Барышня крестьянка краткое пересказ: Страница не найдена

Содержание

Барышня — крестьянка краткое содержание

   Брестов, гвардеец в отставке, живет в принадлежащем ему имении под названием Тугилов, в отдаленной его губернии. Иван Петрович давно уже овдовел и никогда из губернии не выбирается. Он занят хозяйством и горд тем, что считает себя самым умным человеком в окрестностях, но его не интересуют никакие вести и книги, лишь «Сенатские ведомости». Все его любят, но одновременно считают очень горделивым, хотя есть один сосед, с которым они давно уже в стычке. Соседа зовут Муромский Григорий Иванович. У него имение в Прилучине, которое он ведет по английскому манеру. Брестов же не любит ничего нового и недоволен нововведением соседа.


   Алексей, сын гвардейца, только окончил университет и приехал в гости к отцу. Здешние барышни, увидев молодого мужчину, очень заинтересовались им, но больше всего он был замечен Лизой – дочерью Григория Муромского. Алексей никак не проявлял своих чувств к красавице и люди начали поговаривать, что очень стеснительный.

Однажды крепостная Анастасия отправилась в дом к Брестовым, там у нее проживали родственники. Елизавета очень просила рассмотреть молодого барина, который ей был люб.


   Настя рассказала Елизавете, что барин заигрывал со всеми крестьянскими девушками, которых он замечал. Елизавета переодевается в простую девушку и направляется в дом Брестовых. Недалеко от губернии Брества на нее нападает собака, молодой охотник ругает пса и зовет его к себе, успокаивает испугавшуюся Елизавету. Она узнает, что охотник является камердинером сына Брестова. Елизавета мгновенно понимает, что мужчина ей врет и признает в нем Алексея.


   Елизавета представляется дочерью кузнеца по имени Акулина. Крестьянка нравится мужчине, и он предлагает зайти за ней завтра домой, а заодно познакомиться с ее отцом, но Лиза, сильно испугавшись разоблачения, изменяет место встречи и предлагает встретиться вновь там, где они встретились сегодня.


   Елизавета в растерянности: она уже давно раскаялась, что обманула Брестова. Но еще больше ей страшно за то, что Брестов посетит кузнеца и увидит, что его дочка не самая прекрасная девушка наружностью. Алексей вовремя прибывает в назначенное место, он был поражен знакомством с такой благородной крестьянкой, но Лиза, подойдя в сильно расстроенном виде, объясняет, что больше не сможет с ним видеться. Алексей очень рад знакомству и в его планы никак не входит столь быстрое расставание. Елизавета заставляет Алексея дать ей обещание, что он никогда не будет искать встречи с ней и добиваться хорошего расположения к себе, и, если она захочет его увидеть, то она сама даст ему понять, когда это время настанет. Еще два месяца проходят их тайные встречи, пока не случилось одно неприятное обстоятельство, которое чуть не разрушило их сказку.


   Однажды Иван Брестов случайно встречает Муромского на месте где Муромский предпочитает охотиться и попадает в дом к своему ненавистнику, так как падает с лошади. Наконец мужчины поговорили и пришли к определенной симпатии в отношении друг к другу. Они договариваются о встрече. Анастасия и Елизавета придумывают план, который может спасти ситуацию, так как знакомство грозит разоблачением. Анастасия сильно маскирует лицо Лизы пудрой, косметикой и неестественной прической.

   Утром Лиза вновь собирается на встречу с Алексеем. Он рассказывает о том, что барская дочка крайне уродлива.


   Родители решают поженить детей. Алексей очень недоволен этим и прходит к Муромским с отказом на брак, но встречает Елизавету. В итоге все разрешается, и приходят к удовлетворению. Далее автор решает не вдаваться в подробности и завершает свое произведение.

Краткое содержание Барышня-крестьянка Пушкин А.С. :: Litra.RU :: Лучшие краткие содержания




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra. ru!


/ Краткие содержания / Пушкин А.С. / Барышня-крестьянка / Вариант 1

    Иван Петрович Берестов и Григорий Иванович Муромцев, помещики, не ладят между собой. Берестов вдовец, преуспевает, любим соседями, имеет сына Алексея. Муромский «настоящий русский барин», вдовец, англоман, хозяйство ведет неумело, воспитывает дочь Лизу. Алексей Берестов хочет делать военную карьеру, отец не соглашается, и пока Алексей живет в деревне «барином», производя неизгладимое впечатление на романтических уездных барышень, в том числе на Лизу, дочь Муромского. «Ей было 17 лет. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо». Однажды горничная Лизы Настя идет в гости к служанке Берестова, видит Алексея. Лиза представляла его себе «романтическим идеалом»: бледным, печальным, задумчивым, но, по рассказам Насти, молодой барин весел, красив, жизнерадостен. Несмотря на то, что в деревне распространяется слух о несчастной любви Алексея, он «баловник», любит гоняться за девушками.

Лиза мечтает с ним встретиться. Она решает нарядиться в крестьянское платье и вести себя как простая девушка. В роще встречает Алексея, который едет на охоту. Молодой человек вызывается ее проводить. Лиза представляется Акулиной, дочерью кузнеца. Назначает Алексею следующее свидание. Целый день молодые люди думают только друг о друге. Увидев Алексея вновь, Лиза-Акулина говорит, что это свидание будет последним. Алексей «уверяет ее в невинности своих желаний», говорит «языком истинной страсти». Условием следующей встречи Лиза ставит обещание не пытаться ничего о ней узнать. Алексей решает держать слово. Через 2 месяца между Алексеем и девушкой возникает взаимная страсть. Однажды Берестов и Муромский случайно встречаются в лесу на охоте. От испуга лошадь Муромского понесла. Он падает, Берестов приходит к нему на помощь, а затем приглашает к себе в гости. После обеда Муромский, в свою очередь, приглашает Берестова приехать с сыном в свое имение. «Таким образом вражда старинная и глубоко укоренившаяся, казалось, готова была прекратиться от пугливости куцей кобылки».
Когда Берестов с Алексеем приезжают, Лиза, чтобы Алексей не узнал ее, появляется набеленная, насурьмленная, с фальшивыми локонами. За обедом Алексей играет роль «рассеянного и задумчивого», а Лиза «жеманится, говорит сквозь зубы и только по-французски». На другое утро Лиза-Акулина встречается с Алексеем в роще. Тот признается, что во время визита к Муромским даже не обратил внимания на барышню. Начинает обучать девушку грамоте. Та «быстро учится». Через неделю между ними завязывается переписка. Почтовым ящиком служит дупло старого дуба. Помирившиеся отцы подумывают о свадьбе детей (Алексею достанется богатое имение, у Муромских большие связи). Алексею же приходит в голову «романтическая мысль жениться на крестьянке и жить своими трудами». Он делает Лизе-Акулине предложение в письме и едет объясниться с Берестовым. Застает дома Лизу, читающую его письмо, узнает в ней свою возлюбленную.


Добавил: yakenny01

/ Краткие содержания / Пушкин А.С. / Барышня-крестьянка / Вариант 1


Смотрите также по произведению «Барышня-крестьянка»:


«Барышня-крестьянка» — краткое содержание повести А.

С. Пушкина
Здесь даны основные сведения о повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка», представлено её краткое содержание для читательского дневника и пересказ. Также дана краткая характеристика главных героев и других персонажей. В конце статьи указаны темы и основная мысль (идея) этой повести.

Краткие сведения о произведении

Повесть «Барышня-крестьянка» Александр Сергеевич Пушкин написал в 1830 году. Год издания — 1831. Это произведение входит в цикл «Повести покойного Ивана Петровича Белкина».

Главные герои повести
  • Алексей Берестов — единственный сын богатого помещика, добрый и пылкий молодой человек.
  • Лиза — 17-летняя девушка, единственная дочь помещика Муромского, избалованная, ветреная, обаятельная.

Другие персонажи
  • Иван Петрович Берестов — гостеприимный помещик, вдовец, отец Алексея.
    Гордый человек, умеет хозяйствовать (утроил свои доходы).
  • Григорий Иванович Муромский — сосед Берестова по имению, «настоящий русский барин», вдовец, отец Лизы. Он промотал большую часть имения, поселился в деревне и устроил своё житьё на английский манер.
  • Мисс Жаксон — 40-летняя чопорная англичанка, воспитывавшая Лизу.
  • Настя — девушка, прислуживавшая Лизе.

Очень краткое содержание для читательского дневника

Помещики Муромский и Берестов не ладили друг с другом.

Сын Берестова Алексей случайно увидел в роще хорошенькую девушку и был очарован ею. Она представилась ему Акулиной. Это была дочь Муромского Лиза, решившая переодеться крестьянкой, чтобы посмотреть на сына Берестова, приехавшего после учёбы в университете домой.

Алексей сумел уговорить её встречаться с ним и гулять в роще. Он стал учить её грамоте, и между ними завязалась переписка, почтовой конторой служило дупло дуба.

Между тем враждовавшие помещики помирились, и Муромский пригласил обоих Берестовых в гости. Лиза, чтобы Алексей не узнал в ней Акулину, набелила своё смуглое лицо.

Отцы решили поженить своих детей. Берестов пообещал сыну проклясть его и оставить нищим, если он не женится на дочке Муромского.

Алексей написал Акулине письмо с предложением пожениться. Затем поехал к Муромскому объяснять, почему не может жениться на его дочери.

Не застав его дома, он прошёл в гостиную к Лизавете Григорьевне и был поражён, увидев вместо неё Акулину, читающую его письмо. Молодой человек был безмерно счастлив, что его любимая Акулина оказалась Лизой.

Краткий пересказ (более подробный, чем краткое содержание)
Имение Ивана Петровича Берестова находилось в одной из отдалённых губерний. Там он жил с 1797 года, а ранее служил в гвардии. Был он вдовцом, вёл хозяйство умело, завёл суконную фабрику и утроил доходы. Берестов считал себя самым умным человеком в своём околотке, был гостеприимен.
Соседи его любили, но считали гордым.

Не ладил с Иваном Петровичем только Григорий Иванович Муромский, который, промотав почти всё состояние в Москве, вернулся в свою последнюю деревню. Он был англоманом: развёл английский сад, поля обрабатывал по английскому методу, конюхов одевал как английских жокеев, дочь его воспитывала мадам англичанка.

Берестов насмешливо относился к соседу-англоману и часто критиковал его. Критику эту другие соседи доносили до сведения Муромского. Тот бесился и прозвал Берестова провинциалом и медведем.

После окончания университета к Берестову приехал его сын Алексей. Он хотел поступить на военную службу, но отец был против этого, пока же Алексей стал жить в деревне.

Перед уездными барышнями Алексей явился, приняв вид разочарованного в жизни человека, старался быть мрачным и носил чёрное кольцо с изображением мёртвой головы. Барышни были очарованы им.

Более всего заинтересовалась им дочь Муромского Лиза, которую отец называл Бетси. Она не видела Алексея, так как их отцы не ездили друг к другу, но соседки всё время говорили о нём.

Лизе было 17 лет, её смуглое красивое лицо оживляли чёрные глаза. Резвость её и проказы восхищали отца и огорчали мадам мисс Жаксон, которую нанял Берестов для воспитания дочери.

Однажды Лизина служанка Настя отпросилась у Лизы пойти в гости в Тугилово на именины жены повара Берестовых. Придя оттуда, она рассказала Лизе, что после обеда девушки играли в саду в горелки. Туда явился молодой барин и стал играть с ними. Лиза удивилась и спросила, что говорят о нём дворовые люди. Настя ответила, что хвалят его за доброту и весёлый нрав.

Лизе очень хотелось увидеть молодого Берестова, и она решила нарядиться крестьянкой. На другой день она приказала дворовым девушкам сшить себе рубашку и сарафан, пастух ей сделал лапти.

На рассвете Лиза пошла к роще, куда Алексей каждое утро ходил на охоту. Вдруг на неё залаяла легавая собака, послышался голос, подзывавший собаку. Из-за кустарника показался Алексей и сказал девушке, чтобы она не боялась. Лиза сказала, что всё же боится, как бы собака не кинулась. Алексей предложил её проводить, и девушка согласилась.

Представилась она дочерью кузнеца Василия. Алексей, чтобы уравнять себя с девушкой, представился камердинером молодого барина из Тугилова, но Лиза сказала, что он обманывает, что он сам барин, так как одет богато.

Алексей хотел обнять Лизу, но она строго отчитала его, сказав, чтобы не изволил забываться. Алексей засмеялся и спросил, кто её научил так разговаривать. Девушка сказала, что слышала, как разговаривают на барском дворе.

Лиза попрощалась, сказав, что пора ей идти собирать грибы. На вопрос как её зовут, она ответила, что Акулиной. Алексей пообещал прийти в гости к её батюшке, кузнецу Василию. Лиза сказала, чтобы не приходил, так как отец прибьёт её, если узнает, что она с барином болтала наедине.

Алексей сказал, что хочет снова увидеться с ней, и Лиза пообещала пойти завтра в это же время за грибами.

Расставшись с Алексеем, Лиза вернулась домой. Она уже раскаивалась в своём поступке и решила не ходить завтра в рощу. Но девушка боялась, что Алексей тогда пойдёт в село отыскивать дочь кузнеца, увидит настоящую Акулину и догадается об обмане.

Поэтому, встретившись утром с молодым человеком, Лиза сказала, что их знакомство ни к чему хорошему не приведёт и что не нужно больше встречаться. Алексей уговорил её видеться хоть изредка. Девушка согласилась при условии, что он не будет искать её в деревне и что встречаться они будут в то время, которое она назначит. Алексей обещал исполнять это условие. Встречи их в роще продолжались, и скоро они полюбили друг друга.

Однажды на охоте их отцы нечаянно встретились. Вдруг лошадь Муромского, раньше не бывавшая на охоте, испугалась и понесла. Доскакав до оврага, она кинулась в сторону, и Муромский не усидел. Берестов подскакал к нему и пригласил его к себе в имение. Муромский согласился, и за завтраком они дружелюбно вели беседу. Муромский из-за ушиба не мог ехать верхом, поэтому Берестов дал ему дрожки. Муромский пригласил Берестова к себе в Прилучино на завтрашний обед.

Лиза, узнав, что завтра к ним приедет Берестов с сыном, сказала, что ни за что перед ними не покажется. Но затем она что-то придумала и утром сказала отцу, что выйдет к Берестовым, но только если отец не подаст никакого знака неудовольствия и удивления. Григорий Иванович рассмеялся и согласился.

В 2 часа приехали Берестовы. Когда Лиза вышла к гостям, отец её был поражён, так как его смуглая дочка была набелена, а на голове её были светлые фальшивые локоны. Алексей не мог узнать в этой барышне Акулину, а отец, помня обещание, не показал своего удивления. За обедом Лиза жеманилась и говорила только по-французски.

Когда гости уехали, отец дал волю смеху, а Лиза побежала извиняться перед мисс Жаксон за то, что без разрешения взяла у неё белила. Мисс Жаксон её простила и подарила в знак примирения баночку английских белил.

На следующее утро Лиза спросила Алексея, был ли он вечером у её господ и правда ли, что она похожа на барышню, как говорят люди. Молодой человек сказал, что дочь Муромского перед ней «урод уродом». Лиза сказала, что она перед барышней «дура безграмотная». Алексей вызвался научить её грамоте и был поражён тем, как быстро она научилась читать и писать. На третьем уроке Лиза уже читала по складам «Наталью, боярскую дочь» и целый лист исписала цитатами из этой повести. Через неделю они стали переписываться, письма клали в дупло дуба.

Тем временем Иван Петрович и Григорий Иванович подружились, и каждый из них нашёл причины тому, чтобы их дети поженились. Затем они поговорили об этом друг с другом.

Муромскому предстояло уговорить дочь познакомиться короче с молодым Берестовым. Он подумал, что надо пригласить Алексея бывать у него каждый день, и дочь, без сомнения, влюбится в молодого человека.

Илья Петрович объявил сыну, что намерен его женить на дочери Муромского. Тот сказал, что она ему не нравится и что он не женится на ней. Тогда отец пригрозил его проклясть и сделать нищим. На размышления он дал сыну 3 дня.

С Акулиной Алексей не виделся из-за дождливой погоды. Он написал ей письмо, в котором предлагал свою руку.

На другой день Алексей поехал к Муромскому, чтобы всё откровенно объяснить ему и склонить его на свою сторону. Но того не было дома. Тогда Алексей спросил дома ли Лизавета Григорьевна. Получив утвердительный ответ, он без доклада вошёл в гостиную и остолбенел, увидев Акулину, читающую у окна его письмо.

Увидев молодого человека, Лиза хотела убежать, но он удерживал девушку, целуя её руки. В эту минуту вернулся Муромский и был очень доволен, что у них «дело совсем уже слажено».

Автор не стал описывать развязку этой истории и объявил, что на этом повести И. П. Белкина закончились.

Заключение к краткому пересказу
В повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка» раскрыты темы:
  • любовь;
  • верность своему чувству;
  • жизнь русских помещиков.

Основная мысль (идея) повести «Барышня-крестьянка»: если на пути к счастью стоят преграды в виде условностей (например, различие в общественном положении, в материальном достатке), нужно помнить, что через них можно переступить. Человек не должен отказываться от настоящей любви из-за условностей и предрассудков.

Краткое содержание повести может пригодиться для заполнения читательского дневника, а краткий пересказ — для подготовки к уроку литературы.

Вам также будет интересно почитать:

Повесть «Барышня-крестьянка» А. Пушкина: краткое содержание по главам


О произведении

Повесть «Барышня-крестьянка» Пушкин написал осенью 1830 года в Болдино. Произведение входит в цикл «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» («Повести Белкина»).

«Барышня-крестьянка» написана в рамках литературного направления реализм. В рассказе Пушкин делает иронические отсылки к произведению Карамзина «Бедная Лиза», трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта». Для создания комического эффекта автор использует художественный метод масок, переодеваний.

На нашем сайте можно читать онлайн краткое содержание «Барышни-крестьянки», а также пройти тест, чтобы проверить знание сюжета произведения, подготовиться к уроку литературы.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории Кучминой Надеждой Владимировной.

Опыт работы учителем русского языка и литературы — 27 лет.

Другие персонажи

  • Григорий Иванович Муромский – «настоящий русский барин», западник, любитель всего английского, вдовец, отец Лизы.
  • Иван Петрович Берестов – барин, вдовец, владелец суконной фабрики, отец Алексея.
  • Настя – крепостная девушка, горничная Лизы.

А ещё у нас есть:

для самых нетерпеливых —

Очень краткое содержание «Барышня-крестьянка»

для самых компанейских —

Главные герои «Барышня крестьянка»

для самых занятых —

Читательский дневник «Барышня-крестьянка»

для самых любопытных —

Анализ «Барышня-крестьянка» Пушкин

для самых крутых —

Читать «Барышня-крестьянка» полностью

ШколеNET

В одной из отдалённых губерний в имении своём Тугилове живёт отставной гвардеец Иван Петрович Берестов, давно овдовевший и никуда не выезжающий. Он занимается хозяйством и почитает себя «умнейшим человеком во всем околотке», хотя ничего не читает, кроме «Сенатских ведомостей». Соседи любят его, хотя и считают гордым. Лишь ближайший его сосед Григорий Иванович Муромский не ладит с ним. Муромский завёл у себя в имении Прилучине дом и хозяйство на английский манер, консервативный же Берестов не любит нововведений и критикует англоманию соседа. Сын Берестова, Алексей, кончив курс в университете, приезжает в деревню к отцу. Уездные барышни заинтересовываются им, и более всех — дочь Муромского Лиза, но Алексей остался холоден к знакам внимания, и все объяснили это его тайной влюблённостью. Наперсница Лизы, крепостная девушка Настя, отправляется в Тугилово в гости к знакомым, дворовым Берестовых, и Лиза просит ее хорошенько разглядеть молодого Берестова. Вернувшись домой, Настя рассказывает барышне, как молодой Берестов играл с дворовыми девушками в горелки и как целовал каждый раз пойманную, как он хорош, статен и румян. Лизой овладевает желание увидеть Алексея Берестова, но сделать это по-простому нельзя, и Лизе приходит в голову идея нарядиться крестьянкой. На другой же день она приступает к осуществлению плана, приказывает шить себе крестьянское платье и, примерив наряд, находит, что он очень к лицу ей. На рассвете следующего дня Лиза в крестьянском наряде выходит из дому и направляется в сторону Тугилова. В роще на неё с лаем бросается легавая собака, подоспевший молодой охотник отзывает пса и успокаивает девушку. Лиза прекрасно играет свою роль, молодой человек вызывается ее проводить и называет себя камердинером молодого Берестова, но Лиза распознает в нем самого Алексея и уличает его. Себя она выдаёт за дочь прилучинского кузнеца Акулину. Сметливая крестьянка очень нравится Алексею Берестову, он хочет увидеть ее опять и собирается посетить ее отца-кузнеца. Перспектива быть уличённой пугает Лизу, и она предлагает молодому человеку встретиться на следующий день на этом же самом месте. Вернувшись домой, Лиза почти раскаивается, что дала Берестову опрометчивое обещание, но боязнь того, что решительный молодой человек явится к кузнецу и там найдёт его дочь Акулину, толстую и рябую девку, страшит ещё больше. Воодушевлён новым знакомством и Алексей. Раньше назначенного времени приходит он на место свидания и с нетерпением ожидает Акулину, которая является в подавленном состоянии и пытается убедить Алексея, что знакомство следует прекратить. Но Алексей, очарованный крестьянкой, не хочет этого. Лиза берет с него слово, что он не будет разыскивать ее в деревне и добиваться других встреч с нею, кроме тех, что она сама назначит. Два месяца продолжаются их встречи, пока одно обстоятельство едва не разрушило этой идиллии. Выехав на верховую прогулку, Муромский встречает старого Берестова, охотящегося в этих местах. Сброшенный понёсшей лошадью Муромский оказывается в доме Берестова. Отцы молодых людей расстались во взаимной симпатии и с обещанием Берестова посетить Муромских вместе с Алексеем. Узнав об этом, Лиза приходит в смятение, но вместе с Настей вырабатывает план, который, по ее мнению, должен спасти ее от разоблачения. Взяв с отца обещание ничему не удивляться, Лиза выходит к гостям густо набелённая и насурьмлённая, нелепо причёсанная и экстравагантно одетая. Алексей не узнает в этой жеманной барышне простую и естественную Акулину. На другой день Лиза мчится на место свиданий. Ей не терпится узнать, какое впечатление произвела на Алексея прилучинская барышня. Но Алексей говорит, что барышня по сравнению с ней — урод уродом. Между тем знакомство стариков Берестова и Муромского перерастает в дружбу, и они решают поженить детей. Алексей встречает сообщение отца об этом с душевным содроганием. В душе его возникает романтическая мечта о женитьбе на простой крестьянке. Он едет к Муромским, чтобы решительно объясниться с ними. Войдя в дом, встречает он Лизавету Григорьевну и считает, что это его Акулина. Недоразумение разрешается ко всеобщему удовлетворению. «Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку», — заканчивает повесть автор.
более месяца назад

Краткое содержание

Имение Ивана Петровича Берестова находилось в одной из отдаленных губерний. В молодости он служил в гвардии, затем вышел в отставку, уехал в деревню. Вскоре он построил дом, «завел суконную фабрику».

Берестов не ладил с ближайшим соседом Григорием Ивановичем Муромским. Муромский промотал в Москве большую часть имения и приехал в деревню, где «развел английский сад», поля обрабатывал «по английской методе», хотя это и было не прибыльно. Берестову не нравились нововведения соседа, Муромский же в свою очередь прозвал Ивана Петровича «медведем и провинциалом».

В деревню приехал сын Берестова Алексей. Молодой человек был хорошо сложен, прекрасно держался в седле и пользовался большим успехом у барышень, однако сам к женскому полу был холоден.

Дочь Муромского, Лиза, заинтересовалась Алексеем, но отцы их не общались и потому познакомиться им было негде. После гуляний у соседей служанка Лизы Настя, рассказала, что Алексей «удивительно хорош», что он во время праздника играл с крестьянскими девушками в горелки.

Чтобы молодой человек не подумал, что «она за ним гоняется», Лиза переоделась в крестьянскую одежду и рано утром пошла в рощу, где обычно в это время охотился молодой Берестов. Она, задумавшись, ждала. Внезапно к ней подбежала собака, а вскоре подъехал и охотник. Алексей успокоил притворившуюся «полуиспуганной, полузастенчивой» девушку. Лиза, говоря на крестьянском наречии, представилась Акулиной, дочерью кузнеца. Алексей собрался наведаться к ее отцу, но девушка пообещала, что завтра сама придет на это же место.

Весь день Лиза была рассеянной. Она даже думала не пойти завтра, но боялась, что Алексей познакомится с настоящей Акулиной – «толстой, рябой девкой». Алексей же был восхищен новой знакомой. Утром он сразу побежал на свидание.

Встретившись с Алексеем, Лиза сказала, что это их последнее свидание. Но молодой человек просил ее хотя бы о редких встречах. Девушка взяла с него слово, что он никогда сам не будет ее искать и они будут встречаться только тогда, когда она сама назначит свидание. Встречи молодых людей продолжались. Алексей влюбился без памяти, «Лиза была не равнодушнее».

Как-то во время утренней прогулки Берестов и Муромский столкнулись. Лошадь Муромского напугал выбежавший заяц, и она сбросила седока. Берестов помог соседу оправиться и пригласил к себе. Они дружелюбно разговаривали за завтраком. Муромский пригласил Берестова с сыном к себе в Прилучино. Узнав об этом, Лиза наотрез отказалась появляться перед Берестовыми. Но вскоре придумала уловку, попросив отца ничему не удивляться. Когда Берестовы приехали и расположились в гостиной, девушка вышла к ним: она «набелена была по уши», со светлыми фальшивыми локонами на голове, взбитыми как парик Людовика XIV. Алексей не узнал в ней Акулины. За столом Алексей играл «роль рассеянного и задумчивого. Лиза жеманилась».

На следующее утро на свидании Лиза спросила, понравилась ли Алексею барышня. Он ответил, что та «урод уродом». Молодой человек предложил обучить якобы неграмотную Акулину грамоте и очень удивлялся тому, как она за три занятия освоила азбуку и письмо. Между ними завязалась переписка, письма они оставляли в дупле старого дуба. «Настя втайне исправляла должность почтальона».

Берестов и Муромский вскоре стали хорошими друзьями. Они решили поженить своих детей. Алексей отказывался брать в жены Лизу, и тогда отец поставил перед ним условие: или свадьба, или лишит наследства. Молодой человек написал Акулине о случившемся, предложил в письме выйти за него замуж (хотя и знал, что потом придется вести жизнь бедную).

На следующий день Алексей сразу поехал к Муромскому объясниться, но дома была только Лиза. Молодой человек без предупреждения вошел в дом и остолбенел: перед ним была его Акулина, но «в белом утреннем платьице». Девушка внимательно читала его письмо, поэтому не заметила, как он вошел. Алексей бросился к ней и начал целовать ее руки. Как раз в этот момент вошел Григорий Иванович.

«— Ага! — сказал Муромский, — да у вас, кажется, дело совсем уже слажено…

Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку».

А. С. Пушкин. Барышня-крестьянка. Перескажите подробно экспозицию повести.

Перескажите подробно экспозицию повести.

В экспозиции содержится предыстория событий, изображенных в художественном произведении. Она дает первое представле­ние об обстоятельствах, в которых возни­кает то или иное действие, а также в об­щих чертах обрисовывает персонажей, их взаимоотношения. В «барышне-крестьянке» экспозиция занимает место в начале произведения и отличается достаточной подробностью в изображении характеров и образа жизни помещиков Берестова и Му­ромского, сложностях их взаимоотноше­ний. В ней читателю сообщается о приезде в деревню молодого Берестова и его наме­рениях, интересе к нему барышень и осо­бенно Лизы и завершается принятием ею решения познакомиться с ним, переодев­шись в крестьянскую девушку Акулину.

Предлагаем вам вариант пересказа.

«Имение Ивана Петровича Берестова находилось в одной из отдаленных россий­ских губерний. В начале 1797 года он вы­шел в отставку после службы в гвардии и поселился в деревне, откуда не выезжал.

После смерти жены Берестов занялся хо­зяйственной деятельностью: завел сукон­ную фабрику, которая давала ему хорошие доходы. Соседи уважали его, хотя считали гордецом, часто приезжали погостить к нему со всем своим семейством и собака­ми. Не складывались у него добрые отно­шения лишь с Григорием Ивановичем Му­ромским, ближайшим соседом, который, будучи русским барином, поклонялся все­му английскому: развел английский сад, одел конюхов английскими жокеями, об­рабатывал поля по английской методе, на­нял гувернантку-англичанку для дочери. Он тоже был вдовцом и постоянно жил в деревне, промотав состояние, славился не­расчетливостью, несмотря на некоторую предприимчивость. Берестов осуждал Му­ромского за англоманство, язвил по пово­ду его нововведений, а соседи сообщали Григорию Ивановичу суждения Берестова на его счет, дополняя собственными до­мыслами. В свою очередь, Муромский на­зывал соседа медведем и провинциалом.

В деревню к отцу приехал окончивший университет Алексей Берестов, который пока еще не выбрал дальнейшую карьеру. Он был красив, строен, смел на охоте. Уездные барышни проявляли к нему неподдельный интерес, но он мало им уделял внимания, и причиной его такой нечувствительности они полагали уже существующие любовные отношения (до­казательством служил адрес одного из его писем). Барышни рисовали его мрачным и разочарованным, передавали его слова

об утраченных радостях и увядшей юнос­ти, говорили, что он носил перстень с изо­бражением мертвой головы. Иное пред­ставление об Алексее сложилось у горнич­ной Муромских Насти. Она видела его и общалась с ним на деревенских игри­щах. Он играл с ними в горелки, пере­целовал всех девушек и показался ей веселым и добрым.

Особенно заинтересовалась Алексеем дочь Григория Ивановича Муромского Ли­за. Ей очень хотелось познакомиться с мо­лодым соседом, но сделать это было трудно из-за ссоры родителей, которые не обща­лись друг с другом. И она, будучи смелой и сообразительной, решает принять вид крестьянской девушки и встретить его на прогулке».

Далее экспозиция переходит в завязку сюжета.

А. С. Пушкин. Барышня-крестьянка. Перескажите подробно экспозицию повести.

4.7 (94.43%) 61 votes

На этой странице искали :
  • краткий пересказ барышня крестьянка
  • пересказ барышня крестьянка
  • перескажите подробно экспозицию повести барышня крестьянка
  • экспозиция повести барышня крестьянка
  • барышня крестьянка пересказ
Сохрани к себе на стену!

читать краткое содержание повести пушкина, 6 класс

array(3) {
  [0]=>
  array(30) {
    [0]=>
    string(113) "a4215654eebb1eeb7127afbf2b7b5972. jpg"
    [1]=>
    string(115) "7f4fc1d34fde495fce5426b2bf56abff.jpeg"
    [2]=>
    string(115) "361d3ef2aa4870346252ab169f61fdbc.jpeg"
    [3]=>
    string(115) "218d2eb169551e7024f278c12204b868.jpeg"
    [4]=>
    string(115) "a52d93d9660491a5a5f524cb1913e3cf.jpeg"
    [5]=>
    string(115) "75b198d7963ceebed3f05f53a7313370.jpeg"
    [6]=>
    string(115) "a2fea3db52af862d700da4f51c148d35.jpeg"
    [7]=>
    string(115) "0e90c121c4d779a059e63b9e6a498843.jpeg"
    [8]=>
    string(115) "2afcef944d3ac0a2fbe5be1ff55616ad.jpeg"
    [9]=>
    string(115) "44126623d36c571fce9917a38ae77c9a.jpeg"
    [10]=>
    string(115) "438bb5eb7695868ac33d1e1027d88d2b.jpeg"
    [11]=>
    string(115) "1f8a5c4a2117717cd06672d37273975f.jpeg"
    [12]=>
    string(115) "fb395bacad4aec7e45b215dcf4c57d9c.jpeg"
    [13]=>
    string(115) "33ab913779fc254a27134941b43bf5d6.jpeg"
    [14]=>
    string(115) "b7719f525a41e00afa09e043c851fcc6.jpeg"
    [15]=>
    string(115) "5db5563f8ddb36793b6488b0f5472d30. jpeg"
    [16]=>
    string(113) "87f967719e949614595e9699a45800f2.png"
    [17]=>
    string(115) "94dd187acd8502e5903cb9678fc38aeb.jpeg"
    [18]=>
    string(115) "2e5ce53dfb07992671deab014c18ddd5.jpeg"
    [19]=>
    string(115) "d1b410a0ce2f477a26c8545a28d68baa.jpeg"
    [20]=>
    string(115) "d05d1cbbaf7593889c469818083abb9f.jpeg"
    [21]=>
    string(115) "521cf01f68cee84a064b86189a17e03c.jpeg"
    [22]=>
    string(113) "0bfa27e53f8289af8552f67ede3c521d.png"
    [23]=>
    string(115) "f74d69832d83348414f2cce2598de73b.jpeg"
    [24]=>
    string(115) "a80fa64ec3db39251491dab127f75eec.jpeg"
    [25]=>
    string(115) "f66a3c5a9c70f2c78855253e8221dca5.jpeg"
    [26]=>
    string(115) "edd42a9dea09766e040c6cabf1b03615.jpeg"
    [27]=>
    string(115) "61f02996d87ddbbc99e22abd088b9755.jpeg"
    [28]=>
    string(115) "2d66ada11dd9b3317eab2f64a0d65416.jpeg"
    [29]=>
    string(115) "ed16072ac01c5a1263bbc4f5bfa6c62f.jpeg"
  }
  [1]=>
  array(30) {
    [0]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/a/4/2/a4215654eebb1eeb7127afbf2b7b5972. jpg"
    [1]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/f/4/7f4fc1d34fde495fce5426b2bf56abff.jpeg"
    [2]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/6/1/361d3ef2aa4870346252ab169f61fdbc.jpeg"
    [3]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/1/8/218d2eb169551e7024f278c12204b868.jpeg"
    [4]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/5/2/a52d93d9660491a5a5f524cb1913e3cf.jpeg"
    [5]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/5/b/75b198d7963ceebed3f05f53a7313370.jpeg"
    [6]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/2/f/a2fea3db52af862d700da4f51c148d35.jpeg"
    [7]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/e/9/0e90c121c4d779a059e63b9e6a498843.jpeg"
    [8]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/a/f/2afcef944d3ac0a2fbe5be1ff55616ad.jpeg"
    [9]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/4/1/44126623d36c571fce9917a38ae77c9a.jpeg"
    [10]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/3/8/438bb5eb7695868ac33d1e1027d88d2b.jpeg"
    [11]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/f/8/1f8a5c4a2117717cd06672d37273975f. jpeg"
    [12]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/b/3/fb395bacad4aec7e45b215dcf4c57d9c.jpeg"
    [13]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/3/a/33ab913779fc254a27134941b43bf5d6.jpeg"
    [14]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/7/7/b7719f525a41e00afa09e043c851fcc6.jpeg"
    [15]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/d/b/5db5563f8ddb36793b6488b0f5472d30.jpeg"
    [16]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/8/7/f/87f967719e949614595e9699a45800f2.png"
    [17]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/4/d/94dd187acd8502e5903cb9678fc38aeb.jpeg"
    [18]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/e/5/2e5ce53dfb07992671deab014c18ddd5.jpeg"
    [19]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/1/b/d1b410a0ce2f477a26c8545a28d68baa.jpeg"
    [20]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/0/5/d05d1cbbaf7593889c469818083abb9f.jpeg"
    [21]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/2/1/521cf01f68cee84a064b86189a17e03c.jpeg"
    [22]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/0/b/f/0bfa27e53f8289af8552f67ede3c521d. png"
    [23]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/7/4/f74d69832d83348414f2cce2598de73b.jpeg"
    [24]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/8/0/a80fa64ec3db39251491dab127f75eec.jpeg"
    [25]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/6/6/f66a3c5a9c70f2c78855253e8221dca5.jpeg"
    [26]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/d/d/edd42a9dea09766e040c6cabf1b03615.jpeg"
    [27]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/1/f/61f02996d87ddbbc99e22abd088b9755.jpeg"
    [28]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/d/6/2d66ada11dd9b3317eab2f64a0d65416.jpeg"
    [29]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/d/1/ed16072ac01c5a1263bbc4f5bfa6c62f.jpeg"
  }
  [2]=>
  array(30) {
    [0]=>
    string(36) "a4215654eebb1eeb7127afbf2b7b5972.jpg"
    [1]=>
    string(37) "7f4fc1d34fde495fce5426b2bf56abff.jpeg"
    [2]=>
    string(37) "361d3ef2aa4870346252ab169f61fdbc.jpeg"
    [3]=>
    string(37) "218d2eb169551e7024f278c12204b868.jpeg"
    [4]=>
    string(37) "a52d93d9660491a5a5f524cb1913e3cf. jpeg"
    [5]=>
    string(37) "75b198d7963ceebed3f05f53a7313370.jpeg"
    [6]=>
    string(37) "a2fea3db52af862d700da4f51c148d35.jpeg"
    [7]=>
    string(37) "0e90c121c4d779a059e63b9e6a498843.jpeg"
    [8]=>
    string(37) "2afcef944d3ac0a2fbe5be1ff55616ad.jpeg"
    [9]=>
    string(37) "44126623d36c571fce9917a38ae77c9a.jpeg"
    [10]=>
    string(37) "438bb5eb7695868ac33d1e1027d88d2b.jpeg"
    [11]=>
    string(37) "1f8a5c4a2117717cd06672d37273975f.jpeg"
    [12]=>
    string(37) "fb395bacad4aec7e45b215dcf4c57d9c.jpeg"
    [13]=>
    string(37) "33ab913779fc254a27134941b43bf5d6.jpeg"
    [14]=>
    string(37) "b7719f525a41e00afa09e043c851fcc6.jpeg"
    [15]=>
    string(37) "5db5563f8ddb36793b6488b0f5472d30.jpeg"
    [16]=>
    string(36) "87f967719e949614595e9699a45800f2.png"
    [17]=>
    string(37) "94dd187acd8502e5903cb9678fc38aeb.jpeg"
    [18]=>
    string(37) "2e5ce53dfb07992671deab014c18ddd5.jpeg"
    [19]=>
    string(37) "d1b410a0ce2f477a26c8545a28d68baa. jpeg"
    [20]=>
    string(37) "d05d1cbbaf7593889c469818083abb9f.jpeg"
    [21]=>
    string(37) "521cf01f68cee84a064b86189a17e03c.jpeg"
    [22]=>
    string(36) "0bfa27e53f8289af8552f67ede3c521d.png"
    [23]=>
    string(37) "f74d69832d83348414f2cce2598de73b.jpeg"
    [24]=>
    string(37) "a80fa64ec3db39251491dab127f75eec.jpeg"
    [25]=>
    string(37) "f66a3c5a9c70f2c78855253e8221dca5.jpeg"
    [26]=>
    string(37) "edd42a9dea09766e040c6cabf1b03615.jpeg"
    [27]=>
    string(37) "61f02996d87ddbbc99e22abd088b9755.jpeg"
    [28]=>
    string(37) "2d66ada11dd9b3317eab2f64a0d65416.jpeg"
    [29]=>
    string(37) "ed16072ac01c5a1263bbc4f5bfa6c62f.jpeg"
  }
}

Краткое содержание

Имение Ивана Петровича Берестова находилось в одной из отдаленных губерний. В молодости он служил в гвардии, затем вышел в отставку, уехал в деревню. Вскоре он построил дом, «завел суконную фабрику».

