тщательно скрывать ненависть‑ревность к отцу и подспудное желание убить его, чтобы безраздельно владеть телом матери. К тому же Фрейд, создавая свою концепцию внутренней жизни человека, присоединил, исходя из логики собственной мысли, к «эдипову комплексу» еще и «кастрационный» комплекс, когда ребенок втайне опасается, что отец узнает его мысли о любви к матери и в наказание кастрирует его.

Если бы только Софокл мог знать, как Фрейд, а затем и весь XX век используют его трагедию! На самом деле трагедия Софокла необычайно далека от интерпретаций Фрейда.

Во‑первых, потому, что идеи Фрейда обращены к глубоко интимной, тайной сексуальной жизни человека. Эта жизнь прячется подальше от человеческих взоров, она постыдна и подавляется личностью. Даже наедине с собой человек не всегда решается отдать себе отчет в подобных чувствах и мыслях, которые Фрейд отыскивает в тайниках его подсознания. В «Царе Эдипе» Софокла всё действие, напротив, происходит публично, на глазах у жителей Фив. Они приходят к дворцу царя Эдипа, наблюдают за происходящим, участвуют в публичном действе, соучаствуют словам и поступкам персонажей и сочувствуют разыгравшейся трагедии, наконец, выражают свое мнение и судят царя Эдипа, его жену‑мать Иокасту и Креонта, брата Иокасты, который в финале пьесы становится царем Фив вместо Эдипа.

Во‑вторых, та проблематика, которую почерпнул Фрейд из Софокла или, точнее, из мифа о царе Эдипе, глубоко чужда Софоклу, подлинному гражданину Афин, исповедовавшему идеалы демократии, гражданского патриотизма и ответственности за собственные поступки. Вспомним, что Софокл был избран одним из десяти стратегов Афин, то есть высшим должностным лицом государства, в числе других стратегов отвечающим перед гражданами Афин за войну и мир, за политику и благополучие отечества. Нравственные и гражданские идеалы Софокла весьма далеки от сексуальной тематики Фрейда.

Наконец, в центре трагедии «Царь Эдип» оказывается проблема, к которой Фрейд наверняка отнесся бы с полным равнодушием, – это проблема познания истины. Именно ради истины царь Эдип отрекся от своего благополучия, от почти безоблачного счастья, от фиванского трона и от детей, зачатых им вместе с женой‑матерью Иокастой в грехе. Что имеется в виду?

Действие трагедии разворачивается в тот момент, когда Фивы поразила страшная беда: повсюду свирепствует чума, унося с собой бесчисленную дань – человеческие жизни, – уничтожая «всходы пажитей роскошных», терзая «мукой огневицы». Жрец Зевса во главе с делегацией жителей Фив рассказывает об этом царю Эдипу. Он просит царя отыскать какое‑нибудь решение, чтобы спасти город от бед, недаром Эдип двадцать лет назад победил Сфинкса и избавил Фивы от зла, в награду за спасение сделавшись царем вместо Лаия, убитого разбойниками. Заметим, что основное сюжетное событие – смерть отца Эдипа – произошло 20 лет назад. Одним словом, всё свершилось еще тогда, в давнопрошедшем времени, а пророчество дельфийского оракула оправдалось задолго до начала действия пьесы. Судьбы героев уже сложились. Дело за немногим: они должны развернуться на глазах у зрителей.

Царь Эдип, заботясь о благополучии и счастье фиванских жителей, посылает брата своей жены Креонта в Дельфы, к богу Аполлону, чтобы тот открыл, как говорит Эдип, «какой мольбой, каким служеньем я город наш от гибели спасу». Иначе говоря, царь Эдип с первых строк трагедии показан Софоклом как заботливый отец, пекущийся о своих подданных. Общественное служение есть корень поступков царя Эдипа.

Вернувшийся из Дельф Креонт первым предлагает царю Эдипу избегать публичности и пересказать речь оракула наедине, во дворце. Эдип категорически отвергает это предложение, так как ему нечего скрывать перед своими гражданами. Он ведь решает не личные, а общественные проблемы. Он, как бы мы сейчас сказали, прозрачен в своих поступках перед гражданским обществом. Его слова суть его дела.

Готов пред всеми говорить – а также

И, в дом войдя, наедине с тобой.

Скажи при всех: мне их несчастье душу

Сильней терзает, чем своя печаль.

Креонт говорит, что дельфийский оракул призывает привлечь убийцу фиванского царя Лаия к ответу: «кровью кровь смывая, – ту кровь, что град обуревает наш». Город от чумы, таким образом, избавит только одно обстоятельство: смерть или изгнание из города убийцы царя. С этого момента начинается трагическое следствие Эдипа, которое приводит в результате к его самоослеплению и смерти его жены и матери Иокасты.

Хор фиванских старцев скорбит и плачет по поводу гибели сограждан в «объятиях чумы» (вспомним пушкинский «Пир во время чумы»), Эдип пытается выведать имя убийцы Лаия у Корифея. Тот советует Эдипу послать за слепым прорицателем Тиресием, прославившимся своими чудесами и знанием тайн, скрываемых людьми. Эдип уже до этого, по совету Креонта, посылает к старцу Тиресию гонцов.

Тиресий, второй после Креонта, не желает открывать Эдипу истины. Он пришел, но хочет тотчас же уйти. Эдип опять настаивает, требуя от Тиресия высказаться и открыть правду. Между ними происходит перепалка, во время которой Тиресий всеми силами пытается удержать Эдипа от познания истины, поскольку это желание узнать истину, по его мнению, есть только следствие неразумного упрямства и бессмысленного гнева царя Эдипа. Мало того, слепой Тиресий намекает царю Эдипу на то, что добиваться истины все равно что ослепнуть от гнева или лишиться рассудка. Зачем человеку в ослеплении собственного неразумия знать, к чему приведет его судьбоносный жребий? Не лучше ли бежать подальше от знания будущего?

Эдип упорно идет навстречу своей судьбе: он обвиняет Тиресия в безразличии к судьбам Фив, упрекает его в отсутствии гражданского чувства, даже в измене. Все для того, чтобы узнать убийцу Лаия, то есть предстать лицом к лицу перед фактом собственного преступления. Ведь как раз сам Эдип и убивает отца, исполняя дельфийские пророчества.

О знанье, знанье! Тяжкая обуза,

Когда во вред ты знающим дано!

Я ль не изведал той науки вдоволь?

А ведь забыл же – и сюда пришел!

Что это? Как уныла речь твоя!

Вели уйти мне; так снесем мы легче,

Я – свое знанье, и свой жребий – ты.

Ни гражданин так рассуждать не должен,

Ни сын; ты ж вскормлен этою землей!

Не к месту, мне сдается, речь твоя.

Так вот, чтоб мне не испытать того же…

(Собирается уйти.)

О, ради бога! Знаешь – и уходишь?

Мы все – просители у ног твоих!

И все безумны. Нет, я не открою

Своей беды, чтоб не сказать – твоей.

Что это? Знаешь – и молчишь? Ты хочешь

Меня предать – и погубить страну?

Тиресий Хочу щадить обоих нас. К чему

Настаивать? Уста мои безмолвны.

Ужель, старик бесчестный – ведь и камень

Способен в ярость ты привесть! – ответ свой

Ты утаишь, на просьбы не склонясь?

Мое упорство ты хулишь. Но ближе

К тебе твое: его ты не приметил?

Как речь твоя для города позорна!

Возможно ли без гнева ей внимать?

Что сбудется, то сбудется и так.

К чему ж молчать? Что будет, то скажи!

Я все сказал, и самый дикий гнев твой

Не вырвет слова из души моей.

Тем не менее, вопреки своему упорному нежеланию открывать правды Эдипу, Тиресий по ходу дальнейшего страстного и гневного спора бросает Эдипу слова обвинения в том, что он убийца своего отца и он же «в общенье гнусном с кровию родной» живет, «сам грехов своих не чуя!» Он безжалостно предрекает не поверившему в слово истины Эдипу изгнание из Фив и слепоту: «И вместо света тьма тебя покроет».

Метафора слепоты – центральная метафора трагедии. Истина ослепляет Эдипа. Он готов несправедливо и незаслуженно послать на смерть Креонта, считая, что тот коварно подговорил слепого прорицателя Тиресия высказывать всю эту бессмыслицу. Вот почему, по догадке Эдипа, Креонт и советует Эдипу послать за Тиресием. Креонт, кажется Эдипу, задумал свергнуть его с трона и занять фиванский трон вместо него, Эдипа, законного царя.

От смерти Креонта спасает его сестра Иокаста. Эдип изгоняет из Фив Креонта. И снова мы видим как бы предсказание, пророчество о том, что исполнится с самим Эдипом. Если первое предсказание – явление слепого старца Тиресия – предрекает слепоту Эдипу, то второе предсказание – изгнание Креонта – предвещает опять‑таки изгнание из города самого Эдипа, пускай и добровольного.

Третий персонаж, который всячески удерживает Эдипа от познания истины, – его жена Иокаста. У Софокла возникает мотив рока. Иокаста рассказывает Эдипу, как в Дельфах Лаий, ее муж, получил предсказание, будто бы он будет убит сыном. Тогда Лаий приказал, согласно комментаторам трагедии «Царь Эдип», «проколоть младенцу сухожилия у щиколоток и связать ноги сыромятным ремнем. Воспалившиеся и опухшие в результате этой варварской операции ноги и дали якобы повод спасителям ребенка назвать его Эдипом: это имя греки производили от глагола «вспухать» и существительного «нога». Эдип – «с опухшими ногами»».Иокаста знает только то, что ее трехдневного сына отец, «сковав суставы ножек, рукой раба в пустыне бросил гор!» Иокаста сомневается в предсказании дельфийского оракула, потому что Лаий был убит разбойниками у распутья трех дорог, и Аполлон не заставлял «малютку отцеубийством руки обагрить». «Напрасен страх был, Лаию внушенный», – сокрушается Иокаста.

Рассказ Иокасты дает новый импульс расследованию Эдипа. «У распутья, где две дороги с третьею сошлись» – эта пространственная координата, отмеченная Иокастой, почти убеждает Эдипа в том, что он действительно убийца отца. Он просит Иокасту уточнить внешний портрет первого мужа («Могуч; глава едва засеребрилась; // А видом был он – на тебя похож»), и теряет едва ли не последние сомнения в том, что Тиресий был прав в своих обвинениях.

Всякое драматургическое произведение, конечно, имеет свои условности. Не избежала этого и трагедия Софокла. За 20 лет семейной жизни супруги ни разу не обмолвились о прежних событиях: Иокаста до этого якобы ничего не рассказывала о смерти первого мужа, Эдип ничего не говорил о своем убийстве путника, с которым они поссорились на перепутье трех дорог. Впервые он поведал Иокасте и о том, что ушел от своих родителей из Коринфа, коринфского царя Полиба и его жены Меропы, потому что услышал от пьяного гостя, будто бы он, Эдип, «поддельный сын отца». Сомнения настолько поглотили его, что он отправился в Дельфы к дельфийскому оракулу Аполлона и получил от бога страшные пророчества: он, мол, убьет собственного отца и будет жить с матерью, с которой породит в преступном браке множество детей. Вот почему он бежал от родителей из Коринфа – чтобы избежать пророчества. Тогда‑то он и убил путника на дороге:

Когда уж близок был к распутью я,

Навстречу мне повозка едет, вижу;

Пред ней бежит глашатай, а в повозке

Сам господин, – как ты мне описала.

И тот и этот силою меня

Пытаются согнать с своей дороги.

Толкнул меня погонщик – я в сердцах

Его ударил. То увидя, старец,

Мгновенье улучив, когда с повозкой

Я поравнялся – в голову меня

Двойным стрекалом поразил.

Однако Он поплатился более: с размаху

Я посохом его ударил в лоб.

Упал он навзничь, прямо на дорогу;

За них и прочих перебить пришлось.

Впрочем, психологически можно мотивировать неожиданность рассказа супругов, живших 20 лет вместе и молчавших, их нежеланием бередить рану. Иокаста потеряла сына, едва его родив. Эдип стал убийцей нескольких человек. Бежал от посоха Эдипа один только раб, который как раз и рассказывал Иокасте о нападении разбойников на Лаия. Обратим внимание, что эти исповедальные рассказы Иокасты и Эдипа вновь происходят публично, в присутствии хора фиванских старцев. Корифей хора сочувствует Эдипу:

И мы в тревоге; все ж, пока свидетель (тот самый раб)

Не выслушан – надежды не теряй!

Хотя Иокаста настаивает на неверии в «гаданья божьи», и ее малютка, погибший сам, не мог убить отца, однако она несет венок с цветами и горсть ладана в качестве жертвы и приношения богу, чтобы задобрить Ликийского Аполлона. Она молится богу, дабы тот отвел унынье от Эдипа, ее мужа и царя Фив.

Следующее свидетельство окончательно подрывает веру Эдипа в благополучное разрешение дела. От коринфского вестника он узнает, что умер его отец Полиб, коринфский царь, или, вернее, тот, кого он считал своим отцом. Вестник много лет назад был пастухом, который отдал Полибу и Меропе Эдипа, получив младенца от другого пастуха, принадлежавшего Лаию. Полиб и Меропа воспитали Эдипа как сына. Этот вестник много лет назад собственноручно развязывал израненные ноги младенца Эдипа.

Последняя надежда Эдипа – пастух. Быть может, он скажет, что Эдип невиновен, что все это ошибка, дурной сон, наваждение, а дельфийские оракулы – только ложное гадание и обман.

Иокаста отчетливо понимает: Эдип – преступник, но еще можно остановиться, уйти с площади во дворец, прекратить это нелепое следствие и продолжать жить как ни в чем не бывало дальше, забыв обо всем, что здесь произошло. Она делает последнюю отчаянную попытку остановить Эдипа, спасти ее мужа и отца ее детей, спасти народ Фив от немыслимого позора, который того и гляди падет на их справедливого и милостивого царя.

Коль жизнь тебе мила, оставь расспросы.

Молю богами, – я и так страдаю. (…)

Эдип, молю, послушайся меня!

Послушаться? Не обнаружить рода?

Но я забочусь о твоем же благе!

Вот это благо ужа давно мне в тягость!

О, век бы не узнать тебе, кто ты! (…)

О горе, горе! О злосчастный – это

Тебе последний мой привет; прости!

(Уходит во дворец.)

Получается, Иокаста уже все поняла, раньше Эдипа. Она боролась, стараясь отвести неумолимую десницу рока от головы Эдипа. Всё было тщетно. В финале мы догадываемся, что ее последний привет был на самом деле последним, поскольку она бросилась во дворец, чтобы покончить жизнь самоубийством. Ведь она сама отдала сына мужу Лаию на убийство, чтобы потом этот сын убил ее мужа, стал ее вторым мужем и отцом ее четырех детей. Брачное ложе загрязнилось кровью убийства и кровосмешением, грехом инцеста. И во всем виновата она. Непреклонность Эдипа в искании истины лишает ее последней надежды: ничего уже нельзя вернуть, пророчества оправдались.

Приведенный слугами Эдипа пастух больше других упорствует, не желая открывать Эдипу истину. Он молит его отступиться и не доискиваться этой проклятой истины. Коринфский вестник уличает его на очной ставке:

Теперь припомни: не давал ли ты

Младенца мне в те дни на воспитанье?

