Боис годунов: Борис Годунов — смотреть онлайн — Кинопоиск

Содержание

«Борис Годунов» (1986) — смотреть фильм бесплатно онлайн в хорошем качестве 720 HD на портале «Культура.РФ»

Первая экранизация одноименной драмы А.С. Пушкина (если не считать телеспектакль Анатолия Эфроса 1971 года «Борис Годунов. Сцены из трагедии»). Ее осуществил на закате своей кинематографической судьбы патриарх советского кино — Сергей Федорович Бондарчук. Добротный, масштабный в постановочном плане фильм, увы, не встал в один ряд с его прежними достижениями — пронзительной «Судьбой человека», эпопеей «Война и мир», военными драмами «Ватерлоо» и «Они сражались за Родину». ««Борис Годунов» и впрямь казался тяжеловесным и архаичным по языку, а по жанру — скорее исторической мелодрамой, нежели поэтической трагедией, — писала критик Ирина Павлова («Новейшая история отечественного кино»). — Тем не менее в тщательности проработки экранных фактур и в мощной, пусть и мрачной энергетике этому фильму отказать нельзя».

«Борис Годунов» во все времена востребован отечественными постановщиками. Российская история во многом движется по спирали, и потому эпизоды жестокой борьбы за власть, явленные в пушкинской трагедии, не теряют зловещей актуальности. Иногда интерпретаторы прибегают к простому и эффектному способу актуализации исторической драмы — переносу действия в декорации современности. Так поступил, например, режиссер Владимир Мирзоев, который в 2011 году выпустил свой фильм «Борис Годунов». Но Бондарчук был чужд подобных «игр» с формой. Непреходящую злободневность сюжета он надеялся передать, не меняя исторического контекста. Он сам сыграл царя Бориса (будучи на 10 лет старше героя), а его дети Федор и Алена снялись в ролях Федора и Ксении Годуновых. Супруга Сергея Федоровича и мать Федора и Алены, актриса Ирина Скобцева, сыграла небольшую роль хозяйки корчмы на литовской границе. Вообще, в этом «многонаселенном» фильме очень интересный актерский состав — к тому же международный! Несколько польских актеров сыграли в эпизодах пребывания Григория Отрепьева за границей. Красавицу Марину Мнишек сыграла Адриана Беджиньская, ее отца — Хенрик Махалица, иезуита Черниковского — Ольгерд Лукашевич, Вишневецкого — Мариан Дзендзель.

Немецкий журналист Норберт Кухинке, полюбившийся советским зрителям по роли датского профессора Билла Хансена в фильме «Осенний марафон», снялся у Бондарчука в роли капитана Розена. Но и советская часть коллектива весьма представительна. В роли монаха Пимена Бондарчук задействовал знаменитого Евгения Самойлова. Легенда мхатовской сцены Кира Головко снялась в маленькой роли мамки царевны Ксении. Отрепьева сыграл интересный актер Александр Соловьев, чья театральная и экранная судьба обещала быть серьезной, но как-то не развернулась. Крепкий актерский блок составили исполнители роли придворных — Анатолий Ромашин (Шуйский), Анатолий Васильев (Басманов), Юрий Лазарев (Пушкин). Фильм снят классиком отечественной операторской школы Вадимом Юсовым.

РСМД :: Борис Годунов: попытка внешнеполитического транзита

Борис Годунов — одна из самых неоднозначных фигур в российской истории. Был ли он ловким и беспринципным честолюбцем, готовым пойти на все, что угодно ради восхождения к вершинам политической власти? Или же перед нами трагическая фигура истинного патриота русского дела, вынужденного осуществлять свое предначертание в исключительно трудных исторических обстоятельствах? Оставляя в стороне основную деятельность Бориса по сохранению, укреплению и развитию Московского государства, попытаемся оценить особенности и итоги его внешней политики.

Предлагаемая читателю гипотеза состоит в том, что после смерти Ивана IV Борис Годунов попытался осуществить своего рода внешнеполитический транзит — от предельно эгоцентричной, очень часто диктуемой личными симпатиями и антипатиями, полной удачных и неудачных импровизаций, крайне импульсивной и сопряженной с повышенными рисками внешнеполитической деятельности «позднего» Ивана IV (1560–1584 гг.) к более рациональной, последовательной, осторожной и очищенной от личностных факторов внешней политике Московского государства. Иными словами, Борис Годунов поставил перед собой цель преобразовать цезаристскую политику выдающейся, хотя и очень противоречивой личности в национальную политику государства.

Мы вправе говорить о более чем двух десятилетиях реализации внешнеполитической стратегии Бориса Годунова — плоть до момента его смерти в апреле 1605 г. Двадцать один год — более чем достаточный срок для того, чтобы любой правитель смог реализовать свои планы и продемонстрировать все свои лидерские качества — как положительные, так и отрицательные.

История знает много попыток осуществить внешнеполитический транзит после ухода с исторической сцены крупных лидеров авторитарного типа. В большинстве случаев такие попытки были сопряжены с большими и даже невосполнимыми потерями международного влияния, позиций и престижа, а в некоторых обстоятельствах — имели своим следствием распад государства или утрату им своего национального суверенитета. На этом фоне усилия Бориса Годунова, на наш взгляд, можно было бы считать в целом успешными, если бы голод последних лет его царствования и последовавшая за его смертью Смута не свели на нет многие его внешнеполитические достижения.

Насколько можно судить, Годунов считал своей главной задачей позиционирование Московского царства как «нормального» государства общехристианского мира — с рациональной, предсказуемой и отвечающей базовым интересам основных группировок московской боярско-дворянской элиты внешней политикой. Такое позиционирование позволяло надеяться на том, что удастся внести раскол в противостоящую России польско-литовско-шведско-ливонскую коалицию и вывести страну из международной изоляции. При этом Годунов исходил из представления о ненужности и даже пагубности каких-то радикальных поворотов во внешней политике Москвы. Первой очевидной задачей было не допустить потери завоеваний первого этапа царствования Ивана IV, а также восстановить престиж и влияние Москвы в ее «ближнем зарубежье», где этому престижу и влиянию в последние годы правления Грозного был нанесен особенно сильный урон.

Наверное, в целом внешнюю политику Годунова можно считать относительно успешной, особенно, если принимать во внимание крайне неблагоприятные начальные условия, в которых ему приходилось действовать. Критики нередко упрекают Бориса в недостаточной решимости и даже в робости, в попытках совместить несовместимое, в отсутствии жестких принципов и во многих других грехах. Но результаты его двадцатилетнего правления говорят сами за себя.

На западе удалось остановить казавшееся неудержимым наступление на Москву усиливающейся Речи Посполитой, а на севере — даже частично отыграть очень значительные потери Ивана IV и, также частично, восстановить доступ Руси к Балтийскому морю.

На востоке Москва не только окончательно закрепила за собой недавно приобретенные Казанское и Астраханское ханства, но и приступила к планомерной колонизации обширных пространств Заволжья, Урала и Западной Сибири. Шло накопление сил для очередного броска на восток — вплоть до берегов Тихого океана. На юге удалось в целом парировать угрозы, исходящие от Крымского ханства, не уступать продолжавшемуся давлению могущественного Стамбула и даже превратиться во влиятельного участника сложной политики в кавказском регионе. В торговых делах Москва смогла лишить английских купцов большинства их особых привилегий, не нанеся чрезмерного ущерба своей традиционной дружбе с Лондоном.

Внешняя политика Бориса Годунова, конечно же, не превратила Московское государство в полноценную европейскую державу — по крайней мере, в глазах ее западных соседей. К концу его царствования Москва по-прежнему воспринималась как варварская, отсталая и не вполне европейская страна. Над еще не имеющей значительного опыта русской дипломатией в Европе еще могли иронизировать и даже открыто смеяться, но уже не могли не отдавать ей должного: она цепко и последовательно защищала национальные интересы, внимательно следила за внутриполитической борьбой в соседних государствах, последовательно избегала рискованных комбинаций и настойчиво продвигалась к своим ближайшим целям.

Повседневное самодурство и непрогнозируемый произвол Ивана IV остались лишь воспоминанием об ушедшей эпохе; на рациональность, последовательность и предсказуемость внешней политики Московии теперь можно было вполне положиться как ее возможным будущим союзникам, так и ее потенциальным противникам.

К несчастью, начавшийся голод и наступившее Смутное время обнулили очень многие внешнеполитические достижения Бориса Годунова, снова отбросив внешнюю политику Москвы на много десятилетий назад. Борис умер в возрасте пятидесяти трех лет, что даже по его временам трудно считать преклонным возрастом. Его далекоидущие планы не были реализованы в полной мере, его сын Федор, на которого он возлагал столько надежд, был убит через несколько месяцев после своего воцарения. Династия Годуновых так и не состоялась, а заменившая ее династия Романовых сделала все, чтобы представить потомкам своего бывшего конкурента в самом неблагоприятном свете. Решение многих стратегических задач, которые ставил перед собой Борис Годунов (Балтика, Польша, Крым, Кавказ) было вынуждено отложено до XVIII столетия.

В полней мере внешнеполитический транзит у Бориса Годунова так и не получился, но и назвать его попытку полностью провальной было бы тоже несправедливым. К опыту царя Бориса неоднократно обращались и, вероятно, еще будут обращаться самые разные властители России, стоящие перед задачей обеспечить стране передышку после длительного периода «имперского перенапряжения» без потери важнейших внешнеполитических достижений этого периода. Очевидные неудачи царя Бориса в этом смысле не менее ценны, чем его несомненные успехи.

И уж если в Орле поставили памятник Ивану Грозному как основателю города, то в России найдется не менее дюжины городов, где есть такие же причины установить подобный монумент Борису Годунову. Или хотя бы его правой руке — думному дьяку Андрею Щелкалову. Стоявший без малого четверть века у руля московской внешней политики в трудное для государства время, бессменный глава Посольского приказа заслужил от потомков чего-то большего, чем ассоциацию с комедийный образом дьяка Посольского приказа, созданным великолепным Савелием Крамаровым в незабываемом фильме Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию».

Андрей Щелканов сыграл в русской истории второй половины XVI века, пожалуй, не меньшую роль, чем та, которую сыграл в истории постсоветской России в конце драматического и трагического ХХ столетия удостоенный памятника на Смоленской площади в Москве академик Евгений Примаков.

Борис Годунов — одна из самых неоднозначных фигур в российской истории. Был ли он ловким и беспринципным честолюбцем, готовым пойти на все, что угодно ради восхождения к вершинам политической власти? Или же перед нами трагическая фигура истинного патриота русского дела, вынужденного осуществлять свое предначертание в исключительно трудных исторических обстоятельствах? Оставляя в стороне основную деятельность Бориса по сохранению, укреплению и развитию Московского государства, попытаемся оценить особенности и итоги его внешней политики.

Предлагаемая читателю гипотеза состоит в том, что после смерти Ивана IV Борис Годунов попытался осуществить своего рода внешнеполитический транзит — от предельно эгоцентричной, очень часто диктуемой личными симпатиями и антипатиями, полной удачных и неудачных импровизаций, крайне импульсивной и сопряженной с повышенными рисками внешнеполитической деятельности «позднего» Ивана IV (1560–1584 гг. ) к более рациональной, последовательной, осторожной и очищенной от личностных факторов внешней политике Московского государства. Иными словами, Борис Годунов поставил перед собой цель преобразовать цезаристскую политику выдающейся, хотя и очень противоречивой личности в национальную политику государства.

Сложность внешнеполитического транзита состояла не только в том, что сам Борис долгие годы был прилежным учеником Грозного, непременным членом «ближнего круга» великого царя, а потому Годунову наверняка было непросто даже подумать об отходе от внешнеполитического курса, заданного Иваном IV. Нужно также учитывать, что перед Годуновым стояла параллельная задача минимизировать многочисленные последствия внешнеполитических поражений, связанных с очевидным «имперским перенапряжением» Москвы второй половины царствования Ивана Грозного.

У Бориса не было и тех ресурсов, которыми некогда располагал Грозный. Годунову досталась истощенная и обескровленная страна, крайне нуждавшаяся в длительной передышке для восстановления сил и внутреннего обустройства. В то время как внешняя политика Ивана IV была крайне затратной — особенно, в период Ливонской войны, внешняя политика его преемников должна была по необходимости стать экономной.

При этом автор исходил из того, что все главные рычаги внешней политики Москвы оказались в руках Бориса не тогда, когда он стал российским царем (январь 1598 г.), а тогда, когда наследовавший Ивану IV царь Федор I великодушно передал эти рычаги в руки своего ближайшего сподвижника и шурина Бориса Годунова (май 1584 г.). Таким образом, мы вправе говорить о более чем двух десятилетиях реализации внешнеполитической стратегии Бориса Годунова — плоть до момента его смерти в апреле 1605 г. Двадцать один год — более чем достаточный срок для того, чтобы любой правитель смог реализовать свои планы и продемонстрировать все свои лидерские качества — как положительные, так и отрицательные.

История знает много попыток осуществить внешнеполитический транзит после ухода с исторической сцены крупных лидеров авторитарного типа. В большинстве случаев такие попытки были сопряжены с большими и даже невосполнимыми потерями международного влияния, позиций и престижа, а в некоторых обстоятельствах — имели своим следствием распад государства или утрату им своего национального суверенитета. На этом фоне усилия Бориса Годунова, на наш взгляд, можно было бы считать в целом успешными, если бы голод последних лет его царствования и последовавшая за его смертью Смута не свели на нет многие его внешнеполитические достижения.

Наследие Грозного

Как известно, Иван IV оставил после себя большое расстройство не только во внутренних делах русского государства, но также и в вопросах московской внешней политики. Несомненные успехи первого этапа его правления остались далеко в прошлом. Многолетнюю Ливонскую войну — главное дело его жизни — он в итоге проиграл, что имело своим непосредственным следствием, говоря современным языком, значительное продвижение враждебной военной инфраструктуры к центру Московского царства. Приписывать военные неудачи русского оружия на финальной стадии войны за Балтику исключительно военным талантам и везению польского короля Стефана Батория было бы, наверное, упрощением. Баторий являлся, без сомнения, выдающимся полководцем, но не меньшую роль в череде крупных поражений Москвы сыграли оскудение и запустение русского государства после многолетнего опричного беспредела и систематически практиковавшегося Грозным государственного террора, подрывавшего сами основы общественного устройства страны, а следовательно — и ее способность вести долгосрочную дорогостоящую военную кампанию против коалиции одних из самых мощных государств Европы XVI века.

После смерти Ивана IV торжествующий Баторий явно намеревался так или иначе «дожать» Московское царство, претендуя на Псков, Новгород, Смоленск, а то и вообще — на присоединение Москвы в той или иной форме к Речи Посполитой. В свою очередь, окончательное решение «русского вопроса» в свою пользу было для амбициозного польского короля лишь одним из шагов на пути к осуществлению куда более масштабного плана сокрушения и даже полной ликвидации Османской империи (что выглядит своего рода парадоксом с учетом того, что именно давление Стамбула в лице султана Селима II привело к избранию на польско-литовский трон вассала Османской империи трансильванского князя Стефана Батория). Осуществлению грандиозного плана мешала не столько мощь русского государства, к которой Баторий относился с пренебрежением, а позиция польско-литовского Сейма, далеко не во всем разделявшего экспансионистские устремления своего решительного короля.

Крымское ханство сильно осмелело после удачного набега на Москву весной 1571 г., и, несмотря на крупное поражение от русских при Молоднях летом следующего, 1572 г., строило дальнейшие планы по отторжению от Москвы недавно завоеванных ею Астрахани и Казани. Смерть Грозного и обозначившаяся международная изоляция Руси, казалось, придавала этим планам благоприятные перспективы.

Главная ставка внешней политики при Иване IV была сделана на отношения с быстро набирающей силу Англией — своего рода Китаем XVI века. Выбор этого «привилегированного стратегического партнера», на наш взгляд, проистекал из личных предпочтений царя: на протяжении многих лет, если не десятилетий, Грозный был отъявленным англофилом. Несмотря на географическую удаленность и сложность морских коммуникаций, Иван IV предоставил английским купцам беспрецедентные льготы, в ущерб торговле с более близкими и потенциально более перспективными соседями Москвы. Он вел личную переписку с королевой Елизаветой I и даже одно время строил матримониальные планы в отношении дам елизаветинского двора.

Кроме того, Иван IV намеревался добиться «юридически обязывающего» соглашения о военно-политическом союзе с Елизаветой, включающего совместную борьбу против общих врагов, а также готовность в случае нужды представлять дуг другу «политическое убежище» на своей территории. Елизавета, естественно, неизменно уклонялась от подобных обязательств — ее интересовали исключительно торговые преимущества от взаимодействия с Москвой, а ввязываться серьезно в балтийскую политику на стороне русских она не считала необходимым. Царь злился и время от времени вводил ограничения на операции английской Московской торговой компании. Тем не менее симпатия Грозного к англичанам с годами не ослабевала, она заходила так далеко, что, когда царь скончался, ироничный глава Посольского приказа дьяк Андрей Щелкалов, никого не таясь, просил передать английскому послу Джерому Баусу: «Английский царь помер».

Репутация Московии при Иване IV в глазах большинства европейцев была, мягко говоря, сильно подмоченной: царя считали восточным деспотом и кровожадным тираном; считалось, что эти отрицательные качества Грозного определяют его поведение не только в отношении собственных подданных, но и в отношении соседних государств. Московскому царству Ивана Грозного в Европе не доверяли, ожидая от него любых неприятных сюрпризов в отношении соседей. Это недоверие было в полной мере взаимным — в Москве постоянно подозревали Запад в стремлении тем или иным образом подорвать русское государство. К тому же, Иван IV относился к соседним монархам с нескрываемым чувством превосходства, полагая равным себе по статусу только императора Священной Римской империи (кесаря). Крайняя заносчивость и высокомерие Грозного осложняли решение самых важных задач русской дипломатии, порождали постоянные препирательства по поводу надлежащего дипломатического протокола, а подчас становились одним из факторов, цементирующих противостоящие Москве коалиции.