Берестов не ладил с ближайшим соседом Григорием Ивановичем Муромским. Муромский промотал в Москве большую часть имения и приехал в деревню, где «развел английский сад», поля обрабатывал «по английской методе», хотя это и было не прибыльно. Берестову не нравились нововведения соседа, Муромский же в свою очередь прозвал Ивана Петровича «медведем и провинциалом».

В деревню приехал сын Берестова Алексей. Молодой человек был хорошо сложен, прекрасно держался в седле и пользовался большим успехом у барышень, однако сам к женскому полу был холоден.

Дочь Муромского, Лиза, заинтересовалась Алексеем, но отцы их не общались и потому познакомиться им было негде. После гуляний у соседей служанка Лизы Настя, рассказала, что Алексей «удивительно хорош», что он во время праздника играл с крестьянскими девушками в горелки.

Чтобы молодой человек не подумал, что «она за ним гоняется», Лиза переоделась в крестьянскую одежду и рано утром пошла в рощу, где обычно в это время охотился молодой Берестов. Она, задумавшись, ждала. Внезапно к ней подбежала собака, а вскоре подъехал и охотник. Алексей успокоил притворившуюся «полуиспуганной, полузастенчивой» девушку. Лиза, говоря на крестьянском наречии, представилась Акулиной, дочерью кузнеца. Алексей собрался наведаться к ее отцу, но девушка пообещала, что завтра сама придет на это же место.

Весь день Лиза была рассеянной. Она даже думала не пойти завтра, но боялась, что Алексей познакомится с настоящей Акулиной – «толстой, рябой девкой». Алексей же был восхищен новой знакомой. Утром он сразу побежал на свидание.

Встретившись с Алексеем, Лиза сказала, что это их последнее свидание. Но молодой человек просил ее хотя бы о редких встречах. Девушка взяла с него слово, что он никогда сам не будет ее искать и они будут встречаться только тогда, когда она сама назначит свидание. Встречи молодых людей продолжались. Алексей влюбился без памяти, «Лиза была не равнодушнее».

Как-то во время утренней прогулки Берестов и Муромский столкнулись. Лошадь Муромского напугал выбежавший заяц, и она сбросила седока. Берестов помог соседу оправиться и пригласил к себе. Они дружелюбно разговаривали за завтраком. Муромский пригласил Берестова с сыном к себе в Прилучино. Узнав об этом, Лиза наотрез отказалась появляться перед Берестовыми. Но вскоре придумала уловку, попросив отца ничему не удивляться. Когда Берестовы приехали и расположились в гостиной, девушка вышла к ним: она «набелена была по уши», со светлыми фальшивыми локонами на голове, взбитыми как парик Людовика XIV. Алексей не узнал в ней Акулины. За столом Алексей играл «роль рассеянного и задумчивого. Лиза жеманилась».

На следующее утро на свидании Лиза спросила, понравилась ли Алексею барышня. Он ответил, что та «урод уродом». Молодой человек предложил обучить якобы неграмотную Акулину грамоте и очень удивлялся тому, как она за три занятия освоила азбуку и письмо. Между ними завязалась переписка, письма они оставляли в дупле старого дуба. «Настя втайне исправляла должность почтальона».

Берестов и Муромский вскоре стали хорошими друзьями. Они решили поженить своих детей. Алексей отказывался брать в жены Лизу, и тогда отец поставил перед ним условие: или свадьба, или лишит наследства. Молодой человек написал Акулине о случившемся, предложил в письме выйти за него замуж (хотя и знал, что потом придется вести жизнь бедную).

На следующий день Алексей сразу поехал к Муромскому объясниться, но дома была только Лиза. Молодой человек без предупреждения вошел в дом и остолбенел: перед ним была его Акулина, но «в белом утреннем платьице». Девушка внимательно читала его письмо, поэтому не заметила, как он вошел. Алексей бросился к ней и начал целовать ее руки. Как раз в этот момент вошел Григорий Иванович.

«— Ага! — сказал Муромский, — да у вас, кажется, дело совсем уже слажено…

Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку».

Краткий пересказ сюжета повести А. С. Пушкина «Барышня — крестьянка»

Дворянские семьи, Муромские и Берестовы, живут по соседству и постоянно конфликтуют. В одной семье дочь на выданье, в другой — красавец жених. Но встретиться молодым людям совсем непросто, ведь их родители избегают общения между собой. Однажды Лиза Муромская наряжается в крестьянское платье и знакомится с молодым барином-соседом, назвавшись Акулиной.

Молодые люди флиртуют и постепенно между ними разгорается чувство любви. Тем временем их родителей примиряет случай, и они решают «породниться». Старший Берестов объявляет сыну, что тот должен жениться на Лизе. Но юноша наотрез отказывается, ведь он уже влюблён и не представляет жизни без своей простолюдинки.

Отец грозит ему лишением наследства, но сын непреклонен. Молодой барин едет к Муромским, чтобы объявить Лизе о том, что не женится на ней лично. Но, когда он приходит в дом к соседям, выясняется, что его Акулина это и есть Лиза Муромская.

Список действующих лиц повести «Барышня — крестьянка» и их краткая характеристика

Главные персонажи:

  • Лиза Муромская – дочь Григория Муромского. Влюблена в Алексея Берестова, искусно прикидывалась рядовой крестьянкой Акулиной. Была испугана, когда шалость раскрылась, и удивлена, когда возлюбленный обратил проказу в шутку.
  • Алексей Берестов – сын Ивана Петровича. Весёлый и остроумный молодой человек. Влюбился в очаровательную смуглую крестьянку Акулину. В конце повести выясняется, что Акулиной прикидывалась Лиза Муромская. Алексей не был огорчён и решил, что подобная проказа лишь украшает девушку.

Второстепенные персонажи:

  • Иван Петрович Берестов – типичный русский барин, умеющий жить без лишних крайностей. Недолюбливает излишнего увлечения европейской культурой. Поначалу враждовал с Муромским, позже подружился с ним.
  • Григорий Иванович Муромский – барин, коего тянуло из одной красности в другую. Слишком увлекается английской культурой. Недолюбливал Берестова, но после случая на охоте постепенно примирился с соседом, а позже и подружился.
  • Настя – девушка-горничная в поместье Муромского. Именно от неё Лиза узнала о том, кто такой Алексей Берестов.

Список источников

Урок 9: «Барышня-крестьянка» — 100urokov.ru

Все привыкли воспринимать А. С. Пушкина, как гениального русского поэта. Однако проза Александра Сергеевича заслуживает не меньшего внимания. Взять хотя бы повесть «Дубровский», которой зачитывалось не одно поколение школьников. «Болдинская осень» 1830 года в творчестве писателя – период, который из-за вспышки чумы Пушкин провел в деревне Болдино – богата на прозаические произведения. Одно из них – «Барышня-крестьянка». Смысл повести раскрывается поступательно, от описания помещичьего быта до главной темы – темы любви, которая выше предрассудков и условностей.

История создания повести «Барышня-крестьянка»

Роль эпиграфа

Три осенних месяца в родовом имении Болдино Нижегородской губернии стали для Пушкина в 1830 г. плодотворным временем. Оказавшись из-за эпидемии холеры отрезанным от внешнего мира, он активно творил, в числе прочих выдающихся произведений создал «Повести Белкина». Пушкин свое авторство приписал вымышленному человеку Ивану Петровичу Белкину, себе отвел скромную миссию издателя, написавшего предисловие к повестям под инициалами А.П. Для создания сюжетов повестей были использованы случаи, происшествия и истории из русского провинциального быта, записанные помещиком села Горюхина Белкиным со слов других людей. Приписывая авторство повестей многим людям, Пушкин создал иллюзию реального существования Белкина, его рукописей и соавторов-рассказчиков. Среди «Повестей Белкина» затейливой игрой сюжета отличается повесть «Барышня-крестьянка». Эту занимательную историю поведала Белкину некая молодая особа И.К.Т.

Повесть была завершена в Болдино 20 сентября 1830 г., опубликована в составе «Повестей Белкина» осенью 1831 г. Повесть «Барышня-крестьянка» была написана третьей, но в цикле «Повести Белкина» стала последней, потому что ее сюжет позволял завершить сборник на игривой ноте.Эпиграфом к повести «Барышня-крестьянка»стала строчка из популярной в то время поэмы «Душенька» И. Богдановича: «Во всех ты, Душенька, нарядах хороша». Поэма представляла собой изящную сказку, воспевающую умиротворенную деревенскую жизнь.В повести «Барышня-крестьянка» жизнь героев связана с любовной игрой и маскарадом, героиня предстает в разных образах, но остается неизменно хороша и в дворянском, и в крестьянском облике.


Рисунок Пушкина

Краткое содержание

Два соседа-помещика, Григорий Иванович Муромский и Иван Петрович Берестов, не ладят друг с другом многие годы. Муромский – большой почитатель всего английского – считает Берестова провинциалом, уничижительно называя его «медведем».

Кроме отцов двух враждующих семейств, героями «Барышни-крестьянки» являются:

  • Лиза, дочь Муромского;
  • Алексей, сын Берестова;
  • Настя, горничная Лизы.

Хитрости с переодеванием

В отцовскую усадьбу приезжает Алексей. Восхищенная молва о нем, как о красивом, воспитанном, дошла до ушей Лизы. Познакомиться с юношей у нее не было никакой возможности, так как их отцы не жаловали друг друга. Тогда, с подачи Насти, Лиза переодевается в крестьянское платье и «случайно» знакомится с Алексеем, представившись дочерью кузнеца Акулиной. Таким образом, раскрывается смысл названия повести «Барышня-крестьянка». Талантливая, не лишенная актерских способностей девушка, предстает сразу в двух ипостасях: образованной богатой наследницы и простой крепостной.

Завязывается общение, приносящее удовольствие обоим. Алексей влюбляется в чистую, чуть робкую девушку. Лиза отвечает ему тем же. Юноша даже учит «необразованную» крестьянку читать и писать, с удивлением отмечая удивительную сообразительность Акулины. Она все схватывает на лету и через три дня постигает сложную науку. Молодые люди начинают переписываться, и это добавляет романтики в их отношения.

На заметку! Многие литературоведы находят некое сходство сюжета «Барышни-крестьянки» с произведением современника Пушкина Карамзина «Бедная Лиза». Возможно, Пушкин в отличие от Карамзина хотел показать, что любовь не всегда трагична. Поэтому подарил читателям счастливый конец своей истории.

Неожиданное примирение

Однажды на конной прогулке лошадь Муромского, испугавшись зайца, сбрасывает седока. Проезжавший мимо Берестов помогает соседу, привозит его к себе и угощает завтраком. Утреннее приключение примиряет многолетних недругов. Расстаются они почти лучшими друзьями, намереваясь продолжить общение и познакомить своих детей.

Лиза от этой идеи приходит в ужас. Испугавшись, что обман раскроется, она предстает перед гостями в виде напудренной донельзя, жеманной, постоянно хихикающей девицы в парике, позаимствованном у гувернантки-англичанки. Алексей, не узнав ее, вынужденно галантен и учтив с дочерью новообретенного друга отца. Однако, мысли его то и дело возвращаются к Акулине, искренней и умной.

Поэтому, когда спустя несколько дней его отец ставит перед ним выбор – или жениться, или лишиться наследства – он не думает долго. Юноша отправляется в поместье Муромских, чтобы извиниться и отказаться от намеченной свадьбы и… встречает там Лизу-Акулину. Он произносит слова, ставшие эпиграфом ко всей повести: «Во всех ты, Душенька, нарядах хороша».

На заметку! Слово «душенька» — ласковое обращение к женщине – здесь можно воспринимать буквально. Душенька, душа. Смысл эпиграфа «Барышни-крестьянки» в том, что не важно, в какое платье ты обряжен. Важно то, что у тебя внутри. Именно там сосредоточена настоящая, подлинная красота души.

Алексея, целующего девушке руки, застает Григорий Иванович, крайне довольный таким развитием событий.

Краткий пересказ повести «Барышня-крестьянка»

Образы представителей старшего поколения помещиков

Действие повести происходит в одной из дальних губерний. Начинается повесть рассказом о двух провинциальных помещиках. Иван Петрович Берестов после службы в армии стал жить в своем поместье, где выстроил большой дом, успешно хозяйничал на своей суконной фабрике. Он был человеком практичным: не тратил зря деньги, по праздникам носил сюртук из домотканого полотна, ездил в кибитке домашнего изготовления. По своему образу жизни барин был закоренелым русофилом[1], не читал ничего, кроме газеты «Сенатские ведомости», считал себя «умнейшим человеком» в округе. Овдовев, один воспитывал сына.

Берестов терпеть не мог своего соседа, помещика Муромского, который был увлечен английской культурой. Берестов, всю жизнь преумножавший свое состояние, был полной противоположностью своему беспечному соседу-транжире. Он ценил труд и деньги, не понимал сумасбродства и расточительства Муромского. Тот отвечал взаимностью, считая соседского помещика «медведем и провинциалом».

Григорий Иванович Муромский был по сути «настоящим русским барином», промотавшим большую часть своих средств в Москве и поселившимся в своем последнем имении. Будучи англоманом[2], он стал на английский лад выращивать сад и заниматься по английской методе сельским хозяйством, даже его конюхи были одеты, как английские жокеи. Григорий Иванович тоже потерял жену и для воспитания единственной дочери Лизы, которую он звал Бетси, нанял гувернантку-англичанку.

После окончания университета в имение к Берестову приехал его сын Алексей. Все окрестные барышни заглядывались на красивого юношу, но он ни на кого не обращал внимания. Более всех заинтересовалась новым соседом Лиза Муромская. Несмотря на вражду помещиков, слуги ходили друг к другу в гости. Горничная Настя, побывав в гостях у прислуги соседского помещика, рассказала своей хозяйке о том, как младший Берестов, позабыв про свое барское положение, увлеченно играл с крестьянками в горелки[3].

Лиза со своей горничной пошила себе сарафан и заказала у пастуха лапти. Одевшись крестьянкой, барышня пришла утром в рощицу, где любил охотиться со своим псом молодой Берестов. Встретив Алексея, она назвалась дочкой деревенского кузнеца Акулиной. Лиза мастерски справилась с ролью простолюдинки: ее смуглость походила на крестьянский загар,казалось естественным ее подражание народному говору.

Алексею крестьянская девушка понравилась, и он решил навестить кузнеца, чтобы ее увидеть вновь. Испугавшись, что Алексей увидит настоящую «толстую» и «рябую» дочь кузнеца, Лиза дала обещание снова завтра прийти на свидание в рощу. На рассвете Алексей прибежал на место их встречи, Лиза тоже пришла, но стала отказываться далее встречаться. Молодой человек был настойчив и уговорил девушку на «редкие свидания» только по ее желанию.Вскоре молодые люди искренне полюбили друг друга.

Однажды утром их враждующие отцы случайно встретились на границе своих имений. Муромский упал с лошади, которая резко рванула в сторону. Берестов благородно помог своему врагу подняться и предложил позавтракать в его имении. В благодарность Григорий Иванович пригласил Берестовых к себе в гости. Лиза, узнав о предстоящем визите соседей, испугалась разоблачения. Сначала она категорически отказалась встречаться с гостями, после решила пойти на хитрость, предупредив отца, чтобы он не удивлялся ее поведению.Когда Берестовы приехали, Лиза появилась в гостиной, преобразив себя до неузнаваемости: с набеленным лицом и накладными белыми локонами. Говорила она только по-французски сквозь зубы. Алексею дочь Муромского показалась смешной и жеманной девицей, он решил перед ней играть роль рассеянного и равнодушного человека.

Наследующий день Алексей вновь встретился со своей Акулиной, которая поинтересовалась его мнением о барышне Муромской. Тот ответил, что Елизавета Григорьевна уродлива.

Алексей, считавший дочь кузнеца безграмотной, стал обучать ее грамоте и чтению. Он искренне был удивлен, что Акулина уже через три дня «освоила» письмо и чтение. Теперь влюбленные могли обмениваться письмами. Для своей романтической переписки они выбрали в качестве почтового ящика дупло в стволе старого дуба, письма относила горничная Настя.

Бывшие недруги Берестов и Муромский вскоре подружились и решили по доброй традиции своего времени бракосочетанием детей укрепить дружеские отношения. Алексей, узнав о решении отца, воспротивился этому браку. Но Берестов-старший был непреклонен: либо сын женится на Елизавете Григорьевне Муромской, либо будет лишен наследства. Отчаявшийся Алексей об этом сообщил в письме Акулине и попросил выйти за него замуж, если она согласна жить с ним в бедности. Следующим утром молодой человек отправился к Муромцеву, чтобы объясниться. Барина дома не было, зато Алексей застал Акулину в «белом утреннем платье», а не в сарафане. Лиза, увлеченная чтением письма Алексея, не заметила его внезапного появления. Поняв правду, он бросился к своей возлюбленной. Муромский, войдя в комнату, был удивлен, что дети так быстро поладили между собой.

«Барышня-крестьянка» — читательский дневник по повести А. Пушкина

Повесть Александра Пушкина «

Барышня-крестьянка» входит в цикл «Повестей покойного Ивана Петровича Белкина», была написана в 1830 году, а издана в 1831 году.

Описание книги для читательского дневника

Автор:

Пушкин Александр Сергеевич
Название произведения: «
Барышня-крестьянка»
Жанр:
повесть
Год написания:
1830
Издательство:
АСТ
Год издания:
2014
Количество страниц:
26

Главные герои и их краткая характеристика

Лиза Муромская (Бетси, Акулина) — девушка 17 лет. Очень красивая, веселая, задорная и романтичная. Алексей Берестов — романтичный и нежный красавец, старавшийся казаться разочарованным в жизни. Григорий Иванович Муромский — настоящий барин и англоман. Оборотистый и находчивый. Иван Петрович Берестов — расчетливый хозяйственник. Настя — служанка Лизы. Веселая и предприимчивая.

Система образов

Образы Лизы и Алексея находятся в единении после встречи в роще. Между молодым барином и Лизой-Акулиной вспыхивает взаимное чувство.

Образы соседей Берестова и Муромцева – это два противоположных типа людей. Один из них – практичный человек, умный и деятельный, твердо стоящий на ногах. Другой – фантазер, претворяющий в жизнь нереальные проекты, стремящийся к нововведениям, которые еще не проверены жизнью. Муромцев непрактичен, но именно у него рождается такая незаурядная дочь.

Два полярных образа в начале повести враждуют. Затем соседи мирятся, а их образы проявляют себя в единстве, как противоположности, дополняющие друг друга.

Ощущается единение образов Лизы и ее служанки Насти. Девушки из разных слоев общества, но по характеру и интересам очень похожи.

Время и место действия

Действие повести разворачивается в первой половине XIX века в русской провинции, в двух имениях помещиков-соседей Берестова и Муромского. Повесть «рассказана» от лица Ивана Петровича Белкина, и названа так в честь главной героини, которой ради завоевания сердца главного героя пришлось одновременно совмещать две роли – барышни и крестьянки.

Краткое содержание и сюжет

Уже много лет два дворянских семейства, живших по соседству – Берестовы и Муромские – не ладили между собой. Виной тому были разные взгляды на жизнь Ивана Петровича и Григория Ивановича. Они не общались и при каждом удобном случае злословили друг о друге.

Однако было у соседей нечто общее – оба были вдовцами и в одиночку воспитывали детей. Так, Муромский, будучи большим почитателем туманного Альбиона, пригласил для своей единственной дочери Лизы гувернантку-англичанку. В то время как Берестов отправил своего наследника Алексея на обучение в столичный университет. Из-за глухой вражды отцов Лиза и Алексей даже не были знакомы друг с другом.

Однажды к Берестову приехал сын, который мечтал стать гусаром, но отец был категорически против этого. Приезд юноши всколыхнул тихую, спокойную жизнь провинциальных дворян. Местные барышни находились под глубоким впечатлением от статного красавца, который всячески старался придавать себе вид уставшего от жизни покорителя сердец.

Лиза очень хотела взглянуть на Алексея, и ради этого решилась на авантюру – переодеться крестьянкой и познакомиться с молодым барином. Верной помощницей оказалась служанка Настя, которая предоставляла своей хозяйке надежное алиби.

Алексей был настолько очарован юной, прекрасной, наивной и доверчивой крестьянкой Акулиной, что сам не заметил, как влюбился в нее. Молодые люди каждый день встречались в лесу, все больше убеждаясь в том, что любят друг друга всем сердцем.

Тем временем их отцы, благодаря случайности на охоте, не только нашли общий язык, но даже крепко подружились. В своих мечтах они даже породнились, и решили поскорее познакомить Алексея и Лизу. Берестов объявил сыну свое желание женить его на Лизе, но к своему удивлению получил решительный отказ. Чтобы найти управу на Алексея, он пригрозил лишить его наследства. В порыве юноша отправился в усадьбу Муромских, чтобы объясниться с Лизой. Так секрет девушки был раскрыт, и влюбленные обвенчались на радость родителей.

Очень краткое содержание для читательского дневника

Лиза Муромская очень интересовалась недавно приехавшим Алексеем Берестовым, но не могла с ним встретиться из-за вражды отцов. Она переоделась крестьянкой и под именем Акулины стала встречаться с Алексеем. Случайность стала причиной примирения соседей и Алексей увидел Лизу, но не узнал ее в гриме. Алексей учил Лизу грамоте и все сильнее влюблялся в девушку. Родители решил поженить детей, и Алексей в письме попросил руку Акулины. Алексей приехал к Муромским и увидел Лизу без грима, он узнал в ней свою любимую.

План пересказа

  • Вражда двух помещиков
  • Появление Алексея Берестова
  • Любопытство Лизы Муромской.
  • Настя докладывает о празднике
  • Крестьянский наряд
  • Встреча в роще
  • Второе свидание
  • Влюбленные
  • Случайность
  • Примирение врагов
  • Обед у Муромских
  • Уроки грамоты
  • Матримониальные планы
  • Алексей предлагает руку Акулине
  • Приятное разоблачение.

Основная мысль

Предрассудки и общественные условности – главные враги на пути к счастью. Чтобы сохранить свою любовь, необходимо прислушиваться только к своему сердцу.

Чему учит

Эта повесть учит тому, что с соседями нужно жить в мире. Учит тому, что настоящие чувства не скроешь. Учит верить в лучшее и уметь ждать. Учит что для настоящей любви преград не существует.

Отзыв и что понравилось

Мне очень понравилась эта добрая повесть. Она легко читается и оставляет приятное впечатление. История очень романтичная и главные герои все положительные. Мне больше понравилась Лиза, за ее проказы и выдумки, но и Алексей показал себя настоящим человеком, готовым пойти наперекор воле отца, ради своей любви.

Вывод и мое мнение

Легкое, увлекательное произведение со счастливым концом оставляет после прочтения приятное ощущение. Оно лишний раз напоминает о тех вечных ценностях, которые часто забываются в повседневной суете: любви, дружбе, семье Искренняя любовь – это мощная движущая сила, придающая смысл существованию и дарующая большое счастье. Особое уважение вызывает Алексей Берестов, который готов был остаться без наследства и отцовского благословения ради любви к простой крестьянской девушке.

Пословицы

  • Не было бы счастья, да несчастье помогло.
  • Как веревочке не виться, а конец будет.
  • Близкий сосед лучше дальней родни.
  • Белила не сделают милой.
  • Не бери приданого, бери милую.

Цитаты из текста

«…Совесть роптала громче ее разума…» «…Он решил, что холодная рассеянность во всяком случае всего приличнее…» «…Но на чужой манер хлеб русский не родится…» «…шутки поверхностного наблюдателя…» «…Хозяйственные упражнения скоро его утешили…» «…Во всех ты, Душенька, нарядах хороша…» «…Для барышни звон колокольчика есть уже приключение, поездка в ближний город полагается эпохою в жизни, и посещение гостя оставляет долгое, иногда и вечное воспоминание…»

Словарь новых и незнакомых слов

Околоток

— городской район в дореволюционной России, которым ведал околоточный надзиратель.
Сертук
или
сюртук
— кафтан немецкого кроя.
Стремянный
— слуга, находящийся при господине в момент охоты, или слуга-конюх, следящий за лошадью.
Дрожки
— легкий прогулочный экипаж, рассчитанный на двух пассажиров.
Жокей
— всадник-профессионал, участвующий в скачках.

Любовная история Алексея Берестова и Лизы Муромской

Пародирование романтических мотивов в повести. Характеристики героев повести «Барышня-крестьянка». Их роли и маски. Авторская ирония в изображении героев

Лиза Муромская была семнадцатилетней смуглолицей девушкой с темными глазами. Григорий Иванович баловал свое единственное дитя, ни в чем не отказывал, девушка росла резвой и избалованной, ее ежеминутные проказы отца только восхищали, а гувернантку огорчали. Провинциальная барышня знания о жизни черпала из романов. От природы Лиза была наделена сильным характером, чувствительной и искренней натурой. Несмотря на то, что отец-англоман ее звал Бетси, а воспитывала«мадам мисс Жаксон», она была по сути очень русской девушкой.

Лиза была дружна со своей горничной, крепостной девушкой Настей, которая стала поверенным человеком для сердечных тайн свой барышни и сыграла особую роль в ее знакомстве с «удивительно хорошим» Алексеем. Девушке из дворянской семьи правила приличия не позволяли познакомиться с посторонним человеком, взаимная неприязнь их отцов возможность встречи исключала.

Лиза, прибегнув к маскараду, якобы случайно знакомится с молодым барином там, где он любил охотиться. Способная Лиза, используя просторечные выражения, притворилась«испуганной» и «застенчивой» простушкой. Дворянская девушка отлично справилась с ролью крестьянки,крестьянский быт и язык ей были знакомы, в сарафане и лаптях она была очень мила. Своей непосредственностью и резвостью девушка привлекла внимание молодого Берестова.

Алексей был молод, красив и строен. Получив университетское образование, он хотел стать военным, но не получил на это отцовского благословения, а к статской службе его душа не лежала.Хотя Иван Петрович был нарочито русским помещиком и терпеть не мог«английской дури» соседа, его собственный сын своим поведением подражал героям романтической английской литературы. Алексей, несмотря на свои молодые годы,с мрачным и разочарованным выражением лица говорил о прошедшей юности и потерянных радостях жизни. На руке молодого человека красовалось кольцо с изображением «мертвой головы», он разговаривал по-французски со своим псом Сбогаром, которому дал кличку по имени героя модного в то время французского романа.

Алексей очень нравился барышням, с которыми он держался весьма холодно. Все решили, что у него тайный роман, потому что он состоял в переписке с таинственной А.Н.Р., письма для которой передавал через общую знакомую даму. Алексей свою жизнь представлял по байроническим[4] сюжетам. Несмотря на романтическую игру, Алексей был на самом деле «пылкий малый» с чистым сердцем и русским характером. Его «английская бледность» часто сменялась здоровым деревенским румянцем. Повстречав Лизу, Алексей почувствовал в девушке родственную душу и позабыл про свою роль разочарованного в жизни человека.

В повести «Барышня-крестьянка» использован художественный прием, именуемый «маски и переодевания». В повести описана череда забавных преображений героини. Для знакомства с Алексеем Лиза разыграла пасторальный[5] сюжет. Представ в обличье крестьянской девушки, она позволила барину учить и «развивать» себя, избавляя его от прежней роли романтического героя. Алексею рядом с простой девушкой нравилось вести себя естественно, он уже не представлял себе другой избранницы. Оттого, когда отец решил женить его на жеманной дочери соседского помещика, он готов переступить социальную черту, разделяющую его с крестьянкой, чтобы связать свою жизнь с ней.

Во время визита соседей Лиза, не желая быть узнанной, умело разыграла роль манерной барышни, лишенной естественности. В «иноземном» облике по французской моде XVIII в., бледная от белил, с прической, похожей на парик Людовика XIV, она Алексею показалась смешной и нелепой. Ему более по сердцу была бойкая русская крестьянка в простом сарафане.Герой, старавшийся казаться романтическим, на самом деле оказался простым и добрым человеком, который нашел свое счастье с обычной милой девушкой. Пушкин показал, как маскарадная игра и роли героев помогли им через перевоплощение обрести истинное лицо, проявить свой настоящий характер.

Пушкин с иронией в повести «Барышня-крестьянка» разрушил романтические представления героев о жизни, противопоставил им реальную жизнь, здравый смысл. Используя мотив игры, автор показал, как дворянка Лиза и ее «романтический» избранник близки к народной среде. Герои остались самими собой, для них ценна прежде всего личность человека, а не его социальное положение.

Смысл произведения

Крепостное право разделило Россию на два совершенно разных слоя населения. Разумеется, браки между крестьянами и помещиками не приветствовались и порицались как с одной, так с другой стороны.

Алексей осознавал, что его чувство к крестьянке Акулине (он не подозревал, что это Лиза) под запретом, но все же намеревался жениться. Он оказался очень сильным молодым человеком, сильнее страха перед общественным мнением.

Но непонятно, как честный и благородный молодой человек смог простить Лизе такой серьезный обман. Наверное, только любовь к девушке и радость, что не придется жениться на нелюбимой, помогла ему простить ее. Ложь в начале отношений может вызвать огромное недоверие к партнеру в дальнейшем.

Лизу можно назвать легкомысленной и даже трусливой. На первый взгляд, ее затея — лишь невинная шалость. Но если вдуматься, то она на протяжении нескольких месяцев ежедневно обманывала любимого мужчину! Просто не находила в себе смелости признаться Алексею, кто она есть на самом деле. Девушке очень повезло, что ее тайна раскрылась в нужное время и при нужных обстоятельствах. Если бы тайна не раскрылась сама собой, неизвестно, как действовала бы Лиза дальше и сколько бы еще врала.

Роль случая в композиции сюжета повести «Барышня-крестьянка»

Жизнеутверждающая любовь героев, преодолевающая социальные предрассудки

Сюжет повести «Барышня-крестьянка» отличается простотой композиции. Значительное место отведено экспозиции[6], в которой происходит знакомство с жизнью героев, даются характеристики Берестова и Муромцева. Далее повествование плавно развивается от завязки к финалу.Завязка действия начинается с рассказа Насти про молодого соседского барина. После знакомства Лизе и Алексею из-за вражды отцов не суждено быть вместе. В истории героев есть пародийный намек на шекспировский сюжет «Ромео и Джульетты»: любовь Алексея и Лизы обречена из-за неприязни их родителей.

Однако распри «семейных кланов» в повести «Барышня-крестьянка» настолько незначительны, что примирение наступает благодаря курьезному[7] случаю: «куцая кобылка» Муромского, сбросившая своего седока, дала повод к примирению помещиков. После внезапного мира были устранены препятствия для влюбленных,стала возможна счастливая развязка, потому что бывшие враги были готовы породниться. Ссора отцов завершилась миром, изменив предполагаемое трагическое развитие сюжета. В повести «Барышня-крестьянка»финал остался открытым, не говорится о том, состоялась ли свадьба. Завершается повествование авторской ремаркой[8], что читатели сами придумают развязку, избавят от «излишней обязанности» ее описывать.

Основной темой повести стала любовь. Пушкин затронул социальные и культурные проблемы любви людей, принадлежавших к разным сословиям. Само название повести «Барышня-крестьянка» символично. Слова объединяют разные сословные понятия. Человек с рождения принадлежал к определенному сословию: дворянка не могла стать крестьянкой, а крестьянка – дворянкой. Барышня – это образованная и воспитанная дворянская девушка. Крестьянка – бедная необразованная деревенская женщина. У Пушкина различия между русской крестьянкой и провинциальной русской барышней ограничены только сословным происхождением. Барышни, выросшие вдали от светского общества в тиши дворянских усадеб на лоне природы, воспитанные крестьянскими нянюшками, по натуре своей были искренни, наивны и чисты. В повести «Барышня-крестьянка» Пушкин написал о своем отношении к таким девушкам: «Что за прелесть эти уездные барышни!»

В повести настоящее чувство любви и искренние человеческие отношения ставятся превыше социальных условностей и сословных предрассудков. Отчасти сюжет повести «Барышня-крестьянка» вторит печальному сюжету повести Н.М. Карамзина «Бедная Лиза», в которой трагическая судьба брошенной дворянином героини показала, что и «крестьянки любить умеют». Пушкин, описав порыв дворянина жениться на девушке другого сословия, показал, что и дворяне любить умеют. История неравной любви в «Барышне-крестьянке» разрешается счастливо, нарушая традиции романтического сюжета с трагическим финалом.

Критические отзывы о повести «Барышня-крестьянка»

Известный критик В.Г. Белинский дал весьма сдержанную оценку «Повестям Белкина», которые назвал занимательными «сказками и побасенками», пригодными для домашнего чтения с удовольствием, но не представляющими собой «художественные создания». Поэт и критик А.А. Григорьев о повестей, которые таят в себе «задачи весьма глубокие». А. Ахматова первые пушкинские повести назвала за их простоту, легкость и глубину «воздушной громадой».

«Барышню-крестьянку» многие критики пушкинского времени незаслуженно считали просто водевилем[9] или пародией[10] на романтические произведения. Пушкину удалось, не поучая и не читая мораль, поведать о серьезном с юмором, затронуть проблемы взаимоотношений людей в форме ненавязчивой шутки. Большинство современных литературоведов до сих пор исследуют «простые» повести Пушкина с глубоким подтекстом, считая их творением «насквозь шутливым по тону» и «одновременно серьезным по мысли».

Повесть Александра Сергеевича Пушкина «Барышня-крестьянка»: отзывы, краткое содержание

Полна легкости, юмора и простоты пушкинская «Барышня-крестьянка». Отзывы, которые появились сразу выхода в свет повести, позиционируют произведение, как новаторское как по части формы, так и по содержанию. Вообще «Повести Белкина», в составе которых и находится данное произведение, — первый прозаический опыт Пушкина, увидевший свет. Какое новшество привнес Александр Сергеевич в литературу, разберем на примере повести «Барышня-крестьянка». Отзывы критиков однозначно говорят о ее простоте и в то же время глубине смыслов. Разберем и эти аспекты.

История написания

Болдинская осень… Это один из самых продуктивных периодов творчества Пушкина. В это время из-под его гениального пера выходят «Повести Белкина». Оказавшись на лоне природы, в окружении ярких красок осени, наблюдая жизнь русской деревни, далекий от петербургской жизни с постоянными слежками тайной полицией, писатель здесь расслабляется и пишет «как давно уже не писал». За эти три недолгих месяца А. С. Пушкин создает как стихотворные произведения, так и драматические. Именно здесь, в Болдине, писатель пробует себя в качестве прозаика.

Идею о том, что проза должна быть простой и лаконичной, Пушкин вынашивает давно, ею же он не раз делится со своими друзьями. Писатель считает, что подобные творения должны описывать русскую действительность, такую, каковой она является, без прикрас. Путь к написанию художественных прозаических произведений был нелегким, ведь в то время большее предпочтение отдавалось поэзии и соответствующему ей поэтическому языку. У Пушкина была очень непростая задача: обработать языковые средства таким образом, чтобы они подходили к «языку мысли».

Обратимся к последней повести из цикла «Барышня-крестьянка». Отзывы говорят о том, что читается она легко и отличается простым сюжетом.

Произведение рассказывает о двух помещичьих семьях: Берестовых и Муромских. Они не ладят между собой. В семье первого барина воспитывается сын Алексей. Лиза — дочь второго. Помещики-отцы очень отличаются друг от друга. Если Берестов преуспевающий делец, его любят и уважают в округе, то Муромский — типичный представитель помещичьего сословия — неумелый управленец, настоящий барин.

Молодой Берестов готовится стать военным, но отцу эта идея не совсем нравится, поэтому он держит сына в деревне, возле себя. Приятная, располагающая внешность делает Алексея популярным среди дочерей местных дворян. О его существовании Лиза Муромская узнает от служанки Насти (ее сердце тоже покорил молодой барин). Девушка так описала Алексея своей хозяйке, что для нее он также стал романтическим идеалом. Лиза, мечтая встретиться с молодым Берестовым, переодевается в крестьянский наряд и направляется в рощу, где он обычно охотится.

Молодые люди встречаются и влюбляются друг в друга. Юная Муромская представляется дочерью местного кузнеца Акулина. Алексея не пугает ее социальное положение, он жаждет продолжения встреч с девушкой. В привычный ход вещей вмешивается несчастный случай. Во время совместной охоты лошадь Муромского понесла, на помощь ему пришел Берестов — так и начали теплеть между ними отношения. Все дошло до того, что они сговорились поженить своих детей.

Приехав с отцом на обед к Муромским, Алексей не узнает в Лизе Акулину: девушка сильно изменяет свою внешность, жеманится во время беседы. Встречи молодых людей продолжаются. Алексей принимает решение жениться на крестьянке, о чем сообщает ей в письме. Приехав объясняться к Муромским, он встречает Лизу-Акулину, читающую его письмо.

Основные герои

Вот такая она — пушкинская «Барышня-крестьянка». Содержание, как видим, не осложнено дополнительными смыслами, все четко обрисовывает обычную жизнь дворян и крестьян.

Разберем подробнее основных персонажей повести. Лиза Муромская — семнадцатилетняя девушка, дочь помещика. Следует сказать, что А. С. Пушкин — первый, кто заговорил о дочерях помещиков. Такая и Татьяна Ларина в «Евгении Онегине». Эти девушки чисты, мечтательны, они воспитываются на французских романах. В то же время Лиза способна любить по-настоящему, отдаваться этому чувству, она не умеет врать и лукавить — все ее чувства искренние. Следует сказать, что она еще и весьма сообразительная. Правила приличия, существовавшие в XIX веке, не позволяли девушке знакомиться с молодым человеком без объявления и представления, поэтому Лиза и придумывает комедию с переодеванием.