К чему об этом спрашивать теперь?

А вот к чему: младенец этот – вот он!

Да будет проклят твой язык! Молчи!

Пастух здесь лжет, утверждая, будто лжет вестник. Эдип грозит пастуху пыткой, вынуждая его рассказать правду. Ту самую правду, о которой все давно уже догадались, которую знает и сам Эдип. Факты слишком очевидны. Они изобличают Эдипа как убийцу и кровосмесителя. Но Эдип теперь уже угрожает пастуху смертью, только бы тот довел до конца свой рассказ, в результате чего последние надежды Эдипа окончательно рухнут, и он потеряет всё, что когда‑то имел, но, главное, потеряет счастье жить в ладу со своей совестью.

Свершилось все, раскрылось до конца!

О свет! В последний раз тебя я вижу:

Нечестием мое рожденье было,

Нечестьем – подвиг и нечестьем – брак!

В. Н. Ярхо в статье «Трагический театр Софокла» приводит фразу одного из героев Эсхила: «Лучше быть несведущим, чем мудрым».Насколько мудр Эдип, отдаваясь до конца поискам последней истины? Он в своих поступках напоминает рассуждения «подпольного героя» Ф.М. Достоевского из его знаменитых «Записок из подполья». Тот говорит о том, что если даже люди всё расчислят до конца, всю жизнь приведут в порядок, составят логарифмические таблицы, по которым им следует жить, обязательно появится какой‑нибудь господин со злорадной, скептической физиономией, который все эти таблицы пошлет к черту, сбросит их в пропасть, лишь бы пожить по собственной воле, вопреки всем этим логарифмическим таблицам, где зарисована его польза.

Не таков ли и царь Эдип? Зачем он ищет истину? Что он получает, когда узнает ее? Уже больше двадцати лет назад он убил своего отца, женился на собственной матери и заимел от нее детей. Ему требовалось узнать, что дельфийские оракулы не врали, что судьба свершилась давным‑давно, что он стал орудием этой судьбы, несмотря на то, что старательно избегал ее и бежал от судьбы, для того чтобы быстрее к ней приблизиться и оправдать роковые пророчества.

Трагедия Эдипа продолжается на глазах жителей Фив. О гибели Иокасты и самоослеплении Эдипа рассказывает хору фиванских старцев домочадец, бывший свидетелем происходившей трагедии в ряду других домочадцев и слуг. Иными словами, и самоубийство в античном мире – акт общественный, лишенный всякой интимности. Этот акт сопровождается страстными, бурными проклятиями Иокасты и проклятиями самого Эдипа самому себе и своим глазам, которые теперь не желают видеть окружающий мир:

Домочадец

Вы помните, как в исступленье горя

Она умчалась. Из сеней она

В свой брачный терем бросилась, руками

Вцепившись в волосы свои. А там

Она, замкнувши двери, воззвала

Ко Лаию, погибшему давно,

Коря его: «Ты помнишь ли той ночи

Старинной тайну? В ней ты сам себе

Родил убийцу, а меня, супругу,

На службу мерзкого деторожденья

Своей же плоти горестной обрек!»

Она и одр свой проклинала: «Ты мне

От мужа – мужа, и детей от сына

Родить судил!» И вслед за тем – конец.

Но как она покончила – не знаю.

Раздался крик – в чертог Эдип ворвался –

Не до нее тут было. Все за ним

Следили мы. Метался он повсюду.

«Меч! Дайте меч мне!» Так взывал он к нам.

То снова: «Где жена моя, скажите…

Нет! Не жена – перст нивы материнской,

Двойной посев принявшей – и меня,

И от меня детей моих зародыш!» (…)

И, точно силой неземной ведомый,

На дверь закрытую нагрянул, ось

Из гнезд глубоких вырвал – и вломился

Во внутрь покоя. Мы за ним. И вот

Мы видим – на крюке висит царица,

Еще качаясь в роковой петле.

Стоит он, смотрит – вдруг с рыданьем диким

Ее хватает и с петли висячей

Снимает бережно. Вот на земле

Лежит несчастная. Тогда – ах, нет!

Ужасное свершилося тогда!

Эдип срывает пряжку золотую,

Что на плече ей стягивала ризу,

И вверх поднявши острую иглу,

Ее в очей зеницы погружает.

«Вот вам! Вот вам! Не видеть вам отныне

Тех ужасов, что вынес я, – и тех,

Что сам свершил. Отсель в кромешном мраке

Пусть видятся вам те, чей вид запретен,

А тех, кто вам нужны, – не узнавайте!»

Почему Эдип ослепляет себя? Он несет невыносимый груз ответственности, винит себя в том, в чем не виноват и что должно было сбыться, независимо от его воли. Вот художественный, поистине трагический парадокс Софокла. Никто не виноват: ни боги, ни люди. Так распорядилась судьба. А от нее не уйти. И все же царь Эдип берет ответственность на себя. Он ослепляет себя именно в силу чувства гражданской и личной ответственности, он обрекает себя на изгнание, спасая Фивы от чумы, причина которой в его грехе, предсказанной богами. Значит, эта трагедия не только и не столько о роке, свершимся задолго до событий трагедии, а о трагедии познания истины. Истина делает Эдипа свободным лишь в том смысле, что он должен осудить и наказать себя в свободном акте самоослепления.

В конце XX века известный чешский писатель, ныне живущий в Париже, Милан Кундера в романе «Невыносимая легкость бытия» снова обращается к трагедии Софокла. Его герой врач Томаш после событий в Праге, когда «пражская весна» после многих лет коммунистического режима вдруг дает людям надежду, пишет статью о царе Эдипе и о том самом чувстве ответственности, к которой призывает своих сограждан Софокл. Из‑за этой статьи его впоследствии, после вторжения в Прагу русских танков в 1968 году, выгоняют с работы и лишают возможность практиковать, обрекая по существу на забвение и смерть.

Кундера ныне, в современном мире, в нашу эпоху, оценивает поступок царя Эдипа отнюдь не по‑фрейдовски, а в духе самого Софокла, так что античная трагедия по‑прежнему поражает новизной и актуальностью, свидетельствует о бессмертии той трагической жизненной коллизии, которую открывает Софокл в древнем мире, чтобы продлить ее в вечности и тем самым отправить послание нам, далеким потомкам Софокла, в XX и XXI век. Приведем слова Кундеры из романа «Невыносимая легкость бытия»:

«И тогда Томаш вновь вспомнил историю Эдипа: Эдип не знал, что он сожительствует с матерью, и все‑таки, прознав правду, не почувствовал себя безвинным. Он не смог вынести зрелища горя, порожденного его неведением, выколол себе глаза и слепым ушел из Фив.

Слыша, как коммунисты во весь голос защищают свою внутреннюю чистоту, Томаш размышлял: по вине вашего неведения эта страна, возможно, на века потеряла свободу, а вы кричите, что не чувствуете за собой вины? Как же вы можете смотреть на дело рук ваших? Как вас не ужасает это? Да есть ли у вас глаза, чтобы видеть? Будь вы зрячими, вам следовало бы ослепить себя и уйти из Фив!»

С легкой руки двух человек, разделенных большим временным промежутком, мы знаем, какая греческая трагедия — главная.

В «Поэтике» Аристотеля недвусмысленно звучит мысль о том, что лучший греческий трагик из трех великих трагиков — это Софокл, а лучшая греческая трагедия из всех греческих трагедий — это «Царь Эдип».

И в этом одна из проблем с восприятием греческой трагедии. Парадокс заключается в том, что мнение Аристотеля, по всей видимости, не разделяли афиняне V века до нашей эры, когда «Царь Эдип» был поставлен. Мы знаем, что Софокл с этой трагедией на состязаниях проиграл, афинские зрители не оценили «Царя Эдипа» так, как его оценил Аристотель.

Тем не менее Аристотель, который говорит, что греческая трагедия — это трагедия двух эмоций, страха и сострадания, пишет о «Царе Эдипе», что всякий, кто прочтет оттуда хотя бы строчку, одновременно будет и страшиться того, что произошло с героем, и сострадать ему.

Аристотель оказался прав: вопросу о смысле этой трагедии, о том, как мы должны воспринимать главного героя, виноват Эдип или не виноват, уделили внимание практически все великие мыслители. Лет двадцать тому назад была опубликована статья одного американского исследователя, в которой он скрупулезно собрал мнения всех, начиная с Гегеля и Шеллинга, кто говорил, что Эдип виноват, кто говорил, что Эдип не виноват, кто говорил, что Эдип, конечно, виноват, но невольно. В итоге у него получилось четыре основные и три вспомогательные группы позиций. А не так давно нашим соотече­ственником, но по-немецки была опубликована огромная книжка, которая называлась «Поиск вины», посвященная тому, как интерпретировали «Царя Эдипа» за века, прошедшие с первой его постановки.

Вторым человеком, конечно, стал Зигмунд Фрейд, который, по понятным причинам, тоже посвятил «Царю Эдипу» немало страниц (хотя и не так много, как, казалось бы, должен был) и назвал эту трагедию образцовым примером психоанализа — с той лишь разницей, что психоаналитик и пациент в ней совпадают: Эдип выступает и в роли врача, и в роли больного, поскольку анализирует сам себя. Фрейд писал о том, что в этой трагедии начало всего — религии, искусства, морали, литературы, истории, что это трагедия на все времена.

Тем не менее эта трагедия, как и все другие древнегреческие трагедии, ставилась в конкретное время и в конкретном месте. Вечные проблемы — искусства, морали, литературы, истории, религии и всего прочего — соотносились в ней с конкретным временем и конкретными событиями.

«Царь Эдип» был поставлен между 429 и 425 годами до нашей эры. Это очень важное время в жизни Афин — начало Пелопоннесской войны, которая в итоге приведет к падению величия Афин и их поражению.

Трагедия открывается хором, который приходит к Эдипу, властвующему в Фивах, и говорит, что в Фивах мор и причиной этого мора, согласно пророчеству Аполлона, является тот, кто убил прежнего царя Фив Лая. В трагедии дело происходит в Фивах, но всякая трагедия — про Афины, поскольку она ставится в Афинах и для Афин. В тот момент в Афинах только что прошла страшная чума, выкосившая много граждан, в том числе совершенно выдающихся, — и это, конечно, аллюзия на нее. В том числе во время этой чумы погиб Перикл, политический лидер, с которым связано величие и процветание Афин.

Одна из проблем, занимающих интерпретаторов трагедии, — это ассоции­руется ли Эдип с Периклом, если ассоциируется, то как, и каково отношение Софокла к Эдипу, а значит, и к Периклу. Вроде бы Эдип — ужасный преступник, но одновременно он спаситель города и до начала, и в конце трагедии. На эту тему тоже написаны тома.

По-гречески трагедия буквально называется «Эдип тиран». Греческое слово τύραννος (), от которого произошло русское слово «тиран», обманчиво: его нельзя переводить как «тиран» (его так и не переводят, как можно увидеть из всех русских — и не только русских — версий трагедии), потому что изначально это слово не имело отрицательных коннотаций, которые есть у него в современном русском языке. Но, по всей видимости, в Афинах V века оно этими коннотациями обладало — потому что Афины в V веке гордились своим демократическим устройством, тем, что здесь нет власти одного, что все граждане равным образом решают, кто лучший трагик и что лучше для государства. В афинском мифе изгнание тиранов из Афин, произошедшее в конце VI века до нашей эры, — одна из важнейших идеологем. И поэтому название «Эдип тиран» — скорее отрицательное.

Действительно, Эдип в трагедии ведет себя как тиран: упрекает своего шурина Креонта в заговоре, которого нет, и называет подкупленным прорицателя Тиресия, который говорит о страшной судьбе, ждущей Эдипа.

Кстати, когда Эдип и его супруга и, как потом окажется, мать Иокаста рассуждают о мнимости пророчеств и их политической ангажированности, это тоже связано с реалиями Афин V века, где оракулы были элементом политической технологии. У каждого политического лидера были чуть ли не свои прорицатели, которые специально, под его задачи, истолковывали или даже сочиняли пророчества. Так что даже такие вроде бы вневременные проблемы, как отношения людей с богами через пророчества, имеют вполне конкретный политический смысл.

Так или иначе, все это свидетельствует о том, что тиран — это плохо. С другой стороны, из других источников, например из истории Фукидида, мы знаем, что в середине V века союзники называли Афины «тиранией» — понимая под этим мощное государство, которое управляется отчасти демократическими процессами и объединяет вокруг себя союзников. То есть за понятием «тирания» стоит представление о мощи и организованности.

Получается, что Эдип — символ той опасности, которую несет мощная власть и которая кроется в любой политической системе. Таким образом, это трагедия политическая.

С другой стороны, «Царь Эдип» — это, конечно, трагедия важнейших тем. И главная среди них — тема знания и незнания.

Эдип — мудрец, который в свое время спас Фивы от страшной сфинксы (потому что сфинкс — это женщина), разгадав ее загадку. Именно как к мудрецу к нему приходит хор фиванских граждан, старейшин и юношества, с просьбой спасти город. И как мудрец Эдип заявляет о необходимости разгадать загадку убийства прежнего царя и разгадывает ее на протяжении всей трагедии.

Но одновременно он и слепец, не знающий самого важного: кто он такой, кто его отец и мать. В стремлении узнать истину он игнорирует все, о чем его предупреждают окружающие. Таким образом получается, что он мудрец, который не мудр.

Оппозиция знания и незнания — это одновременно и оппозиция видения и слепоты. Слепой пророк Тиресий, который в начале разговаривает с видящим Эдипом, все время говорит ему: «Ты слеп». Эдип в этот момент видит, но не знает — в отличие от Тиресия, который знает, но не видит.

Замечательно, кстати, что по-гречески видение и знание — это одно и то же слово. По-гречески знать и видеть — οἶδα (). Это тот же корень, который, с точки зрения греков, заключен в имени Эдипа, и это многократно обыгрывается.

В конце, узнав, что это он убил своего отца и женился на своей матери, Эдип ослепляет себя — и тем самым, став, наконец, подлинным мудрецом, теряет зрение. Перед этим он говорит, что слепец, то есть Тиресий, был слишком зряч.

Трагедия построена на чрезвычайно тонкой игре (в том числе словесной, окружающей имя самого Эдипа) этих двух тем — знания и зрения. Внутри трагедии они образуют своеобразный контрапункт, все время меняясь местами. Благодаря этому «Царь Эдип», будучи трагедией знания, становится трагедией на все времена.

Смысл трагедии тоже оказывается двойственным. С одной стороны, Эдип — самый несчастный человек, и об этом поет хор. Он оказался ввергнутым из полного счастья в несчастье. Он будет изгнан из собственного города. Он потерял собственную жену и мать, которая покончила с собой. Его дети — плод инцеста. Все ужасно.

Пассивная покорность перед грядущим чужда героям Софокла, которые сами хотят быть творцами своей судьбы, и полны силы и решимости отстаивать свое право. Все древние критики, начиная с Аристотеля , называли трагедию «Царь Эдип» вершиной трагического мастерства Софокла. Время ее постановки неизвестно, примерно оно определяется 428 – 425 гг. до Р. Х. В отличие от предыдущих драм, композиционно близких к диптиху, эта трагедия едина и замкнута сама в себе. Все ее действие сосредоточено вокруг главного героя, который определяет каждую отдельную сцену, являясь ее центром. Но, с другой стороны, в «Царе Эдипе» отсутствуют случайные и эпизодические персонажи. Даже раб царя Лая, некогда по его приказанию унесший из его дома новорожденного младенца, впоследствии сопровождает Лая в его последней роковой поездке; а пастух, тогда же пожалевший ребенка, выпросивший и унесший его с собой, теперь прибывает в Фивы послом от коринфян, чтобы уговорить Эдипа воцариться в Коринфе.