Формирование стратегии

Надо учитывать, что первоначальные позиции Бориса Годунова во внешней политике были намного слабее, чем у Ивана IV. Уже потому, что основную часть своего правления (1584¬–1598 гг.) Годунов был все-таки не первым, а лишь вторым лицом в государстве, хотя Федор был и готов представить своему «лорду-проектору» максимальную свободу рук в международных делах. Кроме того, Годунову приходилось считаться с позициями Боярской Думы, где существовали различные фракции и группировки — в том числе и по вопросам внешней политики. Пришлось долго и настойчиво добиваться того, чтобы Дума несколькими «приговорами», принятыми в присутствии самого царя Федора, предоставила Годунову полномочия вести прямые сношения с представителями иностранных держав в качестве высшего должностного лица государства. Возможно, именно в ходе длительных препирательств в Думе Борис Годунов оттачивал свое искусство поисков политических компромиссов со своими международными партнерами.

Положение осложнялось еще и тем, что у большинства международных партнеров и противников Руси сложилось стойкое представление о том, что Московское государство, измученное почти бесконечным правлением Грозного, в принципе еще долго не будет способным к активной и, тем более, к наступательной внешней политике. Царя Федора мало кто воспринимал всерьез, а сам Борис был хорошо знаком разве что иностранным послам, аккредитованным в Москве, но не европейским монархам. Грандиозная фигура великого царя Ивана IV отбрасывала густую тень на его преемников.

Насколько можно судить, Годунов считал своей главной задачей позиционирование Московского царства как «нормального» государства общехристианского мира — с рациональной, предсказуемой и отвечающей базовым интересам основных группировок московской боярско-дворянской элиты внешней политикой. Такое позиционирование позволяло надеяться на том, что удастся внести раскол в противостоящую России польско-литовско-шведско-ливонскую коалицию и вывести страну из международной изоляции. При этом Годунов исходил из представления о ненужности и даже пагубности каких-то радикальных поворотов во внешней политике Москвы. Первой очевидной задачей было не допустить потери завоеваний первого этапа царствования Ивана IV, а также восстановить престиж и влияние Москвы в ее «ближнем зарубежье», где этому престижу и влиянию в последние годы правления Грозного был нанесен особенно сильный урон.

В Европе у Москвы после Ивана Грозного оставалось всего два относительно надежных, но не слишком полезных партнера — Англия Тюдоров и Австрия Габсбургов. Если Лондон интересовали в первую очередь выгоды привилегированной торговли с Московией, то интересы Вены носили более геополитический характер и определялись общим противостоянием с Оттоманской империей. В общих чертах эти приоритеты сохранились и при правлении Годунова, хотя он стремился по возможности проводить, говоря современным языком, «многовекторную» европейскую политику.

Годунов воспринимал Московское царство как самодостаточную державу, не нуждавшуюся в заискивании перед Западом или во вхождении в какие-то многосторонние альянсы на правах младшего партнера. Поэтому он, в частности, последовательно отвергал любые предложения о польско-литовско-российской унии, которые периодически рождались в Вильно и в Кракове. Но, поскольку модернизация страны для была для него главной задачей государя, то он не мог не отдавать себе отчета в том, что без расширения связей с Западом такая задача едва ли могла быть решена. Более того, опыт Грозного показал, что связи с Лондоном и Веной были недостаточными для уверенного вхождения Московского царства в европейское политическое и экономическое пространство. Требовалось восстановить конструктивные отношения с ближайшими европейскими соседями, а также попытаться дотянуться до более дальних соседей и потенциальных партнеров.

Годунова, как, впрочем, и Ивана IV, современники часто упрекали в чрезмерной привязанности к иноземцам. Действительно, в этом смысле царь Борис продолжил традицию Грозного и даже шел дальше последнего — он весьма милостиво принимал иностранцев, разрешил построить в Москве лютеранскую церковь, хотел учредить на Руси школы европейского типа и даже задумывался о создании русского университета. За сто лет до Петра I он принял решение направлять в Англию, Германию и Францию на обучение дворянских недорослей (по свидетельствам современников, всего в заграничные стажировки было направлено восемнадцать молодых людей, причем ни один из них в Москву так и не вернулся).

Годунов очень стремился связать Москву со столицами европейских держав узами династических браков: он дважды пытался выдать свою дочь Ксению замуж на европейцев — сначала за шведского принца Густава, а потом — за датского герцога Иоанна (Ганса), брата тогдашнего короля Христиана. Сватовство Густава расстроилось по религиозным соображениям, а герцог Иоанн вскоре по приезду в Москву тяжело заболел и умер. Предпринимались, хотя и безуспешные, попытки связать формирующуюся династию Годуновых брачными узами с английскими Тюдорами и австрийскими Габсбургами.

Значит ли это, что Годунов был радикальным «западником»? Для утвердительного ответа на этот вопрос, как представляется, нет никаких оснований. Борис не был сторонником радикальной вестернизации России. Когда осенью 1600 г. представительная делегация Речи Посполитой во главе с канцлером Львом Сапегой приехала в Москву обсуждать очередной проект русско-польско-литовской унии, то за полгода переговоров ей не удалось добиться от Бориса не только согласия на унию, но даже расширения «гуманитарных контактов» на территории Восточной Европы — закрепления права дворянства двух стран служить по своему усмотрению московскому царю или польско-литовскому королю, разрешения на беспрепятственное строительство на Руси католических костелов, дозволения подданным Годунова учиться в школах Польши и Литвы, допустить смешанные браки и пр. Царь Борис, как и Иван IV, бдительно следил за тем, чтобы с Запада на Русь не проникали «католическая ересь», как и «чуждые ценности» вообще.

Еще более важным представляется то, что именно благодаря усилиям Бориса удалось договориться о создании в Москве своего автокефального патриаршества, хотя такую задачу, без сомнения, ставил перед собой еще Грозный. Переговоры с Константинопольским патриархатом были сложными и длительными, Борису пришлось много хитрить и лукавить в разговорах с прибывшим в Москву в 1588 г. вселенским патриархом Иеремией, чтобы избежать появления на московском патриаршем престоле иностранца. Но в итоге все завершились успешно, и уже в начале 1589 г. московский митрополит Иов был торжественно посвящен в сан патриарха в Успенском соборе Кремля. Утверждение Московского патриархата впервые дало основания говорить о Москве как о «третьем Риме», заложив основу для последующих духовных и геополитических амбиций России. Даже если предположить, что в основе действий Годунова лежали личные амбиции, создание патриархата снимает в Бориса обвинения в тайных католических или протестантских симпатиях.

Разумеется, многолетняя работа под началом Ивана Грозного не могла не наложить своего отпечатка на характер Бориса Годунова. Как и его учитель, Годунов всегда бы очень мнителен и подозрителен, ему везде мерещились заговоры и измены. Годунов поощрял доносы, и при нем доносительство расцвело пышным цветом по всей Руси. Он не отличался великодушием по отношению к своим реальным или предполагаемым политическим противникам и настойчиво «зачищал» московское политическое поле. Однако, надо признать, что Годунов не был патологически кровожаден — во времена его правления наказанием, как правило, становились не изощренные садистские пытки и показательная публичная казнь провинившегося, а длительная опала и ссылка на окраину русского государства. Возможно, именно поэтому в эпоху Годунова не возник на европейской политической сцене новый князь Андрей Курбский, готовый в увлекательном эпистолярном жанре ярко и сочно отобразить многочисленные пороки и прегрешения жестокосердного московского царя.

Сдерживание противников: Речь Посполитая и Швеция

Свою первую проверку на дипломатическую зрелость Борис Годунов прошел вскоре после воцарения Федора Иоанновича. В Речи Посполитой решили воспользоваться смертью Ивана IV, чтобы постараться окончательно поставить под свой контроль Московское государство. Для этого была предложена перспектива династической унии двух государств с одновременным отказом Москвы от союзнических отношений с австрийским императором. Предполагалось, что «слабый и безвольный» Федор станет послушной марионеткой в руках энергичного Стефана Батория, а в случае смерти первого второй останется единоличным правителем московского государства и создателем могучей восточноевропейской империи. Предусмотрительный Баторий даже перенес свою резиденцию в белорусский Гродно, считая его естественным центром нового государственного образования.

Борис Годунов и глава Посольского приказа Андрей Щелкалов решительно пресекли попытки даже начать переговоры на эту тему. Рядом хитроумных маневров Годунов отстранил от государственных дел могущественный клан князей Шуйских, которых многие при московском дворе рассматривали как лидеров влиятельной «польской партии». Это грозило новыми осложнениями в отношениях с Речью Посполитой, остававшейся самой главной потенциальной угрозой для Москвы. Но тут Годунову неожиданно повезло: в декабре 1586 г. внезапно умер Стефан Баторий — самый последовательный и опасный противник Московского царства. В польско-литовском государстве начался, как обычно, сложный процесс выборов нового короля, в который попыталась вмешаться и Москва.

Годунову, разумеется, не удалось продвинуть на опустевший польско-литовский престол царя Федора. Сама по себе эта идея, при всей ее кажущейся фантастичности, не была полностью утопической. Царь Федор являлся привлекательным кандидатом для многих польско-литовских магнатов, не заинтересованных в усилении королевской власти и, сверх того, обеспокоенных усиливающимся притеснением православных в Великом княжестве Литовском. Выборы на польско-литовский трон кроткого православного Федора могли бы помочь сохранять хрупкое равновесие между Польшей и Литвой, а также между королем и Сеймом.

Однако московские «политтехнологи» XVI века еще не обладали достаточными навыками для того, чтобы успешно манипулировать политическими процессами в Европе; такие навыки появились у русской дипломатии только спустя полтораста лет, в середине XVIII столетия. Москва не смогла ни организовать эффективной информационной кампании в пользу Федора, ни обеспечить должного финансирования его «избирательной кампании». В итоге вместо русского царя был коронован шведский принц Сигизмунд III, вознамерившийся, хотя и без особого успеха, продолжить агрессивную политику своего предшественника в отношении Московского государства.

Попытка нейтрализовать Польшу дипломатическим путем не имела успеха, приходилось заниматься сдерживанием польских устремлений путем всемерного укрепления пограничного Смоленска. В 1595–1602 гг. под руководством знаменитого зодчего Федора Коня была возведена смоленская городская стена — одно из самых грандиозных сооружений допетровской Руси. Борис Годунов лично курировал строительство этого объекта и имел все основания гордиться новой смоленской крепостью. Впрочем, в правление Годунова эта крепость ни разу не подверглась осаде: Сигизмунд III, как и предполагали дальновидные русские дипломаты, очень скоро перессорился с влиятельнейшими польско-литовскими семействами, что поставило окончательный крест на его экспансионистских планах в отношении Москвы.

На шведском направлении удалось достичь большего. Здесь Борис проявил себя как мастер дипломатического искусства — он воспользовался политическими сложностями в Швеции, чтобы минимизировать потери, понесенные Московией по итогам неудачной для нее Ливонской войны. Многолетняя Ливонская война дорого обошлась не только Московскому государству: шведский король Иоанн в ходе войны сильно расстроил экономику своей страны, включая финансы и сельское хозяйство. Удержать все завоеванные шведами территории вокруг Балтики в этих условиях представлялось крайне проблематичным, хотя Стокгольм поначалу упорно отклонял все требования Москвы вернуть исторически русские города — пусть даже и за соответствующий выкуп.

В итоге со шведами все-таки пришлось воевать — т.н. «немецкий поход» Федора Иоанновича в северную Прибалтику (1589–1590 гг.), хотя и не достиг своей главной цели — возвращения Нарвы в состав русского государства, но все же должен, несомненно, считаться успешным — Москва получила Ивангород, Копорье, а затем и Корелу. Борис Годунов, хотя лично не участвовал в штурмах крепостей, проявил незаурядные дипломатические способности, грозя продолжением военной кампании и добиваясь от шведов максимально возможных уступок. Ему удалось, хотя и не полностью, отыграть потери, понесенные Москвой в неудачной для нее Ливонской войне.

Задача возвращения Нарвы оставалась на повестке дня Бориса Годунова на протяжении всей его жизни. Однако, даже если бы русским удалось вернуть Нарву, Швеция все равно сохранила бы возможности тем или иным образом заблокировать доступ Москвы к Балтике, поскольку Стокгольм в конце XVI века полностью контролировал балтийские транспортные пути с востока на запад. Задача выхода на Балтику была окончательно решена только через столетие после Годунова Петром I, да и то ценой невероятного напряжения сил всей страны. Годунов же пошел по менее затратному и менее рискованному пути — он заложил в устье Северной Двины новый город — Архангельск, призванный сократить зависимость российской торговли с Европой от Балтики и от контролирующей Балтику Швеции. Если будущий грандиозный Санкт-Петербург стал «окном в Европу», то Архангельск был, как минимум, первой «форточкой».

Сдерживание противников: Крымское ханство и Османская империя

В отношениях с обширным тюрко-исламским миром первоочередная и главная задача политики Бориса Годунова состояла в закреплении территориальных приобретений Ивана IV — удержания под контролем Москвы Казанского и Астраханского ханств. Эта задача с неизбежностью вела к конфликтам как с Крымским ханством, так и со стоящей за спиной крымских ханов Османской империей.

Одним из первых испытаний для царя Федора и Бориса Годунова стало вспыхнувшее сразу после смерти Грозного восстание черемис в бывшем Казанском ханстве. В восстании явно прослеживалось активность крымцев, не отказавшихся от своих планов оторвать от Москвы как Астрахань, так и Казань. Восстание удалось быстро подавить; здесь четко проявились отличия тактики Годунова от тактики Грозного — вместо уже привычных карательных экспедиций и массовых репрессий новая власть сделала акцент на переговоры, щедрые подарки и обещания лидерам черемисов.

При правлении Годунова Москва в целом успешно отбивалась от периодически повторяющихся набегов Крымского ханства: когда крымский хан Казы-Гирей спустя двадцать лет после успешного похода Давлет-Грея на Москву (1571 г.), вознамерился повторить опыт своего отца, крымцам был дан уверенный отпор. В данном случае Борису Годунову пришлось разделить лавры победы с талантливым воеводой князем Федором Мстиславским, но роль Бориса в отражении нападения крымчан была отнюдь не последней. Это был последний глубокий рейд Крымского ханства в центр Московского государства; а дальнейшем крымцы ограничивались лишь набегами на южные области московского государства.

Реагируя на угрозу с юга, Борис Годунов постепенно, но уверенно все дальше сдвигал южную границу страны, создавая возможности для заселения и последующего освоения веками пустовавшего Дикого поля. В этом смысле он также оставался последовательным продолжателем политики Грозного. На карте Московского царства появляются Воронеж, Елец, Кромы и Белгород.

Одновременно Русь начинает активно продвигаться в направлении Северного Кавказа и даже Закавказья. И здесь Борис Годунов действовал вполне в русле политики Ивана IV, оказывавшего покровительство православным царствам кавказского региона. Главным партнером Годунова в регионе стал кахетинский царь Александр II, остро нуждавшийся в поддержке православной Москвы. Одновременно московская дипломатия стремилась делать максимум для того, чтобы не раздражать властителей Стамбула — Мурада III (1574–1595 гг.) и его преемника Мехмеда III (1595–1603 гг.).

Наконец, своего рода инновацией Бориса Годунова стало укрепление дружественных и даже союзнических отношений Москвы с Персией — извечным противником османов. В персидско-турецком противостоянии Годунов однозначно склонялся к поддержке шаха Аббаса Великого, хотя и делал это с максимально возможной осторожностью. Хотя надо признать, что отношения Годунова с Аббасом также не были вполне безоблачными: Московское царство и Персия жестко конкурировали за влияние в Грузии, и к концу правления Бориса Аббас Великий добился существенных преимуществ в Кахетии над своим московским конкурентом. Русскому государству потребовалось еще полтора века для того, чтобы утвердиться в качестве главной силы на Северном и Южном Кавказе.

Любопытно, что в свое политике на юге и юго-востоке Борис Годунов, как, впрочем, и Иван IV до него, активно использовал своеобразный прообраз современных частных военных компаний — полувоенные формирования «вольных казаков», промышлявших набегами и разбоем на широких пространствах от Днепра до Терека. Москва в своих официальных сношениях с Оттоманской империей, с персидскими Сефевидами и мусульманскими правителями Северного Кавказа решительно дистанцировалась от действий казаков, осуждая их грабительские походы, но на деле нередко прибегала к услугам предприимчивых казацких кондотьеров для решения своих конкретных внешнеполитических задач.

Поиски союзников: Тюдоры и Габсбурги

Примечательно, что, не откатываясь полностью от демонстративного англофильства Грозного и неизменно представляясь другом и защитником лондонских коммерсантов, Борис Годунов осторожно, но последовательно лишал английских купцов тех исключительных преимуществ, которыми они располагали при Иване IV. Так, уже в 1586 г. англичане теряют право исключительной торговли в Белом море, а также право розничной торговли в России. Однако, Годунов сохранил доступ англичан к волжской торговле от Казани до Астрахани, а также разрешил английским купцам осуществлять транзитные перевозки грузов через русские земли в направлении Персии, Шемахи и даже Центральной Азии.

Характерна переписка Годунова с королевой Елизаветой I — в ответ на ее сладкоречивые письма, нацеленные на устранение «антианглийской партии» в Посольском приказе, Годунов мягко, но вполне недвусмысленно декларирует принцип свободы торговли и нежелание предоставлять преференции купцам какой-то одной страны в ущерб всем другим. Фактически к концу правления Бориса Годунова из всех исключительных привилегий англичан, дарованных им Иваном IV, были сохранены лишь некоторые таможенные и транзитные льготы. Московская торговая компания, процветавшая при Грозном, стала быстро клониться к упадку при Годунове: если в 1583 г. ее капитал составлял 80 тыс. фунтов стерлингов, то к 1595 г. он сократился до 10 тыс. фунтов. Несмотря на эту ревизию ранее эксклюзивных русско-английских отношений, серьезных осложнений с Тюдорами удалось избежать.

Любопытно, что к концу правления Бориса Годунова московская дипломатия предприняла энергичные усилия по восстановлению некогда крайне существенных для всей Руси отношений с Ганзой. В 1603 г. в Москву приехала ганзейская делегация во главе с бургомистром Любека Конрадом Гермесом. Переговоры прошли успешно, ганзейские купцы получили ряд привилегий, существенно ограничивающих былые преимущества англичан в торговле с Московией. Складывается ощущение, что Годунов вообще планировал постепенно перенести центр тяжести в западноевропейской политике Кремля с Англии на более близкие и более понятные Москве северогерманские княжества.