Следующий герой повести «Барышня-крестьянка», отзывы о котором всегда положительны, — это Алексей Берестов. Изначально о нем читатель узнает из уст Насти, служанки Лизы. Она представляет его неприступным сердцеедом, овеянным различными тайнами. На самом же деле, молодой человек — искрений юноша, способный по-настоящему любить, искренний, не ставящий сословных рамок.

Отцы молодых людей, с одной стороны, очень похожи (вдовцы, всю жизнь положившие на воспитание единственных детей, хлебосольные, амбициозные), но с другой — совершенно разные. Сказывается это на манере ведения хозяйства. Если Берестов — предприимчивый в хозяйственной деятельности, успешный и процветающий, то Муромского увлечение английскими манерами не довело до преуспевания: даже имение его заложено. Однако, помирившись, помещики понимают, что способны создать весьма влиятельный союз с помощью брака детей.

«Барышня-крестьянка» — повесть, пародирующая известные многим «сквозные» сюжеты. В первую очередь, это тема двух враждующих семейств, восходящая к творчеству Шекспира. Однако Пушкин переосмыслил сюжет, и его повесть оканчивается примирением и счастливым союзом молодых людей.

Есть еще одна сквозная тема: «Барышня-крестьянка» поднимает и социальные проблемы. О такой неравной любви писал еще Карамзин в знаменитой «Бедной Лизе». Однако Пушкин опять обыгрывает сюжет, и его повествование не оканчивается трагическим разрывом на основе различий в происхождении героев. Не случайны название и эпиграф к повести: они указывают, что кроме платья, деревенского и помещичьего, Лизу от Акулины ничто больше не отличает — социальная грань стерта.

Жанровое своеобразие

По жанру «Барышня-крестьянка» — повесть. Докажем это. Имеются два основных героя, объединенные одной сюжетной линией, причем характеры их на протяжении произведения остаются неизменными (в отличие, например, от романа).

Важно здесь другое: Пушкин противопоставляет реальную жизнь романтическому отношению к ней, воспетому предшествующими авторами. До читателя он пытается донести мысль о непредсказуемости жизни, невозможности загнать ее в определенные рамки. Отсюда иногда откровенное осмеяние черт романтических произведений.

Ярким примером тому является молодой Берестов — таинственный, ведущий замкнутый образ жизни, переписывающийся с незнакомкой из Москвы. Однако он оказывается пылким, искренним молодым человеком, с проступающим загаром на лице (эта ироническая деталь подчеркивает ложность первоначальных суждений читателя).

Анализ художественных средств

Что касается использования средств выразительности, то здесь Пушкин весьма скуп. Чтобы добиться простоты прозы, не перегружать повествование лишними деталями, автор не использует поэтические украшения. Сам он говорил об этом: «Проза должна не петь, а говорить».

Пушкин отказался от восклицаний, пышных метафор, пылких сравнений, как это было, например, у Карамзина. Именно поэтому произведение «Барышня-крестьянка», равно как и весь цикл «Повестей Белкина», отличается скупостью художественных средств. Знакомство с героями происходит без лишних прелюдий — читатель сразу погружается в повествование.

Основной акцент писатель делает не на подробном описании внешности и психологического портрета героев, а на их поступках, которые характеризуют персонаж намного лучше простых слов.

Место в «Повестях Белкина»

«Барышня-крестьянка» завершает «Повести Белкина» не случайно. Она является своеобразной точкой во всех этих сюжетах, дополняя их, вселяя читателю надежду на лучшее.
В отличие от «Станционного смотрителя», родители и дети воссоединяются, а судьба не вмешивается в ход жизни — Лиза творит ее сама, переодеваясь, играя роль.

краткий пересказ Барышни Крестьянки

Абстракт

© Художник В. МИЛАШЕВСКИЙ

© Дизайн художника Ю. БОЯРСКИЙ

© Иллюстрации. Издательство «Художественная литература»

Александр Сергеевич Пушкин

барышня-крестьянка

Александр Сергеевич Пушкин

Сказки Белкина

.

Тогда мой отец, он все еще охотник за историями.

Скотинин.

Митрофан для меня. подлесок

барышня-крестьянка

Во всем ты, Душенька, хорош наряд. Богданович

В одной из наших глухих губерний было имение Ивана Петровича Берестова. В молодости он служил в гвардии, вышел в отставку в начале 1797 года, уехал в свою деревню и с тех пор оттуда не выезжал. Он был женат на бедной дворянке, которая умерла при родах, пока он был в походе.Домашние упражнения вскоре утешили его. Он построил дом по собственному плану, завел суконную фабрику, устроил доходы и стал считать себя самым умным человеком во всей округе, в чем соседи, приезжавшие к нему в гости со своими семьями и собаками, не противоречили ему. В будние дни он ходил в плюшевой куртке, по праздникам надевал пальто из домашнего сукна; он сам записал расход и ничего не читал, кроме «Сенатских ведомостей». В общем, его любили, хотя и считали гордым.

Не ужился с ним только Григорий Иванович Муромский, его ближайший сосед. Это был настоящий русский мастер. Промотав большую часть своего имения в Москве и овдовев к тому времени, он уехал в свою последнюю деревню, где продолжал шалить, но уже по-новому. Он разбил английский сад, на который тратил почти все остальные доходы. Его женихи были одеты как английские жокеи. Его приемная дочь была англичанкой. Свои поля он возделывал по английскому методу, Но русский хлеб не родится по чужому, и, несмотря на значительное сокращение расходов, доходы Григория Ивановича не увеличились; даже в деревне он находил способ влезть в новые долги; при всем том он считался человеком неглупым, ибо первый из помещиков его губернии догадался заложить имение в Попечительский совет: поворот, казавшийся в то время чрезвычайно сложным и смелым. Из людей, осуждавших его, Берестов высказался наиболее резко. Ненависть к инновациям была отличительной чертой его характера. Он не мог равнодушно говорить об англомании соседа и каждую минуту находил возможность покритиковать его. Показал ли он гостю свое имущество, в ответ на похвалы его хозяйственным порядкам: «Есть-с! сказал он с лукавой улыбкой; — У меня не такой, как у моего соседа Григория Ивановича. Где мы можем разориться на английском языке! Нам бы по-русски хотя бы по полной.Эти и подобные шутки, благодаря усердию соседей, были доведены до сведения Григория Ивановича с дополнениями и пояснениями. Англоман терпел критику так же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он был в ярости и назвал своего Зойла медведем и провинциалом.

Таковы были отношения между этими двумя хозяевами, так как сын Берестова приехал к нему в деревню. Он воспитывался в *** университете и намеревался поступить на военную службу, но отец на это не согласился.Молодой человек чувствовал себя совершенно неспособным к государственной службе. Они не уступали друг другу, и молодой Алексей стал жить до поры до времени как джентльмен, отпустив на всякий случай усы.

Алекс и в самом деле молодец. В самом деле, было бы жаль, если бы его стройная фигура никогда не была стянута военным мундиром и если бы он вместо того, чтобы красоваться на лошади, провел свою молодость, склонившись над канцелярскими бумагами. Наблюдая, как он всегда скакал первым на охоте, не разбираясь в дороге, соседи соглашались, что из него никогда не получится хорошего старосты.Барышни взглянули на него, а другие посмотрели на него; но Алексей мало с ними занимался, и они считали, что причиной его бесчувственности была любовная связь. На самом деле по рукам ходил список от адреса одного из его писем: Акулина Петровна Курочкина, в Москве, против Алексеевского монастыря, в доме медника Савельева, и покорнейше прошу доставить это письмо в ANR

Те из моих читателей, которые не жили в деревнях, не могут себе представить, какая прелесть эти уездные барышни! Воспитанные на чистом воздухе, в тени своих садовых яблонь, они черпают знания о свете и жизни из книг. Уединение, свобода и раннее чтение развивают в них чувства и страсти, неведомые нашим рассеянным красавицам. Для барышни звонок в колокольчик – уже приключение, поездка в соседний город – эпоха в жизни, а визит в гости оставляет долгую, иногда вечную память. Конечно, каждый волен посмеяться над некоторыми их странностями; но шутки поверхностного наблюдателя не могут разрушить их существенных достоинств, из которых главное — особенность характера, оригинальность (individualité), без которой, по мнению Жан-Поля, не существует человеческого величия.В столицах женщины получают, может быть, лучшее образование; но умение света скоро сглаживает характер и делает души однообразными, как головные уборы. Пусть это будет сказано не в осуждение и не в осуждение, а nota nostra manet, как пишет один старый комментатор.

Легко себе представить, какое впечатление должен был производить Алексей в кругу наших барышень. Он первый предстал перед ними мрачный и разочарованный, первый заговорил с ними об утраченных радостях и о своей увядшей молодости; кроме того, он носил черный перстень с изображением мертвой головы. Все это было крайне ново в той провинции. Дамы сходили по нему с ума.

Но больше всех его занимала дочь моей англолюбки Лиза (или Бетси, как обыкновенно называл ее Григорий Иванович). Отцы не ходили друг к другу, она еще не видела Алексея, а все молодые соседи только и говорили о нем. Ей было семнадцать лет. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо. Она была единственным и, следовательно, избалованным ребенком. Ее игривость и минутные шалости радовали отца и доводили ее до отчаяния, мадам мисс Джексон, чопорная и сорокалетняя девушка, которая дулась и хмурила брови, два раза в год перечитывала Памелу, получала за это две тысячи рублей. , так и умер от скуки в этой варварской России.

Настя подписалась на Лизу; она была старше, но так же взбалмошна, как и ее барышня. Лиза очень любила ее, открывала ей все свои тайны и обдумывала с ней свои мысли; Словом, Настя была лицом в селе Прилучине куда более значительным, чем любая наперсница во французской трагедии.

Отпустите меня сегодня в гости, — однажды сказала Настя, одевая барышню.

Пожалуйста; А куда?

В Тугилово, к Берестовым. Жена повара — их именинница, и вчера она пришла пригласить нас отобедать.

Ушел в свою деревню и с тех пор оттуда не выезжал. Он был женат на бедной дворянке, которая умерла при родах, пока он был в походе. Домашние упражнения вскоре утешили его. Он построил дом по собственному плану, завел суконную фабрику, утроил свой доход и стал считать себя самым умным человеком во всей округе, в чем соседи, приезжавшие к нему в гости со своими семьями и собаками, не противоречили ему. В будние дни он ходил в плюшевой куртке, по праздникам надевал пальто из домашнего сукна; сам записал расход и ничего не читал, кроме «Сенатских ведомостей».В общем, его любили, хотя и считали гордым. Не ужился с ним только Григорий Иванович Муромский, его ближайший сосед. Это был настоящий русский мастер. Промотав большую часть своего имения в Москве и будучи к тому времени вдовой, он уехал в свою последнюю деревню, где продолжал проказничать, но уже по-новому. Он разбил английский сад, на который тратил почти все остальные доходы. Его женихи были одеты как английские жокеи. У его дочери была английская мадам.Он обработал свои поля по английскому методу:

и, несмотря на значительное сокращение расходов, доходы Григория Ивановича не увеличились; даже в деревне он находил способ влезть в новые долги; при всем том он считался человеком неглупым, ибо первый из помещиков его губернии догадался заложить имение в Попечительский совет: поворот, казавшийся в то время чрезвычайно сложным и смелым. Из людей, осуждавших его, Берестов высказался наиболее резко.Ненависть к инновациям была отличительной чертой его характера. Он не мог равнодушно говорить об англомании соседа и каждую минуту находил возможность покритиковать его. Показал ли он гостю свое имущество, в ответ на похвалы его хозяйственным порядкам: «Есть-с! — сказал он с лукавой улыбкой, — у меня нет того, что есть у моего соседа Григория Ивановича. Где мы можем разориться на английском языке! Нам бы по-русски хотя бы по полной. Эти и подобные шутки, благодаря усердию соседей, были доведены до сведения Григория Ивановича с дополнениями и пояснениями.Англоман терпел критику так же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он был в ярости и назвал своего Зойла медведем и провинциалом.

Таковы были отношения между этими двумя хозяевами, как сын Берестова приехал к нему в деревню. Он воспитывался в *** университете и намеревался поступить на военную службу, но отец на это не согласился. Молодой человек чувствовал себя совершенно неспособным к государственной службе. Они не уступали друг другу, и молодой Алексей стал жить до поры до времени как джентльмен, отпустив на всякий случай усы.

Алексей был очень хорошим парнем. В самом деле, было бы жаль, если бы его стройная фигура никогда не была стянута военным мундиром и если бы он вместо того, чтобы красоваться на лошади, провел свою молодость, склонившись над канцелярскими бумагами. Наблюдая, как он всегда скакал первым на охоте, не разбираясь в дороге, соседи соглашались, что из него никогда не получится хорошего старосты. Барышни взглянули на него, а другие посмотрели на него; но Алексей мало с ними занимался, и они считали, что причиной его бесчувственности была любовная связь.На самом деле по рукам ходил список с адреса одного из его писем: Акулине Петровне Курочкиной, в Москву, против Алексеевского монастыря, в дом медника Савельева, и покорнейше прошу доставить это письмо в AHR

Те из моих читателей, которые не жили в деревнях, не могут себе представить, какая прелесть эти уездные барышни! Воспитанные на чистом воздухе, в тени своих садовых яблонь, они черпают знания о свете и жизни из книг. Уединение, свобода и раннее чтение развивают в них чувства и страсти, неведомые нашим рассеянным красавицам.Для барышни звонок в колокольчик – уже приключение, поездка в соседний город – эпоха в жизни, а визит в гости оставляет долгую, иногда вечную память. Конечно, каждый волен посмеяться над некоторыми их странностями, но шутки поверхностного наблюдателя не могут разрушить их существенных достоинств, из которых главное: черта характера, оригинальность (individualité), без которых, по мысли Жан-Поля , человеческого величия не существует. В столицах женщины получают, может быть, лучшее образование; но умение света скоро сглаживает характер и делает души однообразными, как головные уборы.Пусть это будет сказано не в осуждение и не в осуждение, а nota nostra manet, как пишет один старый комментатор.

Легко себе представить, какое впечатление должен был производить Алексей в кругу наших барышень. Он первый предстал перед ними мрачный и разочарованный, первый заговорил с ними об утраченных радостях и о своей увядшей юности; кроме того, он носил черный перстень с изображением мертвой головы. Все это было крайне ново в той провинции. Дамы сходили по нему с ума.

Но больше всех его занимала дочь моей англолюбки Лиза (или Бетси, как обыкновенно называл ее Григорий Иванович).Отцы не ходили друг к другу в гости, Алексея она еще не видела, а все молодые соседи говорили только о нем. Ей было семнадцать лет. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо. Она была единственным и, следовательно, избалованным ребенком. Ее игривость и ежеминутные шалости приводили в восторг отца и сводили с ума мадам мисс Джексон, сорокалетнюю чопорную девушку сорока лет, которая белила и терла себе брови, два раза в год перечитывала Памелу, получала за это две тысячи рублей и умерла. от скуки в этой варварской России, до отчаяния..

Настя подписалась на Лизу; она была старше, но так же взбалмошна, как и ее барышня. Лиза очень любила ее, открывала ей все свои тайны и обдумывала с ней свои мысли; Словом, Настя была лицом в селе Прилучине куда более значительным, чем любая наперсница во французской трагедии.

Отпустите меня сегодня в гости, — однажды сказала Настя, одевая барышню.

Пожалуйста; А куда?

В Тугилово, к Берестовым. Жена повара — их именинница, и вчера она пришла, чтобы пригласить нас поужинать.

Вот! — сказала Лиза, — господа в ссоре, а слуги угощают друг друга.

И какое нам дело господа! — возразила Настя, — к тому же я твоя, а не папина. Вы еще не поссорились с молодым Берестовым; а старики пусть воюют сами за себя, если им весело.

Попробуй, Настя, увидеть Алексея Берестова, но расскажи мне хорошенько, какой он.

Во всем ты, Любимая, хороша в одежде. Богданович. В одной из наших глухих губерний было имение Ивана Петровича Берестова.В молодости он служил в гвардии, вышел в отставку в начале 1797 года, уехал в свою деревню и с тех пор оттуда не выезжал. Он был женат на бедной дворянке, которая умерла при родах, пока он был в походе. Домашние упражнения вскоре утешили его. Он построил дом по собственному плану, завел суконную фабрику, устроил доходы и стал считать себя самым умным человеком во всей округе, в чем соседи, приезжавшие к нему в гости со своими семьями и собаками, не противоречили ему.В будние дни он ходил в плюшевой куртке, по праздникам надевал пальто из домашнего сукна; он сам записал расход и ничего не читал, кроме «Сенатских ведомостей». В общем, его любили, хотя и считали гордым. Не ужился с ним только Григорий Иванович Муромский, его ближайший сосед. Это был настоящий русский мастер. Промотав большую часть своего имения в Москве и овдовев к тому времени, он уехал в свою последнюю деревню, где продолжал шалить, но уже по-новому. Он разбил английский сад, на который тратил почти все остальные доходы. Его женихи были одеты как английские жокеи. У его дочери была английская мадам. Он возделывал свои поля по английскому методу: Но русский хлеб не родится по чужому, и, несмотря на значительное уменьшение расходов, доходы Григория Ивановича не увеличились; даже в деревне он находил способ влезть в новые долги; при всем том он считался человеком неглупым, ибо первый из помещиков его губернии догадался заложить имение в Попечительский совет: поворот, казавшийся в то время чрезвычайно сложным и смелым.Из людей, осуждавших его, Берестов высказался наиболее резко. Ненависть к инновациям была отличительной чертой его характера. Он не мог равнодушно говорить об англомании соседа и каждую минуту находил возможность покритиковать его. Показал ли он гостю свои владения, в ответ на похвалу его хозяйственных распоряжений: «Есть-с!» он говорил с лукавой улыбкой; «У меня нет того, что есть у моего соседа Григория Ивановича. Как мы можем обанкротиться по-английски! Если бы нас кормили по-русски». Эти и подобные шутки, благодаря усердию соседей, были доведены до сведения Григория Ивановича с дополнениями и пояснениями.Англоман терпел критику так же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он был в ярости и назвал своего Зойла медведем провинциалом. Таковы были отношения между этими двумя хозяевами, так как сын Берестова приехал к нему в деревню. Он воспитывался в *** университете и намеревался поступить на военную службу, но отец на это не согласился. Молодой человек чувствовал себя совершенно неспособным к государственной службе. Они не уступали друг другу, и молодой Алексей стал до поры до времени жить как джентльмен, отпустив на всякий случай усы.Алексей, действительно, молодец. В самом деле, было бы жаль, если бы его стройная фигура никогда не была стянута военным мундиром и если бы он вместо того, чтобы красоваться на лошади, провел свою молодость, склонившись над канцелярскими бумагами. Наблюдая, как он всегда скакал первым на охоте, не разбираясь в дороге, соседи соглашались, что из него никогда не получится хорошего старосты. Барышни взглянули на него, а другие посмотрели на него; но Алексей мало с ними занимался, и они считали, что причиной его бесчувственности была любовная связь.На самом деле по рукам ходил список с адреса одного из его писем: Акулине Петровне Курочкиной, в Москву, против Алексеевского монастыря, в дом медника Савельева, и покорнейше прошу доставить это письмо в ANR Те из моих читателей, которые не жили в деревнях, не могут себе представить, какая прелесть эти уездные барышни! Воспитанные на чистом воздухе, в тени своих садовых яблонь, они черпают знания о свете и жизни из книг. Уединение, свобода и раннее чтение развивают в них чувства и страсти, неведомые нашим рассеянным красавицам.Для барышни звонок в колокольчик – уже приключение, поездка в соседний город – эпоха в жизни, а визит в гости оставляет долгую, иногда вечную память. Конечно, каждый волен посмеяться над некоторыми их странностями; но шутки поверхностного наблюдателя не могут разрушить их существенных достоинств, из которых важнейшее — особенность характера, оригинальность (индивидуальность), без которой, по мнению Жан-Поля, нет человеческого величия. В столицах женщины, может быть, получат лучшее образование; но умение света скоро сглаживает характер и делает души однообразными, как головные уборы.Пусть это будет сказано не в осуждение и не в осуждение, а nota nostra manet, как пишет один старый комментатор. Легко себе представить, какое впечатление должен был производить Алексей в кругу наших барышень. Он первый предстал перед ними мрачный и разочарованный, первый заговорил с ними об утраченных радостях и о своей увядшей молодости; кроме того, он носил черный перстень с изображением мертвой головы. Все это было крайне ново в той провинции. Дамы сходили по нему с ума. Но больше всего о нем заботилась дочь моей англолюбки Лиза (или Бетси, как обыкновенно называл ее Григорий Иванович).Отцы не ходили друг к другу, она еще не видела Алексея, а все молодые соседи только и говорили о нем. Ей было семнадцать лет. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо. Она была единственным и, следовательно, избалованным ребенком. Ее игривость и минутные шалости радовали отца и доводили ее до отчаяния, мадам мисс Джексон, чопорная и сорокалетняя девушка, которая дулась и хмурила брови, два раза в год перечитывала Памелу, получала за это две тысячи рублей. , так и умер от скуки в этой варварской России.Настя последовала за Лизой; она была старше, но так же взбалмошна, как и ее барышня. Лиза очень любила ее, открывала ей все свои тайны и обдумывала с ней свои мысли; Словом, Настя была лицом в селе Прилучине куда более значительным, чем любая наперсница во французской трагедии. «Позвольте мне сегодня пойти в гости», — сказала как-то Настя, одевая барышню. «Извините, но где?» «В Тугилово, к Берестовым. Повариха у них именинница, а вчера пришла звать нас отобедать.«Вот, — сказала Лиза, — господа ссорятся, а слуги друг друга обогащают». Вы еще не поссорились с молодым Берестовым; а старики пусть дерутся сами за себя, коли им весело. — Попробуй, Настя, повидать Алексея Берестова, но расскажи хорошенько, какой он и что за человек, — пообещала Настя, а Лиза смотрела весь день жду ее возвращения.Вечером пришла Настя.— Ну, Лизавета Григорьевна, — сказала она, входя в комнату, — видела молодого Берестова: она насмотрелась; мы весь день были вместе. — «Как дела? Расскажи, расскажи по порядку». «Извините-с, пойдемте, я, Анисья Егоровна, Ненила, Дунька…» — «Хорошо, знаю. Ну что же?» «Расскажу вам все по порядку. Итак, мы пришли к самому обеду. Зал был полон народу. Были Колбинский, Захарьевский, приказчик с дочерьми, Хлупинский…» — «Ну! А Берестов?» «Подождите-с. Вот мы сели за стол, приказчик в первую очередь, я был рядом с ней… и мои дочки надулись, а мне на них наплевать…» — «Ах Настя, как ты скучна со своими вечными подробностями!» «Но какая ты нетерпеливая! Ну, мы вышли из-за стола. … и мы просидели три часа, и обед был великолепен; блан-манже синее, красное и полосатое… Вот мы встали из-за стола и пошли в сад играть в горелки, и тут появился молодой джентльмен. — «Ну, правда, что он такой хорошенький?» «Удивительно хороший, красивый, можно сказать. Стройный, высокий, румянец во всю щеку…» — «Верно? А я думал, что у него бледное лицо. Какой? Каким он показался вам? Грустный, задумчивый?» «Ты что? Да, я никогда не видел такого сумасшедшего. Ему взбрело в голову бежать с нами в горелки. «-» Беги с тобой в горелки! Невозможно!» «Вполне возможно! Что еще вы думали! Лови, ну и целуй!» — «Твоя воля, Настя, ты врешь.» «Твоя воля, я не лгу. Я насильно избавился от него. Так он провел с нами весь день. «-«Да как же, говорят, он влюблен и ни на кого не смотрит? — Не знаю-с, а на меня слишком поглядел и на Таню, писарскую дочку, да и на Пашу Колбинскую, да грех сказать, никого не обидел, такой проказник! — «Это удивительно! А что о нем в доме слышно?» «Хозяин, говорят, красивый: такой добрый, такой веселый.Одно плохо: он слишком любит гоняться за девушками. Да для меня это не проблема: современность уляжется. «-«Как бы я хотела его увидеть! — сказала Лиза со вздохом. — Да что тут хитрого? Тугилово недалеко от нас, всего три версты: прогуляйтесь в ту сторону или проедьте верхом; вы обязательно с ним встретитесь. Каждый день рано утром он выходит на охоту с ружьем.» — «Нет, нехорошо. Он может подумать, что я преследую его. Кроме того, наши отцы поссорились, так что мне было бы невозможно с ним познакомиться. .. Ах, Настя! Знаешь что? Я переоденусь бабой!» «И в самом деле; наденьте толстую рубаху, сарафан и смело идите в Тугилово; Я гарантирую вам, что Берестов больше не будет скучать по вам. «-» А по-местному я прекрасно умею говорить. Ах, Настя, дорогая Настя! Какое славное изобретение!» И Лиза легла спать с намерением непременно осуществить свое веселое предположение. Уже на следующий день она приступила к выполнению своего плана, посланная купить на рынке толстое белье, синие китайские и медные пуговицы, с С помощью Насти она сшила себе рубаху и сарафан, дала шить всю одежду девушки, и к вечеру все было готово.Лиза примерила обновку и призналась перед зеркалом, что никогда еще не казалась себе такой милой. Она повторяла свою роль, низко кланяясь на ходу, и несколько раз потом трясла головой глиняными котами, говорила на крестьянском наречии, смеялась, прикрываясь рукавом, и заслужила полное одобрение Насти. Одно мешало ей: она пробовала ходить по двору босиком, но дерн колол ее нежные ножки, а песок и галька казались ей невыносимыми. Настя и тут помогла: сняла мерку с Лизиной ноги, побежала в поле к Трофиму-пастуху и заказала ему по этой мерке лапти.На другой день, на рассвете, Лиза уже проснулась. Весь дом еще спал. Настя ждала пастуха за воротами. Заиграл рог, и деревенское стадо потянулось мимо барского двора. Трофим, проходя впереди Насти, дал ей маленькие разноцветные лапти и получил от нее полтинник в награду. Лиза тихо переоделась крестьянкой, шепотом дала Насте указания относительно мисс Джексон, вышла на заднее крыльцо и побежала через сад в поле.На востоке сияла заря, и золотые ряды облаков как будто ждали солнца, как придворные ждут государя; ясное небо, свежесть утра, роса, ветерок и пение птиц наполняли сердце Лизы детской радостью; боясь какой-то знакомой встречи, она как будто не шла, а летела. Подойдя к роще, стоявшей на рубеже отцовских владений, Лиза пошла тише. Здесь она должна была ждать Алексея. Сердце ее сильно билось, сама не зная почему; но страх, сопровождающий наши юные шалости, и есть их главная прелесть. Лиза вошла во мрак рощи. Тупой, беспорядочный шум приветствовал девушку. Ее веселье улеглось. Мало-помалу она предавалась сладким мечтам. Она подумала… а можно ли с точностью определить, о чем думает семнадцатилетняя барышня, одна, в роще, в шестой час весеннего утра? И вот она шла, думая, по дороге, осененной с обеих сторон высокими деревьями, как вдруг на нее залаяла красивая собака-лягушка. Лиза испугалась и закричала. В то же время послышался голос: tout beau, Sbogar, ici… и из-за кустов появился молодой охотник. «Наверное, дорогая, — сказал он Лизе, — моя собака не кусается». Лиза уже оправилась от своего испуга и умела немедленно воспользоваться обстоятельствами. — Нет-с, — сказала она, притворяясь полуиспуганной, полуробкой, — я боюсь: она, видите ли, так сердится, опять бросится. Алексей (читатель уже узнал его) тем временем пристально смотрел на молодую крестьянку. «Я буду сопровождать вас, если вы боитесь,» сказал он ей; — Ты позволишь мне пройти рядом с тобой? — «Кто тебе мешает?» ответила Лиза; «свободная воля, но дорога мирская. — «Откуда ты?» — «Из Прилучино; Я дочь кузнеца Василия, пойду за грибами (Лиза несла ящик на веревочке). «А вы, барин? Тугиловский, что ли? — Верно, — ответил Алексей, камердинер ее молодого барина. Алексей хотел уравнять их отношения. Но Лиза посмотрела на него и засмеялась. — Врешь, — сказала она, — на дурака напала. Я вижу, что ты сам мастер». — «Почему вы так думаете?» — «Да все». — «Однако?» — «Да как же ты не узнаешь из слуг барина? И одет ты не так, и говоришь иначе, и собаку зовешь не по-нашему.Алексею час за часом больше нравилась Лиза. Привыкший не церемониться с хорошенькими бабами, он хотел было обнять ее; но Лиза отскочила от него и приняла вдруг такой строгий и холодный вид, что это хотя и рассмешило Алексея, но удержало его от дальнейших попыток. «Если ты хочешь, чтобы мы были друзьями в будущем, — серьезно сказала она, — тогда не забывай себя». — «Кто научил тебя этой мудрости?» — спросил Алексей, расхохотавшись: — Неужто Настя, друг мой, не подружка ли вашей барышни? Вот так распространяется просветление! Лиза почувствовала, что вот-вот выйдет из роли, и тут же поправила себя. «Как вы думаете?» она сказала; — Неужели я и на барском дворе никогда не была? Полагаю: я наслушалась и насмотрелась. Впрочем, — продолжала она, — болтая с тобой, грибов не наберешь. Я к другому. Прощения просим…» Лиза хотела уйти, Алексей держал ее за руку. «Как тебя зовут, душа моя». — «Акулина», — ответила Лиза, стараясь высвободить пальцы из руки Алексеевой; — Отпусти меня, барин, мне пора домой. — «Ну, друг мой Акулина, я непременно зайду к твоему отцу, кузнецу Василию.— «Что вы?» — живо возразила Лиза, — Христа ради, не приезжайте. Если узнают дома, что я болтала наедине с барином в роще, то мне будет беда; мой отец, Василий-кузнец, забьет меня до смерти». «Да, я непременно хочу увидеть тебя снова». — «Ну, когда-нибудь я снова приду сюда за грибами». — «Когда?» — «Да, хоть завтра.» — «Милая Акулина, я бы тебя поцеловал, да не смею. Так завтра, в это время, не так ли?» — «Да Да». — «А ты меня не обманешь?» — «Не обману.- «Боже». — «Ну, те пятница святая, я приду». Там она переоделась, рассеянно отвечая на вопросы нетерпеливой наперсницы, и появилась в гостиной. Стол был накрыт, завтрак готов, и мисс Джексон, уже побеленная и в стакане, разрезала на тонкие тарталетки. Отец похвалил ее за раннюю прогулку: «Нет ничего полезнее, — сказал он, — как проснуться на рассвете.Здесь он привел несколько примеров человеческого долголетия, почерпнутых из английских журналов, отметив, что все люди, жившие более ста лет, не пили водки и зимой и летом вставали на рассвете. Лиза не слушала его. Она повторяла в ее уме все обстоятельства утренней встречи, весь разговор Акулины с молодым охотником, и ее стала мучить совесть.Напрасно она возражала себе, что их разговор не выходит за рамки приличия, что эта шалость не могло иметь никаких последствий, шептала ее совесть громче разума.Обещание, данное ею на завтрашний день, беспокоило ее больше всего: она уже собиралась решиться не сдержать торжественной клятвы. Но Алексей, напрасно дождавшись ее, мог отправиться на поиски дочери Василия-кузнеца в деревню, настоящей Акулины, толстой, рябой девушки, и таким образом догадаться о ее легкомысленной проказе. Эта мысль ужаснула Лизу, и она решила наутро снова явиться в рощу Акулины. Со своей стороны, Алексей был в восхищении, он весь день думал о своем новом знакомом; ночью образ смуглой красавицы преследовал его воображение во сне.Едва рассвет занялся, как он уже был одет. Не дав себе времени зарядить ружье, он вышел в поле со своим верным Сбогарем и побежал к месту обещанной встречи. Около получаса прошло в невыносимом ожидании его; наконец он увидел мелькавший между кустами голубой сарафанчик и бросился навстречу милой Акулине. Она улыбнулась восторгу от его благодарности; но Алексей тотчас же заметил на ее лице следы уныния и беспокойства. Он хотел знать причину.Лиза призналась, что ее поступок показался ей несерьезным, что она раскаивается в нем, что на этот раз она не хотела сдержать это слово, но что эта встреча будет последней, и что она просила его прекратить знакомство, что было не хорошо. может их принести. Все это, конечно, было сказано на крестьянском наречии; но мысли и чувства, необычные для простой девушки, поразили Алексея. Он употребил все свое красноречие, чтобы отвратить Акулину от ее намерения; он уверял ее в невиновности своих желаний, обещал никогда не давать ей повода для раскаяния, во всем слушаться ее, заклинал не лишать его одного утешения: видеть ее одну, хоть через день, хоть два раза в неделю.Он говорил на языке истинной страсти и в тот момент точно был влюблен. Лиза слушала его молча. — Дай мне слово, — сказала она наконец, — что ты никогда не будешь искать меня в деревне или спрашивать обо мне. Дай мне слово не искать со мной других свиданий, кроме тех, которые я сама назначу. Алексей клялся ей, что сегодня Страстная пятница, но она с улыбкой остановила его. «Мне не нужна клятва, — сказала Лиза, — достаточно одного твоего обещания». После этого они дружески беседовали, гуляя вместе по лесу, пока Лиза не сказала ему: пора.Они расстались, и Алексей, оставшись один, не мог понять, как простой деревенской девушке удалось за два свидания взять над ним истинную власть. Отношения его с Акулиной имели для него прелесть новизны, и хотя наставления чужой бабы казались ему болезненными, мысль о том, чтобы не сдержать своего слова, даже не приходила ему в голову. Дело в том, что Алексей, несмотря на роковой звонок, таинственную переписку и мрачное разочарование, был добрым и пылким малым и имел чистое сердце, способное чувствовать наслаждения невинности.Если бы я только повиновался своему желанию, я непременно стал бы во всех подробностях описывать встречи молодых людей, возрастающее взаимное влечение и легковерие, деятельность, разговоры; но я знаю, что большинство моих читателей не разделят со мной моего удовольствия. Подробности эти вообще должны показаться приторными, поэтому я их опущу, сказав вкратце, что не прошло и двух месяцев, а мой Алексей уже был влюблен без памяти, и Лиза была не более равнодушной, хотя и более молчаливой, чем он.Оба они были счастливы в настоящем и мало думали о будущем. Мысль о неразрывной связи мелькала у них в голове довольно часто, но они никогда не говорили об этом друг с другом. Причина ясна; Алексей, как ни был он привязан к своей милой Акулине, мог помнить расстояние, существовавшее между ним и бедной крестьянкой; и Лиза знала, какая ненависть существовала между их отцами, и не смела надеяться на взаимное примирение. К тому же гордость ее втайне подстегивала темная, романтическая надежда увидеть наконец тугиловского помещика у ног дочери прилучинского кузнеца.Внезапно важное происшествие едва не изменило их взаимоотношения. В одно ясное, холодное утро (из тех, которыми богата наша русская осень) Иван Петрович Берестов выехал на прогулку, на всякий случай взяв с собой пару-тройку борзых, конюха и нескольких дворовых мальчишек с погремушками. В то же время Григорий Иванович Муромский, соблазнившись хорошей погодой, велел оседлать свою коренастую кобылку и поскакал рысью возле своих англизированных владений. Подъезжая к лесу, он увидел своего соседа, гордо сидящего верхом, в чекмене, подбитом лисьим мехом, и ожидающего зайца, которого кричали и тарахтели из кустов мальчишки.Если бы Григорий Иванович мог предвидеть эту встречу, то он, конечно, отвернулся бы; но он совершенно неожиданно столкнулся с Берестовым и вдруг оказался на расстоянии пистолетного выстрела от него. Делать было нечего: Муромский, как образованный европеец, подъехал к своему противнику и учтиво поприветствовал его. Берестов ответил с тем же рвением, с каким прикованный медведь кланяется господам по приказу своего вождя. В это время заяц выскочил из леса и побежал по полю.Берестов и стремя завопили во все горло, отпустили собак и поскакали за ними во всю прыть. Лошадь Муромского, никогда не бывавшая на охоте, испугалась и пострадала. Муромский, провозгласивший себя отличным наездником, дал ей волю и был внутренне доволен случаем, избавившим его от неприятной спутницы. Но лошадь, прискакав к оврагу, которого прежде не замечала, вдруг бросилась в сторону, и Муромский не усидел на месте. Довольно тяжело упав на мерзлую землю, он лежал, проклиная свою невысокую кобылу, которая, как бы опомнившись, тотчас же остановилась, как только почувствовала себя без седока.Иван Петрович подскакал к нему, спрашивая, не ушибся ли он. Тем временем конюх привел провинившуюся лошадь, держа ее за пасть. Он помог Муромскому взобраться на седло, и Берестов пригласил его к себе. Муромский не мог отказаться, ибо чувствовал себя обязанным, и таким образом Берестов вернулся домой со славой, затравив зайца и приведя своего противника раненым и почти военнопленным.

Поэт, лирик, драматург, воспевающий свободу и братство, обличающий зло, несправедливость и ложь — таким воспринимался Пушкин современниками.И потому, когда из-под его пера вышли «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», это вызвало недоумение и разочарование в обществе . Даже Белинский считал «известие недостойным ни таланта, ни имени Пушкина». Предлагаем краткий пересказ повести «Барышня-крестьянка» — жемчужины цикла.

В контакте с

Внешний вид рассказа и его смысл

История создания цикла такова.Год написания – 1830. Автор, от лица которого ведется повествование, Иван Петрович Белкин – вымышленный человек, предположительно молодой помещик, одним из увлечений которого является писательство.

Все пять рассказов созданы Пушкиным в разных стилях, например, «Барышня-крестьянка» представлена ​​ в направлении «сентиментализм».

Добродушная и простая манера изображения вымышленного персонажа придает рассказу неотразимую достоверность. В то же время элементы интриги, неожиданных поворотов и приключений, введенные автором в сюжет, делают Повесть интересной, но оставляют ее ясной и понятной.

Важно! Особое место в цикле занимает рассказ «Барышня-крестьянка». Это изящная комедия ситуаций, своеобразная виньетка с маскарадными переодеваниями, происходящая в дворянском поместье.

По сюжету «Барышня-крестьянка» похожа на шекспировского «Ромео и Джульетту», но с русскими реалиями и счастливым концом.