Мифы древней Греции. Эдип. Тот, что пытался постичь тайну

Сюжет своей трагедии Софокл взял из фиванского цикла мифов, очень популярного среди афинских драматургов; но у него образ основного героя, Эдипа , отодвинул на задний план всю роковую историю несчастий рода Лабдакидов. Обычно трагедию «Царь Эдип» относят к аналитическим драмам, так как все действие ее построено на анализе событий, связанных с прошлым героя и имеющих непосредственное отношение к его настоящему и будущему.

Действие этой трагедии Софокла открывается прологом, в котором процессия фиванских граждан направляется ко дворцу царя Эдипа с мольбой о помощи и защите. Пришедшие твердо уверены, что лишь Эдип может спасти город от свирепствующей в нем моровой язвы. Эдип успокаивает их и говорит, что уже послал своего шурина Креонта в Дельфы , чтобы узнать от бога Аполлона о причине эпидемии. Появляется Креонт с оракулом (ответом) бога: Аполлон разгневан на фиванцев за то, что они укрывают у себя ненаказанного убийцу прежнего царя Лая. Перед собравшимися царь Эдип клянется разыскать преступника, «кто б ни был тот убийца». Под угрозой тяжелейшего наказания он приказывает всем гражданам:

Под кров свой не вводить его и с ним
Не говорить. К молениям и жертвам
Не допускать его, ни к омовеньям, –
Но гнать его из дома, ибо он –
Виновник скверны, поразившей город.

Афинские зрители, современники Софокла, с детства знали историю царя Эдипа и относились к ней как к исторической реальности. Им хорошо было известно имя убийцы Лая, и поэтому выступление Эдипа в роли мстителя за убитого приобретало для них глубокий смысл. Они понимали, следя за развитием действия трагедии, что иначе не мог действовать царь, в руках которого судьба всей страны, всего безгранично преданного ему народа. И страшным самопроклятием звучали слова Эдипа:

И вот теперь я – и поборник бога,
И мститель за умершего царя.
Я проклинаю тайного убийцу…

Царь Эдип призывает прорицателя Тиресия , которого хор называет вторым после Аполлона провидцем будущего. Старик жалеет Эдипа и не хочет назвать имя преступника. Но когда разгневанный царь бросает ему в лицо обвинение в пособничестве убийце, Тиресий, также вне себя от гнева, заявляет: «Страны безбожный осквернитель – ты!». Эдип, а вслед за ним хор, не может поверить в истину прорицания.

У царя возникает новое предположение. Софокл повествует: после того, как фиванцы лишились своего царя, убитого где-то во время паломничества, законным преемником его должен был сделаться брат овдовевшей царицы – Креонт. Но тут пришел неизвестный никому Эдип, решил загадку Сфинкса и спас Фивы от кровожадного чудовища. Благодарные фиванцы предложили своему спасителю руку царицы и провозгласили его царем. Не затаил ли Креонт обиду, не решил ли он воспользоваться оракулом, чтобы свергнуть Эдипа и занять престол, избрав орудием своих действий Тиресия?

Эдип обвиняет Креонта в измене, грозя ему смертью или пожизненным изгнанием. А тот, чувствуя себя невинно заподозренным, готов броситься с оружием на Эдипа. Хор в страхе не знает, что делать. Тогда появляется жена царя Эдипа и сестра Креонта, царица Иокаста. Зрители знали о ней только как об участнице кровосмесительного союза. Но Софокл изобразил ее волевой женщиной, авторитет которой в доме признавали все, включая брата и мужа. Оба ищут в ней поддержки, а она спешит примирить ссорящихся и, узнав о причине ссоры, высмеивает веру в предсказания. Желая подкрепить свои слова убедительными примерами, Иокаста рассказывает, что бесплодная вера в них исковеркала ее молодость, отняла у нее первенца, а ее первый муж, Лай, вместо предсказанной ему смерти от руки сына, стал жертвой разбойничьего нападения.

Рассказ Иокасты, рассчитанный на то, чтобы успокоить царя Эдипа, в действительности вызывает у него тревогу. Эдип вспоминает, что оракул, предсказавший ему отцеубийство и брак с матерью, заставил его много лет тому назад покинуть родителей и Коринф и отправиться странствовать. А обстоятельства гибели Лая в рассказе Иокасты напоминают ему одно неприятное приключение времени его странствий: на перекрестке дорог он убил случайно возницу и какого-то старика, по описанию Иокасты похожего на Лая. Если убитый действительно был Лаем, то он, царь Эдип, проклявший самого себя, и есть его убийца, поэтому он должен бежать из Фив, но кто примет его, изгнанника, если даже на родину он не может вернуться без риска сделаться отцеубийцей и мужем матери.

Разрешить сомнения может лишь один человек, старый раб, который сопровождал Лая и бегством спасся от смерти. Эдип велит привести старика, но тот уже давно покинул город. Пока гонцы разыскивают этого единственного свидетеля, в трагедии Софокла появляется новый персонаж, который называет себя вестником из Коринфа, прибывшим с известием о смерти коринфского царя и об избрании Эдипа его преемником. Но Эдип боится принять коринфский престол. Его пугает вторая часть оракула, в которой предсказывается брак с матерью. Вестник наивно и от всего сердца спешит разубедить Эдипа и открывает ему тайну его происхождения. Коринфская царственная чета усыновила младенца, которого он, в прошлом пастух, нашел в горах и принес в Коринф. Приметой ребенка были проколотые и связанные ножки, из-за чего он получил имя Эдипа, т. е. «пухлоногого».

Эту сцену «узнавания» Аристотель считал вершиной трагического мастерства Софокла и кульминацией всей трагедии, причем особо выделил художественный прием, называемый им перипетией, благодаря которому осуществляется кульминация и подготовляется развязка . Смысл происшедшего первая понимает Иокаста и во имя спасения Эдипа делает последнюю тщетную попытку удержать его от дальнейших расследований:

Коль жизнь тебе мила, молю богами,
Не спрашивай… Моей довольно муки.

Софокл наделил громадной внутренней силой эту женщину, которая готова одна до конца дней своих нести бремя страшной тайны. Но царь Эдип уже не слушает ее просьб и молений, он поглощен одним желанием раскрыть тайну, какой бы она ни была. Он еще бесконечно далек от истины и не замечает странных слов жены и ее неожиданного ухода; а хор, поддерживая его в неведении, славит родные Фивы и бога Аполлона. С приходом старого слуги выясняется, что тот действительно был свидетелем гибели Лая, но, кроме того, он же, получив некогда от Лая приказание умертвить ребенка, не решился это сделать и передал его какому-то коринфскому пастуху, которого теперь, к своему смущению, он узнает в стоящем перед ним вестнике из Коринфа.

Итак, Софокл показывает, что все тайное становится явным. На орхестре появляется глашатай, пришедший возвестить хору о самоубийстве Иокасты и о страшном поступке Эдипа, вонзившего себе в глаза золотые булавки с одеяния Иокасты. С последними словами рассказчика появляется сам царь Эдип, ослепший, залитый собственной кровью. Он сам осуществил проклятие, которым в неведении заклеймил преступника. С трогательной нежностью прощается он с детьми, поручая их заботам Креонта. А хор, подавленный происшедшим, повторяет древнее изречение:

И назвать счастливым можно, без сомненья, лишь того,
Кто достиг пределов жизни, в ней несчастий не познав.

Противниками царя Эдипа, борьбе с которыми отданы его огромная воля и безмерный ум, оказываются боги , чья власть не определяется человеческой мерой.

Для многих исследователей эта власть богов представлялась в трагедии Софокла настолько подавляющей, что заслоняла собой все остальное. Поэтому, основываясь на ней, трагедию часто определяли как трагедию рока, перенося даже это спорное объяснение и на всю греческую трагедию в целом. Другие стремились установить степень моральной ответственности царя Эдипа, говоря о преступлении и неизбежном наказании, не замечая расхождения между первым и вторым даже в пределах современных Софоклу представлений. Интересно, что, по Софоклу, Эдип не жертва, пассивно ожидающая и принимающая удары судьбы, а энергичный и деятельный человек, который борется во имя разума и справедливости. В этой борьбе, в своем противостоянии страстям и страданиям, он выходит победителем, сам назначая себе кару, сам осуществляя наказание и преодолевая в этом свои страдания. У младшего современника Софокла Еврипида в финале односюжетной трагедии Креонт приказывал слугам ослепить Эдипа и выгонял его за пределы страны.

Дочь Эдипа, Антигона, выводит слепого отца из Фив. Картина Жалабера, 1842

Противоречие между субъективно неограниченными возможностями человеческого разума и объективно ограниченными пределами деятельности человека, отраженное в «Царе Эдипе», – одно из характерных противоречий софокловского времени. В образах богов, противостоящих человеку, Софокл воплотил все то, что не находило объяснения в окружающем мире, законы которого были еще почти не познаны человеком. Сам поэт еще не усомнился в благостности миропорядка и в незыблемости мировой гармонии. Вопреки всему Софокл оптимистически утверждает право человека на счастье, считая, что несчастья никогда не сокрушают того, кто умеет противостоять им.

Софокл еще далек от искусства индивидуальных характеристик современной драматургии. Его героические образы статичны и не являются характерами в нашем смысле, так как герои остаются неизменными во всех жизненных превратностях. Однако они велики в своей целостности, в свободе от всего случайного. Первое место среди замечательных образов Софокла по праву принадлежит царю Эдипу, ставшему одним из величайших героев мировой драматургии.

«Перипетия… есть перемена событий к противоположному… Так, в «Эдипе» вестник, пришедший, чтобы обрадовать Эдипа и освободить его от страха перед матерью, объявив ему, кто он был, достиг противоположного…» (Аристотель. Поэтика, гл. 9, 1452 а).

Тема этой статьи — анализ одного из античных произведений и его краткое содержание. «Царь Эдип» — трагедия афинского автора Софокла, являющаяся одной из немногих его пьес, которые дошли до наших дней. Сегодня, спустя двадцать веков после смерти автора, его творение не утратило популярности. На его основе ставят пьесы в театре, снимают художественные фильмы. Все дело в том, что судьба человека никогда и нигде не была столь проникновенно изображена, как в этой трагедии.

Злой рок

Современники Софокла, а к ним относится также и мудрый Аристотель, полагали, что эта пьеса является вершиной мастерства ее автора. Если передать лишь краткое содержание, «Царь Эдип» станет не чем иным, как мифологическим сюжетом. В полном изложении творение Софокла представляет собой глубокое философское произведение.

Всю жизнь главного персонажа преследуют несчастья. Он пытается уйти от злого рока, но в конце концов с ним все же происходит то, что предрешено богами. Одно из величайших философских произведений в мировой культуре написал Софокл. «Царь Эдип», краткое содержание по главам которого представлено в статье, является классикой мировой драматургии. Благодаря образу главного героя Софокл вошел в Итак, перейдем конкретно к тексту.

Миф: краткое содержание

Царь Эдип — это герой одного из фиванских мифов. Из сказаний и легенд в античные времена авторы, как правило, и черпали вдохновение.

Миф об Эдипе повествует о причудливом переплетении судеб. Начинается он с рассказа о некоем царе Лае. Он и его жена Иокаста долгое время были бездетными. Согласно афинским традициям, по любому поводу за помощью следовало обращаться к так называемому Царь так и поступил. Однако многоуважаемый прорицатель отнюдь не порадовал несостоявшегося отца, известив его о том, что сын у него хотя и будет, но, когда подрастет, непременно убьет его, а затем, что еще ужаснее, женится на собственной матери, то есть на жене Лая.

Это повествование о том, насколько тщетны попытки простых смертных изменить то, что предрешено свыше. Философскую и религиозную основу можно прочувствовать, даже прочитав краткое содержание. Царь Эдип — главный герой легенды, в которой завязкой служит предсказание оракула. После прорицания отец приказывает оставить появившегося на свет младенца в диких горах. Но слуга жалеет ребенка и передает его незнакомому пастуху. Тот, в свою очередь, другому царю — Полибу, которого Эдип долгое время будет считать своим родным отцом.

Спустя много лет Эдип слышит страшное предсказание от того же оракула. Оно полностью совпадает с тем, чего безмерно боялся Лай: молодой человек умертвит отца и станет мужем вдовы убитого, то есть собственной матери. Не зная имени своего настоящего родителя, будущий преступник покидает дом человека, который воспитал. Несколько лет, подобно разбойнику, скитается наш герой. И в конечном счете, случайно убивает Лая. Дальше все происходит именно так, как и предвещал оракул.

Эписодий первый

Итак, главный герой пьесы — царь. Зовут его Эдип. Однажды у царского дворца появляется процессия, участники которой просят повелителя о помощи. В Фивах свирепствует страшная эпидемия. унесла уже множество жизней, и поскольку царя своего жители воспринимают не иначе, как в качестве спасителя (он некогда их уже выручал, после чего и занял престол), к нему они и обращаются с мольбой отвратить ужасную беду.

«Спаситель», как оказалось, уже принял соответствующие меры: послал гонцов к всесильному оракулу. Ведь тот обладает силой, которая заключается в умении узнать у самого бога Аполлона о причине столь страшной напасти.

Ответ приходит совсем скоро: язва послана в наказание за то, что в Фивах безнаказанно проживает цареубийца. И Эдип, не подозревая, что является тем самым преступником, клянется найти и наказать виновного.

Пьеса и сказание

Создавая пьесу, последовательность событий мифического сюжета существенно изменил Софокл.

Что собой представляет трагедия «Царь Эдип»? Краткое содержание этой пьесы — это история о неком правителе, который в поисках злоумышленника узнает правду о своем происхождении и о собственных преступлениях.

Чем отличается от сказания? В легенде речь идет о юноше, который совершает преступление, а затем волею судьбы становится царем. Однако в конце его настигает возмездие. В народном афинском сказании все предельно ясно. В трагедии истина раскрывается лишь в кульминации.

Афинским зрителям эта мифическая история была знакома с детства. Имя убийцы им было хорошо известно. Постановка пьесы Софокла имела, тем не менее, огромный успех. Причина — в социальной и этической проблеме трагического произведения. Первые зрители бессмертной пьесы были заворожены достойным и решительным поведением правителя, в руках которого находится судьба всего народа. Царь поступить иначе не может. Он непременно найдет убийцу своего предшественника и покарает его. Автор пьесы перевел народный миф на театральный язык. Произведение затронуло темы, интересные не только для античных зрителей.

Основателем трагедии стал Софокл. «Царь Эдип», краткое содержание которого изложено в этой статье, — произведение о злоключениях человека, судьбой которого управляли всесильные боги.

На сцене постановка включала начало, развязку и эмоционально сильную кульминацию. Эта схема была создана Софоклом, за что его и называют отцом трагедии. Еще одной особенностью, которую он ввел в театральное искусство, стало появление в кульминации нового персонажа.