Важным партнером Московского царства при Годунове, как и ранее при Грозном, оставались венские Габсбурги. Как Москва, так и Вена терпела немалый ущерб от постоянных набегов крымских татар, за которыми стояла находящаяся в зените своего могущества Османская империя. Однако геополитическое партнерство носило преимущественно символический характер — до координации московской и австрийской стратегии на южном направлении речи так и не дошло.

Единственное серьезное достижение на этом направлении носило, так сказать, протокольный характер — австрийский император (кесарь) Рудольф II подтвердил готовность Вены признавать русского царя в качестве равного себе государя со статусом, возвышающимся над королевским. До полноценного российско-австрийского союза оставалось еще полтора века.

Поворот на восток

Одной из выдающихся заслуг Ивана IV считают присоединение Сибири. Формально, эту точку зрения трудно оспорить: знаменитые сибирские экспедиции казачьего атамана Ермака Тимофеевича пришлись на время царствования Грозного. Но стоит добавить, что при Иване IV экономическое освоение Урала и Сибири было фактические передано «на аутсорсинг» крупным купеческим кланам (можно сказать, тогдашним олигархам), самым влиятельным из которых долгое время оставалась династия Строгановых.

Для Грозного, как и для современных ему испанских королей, самым важным было получение максимальных доходов от новых обширных территорий, волею случая оказавшихся под его контролем. Если для испанских Габсбургов основным колониальным продуктом всегда было золото, то для Ивана IV таким продуктом стала пушнина. Военно-политический контроль Москвы над Сибирью, не говоря уже о полноценном включении Сибири в экономическую жизнь русского государства, оставался весьма условным. Едва ли можно считать случайным то, что сразу же после смерти Грозного недавно покоренные сибирские татары вновь объявили о своей независимости от Москвы и о готовности защищать эту независимость с оружием в руках. Так что о завоевании Иваном Грозным Сибири если и можно говорить, то лишь с большими оговорками.

Безусловно, Борис Годунов прекрасно понимал стратегическую важность Сибири для Московского царства, равно как и шаткость его позиций в Зауралье. Если на Волге Годунов отметился строительством Самары и Царицына, то в Сибири он основал Тюмень и Тобольск, а также целый ряд городков на севере Западной Сибири. Он не ограничился тем, что с максимально возможной решимостью пресек попытки сибирских татар восстановить свою независимость после гибели Ермака, направив уже в 1586 г. значительные военные силы для восстановления нарушенного двумя годами раньше статус-кво. Значительно более важно то, что именно Годунов приступил к систематическому экономическому освоению Сибири, выходящему далеко за рамки добычи ценной пушнины.

Борис Годунов (при активном содействии вышеупомянутого Андрея Щелкалова, получившего на несколько лет в дополнение к Посольскому приказу еще и Казанский приказ, осуществлявший среди прочего руководство над сибирскими делами) превратил освоение Сибири в общегосударственный приоритет. Освоение Сибири было поставлено на широкую ногу, в нем приняли участие многие города востока и севера Московского государства от Перми до Вятки. С другой стороны, освоение Урала и Сибири дало этим некогда окраинным городам вторую жизнь, превратив их в важные элементы сибирского транзита.

Борис Годунов поощрял миграцию русского населения в Сибирь, равно как и дальнейшее продвижение казаков на север и на восток тогда еще слабо изученного евразийского континента. Без учета активной деятельности Годунова на рубеже XVI и XVII веков невозможно объяснить стремительное продвижение Московского царства на восток в первой половине XVII века. В годы правления Федора состоялось присоединение к Москве многочисленных княжеств Приобья и Прииртышья, что позволило завершить процесс консолидации в руках русского государства территории Западной Сибири, тем самым дополнив территориальные приобретения, сделанные в эпоху Ивана Грозного.

Итоги и оценки.

Наверное, в целом внешнюю политику Годунова можно считать относительно успешной, особенно, если принимать во внимание крайне неблагоприятные начальные условия, в которых ему приходилось действовать. Критики нередко упрекают Бориса в недостаточной решимости и даже в робости, в попытках совместить несовместимое, в отсутствии жестких принципов и во многих других грехах. Но результаты его двадцатилетнего правления говорят сами за себя.

На западе удалось остановить казавшееся неудержимым наступление на Москву усиливающейся Речи Посполитой, а на севере — даже частично отыграть очень значительные потери Ивана IV и, также частично, восстановить доступ Руси к Балтийскому морю. На востоке Москва не только окончательно закрепила за собой недавно приобретенные Казанское и Астраханское ханства, но и приступила к планомерной колонизации обширных пространств Заволжья, Урала и Западной Сибири. Шло накопление сил для очередного броска на восток — вплоть до берегов Тихого океана. На юге удалось в целом парировать угрозы, исходящие от Крымского ханства, не уступать продолжавшемуся давлению могущественного Стамбула и даже превратиться во влиятельного участника сложной политики в кавказском регионе. В торговых делах Москва смогла лишить английских купцов большинства их особых привилегий, не нанеся чрезмерного ущерба своей традиционной дружбе с Лондоном.

Внешняя политика Бориса Годунова, конечно же, не превратила Московское государство в полноценную европейскую державу — по крайней мере, в глазах ее западных соседей. К концу его царствования Москва по-прежнему воспринималась как варварская, отсталая и не вполне европейская страна. Над еще не имеющей значительного опыта русской дипломатией в Европе еще могли иронизировать и даже открыто смеяться, но уже не могли не отдавать ей должного: она цепко и последовательно защищала национальные интересы, внимательно следила за внутриполитической борьбой в соседних государствах, последовательно избегала рискованных комбинаций и настойчиво продвигалась к своим ближайшим целям. Повседневное самодурство и непрогнозируемый произвол Ивана IV остались лишь воспоминанием об ушедшей эпохе; на рациональность, последовательность и предсказуемость внешней политики Московии теперь можно было вполне положиться как ее возможным будущим союзникам, так и ее потенциальным противникам.

К несчастью, начавшийся голод и наступившее Смутное время обнулили очень многие внешнеполитические достижения Бориса Годунова, снова отбросив внешнюю политику Москвы на много десятилетий назад. Борис умер в возрасте пятидесяти трех лет, что даже по его временам трудно считать преклонным возрастом. Его далекоидущие планы не были реализованы в полной мере, его сын Федор, на которого он возлагал столько надежд, был убит через несколько месяцев после своего воцарения. Династия Годуновых так и не состоялась, а заменившая ее династия Романовых сделала все, чтобы представить потомкам своего бывшего конкурента в самом неблагоприятном свете. Решение многих стратегических задач, которые ставил перед собой Борис Годунов (Балтика, Польша, Крым, Кавказ) было вынуждено отложено до XVIII столетия.

Тем не менее, на наш взгляд, при царях Федоре и Борисе был сделан важный шаг в направлении трансформации персоналистской внешней политики Московского государства в направлении национальной русской, а затем и российской внешнеполитической стратегии. Годунову удалось не только свести к минимуму международные издержки второго периода царствования Ивана Грозного, но и рационализировать интересы и приоритеты Москвы на международной арене. Не случайно, что фактически все преемники Годунова, включая даже и Лжедмитрия I, не говоря уже о ранних Романовых, были вынуждены так или иначе продолжать внешнюю политику Бориса, даже если они предпочитали максимально дистанцироваться от его противоречивой фигуры.

В полней мере внешнеполитический транзит у Бориса Годунова так и не получился, но и назвать его попытку полностью провальной было бы тоже несправедливым. К опыту царя Бориса неоднократно обращались и, вероятно, еще будут обращаться самые разные властители России, стоящие перед задачей обеспечить стране передышку после длительного периода «имперского перенапряжения» без потери важнейших внешнеполитических достижений этого периода. Очевидные неудачи царя Бориса в этом смысле не менее ценны, чем его несомненные успехи.

И уж если в Орле поставили памятник Ивану Грозному как основателю города, то в России найдется не менее дюжины городов, где есть такие же причины установить подобный монумент Борису Годунову. Или хотя бы его правой руке — думному дьяку Андрею Щелкалову. Стоявший без малого четверть века у руля московской внешней политики в трудное для государства время, бессменный глава Посольского приказа заслужил от потомков чего-то большего, чем ассоциацию с комедийный образом дьяка Посольского приказа, созданным великолепным Савелием Крамаровым в незабываемом фильме Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». Андрей Щелканов сыграл в русской истории второй половины XVI века, пожалуй, не меньшую роль, чем та, которую сыграл в истории постсоветской России в конце драматического и трагического ХХ столетия удостоенный памятника на Смоленской площади в Москве академик Евгений Примаков.


Борис Годунов


Генеральный информационный партнер
Генеральный радио партнер

Автор: Александр Пушкин

Жанр: трагедия

16+


Петер Штайн один из рьяных и последовательных апологетов системы К. С. Станиславского. Его интерес и любовь к русской литературе тоже хорошо известна. Штайн на сцене своего театра в разные годы ставил «Дачников» М. Горького, «Оптимистическую трагедию» Вс. Вишневского, «Три сестры» и «Вишневый сад» А.П. Чехова. С русскими артистами Петер Штайн сделал два знаменитых спектакля: «Орестея» Эсхила и «Гамлет» У.Шекспира.

«Борис Годунов» на сцене Московского театра «Et Cetera» — возвращение Петера Штайна на драматическую сцену в России. Это новое обращение известного западноевропейского режиссера к великому тексту русской литературы, к пушкинскому шедевру — трагедии «Борис Годунов». Пьеса Пушкина имеет богатую сценическую историю, но больших побед в ней было немного. Выдающийся немецкий режиссер Петер Штайн и русские артисты — это тот творческий союз, который дает нам новое открытие великой пушкинской пьесы.

Петер Штайн: «Считаю себя консервативным старым режиссером. Я заинтересован в театре, в котором хорошо виден замысел литературного произведения. Мне интересны не режиссерские ухищрения, а актер. Некоторые используют актеров как кукол — и это самое простое. Но я не вижу в этом никакого смысла, мне важно понять, что сам актер может. Я хочу видеть на сцене людей, мне интересны их взаимоотношения, их мысли и чувства, даже, если эти люди преступники. О чем собственно рассказывает Пушкин — о драматической истории государства. Многие тексты он берет из исторических архивов. Почему Пушкин избрал такой способ работы? Потому что хотел донести до читателя точную информацию об истории государства российского. Добавил в эту историю немножко любви.
Конечно, есть некая проблема в пьесе — в ней мало женских ролей. Здесь одни мужчины, мужчины… а это скучно. Но тема пьесы — политика, а политика — дело мужское, хотя в современном мире и есть женщины-политики. Чтобы заниматься политикой, надо получить власть. Но за власть надо сражаться. А в борьбе за власть всегда проливается кровь, всегда лежит преступление. Сила театра в том, чтобы современными средствами напомнить о том, что было когда-то».

Премьера состоялась 17 января 2015 года.
Продолжительность спектакля 2 часа 50 минут с антрактом.

Режиссер Петер Штайн
Сценография Фердинанд Вегербауэр
Художник по костюмам
Анна-Мария Хайнрайх
Художник по свету
Иоахим Барт
Композитор
Массимилиано Гальярди
Художник по гриму
заслуженный деятель искусств России
Николай Максимов
Ассистент-переводчик
Кларисса Столярова
Ассистент режиссера
Тимофей Дунаев

Действующие лица и исполнители:
Борис Годунов заслуженный артист РФ
Алексей Осипов 
Пимен Александр Ливанов
Григорий Отрепьев

Федор Бавтриков

Князь Василий Шуйский

заслуженный артист РФ
Владимир Скворцов


Марина Мнишек
Анастасия Кормилицына
Марина Дубкова
Князь Воротынский,
Ежи Мнишек
заслуженный артист РФ
Сергей Тонгур
Патриарх Тимофей Дунаев
Семен Годунов, Игумен Александр Жоголь
Князь Адам Вишневецкий, Мисаил, Боярин заслуженный артист РФ

Сергей Плотников

Варлаам, Петр Басманов Иван Косичкин
Рожнов, Боярин

Кирилл Лоскутов

Афанасий Пушкин

Виктор Фокин

Мосальский, Карела, Нищий Грант Каграманян
Розен, Поэт, Боярин, Мужик Андрей Кондаков
Хозяйка корчмы

Марина Чуракова

Пристав, Нищий, Солдат, Посол

заслуженный артист
республик Алтай и Тыва
Амаду Мамадаков

Царевич Феодор Евгений Тихомиров
Ксения Годунова Анастасия Шумилкина
Наталия Житкова
Мамка, Старуха народная артистка РФ
Татьяна Владимирова
Pater, Маржерет Григорий Старостин
Гаврила Пушкин Антон Пахомов
Курбский, Нищий, Монах Кирилл Щербина
Князь Собянский Евгений Токарев
Дама 1

Кристина Гагуа

Дама 2

Елизавета Рыжих

Дама 3

Екатерина Егорова
Анна Дианова

Стражник, Кавалер 1, Монах, Поляк, Солдат, Пристав

Артем Блинов

Юродивый, Монах, Кавалер 2

Федор Урекин

Кавалер 3

Василий Никитин

Царица заслуженная артистка РФ
Анжела Белянская
Анна Артамонова
Поляк Максим Ермичев
Нищенка Наталья Баландина
Баба с ребенком Ольга Белова
Посол Вячеслав Мизин
Царевич Дмитрий

Лев Смагин
Глеб Щербаков

Народ

артисты театра

Дети Михаил Шульц, Федор Глухов, Александр Глухов, Роман Тихомиров, Альви Хасемов, Евгений Журавлев, Евгений Козлобаев
Официанты

Сергей Савлук, Александр Фирсов

Солдаты

 Александр Губин, Денис Степанов, Сергей Савлук, Александр Фирсов, Максим Сальников, Игорь Агапов

Пресса:

«Открыть глаза» (Виктор Лошак, Журнал «Огонек», 28. 03.2016)

Гастроли «Бориса Годунова» в Латинской Америке (Вести 24)

«Борис Годунов» под взмахом дирижерской палочки Петера Штайна (Иберо-американский фестиваль, Колумбия, 11.03.2016)

Театр Et Cetera привёз в Колумбию «Бориса Годунова» (Телеканал «Культура», 11.03.2016)

Театр Et Cetera отправляется в Колумбию (Риа Новости, 08.03.2016)

«Et Cetera» в марте откроет фестиваль в Колумбии «Борисом Годуновым» (РИА Новости)

Эфир программы «Наблюдатель», посвященный спектаклю «Борис Годунов» Петера Штайна в театре «Et Cetera» (Телеканал «Культура», 27.04.2015)

РАЗДВОЕНИЕ ТРОНА: «Борис Годунов» в Московском театре «ЛЕНКОМ» (пост. К.Богомолов) и Московском театре «Et Cetera» п/рук. А.А. Калягина (реж. П.Штайн). (Ирина Решетникова, «Диалог искусств», 20.02.2015)

Петер Штайн предупреждает: не надо русской крови (Марина Тимашева, «Трибуна», 28. 01.2015)

Петер Штайн поставил в Москве классического «Годунова» (Мир24, 23.01.2015)

Про кровавого мальчика (Наталья Витвицкая, «Ваш досуг», 21.01.2015)

Петер Штайн представил «Бориса Годунова» (Радио «Шансон», 21.01.2015)

Премьера «Бориса Годунова»: похождения кровавого мальчика (Марина Райкина, «Московский комсомолец», 20.01.2015)

О настоящей беде (Ольга Егошина, «Новые известия», 20.01.2015)

Театр «Et Cetera» представил «Бориса Годунова» в постановке Петера Штайна (Людмила Траумане, Gallerix, 19.01.2015)

Петер Штайн под шапкой Мономаха (Елена Дьякова, «Новая газета», 19.01.2015)

Пиетет не может быть главным мотивом режиссера (Григорий Заславский, «Независимая газета», 19.01.2015)

Карт-бланш. Черный вертеп русской истории (Владимир Колязин, «Независимая газета», 19.01.2015)

Наряд безмолвствует. (Роман Должанский, «Коммерсант», 19.01.2015)

Петер Штайн представил свою новую постановку «Борис Годунов» (Телеканал «Культура», 19.01.2015)

Искушение пушкинской тайной (Алена Карась, «Российская газета», 18.01.2015)

«Годунов» по Пушкину, пианист-испытатель и Штраус-оркест в России (Вести.ru, 17.01.2015)

Премьера «Бориса Годунова» в постановке Петера Штайна пройдет в Москве. (Наталия Курова, РИА Новости, 17.01.2015)

Сегодня в Москве на сцене театра Et cetera премьера спектакля «Борис Годунов» (Екатерина Березовская, 1 канал, 17.01.2015)

«Бориса Годунова» поставили без модернизаций (Ирина Корнеева, «Российская газета», 16.01.2015)

Петер Штайн ставит в Москве «Бориса Годунова» (Мир24, 30.12.2014)

Петер Штайн поставит в Москве «Бориса Годунова». (Марина Райкина, «Московский Комсомолец», 18.12.2014)

Петер Штайн встретился со студентами ГИТИСа. (Телеканал «Культура», 25.11.2014)

Петер Штайн в программе «Худсовет». (Телеканал «Культура», 24.11.2014)

Петер Штайн опять работает в Москве («Театрал», 05.09.2014)

Петер Штайн снова работает в Москве («Новые известия», 08.09.2014)

Режиссер Петер Штайн приступил к репетициям «Бориса Годунова» в театре Et Cetera в Москве (Ольга Свистунова, ТАСС, 04.10.2014)

Штайн провел первую репетицию в театре Et Cetera (РИА Новости, 04.10.2014)

Петер Штайн провел первую репетицию в театре Et Cetera («Блокнот», 04.10.2014)

Немецкий режиссер Петер Штайн поставит в России «Бориса Годунова» (Курс.ru, 04.10.2014)

В театре Et Cetera репетируют «Бориса Годунова» в постановке Петера Штайна. (Оксана Полякова, «Вечерняя Москва», 05.10.2014)

Немецкий режиссер Петер Штайн поставит спектакль в московском театре Et Cetera («Театрон», 07. 04.2013)

Режиссер Петер Штайн поставит спектакль в московском театре Et Cetera (РИА Новости, 16.04.2013)

Петер Штайн поставит в России русскую классику (Голос России, 18.04.2013)

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail. ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Творческое объединение «Премьера» » Борис Годунов

В Краснодаре 18, 19 и 20 февраля состоится премьера оперы Модеста Мусоргского «Борис Годунов» – одной из самых масштабных и востребованных в мире.