Главные герои истории

  • Берестов Иван Петрович;
  • Алексей Берестов, сын Ивана Петровича;
  • «настоящий русский мастер» Григорий Иванович Муромский;
  • Елизавета Муромская, дочь Григория Ивановича.

Монтекки и Капулетти дворянства

В рассказе Белкина «Барышня-крестьянка» речь идет о двух дворянских семьях, возглавляемых овдовевшими помещиками. Трудно найти двух таких непохожих друг на друга личностей: тугиловского дворянина Ивана Петровича Берестова и прилучинского соседа Григория Ивановича Муромского. Неприязнь, сродни вражде, разделяет эти две фамилии на манер шекспировских персонажей.

Берестов Иван Петрович — некогда блестящий гвардейский офицер, ныне отставной и ставший солидным богатым помещиком, живет в своем родовом имении в Тугилове. Он давно овдовел, жена умерла при родах, оставив на руках мужа маленького сына. Берестов — сильный и рачительный собственник, не признающий новомодных зарубежных реорганизаций. Имея в обращении, помимо помещичьих имений, суконную фабрику, он имеет стабильный доход и находится в достатке.

Полный Антипод Берестова Григорий Иванович Муромский и живет по соседству в деревне Прилучино.

Он вобрал в себя все черты истинного русского барина — промотал состояние, наделал долгов и, овдовев, отправился в последнюю незаложенную деревню, где продолжал легкомысленно и беззаботно сходить с ума, но по-другому.

Его новая прихоть состояла в англоманстве: он разбил английский сад, нарядил конюхов в жокейские ливреи, провел севооборот и пахоту по «англиканскому» методу и даже заказал истинную англичанку мисс Джексон с берегов туманных Альбион в качестве гувернантки его дочери.

Однако среди остальных соседей он прослыл интеллигентным человеком, да еще и первым сделал смелый и необычный шаг, заложив свое имение в Попечительском совете.

Оба господа относились друг к другу с презрением и осуждением. Берестов ругал Муромского за английскую фанфарность и склонность к расточительности, а его визави в ответ называл соседа недалеким провинциалом и русским медведем.

Но эта история противостояния двух знатных родов не была бы так интересна читателю, если бы не интрига между его юными представителями.Пришло время познакомиться с ними поближе.

Молодое племя Берестовых и Муромцев

Лишившись матери в младенчестве, Алексей Берестов отец воспитывал с детства м. Окончив в свое время университет, юноша решил посвятить себя военной службе. И, надо признать, военная форма, как никому другому, пошла бы в его стройный табор. Для этой нужды он даже отпустил свои усы.

Но строгий отец воспротивился его желанию категорически: сына он видел только на государственной службе. Однако юноша, обожавший лихие скачки, охоту и прочие развлечения, совершенно не представлял себя за канцелярским столом.

Молодой барин был необыкновенно красив : высокий, румяный, широкоплечий и гордый в осанке — все окрестные барышни сходили по нему с ума.

Он, надевая маску мрачного разочарования, рассказывая об утраченных идеалах и странностях любви, никого не удостоил своим вниманием.

Ходили слухи, что причина бесчувственности барчука кроется в романтических отношениях с некой барышней, проживающей в Москве.

Лиза Муромская, или Бетси, как на английский манер называл ее отец, — соседка юного повесы семнадцати лет. Единственный и потому избалованный ребенок , Лиза имела резвый нрав, карие глаза блестели, как тлеющие угли на приятном лице. Ее бесконечные шалости приводили в восторг отца и доводили до отчаяния гувернантку, умиравшую от скуки в этой варварской стране.

Свое представление об Алексее девушка могла составить только со слов своих друзей — барышень, потому что старшие Берестовы и Муромские были в ссоре. Тем более у молодой девушки подогревался интерес к воображаемому образу в сновидениях. Елизавета мечтает познакомиться с Алексеем, но не знает, как это сделать.

История переодевания или перипетии любви

Его Величество Дело приходит на помощь юной леди. У нее была служанка Настя, годами немного старше своей хозяйки, но такая же распутница и наперсница во всех ее сердечных тайнах. Другими словами, горничной отводилась роль дуэньи. Именно ей довелось воочию увидеть молодого барина, попав на именины поварихи в Тугилово.Барышня, ожидавшая служанку среди гостей, изнемогала от нетерпения.

Характеристика Алексея, выданная горничной, повергла барышню в шок. Никакого намека на интересную бледность, скуку и разочарование. «Худенький, красивый, румянец во всю щеку… и какой проказник, так не опишешь». Играл в горелки с дворовыми слугами, так «другое придумал — как бы девку какую поймать, ну и поцеловать», словом, «бешеный».

Желание увидеть веселого парня росло с каждой минутой. У Лизы и Насти отличный, по их мнению, план

Первая встреча

Девушка решает переодеться крестьянкой, а так как местный диалект ей хорошо знаком, разоблачение девушке не грозило. Рубаху из плотного полотна и сарафан из голубого китайца скроили и сшили уже на следующий день, а на нежные ножки, не привыкшие к острой траве, сплели лапти. Чудо как она хороша Лиза Муромская в этом наряде е.

Рано утром, в самом веселом и игривом настроении, озорница подошла к роще на границе родового поместья.

Здесь, по ее мнению, должен был появиться Алексей Берестов. И действительно, вдалеке послышался собачий лай, гончая вылетела на тропинку и испугала Лизу. После этого появился хозяин собаки и позвал собаку по-французски.

Элизабет не раздумывала воспользовалась обстоятельствами И. Алексей Берестов, очарованный молодой крестьянкой, решил ее проводить.

По дороге, чтобы уравнять их на социальном уровне, он представился слугой тугиловского барина, но девушка тут же опровергла его слова. Сама она называла себя дочерью местного кузнеца Акулины.

Внимание! По повести Пушкина режиссёр Алексей Сахаров снял одноименную комедию (1995), построенную на мистификации с последующим разоблачением героини. Также есть театральная постановка и даже мюзикл.

С каждой минутой Акулина нравилась молодому человеку все больше и больше, и он взял с нее честное слово, что завтра их встреча повторится. Барышня, опасаясь, что в случае ее отсутствия Берестов появится у кузницы, пообещала прийти на свидание.

Веселое приключение превращается в прекрасное чувство

Через несколько часов барышня раскаявшись , решает прекратить встречи с молодым человеком, но от этого шага ее удерживает только страх перед поисками настоящей Акулины. Как дальше развиваются события:

  1. Алексей, мечтая о черноглазой крестьянке, с нетерпением ждет следующего утра.
  2. На другой день при встрече Лиза высказывает мысль о тщетности их знакомства и легкомыслии своего поступка (разумеется, на крестьянском наречии).
  3. Алексей, очарованный девушкой, уверяет ее в невиновности своих мыслей и обещает впредь не искать с ней встреч без ее ведома.
  4. Два месяца пролетели незаметно. Молодые люди поняли, что влюблены друг в друга, им хорошо вместе.
  5. Елизавета и Алексей мало думали о будущем и жили настоящим.

Непредвиденные обстоятельства

Тем временем случилось происшествие, чуть не разрушившее идиллию молодых.Холодным осенним утром отец Лизы пошел гулять и вдруг наткнулся на Ивана Петровича Берестова, который был на охоте.

Встречи избежать уже не удалось, но тут пострадал конь Муромского , а затем сбросил всадника . Нога была повреждена, и Берестов, соблюдая правила гостеприимства, пригласил Муромского к себе.

За завтраком соседи заговорили и с удивлением заметили много общих тем и схожих вкусов. Все междоусобицы были забыты, Григория Ивановича заботливо усадили в дрожки и, взяв напутствие, чтобы на следующий день быть в Прилучине к обеду, он отправился домой.

Лиза, узнав о предстоящем свидании, впала в отчаяние . Страх разоблачения, с одной стороны, и желание увидеть, как ее возлюбленный поведет себя в других обстоятельствах, причудливо переплетаются. На помощь снова пришел испытанный метод.

На следующий день к обеду подъехали Берестовы. Алексей, чье сердце, хоть и несвободное, все же хотело посмотреть на красоту, о которой он слышал. И кого он увидел? В комнату вплыла выбеленная и накладная уговаривающая женщина, одетая в нелепый наряд а-ля Помпадур.Откуда было Алексею узнавать в этой кокетке свою простодушную Акулину.

Идея юной озорницы удалась. Отец только добродушно посмеялся над очередной забавой дочки И. Мисс Джексон восприняла эту выходку как насмешку над собой, так как белила и сурьма были взяты без спроса из ее комнаты. Но барышня, заверившая гувернантку в невиновности шутки, была прощена.

Успешное разрешение запутанной ситуации

На следующий день молодой человек описал Акулине подробности встречи с жеманной красавицей в таких нелепых выражениях, что Лиза от души рассмеялась .

Но тем не менее она пожаловалась на свою неграмотность, и Алексей Берестов тут же загорелся желанием научить ее грамоте.

Каково же было удивление юноши, когда через короткое время его милая пастушка старательно выводила целые слова и читала их по слогам. Они начали переписываться.

Но тут над влюбленными сгустились новые тучи. К тому времени родители наших молодых людей сдружились и прониклись друг к другу такой симпатией, что решили поженить своих детей.Иван Петрович подозвал к себе сына и объявил ему о принятом решении. Алексей встречает это предложение с сердечным трепетом и решительно отказывается от него , что приводит в бешенство отца, который обещает лишить сына наследства.

В смятении юноша пишет письмо возлюбленной, в котором излагает всю безысходность положения и призывает ненаглядную Акулину бежать вместе с ним и жить праведными трудами.

Призвав все свое мужество, юный Берестов отправляется в Прилучино за решающим объяснением . Но Муромского нет дома, и Берестов намерен поговорить с дочерью. Заходит в комнату — и что видит: Акулина, возлюбленная Акулины, сидела в белом утреннем платье и читала его письмо.

Важно! Традиция одеваться в простую крестьянскую одежду жива и сегодня. В 1992 году молодая женщина из Екатеринбурга вместе с подругой открыла магазин православной одежды под названием «Барышня-крестьянка». Сейчас открыты три магазина проекта в Москве, Санкт-Петербурге.Петербург и Екатеринбург.

Барышня-крестьянка Пушкин — анализ романа

Развязка более чем ясна

Так чему же учит легкая, юмористическая история Лизы и Алексея из «Барышни-крестьянки»? Основная идея произведения заключается в том, что главными ценностями человека являются не статус и класс, а ум, честь, доброта, искренность и простота.

Во всем ты, Любимая, ты в хорошем наряде.

Богданович.

В одной из наших глухих губерний было имение Ивана Петровича Берестова. В молодости он служил в гвардии, вышел в отставку в начале 1797 года, уехал в свою деревню и с тех пор оттуда не выезжал. Он был женат на бедной дворянке, которая умерла при родах, пока он был в походе. Домашние упражнения вскоре утешили его. Он построил дом по собственному плану, завел суконную фабрику, утроил свой доход и стал считать себя самым умным человеком во всей округе, в чем соседи, приезжавшие к нему в гости со своими семьями и собаками, не противоречили ему.В будние дни он ходил в плюшевой куртке, по праздникам надевал пальто из домашнего сукна; сам записал расход и ничего не читал, кроме «Сенатских ведомостей». В общем, его любили, хотя и считали гордым. Не ужился с ним только Григорий Иванович Муромский, его ближайший сосед. Это был настоящий русский мастер. Промотав большую часть своего имения в Москве и будучи к тому времени вдовой, он уехал в свою последнюю деревню, где продолжал проказничать, но уже по-новому.Он разбил английский сад, на который тратил почти все остальные доходы. Его женихи были одеты по-английски

жокея. У его дочери была английская мадам. Обработал свои поля по английскому методу:

и, несмотря на значительное сокращение расходов, доходы Григория Ивановича не увеличились; даже в деревне он находил способ влезть в новые долги; при всем том он считался человеком неглупым, ибо первый из помещиков его губернии догадался заложить имение в Попечительский совет: поворот, казавшийся в то время чрезвычайно сложным и смелым. Из людей, осуждавших его, Берестов высказался наиболее резко. Ненависть к инновациям была отличительной чертой его характера. Он не мог равнодушно говорить об англомании соседа и каждую минуту находил возможность покритиковать его. Показал ли он гостю свое имущество, в ответ на похвалы его хозяйственным порядкам: «Есть-с! — сказал он с лукавой улыбкой, — у меня нет того, что есть у моего соседа Григория Ивановича. Где мы можем разориться на английском языке! Нам бы по-русски хотя бы по полной.Эти и подобные шутки, благодаря усердию соседей, были доведены до сведения Григория Ивановича с дополнениями и пояснениями. Англоман терпел критику так же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он был в ярости и назвал своего Зойла медведем и провинциалом.

Таковы были отношения между этими двумя хозяевами, как сын Берестова приехал к нему в деревню. Он воспитывался в *** университете и намеревался поступить на военную службу, но отец на это не согласился. Молодой человек чувствовал себя совершенно неспособным к государственной службе. Они не уступали друг другу, и молодой Алексей стал жить до поры до времени как джентльмен, отпустив на всякий случай усы.

Алексей был действительно хорошим парнем. В самом деле, было бы жаль, если бы его стройная фигура никогда не была стянута военным мундиром и если бы он вместо того, чтобы красоваться на лошади, провел свою молодость, склонившись над канцелярскими бумагами. Наблюдая, как он всегда скакал первым на охоте, не разбираясь в дороге, соседи соглашались, что из него никогда не получится хорошего старосты.Барышни посмотрели на него, и

человека заглянули; но Алексей мало с ними занимался, и они считали, что причиной его бесчувственности была любовная связь. На самом деле, по рукам ходил список от адреса одного из его писем: Акулина Петровна Курочкина, в Москве, против Алексеевского монастыря, в доме лудильщика Савельева, и покорнейше прошу доставить это письмо в АХР

Те из моих читателей, которые не жили в деревнях, не могут себе представить, какая прелесть эти уездные барышни! Воспитанные на чистом воздухе, в тени своих садовых яблонь, они черпают знания о свете и жизни из книг. Уединение, свобода и раннее чтение развивают в них чувства и страсти, неведомые нашим рассеянным красавицам. Для барышни звонок в колокольчик – уже приключение, поездка в соседний город – эпоха в жизни, а визит в гости оставляет долгую, иногда вечную память. Конечно, каждый волен посмеяться над некоторыми их странностями, но шутки поверхностного наблюдателя не могут разрушить их существенных достоинств, из которых главное: черта личности, личность (individualité) 1), без которой, по мнению для Жан-Поля человеческого величия не существует.В столицах женщины получают, может быть, лучшее образование; но умение света скоро сглаживает характер и делает души однообразными, как головные уборы. Пусть это будет сказано не в суде, и не в осуждение, а nota nostra manet 2), как пишет один старый комментатор.

Легко себе представить, какое впечатление должен был производить Алексей в кругу наших барышень. Он первый предстал перед ними мрачный и разочарованный, первый заговорил с ними об утраченных радостях и о своей увядшей юности; кроме того, он носил черный перстень с изображением мертвой головы. Все это было крайне ново в той провинции. Дамы сходили по нему с ума.

1) индивидуальность (французский) .

2) наше замечание остается в силе (лат.) .

Но больше всего о нем заботилась дочь моего англолюба Лиза (или Бетси, как обыкновенно называл ее Григорий Иванович). Отцы не ходили друг к другу в гости, Алексея она еще не видела, а все молодые соседи говорили только о нем. Ей было семнадцать лет. Черные глаза оживляли ее смуглое и очень приятное лицо.Она была единственным и, следовательно, избалованным ребенком. Ее игривость и ежеминутные шалости приводили в восторг отца и приводили в восторг мадам мисс Джексон, сорокалетнюю чопорную девицу, которая белила и натирала себе брови, два раза в год перечитывала Памелу, получала за это две тысячи рублей и умер от скуки, в отчаянии. в этой варварской России .

Настя подписалась на Лизу; она была старше, но так же взбалмошна, как и ее барышня. Лиза очень любила ее, открывала ей все свои тайны и обдумывала с ней свои мысли; Словом, Настя была лицом в селе Прилучине куда более значительным, чем любая наперсница во французской трагедии.

Отпусти меня сегодня в гости, — однажды сказала Настя, одевая барышню.

Пожалуйста; А куда?

В Тугилово, к Берестовым. Жена повара — их именинница, и вчера она пришла, чтобы пригласить нас поужинать.

Сюда! — сказала Лиза, — господа в ссоре, а слуги угощают друг друга.

Да какое нам дело господа! — возразила Настя, — к тому же я твоя, а не папина. Вы еще не поссорились с молодым Берестовым; а старики пусть воюют сами за себя, если им весело.

Попробуй, Настя, увидеть Алексея Берестова, но расскажи хорошенько, какой он и что он за человек.

Насте было обещано, и Лиза весь день ждала ее возвращения. Вечером пришла Настя.

Ну, Лизавета Григорьевна, — сказала она, входя в комнату, — она ​​увидела молодого Берестова: она насмотрелась; были вместе весь день.

Нравится? Расскажи, расскажи по порядку.

Пожалуйста, сэр; Пошли, я, Анисья Егоровна, Ненила, Дунька…

Хорошо, я знаю. Ну тогда?

Расскажу все по порядку. Вот мы и подошли к ужину. Комната была полна людей. Там были Колбинский, Захарьевский, приказчик с дочерьми, Хлупинский…

Хорошо! а Берестов?

Подождите минутку. Вот мы и сели за стол, приказчица на первом месте, я рядом с ней… и дочки надулись, а мне на них наплевать…

Ох, Настя, как ты скучна со своими вечными подробностями!

Какой ты нетерпеливый! Ну, мы вышли из-за стола… и мы просидели три часа, и обед был великолепен; пирожное бланманже голубое, красное и полосатое… Итак, мы встали из-за стола и пошли в сад играть в горелки, и тут же появился молодой джентльмен.

Ну? Правда ли, что он такой красивый?

Удивительно хорош, красавчик, можно сказать. Стройная, высокая, румянец во всю щеку…

Верно? А я думал, что у него бледное лицо. Какой? Каким он показался вам? Грустный, задумчивый?

Что ты делаешь? Да, я никогда не видел такого сумасшедшего.Ему взбрело в голову бежать с нами в горелки.

Бегите с собой в горелки! Невозможный!

Очень возможно! Что еще вы думали! Поймай, ну и поцелуй!

Твоя воля, Настя, ты врешь.

Это ваш выбор, я не вру. Я насильно избавился от него. Весь день был с нами так.

Да как же, говорят, он влюблен и ни на кого не смотрит?

Не знаю-с, но он слишком много смотрел на меня, и на Таню, приказчицу, тоже; Да и Паша Колбинская, да грех сказать, никого не обидел, такой проказник!

Удивительно! Что вы слышите о нем дома?

Барин, говорят, красивый: такой добрый, такой веселый.Одно плохо: он слишком любит гоняться за девушками. Да, для меня это не проблема: со временем уляжется.

Как бы я хотел его увидеть! — со вздохом сказала Лиза.

Так что же в этом умного? Тугилово недалеко от нас, всего три версты: прогуляйтесь в ту сторону или проедьте верхом; вы обязательно с ним встретитесь. Каждый день рано утром он выходит на охоту с ружьем.

Нет, это нехорошо. Он может подумать, что я преследую его. Кроме того, наши отцы в ссоре, так что я все равно не смогу с ним познакомиться… Ах, Настя! Знаешь что? Я переоденусь крестьянкой!

И действительно; наденьте толстую рубаху, сарафан и смело идите в Тугилово; Я гарантирую вам, что Берестов не будет скучать по вам.

И здесь я могу очень хорошо говорить. О, Настя, дорогая Настя! Какое славное изобретение! — И Лиза легла спать с намерением непременно исполнить свое веселое предположение.

Уже на следующий день она приступила к выполнению задуманного, послала купить на рынке толстое белье, синие китайские и медные пуговицы, с помощью Насти сшила себе рубашку и сарафан, всю одежду девушки пустила в пошив , и к вечеру все было готово.Лиза примерила обновку и призналась перед зеркалом, что еще никогда не казалась себе такой милой. Она повторяла свою роль, низко кланялась на ходу, а потом несколько раз покачивала головой, как глиняные коты, говорила на крестьянском наречии, смеялась, прикрываясь рукавом, и заслужила полное одобрение Насти. Одно мешало ей: она пыталась пройти босиком по двору, но дерн колол ее нежные ноги, а песок и галька казались ей невыносимыми. Настя и тут помогла ей: сняла мерку с Лизиной ноги, побежала в поле к Трофиму-пастуху и заказала ему лапти по этой мерке.На следующий день, ни света, ни зари, Лиза уже не спала. Весь дом еще спал. Настя ждала пастуха за воротами. Заиграл рог, и деревенское стадо потянулось мимо барского двора. Трофим, проходя впереди Насти, дал ей маленькие разноцветные лапти и получил от нее полтинник в награду. Лиза незаметно переоделась крестьянкой, шепнула Насте


свои инструкции относительно мисс Джексон, вышла на заднее крыльцо и побежала через огород в поле.

На востоке сияла заря, и золотые ряды облаков как будто ждали солнца, как придворные ждут государя; ясное небо, свежесть утра, роса, ветерок и пение птиц наполняли сердце Лизы детской радостью; боясь какой-то знакомой встречи, она как будто не шла, а летела. Подойдя к роще, стоявшей на рубеже отцовских владений, Лиза пошла тише. Здесь она должна была ждать Алексея. Сердце ее сильно билось, сама не зная почему; но страх, сопровождающий наши юные шалости, и есть их главная прелесть.Лиза вошла во мрак рощи. Тупой, беспорядочный шум приветствовал девушку. Ее веселье улеглось. Мало-помалу она предавалась сладким мечтам. Она подумала… а можно ли с точностью определить, о чем думает семнадцатилетняя барышня, одна, в роще, в шестой час весеннего утра? Так она

Она задумчиво шла по дороге, затененной с обеих сторон высокими деревьями, как вдруг на нее залаяла красивая легавая собака. Лиза испугалась и закричала.В то же время послышался голос: «Tout beau, Sbogar, ici…» 1) — и из-за куста появился молодой охотник. «Наверное, дорогая, — сказал он Лизе, — моя собака не кусается. Лиза уже оправилась от своего испуга и умела тотчас воспользоваться обстоятельствами. — Нет-с, — сказала она, притворяясь полуиспуганной, полуробкой, — я боюсь: она, видите ли, так сердится; опять мчится.» Алексей (читатель уже узнал его) между тем пристально смотрел на молодую бабу.«Я пойду с тобой, если ты боишься, — сказал он ей, — ты отпустишь меня рядом с собой?» «Кто вам мешает? — ответила Лиза, — воля вольная, но дорога мирская. — «Откуда ты?» — «Из Прилучина; Я дочь кузнеца Василия, иду по грибы» (Лиза несла ящик на веревочке). — «А вы, барин? Тугиловский, что ли? — «Правильно, — ответил Алексей, — я камердинер молодого барина». Алексей хотел уравнять их отношения. Но Лиза посмотрела на него и засмеялась.— А ты лжешь, — сказала она, — на дурака не напала. Я вижу, что ты сам мастер. — «Почему вы так думаете?» — «Да, все кончено». — «Однако?» — «Да как же с прислугой барина не узнать? И ты одет не так, и говоришь по-другому, и зовешь собаку не по-нашему. Алексею час за часом больше нравилась Лиза. Привыкший не церемониться с хорошенькими бабами, он хотел было обнять ее; но Лиза отскочила от него и вдруг приняла такой строгий и холодный вид, что это хотя и рассмешило Алексея, но удержало его от дальнейших попыток.— Если ты хочешь, чтобы мы были друзьями в будущем, — серьезно сказала она, — тогда не забывай себя. «Кто научил тебя этой мудрости? — спросил Алексей, расхохотавшись. — Не Настенька ли, батенька, не подружка ли вашей барышни? Вот пути, по которым распространяется просветление!» Лиза почувствовала, что вот-вот выйдет из роли, и тут же поправила себя. «Как вы думаете? — сказала она, —

1) Тубо, Сбогар, сюда… (франц.) .

Я никогда не был даже во дворе усадьбы? Я полагаю: я слышал и видел достаточно.Однако, — продолжала она, — болтая с тобой, грибов не наберешь. Идите, вы, джентльмен, в сторону, а я в другую. Просим прощения… Лиза хотела уйти, Алексей держал ее за руку. «Как тебя зовут, душа моя?» — «Акулина, — отвечала Лиза, стараясь высвободить пальцы из руки Алексеевой, — отпусти меня, барин; Мне пора домой.» — «Ну, друг мой Акулина, я непременно зайду к твоему отцу, кузнецу Василию.» — «Что ты? — живо возразила Лиза, — ради Христа, не приходи.Если узнают дома, что я разговаривал наедине с барином в роще, то мне будет беда: отец, кузнец Василий, забьет меня насмерть. — Да, я определенно хочу увидеть тебя снова. — «Ну, когда-нибудь я снова зайду сюда за грибами». — «Когда?» — «Да хоть завтра». — «Дорогая Акулина, я бы тебя поцеловал, да не смею. Так завтра, в это время, не так ли?» — «Да, да.» — «А ты меня не обманешь?» — «Я не обману» — «Боже». , Я приду.»

Молодые люди расстались. Лиза вышла из леса, перешла поле, прокралась в сад и стремглав побежала на хутор, где ее ждала Настя. Там она переоделась, рассеянно отвечая на вопросы нетерпеливой наперсницы, и появилась в гостиной. Стол был накрыт, завтрак готов, и мисс Джексон, уже выбеленная и налитая в стакан, резала тонкие тарталетки. Отец похвалил ее за раннюю прогулку. «Нет ничего полезнее, — сказал он, — как проснуться на рассвете.Здесь он привел несколько примеров человеческого долголетия, почерпнутых из английских журналов, отметив, что все люди, прожившие более ста лет, не пили водки и зимой и летом вставали на рассвете. Лиза не слушала его. Она повторила в уме все обстоятельства утренней встречи, весь разговор Акулины с молодым охотником, и совесть стала ее мучить. Напрасно она возражала себе, что разговор их не выходит за рамки приличия, что эта шалость не может иметь никаких последствий, громче рассудка роптала ее совесть.Обещание, которое она дала на завтра

Больше всего ее беспокоило то, что она собиралась решиться не сдержать своей торжественной клятвы. Но Алексей, напрасно дождавшись ее, мог отправиться на поиски дочери Василия-кузнеца в деревню, настоящей Акулины, толстой, рябой девушки, и таким образом догадаться о ее легкомысленной проказе. Эта мысль ужаснула Лизу, и она решила наутро снова явиться в рощу Акулины.

Со своей стороны, Алексей был в восторге, он весь день думал о своем новом знакомом; ночью образ смуглой красавицы преследовал его воображение во сне.Едва рассвет занялся, как он уже был одет. Не дав себе времени зарядить ружье, он вышел в поле со своим верным Сбогарем и побежал к месту обещанной встречи. Около получаса прошло в невыносимом ожидании его; наконец он увидел мелькавший между кустами голубой сарафанчик и бросился навстречу милой Акулине. Она улыбнулась восторгу от его благодарности; но Алексей тотчас же заметил на ее лице следы уныния и беспокойства. Он хотел знать причину.Лиза призналась, что ее поступок показался ей легкомысленным, что она раскаивается в нем, что на этот раз она не хочет сдержать свое слово, но что эта встреча будет последней и что она просила его прекратить знакомство, что не могло не помочь. хорошо принеси их. Все это, конечно, было сказано на крестьянском наречии; но мысли и чувства, необычные для простой девушки, поразили Алексея. Он употребил все свое красноречие, чтобы отвратить Акулину от ее намерения; он уверял ее в невиновности своих желаний, обещал никогда не давать ей повода для раскаяния, во всем слушаться ее, заклинал не лишать его одного утешения: видеть ее одну, хоть через день, хоть два раза в неделю.Он говорил на языке истинной страсти и в этот момент был словно влюблен. Лиза слушала его молча. — Дай мне слово, — сказала она наконец, — что ты никогда не будешь искать меня в деревне и спрашивать обо мне. Дайте мне слово не искать со мной других свиданий, кроме тех, которые я сам назначу. Алексей клялся ей, что сегодня Страстная пятница, но она с улыбкой остановила его. «Я не

вам нужна присяга, — сказала Лиза, — достаточно одного вашего обещания. После этого они дружно разговаривали, прогуливаясь вместе по лесу, пока Лиза не сказала ему: пора.Они расстались, и Алексей, оставшись один, не мог понять, как простой деревенской девушке удалось за два свидания взять над ним истинную власть. Отношения его с Акулиной имели для него прелесть новизны, и хотя наставления чужой бабы казались ему болезненными, мысль о том, чтобы не сдержать своего слова, даже не приходила ему в голову. Дело в том, что Алексей, несмотря на роковой звонок, таинственную переписку и мрачное разочарование, был добрым и пылким малым и имел чистое сердце, способное чувствовать наслаждения невинности.

Если бы я только повиновался моему желанию, я непременно стал бы описывать во всех подробностях встречи молодых людей, растущее взаимное влечение и доверчивость, деятельность, разговоры; но я знаю, что большинство моих читателей не разделят со мной моего удовольствия. Подробности эти вообще должны показаться приторными, поэтому я их опущу, сказав вкратце, что не прошло и двух месяцев, а мой Алексей уже был влюблен без памяти, и Лиза была не более равнодушной, хотя и более молчаливой, чем он.Оба они были счастливы в настоящем и мало думали о будущем.

Мысль о неразрывной связи мелькала у них в голове довольно часто, но они никогда не говорили об этом друг с другом. Причина ясна: как ни был он привязан к своей милой Акулине, он все же помнил ту дистанцию, которая существовала между ним и бедной крестьянкой; и Лиза знала, какая ненависть существовала между их отцами, и не смела надеяться на взаимное примирение. К тому же гордость ее втайне подстегивала темная, романтическая надежда увидеть наконец тугиловского помещика у ног дочери прилучинского кузнеца.Внезапно важное происшествие едва не изменило их взаимоотношения.

В одно ясное холодное утро (из тех, которыми богата наша русская осень) Иван Петрович Берестов выехал на прогулку, на всякий случай взяв с собой

пара тройка борзых, стремя и несколько дворовых мальчишек с погремушками. В то же время Григорий Иванович Муромский, соблазнившись хорошей погодой, велел оседлать свою коренастую кобылку и поскакал рысью возле своих англизированных владений. Подъезжая к лесу, он увидел своего соседа, гордо сидящего верхом, в чекмене, подбитом лисьим мехом, и ожидающего зайца, которого кричали и тарахтели из кустов мальчишки. Если бы Григорий Иванович мог предвидеть эту встречу, то он, конечно, отвернулся бы; но он наткнулся на Берестова совершенно неожиданно и вдруг оказался на расстоянии пистолетного выстрела от него. Делать было нечего. Муромский, как образованный европеец, подъехал к своему противнику и учтиво поприветствовал его. Берестов ответил с тем же усердием, с каким прикованный медведь кланяется господам по приказу своего проводника. В это время заяц выскочил из леса и побежал по полю.Берестов и стремя завопили во все горло, отпустили собак и поскакали за ними во всю прыть. Лошадь Муромского, никогда не бывавшая на охоте, испугалась и пострадала. Муромский, провозгласивший себя отличным наездником, дал ей волю и был внутренне доволен случаем, избавившим его от неприятной спутницы. Но лошадь, прискакав к оврагу, которого прежде не замечала, вдруг бросилась в сторону, и Муромский не усидел на месте. Довольно тяжело упав на мерзлую землю, он лежал, проклиная свою невысокую кобылу, которая, как бы опомнившись, тотчас же остановилась, как только почувствовала себя без седока. Иван Петрович подскакал к нему, спрашивая, не ушибся ли он. Тем временем конюх привел провинившуюся лошадь, держа ее под уздцы. Он помог Муромскому взобраться на седло, и Берестов пригласил его к себе. Муромский не мог отказаться, ибо чувствовал себя обязанным, и таким образом Берестов вернулся домой со славой, затравив зайца и приведя своего противника раненым и почти военнопленным.

Соседи, завтракая, завели довольно дружескую беседу. Муромский попросил у Берестова дрожки, ибо тот признался, что из-за синяка не может ехать домой.Берестов сопровождал его до

крыльца, и Муромский не уходил, прежде чем взять с него честное слово на следующий же день (и с Алексеем Ивановичем) прийти по-дружески отобедать в Прилучино. Таким образом, древняя и глубоко укоренившаяся вражда, казалось, готова была закончиться из-за застенчивости невысокой кобылки.

Лиза выбежала встречать Григория Ивановича. «Что это значит, папа? — сказала она удивленно, — что же ты хромаешь? Где твоя лошадь? Чьи это дрожки? все, что было. Лиза не могла поверить своим ушам. Григорий Иванович, не давая ей опомниться, объявил, что завтра оба Берестовых будут обедать у него. — Да что вы! — сказала она, побледнев. — Берестовы, отец и сын! Завтра у нас обед! Нет, папа, как изволите: я ни за что не покажусь. — возразил отец, — давно ли ты так робеешь, или питаешь к ним наследственную ненависть, как романтическая героиня? Довольно, не валяй дурака…»-«Нет, батька, ни за что на свете, ни за какие сокровища, я не предстану перед Берестовыми. Григорий Иванович пожал плечами и больше не спорил с нею, ибо знал, что противоречием ей ничего не возьмешь, и пошел отдыхать от своей замечательной прогулки.

Лизавета Григорьевна пошла к себе в комнату и позвала Настю. Оба долго говорили о завтрашнем визите. Что подумает Алексей, если узнает в благовоспитанной барышне свою Акулину? Какого мнения он будет о ее поведении и правилах, о ее благоразумии? С другой стороны, Лизе очень хотелось посмотреть, какое впечатление произвела бы на него такая неожиданная встреча. .. Внезапно ее промелькнула мысль. Она тут же передала его Насте; оба обрадовались ей как находке и решили непременно ее исполнить.

На другой день за завтраком Григорий Иванович спросил у дочери, намерена ли она еще спрятаться от Берестовых. — Папочка, — отвечала Лиза, — я их приму, если тебе угодно, только с уговором: как бы я

1) Дорогой мой (англ.) .

что бы я ни делал, ты не будешь ругать меня и не подашь ни малейшего удивления или неудовольствия.- «Опять какие-то проказы! — сказал Григорий Иванович, смеясь. — Так так так; Согласен, делай что хочешь, моя черноглазая шалунья.» С этими словами он поцеловал ее в лоб, и Лиза побежала собираться.

Ровно в два часа во двор въехала самодельная повозка, запряженная шестеркой лошадей, и покатилась по густо-зеленому кругу дерна. Старый Берестов поднялся на крыльцо с помощью двух муромских лакеев в ливреях. Вслед за ним приехал его сын верхом и вошел с ним в столовую, где уже был накрыт стол.Муромский принял соседей как можно ласковее, пригласил их осмотреть сад и зверинец перед обедом и повел их по дорожкам, тщательно подметенным и присыпанным песком. Старый Берестов внутренне сожалел о потерянной работе и времени на такие бесполезные капризы, но из вежливости промолчал. Его сын не разделял ни неудовольствия благоразумного землевладельца, ни восхищения гордого англомана; он с нетерпением ждал появления барской дочери, о которой много слышал, и хотя сердце его, как известно, уже было занято, но юная красавица всегда имела право на его воображение.

Вернувшись в гостиную, сели втроем: старики вспомнили былые времена и анекдоты своей службы, а Алексей задумался, какую роль ему играть в присутствии Лизы. Он решил, что холодная рассеянность во всяком случае самое подходящее, и в результате приготовился. Дверь отворилась, он повернул голову с таким равнодушием, с такой гордой небрежностью, что сердце самой отпетой кокетки непременно содрогнулось бы.К сожалению, вместо Лизы вошла старая мисс Джексон, беленая, в обтяжку, с опущенными глазами и маленьким кинжалом, и прекрасное военное движение Алексеева пропало впустую. Не успел он снова собраться с силами, как дверь снова отворилась, и на этот раз вошла Лиза. Все встали; отец начал знакомить гостей, но вдруг остановился и торопливо перекусил

губ… Лиза, его смуглая Лиза, была до ушей выбелена, чернее самой мисс Джексон; ее накладные кудри, гораздо светлее ее собственных, были взъерошены, как парик Людовика XIV; рукава à l’imbécile 1) торчали, как физма мадам де Помпадур; 2) талия ее была стянута крестиком, а все мамины бриллианты, еще не заложенные в ломбард, блестели на ее пальцах, шее и ушах.Алексей не мог узнать в этой веселой и блестящей барышне свою Акулину. Его отец подошел к ее руке, и он с досадой последовал за ним; когда он касался ее маленьких белых пальчиков, ему казалось, что они дрожат. Между тем он успел заметить ногу, нарочито выставленную напоказ и обутую со всяким кокетством. Это несколько примирило его с остальной ее одеждой. Что касается белил и сурьмы, то по простоте душевной, признаюсь, он их не заметил с первого взгляда, да и не подозревал потом.Григорий Иванович помнил свое обещание и старался не выказывать своего удивления; но выходка дочери показалась ему такой забавной, что он едва удержался. Чопорная англичанка не смеялась. Она догадалась, что из ее комода украли сурьму и белила, и сквозь искусственную белизну ее лица проступил багровый румянец досады. Она бросала огненные взгляды на юную озорницу, которая, отложив все объяснения до другого раза, делала вид, что не замечает их.

Мы сели за стол. Алексей продолжал играть роль рассеянного и задумчивого. Лиза была скромна, говорила сквозь зубы, нараспев и только по-французски. Отец с минуту смотрел на нее, не понимая ее цели, но находя все это очень забавным. Англичанка была в ярости и молчала. Один Иван Петрович был дома: ел за двоих, пил в свою меру, смеялся над своим смехом и изредка говорил и смеялся дружески.

Наконец встал из-за стола; гости ушли, а Григорий Иванович дал волю смеху и вопросам.»Что ты хочешь

1) «сдуру» (фасон узких рукавов с буфами на плече) (франц.) .

2) Мадам де Помпадур (французский) .