Тиресий

В трагедии все внимание сосредоточено на главном герое. В каждой главе он присутствует и является важнейшим участником действия. Таким образом построены почти все театральные произведения, которые создал Софокл. «Царь Эдип», краткое содержание которого сводится к диалогам персонажа с другими героями, а преимущественно с оракулами, в следующем эписодии содержит беседу царя с Тиресием. Этот человек — предсказатель, который знает правду, но из жалости не сразу решается ее открыть своему собеседнику. И все же с помощью криков и угроз царь добивается от него признания. Тиресий называет имя убийцы. Это имя — Эдип.

Креонт

«Царь Эдип», краткое содержание которого дает представление о загадках и интригах, присутствующих в трагедии, является классикой театрального жанра. Мотивы мести, смерти и борьбы за власть заимствовал из этого произведения сам Шекспир.

После ужасных слов Тиресия на первый план выходит царская семья. Креонт — брат Иокасты. И именно он должен был, согласно древним традициям, занять трон после смерти царя. Но вдруг появился чужеземец, спас фиванских жителей от кровожадного чудовища и в знак народной благодарности получил то, что полагалось по праву родственнику. Царем стал никому неизвестный доселе Эдип. Быть может, брат Иокасты затаил на новоиспеченного правителя обиду, подстроил все и подговорил Тиресия дать неверные сведения? Такие мысли терзали Эдипа, покуда не появилась несчастная участница кровосмесительной связи — сама царица.

Иокаста

Родную мать взял в жены царь Эдип. Краткое содержание мифа говорит лишь о том, что женщина эта не по своей воле совершила грех кровосмешения. У великого драматурга этот образ обладает характерными чертами. Иокаста — женщина сильная и волевая. Узнав о причине ссоры мужчин, она высмеивает их. Стремясь доказать, насколько глупо верить предсказаниям, она рассказывает о своей молодости. Ее рассказам внимает царь Эдип.

Краткое содержание по эписодиям — это действия и размышления главного героя. В полном объеме это произведение представляет собой поэтические диалоги, где фоном служит хор. Без него не обходилась ни одна античная драма. И здесь, когда Иокаста принимается рассказывать своему молодому мужу до боли знакомую историю, хоровое пение становится все более тревожным и печальным.

Рассказ царицы

Иокаста рассказывает о том, как потеряла своего первенца, а муж ее был убит разбойниками. Смерть Лая напоминает Эдипу события, которые происходили во время его странствий. А предсказания оракула, на основании которых царь приказал избавиться от младенца, чрезвычайно похожи на те, из-за коих новый муж Иокасты некогда покинул родной дом. Воспоминаниям женщина предается исключительно для того, чтобы убедить спорщиков в том, что они заблуждаются.

Предсказания оракулов не имеют под собой никакой почвы. Они лишь могут подтолкнуть человека к совершению непоправимых ошибок. Так рассуждает Иокаста. Трагический герой тем временем охвачен страшными подозрениями.

Кульминация

История о жизни, окутанной страшными тайнами, которые к концу пьесы должны быть разгаданы, — в этом и заключается краткое содержание. Царь Эдип полагает, что лишь один человек может помочь ему узнать правду. Старый слуга, который когда-то отнес новорожденного в горы, ответит на единственный, но самый важный вопрос. Но в Фивах этого человека уже нет. Отдан приказ найти раба. А тем временем на сцене появляется новое лицо.

Из родного края прибывает вестник и сообщает о смерти Полиба. Эдип должен занять место умершего царя. Но ведь предсказания оракула говорят о том, что после он женится на матери… Прибывший издалека человек, желая успокоить Эдипа, открывает всю правду. Теперь известно, что Полиб не является его родным отцом. И дабы добиться всей истины, Эдип обращается к Иокасте. После недолгих споров и сопоставления фактов он понимает, что все предсказания, данные ему и Лаю, сбылись.

Царица кончает жизнь самоубийством. Эдип ослепляет себя, тем самым выполняя свое обещание наказать преступника.

Трагедия Софокла «Царь Эдип», краткое содержание которой изложено в нашей статье, является бессмертным произведением мировой драматургии. Герой античного автора хотя и находится во власти богов, но всеми силами стремится стать вершителем собственной судьбы. Однако единственное, что ему удается, — это наказание. Но все же софокловский Эдип — один из величайших литературных героев.

T. Khatih, A. Dua, A.D. Singh, H.S. Dua. Oedipus: repenting eyes // Br. J. Ophthalmol.– 2011.– Vol. 95.– P. 1371.

У слова «слепой» имеется несколько определений, но, с медицинской точки зрения, оно означает человека, который не может видеть вследствие травмы, какого-либо заболевания или врожденной патологии. Глагол «ослепить» также имеет несколько значений: с одной стороны, лишение кого-либо возможности видеть, а с другой стороны, лишение возможности понимать, судить и воспринимать.

Продукция слезной жидкости в определенных количествах необходима для нормального функционирования органа зрения. Выделение избыточного количества слез может препятствовать нормальному зрению, фигурально выражаясь, слезы «ослепляют» человека.

Слепота в ее различных проявлениях является основной темой греческого мифа об Эдипе, царе Фив, чья жизнь была описана в трех трагедиях Софокла: «Царь Эдип», «Эдип в Колоне» и «Антигона».

Повествование начинается с пророчества Дельфийского Оракула о том, что отец Эдипа, царь Лай, падет от руки сына, после чего тот женится на своей матери, царице Иокасте. Чтобы пророчество не сбылось, царь Лай приказал слуге убить ребенка. Слуга не смог выполнить приказ и оставил мальчика в горах, где его нашел пастух. Впоследствии Эдипа усыновил царь Коринфа.

Будучи юношей, Эдип узнал о пророчестве, и, не имея ни малейшего представления о том, что был усыновлен, принимает решение покинуть Коринф, чтобы защитить родителей от себя самого. Во время путешествия Эдип встречает царя Лая, своего биологического отца и убивает его. Разгадав загадку Сфинкса, Эдип становится царем Фив и женится на царице Иокасте, таким образом осуществив пророчество.

Никто в Фивах не знает истинного убийцы царя Лая. Слепой прорицатель Тиресий сообщает его имя. Зная о пророчестве и приказе царя Лая убить младенца, царица Иокаста советует Эдипу не обращать внимания на слова Тиресия. Вскоре из Коринфа прибывает посланец с сообщением о смерти царя и о том, что Эдип был его приемным сыном. Узнав правду, Иокаста сводит счеты с жизнью. Обнаружив ее тело, Эдип в отчаянии выкалывает себе глаза золотыми булавками от одежды своей жены.

Кульминацией произведения «Царь Эдип» является личная трагедия главного героя – ослепление самого себя. Софокл показал незрячего, но проницательного провидца, который смог увидеть правду, и людей с полноценным зрением, от которых эта правда была скрыта.

В настоящее время термин «эдипизм» используют для описания случаев самоэнуклеации глаз. Для определения состояния малолетнего ребенка, как правило, мальчика, испытывающего эротические чувства к своей матери на фоне отторжения отца, психоаналитики широко используют понятие «эдипов комплекс». Аналогичное состояние у девочек определяют как «комплекс Электры». Признаки «эдипова комплекса» наблюдаются у детей в возрасте от трех до шести лет, что соответствует фаллической стадии психосексуального развития. Эмоции и желания, возникающие в этот период времени, обычно подавляются на уровне подсознания.

 

Возможно, будет полезно почитать:

 

Читать Софокл «Эдип Царь» Краткое Содержание Трагедии

Трагедия «Царь Эдип» Софокла является прекрасным образцом древнегреческой драматургии, сохранившейся до наших дней. Представляет большую культурную ценность, поскольку признана одной из наиболее совершенных трагедий античности. Рекомендуем прочитать краткое содержание «Царя Эдипа» по главам, которое пригодится при подготовке к уроку литературы.

Основные персонажи трагедии

Главные герои:

  • Эдип – царь Фив, мудрый и справедливый правитель
  • Иокаста – супруга и мать Эдипа, сильная духом, мудрая женщина, которой суждено было пережить немало невзгод.
  • Креонт – брат Иокасты, благородный мужчина, который превыше всего ценит дружбу и честь.

Другие персонажи:

  • Тиресий – слепой старик, предсказатель.
  • Вестник – гонец из Коринфа, раскрывший тайну рождения Эдипа.
  • Пастух – слуга царя Лая, которому было поручено умертвить младенца.

Софокл «Царь Эдип» очень кратко

Софокл «Царь Эдип» краткое содержание для читательского дневника:

В городе Фивах, где правителем был царь Эдип, появляется страшная болезнь, от которой гибнут люди и скот. Чтобы узнать причину мора, правитель обращается к оракулу, который поясняет, что это наказание богов за убийство их прежнего короля – Лаия, и чтобы болезнь исчезла, надо найти убийцу. Эдип удивляется, почему убийцу не искали раннее, на что ему поясняют, что раньше люди беспокоились о Сфинксе, который терроризировал жителей.

Собственно, благодаря победе над Сфинксом Эдип стал правителем Фив и женился на жене Лаия – Иокасте. Узнав предсказание, царь издает указ найти убийцу, однако это оказывается не так просто. Ведь Лаия умер от рук незнакомца за пределами Фив. Тогда Эдип обращается за помощью к слепцу – прорицателю Тересию.

Тот не хочет отвечать на вопрос царя. Эдип гневается и начинает подозревать старика, однако тот в результате сознается, что убийца – сам царь. Правитель начинает подозревать, что все это козни Креонта – брата Иокасты, который хочет занять престол. Но Тересий отрицает все это и говорит лишь, что Эдип сам не знает, в каком живет грехе и кто его отец и мать.

Эдип вызывает к себе Креонта и предъявляет тому обвинение в измене. Креонт божится, что царь ошибается. За брата заступается Иокаста, которая утверждает, что все пророчества лживы, ведь ею мужу была предсказана смерть от руки сыны, а Лаию убил неведомый путник.

Эдип уточняет, где и как это произошло и понимает, что когда он шел в Фивы, то действительно непреднамеренно убил мужчину, который ударил его, чтобы тот сошел с дороги. Ему говорят, что остался один свидетель происшествия и царь посылает за ним.

В это время приходит посланец из Коринфа и извещает Эдипа, что его отец умер, и коринфяне хотят видеть его на престоле. Однако Эдип отказывается, мотивируя это тем, что ему предсказали убить отца и женится на собственной матери. Поэтому он и покинул Коринф. Тогда вестник объявляет, что на самом деле Эдип не родной сын коринфской царской четы, что он получил его от пастуха из Фив.

Иокаста все понимает, ведь у нее когда-то был сын, которого ее муж отдал пастуху. Пастух должен был оставить мальчика в лесу, чтобы не исполнилось страшное пророчество. Когда пастуха привели к царю, он сознался, что действительно отдал ребенка другому пастуху, который направлялся в Коринф. В то же время другой пастух подтверждает, что именно Эдип убил Лаию.

Эдип в отчаянии. Когда ему сообщают о самоубийстве Иокасты, его матери и жены, он охватывает ее труп и, сорвав фибулу, вонзает иглу себе в глаза. После этого он прощается со своими детьми и уходит в изгнание. В последних строках трагедии заключен ее основной урок: от судьбы сбежать невозможно, и не надо завидовать тому, кто в чем-то лучше, ведь неизвестно, что ожидает его впереди.

Это интересно: Трагедия «Прометей прикованный» Эсхила, написанная в 444–443 годах до н. э., является одним из самых известных античных произведений, оказавших большое влияние на мировую литературу. Для читательского дневника рекомендуем прочитать по эписодиям. Несмотря на то, что книга была написана сотни лет назад, она и в наши дни не теряет своей актуальности.

Короткий пересказ «Царь Эдип» Софокла

Краткое содержание «Царь Эдип» Софокл:

В городе Фивах правили царь Лаий и царица Иокаста. От дельфийского оракула царь Лаий получил страшное предсказание: «Если ты родишь сына, то погибнешь от его руки». Поэтому, когда у него родился сын, он отнял его у матери, отдал пастуху и велел отнести на горные пастбища Киферона, а там бросить на съедение хищным зверям.

Пастуху стало жалко младенца. На Кифероне он встретил пастуха со стадом из соседнего царства — Коринфского и отдал младенца ему, не сказавши, кто это такой. Тот отнёс младенца к своему царю. У коринфского царя не было детей; он усыновил младенца и воспитал как своего наследника. Назвали мальчика — Эдип.

Эдип вырос сильным и умным. Он считал себя сыном коринфского царя, но до него стали доходить слухи, будто он приёмыш. Он пошёл к дельфийскому оракулу спросить: чей он сын? Оракул ответил: «Чей бы ты ни был, тебе суждено убить родного отца и жениться на родной матери». Эдип был в ужасе.

Он решил не возвращаться в Коринф и пошёл, куда глаза глядят. На распутье он встретил колесницу, на ней ехал старик с гордой осанкой, вокруг — несколько слуг. Эдип не вовремя посторонился, старик сверху ударил его стрекалом, Эдип в ответ ударил его посохом, старик упал мёртвый, началась драка, слуги были перебиты, только один убежал. Такие дорожные случаи были не редкостью; Эдип пошёл дальше.

Он дошёл до города Фив. Там было смятение: на скале перед городом поселилось чудовище Сфинкс, женщина с львиным телом, она задавала прохожим загадки, и кто не мог отгадать, тех растерзывала. Царь Лаий поехал искать помощи у оракула, но в дороге был кем-то убит.

Эдипу Сфинкс загадала загадку: «Кто ходит утром на четырёх, днём на двух, а вечером на трёх?» Эдип ответил: «Это человек: младенец на четвереньках, взрослый на своих двоих и старик с посохом». Побеждённая верным ответом, Сфинкс бросилась со скалы в пропасть; Фивы были освобождены. Народ, ликуя, объявил мудрого Эдипа царём и дал ему в жены Лаиеву вдову Иокасту, а в помощники — брата Иокасты, Креонта.

Прошло много лет, и вдруг на Фивы обрушилось божье наказание: от моровой болезни гибли люди, падал скот, сохли хлеба. Народ обращается к Эдипу: «Ты мудр, ты спас нас однажды, спаси и теперь». Этой мольбой начинается действие трагедии Софокла: народ стоит перед дворцом, к нему выходит Эдип.

«Я уже послал Креонта спросить совета у оракула; и вот он уже спешит обратно с вестью». Оракул сказал: «Эта божья кара — за убийство Лаия; найдите и накажите убийцу!» — «А почему его не искали до сих пор?» — «Все думали о Сфинкс, а не о нем». — «Хорошо, теперь об этом подумаю я». Хор народа поёт молитву богам: отвратите ваш гнев от Фив, пощадите гибнущих!

Эдип объявляет свой царский указ: найти убийцу Лаия, отлучить его от огня и воды, от молений и жертв, изгнать его на чужбину, и да падёт на него проклятие богов! Он не знает, что этим он проклинает самого себя, но сейчас ему об этом скажут, В Фивах живёт слепой старец, прорицатель Тиресий: не укажет ли он, кто убийца? «Не заставляй меня говорить, — просит Тиресий, — не к добру это будет!».