Сочинение известно в нескольких авторских версиях и разнообразных художественных редакциях. Новые постановки следуют одна за другой каждый сезон. В Москве, Санкт-Петербурге, Берлине, Лондоне, Париже… театры предлагают своё прочтение гениального сочинения русского композитора.

Краснодарский музыкальный театр представит на суд зрителей никогда ранее не исполнявшуюся музыкально-сценическую версию оперы. Впервые в истории будет показана сцена народного бунта, переходящего в прославление Самозванца – «Сокольники на Днепре».

Впервые в мире зрители услышат авторскую оркестровку двух картин – «Сцена у фонтана» и «Сокольники на Днепре» – с использованием тех музыкальных инструментов, для которых писал Мусоргский. Опера будет звучать в авторской инструментовке.

Реализация постановки стала возможной благодаря сотрудничеству Краснодарского музыкального театра и Государственного института искусствознания, специалисты которого работают над изданием полного академического собрания сочинений М. П. Мусоргского. Научными консультантами выступили музыковеды, ведущие сотрудники сектора академических музыкальных изданий Надежда Тетерина и Евгений Левашев.

Дирижёр-постановщик спектакля – Дмитрий Крюков, заслуженный артист Республики Башкортостан, главный дирижёр Национального симфонического оркестра Республики Башкортостан, приглашённый дирижёр Большого театра.

Режиссёр-постановщик – Ольга Иванова, заслуженный деятель искусств России, режиссёр-постановщик Большого театра.

Художник-постановщик – заслуженный художник России Виктор Герасименко.

Хореограф-постановщик – заслуженный работник культуры России Екатерина Миронова.

В спектакле принимают участие более 200 артистов. В постановке оперы заняты солисты, артисты хора, балета и симфонического оркестра Музыкального театра, а также воспитанники Детской студии и приглашённые солисты из ведущих российских театров.

Краткие сведения о биографии и свершениях Бориса Годунова

Один из самых неординарных правителей в истории России — Борис Годунов пришел к власти, не по закону престолонаследия, а был призван влиятельной верхушкой. Однако клеймо нецарского происхождения испортило его репутацию как монарха. Он щедро раздавал милостыню, строил города, старался избегать воин, но так и не смог завоевать народную любовь.

Происхождение

Борис Годунов принадлежал к древнему татарскому роду мурзы Чета, который будучи в Орде принял христианскую веру от митрополита Петра, а после переехал в Россию на постоянное поселение под именем Захария. Известно, что Захария отличался большим благочестием и построил на собственные средства Ипатьевский монастырь под Костромой (около 1330 года), ставший некрополем для всех его потомков. Один из его внуков носил имя Иван Годун. Борис Годунов приходился ему правнуком, он родился в 1552 году в семье помещика Федора Годунова «Кривого». О ранних годах его детства и юности почти ничего неизвестно. Историками установлен лишь тот факт, что после ранней смерти отца Борис Годунов воспитывался в семье его дяди Дмитрия.

Борис Годунов (1552 — 1605)

Появление при дворе и путь к власти

Борис Годунов оказался в числе приближенных лиц при дворе Ивана Грозного благодаря личным связям и родству. Он был женат на дочери Малюты Скуратова. Царь Иван Грозный покровительствовал Борису. Но последний нередко подвергался опасности: так однажды он заступился за убитого царем царевича Ивана, за что государь серьезно избил его своим жезлом.

Однако не только связи определили успех Годунова на его пути к власти. Немаловажную роль в его возвышение сыграли и личные качества. Он был красив собой, умён, очень расчетлив и обладал даром красноречия.

Когда царь Иван Грозный скончался, Борису Годунову было всего 32 года. Новым правителем Руси должен был стать слабоумный Фёдор — старший сын царя. Но был и другой претендент — малолетний Дмитрий, в поддержку которого также выступила группа людей. Возникла междоусобица. Для решения вопроса о престолонаследии была созвана Дума, которая 4 мая 1584 года постановила: назначить царем Федора. Он был человеком невысокого роста, болезненным, с нетвердой походкой. Супруга Фёдора — Ирина Годунова приходилась родной сестрой Борису. Используя влияние своей сестры, он оказался по факту единоличным правителем Руси.

Борис Годунов

Коронация Фёдора принесла Годунову и немало материальных благ: он получил Важскую область, земли на берегу Москвы-реки и новый титул — наместник Астраханского и Казанского ханства.

Первые шаги у власти

Неофициально получив власть, Борис Годунов приступил к строительству городов, понимая большое их стратегическое значение. Первые города (в том числе Саратов и Царицын) были построены по берегам Волги с севера на юг. Астрахань была укреплена мощной каменной стеной. А на севере началась постройка важного торгового города Архангельска. У самой же Москвы появилась каменная Белогородская стена.

Следующим политическим шагом Бориса Годунова стала расправа с потенциальными соперниками. Так он приказал сослать Ивана Мстиславского в Кирилло-Белозерский монастырь и постричь в монахи. Позже настал черед и других знатных людей: Воротынских, Головиных, Шуйских. Чтобы ликвидировать последних, Борис Годунов использовал технику ложного доноса. Затем для укрепления своей власти он заменил на посту митрополита Дионисия на своего сторонника Иова.

При Борисе Годунове велось широкое гражданское строительство. Главный памятник его царствования — колокольня Ивана Великого в Московском Кремле

Внешняя и внутренняя политика Руси

Во время правления Бориса Годунова Польша — давний враг Руси – переживала непростой политический период. Король Стефан Баторий умер. На его место нашлось сразу три претендента: австрийский принц Максимилиан, шведский королевич Сигизмунд и московский царь Федор Иоаннович. Русские в случае избрания московского царя обещали Польше за свой счёт строить крепости, отвоевать Эстонию у шведов и заплатить 100 000 червонцев. Однако у русских послов при себе не было денег, а простые обещания поляков не интересовали. Выбор был решен в пользу Сигизмунда, и в декабре 1587 года состоялась его коронация. Московским послам удалось лишь заключить перемирие на 15 лет.

Внешняя политика Бориса Годунова носила миролюбивый характер. Он хорошо понимал, какие тяготы могла принести государству война и всячески старался избегать любых военных конфликтов. Так дипломатическое посольство с предложением дружеской политики было отправлено в Турцию. Не удалось сохранить мир лишь со Швецией. Шведы удерживали за собой часть Вотской пятины, и, так Русь осталась без выхода к морю, началась война. Однако шведская армия выступила неудачно, и уже спустя месяц вражеская сторона самолично предложила мир сроком на один год. Русь получала Копорье и Иван-город. Окончательный мир был заключён в 1595 году. Швеция вернула Руси Корелу, а Русь отказалась от своих притязаний на Нарву.

Важным внутриполитическим шагом Бориса Годунова стало учреждение патриаршества. С согласия константинопольского патриарха Иеремии, московский митрополит Иов был возведен в сан патриарха. А архиепископы Москвы, Казани и Ростова стали митрополитами. Учреждение патриаршества повышало авторитет Русской православной церкви и самой Руси на внешнеполитической арене, где Москва давно уже именовалась третьим Римом.

Смерть царевича Дмитрия

Второй сын Ивана Грозного малолетний царевич Дмитрий жил вместе с матерью в Угличе. По мере того как ребёнок рос и взрослел, увеличивалась и его опасность как политического соперника для Бориса Годунова. Впрочем, опасность исходила не столько от царевича, сколько от людей, стоявших за ним. В их числе были и особенно обозленные на Бориса Нагие.

«Борис Годунов и царица Марфа». Художник Николай Ге

Государь направил в Углич к царице Марии надзирателей: Михаила Битяговского, его сына и племянника. И вскоре после их приезда 15 мая 1591 года случилась трагедия — царевича Дмитрия убили. Как это произошло, и кто виноват точно неизвестно, так как свидетелей происшествия не было. После удара в колокол сбежался народ. Во дворе своих хором вокруг зарезанного сына металась обезумевшая царица. Разгневанная толпа убила надзирателей Годунова. Чтобы выяснить, что произошло, царь отправил в Углич двух следователей. Но следствие должным образом они не провели. Царицу не допрашивали, тела не осматривали, новых свидетелей не нашли. И в итоге постановили, что царевич зарезался сам. Всех людей из рода Нагих Борис Годунов сослал по разным городам. А царица Мария была определена в монастырь в Череповецком районе под именем Марфа. По преданию, даже колокол, в который звонили вовремя убийства царевича Дмитрия, был наказан: его отправили в ссылку в Сибирь, и сегодня он находится в Тобольске как ценный исторический экспонат. Единственная свидетельница убийства Дмитрия — его кормилица не могла прямо объявить об убийстве. Но, оставаясь в живых, она представляла опасность для власти, поэтому вскоре вместе с мужем по принуждению уехала в Москву, после чего след этой семейной пары исчез.

Государь всея Руси Борис Годунов

Новые бедствия и ошибки

Вскоре после печального происшествия в Москве вспыхнул большой пожар. Царь Борис в это время находился в Новодевичьем монастыре на празднике Святой Троицы. Пожаром была охвачена большая часть белого города. Вернувшись в Москву, Годунов сразу же приступил к ликвидации последствий: начал отстраивать улицы и раздавать милостыню нуждающимся, но в народе говорили, что пожар был устроен специально, чтобы отвлечь внимание людей от гибели царевича. А вскоре на долю Москвы выпало новое испытание. Крымский хан Казы-Гирей неожиданно направил все свои войска в сторону Руси. Вражеская армия подошла к Коломенскому. Русская сторона по приказу Бориса Годунова начала палить из пушек. А пленные в стане хана стали рассказывать, что пушки стреляют в честь прибытия подкрепления — крупных войск из Новгорода и других городов. Поверив слухам, хан направил свои силы обратно. В честь спасения Москвы от Казы-Гирея Борис Годунов приказал заложить Донской монастырь.

В 1592 году появилась на свет дочь царя Федора Иоанновича — Феодосия. В честь этого радостного события Борис от имени царя издал приказ об амнистии заключенных, выдал большую милостыню духовным лицам, но в искренность его помыслов никто не верил. А спустя несколько месяцев, когда наследница престола скончалась, народ начал говорить, что к этому приложил руку Борис Годунов.

Борис Годунов — первый избранный правитель на Руси

Еще одним опрометчивым шагом Годунова, сыгравшим против его репутации, стало издание закона об уничтожении Юрьева дня. Это был единственный день в году, когда крестьяне имели право переходить от одного владельца к другому. Отмена Юрьева дня была выгодна служилому сословию и государству, так как с открытием сибирских земель крестьяне массово начали переселяться в те края, оставляя центральную часть страны. Однако этот закон стал последним этапом на пути полного закабаление крестьян.

Венчание на царство

7 января 1598 года болезненный и слабоумный царь Федор умер, ему было на тот момент 40 лет. Россия осталась без правителя. Годунов объявил, что власть должна перейти к царице Ирине. Но это нарушало права престолонаследия, поэтому через несколько дней Ирина была вынуждена уйти в Новодевичий монастырь. Собрание бояр постановило, что власть останется на время в их руках. Но патриарх Иов начал убеждать правящую верхушку в том, что необходимо просить Бориса Годунова прийти на царство. И вскоре служивые люди отправились в Новодевичий монастырь, где временно находился Борис. Свое согласие он дал не сразу. Принятие решения несколько раз откладывал. Но в конечном итоге согласился. 1 сентября 1598 года прошла торжественная церемония венчания на царство. Тогда новый царь Борис дал обещание, что в период его правления «не будет нищих и бедных». В первый год его царствования все крестьяне были освобождены от податей, а иностранцы от выплаты ясака, купцы были избавлены от пошлин, служилые люди получили единовременно жалование за целый год. В Новгороде были закрыты злачные заведения. А воры и разбойники, приговоренные к смертной казни, помилованы.

М.П. Мусоргский. Опера «Борис Годунов»

Однако, как только закончились льготные годы, вновь начались прежние трудности. Число недовольных тяготами жизни росло. Поэтому слух о чудесном спасении царевича Дмитрия был воспринят в народе с большой радостью. Впервые эта весть появилась в 1600 году. Небывалые неурожаи следующих годов еще больше накалили обстановку в государстве.

16 октября 1602 года Лжедмитрий (бывший послушник Григорий Отрепьев) с армией поляков перешел границу Российского государства. Города, стоявшие у него на пути, быстро переходили на сторону заговорщиков.

В январе 1605 года царское войско выступило против самозванца, после чего он был вынужден отступить в Путивль. Борьба с новым врагом в лице Лжедмитрия подкосила здоровье Бориса Годунова или к этому приложили люди с третьей стороны – неизвестно, но 13 апреля того же года здоровый и бодрый государь неожиданно почувствовал себя плохо и через несколько часов скончался. Так завершилось 18-летние правление одного из самых нежеланных монархов на Руси.

Монеты времен правления Бориса Годунова

Фрагмент титула Годунова на серебряной копейке

Фрагмент титула Годунова на серебряной копейке

Считается, что в период междуцарствования российские монетные дворы продолжали чеканить монеты с титулом предыдущего правителя – Федора Иоанновича. После венчания Бориса Годунова на царство оборотная сторона копеек обретает сокращенный титул нового государя «Царь и Великий Князь Борис Фёдорович Всея Руси».

Копейка с буквами «Б» и «О» на аверсе

Копейка с буквами «Б» и «О» на аверсе

На лицевой же стороне сохранилось изображение всадника с копьем, лишь после на некоторых монетах добавились заглавные буквы «Б» (Борис) и «О» (осподарь) по обе стороны от всадника. Различают монеты, отчеканенные в Москве, Новгороде и Пскове. Деньга и полушка в период правления Годунова не выпускались. Пик производства монет Бориса Годунова специалисты относят к 1599-1603 гг. В конце этого периода оформление русских монет подчиняется стандартам Московского двора.

какую роль Борис Годунов сыграл в истории России — РТ на русском

420 лет назад Бориса Годунова благословили на царствование. Несмотря на то что одним из итогов этого правления стала Смута, историки высоко оценивают его как правителя. Более того, некоторые специалисты уверены, что если бы династии Годуновых удалось удержаться у власти, Россия в XVII веке развивалась бы более динамично. О вкладе царя в историю Российского государства — в материале RT.

Приближённый Ивана Грозного

Борис Годунов родился в 1552 году в семье помещика Фёдора Годунова, которому принадлежали земли под Вязьмой и Костромой. Согласно семейной легенде XVII столетия, род происходит от татарского князя Чета (после крещения — Захарии), осевшего на Руси при Иване Калите. Однако исследователи больше склоняются к тому, что Годуновы — потомки либо старого рода костромских бояр, либо приближённого к Даниилу Галицкому боярина Захарии, перебравшегося в Кострому в конце XIII века.

Когда Борису было около 16 лет, его отец умер — и воспитанием молодого человека занялся его дядя Дмитрий. В ходе реформ Ивана Грозного земли Годуновых стали частью опричных владений, а сам Дмитрий, род которого не считался особо знатным, был принят в опричный корпус и получил довольно высокую должность главы Постельного приказа. В его обязанности входило управление всеми делами двора — развлечения и повседневный быт царя (включая заботу о его гардеробе), хранение царской печати, обеспечение безопасности главы государства.

В 1570 году опричником стал и Борис, а в 1571-м он женился на Марии, дочери одного из руководителей опричнины Малюты Скуратова (Григория Скуратова-Бельского). Причём, по мнению ряда историков, инициатором брака выступил сам Скуратов, желавший породниться через Бориса с главой Постельного приказа и упрочить таким образом своё положение во властных кругах. В 1575 году Иван Грозный выдал сестру Бориса Ирину замуж за своего сына Фёдора, а самого Годунова сделал боярином и царским кравчим.

  • Иван Грозный и Малюта Скуратов
  • © Wikimedia Commons

Незадолго до смерти Ивана IV Борис стал одним из самых приближённых к царю людей. Именно Годунов вместе с Богданом Бельским находились при монархе в момент его кончины и объявили о ней народу.

Глава правительства

После коронации наследника престола Фёдора Иоанновича Борис Годунов получил звание ближнего великого боярина, должность конюшего и наместничества в Казани и Астрахани. Официально при Фёдоре существовал регентский совет из Бельского, Юрьева, Мстиславского и Шуйского, однако за год все его члены либо умерли, либо подверглись опале, и Годунов стал единоличным правителем России при слабом здоровьем, добром и кротком, «блаженном» царе Фёдоре. С этого момента начался новый расцвет Московского царства.

  • Белгородская крепость, XVII век. Реконструкция А.И. Ильина
  • © Wikimedia Commons

«И в дореволюционной, и в советской, и постсоветской историографии Борис Годунов как правитель и государственный деятель почти всегда высоко оценивался историками. Отмечали его проницательный ум, гибкость политика, настойчивость и целеустремлённость, широту кругозора. В его активе — утверждение патриаршества в 1589 году, начало освоения Дикого поля (строительство городов-крепостей) и связанное с этим процессом колонизации юга укрепление границ, а также успешная война со Швецией, позволившая вернуть часть территорий, потерянных в  ходе Ливонской войны», — рассказал в интервью RT кандидат исторических наук, доцент МГПУ, писатель Игорь Андреев.

Под руководством Годунова были возведены крепости Воронеж и Липны, города Самара, Царицын (современный Волгоград), Саратов, Белгород и Борисов, восстановлен Елец. В 1596 году началось строительство Смоленской крепостной стены, считающейся сегодня самым грандиозным сооружением допетровской России.

  • Авраамиевская башня Смоленской крепости
  • РИА Новости
  • © Алексей Куденко

В Кремле появился водопровод, а у Москвы в целом — новые укрепления. Подошедшее в 1591 году к столице России татарское войско даже не стало пытаться штурмовать её каменные стены. А русские полки нанесли отступающим татарам огромный ущерб.

В 1590 году началась новая русско-шведская война. И, несмотря на то что российские войска одновременно воевали с татарами, шведы несли одно поражение за другим. В 1595 году война завершилась и был заключён Тявзинский мир, согласно которому Эстляндия и внутренняя Финляндия отходили Швеции, а Кексгольм, Ям, Ивангород, Копорье, Орешек и Ладога — России. Так Годунов практически полностью нивелировал итоги неудачной для России Ливонской войны.