ты хочешь их одурачить? — спросил он Лизу. — Знаешь что? Побелка, право, прилипла к тебе; Я не вникаю в тайны дамского туалета, но на вашем месте я бы начал белеть; Конечно, не слишком много, а чуть-чуть. Лиза была в восторге от успеха своего изобретения. Она обняла отца, пообещала ему подумать над его советом и побежала умилостивлять раздраженную мисс Джексон, которая с трудом согласилась открыть ей дверь и выслушать ее оправдания.Лизе стыдно было показаться такой черноволосой перед посторонними; она не смела спросить… она была уверена, что добрая, милая мисс Джексон простит ее… и прочее, и прочее. Мисс Джексон, убедившись, что Лиза не думает над ней издеваться, успокоилась, поцеловала Лизу и в залог примирения подала ей банку английской белил, которую Лиза приняла с выражением искренней благодарности.

Читатель догадается, что наутро Лиза не замедлила появиться в роще свиданий.— Вы были, сэр, вечером у наших господ? — сказала она тотчас же Алексею, — какой вам показалась барышня? Алексей ответил, что не заметил ее. — Извините, — запротестовала Лиза. Почему бы нет? — спросил Алексей. «А потому, что я хотел бы спросить вас, правда ли, что они говорят…» — «Что они говорят?» — «Правда ли, говорят, что я похожа на барышню?» — «Какая чепуха! Она урод урод перед вами. — «Ах, барин, грех вам это говорить; наша барышня такая белая, такая умная! Где мне с ней сравниться! Алексей клялся ей, что она лучше всяких белых барышень, и, чтобы совсем ее успокоить, стал описывать ее госпожу с такими смешными чертами, что Лиза от души засмеялась.— Впрочем, — сказала она со вздохом, — хоть барышня и смешная, а я перед ней все равно безграмотная дура. — «А! — сказал Алексей, — есть о чем сокрушаться! Да, если хочешь, я сейчас же научу тебя читать и писать. — «Извините, дорогой, начнем прямо сейчас». Они сели. Алексей достал из кармана карандаш и блокнот, и Акулина на удивление быстро выучила алфавит. Алексея не могли не удивить ее

понимание.На следующее утро она захотела попробовать написать; сначала карандаш ее не слушался, но через несколько минут она стала вполне прилично рисовать буквы. «Какое чудо! — сказал Алексей. «Да, у нас обучение идет быстрее, чем по ланкастерской системе». В самом деле, на третьем уроке Акулина уже разбирала «Наталью, боярскую дочь», прерывая ее чтение репликами, от которых Алексей был поистине изумлен, и пачкала круглый лист афоризмами, подобранными из того же рассказа.

Прошла неделя, и между ними началась переписка. Почта была устроена в дупле старого дуба. Настя тайком поправила положение почтальона. Алексей принес туда письма, написанные крупным почерком, и там же нашел каракули любимой на простой синей бумаге. Акулина, по-видимому, привыкала к лучшей манере речи, и ум ее заметно развивался и формировался.

Между тем недавнее знакомство между Иваном Петровичем Берестовым и Григорием Ивановичем Муромским все более и более укреплялось и скоро переходило в дружбу, по следующим причинам: Муромский часто думал, что после смерти Ивана Петровича все его имение перейдет в руки Алексей Иванович; что в таком случае Алексей Иванович будет одним из богатейших помещиков в этой губернии и что ему нет причины не жениться на Лизе.Старый Берестов, со своей стороны, хотя и признавал в своем соседе некоторую расточительность (или, как он выражался, английскую дурь), но не отрицал в нем многих прекрасных добродетелей, например: редкой находчивости; Григорий Иванович был близким родственником графа Пронского, человеком знатным и сильным; граф мог бы быть очень полезен Алексею, а Муромский (так думал Иван Петрович) вероятно обрадуется случаю выгодно выдать дочь. До тех пор старики все обдумывали про себя, пока, наконец, не заговорили друг с другом, не обнялись, не пообещали обработать дело по порядку и не стали суетиться, каждый со своей стороны.Муромский столкнулся с трудностью: уговорить свою Бетси познакомиться поближе.

с Алексеем, которого она не видела с самого памятного ужина. Похоже, они не очень любили друг друга; по крайней мере Алексей уже не возвращался в Прилучино, а Лиза уходила в свою комнату каждый раз, когда Иван Петрович почтил их своим визитом. Но, думал Григорий Иванович, если бы Алексей был со мной каждый день, то Бетси пришлось бы в него влюбиться. Все в порядке. Время все подсластит.

Иван Петрович меньше беспокоился об успехе своих намерений. В тот же вечер он позвал сына к себе в кабинет, закурил трубку и после небольшой паузы сказал: «Что же, Алеша, ты давно не говоришь о военной службе? Или гусарский мундир вас уже не прельщает! ..» — Нет, батюшка, — отвечал почтительно Алексей, — я вижу, что ты не хочешь, чтобы я пошел в гусары; мой долг тебя слушаться. » — «Хорошо, — отвечал Иван Петрович, — я вижу, что ты послушный сын; это мне утешительно; ну, я и пленять тебя не хочу; я тебя не принуждаю присоединиться … сразу… на госслужбе; а между тем я намерен жениться на тебе.

На ком это, отец? — спросил изумленный Алексей.

На Лизавету Григорьевну Муромскую отвечал Иван Петрович; — невеста в любом месте; а это не?

Отец, я пока не думаю о женитьбе.

Ты так не думаешь, я подумал за тебя и передумал.

Воля, Лиза Муромская мне совсем не нравится.

После того, как вам понравится. Терпи, влюбляйся.

Я не чувствую себя способным сделать ее счастливой.

Не твое горе — ее счастье. Какой? так вы уважаете волю родителя? Хорошо!

Как хотите, жениться не хочу и не женюсь.

Ты женишься, или я тебя прокляну, а имение, как Бог, свято! Я продам и промотаю, и вам не оставлю ни копейки! Даю тебе три дня на размышление, а пока не смей показываться мне в глаза.

Алексей знал, что если отцу что-нибудь взбредет в голову, то, по слову Тараса Скотинина, и гвоздем не выбьешь; но Алексей был как отец, и так же трудно было его переплюнуть. Он ушел в свою комнату и стал думать о пределах родительской власти, о Лизавете Григорьевне, о торжественном обещании отца сделать его нищим и, наконец, об Акулине. В первый раз он ясно увидел, что страстно влюблен в нее; романтическая мысль жениться на крестьянке и жить своими трудами пришла ему в голову, и чем больше он думал об этом решительном поступке, тем больше находил в нем благоразумия. С некоторых пор встречи в роще прекращены из-за дождливой погоды.Он написал Акулине письмо самым четким почерком и самым яростным слогом, объявил ей о грозившей им смерти и тут же предложил ей свою руку. Он тотчас же отнес письмо на почту, в лощину, и лег спать очень довольный собой.

На другой день Алексей, твердый в своем намерении, рано утром отправился к Муромскому, чтобы иметь с ним откровенное объяснение. Он надеялся возбудить его великодушие и склонить его на свою сторону. — Григорий Иванович дома? — спросил он, останавливая лошадь перед крыльцом Прилучинского замка.— Ни в коем случае, — отвечал слуга, — Григорий Иванович изволил утром уйти. — «Как раздражает!» подумал Алексей. — Лизавета Григорьевна хоть дома? — «Дома, сэр». А Алексей соскочил с коня, подал вожжи в руки лакею и ушел без вести.

«Все решится, — думал он, поднимаясь в гостиную, — я объясню ей». — Он вошел… и остолбенел! Лиза… нет Акулина, милая смуглая Акулина, не в сарафане, а в белом утреннем платье, сидела перед окном и читала его письмо; она была так занята, что не слышала, как он вошел.Алексей не мог не воскликнуть от радости. Лиза вздрогнула, подняла голову, закричала и хотела убежать. Он бросился ее удерживать. «Акулина, Акулина!..» Лиза попыталась освободиться от него…» Mais laissez-moi donc,

Воспроизведено по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Москва: ГИХЛ, 1959-1962. Том 5. Романы, рассказы.

Восстание Эсперансы Глава 5 | Shmoop

Esperanza Rising Глава 5 | Шмуп

Магазин не будет работать корректно в случае, если куки отключены.

Похоже, в вашем браузере отключен JavaScript. Для наилучшего взаимодействия с нашим сайтом обязательно включите Javascript в своем браузере.

Глава 5

Las Guayabas (Guavas)

  • Они прибывают в амбар, где их ждет сеньор Родригес с фургоном и множеством ящиков зеленой гуавы.
  • Вот план: мужчины сделали фальшпол в вагоне. Женщины лягут в пространстве между этажами, чтобы никто не видел, как они уходят из города. Они отвезут тележку в Сакатекас и там сядут на поезд.
  • Эсперансе это кажется немного клаустрофобным, и она хочет сесть впереди с Мигелем и Альфонсо. Но это просто небезопасно.
  • Они идут. Женщины ложатся, а мужчины покрывают пол гуавой. Если кто-нибудь увидит их на дороге, это будет похоже на то, что фермер и его сын везут тележку с гуавой на рынок. Ничего страшного.
  • Чтобы отвлечь Эсперансу, Гортензия рассказывает историю о том, как, когда она была маленькой, им приходилось прятаться от бандитов, которые ворвались в дом.
  • Вот история:
  • Мигель, Гортензия и Эсперанса спрятались под кроватью, но не знали, что у Мигеля в кармане была мышь. Здорово.
  • Бандиты обыскивали спальню, когда булавка ткнула Эсперансу, и она издала шум. Нет!
  • Но находчивый Мигель вытолкнул мышь из-под кровати, и сверхстрашные бандиты решили, что шум исходит от мыши.Они ушли, и Гортензия, Эсперанса и Мигель оказались в безопасности.
  • Чтобы вознаградить Мигеля за защиту своего самого ценного имущества (своей дочери), папа спросил Мигеля, какую награду он хочет.
  • Деньги? Игрушки? Пожизненный запас драже? Неа. Больше всего Мигель хотел прокатиться на поезде.
  • И это конец истории Гортензии. Однако Эсперанса подхватывает это оттуда, вспоминая поездку на поезде, которую Мигель заработал в качестве награды.
  • Мигелю было восемь, а Эсперансе пять.Они целый день ехали на поезде из Агуаскальентеса в Сакатекас.
  • Дети были одеты в свои лучшие наряды, и мы уверены, что Мигель выглядел невероятно мило в своем маленьком галстуке-бабочке.
  • В их машине были мягкие кожаные сиденья, а в вагоне-ресторане — белое постельное белье, серебро и хрусталь. Когда официант спросил, может ли он принести им что-нибудь, Эсперанса ответила: «Да, пожалуйста, принесите обед сейчас». Ну это тупо.
  • Папа, Мигель и Эсперанса были образом любящего отца и двух привилегированных детей.
  • В Сакатекасе женщина села в поезд, перевозивший манго на палочке, похожей на экзотический цветок. Папа купил по одному каждому из них.
  • Вернувшись в настоящее, Эсперанса желает, чтобы они могли путешествовать в Сакатекас с комфортом, как в тот день, когда ей было пять лет.
  • На этот раз нет. Теперь им приходится идти проселочными дорогами, а женщины прячутся под гигантской кучей гуавы. Не совсем первый класс.
  • Им требуется два дня, чтобы добраться из Агуаскальентеса в Сакатекас в фургоне.По прибытии они прячут фургон в зарослях кустарников и идут в город.
  • Эсперанса с нетерпением ждет комфортной поездки на поезде, но они точно не сядут в модный вагон с кожаными сиденьями. Вместо этого они садятся в вагон с деревянными скамейками, битком набитый крестьянами. Он грязный и вонючий.
  • Эсперанса никогда раньше не была среди крестьян. Она говорит маме, что им нельзя ехать в этой машине — она грязная, и, по ее мнению, люди не заслуживают доверия.
  • Мама велит дочери сдерживать себя, пока она не сломалась.Это все, что они могут себе позволить сейчас.
  • Эсперанса дуется. Оказывается, быть бедным не весело.
  • Она открывает чемодан, чтобы проверить куклу, и маленькая босоногая крестьянская девочка бежит посмотреть на нее. Эсперанса быстро отдергивает ее — она не хочет, чтобы грязная крестьянская девочка трогала ее куклу.
  • Мама извиняется перед матерью крестьянки за невоспитанность Эсперансы, но Эсперанса приходит в ужас. Ей и маме нельзя даже сидеть в этой машине — почему мама извиняется перед мужиком?
  • Эсперанса ждет большую лекцию от мамы.Она ведет себя как избалованная девчонка.
  • Мама говорит Эсперансе, что грубить людям из-за того, что они бедны, все равно, что грубить ее друзьям Гортензии, Альфонсо и Мигелю. Ей нужно вырезать его, и быстро.
  • Эсперанса стыдится и дуется в углу.
  • Маленькая крестьянская девочка все еще плачет, поэтому мама просит Эсперансу помочь ей сделать куклу из пряжи. Она отдает его маленькой девочке, которая довольна как пунш.
  • Эсперансе кажется, что поездка на поезде бесконечна.И всякий раз, когда они останавливаются, Мигель и Альфонсо выходят из поезда с таинственным пакетом. Хм.
  • Неудивительно, что Эсперанса очень капризная. Мигель продолжает болтать о поездах и о том, какие они крутые, и она хочет, чтобы он уже замолчал.
  • Мигель мечтает работать на железной дороге. Папа собирался устроить его на работу, и у Мигеля затуманиваются глаза, когда он только говорит об этом.
  • Судя по всему, в США можно устроиться на железную дорогу, не имея связей.Так что, эй, может быть, он сможет осуществить свои мечты.
  • На четвертый день женщина садится в поезд с шестью курами. Она садится рядом с Мамой и Гортензией, и три женщины быстро проникаются друг к другу симпатией.
  • Женщину зовут Кармен. Она объясняет, что она бедна, но у нее есть все, что нужно для счастья: ее дети, розарий, ее вера и память о ее близких, которые умерли.
  • Мама находит эту женщину очень вдохновляющей. Достаточно скоро она расслабляется и рассказывает Кармен обо всех своих проблемах.
  • Эсперанса действительно сбита с толку. До смерти папы мама никогда не была бы так откровенна с крестьянкой.
  • Она пытается сказать маме, чтобы она не рассказывала мужику все свои личные дела, но мама говорит, что ничего, теперь они тоже мужики.
  • Когда Кармен выходит из поезда, Мама дает ей три кружевные салфетки, которые она сделала сама, а Кармен дает маме двух цыплят. Они обнимаются на прощание, как будто знали друг друга целую вечность.
  • Перед станцией нищая калека протягивает руку группе богатых мужчин и женщин.Они игнорируют ее, но Кармен дает нищему лепешки и монету.
  • Мигель указывает Эсперансе на этот самоотверженный поступок: «Богатые заботятся о богатых, а бедные заботятся о тех, у кого меньше, чем у них» (4.96).
  • Эсперанса не понимает, почему Кармен вообще должна помогать нищему. Ведь прямо по соседству находится рынок со всякой свежей едой.
  • Мигель может сказать, что Эсперанса не понимает. Он говорит ей, что в Мексике люди с испанской кровью и светлой кожей — самые богатые, а люди с темной кожей — бедные.Эсперанса чувствует себя виноватой, что никогда раньше этого не замечала.
  • Но теперь ей не нужно об этом беспокоиться — они едут в Соединенные Штаты, где ей не придется беспокоиться о надоедливых проблемах, таких как расизм и бедность. Верно?
+

Это продукт премиум-класса

Устали от рекламы?

Присоединяйтесь сегодня и никогда больше их не увидите.

Красная Шапочка

Красная Шапочка и другие сказки Аарне-Томпсона-Утера типа 333
переведено и/или отредактировано

Д. Л. Эшлиман
© 1999-2021
  1. Красная Шапочка (Шарль Перро).
  2. Красная шапочка (Якоб и Вильгельм Гримм).
  3. Красная Шапочка (Германия/Польша).
  4. Красная шляпка (Италия/Австрия).
  5. Бабушка (Франция).
  6. Подлинная история Маленького Золотого Капюшона (Шарль Марель).
  7. Красная Шапочка (Ирландия).
  8. Маленькая девочка и ее бабушка (Ирландия).
  9. Красная Шапочка (Ирландия).
  10. Старик и волк (Румыния).
  11. Сказка о Джемайме Паддл-Дак (Беатрикс Поттер).
  12. Ссылки на дополнительные тексты и связанные сайты.

Вернитесь к фольклорным текстам Д. Л. Эшлимана , библиотеке сказок, фольклора, сказки и мифология.

Шарль Перро

Жила-была в одной деревне маленькая деревенская девочка, самое красивое существо, которое когда-либо видели. Ее мать чрезмерно любила ее; и ее бабушка души не чаяла в ней еще больше. У этой хорошей женщины был для нее сшита красная шапочка. Девушке это очень подошло что все называли ее Красной Шапочкой.

Однажды мать ее, приготовив лепешек, сказала ей: «Иди, милая, и посмотри, как поживает твоя бабушка, потому что я слышал, что она очень больна. Отнеси ей пирог и горшочек с маслом».

Красная Шапочка немедленно отправилась к бабушке, который жил в другом селе.

Когда она шла через лес, она встретила волка, у которого было очень большой умысел съесть ее, но он не осмелился из-за каких-то дровосеков работает рядом в лесу. Он спросил ее, куда она идет. Бедные ребенок, который не знал, что оставаться и разговаривать с волком опасно, сказал ему: «Я иду к бабушке и несу ей торт и горшочек с маслом от моей мамы».

«Она далеко живет?» сказал волк

«О, я говорю,» ответила Красная Шапочка; «это за той мельницей видишь там, у первого дома в деревне.»

«Ну, — сказал волк, — и я пойду к ней тоже. иди туда, и мы увидим, кто будет там первым».

Волк бежал изо всех сил, выбирая кратчайший путь, и девочка пошла окольным путем, развлекаясь собиранием орехов, бегать за бабочками и собирать букеты маленьких цветов. Это незадолго до того, как волк пришел в дом старухи. Он постучал в дверь: тук-тук.

«Кто там?»

«Твой внук, Красная Шапочка,» ответил волк, подделка ее голоса; «кто принес тебе пирог и горшочек масло прислала тебе мама.»

Хорошая бабушка, которая лежала в постели, потому что она была немного больна, закричал: «Потяните за шпульку, и защелка поднимется».

Волк потянул за шпульку, и дверь открылась, и тут он тут же набросился на добрую женщину и вмиг съел ее, ибо прошло более трех дней с тех пор, как он поел. Затем он закрыл дверь и легли в бабушкину постель, ожидая Красную Шапочку, которая пришла через некоторое время и постучал в дверь: тук-тук.

«Кто там?»

Красная Шапочка, услышав громкий голос волка, сначала испуганный; но полагая, что бабушка простудилась и охрипла, ответила: «Это твоя внучка, Красная Шапочка, принесла тебе торт. и горшочек с маслом мама посылает тебе.»

Волк закричал ей, смягчив голос как мог, «Потяните за шпульку, и защелка поднимется».

Красная Шапочка потянула за шпульку, и дверь открылась.

Волк, увидев, что она вошла, сказал ей, спрятавшись под постельное белье, «Поставь лепешку и горшочек с маслом на табуретку и иди ко мне в постель».

Красная Шапочка разделась и легла в постель. Она была очень удивилась, увидев, как бабушка выглядела в ночной рубашке, и сказал ей: «Бабушка, какие у тебя большие руки!»

«Чем лучше обнять тебя, моя дорогая.»

«Бабушка, какие у тебя большие ноги!»

«Тем лучше бежать, дитя мое.»

«Бабушка, какие у тебя большие уши!»

«Тем лучше слушать, дитя мое.»

«Бабушка, какие у тебя большие глаза!»

«Все лучше видеть, дитя мое.»

«Бабушка, какие у тебя большие зубы!»

«Тем лучше, чем тебя съесть.»

И, сказав эти слова, этот злой волк напал на Красную Шапочку Худ, и съел ее всю.

Мораль: Дети, особенно привлекательные, воспитанные молодые дамы, никогда не разговаривайте с незнакомцами, потому что, если они это сделают, они могут хорошо обеспечить обед для волка. Я говорю «волк», но есть разные виды волков. Есть и такие, которые обаятельны, тихи, вежливы, скромные, самодовольные и милые, которые преследуют молодых женщин дома и в улицы. И, к сожалению, именно эти нежные волки самые опасные из всех.



Джейкоб и Вильгельм Гримм

Жила-была милая маленькая девочка.Всем, кто ее видел, понравилось ее, но больше всего ее бабушку, которая не знала, что подарить ребенок рядом. Однажды она подарила ей шапочку из красного бархата. Потому что ей так шло, и она хотела носить его все время, она стала известный как Красная Шапочка.

Однажды мать сказала ей: «Пойдем, Красная Шапочка. Вот кусок торт и бутылка вина. Отнеси их к бабушке. Она больна и слаба, и они сделают ей хорошо. Следите за своими манерами и дайте ей мой Привет. Веди себя в пути и не сворачивай с пути, иначе ты может упасть и разбить стекло, и тогда нечего будет твоя больная бабушка».

Красная Шапочка пообещала слушаться маму. Бабушка дожила. в лесу, в получасе езды от пос. Когда Красная Шапочка вошла лесу к ней подошел волк. Она не знала, какое злое животное он был и не боялся его.

«Добрый день, Красная Шапочка.»

«Спасибо, волк.»

«Куда ты идешь так рано, Красная Шапочка?»

«К бабушке».

«А что ты несешь под фартуком?»

«Бабушка больна и слаба, и я несу ей пирога и вина. Мы вчера пекли, и они должны придать ей сил».

«Красная Шапочка, а где живет твоя бабушка?»

«Ее дом в добрых четверти часа отсюда в лесу, под три больших дуба. Там живая изгородь из орешника.Вы должны Знай это место, — сказала Красная Шапочка.

Волк подумал про себя: «Вот и мне вкусняшка. Просто как ты собираешься ее поймать?» Потом он сказал: «Слушай, Красная Шапочка, Разве ты не видел красивых цветов, которые цветут в лесу? Почему не пойти ли посмотреть? И я не верю, что ты слышишь, как красиво поют птицы. Ты идешь, как будто были на пути в школу в деревня. В лесу очень красиво».

Красная Шапочка открыла глаза и увидела пробивающийся сквозь них солнечный свет деревья и как земля была покрыта прекрасными цветами.Она подумала: «Если отнесешь букет бабушке, ей будет очень приятно. Во всяком случае, еще рано, и я буду дома вовремя.» И она побежала в лес ищет цветы. Каждый раз, когда она выбирала одну, она думала, что чуть поодаль она увидела еще более красивую и побежала за ней, уходя все дальше и дальше в лес. Но волк побежал прямо к дому бабушки и постучал в дверь.

«Кто там?»

«Красная шапочка. Я принесу тебе торт и вино.Откройте дверь для меня.»

«Только нажмите на защелку», крикнула бабушка. «Я слишком слаб, чтобы вставать.»

Волк нажал на защелку, и дверь открылась. Он шагнул внутрь, пошел прямо к бабушкиной кровати и съел ее. Потом он взял ее одежды, надел их и надел шапку ему на голову. Он лег в ее постель и задернул шторы.

Красная Шапочка побежала за цветами и не продолжила свой путь к бабушке, пока она не собрала все, что могла унести. Когда она Приехав, она, к своему удивлению, обнаружила, что дверь открыта. Она шла в гостиную, и все выглядело так странно, что она подумала: «О, Боже мой, почему я так боюсь? Обычно мне нравится у бабушки. подошла к кровати и отдернула шторы. Бабушка там лежала в кепке, надвинутой на лицо, и выглядела очень странно.

«Ой, бабушка, какие у тебя большие уши!»

«Тем лучше вас слышать.»

«Ой, бабушка, какие у тебя большие глаза!»

«Тем лучше видеть тебя с.»

«Ой, бабушка, какие у тебя большие руки!»

«Тебе лучше схватить!»

«Ой, бабушка, какой у тебя ужасно большой рот!»

«Тебя лучше съесть!» И с этим он вскочил с постели, прыгнул на бедную Красную Шапочку и съел ее. Как только волк доел этот вкусный кусок, он снова забрался в постель, заснул и начал очень громко храпеть.

Мимо проходил охотник. Ему показалось странным, что старый женщина так громко храпела, что он решил взглянуть.Он шагнул внутри, а в постели лежал волк, за которым он охотился такое долгое время. «Он съел бабушку, но, может быть, она еще может быть спасен. Я не буду стрелять в него», — подумал егерь. ножницами и разрезал ему живот.

Он сделал всего несколько штрихов, когда увидел просвечивающий красный колпачок. Он отрезал еще немного, и девушка выскочила и заплакала: «О, я была так испуганный! В теле волка было так темно!»

А потом и бабушка вышла живой.Потом Красная Шапочка принес несколько больших тяжелых камней. Они наполнили ими тело волка, и когда он проснулся и попытался убежать, камни были такими тяжелыми, что он упал замертво.

Все трое были счастливы. Охотник взял волчью шкуру. Бабушка съела пирог и выпила вино, которое было у Красной Шапочки. принес. И Красная Шапочка подумала про себя: «Пока я живу, я буду никогда не сворачивай с тропы и убегай в лес одна, если мама скажет я не буду.»


Еще рассказывают, как Красная Шапочка несла ей выпечку бабушка в другой раз, когда другой волк заговорил с ней и хотел, чтобы она оставить путь. Но Красная Шапочка поостереглась и пошла прямо к бабушкин. Она сказала ей, что видела волка, и что он пожелал ей хорошего дня, но посмотрел на нее злобно. «Если мы если бы не дорога общего пользования, он бы меня съел», — сказала она.

«Пойдем», сказала бабушка. «Давайте заприм дверь, чтобы он не мог получить в.»

Вскоре после этого волк постучал в дверь и крикнул: «Открой, бабушка. Это Красная Шапочка, и я принесу вам немного выпечки.»

Они молчали и не открывали дверь. Лукавый ходил вокруг дома несколько раз, и, наконец, прыгнул на крышу. Он хотел дождаться вечера, когда Красная Шапочка отправится домой, а затем ее и съесть ее в темноте. Но бабушка видела, что он был вверх к. Перед домом стояло большое каменное корыто.

— Принеси ведерко, Красная Шапочка, — сказала она. «Вчера я приготовила колбаса. Нести воду, в которой я их кипятил, до корыта.«Красная шапочка несла воду пока большая-большая корыто не наполнилась. Появился запах колбасы в нос волка. Он всхлипнул и посмотрел вниз, так вытянув шею. долго, что он не мог больше держать себя, и он начал скользить. Он соскользнул с крыши, упал в корыто, и утонул. И Красная Шапочка вернулась домой счастливая и целая.


  • Источник: «Rothkäppchen», Kinder- und Hausmärchen , 1-е изд. (Берлин: Realschulbuchhandlung, 1812 г.), т. 1, вып. 26, с.113-18. Перевод Д. Л. Эшлимана.
  • Источником Гриммов для первого варианта (основной истории) была Джанет Хассенпфлуг (1791-1860). Мари Хассенпфлюг (1788-1856) предоставила им второй вариант (заключительный эпизод, предваряемый предложением «Рассказывают также, как Красная Шапочка в другой раз несла бабушке хлебушек…»
  • Немецкое название этой сказки Rotkäppchen ( Rothkäppchen в правописании братьев Гримм девятнадцатого века).
  • Ссылка на английский перевод окончательной версии Гримм (издание 1857 г.) Красной шапочки.
  • Ссылка на немецкий текст окончательной версии Гриммов: «Rothkäppchen», Kinder- und Hausmärchen, gesammelt durch die Brüder Grimm , 7-е издание, том. 1 (Геттинген: Verlag der Dieterichschen Buchhandlung, 1857 г.), нет. 26, стр. 140-44.
  • Ссылка на Гримм Домашняя страница братьев.
  • Вернуться к содержанию.


Нижняя Лужица

Жила-была милая девица, которую все любили который смотрел на нее, но больше всех любила ее старая бабушка и не знаю, что подарить дорогому ребенку за любовь.Однажды она сделала ей красный капюшон самите, а так как ей так шло, то и она тоже будет носить ничего другого на ее голове, люди дали ей имя «Красная Шапочка».

Однажды ее мать сказала Красной Шапочке: «Иди, вот кусок пирога и бутылка вина; отнести их к старой бабушке. Она больна и слаба, и они освежит ее. Но ведите себя хорошо и не подглядывайте за всеми углы, когда вы входите в ее комнату, и не забудьте сказать «Добрый день». Иди тоже красиво, и с дороги не сходи, а то упадешь и разбить бутылку, и тогда бедной бабушке ничего не будет.»

Красный Капюшон сказал: «Я буду внимательно следить за всем, что ты мне сказал», и дала своей матери свою руку на нем.

А жила бабушка в лесу, в получасе ходьбы от села. Когда Красная Шапочка пошла в лес, она встретила волка. Но она не знала какой он был злой зверь, и не боялся его.

— Бог в помощь, Красная Шапочка! сказал он.

«Да благословит тебя Бог, волк!» ответила она.

«Куда так рано, Красная Шапочка?»

«К бабушке.»

— Что у тебя там под мантией?

— Торт и вино. Мы вчера испекли, старая бабушка должна хорошо поесть на один раз, и этим укрепить себя.»

«Где живет твоя бабушка, Красная Шапочка?»

— Еще добрых четверть часа ходьбы по лесу, под теми тремя большие дубы. Там стоит ее дом; ниже растут ореховые деревья, которую ты там увидишь, — сказал Красный Колпак.

Волк подумал про себя: «Эта милая юная девица — богатый кусок.Она будет вкуснее, чем старуха; но ты должен обмануть ее ловко, чтобы вы могли поймать обоих.»

Некоторое время он ходил рядом с Красным Колпаком Потом сказал: «Красный Колпак! Ты только посмотри! Здесь такие красивые цветы! Почему бы тебе не оглядеться на них всех? Мне кажется, вы даже не слышите, как восхитительно поют птицы! Ты так скучно, как если бы вы шли в школу, и все же это так весело в лес!»

Красная Шапочка подняла глаза, и когда увидела, как солнечные лучи блестели сквозь вершины деревьев, и все места были полны цветов, подумала она про себя: «Если я принесу с собой благоухающий букет бабушке, это развеселит ее. Еще так рано, что я приезжайте к ней попозже», — и с тем и поскакала в лес и искал цветы. И когда она сорвала одну, ей показалось, что другая дальше была красивее, и бежала туда, и шла всегда глубже и глубже в лес.

А волк пошел прямой дорогой к старой бабушке и постучал в дверь.

«Кто здесь?»

«Красная Шапочка, которая принесла торт и вино. Открой!»

«Только защелку нажми», — закричала бабушка.«Я так слаб, что не могу стоять».

Волк нажал на защелку, вошел и ушел, не сказав ни слова. прямо к бабушкиной кровати и съел ее. Затем он взял ее одежду, одел себя в них, надел себе на голову ее чепец, лег в ее постель и нарисовал шторы.

Тем временем Красная Шапочка бежала за цветами, и когда она так много, что она не могла больше нести, она вспомнила о своей бабушке, и начал путь к ней. Ей показалось странным, что дверь настежь, и когда она вошла в комнату, все показалось ей таким странно, что она подумала: «Ах! Боже мой! Как странно я себя чувствую сегодня, и все же в другое время я так рад быть с бабушкой!»

Она сказала: «Добрый день!» но не получил ответа.

После этого она подошла к кровати и раздернула занавески. Там лежала бабушка, в чепце, надвинутом на глаза, и выглядит так странно!

— Ах, бабушка! Почему у тебя такие длинные уши?

«Чем лучше тебя слышать».

— Ах, бабушка! Почему у тебя такие большие глаза?

«Лучше тебя увидеть».

— Ах, бабушка! Почему у тебя такие большие руки?

«Лучше взяться за тебя».

— Но, бабушка! Почему у тебя такой ужасно большой рот?

«Лучше тебя съесть!»

И тут же волк с кровати прыгнул на бедную Красную Шапочку, и съел ее.Когда волк удовлетворил свой аппетит, он лег снова в постели и сильно захрапел.

Прошел мимо егерь и подумал: «Как старуха может храпеть как это? Я просто посмотрю, что это такое.»

Он вошел в комнату и заглянул в постель; там лежал волк. «Есть Я нашел тебя теперь, старый негодяй? — сказал он. — Я давно искал тебя.

Он только собирался прицелиться из ружья, как вдруг сообразил: «Возможно, волк проглотил только бабушку, и ее еще можно отпустить. »

Поэтому он не стрелял, а взял нож и стал разрезать пасть спящего волка. Сделав несколько надрезов, он увидел красную шапочку блестеть, и после еще одного или двух сокращений пропустила Красную Шапочку, и закричала, «О, как я испугался, так темно было в волчьей пасти!»

Потом вышла старая бабушка, еще живая, но едва дышащая. Но Красная Шапочка поторопилась и принесла большие камни, которыми они наполнили волчью пасть, а проснувшись, хотел вскочить и убежать, но камни были так тяжелы, что он упал на землю и изо всех сил смерть.

Теперь все трое были веселы. Егерь снял с волка шкуру; бабушка съела пирог и выпила вино, которое принесла Красная Шапочка, и снова стал сильным и здоровым; и маленькая Красная Шапочка подумала про себя, «Пока я жив, не сойду с дороги в лес, когда мать запретила мне». Склад, 1889 г.), вып. 15, стр. 97-100.

  • Нижняя Лужица (немецкий Niederlausitz , польский Dolne Łużyce ) — смешанный немецкий и славянский историко-культурный регион на территории современной восточной Германии и западной Польши.
  • Примечание Врацлава:
    «Красная шапочка», как и многие фольклорные сказки, представляет собой причудливую смесь мифов. и мораль. В «Сравнительной мифологии » Кокса , vol. II., с. 831, примечание, Красная Шапочка, или Красная Шапочка, интерпретируется как вечером в багряной одежде сумерек», которую поглощает волк тьмы, Фенрис Эдды.Мне кажется, что это объяснение может соответствовать цвету ее кепки или капюшона, но противоречит другие случаи истории. Я склонен рассматривать сказку как лунная легенда, хотя на самом деле луна красная только в течение одной части год, на урожайной луне осенью. Красная Шапочка представлена ​​как блуждающий, как Ио, которая, несомненно, является луной, среди деревьев, облака и цветы, звезды, прежде чем она достигнет места, где она перехватил волк. Затмение для неискушенных умов, естественно, предположить, что какой-то злой зверь пытался поглотить луна, которую впоследствии спасает солнце, небесный лучник, чей лук и стрела обычным анахронизмом представлены в рассказе пистолетом. Хотя луна мужского рода по-славянски, как и по-немецки, все же она дама, «госпожа Луна», в хорватской легенде нет. 53, ниже [«Дочь короля Виласа»]. В скандинавской мифологии, когда Локи высвобождается на краю света, он должен «поспешить в образе волка, чтобы проглотить луну» (Кокс II, стр. 200). Настоящее мужское Славянское слово для луны, которое также означает месяц, месик , или мес , является вторичным образованием, исходное слово погибло.В греческом и латинском языках луна всегда женского рода.
  • Вернуться к содержанию.


  • Италия/Австрия

    Жила-была старушка, у которой была внучка по имени Красная Шапочка. Однажды они оба были в поле, когда старуха сказала: «Я иду домой сейчас. Ты приходи позже и принеси мне супа».

    Через некоторое время Красная Шапочка отправилась к дому своей бабушки и она встретила людоеда, который сказал: «Здравствуй, моя дорогая Красная Шапочка.Где ты идущий?»

    «Я иду к бабушке отведать ей супа. »

    «Хорошо, — ответил он, — я тоже пойду. камни или шипы?»

    «Я иду по камням», сказала девушка.

    «Тогда я пойду через тернии», ответил людоед.

    Они ушли. Но по дороге Красная Шапочка пришла на луг, где цвели красивые цветы всех цветов, и девочка сорвала столько как ей хотелось. Тем временем людоед торопился, и хотя ему пришлось преодолеть тернии, он прибыл в дом раньше Красной Шапочки.Он зашел внутрь, убил бабушку, съел ее и залез в нее кровать. Он также привязал ее кишки к двери вместо веревки защелки. и положил ее кровь, зубы и челюсти в кухонный шкаф.

    Едва он забрался в постель, как пришла Красная Шапочка и постучала. у двери.

    «Входи» позвал огр приглушенным голосом.

    Красная Шапочка попыталась открыть дверь, но когда заметила, что она тянула что-то мягкое, она крикнула: «Бабушка, эта штука так мягко!»

    «Тяни и молчи.Это кишки твоей бабушки!»

    «Что ты сказал?»

    «Тяни и молчи!»

    Красная Шапочка открыла дверь, вошла внутрь и сказала: «Бабушка, я Я голоден. »

    Людоед ответил: «Иди к кухонному шкафу. Там еще немного там рис».

    Красная Шапочка подошла к шкафу и вынула зубы. «Бабушка, это очень тяжело!»

    «Ешь и молчи. Это зубы твоей бабушки!»

    «Что ты сказал?»

    «Ешь и молчи!»

    Чуть позже Красная Шапочка сказала: «Бабушка, я все еще голодный.»

    «Вернись к шкафу», сказал людоед. «Вы найдете две части там нарезанное мясо».

    Красная Шапочка подошла к шкафу и достала челюсти. «Бабушка, это очень красное!»

    «Ешь и молчи. Это челюсти твоей бабушки!»

    «Что ты сказал?»

    «Ешь и молчи!»

    Чуть позже Красная Шапочка сказала: «Бабушка, я хочу пить».

    «Просто загляните в шкаф», сказал людоед. «Должно быть немного вино там.»

    Красная Шапочка подошла к шкафу и достала кровь. «Бабушка, это вино очень красное!»

    «Пей и молчи. Это кровь твоей бабушки!

    «Что ты сказал?»

    «Просто пей и молчи!»

    Чуть позже Красная Шапочка сказала: «Бабушка, мне хочется спать».

    «Раздевайся и ложись ко мне в постель!» ответил огр.

    Красная Шапочка легла в постель и заметила что-то мохнатое. «Бабушка, ты такой волосатый!»

    «Это приходит с возрастом», сказал людоед.

    «Бабушка, у тебя такие длинные ноги!»

    «Это происходит от ходьбы.»

    «Бабушка, у тебя такие длинные руки!»

    «Это результат работы.»

    «Бабушка, у тебя такие длинные уши!»

    «Это приходит от прослушивания.»

    «Бабушка, у тебя такой большой рот!»

    «Это от поедания детей!» сказал людоед, и бац, он проглотил Красная шапочка одним глотком.




    Франция

    Была женщина, которая испекла хлеб.Она сказала дочери: «Иди и отнеси к бабушке горячий хлеб и бутылку молока».