Эдип гневается: «УЖ не сам ли ты замешан в этом убийстве?» Тиресий вспыхивает: «Нет, коли так: убийца — ты, себя и казни!» — «УЖ не Креонт ли рвётся к власти, уж не он ли тебя подговорил?» — «Не Креонту я служу и не тебе, а вещему богу; я слеп, ты зряч, но не видишь, в каком живёшь грехе и кто твои отец и мать». — «Что это значит?» — «Разгадывай сам: ты на это мастер». И Тиресий уходит. Хор поёт испуганную песню: кто злодей? кто убийца? неужели Эдип? Нет, нельзя этому поверить!

Входит взволнованный Креонт: неужели Эдип подозревает его в измене? «Да», — говорит Эдип. «Зачем мне твоё царство? Царь — невольник собственной власти; лучше быть царским помощником, как я». Они осыпают друг друга жестокими упрёками. На их голоса из дворца выходит царица Иокаста — сестра Креонта, жена Эдипа.

«Он хочет изгнать меня лживыми пророчествами», — говорит ей Эдип. «Не верь, — отвечает Иокаста, — все пророчества лживы: вот Лаию было предсказано погибнуть от сына, но сын наш младенцем погиб на Кифероне, а Лаия убил на распутье неведомый путник». — «На распутье? где? когда? каков был Лаий с виду?» — «По пути в Дельфы, незадолго до твоего к нам прихода, а видом был он сед, прям и, пожалуй, на тебя похож». — «О ужас! И у меня была такая встреча; не я ли был тот путник? Остался ли свидетель?» — «Да, один спасся; это старый пастух, за ним уже послано». Эдип в волнении; хор поёт встревоженную песню: «Ненадёжно людское величие; боги, спасите нас от гордыни!»

И тут в действии происходит поворот. На сцене появляется неожиданный человек: вестник из соседнего Коринфа. Умер коринфский царь, и коринфяне зовут Эдипа принять царство. Эдип омрачается: «Да, лживы все пророчества! Было мне предсказано убить отца, но вот — он умер своею смертью. Но ещё мне было предсказано жениться на матери; и пока жива царица-мать, нет мне пути в Коринф».

«Если только это тебя удерживает, — говорит вестник, — успокойся: ты им не родной сын, а приёмный, я сам принёс им тебя младенцем с Киферона, а мне тебя там отдал какой-то пастух». «Жена! — обращается Эдип к Иокасте, — не тот ли это пастух, который был при Лаие? Скорее! Чей я сын на самом деле, я хочу это знать!» Иокаста уже все поняла. «Не дознавайся, — молит она, — тебе же будет хуже!» Эдип ее не слышит, она уходит во дворец, мы ее уже не увидим. Хор поёт песню: может быть, Эдип — сын какого-нибудь бога или нимфы, рождённый на Кифероне и подброшенный людям? так ведь бывало!

Но нет. Приводят старого пастуха. «Вот тот, кого ты мне передал во младенчестве», — говорит ему коринфский вестник. «Вот тот, кто на моих глазах убил Лаия», — думает пастух. Он сопротивляется, он не хочет говорить, но Эдип неумолим. «Чей был ребёнок?» — спрашивает он. «Царя Лаия, — отвечает пастух. — И если это вправду ты, то на горе ты родился и на горе мы спасли тебя!».

Теперь наконец все понял и Эдип. «Проклято моё рождение, проклят мой грех, проклят мой брак!» — восклицает он и бросается во дворец. Хор опять поёт: «Ненадёжно людское величие! Нет на свете счастливых! Был Эдип мудр; был Эдип царь; а кто он теперь? Отцеубийца и кровосмеситель !»

Из дворца выбегает вестник. За невольный грех — добровольная казнь: царица Иокаста, мать и жена Эдипа, повесилась в петле, а Эдип в отчаянии, охватив ее труп, сорвал с неё золотую застёжку и вонзил иглу себе в глаза, чтоб не видели они чудовищных его дел. Дворец распахивается, хор видит Эдипа с окровавленным лицом.

«Как ты решился?..» — «Судьба решила!» — «Кто тебе внушил?..» — «Я сам себе судья!» Убийце Лаия — изгнание, осквернителю матери — ослепление; «о Киферон, о смертное распутье, о двубрачное ложе!». Верный Креонт, забыв обиду, просит Эдипа остаться во дворце: «Лишь ближний вправе видеть муки ближних». Эдип молит отпустить его в изгнание и прощается с детьми: «Я вас не вижу, но о вас я плачу…».

Хор поёт последние слова трагедии: «О сограждане фиванцы! Вот смотрите: вот Эдип! / Он, загадок разрешитель, он, могущественный царь, / Тот, на чей удел, бывало, всякий с завистью глядел!.. / Значит, каждый должен помнить о последнем нашем дне, / И назвать счастливым можно человека лишь того, / Кто до самой до кончины не изведал в жизни бед».

Читайте также: В трагедии «Медея», которая написана в 431 до н. э., древнегреческий драматург Еврипид рассказывает, как яростная героиня страшным злодеянием коверкает судьбу не только ненавистного её человека, но и свою собственную. На нашем сайте вы можете прочитать для читательского дневника.

Содержание пьесы «Царь Эдип» по главам

«Царь Эдип» Софокл краткое содержание с описанием каждой главы:

Пролог

Жители Фив, во главе со жрецом, обращаются за помощью к своему правителю – царю Эдипу. Они в страшном смятении, поскольку «смертельный мор – постиг и мучит город»: гибнет урожай, чахнет скот, умирают не рожденные младенцы в утробах матерей. Фивяне не сомневаются, что только Эдип сможет спасти их город от страшной беды, и молят его о защите.

Царь успокаивает своих подданных и говорит, что уже послал своего шурина Креонта к оракулу, чтобы тот узнал у бога Аполлона  о причине обрушившейся эпидемии.

Возвращается Креонт и сообщает то, что ему поведал оракул: бог Аполлон разгневан на жителей Фив за то, что «град отягощен убийством», а они скрывают преступника – убийцу прежнего царя Лая. Узнав об этом, Эдип принимает решение «мстить за родину и бога», и возвратить своим подданным былое благоденствие.

Эписодий первый

Эдип созывает всех граждан и ведет перед ними речь. Он объясняет им, кто «виновник скверны, поразившей город», и призывает выдать убийцу или же самому ему признаться. Перед своим народом царь дает клятву, что непременно отыщет и по всей строгости покарает убийцу Лая.

Но как узнать, где скрывается преступник? Эдип обращается за помощью к старцу Тиресию, прорицателю, который «столь же прозорлив, как Аполлон державный». Слепой старик отказывается помогать Эдипу и не называет имени цареубийцы. Когда же разгневанный правитель обвиняет его в  пособничестве преступнику, Тиресий, не выдержав оскорбления, бросает царю в лицо: «Страны безбожный осквернитель – ты!».

Услышав эти слова, Эдип грозится наказать наглого насмешника, но, успокоившись, пытается узнать у прорицателя, что он имеет ввиду, ведь царь прямого отношения к убийству своего предшественника не имеет. Тиресий дает понять, что проблема скрыта в происхождении Эдипа, но умалчивает о подробностях.

Эписодий второй

Эдип уверен, что преступником является Креонт, и он намеревается убить его или изгнать из Фив. После убийства Лая по закону он должен был занять его престол, однако это сделал Эдип, решивший загадку Сфинкса и освободивший город от чудовища. Возможно ли, что Креонт затаил обиду на своего соперника и сделал Тиресия орудием своих действий?

Узнав о том, что Эдип подозревает его в преступлении, Креонт объясняет, что никогда не стремился стать царем, и предпочитал «всегда лишь долю власти». Однако Эдип не верит ему, и собирается наказать изменника.

В их спор вмешивается супруга Эдипа и родная сестра Креонта – царица Иокаста. Узнав о причине конфликта между мужем и братом, она пытается успокоить Эдипа и призывает не брать на веру предсказания. Иокаста рассказывает, что в молодости сама стала жертвой прорицания, согласно которому ее муж Лай должен быть погибнуть от руки их первенца. Царь приказал проколоть ноги их новорожденному сыну и оставить его на высокой скале, а между тем пал «от разбойников безвестных».

Однако рассказ Иокасты вместо успокоения еще больше тревожит Эдипа. Он вспоминает свои юные годы, когда от оракула он узнал, что судьбой ему суждено «с матерью сойтись», родить детей и «стать отца родимого убийцей». В страхе покинул Эдип родителей и отправился странствовать по свету. Так случилось, что помимо воли ему пришлось убить возницу и старика, по описанию очень похожего на царя Лая. И если убитый им старец действительно был царем Фив, то Эдип вынужден немедленно покинуть город.

Разрешить сомнения царя может лишь старый раб, который при нападении «спасся и бежал».

Эписодий третий

К Иокасте приходит вестник из Коринфа и сообщает о том, что коринфяне желают видеть своим царем Эдипа. Однако тот боится взойти на престол, поскольку хорошо помнит предсказания оракула. И если его отец, правитель Коринфа, пал не от его руки, то еще не разрешилась участь второй части предсказания, в которой Эдипу суждено разделить ложе с собственной матерью.

Вестник пытается понять причины сомнений Эдипа и, когда узнает о предсказании, спешит обрадовать царя. Выясняется, что царская супружеская чета из Коринфа много лет назад усыновила младенца, которого на высокой скале нашел пастух. Приметой мальчика были «проколотые ноги».

Услышав это, Иокаста пытается остановить Эдипа от дальнейшего расследования. Женщина готова до конца дней нести тяжкое бремя страшной тайны, однако царь непременно хочет узнать все подробности своего рождения.

Эписодий четвертый

Эдип вызывает старого пастуха, которому в свое время царь Лай поручил умертвить собственного сына. Пастух боится сказать правду повелителю, поскольку ему «весь ужас высказать придется».

Раскрытая тайна рождения Эдипа приводит к помешательству Иокасты, которая кончает жизнь самоубийством. Ослепленный горем Эдип вонзает острие булавки в глазницы матери, которой суждено было стать и его женой. Невозможно передать страдания царя – «зрелище такое разжалобить способно и врага». Залитый кровью, ослепший Эдип прощается с детьми, которых он поручает заботам Креонта, а сам покидает Фивы.

Заключение

В своей пьесе Софокл в полной мере раскрывает проблему судьбы, рока и осознанного человеческого выбора. Автор уверен, что при любых обстоятельствах человек должен сам отвечать за все совершенные поступки.

Читайте также: Трагедия «Антигона» Софокла была написана в 442 г. д. н. э. Рекомендуем прочитать по главам для лучшей подготовки к уроку по . В основе сюжета древнегреческого произведения лежит противостояние между государственными законами и сводом родовых неписаных правил.

Видео краткое содержание «Царь Эдип» Софокл

Это трагедия о роке и свободе: не в том свобода человека, чтобы делать то, что он хочет, а в том, чтобы принимать на себя ответственность даже за то, чего он не хотел.

Иокаста в «Царе Эдипе»

Иокаста

Пчелиная матка

И Наседка

Иокаста — королева Фив, но это не так гламурно, как кажется. Судя по всему, ее первый брак с королем Лаем был довольно счастливым. То есть до тех пор, пока он не получил пророчество о том, что ему суждено быть убитым собственным сыном . Это, конечно, то, что заставило Иокасту и Лая проколоть и связать лодыжки своего единственного ребенка и отправить его умирать на склон горы.(В Древней Греции принято было отказываться от нежелательных детей, а не убивать их. Таким образом, судьба ребенка находилась в руках богов, а родитель не считался непосредственно ответственным за его смерть.)

Иногда Иокасту критикуют. за ее недоверие к пророчествам. Впрочем, это понятное предубеждение. Иокаста не знает, что пророчество, полученное Лаем, сбылось — она считает, что ее сын мертв, а ее муж убит бандой воров. Это, по-видимому, опровергает пророчество, в котором говорилось, что Лай умрет от руки своего сына.Насколько известно Иокасте, она ни за что бросила своего маленького мальчика на холод, голод и диких зверей. У нее есть очень веская причина относиться к пророкам более чем скептически.

Важно отметить, что хотя Иокаста критически относится к пророчествам, она не обязательно кощунственна. Фактически, в пьесе мы видим, как она молится богу Аполлону, делает подношения и просит его защиты. Ни один другой персонаж, кроме Хора, не заходит так далеко. В каком-то смысле вы могли видеть ее как одного из самых благочестивых персонажей на сцене.(Не то чтобы это ей помогало.) Похоже, Иокаста скептически относится не к самим богам, а к их предполагаемым слугам — таким людям, как Тиресий.

Иокаста осознает перед Эдипом, что он ее сын, и что они совершили инцест. Когда она вешается на простынях, это символ ее отчаяния из-за своих кровосмесительных действий. Интересно, что Иокаста играет как супружескую, так и материнскую роль Эдипа. Она романтически любит Эдипа, но, как родитель, хочет защитить невиновность Эдипа от знания об их отношениях:

ИОКАСТА Ах, может быть, ты никогда не узнаешь, кто ты такой! […] О горе тебе, бедняга! С этим последним словом Я оставляю тебя, отныне безмолвный навеки. (1068-1073)

Подобно Эдипу, Иокаста совершает большинство своих «грехов» по ​​неведению. Да, она намеренно бросила Эдипа, когда он был младенцем, но даже Эдип говорит, что хотел бы умереть на этом склоне горы.

Одейпус

Взято из парафраза в любимых греческих мифах, Изд. Боб Блейсделл. Dover Books.

Когда Эдип родился у царя и царицы Фив, Лай и Иокаста, пророки объявили, что младенец вырастет, чтобы убивать своего отца и жениться на его матери.К чтобы избежать такого шокирующего исхода, царь Лай с грустью приказал одному из своих слуги, чтобы убить ребенка.

Слуга увел ребенка на вершину холма, но он не мог убить невинного ребенка. Он вместо этого оставил Эдипа с пастухом, который привел его через горы царю Коринфа. Этот царь забрал мальчика и вырастил его как своего.

Когда Эдип возмужал, пророк предупредил его что он убьет своего отца и женится на своей матери.Нет зная, что его усыновили и что его настоящими родителями были Иокаста и Лай, Эдип покинул страну, чтобы избежать совершения таких преступлений. перебравшись через гору, он сразился с караваном мужчин, пытавшихся силой его с дороги. Он убил их все.

Оттуда Эдип пришел на окраину Фив, он не знал, что это его родная страна. Фивы тогда ему угрожал Сфинкс, который задавал своим посетителям загадку.Когда они не могли ответить правильно, Сфинкс убьет их. загадка была такая: У того, что утром на четырех ногах, днем ​​на двух, а ночью на трех ногах? Эдип хорошо разгадывал загадки и отправился к Сфинксу, который задал ему свой вопрос. Эдип на мгновение задумался, а затем ответил: «Человек! младенец ползает на четвереньках, взрослый ходит на двух ноги, а как старик ходит с тростью! Сфинкс, потрясенный правильным ответом смертного, упал замертво.Так как в награду от фиванцев Эдип был провозглашен царем за прежнего короля недавно убили. Его невестой была королева Иокаста.

Несколько лет спустя, когда у них родилось четверо детей, язвы начали уничтожать жителей Фив. Эдип пытался выяснить причину. пророчество намекнуло ему, что убийца прежнего царя Лай, жил безнаказанно в Фивах. этот убийца был наказан, чума охватила страну.