В 1591 году при не выясненных до конца обстоятельствах в Угличе погиб младший сын Ивана Грозного Дмитрий. Как утверждается в выводах расследования, проведённого боярином Шуйским, мальчик случайно заколол себя ножом во время игры. Во времена царствования Романовых было принято обвинять в его смерти Годунова, однако в XIX—XX столетиях в этой версии усомнились: обнаруженные в архиве документы, составленные комиссией под руководством Шуйского, убедительно доказывали, что смерть царевича стала результатом именно несчастного случая. И всё же к единому мнению о причастности Годунова историки так и не пришли.

Царский трон

17 января 1598 года царь Фёдор Иоаннович скончался, не оставив наследников. Согласно свидетельствам некоторых современников, Годунов якобы каким-то образом «поспособствовал» смерти царя. Однако никаких убедительных доказательств этому нет.

Также по теме

Первый из рода: как Михаил Романов оказался во главе Русского царства

3 марта 1613 года в Московском Кремле Земский собор избрал на царство юного Михаила Романова. Сын патриарха Филарета правил более 30…

Со смертью Фёдора прервалась мужская линия московского рода Рюриковичей. На девятый день после смерти мужа вдова Фёдора и сестра Годунова Ирина заявила, что она отрекается от престола и удаляется в монастырь. Это оказалось неожиданностью даже для противников Бориса, которые планировали отстранить его от власти, если воцарится Ирина.

В народе, который остался без государя в принципе, начались волнения. В это время сторонники Годунова развернули «подрывную» деятельность: в народе активно распространялись слухи о многочисленных достоинствах Бориса, в частности о его скромности и отсутствии всяческого желания занимать царский престол. Расчёт оправдался — вскоре люди думали не о том, насколько законны права шурина покойного монарха на царство, а о том, как бы упросить Годунова принять на себя ответственность за государство.

От предложений занять трон Борис некоторое время отказывался, утверждая, что ни о чём подобном никогда даже не думал, что ещё больше подогрело желание народа видеть на престоле именно его. В итоге 17 февраля патриаршие посланники созвали Земский собор, который избрал Бориса царём. Но Годунов занимать трон не торопился.

«Высшая аристократия считала Годуновых безродными выскочками», — отметил в разговоре с RT старший научный сотрудник Института славяноведения РАН кандидат исторических наук Вадим Волобуев.

Чтобы не выглядеть властолюбцем, Годунов ещё два месяца пробыл с сестрой в монастыре и только в начале мая после многочисленных просьб москвичей он вернулся в столицу. 13 мая 1598 года он получил благословение от патриарха и занял вместе со своей семьёй Кремль.

Всё лето окружение Годунова собирало подписи российской знати под документами в поддержку царя Бориса, и лишь 11 сентября 1598 года он венчался на царство.

«Став царём, Годунов активизировал реформы, начатые им ещё при Фёдоре Иоанновиче. Он отправлял недорослей учиться в Европу, активизировал дипломатическую работу, развил деятельность по созданию в России университета, продолжил укрепление границ государства», — подчеркнул Волобуев.

По словам эксперта, в Россию при царе Годунове стала проникать европейская бытовая культура. Параллельно шло освоение восточных границ страны — в 1603 году был основан Томск.

«Годунов был весьма жёстким правителем, хотя, конечно, не таким, как Иван IV. Он подверг репрессиям строившую против него заговоры аристократию. Но это было в духе того времени», — рассказал историк.

При этом эксперты часто отмечают, что нравственные качества Годунова далеко не всегда получали положительную историческую оценку.

«Борис был человеком, которому пришлось пройти через горнило царствования Ивана Грозного. А здесь, чтобы уцелеть, надо было уметь интриговать, лицемерить, хитрить. В этом Годунов стал виртуозом, что и помогло ему сначала удержаться у трона царя Фёдора, а затем даже занять его», — отметил Андреев.

Тем не менее в начале XVII века внутриполитическая обстановка в стране была далека от спокойной. В 1601—1603 годах русское государство накрыл великий голод, основной причиной которого стали плохие погодные условия и неурожай.

«Однако люди были склонны видеть в этом некий высший замысел. Поползли слухи, что таким образом русский народ наказан за то, что избрал себе незаконного царя, не имевшего права на престол. Годунов старался помочь людям, раздавая деньги и хлеб, но это не решило проблему. По некоторым данным, тогда вымерла чуть ли не треть страны и вера народа в царя пошатнулась», — рассказал RT Волобуев.

На фоне народного недовольства за Годуновым закрепилось нелестное прозвище «рабоцарь». В 1604 году по стране стала распространяться информация, что царевич Дмитрий якобы выжил и находится среди казаков.

Начало Смуты

Осенью 1604 года о своих правах на престол заявил некий человек, объявивший себя Дмитрием, сыном Ивана Грозного. В исторической науке за ним закрепилось прозвище Лжедмитрий I. О том, кем он был на самом деле, историки спорят до сих пор. Версии звучат самые разнообразные — от беглого монаха Григория Отрепьева до внебрачного сына Стефана Батория или даже настоящего царевича Дмитрия.

Также по теме

«Терпя немерные пытки»: какова подлинная история подвига Ивана Сусанина

Примерно 405 лет назад староста села Домнино Костромского уезда Иван Сусанин был убит, спасая жизнь царя Михаила Романова….

«Многие почему-то считают, что Лжедмитрий был «проектом» польских властей. Это совсем не так. Лжедмитрия поддержали польско-литовские магнаты — Мнишек, Сапега, Вишневецкий, но король и официальные власти в целом изначально были против этой авантюры и до определенного момента соблюдали условия мира с Россией. Да и набранный в Речи Посполитой отряд, сопровождавший Лжедмитрия, был относительно невелик, большую часть его войска составляли донские казаки. Это изначально была внутрироссийская история. Польские власти в неё активно вмешались значительно позднее и преследовали в ней свои цели», — отметил Волобуев.

В начале 1605 года российские правительственные войска легко разбили отряд Лжедмитрия, и он бежал в Путивль. Но уже весной всё в корне изменилось.

13 апреля Борису Годунову неожиданно стало плохо. Промучившись два часа и успев принять иноческий чин, царь скончался. Согласно одной из версий, он был отравлен своими политическими оппонентами, однако большинство историков склоняются к тому, что Борис умер в результате какой-то болезни — он, в принципе, не обладал крепким здоровьем.

Царём вместо своего отца стал молодой Фёдор Годунов.

«Это был умный и прекрасно образованный юноша. Ещё до вступления на престол он успел лично составить первую в истории географическую карту России. Однако, будучи легальным царём, он тем не менее не пользовался поддержкой народа», — подчеркнул Волобуев.

Фёдор должен был жениться на дочери картлийского царя Георгия X Елене и присоединить Картли к России, но не успел.

Часть российских дворян выступила против Годунова-младшего и объявила царём Лжедмитрия. 11 июня в Москве поднялся бунт. Фёдор был низложен и арестован вместе с семьёй. 20 июня последний представитель династии Годуновых погиб вместе с матерью от рук подосланных убийц. Сестра Фёдора Ксения осталась в живых. По некоторым данным, она стала наложницей Лжедмитрия, а затем вплоть до 1622 года жила в монастыре.

Россия тем временем начала погружаться в Смуту, затянувшуюся на восемь лет и нанёсшую стране колоссальный урон.

  • © Эрнест Лисснер. «Изгнание польских интервентов из Московского Кремля в 1612 году»

«Начало Смуты не зависело от личностей Годуновых. Пресечение династий в ту эпоху автоматически означало начало гражданской войны. Похожие события имели место в Англии, Франции и других государствах. Кто бы ни пришел к власти после Рюриковичей, ситуация, скорее всего, была бы похожей. Напротив, Годуновы были грамотными правителями, проводившими нужные реформы. Удержись они при власти подольше — и петровские реформы были бы не нужны. А так обстоятельства оказались сильнее людей», — считает Волобуев.

Некоторые историки полагают, что если бы Борис Годунов прожил ещё несколько лет, ему, возможно, удалось бы упрочить положение новой династии и преодолеть кризисные явления.

«Но Годунов скоропостижно скончался — и это усугубило и без того острую ситуацию. Кризис стал разрастаться, приобрёл характер общенационального. Анализ ситуации, сложившейся в России в конце XVI — начале XVII века, позволяет говорить об узости и ограниченности того политического пространства, в котором оказался Годунов, и трагизме его положения, предопределявшем будущность династии и всего дела жизни», — резюмировал Андреев.

Кризис в Кремле: Борис Годунов Мусоргского | Ария Код

 Код Арии S3, эпизод 11

«Достиг я высшей власти»

 от Мусоргского Борис Годунов

 

БИЛБОРД

Музыкальная тема

КЕЛЛЕР : Для того, кто обладает всей властью, у него одновременно почти нет власти. Он кажется довольно бессильным.

GIDDENS: От WQXR и Метрополитен-опера, это Ария Код e.Я Рианнон Гидденс.

МОРРИСОН: И власть наверху приходит и уходит. Эти правители России могут хватать ее по-разному и использовать для огромного насилия над бедняками внизу.

GIDDENS: В каждом эпизоде ​​мы помещаем арию под микроскоп, чтобы рассмотреть ее поближе. Сегодня речь пойдет о «Достиг я высшей власти» из романа «Борис Годунов » Модеста Мусоргского.

PAPE: Все эти лидеры, все эти громкие имена в истории, у них было все, что они могли иметь, но внутри себя [sic], их души, их сердца, они несчастны.

ГИДДЕНС ВВОД

Одна из замечательных особенностей оперы — это то, как мы знакомимся с разными языками и культурами через истории, которые видим на сцене. И я очень взволнован сегодня, потому что это первая серия с русской арией. Россия присоединилась к оперной тусовке немного позже, чем Италия и Франция, но они дали нам несколько замечательных произведений. Одной из самых лучших является « Борис Годунов », которую многие считают величайшей русской оперой из когда-либо написанных.И это настоящий предмет национальной гордости.

 

Это была единственная опера, которую композитор Модест Мусоргский написал при жизни. Он умер довольно молодым, но у него был дар писать картины с помощью музыки, и он запечатлел нечто существенное о России и ее людях.

 

Опера о царе, который правил в конце 1500-х годов. Цари обычно рождались на престоле, но Борис Годунов был избран после кризиса престолонаследия, и его легитимность в основном ставилась под сомнение в течение всего его правления.Так что в опере у него ничего не получится. Череда стихийных бедствий, обвинение в том, что он убил ребенка, чтобы занять престол, а потом против него отвернулся и сам русский народ.

 

И что действительно делает эту оперу сияющей, так это то, что, хотя она о реальном царе и его очень реальной разгадке, она выходит далеко за рамки одного человека. Либретто, основанное на произведении великого русского писателя Александра Пушкина, дает вам такой взгляд на вызовы, с которыми сталкивался русский народ в то время: наводнения, голод, угроза нашествия, целые города стирались с лица земли и восстанавливались.

 

Не лучшее время, чтобы быть законным правителем. Монолог Бориса Годунова «Достиг я высшей власти» — о том, как удерживать власть, но в то же время чувствовать себя бессильным.

 

Послушайте, я не совсем специалист по русской истории 16-го века, так что давайте браться за большие пушки!

Во-первых, бас Рене Пап.

Рене начал исполнять партию Бориса Годунова более десяти лет назад.

ПАПЕ: В ней есть все, в этой музыке.Вот русская душа, знаете ли, страдальческая, в ней немножко удачи, немножко радости. Весь спектр трансформации ему предстоит пройти.

Далее Саймон Моррисон, профессор истории музыки Принстонского университета. Большая часть его работ посвящена русской опере, и в настоящее время он пишет книгу о Москве.

МОРРИСОН: Я и не подозревал, что это займет у меня 15 лет, но… это история города от супа до орехов… или, знаете, от бересты до современных цифровых файлов и, э-э, троллинга.

И, наконец, Шошана Келлер, профессор истории России и Евразии в Гамильтон-колледже.

КЕЛЛЕР: Иногда я думаю, откуда все это взялось? Помню, на уроках обществознания меня завораживали изображения русских луковиц. И я не был лучшим в мире студентом по языку, но я был хорош в истории. Поэтому я начал изучать эту часть.

Все на борт путешествующего во времени спутника! Мы отправляемся в Россию 1500-х годов, чтобы встретиться с Борисом Годуновым.

РАСШИФРОВАТЬ

Исторический Борис Годунов

КЕЛЛЕР: Борис Годунов как историческая личность, выросший в центре двора Ивана Грозного, кого-то, чья мощь настолько велика, что дрожишь.

Он участвовал в нескольких совершенно ужасных массовых убийствах, и мы можем поставить ему в заслугу то, что он был, возможно, первым правителем в России, который сознательно использовал террор как политический инструмент.

Так Борис Годунов сблизился лично с Иваном, настолько сблизился, что женился на дочери одного из самых известных приспешников Ивана.Годуновы теперь близкие члены семьи Ивана.

И вот в 1581 году умер единственный здоровый сын Ивана Грозного. Это катастрофа, отчасти потому, что у Ивана остался только один законный сын, Федор. Который всегда описывается в источниках как слабоумный.

Итак, Иван Грозный умер естественной смертью в 1584 году. И теперь царем остается этот слабоумный Федор. Он не может править сам. Так что они делают?

МОРРИСОН: Борис Годунов, зять Ивана Грозного, был избран царем, хотя он не был частью родословной, и все это знали, и поэтому сразу возникло подозрение о нем, знаете ли, или не он заслужил быть там.

PAPE: Речь идет о власти, о деньгах, о том, из какой ты семьи.

МОРРИСОН: Несколько лет он правил довольно мудро. Но тут ему отворачивается удача, в силу того, что в стране голод, и, знаете ли, лишения вследствие того.

КЕЛЛЕР: Это начало Смутного времени, Смутное время , на русском языке. В частности, годы примерно с 1601 по 1604 год были годами страшного голода в Московии.Это растущее королевство, центром которого является Москва, но оно еще не стало очень большим. Московия всегда была склонна к голоду, но этот был необычайно жестоким. Было холодно, было мокро. Никто не мог заставить урожай расти. И мы думаем, что, может быть, треть населения умерла.

МОРРИСОН: Я имею в виду, что высшей силой в истории России является Мать-Природа, а Мать-Природа дает вам пожары, наводнения и голод.

Так начинаются разные слухи, которые предполагают, что этот голод — некое проклятие, вызванное сверхъестественным, или месть природы, основанная на этом демоническом присутствии в Кремле.И связано это с тем, что, возможно, Борис Годунов был на престоле незаконно.

КЕЛЛЕР: На самом деле это был не богоизбранный царь, и поэтому Бог наказывал Россию, за то, что у нее был этот незаконный царь.

МОРРИСОН: И что, возможно, он убил раннего сына Ивана Грозного.

КЕЛЛЕР: А это мальчик Дмитрий Иванович, рожденный от шестой жены Ивана.

PAPE: Царь Борис обвиняется в убийстве этого мальчика, что не доказано реальной историей.

КЕЛЛЕР: Большинство современных историков, на самом деле, не думают, что Борис Годунов имел какое-либо отношение к смерти.

МОРРИСОН: Что было на самом деле, попал ли к власти Борис Годунов нелегитимным путем, я имею в виду Хроники умалчивают

ПАПЕ: Я скорее думаю, что он этого не делал. Так лучше для моей души. Я всегда чувствую себя невинным.

КЕЛЛЕР: Но у Бориса были настоящие враги при дворе. Таким образом, он действительно усилил свою тайную полицию и шпионскую службу в дополнение к подтвержденной привычке Годунова заставлять своих врагов исчезать, когда ему нужно.Так что его народная репутация полностью рухнула.

И я не думаю, что какой-либо правитель мог бы преуспеть в этот период, но Годунов имел тенденцию усугублять бедствия, которые не были его собственными действиями, с поведением, которое только усугубляло ситуацию.

PAPE: Характер Бориса действительно сложный. У него нет радости. И все это у него есть, эти враги его окружают, населения нет, не совсем с ним, в эти дни почти не понятно, что творилось 400 лет назад.

Пушкин и Мусоргский в 1860-е годы

КЕЛЛЕР: Борис Годунов приобрел новое значение в русском воображении в конце 18-го и начале 19-го века, когда Россия действительно позиционировала себя как одну из крупнейших европейских держав, идеально равную Великобритании или Франции.

Но откуда ты знаешь, что ты великий народ? У вас должна быть великая национальная история, вы должны написать свою историю о том, почему вы сейчас являетесь одной из действительно великих держав.

Так Александр Пушкин, величайший русский поэт, написал эту пьесу в 1824 году.

МОРРИСОН: Называется Борис Годунов , что вполне шекспировское в том смысле, что имеет отношение и к психологии правителя и к молве и клевете и интригам при дворе, к этим самым шекспировским темам.

КЕЛЛЕР: Пушкин был очень заинтересован в попытке выяснить, что именно делает нас по-настоящему русскими. И некоторые из них касались вопроса борьбы за создание законного правительства, и легитимность является одним из вопросов, лежащих в основе всей этой истории.

МОРРИСОН: Когда вы думаете об истории России, она родилась из травмы или как, я думаю, другой историк выразился, вы знаете, часть проблемы России в том, что она возникла как своего рода ребенок, подвергшийся насилию. У вас есть такой ритуал, озверение и дедовщина и оккупация, в которой она была стерта с лица земли не раз. Эта идея угроз вторжения извне заложена внутри. Так что я думаю, что это лежит в основе работы.

КЕЛЛЕР: Параллельно с этим развивалось движение композиторов, создававших самобытную русскую национальную классическую музыку.Отчасти путем подбора русских народных мелодий и включения в наши оперы характерно русских сюжетов.

Мы перескакиваем на пару десятилетий вперед, в 1850-е, 1860-е годы, а Модест Мусоргский и его небольшое окружение развивают эти идеи гораздо дальше, закрепляя их в своей версии русской национальной истории.

МОРРИСОН: Он написал эту оперу дважды, по логистическим причинам и по политическим причинам. Переработанная версия была завершена в 1872 году. Это был более либеральный период, когда можно было ставить на сцене произведения, ранее подвергавшиеся цензуре.И это был период в 19 веке, когда ходили слухи о людях, потенциально способных убить императора.

И это тема, которая на самом деле глубоко волнует Бориса Годунова.