    Итак, маленькая девочка отправилась в путь. Там, где пересекались два пути, она встретила бзоу [оборотень], который сказал ей: «Куда ты идешь?»

    «Я несу бабушке горячий хлеб и бутылку молока».

    «Какой путь ты выберешь? — сказал бзу. — Игольчатый или тот, булавок?»

    «Тот, из иголок,» сказала маленькая девочка.

    «Хорошо! Я беру одну из булавок.»

    Маленькая девочка развлекалась тем, что собирала иголки.

    Бзоу прибыли в дом бабушки и убили ее. Он положил некоторые из ее плоть в кладовой и бутылка ее крови на полке.

    Маленькая девочка подошла и постучала в дверь. «Нажми на дверь», сказал бзоу. «Он заблокирован ведром с водой».

    — Здравствуй, бабушка. Я принесла тебе горячий хлеб и бутылку молоко.»

    «Положи в кладовку, дитя мое.Возьми немного мяса, которое там есть, и бутылка вина на полке.»

    Пока она ела, маленькая кошка, которая была там, сказала: «Стыд! шлюха ест плоть своей бабушки и пьет бабушкино кровь.»

    «Раздевайся, дитя мое, — сказал бзу, — и ложись со мной в постель».

    «Куда мне положить фартук?»

    «Бросьте его в огонь. Он вам больше не понадобится».

    И за всю ее одежду — ее лиф, ее платье, ее нижнюю юбку и ее туфли и чулки — она ​​спросила, куда их положить, и волк ответил, «Брось их в огонь, дитя мое. Они вам больше не понадобятся.»

    Когда она легла спать, девочка сказала: «О, бабушка, какая волосатая ты!»

    «Лучше согреться, дитя мое».

    «Ах, бабушка, какие у тебя длинные ногти!»

    «Чем лучше поцарапать себя, дитя мое!»

    «Ах, бабушка, какие у тебя широкие плечи!»

    «Лучше таскать с собой дрова, дитя мое!»

    «Ах, бабушка, какие у тебя большие уши!»

    «Чем лучше слышать, дитя мое!»

    «Ах, бабушка, какой у тебя большой нос!»

    «Чтобы лучше взять мой табак с собой, дитя мое!»

    «Ой, бабушка, какой у тебя большой рот!»

    «Чем лучше съесть тебя, дитя мое!»

    «Ой, бабушка, я должен сделать это снаружи!»

    «Сделай это в постели, дитя мое!»

    «О нет, бабушка, мне действительно нужно сделать это на улице.»

    — Хорошо, но не слишком долго.

    Бзоу привязал ей к ноге шерстяную нить и отпустил. Как только маленькая девочка была снаружи, она привязала конец нити к сливовому дереву в двор.

    Бзоу потерял терпение и сказал: «Ты делаешь нагрузку? груз?»

    Не услышав ничьего ответа, он вскочил с постели и поспешил за маленькая девочка, сбежавшая. Он последовал за ней, но пришел к ней домой как только она вошла внутрь.




    Шарль Мареллес

    Вы знаете сказку о бедной Красной Шапочке, которую обманул волк. и съела вместе с ее пирогом, ее масленкой и ее бабушкой. Ну, а настоящая история произошла совсем по-другому, как мы теперь знаем. И сначала из всех девочку звали и до сих пор зовут Золотая Шапочка; во-вторых, не она и не добрая барыня, а злая волчица в итоге поймали и съели.

    Только слушай. История начинается примерно как сказка.

    Жила-была маленькая крестьянская девочка, хорошенькая и хорошенькая, как звезда в своем сезон. Ее настоящее имя было Бланшетт, но чаще ее называли Маленькой. Злато-Капюшон, за чудесный плащ с капюшоном, золото- и огненно-красного цвета, который она всегда носила. Этот маленький капюшон был подарен ей ее бабушка, которая была настолько стара, что не знала своего возраста; это должно принеси ей удачу, потому что он был сделан из солнечного луча, сказала она. А также так как добрая старушка считалась чем-то вроде ведьмы, все думал, что маленький капюшон тоже довольно заколдован.

    Так оно и было, как вы увидите.

    Однажды мать сказала ребенку: «Посмотрим, моя Золотая Шапочка, если вы теперь знаете, как найти свой путь самостоятельно. Ты возьмешь это добро кусок пирога вашей бабушке для завтрашнего воскресного угощения. Ты будешь спроси ее, как она, и вернись сразу же, не переставая болтать о как с незнакомыми людьми. Ты понял?»

    «Я вполне понимаю,» весело ответила Бланшетт. И она ушла с торт, очень гордится своим поручением.

    Но бабушка жила в другом селе, и там был большой лес, чтобы пересечься, прежде чем попасть туда. На повороте дороги под деревьями, вдруг: «Кто идет?»

    «Друг волк».

    Он видел, как ребенок начал один, а злодей ждал, чтобы сожрать ее; когда в тот же момент он заметил нескольких дровосеков, которые могли понаблюдайте за ним, и он передумал. Вместо того, чтобы упасть на Бланшетт он подбежал к ней, как хороший пес.

    «Это ты! Моя милая Золотая Капюшон, — сказал он.

    Итак, маленькая девочка останавливается, чтобы поговорить с волком, который, несмотря ни на что, ни в малейшей степени не знаю.

    — Значит, ты меня знаешь! сказала она. «Как тебя зовут?»

    «Меня зовут друг волк. И куда ты идешь так, мой красавчик, с твоя корзиночка на руке?»

    «Я иду к бабушке, взять ей хороший кусок пирога для нее Воскресенье угости завтра.»

    — А где она живет, твоя бабушка?

    «Она живет за лесом, в первом доме на деревня, рядом с ветряной мельницей, знаете ли.»

    «Ах! Да! Теперь я знаю,» сказал волк. «Ну, я как раз к этому иду; Я доберусь туда раньше вас, без сомнения, с вашими маленькими ножками, и Я скажу ей, что ты приедешь к ней; тогда она будет ждать тебя.»

    Вслед за этим волк пересекает лес и через пять минут достигает дом бабушки. Он стучит в дверь: так, так.

    Нет ответа.

    Он стучит громче.

    Никто.

    Потом встает дыбом, кладет обе передние лапы на щеколду и дверь открывается. Ни души в доме. Старуха встала рано, чтобы продать трав в городе, и она ушла в такой спешке, что оставила постель неубранная, на подушке огромный ночной колпак.

    «Хорошо!» — сказал себе волк. — Я знаю, что сделаю.

    Закрывает дверь, надевает бабушкин колпак на глаза, затем он ложится во весь рост на кровать и задергивает занавески.

    Тем временем добрая Бланшетт тихонько пошла своей дорогой. девочки, развлекаясь тут и там, собирая пасхальные маргаритки, наблюдать, как маленькие птички вьют гнезда и бегают за бабочки, которые порхали на солнце.

    Наконец она подходит к двери.

    Тук-тук.

    «Кто там?» — говорит волк, смягчая, как может, свой грубый голос.

    «Это я, бабушка, твоя Золотая Шапочка. Я несу тебе большой кусок торт для завтрашнего воскресного угощения.»

    «Нажмите пальцем на защелку, затем нажмите, и дверь откроется».

    «Да ты простудилась, бабушка», — сказала она, входя.

    — Гм! немного, немного… — отвечает волк, делая вид, что кашляет. — Закрой хорошенько дверь, мой овечка. Поставь свою корзинку на стол и тогда сними платье и подойди и ляг рядом со мной. Вы должны отдохнуть немного.»

    Хороший ребенок раздевается, но заметьте это! Она держала свой маленький капюшон на ее голова. Когда она увидела, какой фигурой стала ее бабушка в постели, бедняжка штучка была сильно удивлена.

    «Ой!» — восклицает она. — Как ты похожа на друга волка, бабушка!

    «Это из-за моего ночного колпака, дитя», — отвечает волк.

    — Ах, какие у тебя волосатые руки, бабушка!

    «Тем лучше обнять тебя, дитя мое».

    — Ах, какой у вас большой язык, бабушка!

    «Тем лучше для ответа, дитя.»

    «О, какой у тебя полный рот больших белых зубов, бабушка!»

    «Это для хруста маленьких детей!»

    И волк широко разинул пасть, чтобы проглотить Бланшет.

    Но она опустила голову и закричала: «Мама! Мама!» а волк только поймал ее маленький капюшон.

    Тогда, о дорогой! о, Боже! он отстраняется, плача и тряся челюстью, если бы он проглотил раскаленные угли. Это был маленький огненный капюшон который обжег его язык прямо в горле.

    Капюшон, видите ли, был одним из тех волшебных колпачков, которые иметь в прежние времена, в рассказах, для того, чтобы сделать себя невидимым или неуязвимый. Итак, волк с обожженным горлом спрыгнул с кровати и пытаясь найти дверь, воя и воя, как будто все собаки в страна шла за ним по пятам.

    Как раз в этот момент приезжает бабушка, возвращаясь из города с ее длинный мешок пуст на плече.

    «Ах, разбойник!» она кричит, «подождите немного!» Быстро она открывает свой мешок широко через дверь, и обезумевший волк прыгает головой вниз.

    Это он теперь пойман, проглочен, как письмо на почте. Для храбрая старая дама закрывает свой мешок, так что; и она бежит и опорожняет его в ну, где бродяга, все еще воющий, кувыркается и тонет.

    — Ах, подлец! ты думал, что внученьку мою разгрызешь! завтра мы сделаем ей муфту из твоей кожи, а ты сам будешь хрустел, ибо мы отдадим твою тушу собакам.»

    Тогда бабушка поспешила одеть бедняжку Бланшет, которая все еще дрожит от страха в постели.

    «Ну, — сказала она ей, — без моего чепчика, где бы ты была теперь, милая?» И, чтобы вернуть девочке сердце и ноги, она заставила ее съесть хороший кусок пирога и выпить хороший глоток вина, после чего она взял ее за руку и повел обратно в дом.

    И потом, кто ругал ее, когда она знала все, что произошло? Это была мать.

    Но Бланшетт снова и снова обещала, что никогда больше не остановится. слушать волка, чтоб наконец мать ее простила. А также Бланшетт, Золотая Шапочка, сдержала свое слово. И в хорошую погоду она еще можно увидеть в полях с ее хорошеньким чепчиком цвета солнце. Но чтобы увидеть ее, вы должны встать рано.




    Ирландия

    Жила-была маленькая девочка по имени Красная Шапочка.Ее бабушка была больна, и мать послала ее с едой к ней, и она сказала ей, чтобы она ни с кем не разговаривала по дороге. Однако она пошла дальше и вскоре встретила волка. Он спросил ее, куда она идет, и она сказала, что идет к своей больной бабушке.

    Волк сказал: «Хорошо» и ушел. Он побежал так быстро, как только мог, и добежал до дома раньше нее, и вошел в комнату, и съел бабушку. Затем он надел ее шляпу и пальто и лег в постель.

    Когда пришла Красная Шапочка, она постучала в дверь, и волк сказал: «Подними защелку и войди».

    Она сделала это и вошла в комнату. Когда она увидела волка внутри, то подумала, что это ее бабушка, но подумала, что у нее очень большие глаза и рот.

    «Бабушка, какие у тебя большие глаза», — сказала она.

    «Просто увидеть тебя, моя дорогая», сказал волк.

    «Бабушка, какие у тебя большие уши».

    «Просто послушать, дорогая.»

    «Бабушка, какой у тебя большой рот».

    «Только для того, чтобы съесть тебя, моя дорогая», и он вскочил с кровати и съел ее.


    Я получил эту историю от
    Томас Берк,
    Клуид,
    Коррандулла,
    графство Голуэй.
    Возраст 43 года.

    Энни О’Дауд
    Клуид,
    Коррандулла,
    графство Голуэй.




    Ирландия

    Однажды маленькая девочка собиралась навестить свою бабушку. Она принесла масло и яйца в корзине бабушке.Мать велела ей идти тропою, но она не пошла тропой, а пошла через лес, и когда она шла, увидел ее волк, и знал, куда она идет, и пошел впереди нее. Когда он пришел к бабушкам, он вошел и сожрал ее бабушку.

    Когда маленькая девочка пришла в дом своей бабушки, она пошла на кухню. До нее там никого не было. Потом она вошла в комнату, а волк был внутри в постели перед ней.

    Она подумала, что это ее бабушка, и она начала говорить с волком, и она сказала волку: «Разве у тебя не большие уши», и через некоторое время она снова заговорила.Она сказала: «Разве у тебя не большие руки». И тогда она снова сказала волку: «Разве у тебя не большая пасть?» И тогда волк прыгнул, и он собирался съесть девочку, и девочка начала рычать, и были люди рубили дрова в лесу, и услышали они рев, и один из них побежал к дому и отрубил волку голову.

    Маленькая девочка сбежала.


    Мэри О’Брайен Рассказал Джон Юстас
    Эррибул, Erribul,
    Shanahea PO. Шанахи PO.




    Ирландия

    Жила-была маленькая девочка. Ее звали Красная Шапочка. Она была одета в красное пальто, а на голове у нее был капюшон. Вот почему ее прозвали Красной Шапочкой. Она жила рядом с лесом. У этой маленькой девочки была бабушка, жившая за лесом. Однажды она заболела, и мать Красной Шапочки отправила ее с корзиной добра к бабушке.

    Когда она шла через лес, она встретила волка.Волк спросил ее, куда она идет. Она сказала ему, что идет к своей больной бабушке. Когда волк услышал эту новость, он побежал впереди нее, забрался в хижину ее бабушки и убил ее. Потом он лег в кровать и надел на глаза бабушкины очки. Затем он взял ее ночную рубашку и надел ее. Затем он взял ее ночной колпак и надел себе на голову. Потом он лег в кровать и прикрылся.

    Через некоторое время он услышал стук в дверь. Волк сказал девочке войти.Когда маленькая девочка вошла, она удивилась, как странно выглядит ее бабушка. Прежде чем она произнесла эти слова, волк спрыгнул с кровати. Тогда маленькая девочка начала кричать. Ее отец рубил дрова в лесу. Когда он услышал шум, он побежал и убил волка.

    Когда он убил волка, бабушка маленькой девочки снова выпрыгнула из живота волка.

    Майкл О Лойнсич, Кранна, графство Лаойс.



    Румыния

    В маленькой хижине высоко в горах жил старик с четырьмя маленькими детьми.Они были его внуками. Он их очень любил и заботился о них.

    Всякий раз, когда он шел в деревню, чтобы купить еды, он говорил своим внукам: «Дорогие дети! Если кто-то будет подходить к двери, не пускайте его внутрь.

    Однажды он пошел в деревню, а волк подошел к двери и крикнул: «Дети милые, отворите мне дверь!»

    Дети подумали о предупреждении дедушки не открывать дверь и ничего не сказали.

    Тогда волк сказал: «Открой! Твой дедушка послал меня!»

    Тогда старший ребенок сказал: «Зачем тебя прислал дедушка?»

    Волк ответил: «Он прислал тебе сладкий пирог!»

    Дети больше не могли сопротивляться. Они открыли дверь. Волк прыгнул внутрь и съел всех четверых детей. Он огляделся в комнате, чтобы посмотреть, не найдет ли он еще чего-нибудь поесть. Он нашел большую бутылку, наполненную коньяком. Он поднес бутылку ко рту и выпил ее пустой.Он так опьянел, что не мог сдвинуться с места и вынужден был лечь в хижине.

    К вечеру дед вернулся домой и увидел храпящего волка, лежащего на полу посреди комнаты. Он сразу понял, что случилось с его внуками. Он взял острый нож и вспорол живот волка. Дети выскочили, а дедушка их спрятал.

    Тогда дед взял сухой извести, набил ею волку брюхо и зашил отверстие.Когда волк проснулся, ему захотелось пить, и он побежал к ручью, где выпил много воды. Известь в его животе начала кипеть и гореть. Волк разорвался и умер жалкой смертью.


    • Источник (books.google.com): Heinrich von Wlislocki, «Der alte Mann und der Wolf», Märchen und Sagen der transsilvanischen Zigeuner (Berlin: Nicolaische Verlags-Buchhandlung, 1886), no. 58, стр. 130-31.
    • Источник (Интернет-архив): Генрих фон Влислоки, «Der alte Mann und der Wolf», Märchen und Sagen der transsilvanischen Zigeuner (Берлин: Nicolaische Verlags-Buchhandlung, 1886), no.58, стр. 130-31.
    • Вернуться к содержанию.


    Беатрикс Поттер

    Какое забавное зрелище – увидеть выводок утят с наседкой!

    — Послушайте историю Джемаймы Паддл-дак, которая была раздражена тем, что жена фермера не позволяла ей высиживать собственные яйца.

    Ее невестка, миссис Ребекка Паддл-дак, была совершенно готова доверить высиживание кому-то другому: «У меня не хватит терпения сидеть в гнезде двадцать восемь дней, и у тебя больше нет терпения, Джемайма.Вы бы позволили им остыть; ты знаешь, что хотел бы!»

    «Я хочу высидеть свои собственные яйца, я высижу их все сама», — крякала Джемайма Паддл-дак.

    Она пыталась спрятать яйца; но их всегда находили и уносили.

    Джемайма Паддл-дак совсем отчаялась. Она решила сделать гнездо сразу за фермой.

    Погожим весенним днем ​​она отправилась по проселочной дороге, ведущей через холм.

    На ней была шаль и чепчик с капюшоном.

    Когда она достигла вершины холма, то увидела вдалеке лес.

    Она подумала, что это выглядит безопасным тихим местом.

    Джемайма Паддл-дак не очень любила летать. Она пробежала вниз по склону несколько ярдов, хлопая шалью, а затем подпрыгнула в воздух.

    Она летела красиво, когда у нее был хороший старт.

    Она скользила по верхушкам деревьев, пока не увидела открытое место посреди леса, где были расчищены деревья и хворост.

    Джемайма довольно тяжело приземлилась и начала ковылять в поисках удобного сухого места для гнезда. Ей скорее чудился пень среди высоких наперстянок.

    Но, сидя на пне, она с удивлением обнаружила элегантно одетого джентльмена, читающего газету.

    У него были черные стоячие уши и песочного цвета усы.

    «Крякать?» — сказала Джемайма Паддл-дак, склонив голову и шляпку набок. — Кря-кря?

    Джентльмен поднял глаза над газетой и с любопытством посмотрел на Джемайму.

    — Мадам, вы сбились с пути? сказал он.У него был длинный пушистый хвост, на котором он сидел, так как обрубок был несколько влажным.

    Джемайма считала его очень вежливым и красивым. Она объяснила, что не заблудилась, а пытается найти удобное сухое гнездовье.

    «Ах! Это так? В самом деле!» — сказал джентльмен с рыжеватыми бакенбардами, с любопытством глядя на Джемайму. Он сложил газету и сунул ее в карман фалды.

    Джемайма жаловалась на лишнюю курицу.

    «В самом деле! Как интересно! Хотел бы я встретиться с этой птицей.Я бы научил его не лезть не в свое дело!»

    — А что до гнезда — тут нетрудно: у меня в дровяном сарае целый мешок перьев. Нет, милая сударыня, вы никому не будете мешать. Можете сидеть, сколько хотите, — сказал он. пушистый длиннохвостый джентльмен.

    Он направился к очень уединенному, унылому дому среди наперстянки.

    Он был построен из хвороста и дерна, а два сломанных ведра стояли одно на другом вместо дымохода.

    «Это моя летняя резиденция; вы не найдете моей земли — моего зимнего дома — такой удобной», — сказал гостеприимный джентльмен.

    За домом стоял ветхий сарай, сделанный из старых мыльниц. Джентльмен открыл дверь и впустил Джемайму.

    Сарай был почти полон перьев — почти задыхался; но это было удобно и очень мягко.

    Джемайма Паддл-дак была несколько удивлена, обнаружив такое огромное количество перьев. Но это было очень удобно; и она сделала гнездо без каких-либо проблем вообще.

    Когда она вышла, джентльмен с рыжеватыми усами сидел на бревне и читал газету — по крайней мере, он развернул ее, но смотрел поверх нее.

    Он был так вежлив, что, казалось, почти сожалел о том, что отпустил Джемайму домой на ночь. Он пообещал заботиться о ее гнезде, пока она не вернется на следующий день.

    Он сказал, что любит яйца и утят; он должен гордиться, увидев прекрасное гнездышко в своем дровяном сарае.

    Джемайма Паддл-дак приходила каждый день; она отложила в гнездо девять яиц. Они были зеленовато-белыми и очень большими. Лисий джентльмен безмерно восхищался ими. Он переворачивал их и считал, когда Джемаймы не было рядом.

    Наконец Джемайма сказала ему, что намерена начать сидеть на следующий день — «и я возьму с собой мешок кукурузы, так что мне не придется покидать свое гнездо, пока яйца не вылупятся. Они могут простудиться», — сказал добросовестная Джемайма.

    — Сударыня, прошу вас не утруждать себя мешком, я дам овса. Но прежде чем вы начнете свое скучное сидение, я намерен вас угостить.

    «Могу ли я попросить вас принести травы с фермы-огорода, чтобы сделать вкусный омлет? Шалфей и тимьян, и мята и две луковицы, и немного петрушки.Я дам сало для фарша, сало для омлета, — сказал гостеприимный господин с рыжеватыми бакенбардами.

    Джемайма Паддл-дак была простушкой: даже упоминание о шалфее и луке не вызывало у нее подозрений.

    Она обошла ферму-огород, откусывая кусочки всевозможных трав, которыми фаршируют жареную утку.

    И она проковыляла на кухню и достала из корзины две луковицы.

    Колли-пес Кеп встретил ее на выходе: «Что ты делаешь с этим луком? Куда ты ходишь каждый день одна, Джемайма Паддл-дак?»

    Джемайма трепетала перед колли; она рассказала ему всю историю.

    Колли слушал, склонив свою мудрую голову набок; он ухмыльнулся, когда она описала вежливого джентльмена с рыжеватыми бакенбардами.

    Он задал несколько вопросов о дровах и о точном местоположении дома и сарая.

    Потом он вышел и побежал по деревне. Он пошел искать двух щенков гончей, которые гуляли с мясником.

    Джемайма Паддл-дак в последний раз шла по проезжей части солнечным днем. Она была довольно отягощена пучками трав и двумя луковицами в мешочке.

    Она пролетела над лесом и приземлилась напротив дома пушистого длиннохвостого джентльмена.

    Он сидел на бревне; он нюхал воздух и беспокойно оглядывал лес. Когда Джемайма остановился он совсем подпрыгнул.

    «Заходи в дом, как только взглянешь на свои яйца. Дай мне травы для омлета. Будь начеку!»

    Он был довольно резким. Джемайма Паддл-дак никогда не слышала, чтобы он так говорил.

    Она почувствовала удивление и неловкость.

    Пока она была внутри, она услышала топот ног позади сарая. Кто-то с черным носом понюхал низ двери, а потом запер ее.

    Джемайма сильно встревожилась.

    Через мгновение раздались ужаснейшие звуки — лай, лай, рычание и вой, визг и стоны.

    И больше этого рыжеусого джентльмена больше никто не видел.

    Вскоре Кеп открыл дверь сарая и выпустил Джемайму Паддл-дак.

    К сожалению, щенки ворвались и сожрали все яйца, прежде чем он успел их остановить.

    Он был укушен за ухо, и оба щенка хромали.

    Джемайму Паддл-дак провожали домой в слезах из-за этих яиц.

    В июне она отложила еще несколько, и ей разрешили оставить их себе, но вылупились только четыре из них.

    Джемайма Паддл-дак сказала, что это из-за ее нервов; но она всегда была плохой няней.




    Дополнительные тексты

    Некоторые элементы, перечисленные ниже, защищены авторским правом и доступны только в печатной форме.
    • Бейтс, Клара Доти. Красная Шапочка . Верифицировано г-жой Кларой Доти Бейтс, проиллюстрировано г-жой К.Д. Финли (Бостон: Д. Лотроп и компания, 1883 г.).
    • Баркер, Джеймс Н. «Красная Шапочка», Образцы американской поэзии с критическими и биографическими примечаниями , под редакцией Сэмюэля Кеттелла, том. 2 (Бостон: С. Г. Гудрич и компания, 1829 г.), стр. 338–41.
    • Кальвино, Итало. «Волк и три девушки», Итальянские народные сказки (Нью-Йорк: Houghton Mifflin Harcourt, 1992), нет.26, стр. 75-76.
    • Кэррил, Гай Уэтмор. «Новая Красная Шапочка», Общественное мнение: всесторонний обзор прессы всего мира по всем важным текущим темам , том. 30 (январь — июнь 1901 г.), стр. 542-44. Впервые опубликовано в Saturday Evening Post .
    • Кэррил, Гай Уэтмор. «Как Красная Шапочка оказалась съеденной», «Рассказы братьев Гримм стали веселыми», (Бостон и Нью-Йорк: Хоутон, Миффлин и компания, 1902), стр. 21–28.
    • Каттаринетта, а сказка из Италии типа 333А о беспечной девушке, которую съела ведьма.
    • Крозер, Найджел. Красная Шапочка . Слова Найджела Крозера, иллюстрированные Линн Арджент (Флиндерс-Парк, ЮАР, Австралия: Era Publications, 2003).
    • Даль, Роальд, «Красная шапочка и волк», Fiction and Poetry Texts , год 5, под редакцией Джули Оррелл и Эйлин Джонс (Челтнем, Великобритания: Нельсон Томс, 2004), с. 23.
    • Дандес, Алан, изд. Красная Шапочка: Сборник дел (Мэдисон: University of Wisconsin Press, 1989).
    • Гримм, Якоб и Вильгельм. Красная шапочка братьев Гримм, версия 1857 года. Эта версия лишь немного отличается от версии 1812 года, переведенной выше.
    • Мидер, Вольфганг, «Красная Шапочка», Разочарования: Антология современной сказочной поэзии (Ганновер [Нью-Гэмпшир] и Лондон: University Press of New England, 1985), гл. 7, стр. 95-114.
    • Спасение Красной Шапочки: юношеская оперетта в пяти действиях (Нэшвилл: К. Р. и Х. Х. Хэтч, 1883 г.).
    • Райли, Джеймс Уиткомб. «История Мэйми о Красной Шапочке», Полное собрание сочинений Джеймса Уиткомба Райли , собрано и отредактировано Эдмундом Генри Эйтелем, том. 4 (© 1913), стр. 412-18.
    • Ritz, Hans, Die Geschichte vom Rotkäppchen: Ursprünge, Analysen, Parodien eines Märchens (Emstal: Muriverlag, 1981),
    • Теккерей, мисс [Энн Теккерей Ричи]. Красная Шапочка (Бостон: Лоринг, 1867 г.).
    • Тербер, Джеймс.«Маленькая девочка и волк», басен нашего времени и известных стихов, иллюстрированных (Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 1983), с. 3.
    • Тик, Людвиг. Жизнь и жизнь des kleinen Rothkäppchens (1800). Это большой файл в формате PDF (8,54 мегабайта), содержащий факсимиле трех драм из книги Людвига Тика Schriften , vol. 2 (Берлин: Г. Реймер, 1828 г.). Его версия «Красной шапочки» находится на страницах 327-62.
    • «Король-волк, или Красная Шапочка: сказка старухи», Tales of Terror , 2-е издание (Лондон, 1808 г. ), вып.4, стр. 22-28.
    • Зайпс, Джек. Испытания и невзгоды Красной Шапочки: версии сказки в социокультурном контексте (Южный Хэдли, Массачусетс: издательство Bergin and Garvey Publishers, 1983).

    Очерки и интернет-сайты


    Вернуться к


    Отредактировано 25 апреля 2021 г.

    Крестьянка с зеленым лотосом

    В своей предыдущей жизни Ли Цинхэ вышла замуж за члена семьи Сюй с пышностью и великолепием, но к ней относились холодно и игнорировали все в доме, за которого она вышла замуж.В конце концов она умерла от болезни, чтобы уступить место белому лунному свету своего мужа.

    Тем не менее, она снова проснулась, на этот раз зная, что она всего лишь пушечное мясо в милом любовном романе. В оригинальном романе Цинхэ спас жизнь главного героя, а затем попросил его жениться на ней в качестве компенсации. Затем она превратила жизнь влюбленных в ад из-за своей ревности. Теперь, когда она вернулась в прошлое и получила второй шанс на жизнь, Ли Цинхэ решила изменить свой образ жизни. Она решила держаться подальше от главных героев мужского и женского пола. По-прежнему было важно сохранить ему жизнь, чтобы история продолжилась, но эта доброта будет обменена на серебро, и вместо этого она уйдет.

    Но неожиданно, первоначальный главный герой мужского пола не смирился с этим и поспешил запутаться с ней. У нее был буйный характер, и она закатала рукава, намереваясь ударить его. Другой мужчина рядом с ней увидел это и очень огорчился. Поспешно взяв ее руку и нежно сжав ее, он сказал: «Веди себя хорошо.Если вы не будете осторожны, ваша рука будет болеть. Вы должны отойти в сторону и позволить мне делать такую ​​черную работу.

    В своей последней жизни Чжоу Чэнкан построил и поддерживал большое надгробие перед могилой Ли Цинхэ на протяжении всей своей жизни после ее смерти. Он сожалел, что много раз не выражал ей своих сердечных чувств. Затем он умер, все еще неся это сожаление.

    Когда он снова открыл глаза, он обнаружил, что переродился и вернулся в то время, когда она еще не вышла замуж за Сюй Чанцзе. Прекрасная дама снова была живой и грациозной, тронула струны его сердца. Он не мог не хотеть взять ее в свои объятия.

    На этот раз он больше не упустит свой шанс.

    Двойное перерождение; история о муже и жене, которые вместе занимаются сельским хозяйством и живут с подонками.

    Братья Карамазовы Электронный текст | I.II.III. Верующие крестьянки

    У деревянного портика внизу, пристроенного к внешней стене участка, собралась толпа крестьянок, человек двадцать.Им сказали, что старец наконец вышел, и они собрались в ожидании. Две дамы, госпожа Хохлакова и ее дочь, тоже вышли в портик, чтобы дождаться старца, но в отдельной его части, отведенной для знатных дам.

    Госпожа Хохлакова была дамой состоятельной, еще молодой и привлекательной, всегда со вкусом одетой. Она была довольно бледна, и у нее были живые черные глаза. Ей было не больше тридцати трех, и она уже пять лет как овдовела. Ее дочь, девочка четырнадцати лет, была частично парализована.Бедный ребенок уже шесть месяцев не мог ходить, и его возили в длинном кресле с откидной спинкой. У нее было прелестное личико, несколько худенькое от болезни, но полное веселья. В ее больших темных глазах с длинными ресницами мелькнуло озорство. Мать еще с весны собиралась увезти ее за границу, но все лето их задерживали дела, связанные с их имением. Неделю они пробыли в нашем городе, куда приехали больше по делам, чем для благочестия, но уже раз, за ​​три дня до этого, были у отца Зосимы.Хотя они и знали, что старец почти никого не видел, но теперь вдруг опять явились и настойчиво просили «счастье еще раз взглянуть на великого целителя».

    Мать сидела на стуле рядом с инвалидной коляской дочери, а в двух шагах от нее стоял старый монах, не из нашего монастыря, а из неизвестного монашеского дома на крайнем севере. Он тоже искал благословения старца.

    Но отец Зосима, войдя в портик, пошел сперва прямо к мужикам, теснившимся у подножия трех ступенек, ведущих в портик.Отец Зосима встал на верхнюю ступеньку, надел палантин и стал благословлять толпившихся вокруг него женщин. К нему привели одну сумасшедшую. Как только она увидела старца, она начала кричать и корчиться, как будто в родах. Положив палантин ей на лоб, он прочитал над ней короткую молитву, и она тотчас успокоилась и успокоилась.

    Не знаю, как сейчас, но в детстве мне часто приходилось видеть и слышать этих «бесноватых» женщин в деревнях и монастырях.Раньше их приносили к мессе; они визжали и лаяли, как собаки, так что их слышала вся церковь. Но когда вносили таинство и подводили к нему, тотчас «владение» прекращалось, и больные женщины всегда на время успокаивались. Я был очень впечатлен и поражен этим в детстве; но потом я слышал от деревенских соседей и от своих городских учителей, что вся болезнь притворяется, чтобы избежать работы, и что всегда можно вылечить ее соответствующей строгостью; в подтверждение этого рассказывали различные анекдоты.Но потом я с удивлением узнал от врачей-специалистов, что в этом нет ничего притворного, что это страшная болезнь, которой подвержены женщины, особенно распространенная у нас в России, и что она связана с тяжелой долей крестьянок. . Мне сказали, что это болезнь, возникающая от изнурительного труда, слишком скорого после тяжелых, ненормальных и самостоятельных родов, и от безнадежных страданий, от побоев и т. д., которые некоторые женщины не могут вынести, как другие. Странное и мгновенное исцеление обезумевшей и борющейся женщины, как только ее подвели к святому таинству, которое, как мне объяснили, произошло от симуляции и обмана «клерикалов», возникло, вероятно, в самым естественным образом.И поддерживавшие ее женщины, и сама больная полностью верили в несомненную истину, что злой дух, овладевший ею, не сможет устоять, если больную женщину приведут к таинству и заставят склониться перед ним. Итак, у нервной и психически неуравновешенной женщины всегда происходила и должна была произойти какая-то конвульсия всего организма в момент поклонения причастию, возбуждаемая ожиданием чуда исцеления и скрытая вера в то, что это произойдет; и это действительно произошло, хотя только на мгновение.Точно так же было и теперь, как только старец коснулся больной епитрахилью.

    Многие женщины в толпе были тронуты до слез экстаза эффектом момента: одни норовили поцеловать край его одежды, другие вскрикивали нараспев.

    Он благословил их всех и поговорил с некоторыми из них. «Одержимая» женщина, которую он уже знал. Она приехала из деревни, всего в шести верстах от монастыря, и уже была привезена к нему.

    «А вот издалека.Он указал на женщину отнюдь не старую, но очень худую и исхудавшую, с лицом не только загорелым, но и почти почерневшим от холода. Она стояла на коленях и пристально смотрела на старца; в ее глазах было что-то почти исступленное.

    «Издалека, Отец, издалека! В двухстах милях отсюда. Издалека, Отец, издалека!» — начала женщина нараспев, как будто она поет панихиду, покачивая головой из стороны в сторону, подперев щеку рукой.

    Молчаливая и многострадальная скорбь среди крестьянства. Он уходит в себя и неподвижен. Но есть горе, которое вырывается наружу, и с этой минуты оно разражается слезами и находит выход в стенаниях. Это особенно характерно для женщин. Но это не легче горя, чем молчание. Плач утешает лишь тем, что еще больше терзает сердце. Такое горе не нуждается в утешении. Он питается чувством своей безнадежности. Плач возникает только от постоянной жажды открыть рану.

    [стр. 047]

    «Вы из класса торговцев?» — сказал отец Зосима, с любопытством глядя на нее.

    «Горожане мы, отец, горожане. А ведь мы крестьяне, хоть и живем в городе. Я пришел увидеть тебя, о Отец! Мы слышали о тебе, отец, мы слышали о тебе. Я похоронил своего маленького сына и приехал в паломничество. Я был в трех монастырях, но мне сказали: «Иди, Настасья, иди к ним» — то есть к тебе. Я пришел; Я вчера был на службе, а сегодня пришел к вам.

    «О чем ты плачешь?»

    «Я тоскую по своему сынишке, отец. Ему было три года — три года без трех месяцев. За моего мальчика, Отец, я тоскую, за моего мальчика. Он остался последним. Нас было четверо, мой Никита и я, а теперь у нас нет детей, наши родные все ушли. Первых троих я похоронил без особой печали, а теперь похоронил последнего, не могу его забыть. Кажется, он всегда стоит передо мной. Он никогда не покидает меня. Он иссушил мое сердце.Я смотрю на его платьице, на его рубаху, на его сапожки и плачу. Выкладываю все, что от него осталось, все его мелочи. Я смотрю на них и плачу. Я Никите, мужу своему, говорю: «Отпусти меня, барин, в паломничество». Он водитель. Мы не бедные люди, отец, не бедные; он водит нашу собственную лошадь. Это все наше, и лошадь, и повозка. И что нам теперь от всего этого? Мой Никита запил, пока меня нет. Он уверен. Раньше так было. Как только я поворачиваюсь спиной, он уступает ей.Но сейчас я не думаю о нем. Прошло три месяца, как я уехал из дома. Я забыл его. Я все забыл. Я не хочу вспоминать. И какой была бы теперь наша совместная жизнь? Я сделал с ним, я сделал. Я сделал с ними все. Мне плевать на мой дом и мои вещи. Я вообще ничего не хочу видеть!»

    — Послушай, мама, — сказал старший. «Когда-то в старину святой угодник увидел в храме такую ​​мать, как ты, плачущую о своем маленьком, своем единственном, которого забрал Бог. «Разве ты не знаешь, — сказал ей святой, — как дерзки эти малые пред престолом Божиим? Воистину, смелее их нет в Царстве Небесном. «Ты дал нам жизнь, Господи, — говорят они, — и едва мы взглянули на нее, как Ты снова забрал ее». И они так смело просят и просят, что Бог тотчас дает им чин ангельский. Посему, — сказал святой, — и ты, о матерь, радуйся, а не плачь, ибо сын твой с Господом в общении ангельском.Так сказал святитель плачущей матери старицы. Он был великим святым и не мог лгать. Посему и ты, матушка, знай, что малый твой непременно пред престолом Божиим, радуется и веселится, и молит Бога о тебе, и посему не плачь, а радуйся».

    Женщина слушала его, глядя вниз, подперев щеку рукой. Она глубоко вздохнула.

    «Мой Никита пытался меня утешить теми же словами, что и ты. «Глупец, — сказал он, — чего плакать? Наш сын, без сомнения, поет с ангелами перед Богом.Он мне это говорит, а сам плачет. Я вижу, что он плачет, как и я. — Я знаю, Никита, — сказал я. — Где же ему быть, как не у Господа Бога? Только вот он с нами теперь не так, как прежде сидел рядом с нами!» И если бы я мог хоть раз взглянуть на него, если бы я мог хоть раз взглянуть на него, не подходя к нему, не говоря ни слова. , если бы я мог спрятаться в угол и увидеть его только на одну минутку, услышать, как он играет во дворе, зовет своим голоском: «Мамочка, где ты?» Если бы я только мог слышать, как он топает своими маленькими ножками о комнате только раз, только раз; ибо так часто, так часто я помню, как он бежал ко мне, кричал и смеялся, если бы я только могла слышать его маленькие ножки, я бы узнала его! Но он ушел, отец, он ушел, и я никогда больше не услышу его.Вот его кушак, но его я теперь никогда не увижу и не услышу.