Эдип расспрашивал всех: старых слуг, свою жену, его шурин и знаменитый провидец Тиресий. он расспросил их о смерти бывшего короля, он медленно собрал факты, ужасные факты, которые, казалось, указывали на него самого!

Наконец-то ему открылась вся тайна. Он понял, кем были его настоящие родители Иокаста и Лай. из тех людей, которых он убил при переходе через гору, были его отец!Он сам убил Лая!Проклиная свою судьбу, обрекшую его на то, чего он не собирался делать, он ослепил себя, так как он не мог видеть детей, которых он породил с Иокаста, его жена и мать.Иокаста со своей стороны повесилась.

Эдип с позором покинул свою страну и, как слепой нищий, бродивший по сельской местности. Эдип был самым несчастным человеком, который когда-либо был. Он прожил в страданиях до старости в сопровождении дочери Антигоны, пока боги, сжалившись над его болью, не стерли его с лица земли в священном месте недалеко от Афин.

Джокаста

Джокаста Иокаста: мать и жена

     Иокаста изображает роль матери и жены в греческой трагедии Эдип Рекс , Софокл.Отношения, переданные в пьесе очень противоречивы, поскольку Эдип является и сыном, и мужем Иокасты. Существует множество различных интерпретаций Иокасты, ее отношения к ее сын, и знание персонажей ситуации. Многие считают что Иокаста знала о том, что Эдип был ее сыном, в то время как это до сих пор распространено мнение, что она была забывчивой. Еще один вопрос Иокастас вера как гречанка. Jocasta представляет множество различных идей для разные люди.
    Прежде чем начнется спектакль, Джокаста и ее мужу Лаиосу было дано пророчество, что их сын вырастет собирается убить отца и жениться на матери. В попытке бросить вызов судьбы и избежать этой катастрофы, супруги отдают сына пастуху который связывает ребенка за лодыжки и оставляет его умирать на уединенной горе. Иокаста и Лайос не знают, что ребенка спасает второй пастух. и отдан Полибосу и Меропе из Коринфа. Там, малыш, по имени Эдип, вырастает в человека и узнает о пророчестве, которое когда-то было рассказал своим биологическим родителям, хотя до сих пор ничего о них не знал. Думая, что пророчество подразумевает убийство Полибоса и брак с Меропа, Эдип бежит из Коринфа и отправляется в Фивы, убивая человека. по пути. Прибыв в Фивы, он женился на овдовевшей Королева, Иокаста.
    Когда спектакль открывается, люди жители Фив обезумели из-за убийства своего бывшего царя Лайоса. Эдип заявляет, что найдет человека виновным в совершении этого преступления. и отдаст его под суд. Через просвещение пророков и свидетелей выясняется, что Эдип на самом деле убийца он искал, и сын Иокасты и Laios.На Узнав эту новость, Иокаста вешает себе спальню, которую она делила и с мужем и с сыном. Эдип берет у Иокастас одевается и использует их, чтобы проколоть себе глаза и ослепить себя.
    Продвинута одна интерпретация критиками и читателями, заключается в том, что Иокаста знала о том, что Эдип — ее сын с самого начала. Есть много моментов во время пьеса, в которой Эдип рассказывает о своем прошлом. Он рассказывает Иокасте о пророчество, которое его родители получили, когда он был младенцем, что само собой сказать, это то же самое пророчество, которое она и Лайос получили, когда родился Эдип. Хотя это совершенно очевидно для публики или читателя, Иокаста кажется совершенно не обращая внимания на безошибочное сходство между двумя ситуации. Это может быть маскировкой правды о том, что она полностью осознает, и что она хочет сделать вид, что не существует.
Одна из ее реплик могла означать Иокасту. принятие кровосмесительных браков между матерью и сыном. Когда Эдип признается что он всегда боялся правды в пророчестве о женитьбе его мать, Иокаста отмахивается от страха, говоря: «Почему мысль женитьба на твоей матери так тебя пугает? Многие мужчины спали с их матери во сне (с.66, строки 1236-1237). Это верно и в современном обществе, поскольку сексуальные сны предполагают чувство любви и близости, которое не обязательно носит сексуальный характер. Сексуальные сны, конечно, не всегда представляют собой подсознательные желания. Она также заключает, говоря: «Увидьте свои мечты о том, что они — ничего, совсем ничего (с. 67, строки 1238-1239). Эти строки призваны утешить, скорее всего, просто способ Иокасты развеять страхи Эдипа вместо того, чтобы заявить о своем согласии с инцестом.
    Джокаста также обескураживает его поиск правды о своем прошлом, особенно в строках 1331-1351 Эдипа король. Это финальная сцена пьесы Иокасты, в которой гонец (второй пастух) приходит в Фивы, чтобы рассказать Эдипу о том, как его нашли младенцем. Это кульминация пьесы, когда правда начинает открываться. Сначала Иокаста умоляет Эдипа забыть о том, что сказал посланник, пытаясь убедить его, что Его не стоит говорить (с.71, строка 1332). Поскольку он продолжает настаивать на этом, Джокаста становится более непреклонной, говоря «Нет». Эдип! Вопросов больше нет. Ради бога, ради твоя собственная жизнь! (с. 71, строки 1335-1338).
    В истории Кристин Морган, Иокаста изображена от первого лица, говорящая своему сыну Эдипу. Повествование должно происходить правильно после смерти Иокасты, когда она оглядывается на свою жизнь. Она показывает что она с самого начала знала, что Эдип — ее сын, и что она не стыдился этого.Она утверждает, что ее первый муж, Лайос, никогда не любил ее и относился к ней как к собственности, а не как к любовнице. Единственное, что может подарить ей счастье, — это ее ребенок. Лайос ревнует и ему противно от удовольствия, которое Иокаста получает от ребенка, поэтому он водит протыкает ноги Эдипа и оставляет его умирать. Иокаста говорит что она знает с того момента, когда она видит его как мужчину, что Эдип ее сын. Это делает ее, наконец, счастливой снова чувствовать себя любимой и нужной, как материнским и сексуальным.Это письмо, конечно, только один человек интерпретация. Хоть это и тревожно, но оживляет логику за теорией, что Иокаста знает правду на протяжении всей истории.
    Однако более широко интерпретация заключается в том, что Иокаста осознает истину в том виде, в каком она раскрывается во время игра. У нее не было скрытых мотивов, чтобы выйти замуж за своего сына. Вполне вероятно, что она, возможно, собирала кусочки воедино на протяжении всего времени. пьесу, но не хочет делать поспешных выводов, пока не будет уверена обстоятельств.Во время финальной сцены она не хочет Эдип должен знать правду, потому что она любит его и не хочет, чтобы он страдать. Как только она узнает правду, она знает, что убьет себя, но она не хочет, чтобы Эдип узнал, потому что знает о великой муке это вызовет его. В своих последних строках Иокаста плачет, О, Эдип, Эдип, я молю бога, чтобы ты никогда не увидел, кто ты есть! (п. 71, строки 1350—1351) и, наконец, да поможет тебе Бог, Эдип, — ты был рожденный для страданий, рожденный для страданий и горя (с.71, строки 1354-1356). Это показывает ее любовь и жалость к Эдипу, и ее материнский (и, возможно, женский) инстинкт защитить его от боли.
    Иокастас также подвергается сомнению. вера в богов в пьесе, которая, кажется, постоянно меняется. Она и Лайос, очевидно, должны были обладать огромной верой, чтобы быть готовыми убить своего сына из-за слова пророка. Однако, во время своей первой сцены Иокаста объясняет Эдипу, что ни один смертный не может практикуя искусство пророчества, никто не может видеть будущее (стр.55, строка 934). Затем она поддерживает свое заявление, говоря Эдипу что пророчество, которое ей было дано о том, что ее сын вырастет, чтобы убить своего отца и жениться на его матери так и не получилось. Позже в пьесе хотя Иокаста приносит в жертву богам благовония и ветку, прося их защитить Эдипа и ее. Это доказывает, что она делает на самом деле обладают верой в богов. Кажется, что, возможно, ее вера в богах неизменна, хотя ее вера в пророчества колеблется.Тот факт, что ее вера может так резко колебаться, многое говорит о Иокаста как личность. У нее может не быть никакого представления или твердой веры в то, что правильно и неправильно, и даже если она это делает, она может выбрать не следовать этим нравам.
    Иокасту также можно увидеть в Книга XI Гомера Одиссея , хотя ее имя было изменено на Эпикаста:

Я также видел прекрасную Эпикасту, мать короля Эдипод, которому ужасно пришлось выйти замуж за собственного сына, не подозревая об этом. Это.Он женился на ней после того, как убил своего отца, но боги провозгласили вся история миру; после чего он оставался царем Фив в великой скорбь о злобе, которую боги несли ему; но эпикаст пошел в дом могучей тюремщицы Аида, повесившейся от горя, и мстящей духи преследовали его, как разгневанную мать, — к его горьким сожалениям после этого. (Гомер 271-280).


    Во время этой краткой справки Эпикасте (Иокасте), нет ссылки на самоиндуцированный Эдипом слепота.Вместо этого он продолжает править как король Фив. Однако становится ясно, что Эпикаста совершенно не подозревает, что она вышла замуж за своего сына, и что она убивает себя от горя за то, что выяснилось. Кто-то может сказать, что это альтернативное окончание может означать вина и наказание возлагаются преимущественно или даже исключительно на самку фигура. Хотя оба не знают об их истинных отношениях, Эпикаста берет на себя вину за случившееся. Она лишает себя жизни, которая не считается несоответствующим ситуации, в то время как Эдип может оставаться королем.
    Эта интерпретация может даже намекнуть на историю Адама и Евы. Хотя оба едят от запретный плод, Ева обвиняется в падении из сада Эдема, и наказывается гораздо строже, чем Адам, мучительными боль во время родов. Эпикаста похожа на Еву, так как она ее наказание гораздо более непреклонен, чем Эдип, хотя ошибались оба.
    Иокаста также изображена у Еврипида финикиянок .Однако в этой интерпретации она живет еще долго после того, как правда выходит наружу и Эдип ослепляет себя. Однако когда она убивает себя, то мечом и над телами. двух ее сыновей, Этеокла и Полиника. Это показывает ее материнскую снова любовь к своим сыновьям, хотя за этих двоих она не выходит замуж.
    Многие слышали о Эдипов комплекс, так называют общие чувства мужчин. (особенно молодые мужчины) любви к своим матерям.То обратное состояние, менее известное, называется комплексом Иокасты. Это описывает матерей, которые обладают чувством влюбленности в своих детей. сыновья. Случаи этого часты. Многие люди слышали о клише матери, которая ненавидит свою невестку и желает ей сын никогда не жениться. Мать хочет сына исключительно для себя, и считает, что раз она родила сына, то имеет право на достижение это желание. Хотя она и была названа в честь Софокла Иокасты, она не испытала этот комплекс.Хотя она влюблена в Эдипа, она не знает во время их брака, что он ее сын.
    Иокаста, вероятно, одна из самые известные, но непонятые фигуры в литературе. Хоть у каждого есть толкование о степени ее знаний и чувств, ее история по-прежнему и всегда будет интерпретируемой. Это самое вероятно, что Иокаста так же невинна, как и Эдип, и она не знать, что он ее сын. Однако трудно представить себе мать не может узнать собственного сына.Читатели должны решить для себя, являются ли действия Иокасты результатом страстного любовь, которую она разделяла с Эдипом, или если они вызваны бессознательным (или сознательной) материнской любви к нему.



Страницы классики

Альтернативный взгляд на Иокасту у Софокла
Царь Эдип

«Блажен человек, который переносит искушение: ибо когда он будет испытан, он получит венец жизни, который имеет Господь обещал любящим Его.»

(Иакова 1:12)

С момента основания религии боги стремились испытать тех, кто власть. Иокаста была послана Аполлоном именно для этого: проверить веру Эдипа. и убеждение.

На протяжении всей пьесы Иокаста проверяла убеждения окружающих, изображая неверие в самих богов. Хотя она выставила этот фальшивый фронт, она сохранила свою веру. В начале сцены, где посыльный передал весть о смерти Полиба и восхождении Эдипа на престол Коринф, мы видим молящуюся Иокасту — вовсе не поступок неверующего! Опять же, в том же эпизоде, Иокаста несет гирлянды и благовония к алтарь и пытается обратиться к Аполлону с просьбой очистить город Фивы.

Пока ее вера остается сильной, ее задача от богов состоит в том, чтобы проверить веру других, особенно Эдипа, что она и делает. После обвинения Креонт о заговоре и измене, Эдип рассказывает Иокасте подробности о его встрече с Тиресием. Иокаста продолжает сеять сомнения в богов, рассказав Эдипу историю о Дельфийском оракуле и обстоятельствах вокруг смерти Лая. Вновь после смерти Полиба взволнованно рассказывает она Эдипа, что его пророчество было очевидно ложным, хотя это было не так, и тем самым она пытается намекнуть, что оракулы, а значит, и боги — являются ложными.Посеяв это сомнение в разуме Эдипа, боги могут испытать свою веру и свою правящую власть через Иокасту — испытание, которое он терпит неудачу, пока не стало слишком поздно.

Почему же тогда Джокаста была вынуждена выполнять такое сомнительное задание для боги? Это потому, что она пыталась избежать более раннего пророчества. Связав ноги ее ребенка вместе и выбросив его, она попыталась победить богов, и это, конечно, разозлило их. Таким образом, ее наказанием было проверить убеждения того самого ребенка, которого она изгнала.

Царь Эдип был попыткой Софокла показать грекам, что они не могли избежать дел богов, или они могли быть вынуждены заговор против тех самых людей, которых они должны любить больше всего. Иокаста была в таким образом, жертва. Хотя по ее собственной вине этот штраф был брошенный на нее, это не было чем-то, что она была бы счастлива делать, что становится очевидно, когда она осознает правду в своем более раннем пророчестве. Это в в этот момент она осознает свое наказание и в отчаянии убивает себя. Царь Эдип — настоящая трагедия в том смысле, что судьба и собственный трагический недостаток Эдипа (его вспыльчивость) сочетаются привести к его падению. Что делает его еще более трагичным, однако, заключается в том, что события по большей части вышли из-под контроля Эдипа. То цепь событий была запущена его собственной матерью. Он был вынужден покинуть Коринф (пытаясь таким образом избежать собственного пророчества), опасаясь, что он может принести причинить вред тем, кого он любил больше всего.Испуганный и сердитый на проклятие он нес на спине, кто может упрекнуть его за вспыльчивость? Это Иокаста, его собственная мать и жена, замыкает круг истории. снова проклиная его, увековечивая неверие в богов.

Иокаста — жертва в «Царе Эдипе», но не столько катализатор, сколько катализатор для собственной виктимизации Эдипа. Она сохраняет свою веру во всем и пытается чтобы избавить Эдипа от него. Из-за этого читатели, в свою очередь, могут пожалеть ее. и ненавидеть ее.Но боги испытывали через нее царя Фив – главная цель пьесы — и он, и она не удались.