PAPE: Когда ты впервые поешь роль, ты читаешь много литературы об этом времени, об этом конкретном человеке, ты много изучаешь. И когда ты играешь, как мы это делали в Нью-Йорке, в таких исторических костюмах, это, конечно, дает тебе другое ощущение.Вы не знаете, как люди жили в то время. Вы понятия не имеете, но можете только представить.

МОРРИСОН: У Бориса в опере три больших и отличных монолога. Первый из них происходит после коронации. Сцена коронации — один из замечательных моментов в этой великой опере из-за великолепного использования гармонизированных звуков колокола. Русские колокола на самом деле не играют гармонии или мелодии, они издают диссонирующие звуки, которые волшебны и обладают очищающей силой, так что неодушевленные предметы получают духовную силу, и колокола — одна из таких вещей.И эти колокола звонят и, гм, отмечают его коронацию, и, гм, в это уже встроено ощущение обреченности, потому что одна из вещей, которую Мусоргский делает очень ловко, это то, что он берет оркестр, и у него есть эти аккорды, которые вводятся под колокольчик, перезвон. И эти аккорды очень диссонансны. Он в основном подчеркивает идею о том, что здесь что-то не так.

КЕЛЛЕР: И в сцене коронации вся слава и толпы, и первое, что он поет, это то, как его беспокоит его душа.Так что для того, у кого есть вся власть, он одновременно почти не имеет власти, он кажется скорее бессильным.

ПАПЕ: Мне кажется, что он не рад быть царем, значит, он на самом деле не хочет иметь корону. Но он вынужден в этой части. И поэтому, если вас заставляют что-то делать и у вас нет выбора, вы просто делаете это.

 

Перед арией — Детская сцена

КЕЛЛЕР: Действие этой арии, этого монолога Бориса происходит в детской Кремля.Сцена начинается с того, что двое детей Бориса и няня играют в игры. Входит Борис, и мы видим очень нежную сцену, в которой он очень индивидуально выражает свою любовь к обоим детям, понимаете, он гладит сына по голове. Он выражает свою огромную любовь к дочери, которая недавно овдовела. И это дает нам кого-то, у кого есть настоящая эмоциональная глубина. Он не просто плоский злодей. Вот кто любит свою семью.

PAPE: Он действительно человеческий персонаж. Он добрый отец, дружелюбный отец, даже с няней он мил.

МОРРИСОН: Единственная радость в его жизни — его семья. И прямо в конце этого раздела он на самом деле говорит о приближающейся буре. И это в его душе.

PAPE: Как и другие короли я играл до того, как он был полон проблем.

МОРРИСОН: Он переходит от ля-бемоль к своего рода до-бемоль, ну, все квартиры здесь. Так что мы движемся к настоящему спаду с точки зрения музыкального языка, к плоской стороне и максимально плоской стороне музыкального компаса.

Монолог — Начало

КЕЛЛЕР: И вот тогда Борис входит в эту, знаете ли, внутреннюю медитацию.

МОРРИСОН: Он произносит речь, и речь эта более или менее принадлежит ему самому. Вступление и начало этого монолога в мажоре. Это в ми, красивой, яркой тональности, связанной со сценой коронации, и он говорит о своей силе.

КЕЛЛЕР: «Я достиг наивысшей силы, и что она мне дает?»

МОРРИСОН: А потом он останавливается на одном из этих аккордов, когда он говорит, знаете, «Но моя душа мучается.

PAPE: «Моя душа дрожит».

МОРРИСОН: И вдруг музыка становится второстепенной, задумчивой, глубоко романтичной во многих смыслах. Это тот, кого мучает совесть. Он тот, кто жаждет власти, сильно обижен тем, что его недостаточно ценят за его пять-шесть лет хорошего и мудрого правления. А затем, когда дела идут плохо, он в равной степени обижается на то, что массы не прощают его за это или не уважают в достаточной мере. И так в течение этого монолога он поворачивается от мажора к минору.

ПАПЕ: Я чувствую, что теперь я один. Теперь я на самом деле говорю себе: «Что случилось? Что я сделал, чего не сделал?»

КЕЛЛЕР: Он действительно очень расстроен тем, что продолжает пытаться помочь людям. А в ответ он получает только проклятия, оскорбления и подозрения в убийстве.

МОРРИСОН: Он кажется мудрым и хорошим, а потом начинают происходить плохие вещи. Голод и лишения на земле, идея, что, возможно, вулкан где-то в другой части мира вызвал нарушение погоды, которое вызвало этот великий голод, который запятнал его правление.

КЕЛЛЕР: У него явно было противоречивое представление о своей роли царя. С одной стороны, согласно политике тогдашнего московского правительства, роль народа заключалась в том, чтобы «быть немым, как рыба». Они просто должны сидеть с закрытым ртом, как стая рыб, и подчиняться. И это тот мир, в котором вырос Годунов, верно? что все существуют, чтобы служить государству.

МОРРИСОН: А власть наверху, знаете ли, приходит и уходит. это сила, которая возникает сама по себе.Эти правители России могут хватать ее по-разному и использовать для огромного насилия над бедняками внизу, простым народом. Это история, связанная с большим позором из-за характера репрессивности правителей. И это то, что имеет тенденцию повторяться снова и снова.

КЕЛЛЕР: С другой стороны, совершенно верно и то, что голод опустошил деревню, а в Москве действительно был большой пожар, и Годунов из кожи вон лез, чтобы помочь людям.

PAPE: Он дал им еду, он дал им дома. Он дал им квартиры, квартиры.

КЕЛЛЕР: Даже все усилия Бориса помочь взорвались ему в лицо. Он раздавал зерно людям в Москве. Значит, по деревне прошла молва: «Еда в Москве есть», все сбежались в Москву, кончилось зерно. Итак, у них есть все эти голодные, а теперь и злые люди, и нечем их кормить.

PAPE: Итак, он недоволен, и все эти лидеры, все эти громкие имена в истории, они не были счастливы.У них все было хорошо. Они могли иметь все то, то, богатство, но внутри себя [так в оригинале], своих душ, своих сердец они не были счастливы.

КЕЛЛЕР: Итак, у нас есть размышления Бориса о его правилах до этого момента в контексте того, что, возможно, является его конечной мотивацией, а именно любовью к своим детям. Таким образом, это добавляет эмоциональной глубины агониям Бориса.

МОРРИСОН: Затем он рассказывает о своей семье. И мы спускаемся на пару шагов вниз, пока не доходим до этой теплой, бемолевой тональности, очень далекой от начала ми мажор.На какой-то противоположной стороне компаса его собственной идентичности гармонирует представление о том, что он семейный человек. И на самом деле это место, где Мусоргский вводит действительно прекрасную тему. Вокруг него такое свечение.

PAPE: Я как певец, как музыкант, я просто думаю о красоте музыки, как она была написана.

МОРРИСОН: А потом, в конце, что-то вроде музыкального оползня, все начинает разваливаться.Он начинает представлять себе убитого ребенка, убийство законного царя. Здесь он срывается на что-то очень расплывчатое и больше похожее на прозу. А Мусоргский говорит: «На самом деле это правда. Никакого конструктива, никаких искусств. Это оно.» И у вас есть этот человек, в основном разоблачающий свою собственную психологию, рассказывающий, знаете ли, довольно образно об этом ужасном видении, которое у него было, об этом убитом ребенке.

КЕЛЛЕР: Мусоргский показывает нам через музыку глубокие конфликты Бориса.Для частей арии у вас есть эти красивые, мягкие парящие мелодии, а затем они перемежаются этими резкими переходами в очень дикую сердитую музыку вверх и вниз.

МОРРИСОН: Любое подобие мелодии, которая была у вас в начале, все это исчезло. Кажется, что бурлящие мысли, неврозы и тревоги на самом деле превращаются здесь в звук. Дело не в том, что вы слышите, как он как бы выплескивает свои страхи по поводу вещей, а в том, что вы на самом деле слышите своего рода графическое музыкальное распутывание, в котором у вас действительно есть все виды невроза и нестабильности его психологии, что впадение в психоз.

Вот так все и заканчивается. И что очаровательно в этом, так это то, что в этом монологе у вас есть предвкушение того, чем закончится вся опера, потому что она просто, опера просто как бы растворяется, и эта энтропия, и недомогание, и неуверенность, и этот огромный исторический вопрос, как что будет дальше? Это обречено на повторение?

После Арии

КЕЛЛЕР: Так что у него уже много проблем. И вот в 1603 году, видимо из ниоткуда, он получает известие из Польши, что объявился какой-то неизвестный человек, выдающий себя за мальчика Дмитрия Ивановича, который, насколько было известно Годунову, умер еще в 1591 году.Именно тогда он начинает по-настоящему рассказывать историю о том, что этот парень вовсе не Дмитрий. Он сбежавший монах-ренегат и полный неудачник. Не следуй за ним.

Итак, Дмитрий вторгся в Московию осенью 1604 года. Так что Борис действительно становился все более параноидальным и более жестоким по мере того, как дела становились все хуже.

Тогда весной 1605 года у самого Годунова, кажется, было какое-то массивное кровоизлияние в мозг. Он встал. Внезапно у него случился припадок, и он упал, и было много крови.

МОРРИСОН: Борис умирает в период протеста, когда голодают крестьяне, митингующие к Кремлю.

КЕЛЛЕР: И Лжедмитрий официально коронован Царем.

МОРРИСОН: Итак, у вас есть этот ужасный цикл незаконных правителей или людей, которые взяли под контроль Московское царство с помощью насилия, а затем их самих быстро уничтожают.

КЕЛЛЕР: Историки считают, что между 1604 и 1630 годами на престол претендовали от 12 до 15 претендентов.

МОРРИСОН: Идея нелегитимности, идея хаоса, идея нации, которая потенциально может подвергнуться нападению со стороны иностранных сил, давно не дает покоя российским лидерам. Так что это во многом часть национального самосознания России.

Отражения

КЕЛЛЕР:  В некотором смысле российский кризис идентичности так и не был разрешен полностью. У нас есть люди, которые хотят, чтобы правительство функционировало, но в наши дни оно часто, слишком часто выживает благодаря коррупции и прямому насилию над людьми.Но времена, когда они были немы, как рыбы, давно прошли.

МОРРИСОН: Это огромное и непокорное, многонациональное и многоконфессиональное государство, рожденное в результате грубого приобретения. Всегда было очень трудно держаться вместе, и ужас перед отсутствием легитимности в автократической системе — это страх перед тем, что ничего больше не работает, верно? Нет еды, нет дорог. Нет преград для вторжения. Там хаос. И эта опера — размышление о том, какова природа власти.Существует ли он сам по себе, чтобы любой мог его захватить? Это что-то божественное? Что невероятного в опере «Борис Годунов», так это то, что это да, это отличная история. Это отличная драма. Это большой кусок русской истории, поставленный на сцену. Это история. Я имею в виду, произведение искусства рассказывает историю, оно пишет историю.

ГИДДЕНС

Профессор музыки Саймон Моррисон, историк России Шошана Келлер и бас Рене Папе…

… расшифровка «Достиг я высшей власти» от Бориса Годунова Модеста Мусоргского . Рене вернется, чтобы спеть ее для вас после перерыва.

МИДРОЛЛ

Борис Годунов в своих покоях в Кремле. Он правит уже шесть лет, и хотя у него есть вся власть, о которой он мог только мечтать, он несчастен. Все, что не дает ему спать по ночам, он выплескивает в монологе «Достиг я высшей власти». Вот бас Рене Папе на сцене Метрополитен-опера.  

«Достиг я высшей власти»

У Бориса Годунова всех чувств в его монологе «Достиг я высшей власти», и вы можете услышать каждое из них в этом исполнении Рене Папе.

Много эмоций и в следующий раз, когда мы вернемся к знаменитой Безумной Сцене из Lucia di Lammermoor !

Ария Код — совместный проект WQXR и Метрополитен-опера. Шоу продюсирует и озвучивает Меррин Лазян. Макс Файн — наш помощник продюсера, Хелена де Гроот — наш редактор, а Мэтт Абрамовиц — наш исполнительный продюсер. Сведение и звуковой дизайн — Мэтт Бойнтон и Аня Гжесик из Ultraviolet Audio, а оригинальная музыка — Ханнис Браун.Этот проект частично поддерживается Национальным фондом искусств. В Интернете на сайте arts.gov.

И продолжайте в том же духе с этими рейтингами и отзывами! Это отличный способ помочь другим людям найти шоу.

 

Я Рианнон Гидденс. Увидимся в следующий раз.

Борис Годунов (Работа — Модест Петрович Мусоргский /Modest Petrovich Moussorgski ) | Опера Онлайн

Описание Работы

Описание Акт 1 Акт 2 Акт 3 Акт 4

Если бы только одна опера символизировала Россию, то это, несомненно, был бы « Борис Годунов ».Партитура не только превосходно резюмирует стиль Модеста Мусоргского с его колокольчиками, его карильонами, его оркестром с его дикими вариациями и яркими хоровыми сценами, она также черпает свою силу из сопоставления двух уровней, которые мастерски реагируют друг на друга и проникают друг в друга: с одной стороны, внушительный, ужасающий и жалкий портрет Бориса, царя-узурпатора, снедаемого саморазрушительным всемогуществом; с другой — русские люди, настоящий герой оперы, которые появляются с первых же сцен и регулярно возвращаются, чтобы прокомментировать действие и ускорить его.На этом отчасти правдивом фоне, нарисованном Пушкиным, Мусоргский дергает за ниточки национальную драму, которая магией языка столь же реального, сколь и прекрасного, превращается в грандиозную вселенскую трагедию.

Резюме

Действие происходит в России между 1598 и 1605 годами; история повествует о восшествии на престол, правлении и падении царя Бориса Годунова. Чтобы добиться власти, Борис причастен к убийству маленького Дмитрия, законного наследника престола; однако обстоятельства исчезновения царевича остаются подозрительными.По сообщению монаха Пимена, послушник Григорий берется выдать себя за истинного наследника: он ровесник царевича. Страдания своего народа, страх быть свергнутым и угрызения совести преступления постепенно ввергают неуверенного царя Бориса Годунова в одиночество и паранойю. Когда Григорий, подстрекаемый польской княжной Мариной, идет на Москву во главе войска, чтобы свергнуть его, Борис не успевает даже драться и противостоять ему: изъеденный своим безумием, он падает, мертвый, в конце его бред.

Акт 1

В России, охваченной чумой, голодом и политическими кризисами, народ решает провозгласить своего нового царя Бориса Годунова. законный претендент — Дмитрий, один из сыновей Ивана Грозного — устранен.

Акт 2

Послушник Григорий узнал от старого монаха Пимена о преступлениях Бориса Годунова.Полагая, что он ровесник убитого царевича Дмитрия, Григорий движим великой судьбой и берется свергнуть Бориса и завоевать престол. Путешествуя инкогнито по гостинице, он едва ускользает от полиции, которая была предупреждена о его планах, и выдает лишенного сана монаха Варлаама за настоящего беглеца.

Акт 3

Прошло пять лет после коронации Бориса. Одиночество власти усугубляет царские муки, и народ умирает с голоду…Более того, князь Шуйский сообщает ему о мятеже, устроенном узурпатором, который выдает себя за Дмитрия, законного претендента на престол. Вместе с сыном Федором царь размышляет о своем восшествии на престол.

В Польше Григорий находит прекрасную Марину Мнишек, в которую влюблен. Молодая женщина, ненасытно честолюбивая и подталкиваемая монахом Рангони, мечтает только о завоевании престола и Москвы: пусть Григорий займет престол, и она подаст ему руку.

Акт 4

Конец Бориса близок: люди интуитивно чувствуют его преступления, а бедный Иннокентий публично сравнивает его с Иродом.Несмотря на то, что боярское собрание издает указ, осуждающий лжепретендента Григория, Борис оказывается в ловушке своих преступлений: в припадке бреда он появляется, вызывая в памяти убитого царевича, просит у Бога прощения и падает на пол, когда толпа бьет его: это одна из самых неординарных сцен в репертуаре. Лжедмитрий будет коронован как новый царь России.

Отрывок: Смерть Бориса. « Прощай, мой сын, мираю »

Сцена коронации из оперы Модеста Мусоргского «Борис Годунов» в редакции Римского-Корсакова  | Путеводитель по архивам Молденхауэра  | Статьи и очерки  | Архивы Молденхауэра

Группа русских композиторов, начавшая собираться после 1857 г., в составе Милия Балакирева, Сезара Кюи, Модеста Мусоргского, Николая Римского-Корсакова и Александра Бородина, стала известна как могучая кучка (дословно «маленькая могучая куча», традиционно переводится на английский язык как «Могучая кучка» или просто «Пятерка»), после того как этот термин впервые появился в русской печати в 1867 году для описания этой разрозненной компоновки композиторов.Объединенные эстетическими идеями, основанными на отказе от западных музыкальных форм и создании исконно русской музыки, они были вдохновлены и опирались на богатое культурное наследие страны — эстетику, непосредственно восходящую к эстетике, установленной Михаилом Глинкой за несколько десятилетий до этого. .

Поскольку компонент этого культурного наследия, наиболее легко применимый для создания национальной музыки, был найден в народной песне, неудивительно, что творческий порыв каждого члена «пятерки» нашел свое наиболее естественное и мощное выражение в среде вокала. музыки, причем вокальная традиция в России особенно сильна в силу традиционного исключения музыкальных инструментов из богослужений Русской православной церкви.

Два самых независимых мыслителя Пятерки, Мусоргский и Римский-Корсаков, первыми порвали с жесткими принципами национализма в музыке, которых придерживался волевой Балакирев. Однако, помимо общей независимости мысли, жизни, личности и музыка этих двух композиторов шли совершенно разными путями.