    Она вытащила из-под своей груди вышитый кушачок своего мальчика и, как только взглянула на него, затряслась от рыданий, прикрывая глаза пальцами, сквозь которые вдруг ручьем потекли слезы.

    «Это древняя Рахиль, — сказал старец, — плачет о детях своих и не утешится, потому что их нет. Таков жребий на земле для вас, матери. Не утешайся. Утешение — это не то, что вам нужно.Плачьте и не утешайтесь, но плачьте. Только всякий раз, когда ты плачешь, помни обязательно, что твой сыночек есть один из ангелов Божиих, что он смотрит оттуда на тебя и видит тебя, и радуется твоим слезам, и указывает ими на Господа Бога; и еще долго ты будешь хранить горе этой великой матери. Но обратится она в конце концов в тихую радость, и твои горькие слезы будут только слезами нежной печали, очищающей сердце и избавляющей его от греха. И я буду молиться за мир души вашего ребенка.Как его звали?»

    «Алексей, отец».

    «Сладкое имя. После Алексея, человека божьего?

    «Да, отец».

    «Какой он был святой! Я буду вспоминать его, матушка, и твое горе в моих молитвах, и я буду молиться за здоровье твоего мужа. Это грех, что вы его покидаете. Ваш малыш увидит с неба, что вы оставили его отца, и заплачет о вас. Зачем ты мешаешь его счастью? Он живой, ибо душа живет вечно, и хотя его нет в доме, но он рядом с тобой, невидимый.Как он может войти в дом, когда ты говоришь, что дом тебе ненавистен? К кому ему идти, если он не найдет вас вместе, его отца и мать? Он теперь приходит к тебе во сне, и ты горюешь. Но тогда он будет посылать тебе нежные сны. Ступай к мужу, матушка; иди сегодня же».

    «Я пойду, отец, по твоему слову. Я пойду. Ты попал прямо в мое сердце. Мой Никита, мой Никита, ты меня ждешь, — начала баба нараспев; но старец уже отвернулся к очень старой женщине, одетой как горожанка, а не как странница.По ее глазам было видно, что она пришла с каким-то предметом и для того, чтобы что-то сказать. Она сказала, что она вдова унтер-офицера и живет неподалеку в городе. Ее сын Васенька служил в комиссариате и уехал в Иркутск, в Сибирь. Он дважды писал оттуда, но теперь прошел год с тех пор, как он написал. Она спросила о нем, но не знала, где спросить.

    «Только на днях Степанида Ильинишна — она богатая купеческая жена — говорит мне: «Вы идите, Прохоровна, и запишите имя вашего сына для молитвы в церкви, и помолитесь за упокой его души, как будто он мертвых.Душа его забеспокоится, — сказала она, — и он напишет тебе письмо». И Степанида Ильинишна сказала мне, что это известное дело, которое много раз испробовано. Только я в сомнении… О, ты наш свет! правда это или ложь и правильно ли это?»

    «Не думай об этом. Стыдно задавать вопрос. Как можно молиться за покой живой души? И его собственная [pg 050] мать тоже! Это большой грех, сродни колдовству. Только за ваше невежество вам прощается. Молись лучше Царице Небесной, нашей скорой защите и помощи, о его добром здравии и о том, чтобы она простила тебе твою ошибку.И вот еще что я вам скажу, Прохоровна. Либо он скоро вернется к вам, вашему сыну, либо обязательно пришлет письмо. Иди и впредь будь с миром. Ваш сын жив, говорю вам.

    «Дорогой Отец, да вознаградит тебя Бог, наш благодетель, который молится за всех нас и за наши грехи!»

    Но старец уже заметил в толпе два горящих глаза, устремленных на него. Измученная, чахоточного вида, хотя и молодая крестьянка молча смотрела на него. Ее глаза умоляли его, но она, казалось, боялась подойти.

    «Что случилось, дитя мое?»

    — Освободи мою душу, Отец, — тихо произнесла она, медленно опустилась на колени и поклонилась ему в ноги. «Я согрешил, отец. Я боюсь своего греха».

    Старейшина сел на нижнюю ступеньку. Женщина подкралась ближе к нему, все еще стоя на коленях.

    — Я вдова уже три года, — начала она полушепотом, с каким-то содроганием. «У меня была тяжелая жизнь с мужем. Он был стариком. Он жестоко избивал меня. Он лежал больной; Я думал, глядя на него, если он выздоровеет, если снова встанет, что тогда? И тут мне пришла мысль…»

    «Останься!» — сказал старший и приложил ухо к ее губам.

    Женщина продолжала тихим шепотом, так что почти невозможно было ничего уловить. Вскоре она закончила.

    «Три года назад?» — спросил старший.

    «Три года. Сначала я не думал об этом, но теперь я стал болеть, и эта мысль не покидает меня».

    «Вы пришли издалека?»

    «Более трехсот миль отсюда».

    «Ты сказал это на исповеди?»

    «Я признался в этом. Дважды я признавался в этом».

    «Вы были допущены к Причастию?»

    «Да.Я боюсь. Я боюсь умереть».

    «Ничего не бойся и никогда не бойся; и не переживай. Если только твое покаяние не ослабеет, Бог все простит. Нет греха и не может быть на всей земле греха, которого не простит Господь истинно кающемуся! Человек не может совершить грех настолько великий, чтобы истощить бесконечную любовь Бога. Может ли быть грех, который мог бы превзойти любовь Божию? Думай только о покаянии, о постоянном покаянии, но отбрось страх вообще. Верьте, что Бог любит вас так, как вы не можете себе этого представить; что Он любит вас с вашим грехом, в вашем грехе.В древности сказано, что об одном кающемся грешнике на небесах больше радости, чем о десяти праведниках. Иди и не бойся. Не будь озлоблен на мужчин. Не сердитесь, если вас обидели. Прости покойника в твоем сердце за то, что он сделал тебе плохо. Примиритесь с ним в истине. Если вы каетесь, вы любите. И если вы любите, вы от Бога. Все искупается, все спасается любовью. Если я, грешный, такой же, как и ты, буду к тебе нежен и пожалею тебя, то тем более будет Бог. Любовь такое бесценное сокровище, что ею можно искупить весь мир и искупить не только свои грехи, но и грехи других.

    Он трижды подписал ее крестом, снял с шеи свою иконку и возложил на нее. Она поклонилась до земли, не говоря ни слова.

    Он встал и весело посмотрел на здоровую крестьянку с крошечным младенцем на руках.

    «Из Вышегорья, батюшка».

    «Пять миль вы тащились с ребенком. Что ты хочешь?»

    «Я пришел посмотреть на вас. Я уже был у вас раньше — или вы забыли? У тебя плохая память, если ты забыл меня.Нам сказали, что вы больны. Думаю, я пойду и увижу его сам. Теперь я вижу тебя, и ты не болен! Ты проживешь еще двадцать лет. Будьте здоровы! Есть о чем помолиться за вас; как вы должны быть больны?

    «Благодарю тебя за все, дочка».

    «Кстати, у меня есть кое-что спросить, не очень важное. Вот шестьдесят копеек. Отдай их, дорогой отец, кому-нибудь беднее меня. Подойдя, я подумал, что лучше дать через него. Он будет знать, кому дать.

    «Спасибо, дорогая, спасибо! Вы хорошая женщина.Я тебя люблю. Я сделаю это обязательно. Это твоя маленькая девочка?

    «Девочка моя, батюшка, Лизавета».

    [стр. 052]

    «Да благословит Господь вас обоих, вас и вашу малышку Лизавету! Ты обрадовала мое сердце, мама. Прощайте, милые дети, прощайте, дорогие».

    Он благословил их всех и низко поклонился им.

    Женщины эпохи Возрождения и Реформации

    При описании положения европейских женщин эпохи Возрождения возникает несколько вопросов: Улучшилось ли их социальное или экономическое положение? Получили ли они больший доступ к власти? Могли ли они выразить себя иначе, чем в Средние века? Наконец, был ли Ренессанс для женщин? На эти вопросы можно ответить, рассмотрев жизнь женщин в трех условиях: семья, религия и элитарная культура (жизнь женщин-правителей, художников и мыслителей).

    Женщины в семье

    Женщины играли несколько ролей в своих семьях в зависимости от возраста и семейного положения. Сначала женщина была дочерью, а затем женой, матерью или вдовой. Напротив, мужские роли, как правило, определялись социальным положением или родом занятий — торговец, рыцарь, священник, крестьянин, барречник, ткач и так далее. Женские роли были более четко определены в высшем обществе, чем в крестьянском обществе. Основная причина была экономической. Дочери, жены и вдовы из высшего сословия имели долю в семейном имении, поэтому они рассматривались в основном как способ удержаться или расшириться.Поэтому их жизнь строго регламентировалась и контролировалась. Напротив, у крестьянок обычно было больше свободы. Жены, дочери и даже вдовы активно помогали поддерживать семью, ведя домашнее хозяйство и работая вместе с мужчинами на ферме или в магазине. Поэтому было непрактично регулировать и контролировать их жизнь.

    Дочери

    Дочерью называли «девственницу», то есть ту, которая не вступала в половую связь. Дочери должны были оставаться девственницами до замужества или на всю жизнь, если они не были замужем.Идеал девственности уходит своими корнями в христианский Новый Завет (вторая часть Библии), в греческую философию и в сочинения первых христианских лидеров. В основе этих произведений лежала концепция патриархальной семьи (семьи, возглавляемой отцом) как основы общества. Личность человека зависела от его или ее происхождения по мужской линии. В одиннадцатом веке этот идеал был укреплен реформаторскими движениями внутри церкви. Примерно в двенадцатом веке в Западной Европе требование девственности для дочерей получило новый акцент, сначала в домах высшей знати, а затем в классах собственников.Имущество почти полностью переходило к наследникам мужского пола. Поэтому основное предназначение дочерей заключалось в том, чтобы служить невестами, связывающими воедино две семейные линии. Чтобы гарантировать законность любых наследников мужского пола в результате брака, необходимо, чтобы отец невесты мог заверить своего будущего мужа в том, что она девственница.

    В эпоху Возрождения понятие чести все больше зависело от девственности. Нарушение девственности дочери навлекло бесчестье не только на девушку, но и на всю ее мужскую родню.Таким образом, молодую женщину обычно привлекали к ответственности за изнасилование (принуждение к половым отношениям), потому что это насилие означало, что она больше не была девственницей, и таким образом она обесчестила свою семью. Несмотря на то, что девушка стала жертвой изнасилования, она была наказана. Наказание часто менялось в зависимости от социального положения родственников-мужчин женщины. Например, дочь дворянина наказывалась строже, чем дочь рабочего, потому что дворянин занимал более почетное место в обществе.Когда некоторые молодые девушки теряли девственность в результате изнасилования или соблазнения, их бросали родственники-мужчины, и они часто обращались к проституции (вступая в половые сношения в обмен на деньги), что было единственным способом, которым они могли прокормить себя.

    Жены и менеджеры

    Помимо сохранения девственности от дочерей требовалось овладение навыками, которые они впоследствии использовали в браке. Наиболее важными были текстильные ремесла, такие как прядение, ткачество и вышивание, которым обычно обучали пожилые женщины в домашнем хозяйстве.Молодые девушки также научились распоряжаться финансами, следить за прислугой, и ухаживать за больными членами семьи. Наконец, девочек обучали целомудрию (воздержание от половых сношений), послушанию и молчанию — всем качествам, которые, как считалось, готовили дочь к роли жены.

    У жен было много обязанностей в качестве рабочих и управляющих домом. Крестьянки выполняли множество обязанностей, от ухода за птицами и овцами и огородом до варки пива и помощи в сборе урожая.Жены-ремесленницы выполняли искусную ремесленную работу вместе со своими мужьями или сами выполняли работу в отсутствие мужей. Иногда женщины таким образом становились членами ремесленных гильдий. (Гильдия была организацией, которая обучала подмастерьев ремеслу или торговле и устанавливала стандарты качества.) Жены торговцев присматривали за магазинами, помогали вести счета или вели другие деловые записи. В более богатых патрицианских и аристократических семьях женщины выполняли текстильную работу, которую должны были выполнять женщины во всем мире, но обычно они делали предметы роскоши, такие как вышивка золотыми нитями.Их основной ролью было ведение домашнего хозяйства: покупка, хранение и пополнение припасов; развлекать посетителей своих мужей; наблюдение за слугами; и уход за больными, будь то слуги или члены семьи.

    Приданое

    В большинстве регионов Европы, когда женщина из имущих классов выходила замуж, она должна была принести в дом своего нового мужа часть богатства своего отца. Эта часть, называемая приданым, обычно представляла собой права женщины на ее наследство.Функция приданого заключалась в том, чтобы удалить женщину из линии отца, чтобы она не имела дальнейших прав на его имущество. Ее доля в наследстве должна была быть как можно меньше, чтобы свести к минимуму бремя на имущество отца. В то же время приданое должно было быть достаточно большим, чтобы привлечь — по сути, «покупку» — мужа с самым высоким социальным статусом. Брак мог отразить славу родственников невесты, завоевать им политических союзников и доступ к власти или увеличить богатство семьи. Если семья женщины не могла позволить себе мужа с высоким статусом, ей приходилось довольствоваться менее значимым мужем, которого можно было приобрести с меньшим приданым.Даже среди самых бедных слоев крестьянства от невесты ожидалось, что она принесет на свадьбу некоторые вещи, хотя бы несколько горшков или табуреток, чтобы обставить свой новый дом.

    Формально приданое оставалось собственностью женщины на всю жизнь, но фактически им распоряжался ее муж. Когда женщина умирала, имущество переходило к ее наследникам, как женщинам, так и мужчинам, если местные законы позволяли ей составить завещание или завещание и назвать особые дары. В некоторых регионах Европы жена могла владеть собственностью на свое имя в дополнение к приданому.Иногда это имущество даровал ей отец, который определял стоимость приданого. Опять же, в зависимости от местных обычаев, женщина может передать имущество ей. наследники, когда она умерла. Женщины часто имели право пользоваться недвижимостью (землей), драгоценностями и одеждой, принадлежавшей родственнику-мужчине, который имел право истребовать это по мере необходимости.

    Права еврейских женщин

    В отличие от женщин-христианок, еврейские женщины имели некоторую юридическую независимость. До создания гетто, поместивших всех евреев в систему римского права в Италии (см. «Римские и испанские инквизиции» в главе 7), у еврейских общин были свои собственные законы.Женщины имели право подписывать контракты, представлять себя в суде и возбуждать судебные дела. Ряд женщин были банкирами и полноправными членами товариществ. В Турине, Италия, богатство отца-еврея было направлено прямо в приданое его дочери. Причин для такой практики было много, но в основном она предназначалась для защиты семейного имущества. В результате женщина с приданым занимала завидное положение. Статус среднего класса большинства итальянских евреев сыграл роль в уравновешивании власти между мужчинами и женщинами.Даже самые богатые евреи не могли обрести большое богатство или элитный социальный статус, потому что они были ограничены ограничениями общества в отношении евреев. В результате этих ограничений женщины получили возможность получить с ними равный статус.

    Брак

    Женщина практически не играла роли в выборе мужа. В имущих классах большинство браков заключалось родственниками женщины мужского пола, возможно, по совету ее матери. Многие женщины выходили замуж за мужчин, которых едва знали или никогда не встречали.В большинстве стран Европы крестьяне обоих полов женились довольно поздно (в двадцать с небольшим лет). Однако в высших классах девочка-подросток часто выходила замуж за мужчину постарше (возможно, в возрасте около двадцати или тридцати лет), который уже был известен в торговле, правительстве или аристократическом обществе. Иногда молодая женщина выходила замуж за мужчину еще более старшего возраста, который уже был женат. В этих обстоятельствах трудно понять, сыграла ли любовь роль в браке. Многие жены и мужья из высшего сословия вели раздельную жизнь из-за разницы в возрасте, отсутствия знакомства до брака и их очень разные повседневные занятия.Например, муж мог заниматься своим бизнесом или политической деятельностью, в то время как жизнь жены была сосредоточена на доме. Товарищеские отношения казались более возможными в браках между низшими классами. Часто супруги занимались одним и тем же занятием, например, оба были искусными ремесленниками, вместе держали трактир или лавку.

    Семейные проблемы

    Проповедники, гуманисты и другие наставники нравственности пропагандировали идеал близких отношений между женой и мужем.Они громили прелюбодеяние (половые отношения вне брака), двоеженство (иметь более одного супруга), дезертирство и жестокое обращение. Прелюбодеяние неизменно рассматривалось как преступление жены, а не мужа, и очень серьезное. Во многих местах мужу прощали убийство жены, если она была поймана на прелюбодеянии. Кое-где такое убийство даже не считалось преступлением. Среди жен европейских королевских особ супружеская измена считалась государственной изменой (преступлением против государства) и обычно наказывалась казнью.Между тем мужчины регулярно прелюбодействовали, иногда с наложницами или любовницами, которые жили в семейном доме. Ожидалось, что жены будут воспитывать детей от этих незаконных отношений. Такие устройства были более характерны для семей с высоким статусом. Среди более бедных классов семейные проблемы чаще выражались в двоеженстве или дезертирстве. Мужчина, который считал брак неудовлетворительным, мог покинуть свой приход и снова жениться в более отдаленном месте. Мужчина уходил от жены, если чувствовал, что она обременяет его, и в этом случае женщина не имела законных прав и оказывалась в ужасных экономических условиях.

    Злоупотребление можно найти везде и среди всех классов. Разрешалось избиение жен, а также физические наказания детей и прислуги. Некоторые моралисты призывали к умеренности, а другие вообще осуждали использование побоев. Кроме того, мужчины могли сажать в тюрьму, морить голодом и унижать своих жен и других членов семьи. До протестантской Реформации развод не был решением проблемы распавшегося брака. Среди высших классов аннулирование (объявление брака недействительным) было возможно на том основании, что брак не был заключен (пара не имела полового акта), пара была близкородственной или в браке был какой-то недостаток. ритуал.Некоторые протестантские реформаторы выступали за развод в случаях супружеской неверности или безнадежной несовместимости. Их аргументы были основополагающими для более позднего законодательства, разрешающего гражданский развод.

    Акты жестокости еврейских мужчин в семейных отношениях упоминаются в документах того периода. Среди этих действий были разрыв помолвки, оставление, отсутствие поддержки, физическое и словесное оскорбление, а также отказ признать или поддержать ребенка, рожденного вне брака. Женщина может угрожать привести ребенка в синагогу (еврейский молитвенный дом) или оказать давление на мирских лидеров, чтобы те пришли ей на помощь.Раввины католической Европы были гораздо менее склонны, чем раввины исламских стран, принуждать мужчину к разводу с женой. Это нежелание было отражением католической веры в то, что брак никогда не может быть расторгнут. Это также было еще одним свидетельством того, что в эпоху Возрождения у женщин не было возможности выпутаться из неудачных браков.

    Материнство

    Основной обязанностью всех жен было зачатие, вынашивание и воспитание детей. Женщины детородного возраста большую часть жизни проводят в период беременности, родов и ухода за детьми.Противозачаточные средства категорически не приветствовались. Женщинам, желающим прервать беременность, иногда делали аборты. В методе использовались лечебные травы, рекомендованные акушерками-знахарями, что представляло большой риск для матери. Лактация (выработка молока в груди женщины для кормящих детей) часто приводила к периоду бесплодия и избавлению от беременности, но когда этого не происходило, женщины часто зачинали заново в течение нескольких недель после родов. Такая закономерность проявляется в высокой рождаемости в определенных социальных группах — двадцать или двадцать пять детей от одной матери не были редкостью — и указывает на то, что женщина рожала в среднем одного ребенка в год.Хотя богатые люди считали частые роды желательными, рождение одного ребенка могло рассматриваться как чрезмерное для бедной или незамужней женщины, которая не могла заботиться о ребенке. Такая ситуация часто приводила к отказу от детей или даже детоубийству (убийству младенцев).

    В течение пятнадцатого и шестнадцатого веков младенческая смертность (смертность) была высокой по всей Европе. От 20 до 50 процентов всех младенцев умирали. Также часто наблюдалась высокая смертность до двадцати лет. Не было ничего необычного в том, что женщина, родившая восемь или десять детей, видела, что только один или двое из них достигают совершеннолетия.Женщины также рисковали умереть при родах. Вероятность смерти при любом единичном рождении ребенка составляла около 10 %, что намного выше, если женщина рожала несколько раз в течение жизни. Смертность при родах была основной причиной смерти женщин, многие из которых умерли раньше своих мужей, которые могли жениться на одной или двух других женах. Поэтому моралисты использовали возможность смерти при родах как один из аргументов в пользу того, чтобы женщина оставалась девственной и не выходила замуж.

    Воспитание ребенка

    Ответственность женщины за своего здорового новорожденного ребенка варьируется в зависимости от социального класса.Бедные женщины обычно кормили (кормили грудью) своих младенцев около двух лет, но женщины из высших слоев общества обычно этого не делали. В элитных кругах договаривались, часто отцы, отправить ребенка жить с кормилицей. Кормилицей часто была женщина из низшего сословия, у которой умер собственный ребенок или которая недавно отлучила своего ребенка от груди (прекращение грудного вскармливания). Иногда кормилицы рано отнимали от груди своих детей, чтобы им платили за кормление грудью ребенка супружеской пары из высшего общества.Младенцы проводят около одного или двух лет со своим влажным кормилицы (детей женского пола, возможно, отлучали от груди раньше, чем мальчиков), прежде чем они вернулись к своим матерям. Тем временем матери могли снова забеременеть.

    Мать несет ответственность за ребенка с момента рождения до достижения ребенком шести- или семилетнего возраста. В то время считалось, что ребенок способен к рациональному мышлению. Маленьких детей обучали навыкам и моральным ценностям их матери, за исключением некоторых богатых семей, где эти обязанности возлагались на слуг.Девочек держали взаперти и контролировали, обучали бытовым навыкам и учили целомудрию, молчанию и послушанию. Мальчиков готовили к дальнейшему обучению под руководством их отцов либо в школе, либо у наставника, либо в ученичестве (обучении ремеслу или торговле). Крестьяне обучали детей мужского и женского пола сельскохозяйственным навыкам. В случае очень бедных детей как мужского, так и женского пола часто отправляли из дома в возрасте восьми или девяти лет, чтобы они работали прислугой в домах высшего сословия. Практически единственным образованием, которое они получили, было обучение в раннем детстве, предлагаемое их матерями.

    Когда умирала мать маленьких детей, ее детей воспитывал их отец и его родственницы, его слуги или его новая жена. Когда отец умирал, его родственники мужского пола брали на себя ответственность за воспитание детей. В своем завещании он мог пригласить свою вдову остаться в доме, чтобы присматривать за ее детьми, или ее могли приветствовать в этой роли братья или двоюродные братья ее покойного мужа. Но дети не считались принадлежащими матери. Если она, как вдова, не останется в доме своего покойного мужа, она передаст заботу о своих детях семье своего мужа.Как правило, она не сможет претендовать на свое потомство как на свое собственное.

    Вдовство

    Вдовство доставляло трудности не только вдовам (женщинам, чьи мужья умерли), но и обществу. Эти трудности касались вопросов родства и морали: к чьей семье принадлежала вдова? Как можно контролировать поведение сексуально опытной женщины? Вдова столкнулась с несколькими возможными судьбами. В зависимости от того, где она жила, она могла остаться в доме своего мужа, особенно если выжили маленькие дети.Она могла вернуться в дом своего отца или в дом других родственников мужского пола. Она также может снова выйти замуж, уйти в монастырь (дом для религиозных женщин) или другую религиозную общину или жить одна. Когда принималось это решение, женщину окружали конкурирующие интересы, и обычно она мало что могла сказать в этом вопросе. Ее биологическая семья может пожелать, чтобы она снова вышла замуж или вернулась со своим приданым в их дом. Семья ее мужа может захотеть, чтобы она осталась с ними, чтобы ее приданое могло продолжать поддерживать их домашнее хозяйство.Церковные чиновники и общественные деятели призывали вдов к целомудрию и выражали беспокойство по поводу ее морального надзора. В католических регионах ее могут убедить присоединиться к монастырю или религиозной общине. В другом месте ей могут посоветовать повторно жениться. Жизнь в одиночестве была рискованной для женщины, потому что это могло означать, что она обеднела или была покинута своими родственниками. Если бы у нее было имущество, она могла бы стать объектом подозрений. Голландский гуманист Дезидериус Эразм (ок. 1466–1536) утверждал, что самодостаточная вдова может оставаться целомудренной и вести продуктивную жизнь в одиночку, но в то время с ним мало кто соглашался.

    В средние века и в начале эпохи Возрождения большинство европейских женщин были католиками. Те, кто хотел посвятить свою жизнь церкви, поступали в монастыри. Эта ситуация изменилась после протестантской Реформации в шестнадцатом веке. Женщины, перешедшие в протестантизм, выразили свою религиозную приверженность как жены и матери или как активистки новой веры.

    Святые женщины-католики

    Женщины-католики поступали в монастыри по разным причинам. Некоторые были взрослыми, которых привлекала религиозная жизнь; некоторые были вдовами или беженцами, которые искали убежища или были помещены в безопасное место родственниками мужского пола; некоторые из них были молодыми девушками, которых их родственники навсегда или временно отправили в монастыри, а также на хранение или в качестве альтернативы замужеству.Некоторые из этих женщин впоследствии дали постоянные обеты. Хотя некоторые женщины жили в монастырях из-за искреннего религиозного призвания, другие были там, чтобы выждать время или вопреки своему личному выбору или интересам. Большинство женщин, живших в монастырях по любому из этих мотивов, происходили из богатых и даже аристократических семей. В монастыри требовалась вступительная плата, называемая «приданым», как и в браке. В эпоху Возрождения в некоторых районах (например, в более богатых итальянских городах) количество женщин, поступающих в монастыри из-за экономических интересов своей семьи, резко возросло.

    Бенвенида Абраванель

    Согласно еврейскому закону, женщины имели гораздо больше прав, чем христианки. Однако даже еврейские женщины, принявшие христианство (обращенных евреев иногда называли новыми христианами), пользовались большей независимостью. Примером может служить Бенвенида Абраванель (род. 1473 г.), португальская новая христианка, поселившаяся в Италии и учившая дочь испанского вице-короля (королевского губернатора). Будучи вдовой, Абраванель вела кредитно-банковский бизнес, служила Медичи (семье герцогов Флоренции и Тосканы), участвовала в благотворительности и активно участвовала в христианских делах.Еврейский драматург и поэт Иуда Соммо назвал Абраванель «принцессой».

    Помимо тех, кто искал религиозного призвания в монастыре, были и другие, чьи поиски святости привели их в другое место. Они присоединились к сообществам религиозных женщин, которые не были строго замкнуты или отделены от общества. Эти женщины стремились к менее строгой жизни, потому что предпочитали ее или потому, что их семьи не давали приданого, необходимого для поступления в монастырь. Тем не менее, они каким-то образом находились под надзором представителей мужского духовенства.Несколько других сделали святую карьеру как одинокие люди. Они следовали строгим правилам религиозного обряда, живя в доме мужчины. Многие были женами или вдовами, которые занимались благотворительностью в больницах или религиозных орденах. Католическая Реформация сильно ограничила этот вид религиозного самовыражения. Женщины, стремящиеся следовать религиозному призванию, в основном ограничивались единственным вариантом монастыря. В то же время они находились под еще более строгим регулированием со стороны мужского духовенства.Святых женщин тщательно исследовали на наличие признаков ереси, колдовства или притворства священными.

    Протестантские реформаторы

    Влияние патриархальной семьи на женщин усилилось при протестантизме. И мужчины, и женщины, последователи этой веры, столкнулись с новым набором верований и стандартов жизни. нравственное поведение. Для женщин это означало исчезновение монастырей, распущенных в протестантских странах. Монастыри по-прежнему предоставляли альтернативные условия жизни для незамужних или овдовевших католичек.Однако ожидалось, что протестантская женщина будет жить со своей семьей или семьей своего мужа под присмотром мужчин всю свою жизнь.

    Тереза ​​Авильская

    Тереза ​​Авильская (1515–1582) была одной из великих святых женщин католической церкви. Основатель реформатского босого (босоногого) монастыря кармелитов в Сан-Хосе, Испания, сегодня она известна своими мистическими сочинениями. Она родилась Тереза ​​де Аумада на ферме недалеко от Авилы, Испания. После опасной для жизни болезни она поступила в кармелитский монастырь Энкарнасьон (Воплощение), где стала монахиней в 1537 году и взяла имя Тереза ​​де Хесус.В 1554 году Тереза ​​пережила первое из нескольких видений, во время которых она увидела статую раненого Христа. Ей продолжали сниться видения, и она начала писать свою автобиографию, позже названную «Жизнь ». Когда Тереза ​​закончила свою книгу, ее вызвали в испанскую инквизицию, церковный суд, созданный для задержания и наказания еретиков. Инквизиторы сказали ей расширить книгу, потому что они хотели узнать больше о ее видениях. Она завершила более длинную версию Life в 1559 году.

    К 1560 году Тереза ​​приняла решение реформировать кармелитов. Ее давно беспокоили слабые нормы в ее монастыре, и она хотела вернуть кармелиток к строгому соблюдению первоначальных правил ордена. После долгих противодействий и борьбы в 1562 году папа Пий IV разрешил ей основать босых кармелитов. Перед смертью она выпустила множество книг, которые сейчас считаются классикой мистической литературы. Тереза ​​сыграла важную роль в реформировании не только монастырей кармелитов для женщин, но и монастырей кармелитов для мужчин.Ей приписывают возрождение католицизма в то время, когда протестантизм угрожал разрушить церковь.

    Грумбах и Целль продвигают реформы

    В первые дни протестантизма появилось несколько возможностей для женского лидерства. Некоторые женщины-сторонницы реформ изложили свои взгляды в письменной форме. Среди них была Аргула фон Грумбах, родившаяся в аристократической и хорошо образованной семье недалеко от Берацхаузена, Германия. Она осиротела в 1509 году, когда получала образование при дворе в Мюнхене.В 1516 году она вышла замуж за Фридриха фон Грумбаха, администратора баварских герцогов франконского города Дифурт. Затем ее привлек протестантизм, вероятно, благодаря Полу Сператусу, ученому и соборному проповеднику, который был сторонником церковной реформы. Вдохновленный по брошюрам лидера протестантской Реформации Мартина Лютера и других реформаторов Грумбах погрузилась в чтение Священного Писания (текста Библии). В 1523 году, после того, как она стала свидетелем инсценированного суда над студентом, который был последователем лютеранства, она вызвала католических теологов на дебаты об их принудительном поведении.Когда они отказались участвовать, она опубликовала брошюру, которая в итоге вышла четырнадцатью тиражами. В шести открытых письмах немецким князьям и чиновникам городов Ингольштадт и Регенсбург она изложила программу реформ как для общества, так и для церкви. Она также опубликовала стихотворение, чтобы защитить себя от необоснованных обвинений в сексуальном влечении к мужчине по имени Арсациус Зеехофер. После 1524 года Грумбах больше не выпускала брошюр, но она обменивалась письмами с Лютером и лютеранским теологом Андреасом Осиандером.Она также продвигала Реформацию на местном уровне. В 1533 году, через три года после смерти ее мужа-католика, она снова вышла замуж, но снова овдовела в 1535 году. Неопубликованные семейные документы Грумбаха дают представление о таких вопросах, как ранние протестантские образовательные идеалы и юридические и финансовые трудности вдов.

    Несколько протестанток стали мирскими (непосвященными) проповедниками. Наиболее известной была немецкая реформаторша Катарина Шютц Целль (ок. 1497–1564), которая стремилась к религиозной терпимости как писатель, оратор и советник.В 1523 году она вызвала споры, выйдя замуж за Маттеуса Целля (1477–1548), проповедника и реформатора католического собора. Кэтрин вскоре стала известна своим гостеприимством по реформированию лидеров. Она также принимала беженцев, оказывала помощь жертвам чумы (эпидемической болезни; см. «Черная смерть» в главе 1) и навещала больных в тюрьмах. Целль поддерживал письменную или личную связь со многими ведущими протестантскими реформаторами, такими как Хульдрих Цвингли (1484–1531) и Эколампадиус (также известный как Иоганн Хусген; 1482–1531), которые возглавляли независимые реформаторские усилия.К середине 1500-х годов среди протестантов произошел глубокий раскол, потому что они не могли прийти к соглашению относительно заявления о вере. Целлы встали на сторону радикальных групп (тех, кто придерживается крайних взглядов), которые настаивали на устранении католических элементов в протестантской доктрине (верованиях).

    Между 1524 и 1558 годами Екатерина опубликовала пять работ, в том числе в защиту своего мужа. В 1557 году она написала открытое письмо Людвигу Рабусу, лютеранскому проповеднику в Ульме, который критиковал ее радикальные взгляды.В письме она апеллировала к здравому смыслу жителей Страсбурга. Она поддерживала усилия таких радикалов, как Цвингли и Каспар Швенкфельд фон Оссиг, оба гостившие в ее доме. Зелл также выразила восхищение анабаптистами (протестантская группа, выступавшая за крещение взрослых, а не младенцев), которых она предпочитала называть баптистами. Однако основные протестанты преследовали анабаптистов как еретиков, а Целля обвинили в ереси за их поддержку.

    Грумбах и Целль были членами первого поколения протестантские реформаторы. К концу шестнадцатого века женщины больше не участвовали ни в качестве критиков, ни в качестве защитников усилий по реформе, и в движении доминировали мужчины. Многие женщины из преследуемых сект, особенно анабаптистки, открыто исповедовали свою веру и были казнены протестантскими лидерами. Эти женщины получили славу мучениц.

    Женщины в высокой культуре

    Роль женщин в «высокой» культуре — элитарном мире власти, идей и художественного творчества — значительно расширилась в эпоху Возрождения.Несколько женщин служили монархами, которые сыграли важную роль в формировании не только политических событий, но и культурного развития. Образованные женщины из высшего среднего класса или аристократии возглавляли салоны, которые распространяли новые научные и философские идеи и устанавливали стандарты литературного вкуса. В шестнадцатом и семнадцатом веках женщины стали все более активными в гуманистическом движении, толчок которому дали салоны. Участие женщин в интеллектуальной жизни представляло собой большой шаг вперед: в течение двух тысяч лет они были исключены из таких занятий, потому что им было отказано в доступе к формальному образованию.Новый гуманистический акцент на ценности личности начал разрушать традиционные барьеры. В результате беспрецедентное количество женщин стали писателями в эпоху Возрождения. Были сотни, а может быть, и тысячи женщин-авторов, главным образом в Италии, Франции и Англии. После 1500 года их воодушевил рост полиграфической промышленности, который позволил женщинам-авторам иметь дело напрямую с издателями и миновать учреждения, в которых доминируют мужчины, такие как университеты.

    Женщины-писательницы внесли свой вклад в зарождение современного феминизма (поддержка равенства женщин с мужчинами), который набрал силу в восемнадцатом веке.Женщины также писали стихи, романсы, рассказы, романы и пьесы, которые переводили на другие языки. Несколько женщин, изучавших латынь или греческий язык, переводили произведения классиков или авторов-гуманистов. Кроме того, они писали дневники, семейные истории и книги советов. Женщины-художники и иллюстраторы также получили известность в процветающем мире искусства. Хотя женщинам не позволяли заниматься профессиями из-за отсутствия у них доступа к формальному образованию, они все же внесли свой вклад в зарождающуюся область медицины.

    Женщины-правители, интеллектуалы, писатели и художники не оказали такого сильного влияния на культуру эпохи Возрождения, как их коллеги-мужчины. Тем не менее, женщины и их сторонники с самого начала были включены в основные социальные и политические вопросы. Их участие способствовало изменению представлений о моральных и интеллектуальных возможностях женщин, заложив основы современного феминистского движения. В этом смысле, несомненно, был Ренессанс для женщин.

    Королевы и королевство

    В эпоху Возрождения вопрос о том, могут ли женщины быть монархами или должны ли они быть монархами, вызывал много споров.Лишь несколько женщин на самом деле были правящими королевами (теми, кто занимает трон), и эти женщины стали могущественными правителями, несмотря на опасения по поводу женщин-монархов. Даже там, где законы ограничивали право женщин на наследование престола, как, например, во Франции и Арагоне (регион Испании), королевы-консорты (жены королей) по-прежнему имели значительные права. влияние. Многочисленные регенты, королевы-матери и любовницы королей также выполняли различные официальные и неофициальные обязанности. Регентом была королева-консорт, которая правила в отсутствие короля, когда он был с миссией в другой стране, или вместо сына, который был слишком молод, чтобы занять трон.Королева-мать — мать правящего короля. Любовницей была женщина, у которой были постоянные интимные сексуальные отношения с королем, который был женат на другой женщине.

    Правящие королевы

    Правящие королевы столкнулись с большими трудностями, чем правители-мужчины. Ожидалось, что каждая королева выйдет замуж и произведет на свет наследников мужского пола, которые продолжат династию (правители одной и той же семейной линии). Особенно спорным был выбор королевой супруга. Членам патриархального общества, в котором мужья были главами домохозяйств, было трудно провести различие между статусом женщины как частной жены и как государственной правительницы.Некоторые придворные чиновники опасались гражданской войны, если она выйдет замуж за одного из своих подданных, а другие опасались политических проблем, если она выйдет замуж за иностранца. Мужчины доминировали в королевской бюрократии, а также в местных офисах. Общее мнение заключалось в том, что женщина не может возглавить правительство, состоящее из мужчин. Например, в 1558 году шотландский протестантский реформатор Джон Нокс (1513–1572) утверждал, что королевство с правительницей-женщиной похоже на чудовище с ногами там, где должна быть голова. Война создавала еще больше проблем, ибо женщина не вписывалась в традиционную роль военачальника.

    Две правящие королевы, Изабелла I Кастильская (1451–1504; правила 1474–1504) и Елизавета I Английская (1533–1603; правила 1558–1603), по-разному реагировали на эти трудности. Брак Изабеллы с королем Фердинандом II Арагонским (1452–1516; годы правления 1479–1516) в 1469 году получил признание, поскольку привел к объединению их владений в королевство Испания (см. «Испания» в главе 3). У Элизабет не было такого удобного выбора. Она сменила свою сводную сестру, Королева Мария I (1516–1558; правила 1553–58), вышедшая замуж за Филиппа II Испанского (1527–1598; годы правления 1556–98) в 1554 году (см. «Англия» в главе 3).Елизавета знала о разладе, к которому может привести брак за границей, поэтому не хотела выбирать себе мужа из другой страны. Политические разногласия среди ее советников по поводу выбора мужа в конце концов помешали ей выйти замуж. Таким образом, вопрос о наследнике престола мужского пола оставался нерешенным во время ее правления.