Эдип Тиранн

Эдип Тиранн

Эдип Тиранн Софокла

Эдип, услышав, что у дворца собралась группа просителей, выходит и спрашивает жреца, их предводителя, в чем беда. Священник отвечает, что город Фивы охвачен чумой; поскольку Эдип прежде спас город от Сфинкса и особенно благоволит богам, они просят его о помощи (1-57).Эдип отвечает, что знает о чуме; он послал Креонта, своего зятя (и дядю, хотя он этого не знает) в Дельфы, чтобы спросить оракула, что делать. В этот момент видно, как Креонт возвращается (58-86). Эдип расспрашивает Креона об оракуле. Креонт объясняет, что боги гневаются на Фивы, потому что убийца делает город ритуально нечистым, вызывая загрязнение. Оракул также сказал, что убийца — это тот, кто убил Лая, предшественника Эдипа на посту царя Фив. Эдип клянется найти убийцу и изгнать скверну (87-150).Хор (старики Фив) поет оду, призывая на помощь Аполлона, Афину и Артемиду; описываются разрушительные последствия чумы, и обвиняется Арес, бог войны (151-215). Эдип призывает жителей Фив предоставить информацию об убийце; он проклинает убийцу и тех, кто его укрывает (216-275). Хор и Эдип соглашаются, что им следует проконсультироваться со слепым провидцем Тиресием (276–299). Эдип спрашивает Тиресия, который явно что-то знает, но не хочет говорить. Эдип сердито настаивает (300-349).Тиресий называет Эдипа загрязнением и намекает на продолжающиеся преступления; Эдип не верит ему и предполагает, что Креонт выдвинул Тиресию это обвинение, чтобы избавиться от Эдипа и самому править Фивами (349–403). Тиресий защищается, предполагая, что Эдип сейчас образно слеп, а позже будет буквально слеп. Провидец мрачно намекает на то, что ждет Эдипа в будущем. Наконец, он прямо заявляет, что Эдип убил своего отца и женился на своей матери (403–461).Хор поет оду, размышляя о личности убийцы; без каких-либо доказательств против Эдипа хор клянется не осуждать его, так как, хотя боги непогрешимы, пророки ошибаются (462-512).

Креонт возвращается, чтобы защитить себя от обвинения в измене. Эдип повторяет обвинение, добавляя, что считает Креонта убийцей Лая. В напряженной стихимифии Эдип пытается узнать больше о преступлении и недоумевает, почему Тиресий не назвал его сразу, если знал (543-582).В свою защиту Креонт утверждает, что он предпочел бы пользоваться властью по доверенности, чем сам быть королем и жить в страхе перед заговорами (583–615). Прибывает Иокаста, прерывая угрозы Эдипа Креонту (616–634). Иокаста и хор убеждают Эдипа пощадить Креонта. Креонт уходит, и Эдип объясняет ситуацию Иокасте (635-706). В качестве доказательства ненадежности оракулов Иокаста рассказывает, как Лаю сказали, что его сын убьет его, и как он разоблачил младенца на склоне холма; оракул, должно быть, был ложным, потому что Лай был убит на перекрестке разбойниками (707-725).Вспоминая упоминание о перекрестке, Эдип расспрашивает Иокасту о Лае, вспоминая старика, которого он убил на перекрестке, и начиная понимать, что на самом деле произошло (725–770). Эдип сообщает, что, будучи молодым человеком в Коринфе, до него доходили слухи, что он не был сыном Полиба и Меропы; Оракул Аполлона сказал ему, что он убьет своего отца и родит детей от матери; по пути в Фивы он поссорился и убил человека, которым (как он теперь понимает) был Лай. Но Эдип еще не знает всей правды; он и Иокаста подождут, чтобы поговорить со слугой Лая, который был свидетелем убийства (770–861).Хор поет оду, утверждая свою веру в Зевса и божественную справедливость, но выражая сомнение в отношении Аполлона и его оракулов (862-910).

Прибывает гонец из Коринфа и сообщает, что Полиб умер естественной смертью; Эдип и Иокаста радостно принимают это как свидетельство того, что оракул, предсказавший, что Эдип убьет своего отца, был ложным (910–975). Эдип указывает, что Меропа еще жива, и опасается, что эта часть еще может сбыться, но Иокаста уверена, что он сможет этого избежать.Подслушав разговор, посланник сообщает, что Эдип не сын Полиба; он сам отдал Эдипа, которого в младенчестве разоблачили на горе Киферон, Полибу. Он получил Эдипа от слуги Лая, пастуха, который оказывается тем самым человеком, который был очевидцем убийства Лая; Эдип больше, чем когда-либо, хочет расспросить этого человека. Иокаста осознает всю правду, но не раскрывает своих знаний. Когда ей не удается заставить Эдипа прекратить расследование, она выходит во дворец (976–1073).Эдип уверенно утверждает, что не боится узнать правду о своем происхождении. Хор поет короткий гимн горе Киферон и Аполлону и предполагает, что Эдип может быть сыном какой-то горной нимфы (1074-1109). Прибывает пастух и неохотно (поскольку он знает правду) признает, что ему было поручено разоблачить маленького сына Лая и Иокасты, но вместо этого он отдал его коринфянину; наконец-то свет озаряет Эдипа (1110–1185). Хор поет оду о преходящей природе человеческого счастья на примере Эдипа (1186-1223).Посланник выходит из дворца. Он описывает отчаяние Иокасты и то, как Эдип, узнав, что Иокаста повесилась, выколол себе глаза. Посланник сообщает, что Эдип намеревается изгнать себя из Фив, но хочет сначала встретиться с горожанами (1224-1297). Эдип снова появляется с изуродованными глазами, и он и хор поют в слезах; Эдип обвиняет Аполлона; хор предполагает, что ему лучше умереть (1298-1368). Эдип возражает, что слепота уместна, поскольку он не может видеть результаты своих действий, о которых он рассказывает в агонии.Он просит хор убить его; это указывает на то, что Креонт идет. Поскольку Креонт — новый царь Фив, будущее Эдипа зависит от него (1370–1421). Приходит Креонт. Он отказывается изгнать Эдипа, но поручает ему спросить богов, что делать. Эдип просит Креонта похоронить Иокасту и позволить ему прикоснуться к двум своим дочерям, Антигоне и Исмене. Две девушки выходят, и Эдип сетует на их плохие перспективы на будущее, отдавая их на попечение Креонта. В конце пьесы хор произносит солоновскую аксиому о том, что никого нельзя считать удачливым до тех пор, пока его жизнь не закончилась (1422–1530).

© 1995 Дэвид Л. Сильверман. Все права защищены.

Царь Эдип (Театр) — TV Tropes

Я СЛИШКОМ МНОГО ВИДЕЛ.

Жил-был человек по имени Царь Эдип
Возможно, вы слышали о его странном комплексе.
Его имени появляется в индексе Фрейда
«Потому что он …
любил Его мать …

οἰΔίπους τύρανος (Eedipus Tyrannus) , также известный как EEDIPUS REX или EECIPUS REX , является первым в серии из трех пьес греческого трагика Софокла.В пьесе рассказывается о падении царя Эдипа с его высокого положения из-за высокомерия (гордости), которая, по-видимому, является главной причиной смерти, отчаяния и разрушения в Фивах.

Пьеса начинается с ужасной чумы, опустошающей царство Эдипа Фивы. Креонт, брат королевы, возвращается с аудиенции у Пифии, дельфийского оракула, с новостями о том, что чума не прекратится, пока не будет найден истинный убийца предыдущего царя, царя Лая. Слепой пророк Тиресий предупреждает Эдипа, что он действительно действительно не хочет знать, кто является истинной причиной чумы.Однако Эдипом движет как честь, так и преданность своему народу, чтобы искоренить причину этого зла. Оказывается, сам Эдип является причиной чумы. Причины этого длинны и сложны.

Когда родился Эдип, единственный принц Фив, было предсказано, что он убьет своего отца Лая и женится на своей матери Иокасте. Его отец приказывает оставить сына умирать в пустыне. Это не работает. В конечном итоге Эдипа усыновила другая пара членов королевской семьи, король Полиб и королева Коринфа Меропа, которые не сказали ему, что они не его биологические родители.Эдип в конце концов узнает о пророчестве с самого рождения и покидает Коринф, чтобы избежать этой участи.

В конце концов он возвращается в свое родное королевство, чтобы разгадать загадку Сфинкса. По дороге он по незнанию встречает своего отца, который, за неимением лучшего термина, подрезает Эдипа в пробке. Обмениваются словами, и к концу настоящий отец Эдипа умирает от его руки. Продолжая свой путь, он проходит мимо Фив, которые «охраняет» злобный Сфинкс, который никого не впустит и не впустит в город, если они не смогут разгадать ее Загадку.Эдип разгадывает загадку, освобождая свое родимое царство от зверя. В благодарность люди делают его королем, и он по незнанию женится на их королеве, своей матери. И имеет с ней четверых детей. Именно такое положение вещей, кровь его отца на его руках и его, эм, отношения с матерью, привели к тому, что в Фивах все вышло из-под контроля.

Жена/мать Эдипа выясняет ситуацию незадолго до того, как он это делает, и вешается. Найдя тело Иокасты, Эдип выкалывает себе глаза ее брошками.Теперь совершенно сломленный Эдип отправляется в изгнание.

Две другие пьесы: Эдип в Колоне и Антигона . Фрагменты другой пьесы, Потомство , были обнаружены в 2005 году. Потомство было о семерых против Фив (в основном сюжет The Thebaid ). Экранизация этой истории включает американский фильм 1957 года, в котором актеры были одеты в греческие театральные маски, итальянскую версию 1967 года Пьера Паоло Пазолини, версию 1968 года на английском языке с Кристофером Пламмером в главной роли и свободную версию 1968 года с парой гендерных переворотов в Японии. Похоронный парад роз .

Царь Эдип перенаправляется сюда. Если вы ищете архетип персонажа, названный в этой пьесе, то это Эдипов комплекс. Если вы ищете «Комплекс Иокасты» или «Комплекс Лая», мы просто называем это «Родительский инцест» и «Зачатие потомства», просто и ясно.


Эта пьеса содержит примеры:

  • Отречение от престола: Эдип, конечно.
  • Принятие в члены королевской семьи: Эдип был усыновлен королем и королевой Коринфа после того, как его бросили.
  • Антигерой: Эдип в наши дни кажется таковым, хотя на момент написания пьесы его могло и не быть. Трудно сказать, поскольку одно из правил греческой трагедии заключалось в том, что у героя всегда должна быть гордость как роковой недостаток, который греки считали худшим из возможных грехов. Однако его поведение нормально для короля.
  • На перекрестке: Эдип сталкивается на перекрестке, который заканчивается жестоко.
  • Ужасная правда: Софокл выразился лучше всех:

    Увы, как ужасна мудрость, когда она не приносит пользы мудрому человеку!

  • Bastard Angst: В молодости Эдип очень расстраивается, когда мужчина намекает, что он не настоящий сын своих родителей.Даже когда его (приемные) родители заверяют его, что это не так, он все равно настолько обеспокоен этим, что видит об этом оракула, где узнает, как он должен убить своего отца и жениться на своей матери.
  • Слепой провидец: Тиресий. И, как и большинство пророков, никто не слушает его, пока не станет слишком поздно (хотя, по его словам, уже давно было слишком поздно, о чем многие забывают, включая Эдипа в финальной сцене).
  • Отбеливатель мозгов: Каким, вероятно, должен был быть акт Эдипа, удаляющего его глаза, когда он узнал ужасную правду.К сожалению, воды из Леты не было.
  • Разбейте надменных: в пиках. Эдип превращается из сильного и любимого царя, известного своей проницательностью, в ослепленную оболочку своего прежнего «я» в течение одного дня.
  • Но для меня это был вторник: деконструкция. Эдип пришел в ужас, узнав, что человек, которого он убил на перекрестке, не кто иной, как его отец.
  • Кассандра: Тиресий говорит правду, что Эдип сам убил Лая, и сильно намекает на остальных, но Эдип ему не верит, думая, что он просто работает с Креонтом, чтобы подставить его, чтобы Креон мог взять власть в свои руки.
  • Надуманное совпадение: единственным выжившим из окружения Лая оказался пастух, спасший Эдипа от смерти в младенчестве. Если бы это было не так, Эдип никогда бы не узнал правду. Оправдано, так как пастух — агент Судьбы.
  • Космическая игрушка: сам Эдип. Вся неразбериха случилась просто из-за того, что так было сказано в пророчестве. Если бы никто не услышал об этом, никто бы не попытался предотвратить это, и, таким образом, события, которые привели к этому, могли вообще никогда не произойти.
  • Креонт: Сам Креонт — Называтель тропов. На самом деле он прямо описывает себя как заместителя командира, который доволен своим положением, в разговоре с самим Эдипом, что делает его де-факто Ур-Примером.
  • Горизонт событий отчаяния: И Иокаста, и Эдип пересекают его, когда узнают о настоящем убийце Лая. Джокаста покончила с собой. Эдипа нет, но судьба его не лучше.
  • Даунер Концовка: А чего вы ожидали от трагедии? Счастливый конец?
  • Драматическая ирония: Эдип клянется найти убийцу Лая…. но зрители прекрасно знают, что он убийца, хотя сам Эдип этого не знает. Диалоги пьесы наполнены этим до краев.

    Эдип: (имеется в виду Лай) Так что я буду сражаться за него, как если бы он был моим отцом…