Пожизненное увлечение Модеста Мусоргского социальными проблемами отражено в его музыке несколькими новаторскими приемами, разработанными для передачи чувства психологической глубины в его изображении простого человека.Наиболее полно эти приемы были реализованы в опере «Борис Годунов» , где формальные музыкальные структуры и оркестровка стали более импровизационными и менее ограничительными по своему характеру, подчеркивая нюансы мыслей, чувств и личностей персонажей оперы. Избегались посторонние музыкальные эффекты, которые не способствовали развитию драматического действия сюжета или более глубокому пониманию психологии персонажа. Вдохновленный примерами как Глинки (который сорок лет назад внес русские элементы в итальянские оперные модели), так и Александра Даргомыжского (который выступал за оригинальный, но ограничительный «перевод» в музыку интонаций разговорной русской речи), Мусоргский задумал создание «художественное воспроизведение человеческой речи во всех ее тончайших оттенках, то есть звуков человеческой речи , как внешних проявлений мысли и чувства…» Таков был музыкальный идеал композитора: воспроизведение речи, как она действительно произносится крестьянином, пьяницей, старухой, ребенком, дворянином; иными словами, совершенная реализация «живой прозы в музыке» и достижение «языка человечества», поскольку он наиболее ярко изображал бы психологическое состояние персонажа. Контуры, ритм и общий характер такого музыкального материала идеально передавали бы атрибуты и индивидуальность каждого персонажа. Чтобы отразить характер произведения врожденная «русскость», этот музыкальный материал включал элементы, заимствованные из народной песни, а не прямые цитаты из народного материала, в формировании мелодии.

В 1868 году на вечеринке в доме Людмилы Шестаковой (сестры Глинки) и в разгар работы над экспериментальной оперой по роману Николая Гоголя « Женитьба » Мусоргский познакомился с Владимиром Никольским, профессором русской литературы и авторитетом по творчеству Пушкина. Никольский предложил композитору рассмотреть « Бориса Годунова » Пушкина как возможный сюжет для оперы. Воображение Мусоргского тотчас же захватило эту мысль; он отказался от своей работы над «Женитьба » (завершенной только в первом акте), и в течение следующего года его вдохновение лихорадочно лило материал для того, что в конечном итоге превратилось во всемирно признанный шедевр.

Пушкинская драма, написанная в 1824 году в период политической ссылки, находилась под влиянием, как и большая часть творчества Пушкина, как националистических, так и классических западных идеалов, причем прежнее влияние в данном случае принадлежит творчеству русского писателя и поэта Николая Карамзина. . Его « История государства Российского » состоит из двенадцати томов, вышедших между 1816 и 1826 годами. Именно здесь Пушкин нашел рассказ о средневековом русском правителе Борисе Годунове. Мусоргский устранил трудность постановки двадцати двух отдельных сцен Пушкина, сократив их число до семи.Сначала эти семь независимых сцен кажутся довольно разрозненными; Однако при ближайшем рассмотрении становится понятно, что драматический элемент, принесенный в жертву компрессией, более чем компенсируется драматическим воздействием, создаваемым тонким накоплением подробностей о жизни и личностях персонажей, и особенно самого царя Бориса. Сложная личность Бориса Годунова раскрывается мельком, создавая в итоге ярко законченную картину многогранной личности.(Техника Мусоргского создания слоев впечатлений для конкретизации персонажей произвела сильное впечатление на более поздних композиторов: Пеллеас и Мелизанда Клода Дебюсси и Воццек Альбана Берга оба были вдохновлены примером Мусоргского.)

Опера, законченная в декабре 1869 г., была представлена ​​Мусоргским на рассмотрение в смотровую коллегию Императорской оперы в Санкт-Петербурге и после годичного промедления была отклонена, так как коллегия нашла ее «слишком нетрадиционной» и «слишком современной»; это была, как выразился Ричард Энтони Леонард, «типичная реакция маленьких умов, сталкивающихся с великим, хотя и незнакомым искусством.Неустрашимый Мусоргский начал вносить исправления в произведение. Примерно в это же время — август 1871 года — Мусоргский поселился у своего друга и коллеги по «Пятерке» Римского-Корсакова, который сам работал над оперой его собственная, Псковитянка (Псковитянка), основанная на историческом персонаже Иване Грозном.Для двух таких непохожих личностей, которые оба в процессе написания важных произведений, в конечном итоге живут в одной комнате, на одном фортепиано и пишут стол, а также музыкальные советы, планы и идеи — это материал, из которого слагаются художественные легенды.Несмотря на разные эстетические взгляды, между двумя композиторами возникло глубокое взаимное уважение и дружба как в художественном плане ( «Псковитянка » Римского-Корсакова демонстрирует сильное влияние Мусоргского в сюжете и в целом мрачном оркестровом колорите), так и в личном (Римский-Корсаков выбрал Мусоргского для быть шафером на его свадьбе в 1872 году).

В то время как музыкальная подготовка Мусоргского была в лучшем случае едва адекватной и всегда бессистемной, у Римского-Корсакова, как и у самого человека, она была строго структурированной, точной и методичной.Там, где Мусоргский полагался на природный талант и проницательную психологическую и художественную проницательность, Римский-Корсаков полагался на традиционное образование, полученное, пусть и в позднем возрасте, благодаря почти навязчивой погоне за знаниями. В 1871 году, на волне своего публичного композиторского успеха, Римский-Корсаков был назначен в штат Санкт-Петербургской консерватории, несмотря на то, что он открыто заявлял о своем незнании даже рудиментарной музыкальной теории («Я понятия не имел о контрапункте; Я не знал даже… названий аккордов»; «Я был дилетантом и ничего не знал»; «Полученный безоговорочно принятым в консерваторию профессором, я вскоре стал одним из ее лучших, а может быть, и самым лучшим». ученик «).В основе этого самообразования лежали смирение и самоотверженность, которые также побудили его использовать свои таланты для продвижения произведений своих коллег-композиторов, подготовки новых исполнительских версий опер его почитаемого Глинки, помощи Цюю в оркестровке его оперы Вильгельма. Ratcliff , дважды выполнявший задачу по оркестровке Stone Guest Даргомыжского , а также завершение и переаранжировка Князя Игоря Бородина , который остался в состоянии хаоса после смерти последнего в 1886 году.

Однако задачей, за которую его критиковали, было его редактирование почти всех музыкальных произведений Мусоргского после ранней смерти Мусоргского. Мусоргский часто брался за сочинение одного произведения, не закончив предшествовавшее ему, и огромные труды Римского-Корсакова на благо своего друга можно воспринимать только как знак уважения и привязанности. Между тем исправления, внесенные Римским-Корсаковым в «Борис Годунов » (не один, а два раза, в редакциях 1896 и 1908 гг.), были исключительно масштабными и вызвали самую резкую критику.Он подошел к задаче с типичным для него дотошным рвением, никогда не колеблясь «исправлять» каждую деталь, которая не соответствовала его жестким академическим стандартам. Точная передача Мусоргским интонаций речи, часто характеризующаяся необычными интервалами, свободно изменялась для облегчения пения; а его смелое и оригинальное использование диссонирующих гармоний и нетрадиционных модуляций было сглажено, чтобы сделать их более приемлемыми для общественного вкуса. Короче говоря, как пишет Ричард Тарускин, Римский-Корсаков взял «самые мощные оригинальные идеи Мусоргского и превратил их обратно в те самые клише, которых Мусоргский, должно быть, стремился избежать.«Однако после его смерти в 1881 году забытый гений Мусоргского был на грани исчезновения. Большая часть его музыкального творчества осталась незавершенной, а его крупнейшее завершенное произведение, Борис Годунов , было снято с производства всего через пятнадцать лет. выступления из-за продолжающихся публичных споров по поводу предполагаемого отсутствия музыкальных достоинств.Хотя вкусы Римского-Корсакова были слишком привязаны к традициям, чтобы позволить ему полностью понять музыкальный язык Мусоргского, он, несомненно, чувствовал, что достоинства произведения могут быть сохранены в более традиционная музыкальная среда.По иронии судьбы именно благодаря версиям Римского-Корсакова многие произведения Мусоргского стали известны за пределами России, что в конечном итоге привело к их признанию гениальными произведениями. Оригинальные версии произведений Мусоргского в конечном итоге были открыты заново, поскольку признание их важности возросло. В случае с «Борис Годунов » в последние годы, с появлением критического издания Дэвида Ллойда Джонса 1975 года, оригинальная версия оперы Мусоргского начала вытеснять исполнительскую версию Римского-Корсакова 1908 года, которая более чем через сто лет после того, как композитор смерть по-прежнему является версией, наиболее знакомой публике и даже большинству музыкантов.

Рукопись, которая является частью Архива Молденгауэра в Библиотеке Конгресса, состоит из тридцати четырех тактов (включая один немой такт и один вычеркнутый такт) на шести страницах, написанных рукой Римского-Корсакова в его переработке второй сцены Пролога ( сцена коронации). Согласно сопроводительной документации, Молденхауэр получил рукопись (возможно, около 1960 года) в музыкальном издательстве Broude Brothers в Нью-Йорке. Эта фирма получила его от дирижера русского происхождения Эмиля Купера (1877-1960), который, среди его многих выдающихся достижений, провел премьеру оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок » в 1909 году, а также первое исполнение оперы . Борис Годунов за пределами России, в мае 1908 года в Париже для Сергея Дягилева.В письме 1960 года от Ирвинга Броуда из Broude Brothers, приложенном к документации, говорится, что Купер получил рукопись непосредственно от семьи Римских-Корсаковых.

[Борис Годунов, «Сцена коронации», Пролог, картина 2, Мусоргский, ок. 1907]

Эта рукопись, скорее всего, предшествует версии Римского-Корсакова 1908 года, поскольку отличается от опубликованной партитуры второй версии, но все же сохраняет черты первой версии 1896 года. В некоторых случаях голоса и инструменты, представленные в этой рукописи, значительно отличаются от версии 1908 года.В такте 8 рукописи Молденхауэра, например, статическая фигура триоли на нижних струнах, которая повторялась с первого такта этого раздела, внезапно начинает удваивать басовые голосовые линии припева; однако в опубликованных партитурах 1896 и 1908 годов движение этой тройной фигуры становится контрапунктически хроматичным. Партии, включенные в опубликованную в 1908 году партитуру для арфы, фортепиано и расширенной секции перкуссии, в этой рукописи не представлены. Другие элементы (динамическая разметка, разметка метронома, ремарки сцены) используются непоследовательно, если вообще появляются.

Согласно записи Римского-Корсакова, эта рукопись содержит часть партитуры, начинающуюся за два такта до репетиции № 35. Однако в опубликованной композитором партитуре 1908 года эта часть помечена как 35 bis («35-А», или « альтернативный номер 35″). Римский-Корсаков не ошибся: репетиционных номеров «35» на самом деле два, так как та часть партитуры, которая содержится в рукописи, непосредственно следует за факультативной нарезкой из шестнадцати тактов (реприза материала «колокольного звона», с которым начинается сцена, добавленная к партитуре во время парижской постановки Дягилева 1908 года).Если бы вырезка была сделана, этот раздел действительно соответствовал бы содержанию рукописи Молденгауэра; однако в современных изданиях этого произведения стандартной практикой является публикация всех музыкальных вариантов, поэтому опубликованное издание 35 bis .

Ревизия Римского-Корсакова Борис Годунов началась в 1892 году с переработки Сцены коронации; эти исправления в конечном итоге распространились на всю оперу и были завершены только несколько лет спустя, в мае 1896 года.Эта (первая) версия, премьера которой состоялась в Санкт-Петербургской консерватории 28 ноября того же года, содержала множество сокращений, а также заведомо обширную переработку оригинального материала Мусоргского. Сцена коронации была расширена, в процессе чего к исходным ста восьмидесяти четырем добавилось пять тактов. Первоначально Мусоргский использовал прозрачный стиль оркестровки, чтобы выразить неискренность празднования русским народом своего нового царя Бориса Годунова; Римский-Корсаков переработал этот материал в более весомые и контрапунктически более сложные фактуры, с расширенным оркестровым составом (к оригинальной инструментовке Мусоргского Римский-Корсаков добавил третий кларнет, трубу и тромбон, а также арфу и дополнительную перкуссию).Преобразовав тон сцены от безропотного принятия со стороны Бориса и толпы к зрелищному блестящему гражданскому торжеству, Римский-Корсаков эффективно сместил фокус всей оперы с бедственного положения русского народа как целое к работе судьбы над одним человеком. Эта процедура не только полностью противоречила тому, как Мусоргский изначально представлял себе произведение, но и послужила уменьшению нашего психологического понимания личностей и мотивов персонажей и подорвала драматическое воздействие всей оперы.

В 1906 году Римский-Корсаков вернулся к этой первой версии и восстановил сделанные им сокращения, явно впадая в противоположную крайность, сочиняя новый материал для добавления к партитуре. Для парижской постановки Дягилева 1908 года Римский-Корсаков добавил в оперу еще больше материала, особенно в Сцену коронации, которой, по его мнению, все еще не хватало драматизма и силы. Он вставил еще сорок тактов перед монологом Бориса в центре сцены и шестнадцать тактов после него. Этот новый материал был включен в полную партитуру второй редакции Римского-Корсакова « Борис Годунов », изданной В.Бесселем в 1908 году. Об этом втором варианте Римский-Корсаков с присущим ему смирением и ясностью отзывался: «Оформив новый вариант Бориса Годунова , я не уничтожил его первоначальный вид, не закрасил навеки старые фрески. делается вывод, что оригинал лучше, достойнее моей редакции, то моя будет отброшена и Борис Годунов будет исполнена по оригинальной партитуре».

В оригинальной редакции Мусоргского Сцены коронации можно найти все существенные элементы эстетических принципов композитора, элементы, которые сохраняют свою оригинальность и яркость даже в редакциях Римского-Корсакова.Новые гармонии Мусоргского представлены использованием им аккордов, основанных на увеличенной четверти, для изображения звона кремлевских колоколов в начале сцены. Драматический конфликт, присутствующий во всей опере, также может быть воплощен в гармонической двусмысленности и нестабильности увеличенной четвертой. Эпизод прерывается в самый разгар, когда князь Шуйский приказывает толпе «прославить» своего нового царя. Хор «Слава!» [«Слава!»], твердо в тональности до мажор, прерывается в разгар его празднования монологом Бориса, внезапно переходя в тональность до минор, сдвиг, который эффективно указывает на двойственность, присутствующую в личности Бориса, и который обеспечивает нам впервые заглянуть в его психику, более полно раскрывшуюся в ходе оперы.Модальность до-минор этого эпизода в конечном итоге модулируется относительной мажорной тональностью, ми-бемоль, поскольку точка зрения Бориса смещается с точки зрения человека, воплощенного в его собственных полных ужаса предчувствиях, к точке зрения его подданных, русского народа. , которому он выражает свои надежды на более счастливое будущее. Возвращение к до-мажору «Слава!» хор (в рукописи Мольденгауэра этот момент отражен в партитуре Римского-Корсакова) завершает сцену. Таким образом, Сцена коронации, состоящая из двух эпизодов экстравертного характера, сосредоточенных на народе и обрамляющих интровертный монолог человека, устанавливает основные конфликты, на которых зиждется драматическое развитие всей оперы: и индивидуум, стоящий перед своей моральной совестью.

— Кевин Лавин


Примечания

Борис Годунов (Театр) — TV Tropes

Борис Годунов — опера Модеста Мусоргского, единственная полная опера композитора. Премьера состоялась в 1874 году, хотя некоторые фрагменты музыки были исполнены и раньше. История композиции очень запутана: две основные версии (завершенные в 1869 и 1872 годах соответственно) написаны Мусоргским, не считая множества рекомпозиций и оркестровок других авторов.Даже две версии композиторов часто объединяют в современных постановках.

Опера поставлена ​​по одноименной пьесе Александра Пушкина, но в настоящее время известна гораздо больше, чем сама пьеса.

Действие сюжета происходит в крайне неспокойный период российской истории, известный как Смутное время. Предыстория такова: Борис Годунов правил всем, кроме имени, во времена тихого и слабого царя Федора, сына Ивана Грозного. Однако Борис задумал захватить престол для себя, для чего приказал убить младшего брата Федора Дмитрия (до сих пор сомнительно, был ли он виновником в реальной жизни).К началу пролога оперы Федор умер, и союзники Бориса заставляют толпу аплодировать коронации Бориса. Недавно коронованный Борис клянется править честно и справедливо.

Однако не все обмануты. Пимен, летописец Чудова монастыря, знает о преступлении Бориса и рассказывает о нем своему ученику, молодому Григорию. Григорию неспокойно в тихой монастырской жизни, и из рассказа Пимена он узнает, что он ровесник убитого царевича Димитрия. Задумав выдать себя за чудом уцелевшего наследника престола, он убегает.На границе с Литвой его ловят и чуть не арестовывают, но ему удается бежать.

Перенесемся на несколько лет вперед. Борис глубоко обеспокоен своей совестью и понимает, что не нашел счастья в достижении высшей власти в стране. Он отчаянно пытается найти утешение в любимой семье, особенно в маленьком сыне Федоре, прилежном и добродушном. Коварный Злой Канцлер Князь Шуйский приносит весть о Самозванце, именующем себя Димитрием.

Тем временем в Польше Самозванец, ранее известный как Григорий, собирает сторонников.Он пробуждает страсть и амбиции Гордой Красавицы Марины Мнишек, дочери Сандомирского воеводы, которая побуждает его захватить корону Бориса и мечтает стать царицей. Мариной, в свою очередь, управляет иезуит Рангони, который угрожает ей вечным проклятием, если она не получит российскую корону и не обратит москвичей в католицизм.

Вернувшись в Москву, какая бы популярность Бориса ни была раньше, она полностью пошла на убыль. Голодные толпы просят у него хлеба и ждут приезда «царевича Димитрия».Сам Борис сходит с ума от чувства вины, видения окровавленного ребенка беспокоят его день и ночь. Когда Пимен рассказывает ему историю об исцелении слепого на могиле убитого Димитрия, Борис падает в обморок. Он едва успевает попрощаться с сыном перед смертью. Самозванец прибывает в Москву, приветствуемый всеми, кроме Юродивого, который оплакивает участь земли русской и предвидит грядущие темные времена.


Тропы из оперы и спектакля:

  • Взрослый страх: Умирая, Борис знает, что оставляет своего 16-летнего сына и наследника не готовым к правлению, окруженным заговорщиками, менее популярным среди общины и с могущественным врагом на пути к городу.
  • Разгневанная толпа: В финальном акте толпа восстает против двора Бориса и чуть не линчевала одного из бояр Бориса. Они даже чуть не повесили двух иезуитов из эскорта Претендента, не понимая, что находятся на стороне человека, которого поддерживают.
  • Аватар автора: преуменьшено, но предок Александра Пушкина фигурирует как один из заговорщиков.
  • Инстинкт Большого Брата: перевернутый. Федор очень любит Ксению и старается помочь ей в ее горе, а Борис на смертном одре просит его защитить ее.Тем не менее, Ксения является старшей сестрой Федора.
  • Ребенок поведет их: Когда Борис умирает, его сын Федор, едва достигший подросткового возраста, остается править посреди предательства и заговоров, а Самозванец приближается к Москве. Конечно, Федору не удается удержать трон. Самое трагичное в этом то, что у него есть все шансы стать прекрасным царем, просто ему некогда повзрослеть.
  • Зло против зла: основные фракции в конфликте, где Борис, если уж на то пошло, более светлая тень черного, так как он глубоко раскаивается, любит своих детей и искренне хочет быть хорошим царем.Дмитрий говорит , что хочет заставить его заплатить за убийство Цесаревича, но на самом деле мечтает о боевой славе и жизни на полную катушку. Марина открыто признается, что жаждет власти и славы и презирает «тупых москвичей». Рангони — рыцарь-тамплиер, который говорит Марине, что она должна пожертвовать своей честью, если это необходимо, ради его дела.
  • Внешне подтвержденное пророчество: еще находясь в монастыре, Григорий часто мечтает достичь высшей власти, а затем быть свергнутым.Это случилось с ним в реальной жизни, хотя сама опера заканчивается его приходом к власти.
  • От Никто к Кошмару: Григорий начинает как неизвестный послушник в монастыре и в конечном итоге захватывает трон.
  • Революция полного круга: Сильно подразумевается, когда Претендент входит в Москву. Толпы приветствуют его так же, как и Бориса, и последние строки оперы принадлежат плачущему юродивому. Действительно, Реальная Жизнь показала, что Самозванец был свергнут боярами и простолюдинами так же, как и Борис.
  • Историческая область Персонаж: Почти все главные герои — Борис Годунов, его семья и двор, Самозванец, Марина Мнишек и Рангони.
  • Сражаюсь за Сильнейшую Сторону!: Князь Шуйский переходит на сторону Претендента, когда становится ясно, что последний побеждает.
  • Любить тень: Ксения Годунова ненадолго встретилась со своим женихом принцем Йоханом перед его смертью. Три года спустя она все еще плачет целыми днями и отказывается выходить из траура.Ее медсестра предупреждает ее об этом, отмечая, что она даже толком не знала Йохана.
  • Значимое переименование: после побега в Литву Григория больше никогда не называли Григорием. Либо Самозванец, либо Димитрий (или Лжедмитрий в пьесе).
  • Рифмы на десять центов: Варлаам, беглый монах, часто говорит стихами. Его спутник Мисаил постоянно абажурит его в спектакле.
  • Родственник Инь-Ян: Веселый, энергичный Федор и меланхоличная Ксения.
  • Трагический злодей: Борис терзается угрызениями совести и, по крайней мере, пытается править справедливо (и терпит неудачу).Он также искренне любит свою семью и хочет, чтобы его сын вырос хорошим королем.
  • Нечестивый брак: Дмитрий безумно любит Марину, и она признается, что испытывает к нему влечение (хотя и не без его короны и претензий на престол). Они планируют вместе править в Москве.
  • Обидел бы ребенка: Убийство Борисом семилетнего царевича Димитрия — это то, что запускает сюжет и что приводит в ярость всех, кто об этом знает. Даже Марина говорит о мести за маленького ребенка.

Тропы, представленные только в пьесе:

  • У всех есть стандарты: Жестокое убийство Федора и его матери шокирует разъяренную толпу, которая несколько мгновений назад выкрикивала ему угрозы смертью.
  • Ледяная Королева: Марину сравнивают с мраморной статуей.
  • Множество персонажей: более тридцати.
  • Принято за романтику: Григорий начинает расспрашивать трактирщика о лучшей дороге через литовскую границу, и Варлаам думает, что Григорий флиртует с женщиной.
  • Внезапно подходящий жених: Драматически перевернуто. В порыве страсти Самозванец признается Марине, что он не настоящий царевич, а беглый монах. Марина в ужасе, и ему требуется немало времени, чтобы убедить ее все же принять его любовь.
  • Трофейная жена: Явно отвергнута Мариной. Она предупреждает Претендента, что хочет быть ему помощником и другом, а не просто наложницей, которой нужно командовать.

Тропы, представленные только в опере:

  • Адаптационное изменение личности: Марина гораздо менее ледяная и холодная, чем в пьесе.
  • Адаптировано: Вместо тридцати названных персонажей их всего девятнадцать (включая каноника-иностранца Рангони, который отсутствует в пьесе). Естественно, многие из второстепенных персонажей, в основном различные дворяне и другие авторитетные лица как из России, так и из Польши, должны были уйти.
  • Age Lift: Незначительное дело. В пьесе подразумевается, что трактирщик молод (Варлаам думает, что Григорий флиртует с ней, и говорит, что Григорию нужна барышня), но в опере он стар или, по крайней мере, среднего возраста.
  • Все девушки хотят плохих парней: В отличие от пьесы, Марина с самого начала знает, что «царевич Дмитрий» — самозванец. Однако именно это делает его привлекательным в ее глазах.
  • Альт Злодейка:
    • Амбициозная и манипулятивная Марина Мнишек поет меццо-сопрано.
    • Перевернуто, однако, с двумя другими низкими героинями женского пола. Трактирщик (меццо-сопрано) и королевская кормилица (контральто) — довольно милые второстепенные персонажи.
  • Кросскаст Роль: Федора Годунова играет меццо-сопрано.
  • Цветочные мотивы: бросает вызов огненной Марине, которая очень злится, когда ее слуги сравнивают ее с цветком.
  • Невинное Сопрано: Ксения (примечательно, что единственное сопрано в очень большом составе, а ее партия второстепенна) нежна, добра и наивна, в то время как все вокруг нее играют в игру престолов.
  • Леди Войны: Кем Марина хотела бы быть. Ее любимые песни о победах польских воинов, о польских воинах былых времен и о поверженных врагах.
  • Патриотический пыл: Одним из искупительных качеств Марины является ее глубокая любовь к своему народу. Однако у этого есть и обратная сторона, поскольку в результате она смотрит на другие народы свысока.

Годунов Борис Федорович | Encyclopedia.com

(1552–1605), царь России (1598–1605).

Царь Борис Годунов, один из самых известных (или печально известных) правителей ранней современной России, был героем многих биографий, пьес и даже оперы Мусоргского. Отец Бориса был всего лишь провинциальным кавалеристом, но дядя Бориса, Дмитрий Годунов (могущественный аристократ), смог продвинуть юношу по карьерной лестнице.Дмитрий Годунов привел Бориса и его сестру Ирину ко двору царя Ивана IV, и Борис вступил в страшную опричнину Ивана (государство в государстве, управляемое непосредственно царем). Вскоре Борис привлек внимание царя Ивана, который позволил ему жениться на Марии, дочери своего фаворита Малюты Скуратова (известного начальника опричнины). У Бориса и Марии было двое детей: дочь Ксения и сын Федор. Оба ребенка получили прекрасное образование, что было необычно для России раннего Нового времени.Сестра Бориса Ирина была подругой детства умственно отсталого сына Ивана IV Федора и в конце концов вышла за него замуж. Когда царь Иван умер в 1584 году, он назначил Бориса одним из регентов царя Федора I. К 1588 году Борис одержал победу над своими соперниками и стал единственным регентом Федора и эффективным правителем России.

Бориса Годунова называют одним из величайших правителей России. Красивый, красноречивый, энергичный и чрезвычайно умный, он проявил больше навыков в решении задач управления, чем любой из его предшественников, и был отличным администратором.Борис пользовался уважением в международной дипломатии и сумел заключить

мира с соседями России. На родине он был ревностным защитником Русской Православной Церкви, великим строителем и украшателем русских городов, щедрым к нуждающимся. В качестве регента Борис отвечал за возведение своего друга митрополита Иова (главы Русской православной церкви) в сан патриарха в 1589 году; и щедрость Бориса к Церкви была вознаграждена сильной лояльностью духовенства. Борис продолжил политику Ивана IV по быстрому расширению государства на юг и восток; но из-за серьезного социально-экономического кризиса, развившегося с 1570-х годов, он столкнулся с сокращением налоговой базы и сокращением дворянской кавалерии.Чтобы укрепить государственные финансы и дворянство, чтобы он мог продолжить имперскую экспансию России, Борис закрепил русских крестьян в 1590-х годах, привязал горожан к их податным районам и превратил краткосрочное рабство в постоянное рабство. Борис также пытался укротить казаков (бандитов и наемников) на южной границе России и запрячь их на государственную службу. Эти решительные меры не смогли смягчить тяжелый кризис государства, но заставили многих россиян ненавидеть его.

Враги Бориса обвиняли его в том, что он жаждал престола и убивал соперников. Когда стало известно, что младший сын царя Ивана IV, Дмитрий Угличский (род. в 1582 г.), умер, случайно перерезав себе горло в 1591 г., многие поверили, что Борис тайно приказал убить мальчика, чтобы расчистить путь к престолу для сам. (Некоторые историки поверили этому обвинению, но нет существенных доказательств связи Бориса с угличской трагедией.) Когда в 1598 году умер бездетный царь Федор I, Борис был вынужден бороться за престол.Его соперники, в том числе Федор Романов (будущий патриарх Филарет, отец Михаила Романова), не смогли помешать ему стать царем, но им удалось его затормозить. В какой-то момент раздраженный Борис заявил, что больше не хочет становиться царем, и удалился в монастырь. Патриарх Иов поспешно созвал собрание духовенства, вельмож, чиновников и горожан, чтобы отправиться в монастырь умолять Бориса занять престол. (Это специальное собрание позже было ложно представлено как полноценное Земское собрание [или Земский собор ], должным образом созванное для избрания царя.) На самом деле у Бориса были огромные преимущества перед соперниками; он был правителем России в течение десяти лет и имел много сторонников при дворе, в церкви, в бюрократии и среди дворян-кавалеристов. Умным маневрированием Борис вскоре был принят аристократией в цари и коронован 1 сентября 1598 года.

Для большинства россиян царствование царя Бориса было несчастливым временем. Действительно, это положило начало ужасающему Смутному времени для России (1598–1613). К концу XVI века кризис развивающегося государства в России достиг глубочайшей стадии, и острая политическая борьба внутри правящей элиты подорвала легитимность царя Бориса в глазах многих его подданных и подготовила почву для гражданской войны.В своей коронационной присяге царь Борис пообещал не беспокоить своих политических врагов, но в итоге он преследовал несколько аристократических семей, в том числе Романовых. Это побудило некоторых его противников начать тайную работу против династии Годуновых. Современники описывали создавшуюся в Москве атмосферу страха и постепенное сползание режима царя Бориса к все более жестким расправам с противниками, к более частому использованию шпионов, доносов, пыток и казней.

В начале правления царя Бориса на Россию обрушилась катастрофа. В период 1601–1603 годов многие урожаи в России погибли из-за непогоды. Результатом стал сильнейший голод во всей русской истории; погибло до трети подданных царя Бориса. Несмотря на искренние усилия Бориса помочь своему страждущему народу, многие из них пришли к выводу, что Бог наказывает Россию за грехи ее правителя. Поэтому, когда в 1603 году в Польше-Литве появился человек, выдававший себя за Дмитрия Угличского, чудесным образом спасшегося от предполагаемых убийц Бориса Годунова еще в 1591 году, многие русские были готовы поверить, что Бог спас младшего сына Ивана Грозного, чтобы свергнуть злой узурпатор Борис Годунов.Когда в 1604 году Лжедмитрий вторгся в Россию, многие казаки и воины вступили в его ряды, и многие города юго-западной России восстали против царя Бориса. Даже после того, как армия Лжедмитрия потерпела решительное поражение в битве при Добрыничах (январь 1605 г.), энтузиазм в отношении истинного царя распространился со скоростью лесного пожара на большей части юга России. Поддержка Лжедмитрия даже стала появляться в царской армии и в самой Москве. Очень несчастный царь Борис, некоторое время болевший, скрылся из виду.Презираемый и боявшийся многих своих подданных, Борис умер 13 апреля 1605 года. Ходили слухи, что он покончил с собой, но, вероятно, он умер естественной смертью. Сын Бориса занял престол как царь Федор II, но в течение шести недель недолговечная династия Годуновых была свергнута в пользу царя Дмитрия.

См. также: собрание земли; казаки; дмитрий, фальшивый; Дмитрий Угличский; филарет романов, патриарх; федор иванович; Иван IV; работа, патриарх; опричнина; романов михаил феодорович; рабство; Смутное время

библиография

Барбур, Филип.(1966). Димитрий, прозванный самозванцем: царь и великий князь всея Руси, 1605–1606 гг. Бостон: Хоутон Миффлин.

Крамми, Роберт О. (1987). Образование Московии, 1304–1613 гг. Лондон: Лонгман.

Даннинг, Честер. (2001). Первая гражданская война в России: Смутное время и основание династии Романовых. Университетский парк: Издательство Пенсильванского государственного университета.

Маржерет, Жак. (1983). Российская империя и Великое княжество Московское: французский отчет семнадцатого века, тр.и изд. Честер Даннинг. Питтсбург, Пенсильвания: Издательство Питтсбургского университета.

Перри, Морин. (1995). Самозванцы и народный монархизм в России раннего Нового времени: Лжецари Смутного времени. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Платонов С.Ф. (1973). Борис Годунов, царь русский, тр. Л. Рекс Пайлз. Галф Бриз, Флорида: Academic International Press.

Скрынников Руслан. (1982). Борис Годунов, т.р. Хью Грэм. Галф Бриз, Флорида: Academic International Press.

Вернадский Георгий. (1954). «Смерть царевича Димитрия: пересмотр дела». Oxford Slavonic Papers 5:1–19.

Честер Даннинг

«Борис Годунов» откроет сезон Met Opera Live-in-HD на Стрэнде 9 октября, в 13.00, передача Мусоргского «Борис Годунов». Презентация на бис состоится во вторник, 19 октября, в 13:00.м.

Басс Рене Папе, правящий миром Борис, повторяет свой ошеломляющий образ измученного царя, застрявшего между цепкими амбициями и паранойей, согласно Strand Theatre, в пресс-релизе. Дирижер Себастьян Вайгле исполняет шедевр Мусоргского, столп русского репертуара, в его оригинальной версии 1869 года.

«Впечатляющая постановка Стивена Уодсворта остро передает надежды и страдания русского народа, а также самого царя», — говорится в релизе.

Эта прямая кинотрансляция является частью серии Met’s Live in HD, благодаря которой оперу можно увидеть в кинотеатрах по всему миру.

Протоколы безопасности театра Strand Theatre Covid-19 включают установление вместимости зала на уровне 30%, или 100 мест на представление; предоставление зарезервированных мест с буфером свободных мест вокруг каждой стороны; и требование ко всем посетителям и персоналу носить маски на время их пребывания. Эти протоколы могут быть пересмотрены по мере изменения местных условий. Пожалуйста, посетите веб-сайт Strand Theatre или позвоните по телефону (207) 594-0070 для получения дополнительной информации.

Расчетное время работы: 2 часа 20 мин. Билеты: 27 долларов США/взрослые; 25 долларов США за участника группы; $15/Студенты 18 лет и младше, а также студенты колледжей с удостоверением личности. Билеты на бис: $23/взрослые; 15 долларов США за участника группы; $5/Студенты 18 лет и младше, а также студенты колледжей с удостоверением личности. Все билеты рассчитаны на зарезервированные места и доступны на сайте www.rocklandstrand.com; по телефону (207) 594-0070; или в кассе, когда театр открыт для представлений, и за час до каждого оперного представления.

Для получения дополнительной информации посетите сайт www.Rocklandstrand.com. Тел.: (207) 594-0070 Электронная почта: [email protected] Театр Strand расположен по адресу 345 Main Street в Рокленде.

«Борис Годунов» Модеста Мусоргского из Метрополитен-опера в Нью-Йорке — Воскресная опера

Россия между 1598 и 1605 годами, чрезвычайно неспокойное время после падения династии Рюриковичей и до появления династии Романовых.

Борис Годунов удалился в подмосковный Новодевичий монастырь. Стрельцы заставляют толпу умолять Бориса стать царем России.Боярин Щелкалов сообщает, что Борис все еще отказывается от престола и оплакивает неразрешимую нищету России. Шествие паломников молит Бога о помощи. Стрельцы предупреждают толпу, чтобы на следующее утро они были в Кремле готовыми поаплодировать.

Действие сцены IV происходит на границе России с Литвой, но действие остальной части оперы происходит в Москве и ее окрестностях. Некоторые из мест, указанных в либретто, можно увидеть и сегодня, в том числе кремлевский Теремной дворец, который сейчас является официальной резиденцией президента России.(Метрополитен-опера)

Мировая премьера: Государственный академический театр оперы и балета, Ленинград, 1928 г. (оригинальная версия 1869 г. без антракта). Поется на русском языке.

Запись живого концерта 9 октября 2021 года в Метрополитен-опера в Нью-Йорке, предоставлено Еврорадио.

Программа

Модест Петрович Мусоргский: Борис Годунов, опера в 4-х действиях

Артисты

Давид Бутт Филипп (тенор, Григорий, Самозванец)
Максим Пастер (тенор, князь Василий Иванович Шуйский)
Алексей-Богданов (Алексей-Богданов) баритон, Щелкалов, дьяк Думы)
Рене Папе (бас-баритон, Борис Годунов)
Айн Гнев (бас, Пимен, летописец-отшельник)
Райан Спидо Грин (бас, Варлаам, бродяга)
Рихард Бернштейн (бас, Никитич, полицейский)
Брэдли Гарвин (бас, Митюха, крестьянин)
Тичина Вон (меццо-сопрано, Трактирщик)
Брентон Райан (тенор, Мисаил, бродяга)
Кевин Бурдетт (бас, полицейский)
Эрика Байкофф (сопрано, Ксения, дочь Бориса)
Меган Марино (меццо-сопрано, Федор, его сын)
Ева Джильотти (контральто, няня Ксении)
Марк Шоуолтер (тенор, Боярский придворный)
Майлз Микканен (тенор, Holy Fool)
Хор Метрополитен-опера
Дональд Палумбо (директор хора)
Оркестр Метрополитен-опера
Себастьян Вейгле (дирижер)

Узнайте больше

Подробнее об этой постановке на сайте Метрополитен-опера
Сводка на сайте Метрополитен-опера
Прочитайте обзор на operawire.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.