  • Доведение до самоубийства: Иокаста совершает самоубийство, когда понимает, что произошло.
  • Злой дядя: Извращенный, Креонт на самом деле не пытается отобрать власть у Эдипа, как думает Эдип. Кроме того, Эдип не только не понимает, что Креонт не злой, он не понимает, что Креонт его дядя .
  • Объясни, объясни… О, дерьмо!: Довольно естественно, когда имеешь дело с таким сюжетом. Немного трагичнее, чем большинство примеров.
  • Чрезвычайно короткий промежуток времени: Действие происходит всего за один день.
  • Eye Scream: Брошь, приколотая к глазу, не может быть приятной.
  • Fair-Play Whodunnit: можно считать ранним примером, хотя все уже знают эту историю, потому что весь актерский состав выясняет ее раньше, чем Эдип, и это потому, что он отрицает.
  • Фатальный недостаток:
    • Гордость за Эдипа.Его вера в то, что он может предотвратить пророчество, заставляет его бежать из безопасного места и отправиться в единственный город, где пророчество могло бы исполниться, но даже тогда он не убил бы своего отца, если бы не впал в убийственную ярость, когда Лай был груб с ним на дороге. Затем он усугубляет свою гордость, ложно обвиняя Тиресия и Креонта в убийстве вместо этого, хотя Тиресий является агентом богов, добавляя святотатство к своему списку грехов, и как только он насмехается над Аполлоном, богом пророчеств, только тогда его гибель запечатанный.
    • У Джокасты тоже есть одно, а именно сомнение в Оракуле. Технически она не обвиняет богов в отсутствии пророчеств, а просто оракулы лгут о воле богов, но даже это слишком для древних греков. Она могла бы пережить пьесу, если бы не подстрекала Эдипа к неуважению к судьбе; как только она складывает два и два, она немедленно пытается заставить его остановиться ради его же блага, затем убегает и убивает себя.
  • Предзнаменование: Много.
    • Эдип неоднократно говорит, что отомстит за Лая, как если бы он был его отцом, говоря, что, если бы умерший ребенок Лая был жив, он был бы братом собственных детей Эдипа, и что он не освободил бы себя от наказания, даже если бы он сам убил короля.
    • Иокаста общается с Эдипом больше как мать, чем жена, хотя она и не знает…
    • Все, что говорит Тиресий, очевидно.
    • Эдип насмехается над слепотой Тиресия. Позже он выколет себе глаза.
    • Аполлон — бог чумы и пророчеств.
  • Греческий хор: основной элемент афинского театра.
  • Вспыльчивый нрав: Эдип не только убил Лая за то, что тот подрезал его в пробке (хотя Лай действительно напал на него), но также впадает в ярость и предполагает, без каких-либо доказательств, что Тиресий и Креонт замешаны в преступном заговор с целью убить его и предыдущего короля, чтобы захватить трон. Он успокаивается только после того, как узнает, что убил своего отца и женился на своей матери, после чего он полностью сломлен.
  • Героический BSoD: Эдип и Иокаста после того, как они узнают правду.
  • Нанят, чтобы охотиться на себя: Вероятно, ур-пример. Пьеса представляет собой детективную историю, в которой детектив является убийцей.
  • Если бы вы только знали:
    • Эдип объявляет жителям Фив, что он позаботится о Лаю и расследует его смерть, как если бы Лай был его собственным отцом. Без ведома Эдипа Лай, конечно же, — это его отец.
    • Иокаста заверяет Эдипа в ложности утверждения Тиресия о том, что он убил Лая, говоря, что она сама пережила неисполнившееся пророчество, когда ее собственный ребенок должен был убить своего отца.Упомянутый ребенок на самом деле является самим Эдипом, а отец, которого ему суждено убить, — это сам Лай, поэтому в том же пророчестве правильно говорится, что Эдип убил Лая.
  • В Medias Res: Пьеса начинается в начале конца (последний день Эдипа как царя, без его ведома), показывая один день в его жизни, и в этот день вся его жизнь раскрывается через предысторию.
  • Убийца во мне: Эдип пытается найти того, кто убил Лайуса. Оказывается, сам Эдип убил Лая.
  • Большой окорок: Как и большинство греческих театров, Эдип действует в этом стиле. Более поздние версии, такие как версия 1967 года, действуют более реалистично, но версия 1957 года изо всех сил изображает стиль.
  • Мистическая чума: действия Эдипа (убийство отца, женитьба на матери) неосознанно принесли упадок и чуму («миазмы») его народу. Посевы не росли, домашний скот вымер, а женщины страдали от бесплодия (или, по одной из версий, умирали при родах), и все потому, что действия Эдипа шли вразрез с классическими представлениями о морали.
  • Назван в честь травмы: «Эдип» переводится как «Опухшая нога» после травмы, полученной в младенчестве. Травма, которая, когда подробности наконец описываются, совпадает с травмой, нанесенной давно потерянному ребенку Иокасты…
  • Молодец, Ирод!: Лай и Иокаста бросают своего ребенка умирать, чтобы он не убил его отец. Все, что этим достигается, — это убедиться, что Эдип, которого спасают и выживают, не знает, кто такой Лай, когда убивает его.
  • Нет, ты: Эдип, разгневанный на Тиресия за то, что он отказался сообщить ему об убийце Лая, когда ему нужна информация, чтобы спасти свой город от чумы, обвиняет самого Тиресия в том, что он убийца.Тиресий, в свою очередь, обвиняет Эдипа в убийстве. Что необычно для этого тропа, Тиресий на самом деле прав.
  • Забывчивое усыновление: Эдип не знает, что он был усыновлен, пока в конце пьесы ему не скажет посланник, который сообщит ему о смерти Полиба.
  • Эдипов комплекс: Название тропа: Фрейд назвал в его честь свой (не)известный комплекс, потому что его убийство отца и женитьба на матери были за пределами его сознательного понимания. Однако пьеса на самом деле не является примером этого, поскольку в детстве Эдип не был рядом со своими родителями более дня или двух и, таким образом, не мог знать, что Иокаста была его матерью.Интересно, что Джокаста в какой-то момент замечает, что людям нередко снятся сны о том, как они спят со своими матерями, а это означает, что сам троп старше, чем они думают.
  • Старше, чем они выглядят: По крайней мере, в одной истории упоминается, что у Джокасты есть волшебный пояс, благодаря которому она выглядит молодой и красивой, а не выглядит на свой истинный возраст. Определенно помогает объяснить, почему Эдип так и не понял, что, возможно, она была его матерью.
  • Наши сфинксы разные: Эдип освобождает Фивы от сфинкса, поймавшего людей в ловушку внутри, отвечая на ее загадку, тем самым спасая королевство, что делает его королем из благодарности.Хотя сфинкс не описан в пьесе, и большая часть этого происходит за кадром, сфинкс соответствует архетипу Загадочного Сфинкса и, вероятно, был сфинксом в греческом стиле.
  • Родительский инцест: Жена Эдипа — его мать, а все его дети — сводные братья и сестры.
  • Отцеубийство: классический пример.
  • Плата Злом за Зло: Царь Лай был проклят Пелопсом, чтобы его убил собственный сын, если он когда-либо у него будет, потому что Лай изнасиловал маленького сына Пелопса Хрисиппа после того, как Пелоп принял его в своем доме.
  • Плохое общение убивает: всего этого можно было бы избежать, если бы приемные родители Эдипа только что сказали ему, что он усыновлен. Возможно, это оправданный троп, так как в те дни неопределенное происхождение могло доставить бесконечные проблемы человеку, занимающему видное положение (хотя, вероятно, не так много проблем, как он в конечном итоге в любом случае).
  • Осмос поп-культуры: эта история вдохновила целую отрасль психологии!
  • Гордость: не может быть греческой трагедии без гордыни.
  • Пророчества всегда верны: к несчастью для Эдипа.
  • Пророческая ошибка: Единственная причина, по которой Эдип думал, что он превзошел пророчество, заключалась в том, что он не обнаружил своих настоящих родителей до года после года, когда пророчество исполнилось.
  • Настоящая королевская власть: Эдип не считает себя наследственным правителем Фив, и, как только он узнает, что его усыновили, думает, что он вовсе не член королевской семьи и, вероятно, происходит из семьи низшего сословия. Оказывается, он действительно член королевской семьи, а также законный король Фив… что, конечно, он не рад узнать.
  • Обратный Детектив: Можно считать Ур-Примером с определенной точки зрения. История разворачивается как тайна убийства, где Эдип выступает в роли детектива, расследующего нераскрытое убийство царя Лая. Однако личность преступника уже известна предполагаемой аудитории, поэтому драма пьесы вращается вокруг внутреннего раскрытия того, что Эдип сам является виновником.
  • Загадка Сфинкса: Эдип разгадывает загадку Сфинкса в предыстории и рассказывает, как он стал царем Фив и женился на Иокасте.
  • Загадочный Сфинкс: Миф об Эдпиусе — Создателе Троп. Действие самой пьесы происходит через много лет после того, как Эдип разгадал загадку Сфинкса, но поступок остается источником высокомерия, поскольку Эдип хвастается им в начале пьесы.
  • Винт Destiny: Subverted. Эдип пытался это сделать, но в Древней Греции судьба сводит тебя с ума .
  • Самоисполняющееся пророчество: возможно, один из старейших и самых известных примеров. Пытаясь предотвратить пророчество о том, что их сын убьет своего отца и женится на своей матери, Лайос и Иокаста приказывают бросить его в дикой природе.Но ребенок спасен, и он, не зная своих родителей (и они не знают его), конечно, является подставой, которая делает пророчество действительно сбывшимся. Эдип, не подозревая, что его усыновили, посещает оракула, и ему говорят, что он убьет своего отца. Он немедленно убегает от родителей, чтобы не убить своего (приемного) отца… и сталкивается с Лайосом на дороге, где они вступают в драку…
  • Инцест-сюрприз: Эдип и Иокаста не находят рассказывать об их отношениях до тех пор, пока они не создали семью вместе.
  • Символическое увечье: Эдип не понимал, что происходит, и когда он это понимает… (см. Крик глаз выше.)
  • Искушение судьбы: Редко это бывает более буквально, чем здесь; Услышав, что человек, которого он всегда считал своим биологическим отцом, умер естественной смертью, Эдип начинает кричать, что он победил пророчество, и особенно издевается над Аполлоном, для которого пророчество было областью. Его окончательная судьба могла бы быть менее ужасной, если бы он этого не сделал. Судьба — это одно, но есть способы вести себя при встрече с ней.
  • Помидор в зеркале: Эдип узнает, что он — самый злой персонаж в повествовании.
  • Пытка всегда работает: когда пастух, который нашел брошенного младенца Эдипа и отдал его Полибу, приведен к Эдипу и отказывается говорить, Эдип приказывает своим охранникам выкручивать ему руку за спину, пока он не сделает это. Позже он угрожает убить человека, когда тот снова колеблется. То, что он говорит ему, в конечном итоге приводит к тому, что Эдип последним выясняет, кем были и являются его настоящие родители.
  • Трагедия
  • Трагедия импульсивности: Прежде чем стать королем в Фивах, одноименный персонаж убивает (незаметно для него) своего отца за то, что он фактически подрезал его на перекрестке (и был полным придурком по этому поводу). Он женится на своей матери, завершая вторую половину знаменитого комплекса, правда, на досуге.
  • Ты не можешь бороться с судьбой: Несмотря на свои лучшие намерения, Эдип выполняет условия своего пророчества.
  • Вам НЕ НУЖНО знать: Когда-то все докопались до правды, кроме Эдипа, а ещё раньше его этим бомбить начинают.

Так что будьте милы и добры к маме, время от времени болтайте
Купите ей конфет, цветов или новенькую шляпку
Но, может быть, вам лучше оставить это на этом
довольно сложный комплекс
И ты можешь закончить как Эдип
Я лучше выйду замуж за утконосого утконоса
Тогда закончу как старый Эдип Царь!

Трагедия Эдипа и Иокасты

Любовные связи между членами семьи в греческой мифологии очень распространены, как мы показали ранее в других статьях.Миф об Эдипе и Иокасте ничем не отличается, но заканчивается он трагически.

История касается семьи короля Лая. Став царем Фив, он женился на Иокасте, дочери Менекея.

Во времена своей династии Лай получил неожиданное и тревожное сообщение от Дельфийского оракула: паре следует избегать рождения ребенка, потому что Лайус будет вынужден избавиться от ребенка, поскольку ей или ему суждено убить царя.

Прошло время, и Джокаста забеременела.Лай, встревоженный и полный агонии за счастье своей жены иметь ребенка, последовал совету оракула.

Он рассказал жене о пророчестве и с ее согласия увидел себя вынужденным отдать новорожденного верному слуге своего царства.

Мужчина должен был избавиться от младенца, но он отправился на гору Киферон, пригвоздил мальчика вверх ногами к дереву и оставил его там.

Тем не менее, повезло или нет, мальчика спас пастух, проходивший мимо.Он был доставлен в Коринф и назван Эдипом, что означает «вытянутые ноги», и был усыновлен царем Полибом.

Эдип вырос и вырос в Коринфе, но по несчастью понял, что он не законный сын царской семьи.

Глубоко обиженный, он отправился в путешествие в Фивы, решив получить совет от Оракула, чтобы выяснить свое истинное происхождение.

К сожалению, Оракул раскрыл правду о пророчестве и судьбе, на которую он был обречен – убийство отца и связь с собственной матерью.

Важной деталью является то, что, хотя Оракул и раскрыл свое происхождение, он не назвал Эдипу имен своих родителей.

Полностью потерянный Эдип покинул царство Коринфа, чтобы спастись от своей ужасной участи.

По пути на север, в сторону города Фивы, юноша попал в очень затруднительное положение: он застрял на очень узкой дороге, по которой одновременно пыталась проехать повозка с несколькими людьми и королем. время.

Эта ситуация обернулась катастрофой и завершилась трагедией.Чтобы занять место на дороге, машину погнали в сторону Эдипа, чуть не убив его.

Наш персонаж так разозлился на людей и их короля, что дрался с ними до смерти. Все они были убиты, кроме одного слуги, который убежал и исчез незамеченным.

После этого Эдип продолжил свое путешествие и неизбежно прибыл в город Фивы, который находился в эпицентре чудовищного вторжения чудовищного существа. У него было тело льва и голова женщины, Сфинкса.

Сфинкс был поставлен у главного входа в Фив, который вел в храм, и загадывал каждому, кто проходил через ворота. Тех, кто не мог ответить на него, существо съедало.

Загадка была:

«У какого животного 4 ноги утром, 2 в полдень и 3 днем?

К тому моменту никто не смог разгадать тайну. Даже Креонт, брат Иокасты, отчаянно предлагал руку королевы в жены человеку, который смог бы разгадать загадку сфинкса.

Окончательно чудовище было побеждено только тогда, когда Эдип ответил на вопрос: «человек».

Они назвали его героем Фив, и так как царь Лай был найден мертвым на дороге, Эдип женился на царице Иокасте и стал новым царем. От их брака родилось четверо детей.

Несколько лет спустя Фивы были заражены чумой, и многие люди умерли, не зная, как решить эту проблему. Многие жрецы пришли к царю Эдипу с просьбой о помощи.

К тому же Дельфийскому оракулу царь послал своего зятя и советника Креонта, чтобы узнать, как остановить дальнейшее распространение чумы.

Креонт вернулся, и царь хотел, чтобы новость была обнародована перед всеми жителями Фив.

Однако случился сюрприз: по словам Оракула, среди них был человек, убивший Лая, предыдущего царя; чума исчезнет только тогда, когда виновного выгонят из города.

Эдип взялся за свой народ дубиной и решил сам разобраться, кто убил Лая.

Люди утверждали, что он должен призвать Тиресия, старого и слепого человека, считавшего себя посредником между смертными и богом Аполлоном.

Ко всеобщему удивлению, Тиресий сказал правду: сам Эдип был убийцей и проклятием.

Царь в ярости назвал пророка лжецом, оскорбил его и обвинил Креонта в том, что он с помощью старика что-то замышляет против него.

Тиресий, разгневанный оскорблениями царя, продолжал говорить самые горькие истины, кроме того, что их царь не знал даже имени своих родителей.

Эдип ничего не понял и потребовал объяснений, но только получил загадочные ответы: «Убийца Лая будет не только братом, но и отцом собственных детей; не только сын, но и муж собственной матери.

Эдип был готов попросить голову Креонта, когда Иокаста попыталась остановить своего мужа. Она раскрыла новые подробности о смерти Лайуса, ее брошенном ребенке и первом пророчестве Оракула много лет назад.

История запутала голову Эдипа, когда он начал задаваться вопросом, мог ли он быть убийцей своего отца. Для подтверждения он попросил поговорить со слугой, пережившим инцидент и сумевшим сбежать, чтобы прояснить историю.

В этот период в Фивы прибыл гонец от приемного отца и сообщил о смерти Полиба.Как будто этого было недостаточно, посланник был тем же самым старым пастухом, который спас его от смерти, когда его бросили у дерева.

Поняв, что ситуация тяжелая, гонец решил рассказать Эдипу свою истинную историю.

Затем, собрав все воедино и поняв, что ее муж на самом деле ее сын, Иокаста не выдержала и повесилась в своей комнате.

Эдип увидел смерть своей матери и импульсивно выколол себе глаза в качестве наказания.

В конце этой трагической истории Эдип наконец покинул Фивы в сопровождении своих детей и исполнил пророчество Оракула.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.