    Статус незамужней Элизабет давал некоторые преимущества. До последних лет своей жизни она использовала возможность выйти замуж как инструмент торга в переговорах с другими странами.Однако, как королеве, вышедшей замуж за могущественного короля, Изабелле было легче управлять системой, в которой доминируют мужчины. Напротив, Елизавета представляла себя и мужчиной, и женщиной-монархом в публичных заявлениях и церемониях. Когда она стала старше, ее подданные удостоили ее образа «Царицы-девы», что связало ее с Девой Марией (матерью Иисуса Христа). В войне обе королевы брали на себя роль воинов. Изабелла сопровождала испанскую армию в ее кампаниях по изгнанию мавров из Испании.В 1588 году, после того как Испания объявила войну Англии, Елизавета облачилась в доспехи и произнесла речь перед своими войсками в Тилбери, чтобы вдохновить их на поражение вторгшейся испанской армады (см. «Англичане побеждают испанскую армаду» в главе 3).

    Королевы низшего ранга

    Как и другие жены, супруги королев несут ответственность за рождение наследника мужского пола. Если они не выполняли эту обязанность, их мужья могли развестись с ними или даже казнить их. Примером может служить Анна Болейн (ок. 1507–1536), жена короля Англии Генриха VIII (1491–1547; годы правления 1509–47) и мать Елизаветы I.Генрих приказал обезглавить Болейн, когда обнаружил, что у нее роман. Как супруги, они также обладали символической властью, которая была особенно сильна, если их чтили и благословляли на церемонии коронации. Без правящей власти их влияние зависело от нескольких факторов. Главным было выживание их детей мужского пола, для которых они могли служить регентами. Супруги королевы также осуществляли контроль, если они обладали сильным характером или происходили из королевского рода. Последнее было особенно верно для женщины из иностранной династии, которая могла отстаивать интересы своей семьи при дворе своего мужа.

    Регенты имели некоторые полномочия по управлению, так как они действовали от имени правителей, которые были родственниками. Одним из примеров была Мария Венгерская (1505–1558; правила 1531–1555), которая контролировала Нидерланды для своего брата, императора Священной Римской империи Карла V (1500–1558; годы правления 1519–56). Другой была Екатерина Медичи (1519–1589), которая правила Францией для своих несовершеннолетних сыновей (см. «Франция» в главе 3). Регентами с наименьшей властью были супруги королев, которые недолго служили во время отсутствия своих мужей. Например, Кэтрин Парр (1512–1548 гг.), последняя жена Генриха VIII, была регентом в течение трех месяцев в 1544 г., когда король находился в военной кампании во Франции.

    Королевы-матери могут обеспечить столь необходимую стабильность во время чрезвычайных ситуаций. Луиза Савойская (1476–1531) дважды правила Францией от имени своего сына, короля Франциска I (1494–1547; годы правления 1515–1547). В 1515 году она была регентом, когда Франциск открыл вторую фазу итальянских войн (1494–1559), конфликта между Францией и Испанией из-за контроля над Италией (см. «Итальянские войны доминируют над Ренессансом» в главе 2). Она снова стала регентом в 1525 году после того, как Франциск потерпел поражение в битве при Павии в Италии и попал в плен в Испании.Иногда женщины, которые официально не были членами королевской семьи, обладали властью, манипулируя действиями своих любовников-монархов. Примером может служить Диана де Пуатье (1499–1566), любовница короля Франции Генриха II (1519–1559; годы правления 1547–1559). (Любовница — это женщина, имеющая постоянные сексуальные отношения с женатым мужчиной, который не является ее мужем.) Она влияла на решения короля, фактически заменяя его жену Екатерину Медичи на посту королевы.

    Правящие королевы, регенты и даже любовницы королей могли покровительствовать художникам, музыкантам, гуманистам и поэтам.Одним из величайших покровителей была Маргарита Австрийская (1480–1530), которая была регентом Нидерландов (1507–15; 1519–30) при своем племяннике, будущем императоре Карле V. Она собрала прекрасную библиотеку и поддерживала выдающихся художников. и музыканты. Женщины, вышедшие замуж за правителей иностранных владений, также могли привнести политические и экономические связи и новые тенденции в свои приемные земли. Деятельность этих женщин установила их важность как политических и культурных лидеров. Они оставались влиятельными во Франции, где помогли сформировать абсолютизм (абсолютная власть, закрепленная за одним или несколькими лидерами).Правящие королевы добились наибольших успехов в Англии, но усиление власти парламента (главного правящего органа Великобритании) привело к ослаблению королевского контроля к семнадцатому веку.

    Салоны

    Женщины начали вносить важный вклад в культуру эпохи Возрождения, участвуя в салонах. Салон был интеллектуальной и литературной дискуссией, которая стала популярной в 1600-х годах. Он проводился при королевском или дворянском дворе и возглавлялся аристократкой или знатной женщиной, называемой салонной . Термины «салон» и салонниер были введены в девятнадцатом веке. В эпоху Возрождения салоны были известны как ruelles (компаний). Многие женщины, которые возглавляли и посещали эти собрания, обменивались идеями, а затем публиковали свои взгляды в книгах и брошюрах.

    Ранние формы салона можно было найти в северной Италии в 1400-х годах. Примерами могут служить литературные собрания в Брешии, где ученый-гуманист Лаура Серета (1469–1499) представила свои эссе, и дискуссии, возглавляемые маркизой Изабеллой д’Эсте (1474–1539) при ее знаменитом дворе в Мантуе.Подобные мероприятия проводились в монастырях, где женщинам было легче выражать свои взгляды без страх испортить свою репутацию. Другими пионерами салона эпохи Возрождения были французские дворянки Мадлен де Рош (ок. 1520–1587) и Катрин де Рош (1542–1587) в городе Пуатье. Одним из первых салонов был chambre bleue (синяя комната), созданный французской хозяйкой мадам де Рамбуйе (также известной как Катрин д’Анженн; 1588–1665) в ее особняке в Париже в 1630-х годах.Салон мадам де Рамбуйе, посвященный литературе и культурному общению, оказал сильное влияние на развитие французской литературы. Салон стал особенно популярным в Париже, но такие собрания были и в Берлине, Германия; Вена, Австрия; и Лондон, Англия.

    Диана де Пуатье (произносится deh pwah-tyay; 1499–1566) была французской дворянкой и любовницей короля Франции Генриха II. Она обладала значительной властью во время правления короля, фактически заменив его жену Екатерину Медичи на посту королевы.В 1514 году Диана вышла замуж за Луи де Брезе, великого сенешаля Нормандии, и родила от него двух дочерей. Ее исключительная красота, которую она сохраняла до поздних лет, позволила ей попасть ко двору короля Франциска I. В 1530 году она встретила Генриха, когда он и его брат вернулись после службы в качестве заложников в Испании для выкупа своего отца. После смерти мужа в 1531 году она стала любовью всей жизни Генриха. Хотя она была на двадцать лет старше Генри, он оставался преданным ей до самой смерти. Она также поддерживала дружеские отношения с Екатериной Медичи.

    Когда Генрих стал королем в 1547 году, Диана получила титул герцогини Валентинуа; она также получила замок (большой загородный дом) Шенонсо. При дворе она сыграла важную роль в манипулировании основными соперниками за благосклонность короля, Анной де Монморанси (1493–1567; в данном случае Анна — мужское имя) и семьей Гизов. Она встала на сторону той партии, которая казалась наиболее могущественной в данный момент. Дайан также поддерживала антипротестантскую политику Генри. Она оказала покровительство группе поэтов, известных как Плеяды, которые удостоили ее многих хвалебных стихов.Ее красота и положение также сделали ее предметом многочисленных произведений искусства, в том числе знаменитой Дианы-охотницы , приписываемой художнику Жану Гужону ​​(ок. 1510–1568). Картина была помещена в ее втором замке, Анет, который был реконструирован и был одним из ярких моментов культуры французского Возрождения середины шестнадцатого века. После того, как Генрих был убит в рыцарском турнире (игра с копьями), Екатерина Медичи забрала Шенонсо у Дианы, которая удалилась к Анет.

    Салон был лишь одной из форм интеллектуальной дискуссии, на которой присутствовали женщины.Их также приветствовали в кофейнях, академиях, клубах и масонских ложах (местах встреч Свободных и Принятых масонов, братской организации). Однако салон отличался от этих других общественных мероприятий тем, что привлек самых разных участников и представил разнообразную программу. Он также проходил в более интимной обстановке, в доме салона красоты . Она руководила беседой и устанавливала стандарты этикета (правильных манер), чтобы предотвратить срывы и соперничество во время обсуждения.Для салона , салон может служить средством обучения или способом получить влияние в обществе. Образ салонной был заимствован из таких произведений, как Il cortegiano, или The Book of the Courtier (1528) Бальдассаре Кастильоне (1478–1529), которые определяли надлежащие манеры для мужчин и женщин членов суд (см. «Жизнь при дворе» в главе 11). Кастильоне изображал женщин нежными, чувствительными, красивыми и самоотверженными, и ожидалось, что салонная будет обладать этими качествами.Тем не менее, известность женщин в салонах была одним из наиболее критикуемых аспектов этих собраний. Французские писатели Мишель де Монтень (1533–1592) и Мольер (также известный как Жан-Батист Поклин; 1622–1673) были самыми известными критиками. Они сетовали на то, что передача салонов в руки женщин угрожает не только мужским достоинствам, но и серьезности интеллектуальной работы и стабильности общества.

    Продвижение новых идей

    Салон был местом, где писатели могли получить покровительство для продвижения своей карьеры либо от социальной элиты, с которой они там общались, либо от самой салонной .Мероприятия, проводимые в салоне, служили площадкой для знакомства с новыми знаниями необразованной аудитории. Авторы читали свои сочинения вслух и комментировали работу друг друга. В салонах проводились дебаты и драматические представления, а также подчеркивалось искусство беседы. Интеллектуальные инновации и технические достижения формулировались в четких терминах, понятных необразованной аудитории. Эта техника облегчала преобразование новых идей в общепринятые способы мышления.

    Тема салонных дискуссий менялась со временем и от места к месту.Например, в Париже семнадцатого века салонные собрания были посвящены совершенствованию языка и развитию стиля и ясности выражения. Типичными темами для обсуждения были природа любви, брак и патриархальная власть. Несколько литературных жанров возникли или получили развитие в этих социальных условиях. Среди них были портрет, роман (длинный прозаический рассказ о человеческих переживаниях), сентенция (мудрое изречение), окказиональный стих (стихотворение, сочиненное по определенному случаю) и информационный бюллетень. Ряд женщин, участвовавших в салонах семнадцатого века, опубликовали свои собственные сочинения, многие из которых включали темы и разговоры, обычные для салонов.Среди этих авторов были поэт и прозаик Мадлен де Скюдери (часто известная как Сапфо; 1607–1701) и писательница Мари-Мадлен де Лафайет (1634–1693). Скюдери наиболее известен своими номерами Artamène ou le Grand Cyrus (1649–1653) и Clélie (1654–60). Работы Лафайета включали La Princesse de Montpensier (1662 г.), Zayde (1670 г.) и La Princesse de Clèves (1678 г.). Однако к восемнадцатому веку темы, касающиеся женщин, стали менее популярными, и женщины реже участвовали в интеллектуальных дискуссиях.

    Феминистки

    Деятельность итальянских женщин-гуманисток положила начало современному феминистскому движению. В середине шестнадцатого века феминистки появились во Франции. Среди них была Луиза Лабе (ок. 1524–1566), поэтесса, призывавшая женщин заниматься научной деятельностью. Другими известными феминистками были Мадлен де Рош и Катрин де Рош, чей салон был известен как школа обучения или академия чести. В салоне приняли участие гуманисты, которые призвали Рочес продолжать учебу и публиковать свои работы.Среди первых феминисток в Англии были Джейн Ангер, Эстер Соуернам, Рэйчел Спект (родилась около 1597 г.) и Констанция Мунда. Хотя эти писатели отождествляли традиционные духовные добродетели с женщинами, они считали, что мужчины также способны обладать такими качествами. К таким традиционным добродетелям относились скромность, мягкость, бескорыстие и благочестие (святость). Их работа помогла продвинуть концепцию андрогинности (присутствие признаков обоих полов). Ряд женщин в Лондоне с 1570-х до 1620-х годов проявляли свою андрогинность через переодевание в одежду другого пола (ношение мужской одежды), и их часто называли гермафродитами (людьми, у которых есть как мужские, так и женские репродуктивные органы).В январе 1620 года король Яков I (1566–1625; годы правления 1603–1625) приказал служителям выступать против переодевания в одежду другого пола в своих проповедях. В следующем месяце был опубликован трактат под названием Hic mulier, или Мужчина-Женщина , подтверждающий идею о неизменной природе женщин.

    Подобные радикальные движения витали в воздухе во Франции семнадцатого века. Луиза-Маргарита Лотарингская, принцесса Конти, открыла салон в изгнании в своем замке в Эу. Там она написала свои воспоминания о дворе короля Генриха IV (1533–1610; годы правления 1589–1610) и прочитала их в своем салоне.Затем она передала рукопись писателям из своего круга, попросив их переписать ее для публикации в виде романа. Эта практика стала ключевой для ранней истории французского романа. Романы, созданные в Eu, использовали историческую обстановку для развития сюжетов, состоящих в равной степени из политических и любовных приключений. Их писали как мужчины, так и женщины, но к каждому прикреплялось женское имя.

    В 1620-х, 1630-х и 1640-х годах — военный период во Франции, называемый Фрондой — во французской литературе появилось femme forte (сильная женщина). femme forte изображалась как христианская амазонка (мифическая женщина-воин), сражающаяся, охотящаяся, стреляющая и едущая верхом. Она одевалась как мужчина, занимаясь этими занятиями. В эти годы Мадлен де Скюдери опубликовала Artamène, ou le grand Cyrus, , который изначально был политическим романом. Когда Фронда закончилась, романы сосредоточились на интеллектуальных вопросах посредством диалога. Годы с 1653 по 1660 сыграли важную роль в переходе от femme forte к précieuse (женщина-мирянин-интеллектуал).Романы Скюдери и других вели хронику салонной жизни интеллектуальной беседы.

    Три итальянки также выразили сильные феминистские взгляды. Лукреция Маринелла была первой женщиной-писательницей, которая напрямую выступила против авторитетов-мужчин. В La nobilità et l’eccellenza delle donne, co’ diffetti e mancamenti de gli huomini (Благородство и превосходство женщин с недостатками и пороками мужчин; 1600) она ответила на I donneschi difetti (Недостатки женщины; 1599) Джузеппе Пасси.Опровергая обвинения Пасси в том, что женщины слабы и развратны или злы по своей природе, Маринелла привела примеры, показывающие, что женщины более добродетельны, чем мужчины. Во втором издании своей работы в следующем году Маринелла раскритиковала негативные взгляды на женщин, изображенных итальянскими писателями-мужчинами Боккаччо, Спероне Сперони, Торквато Тассо и Эрколе Тассо. Все эти мужчины, по ее словам, делали предположения обо всех женщинах на основе поведения одной женщины. Другая итальянская писательница, Модерата Фонте, опубликовала книгу Il Merito delle donne («Ценность женщин»; 1600 г.), в которой она использовала голоса семи дворянок, чтобы задокументировать женское неравенство в Венеции.Неравенство включало отсутствие возможностей для образования, жестокое обращение со стороны мужчин и отсутствие доступа к приданому. Третьей итальянской писательницей-феминисткой была Арканжела Таработти (1604–1652), чья книга La tirannia paterna («Отцовская тирания») была опубликована после ее смерти как La semplicità ingannata («Обманутая невинность»; 1654).

    Во многих из этих текстов женщины начали видеть себя актерами, которые должны сами определять свою судьбу. К концу семнадцатого века европейские феминистки осознали себя как группу.В 1792 году английская писательница Мэри Уоллстонкрафт (позже Мэри Годвин; мать писательницы Мэри Уоллстонкрафт Шелли; 1759–1797) написала «Защита прав женщин», , в котором призвала к равным правам и образованию для женщин. Историки отмечают, что работа Уоллстонкрафт была бы невозможна без усилий ее предков-феминисток эпохи Возрождения.

    Querelle des femmes

    Важной частью феминизма эпохи Возрождения был querelle des femmes. Фраза означает «женский вопрос» и относится к литературным дебатам о природе и статусе женщин, которые начались около 1500 года и продолжались после окончания эпохи Возрождения.

    Немецкий врач и философ Генрих Агриппа из Неттесхайма (1486–1535) выдвинул женский вопрос на центральное место в своей книге Declamatio de nobilitate et praecellentia foeminei sexus (Декламация о благородстве и превосходстве женского пола; 1529). Он посвятил произведение Маргарите Австрийской, губернатору Нидерландов.Поскольку декламация вскоре была переведена на английский язык, Французские, немецкие и итальянские идеи Агриппы бесконечно повторялись широким спектром писателей. Утверждая, что в древнем мире женщинам было лучше, он переосмыслил библейские, греческие и римские тексты, чтобы «доказать» превосходство женщин над мужчинами. Агриппа перечитал Библию, чтобы показать, среди прочего, что мужчины и женщины были сотворены равными душой и что Новый Завет ясно дает понять, что женщины не только пророчествовали (говорили так, как если бы они были вдохновлены Богом) публично, но и служили лидерами церкви.

    Возможно, еще более спорным было утверждение Агриппы о том, что угнетение женщин было основано не на их биологической природе, а на социальной традиции. Хотя он не считал женщин низшими по своей природе, он не выступал за расширение их социальной роли. Кастильоне также поднял женский вопрос в третьей книге «Книги придворных». Признавая, что суверенитет мужчин ограничивает свободу женщин, он никогда не оспаривал права мужчин на этот суверенитет.Гораздо более проженским был итальянский поэт Людовико Ариосто (1474–1533), написавший Orlando Furioso (Безумный Роланд; 1532), который считается величайшей эпической (длинной) поэмой итальянского Возрождения. В этом сочинении из сорока шести песен (основных разделов) он поднял вопросы о том, могут ли женщины быть целомудренными (он ответил «да» в песнях 4 и 5), ниже ли женщины морально мужчин («нет», песни с 27 по 29). ), и имеют ли мужчины больший потенциал для разврата, чем женщины («да», песни 42 и 43).Ариосто призывал женщин писать свою собственную историю, а не полагаться на то, что мужчины сделают это за них. Эту идею подхватил в Италии Луиджи Дардано, а во Франции Франсуа де Бийон и Гийом Постель.

    Должны ли женщины быть правителями?

    Обсуждение женского вопроса в Англии изначально строилось на том, должны ли женщины быть правителями. В 1523 году испанский гуманист Хуан Луис Вивес (1492–1540) написал De Institutione foeminae christianae («Наставление христианки»). По просьбе королевы-консорта Екатерины Арагонской (1485–1536) работа Вивеса была переведена с латыни Ричардом Хирдом в 1540 году под руководством ее дочери Марии Тюдор (будущей королевы Марии I).На основе взглядов Вивеса был сделан вывод, что Мэри не должна управлять, потому что женщины слабы, хотя Хайрд пытался представить работу Вивеса в более позитивном свете. В году в защиту хороших женщин (1540) английский гуманист Томас Элиот (ок. 1490–1546) выступил против Вивеса, заявив, что женщины могут править так же, как и мужчины, хотя они должны делать это только при особых обстоятельствах.

    В 1558 году протестантский реформатор Джон Нокс выступил против женщин-правителей в году Первый звук трубы против Чудовищного полка женщин. В то время женщины-католички занимали престол в трех странах: Екатерина Медичи была королевой-консортом во Франции, Мария де Гиз (1515–1560; регент 1554–1559) была регентом в Шотландии, а Мария I руководила Англией. Работа Нокса появилась в то время как протестантка, Елизавета I, стала королевой Англии, но после этого он сделал этот вопрос критическим. В 1559 году Джон Эйлмер (1521–1594) ответил Ноксу Harborowe для Faithfull и Trewe Subjectes. Эйлмер утверждал, что Елизавета правила божественным вмешательством, то есть Бог постановил, что она стала королевой, потому что она была необычайно одаренной женщиной, которая обладала большим умом и навыками, чем другие женщины.Однако, поскольку Бог специально избрал Елизавету для правления, ее правление не должно использоваться как доказательство того, что женщины должны стать монархами в будущем. Поэт Эдмунд Спенсер (ок. 1552–1599) представил версию того же аргумента в году «Королева фей» (1590, 1596), где Елизавета представлена ​​​​как уникальная личность, избранная Богом (см. «Литература» в главу 8).

    К концу шестнадцатого века писатели пришли к выводу, что добродетель одинакова как для мужчин, так и для женщин.Теперь встал вопрос о том, как сделать это равенство реальным, и в семнадцатом веке акцент сместился на образование. Голландский гуманист Анна Мария ван Шурман (1607–1678) опубликовала трактат в форме логического рассуждения под названием Dissertatio de ingenii muliebris ad doctrinam et meliores litteras aptitude («Должна ли христианка получать образование»; 1638). Будучи первой женщиной, обучавшейся в голландском университете, Шурман писала, что женщины, у которых есть свободное время, могут стать учеными.Тем не менее, она не видела для женщин никакой роли вне дома. В конце жизни она отказалась от интеллектуальных занятий и стала участником протестантского реформаторского движения.

    Более жесткую позицию заняла французская писательница Мари де Гурне (1565-1645), которая переписывалась со Шурманом. В Égalité des hommes et des femmes (Равенство мужчин и женщин; 1622) Гурне выступал за равенство умов между мужчинами и женщинами и утверждал, что если бы женщины получали такое же образование, как мужчины, они преуспели бы в той же степени.В более позднем эссе Grief des dames (Жалобы женщин; 1626) она высмеивала неспособность мужчин серьезно относиться к женщинам и рассматривать их как равных в разговоре. Гурне победил в этом последнем споре, поскольку во второй половине XVII века общение между мужчинами и женщинами считалось морально уместным и приятным. Одним из самых известных опубликованных диалогов querelle был De l’egalité des deux sexes (Равенство двух полов; 1673) Франсуа Пулена де ла Барре.Он состоит из беседы, в которой и женщины, и мужчины вносят большой вклад в дискуссию.

    Однако на протяжении семнадцатого века настаивание на подчинении женщин в браке оставалось твердым. Действительно, основным аргументом в пользу единственного статуса королевы Елизаветы было то, что как правительница она управляла всеми мужчинами, но если она выйдет замуж, то будет подчинена (как жена) своему мужу. Ни мужчины, ни женщины, участвовавшие в qerelle , не смогли преодолеть пропасть между аргументами в пользу равенства полов и подчинением женщин мужчинам в политической и социальной арене.Выводы и проблемы querelle установили условия и аргументы вопроса на ближайшие века.

    Другие женщины-писатели

    Итальянские писательницы продолжали вносить свой вклад в столетие после смерти Кристины Пизанской примерно в 1430 году. Среди наиболее известных была Виттория Колонна (1492–1547), «литературная королева» итальянского Возрождения, которая была в центре интеллектуальных и политических событий своего времени. Овдовев от несчастливого и бездетного брака в возрасте тридцати трех лет, Колонна провела оставшиеся двадцать два года своей жизни в путешествиях, писательстве и привлечении широкого и важного круга знакомых.Самым известным был великий итальянский художник Микеланголо (1475–1564; см. «Искусство эпохи Возрождения» в главе 8), с которым она вела долгую и плодотворную переписку. Опубликованные работы Колонны состояли из сборников стихов, в которых исследуется любовь в ее различных формах. Лаура Террачина (1519–1577), современница Колонны, вела уединенную жизнь в своем родном Неаполе. С 1548 по 1561 год она публиковала моральные причитания, хвалебные стихи своим родственникам и друзьям, а также воспоминания о своих ранних годах в качестве члена Неаполитанской академии инкогнити (Неизвестные).Что наиболее важно, она написала стихотворение из сорока двух песен под названием Discorso sopra it principio di tutti i canti d’Orlando furioso (Интерпретация первых песен Orlando furioso; 1549). Еще одним значительным писателем того времени был Модерата Фонте (1555–1592). Родившись в венецианской знати, она публиковала религиозные стихи и музыкальные драмы в стихах. Она также написала важное прозаическое произведение на четыреста страниц о женщинах перед своей смертью в возрасте тридцати семи лет.

    Брак Фонте и других итальянских женщин эпохи Возрождения несколько задушил их литературные достижения.Эта проблема не касалась куртизанок, которые свободнее развивали свои интеллектуальные и литературные способности. (Куртизанка была проституткой, женщиной, которой платили за половые сношения, клиентами которой были придворные и другие богатые мужчины или мужчины из высшего сословия.) Вероника Франко (1546–1591) и Гаспар Стампа (ок. 1523–1554) сделали большой вклад в любовную поэзию эпохи Возрождения. Туллия д’Арагонская (ок. 1510–1556), еще одна куртизанка из высшего сословия, также зарекомендовала себя как самостоятельный литературный деятель, опубликовав произведения лирической поэзии, эпистолярные сонеты и Dialogo della infinità di amore (Диалог). о бесконечности любви; 1547).

    Во Франции шестнадцатого века любовь также была темой нескольких женщин, зарекомендовавших себя как писательницы. Маргарита Наваррская (1492–1549), сестра короля Франции, была важным покровителем эпохи Возрождения. Она также написала большой сборник рассказов, известный как Heptaméron (1558). Женщины-писатели стали особенно заметными в Англии в семнадцатом веке. Среди них была Маргарет Кавендиш (1623–1673), проявившая в своих произведениях многогранность и мастерство.Самый известный писатель эпохи позднего Возрождения в Англии. была Афра Бен (1640–1689). Она зарабатывала на жизнь своими пьесами, песнями, переводами и эпистолярным романом, многие из которых были посвящены женщинам-покровительницам.

    «Безумная Мэдж»

    Английская писательница и интеллектуалка Маргарет Кавендиш (1623–1673) писала в самых разных жанрах о женщинах и даже мужчинах эпохи позднего Возрождения. Она стремилась к славе благодаря своим работам, но при жизни была аутсайдером.По прозвищу «Безумная Мэдж» ее высмеивали за ее саморекламу, ее готовность спорить с известными мыслителями-мужчинами и ее сильные феминистские взгляды.

    Кавендиш родился в богатой семье из Колчестера. В 1643 году в возрасте двадцати лет она присоединилась ко двору королевы Генриетты Марии в Оксфорде. В следующем году, во время Гражданской войны в Англии (конфликта, в ходе которого повстанческие силы свергли монархию), она сопровождала королеву в изгнании в Париж. К 1645 году она познакомилась и вышла замуж за Уильяма Кавендиша.Супруги оставались в Париже до 1660 года, когда в Англии была восстановлена ​​монархия. Маргарет опубликовала стихотворений и фантазий, первых из многих работ, в 1653 году. Она продолжала писать о натурфилософии (естественные науки; изучение таких областей, как физика, химия и биология), два тома пьес, фантазии, очерки, письма, автобиография и биография ее мужа. Ее критиковали за неподготовленность — она не знала иностранных языков и не имела классического или научного образования — и за неспособность создавать безупречные работы.

    Кавендиш был сложной фигурой. Хотя она была убежденным роялистом (сторонником монархии), она публиковала эссе и письма с критикой социальной иерархии Англии (классовой структуры) и королевского правления. Она подвергла радикальной критике низкое социальное, политическое, интеллектуальное и юридическое положение женщин, но часто описывала женщин как слабых, эмоциональных существ, зависящих от доброты и компетентности мужчин. В то время как другие считали ее привилегированной, она часто изображала себя интеллектуальным и социальным изгоем.В конце двадцатого века ее работы привлекли серьезное внимание литературоведов, историков науки, женщин-историков и тех, кто изучает женщин-философов.

    Еврейские ученые и писатели

    Еврейские женщины должны были выстоять, несмотря на большие трудности, чтобы получить образование и попасть в литературные и духовные круги. Раввины (еврейские духовные лидеры) выражали значительную двойственность или смешанные чувства по отношению к еврейским женщинам, получающим образование, выходящее за рамки навыков, необходимых для ведения домашнего хозяйства.Они опасались, что дополнительное обучение разожжет страсти женщин и, следовательно, поставит под угрозу их честь. В шестнадцатом веке евреи Литература о природе женщины показала много общего с христианским обсуждением статуса женщины. Некоторые итальянские раввины резко выступили против предоставления женщинам большей свободы и даже выступали за физическое наказание непослушных жен. Рабби Азриэль Дин (умер в 1536 г.) высказал мнение, что «над своими женщинами каждый мужчина должен быть правителем в своем доме и обличать свою жену» ( Sheelot u-teshuvot, no.6), давая понять, что люди не всегда добивались своего.

    Тем не менее, в Италии шестнадцатого века появилось несколько ученых еврейских женщин. Среди них были Диана Риети и ее сестра Фиоретта (Бат-Шева) Риети Модена, которые оба знали Тору (книги еврейской мудрости и закона), Талмуд (еврейские традиции), мидраши (толкования раннего Писания), труды Еврейский философ Маймонид (также известный как Моисей бен Маймон) и каббала (также каббала; еврейский мистицизм). В конце жизни они решили жить в Цфате, общине мистиков в Палестине (современный Израиль), еврейский эквивалент монастыря.Другие еврейские женщины служили учителями итальянского и даже иврита для молодых девушек, по крайней мере, в основах чтения. Некоторых еврейских женщин называли раббанит, — почетный титул для женщины, достигшей значительного уровня образования. Они участвовали в раввинских дискуссиях и участвовали в исцелении и родах. Образованные еврейские женщины в Италии нашли возможность работать писцами и печатниками, и их вклад сохранился в колофонах (заявках на информацию о публикации) многих книг.

    Некоторые образованные еврейки стали писателями. Дебора Аскарелли из Рима и Венеции получила признание за свои рифмованные переводы литургической поэзии с иврита на итальянский. Эти работы были завершены примерно в 1537 году и опубликованы в Венеции в 1601 и 1609 годах. Это была первая публикация еврейской женщины. Еще одним писателем была Сарра Копиа Саллам. Она родилась в известной итальянской еврейской семье в Венеции и получила образование, которое включало обучение итальянскому и испанскому языкам. Она собрала вокруг себя салон литераторов в обмен на финансовую поддержку, интеллектуальные беседы и блестящие письма.После того, как ее обвинили в отрицании бессмертия души, она села и за два дня написала сильную защиту своих взглядов. Он был опубликован как Манифест Сарра Копия Сулам, еврейки, в котором она опровергает и дезавуирует мнение, отрицающее бессмертие души, ложно приписываемое ей синьором Бальдассаре Бонифаччо.

    Художники

    В течение пятнадцатого и шестнадцатого веков европейские женщины работали практически во всех областях искусства. Самыми многочисленными женщинами-художницами были монахини, хотя их редко идентифицировали, потому что они создавали предметы и изображения в первую очередь для прославления Божьей славы.Исторические записи показывают, что монахини занимались обширной художественной промышленностью и что монастыри часто мастерские художников. Монахини были затворниками (жили внутри обнесенных стеной монастырей), поэтому они изучали свое ремесло с ограниченным внешним обучением. Например, Маргарита (или Гриткин) Шепперс, профессиональная художница, которая не была монахиней, научила своему искусству сестру Корнели ван Вульфскерке, монахиню-кармелитку из Нотр-Дам-де-Сион в современной Швейцарии. (Лимнер — художник, делавший иллюминированные рукописи, т. е. раскрашивавший страницы книг яркими красками).Сестра Корнели, в свою очередь, преподавала и сотрудничала с сестрой Маргаритой ван Рай в иллюстрировании миссалов (молитвенников) и небольших музыкальных сборников.

    Другой группой женщин-художников были дочери художников. Они учились своему ремеслу и совершенствовали свое мастерство под руководством своих отцов. Среди них были Деанна Мантуана, дочь Джованни Батиста Мантуана, и Лавиния Фонтана (1552–1614), дочь Просперо Фонтана. Мантуана научилась гравюре, копируя рисунки своего отца, а затем использовала свои навыки для продвижения архитектурной карьеры своего мужа Франческо да Вольтерра.В 1575 году папа разрешил ей делать и продавать гравюры. Фонтана ближе всех подошел к достижению профессионального статуса, равного статусу художников-мужчин. Несмотря на давление, чтобы ограничить себя рисованием портретов, она рисовала библейские истории и мифологические персонажи.

    Третья категория женщин-художниц принадлежала к меньшему дворянству (низший чин аристократии). Представители знати — как мужчины, так и женщины — были обескуражены, а некоторые случаев, когда по закону запрещено становиться художниками, потому что такая карьера считалась формой труда для низших классов.Ярким исключением была Софонисба Ангвиссола (ок. 1535–1625). Ангвиссола, старшая из шести детей, училась живописи у итальянских художников Бернардино Кампи (1522–1591) и Бернардино Гатти. Ее отец способствовал ее карьере, и в 1561 году она стала фрейлиной (придворным служащим) королевы Кастилии Изабеллы I. Помимо создания портретов королевской семьи и членов двора, она обучила королеву искусству живописи.

    Женщины и наука

    В эпоху Возрождения женщины участвовали в академическом мире науки.К четырнадцатому веку университет стал важным центром научных исследований, прежде всего изучения сочинений древнегреческого философа Аристотеля (384–322 гг. до н. э.) и изучения ученой медицины. Схоластика (научное движение, стремящееся объединить античную философию с христианским богословием) сделала латынь языком, на котором велись все дискуссии о знании (см. «Схоластика» в главе 1). Женщинам не разрешалось получать формальное образование на латыни, поэтому они были исключены из традиционных интеллектуальных занятий.Кроме того, хотя не существовало конкретного правила, запрещающего женщинам поступать в университеты, предполагалось, что цель высшего образования заключалась в том, чтобы подготовить мужчин к карьере в церкви или к таким профессиям, как юриспруденция и медицина. Развитие гуманистического образования за пределами университетов предоставило некоторым женщинам возможность участвовать в разговорах о знаниях. Особенно в северной Италии ученые отцы время от времени обучали своих дочерей латыни и греческому языку. Некоторые женщины-придворные имели доступ к своего рода обучению, эквивалентному университетскому.Им также нравилось общество врачей, философов, математиков и инженеров, которые все чаще приходили ко двору эпохи Возрождения в поисках покровительства для своих проектов.

    Однако доступ к знаниям не равнозначен полному участию. Хотя к шестнадцатому веку были успешные женщины-писательницы и художницы, трудно определить женщин, которые были бы известны независимо своей наукой. Более типично, что жены, сестры и дочери выдающихся ученых-естествоиспытателей (астрономов, физиков и химиков) полностью участвовали в научном домашнем хозяйстве.Например, датскому дворянину и астроному (ученому, изучающему планеты, звезды и другие небесные тела) Тихо Браге (1546–1601) его сестра Софи помогала в наблюдении новой (новой звезды) 1572 года (см. «Астрономию» в главу 10). Она также поделилась секретом его эликсира (лекарственного средства) от чумы (эпидемической болезни) и вообще участвовала в научных беседах при датском дворе. Итальянский натуралист (биолог) Улисс Альдрованди (1522–1605) женился на своей второй жене, Франческе Фонтане, за ее образование, а также за приданое.Она активно участвовала в поддержании его расширяющейся коллекции естественной истории и в подготовке его энциклопедии природы. Английский математик и маг (маг) Джон Ди (1527–1608) время от времени делал свою жену Джейн Фромонд объектом своего экспериментального воображения, записывая ее менструальный цикл и репродуктивную деятельность. Во всех этих случаях женщины помогали мужчинам выполнять работу по дому.

    Акушерки соревнуются с врачами

    Медицина была единственной областью, в которой женщины эпохи Возрождения пользовались большей степенью независимости.Хотя женщинам не разрешалось заниматься врачебной и хирургической практикой, многие общины полагались на женщин-целительниц в плане знаний в области медицины и трав. В некоторых случаях известные практикующие врачи (нелицензированные врачи), такие как французская акушерка (помощница при родах) Луиза Буржуа (1563–1636), распространяли брошюры о своих методах лечения. Они продемонстрировали, что их опыт соперничает с академическими знаниями о человеческом теле.

    В эпоху Возрождения многие женщины стали успешными и востребованными акушерками.Акушерство чаще практиковалось как навык, чем как ремесло или профессия, но это также была форма общественных работ, особенно в более сельских районах. Основной помощницей при родах могла быть опытная и квалифицированная акушерка, прошедшая обучение у старшей акушерки. Она также может быть другом, соседом или членом семьи, имеющим некоторый опыт в этих вопросах. Записи показывают, что на европейском континенте, начиная с четырнадцатого века, некоторые муниципалитеты нанимали акушерок для обеспечения ухода за проживающими в них женщинами.Акушерки часто давали показания в качестве свидетелей-экспертов по делам об изнасиловании, абортах, детоубийстве (убийстве младенцев) и незаконнорождении, а также проверяли заявления женщин-заключенных о беременности, предстающих перед судом.

    Акушерство впервые было лицензировано и регламентировано в городах южной Германии. в течение пятнадцатого века. Экзамены проводились комитетом врачей или женщин с высоким социальным положением в рамках процесса лицензирования. Растущая сеть правил отражала большую заботу о моральных, а не технических квалификациях акушерок.Эти правила часто определяли место акушерки в медицинской профессии. Например, акушеркам было запрещено прописывать лекарства или проводить операции, и они были обязаны вызвать ученого врача в трудных случаях. Движение за ограничение деятельности акушерок возникло примерно в то же время, когда в Европе начались судебные преследования за колдовство (использование магии для контроля над злыми силами) (см. « Malleus Maleficarum вызывает охоту на ведьм» в главе 7). Некоторые историки считают, что акушерки попали под подозрение, потому что они обладали тем, что некоторые считали опасными знаниями, связанными с ведьмами, в частности, использованием лечебных трав, препятствующих зачатию (забеременеть) и вызывающих аборт (изгнание плода из матки).Тем не менее изучение протоколов судебных процессов показало, что акушерки чаще выступали в качестве свидетелей-экспертов, чем потерпевших в судебных процессах по делам о колдовстве.

    Практика акушерства начала приходить в упадок в шестнадцатом веке, прежде всего потому, что врачи-мужчины пытались сделать медицину законной профессией для себя. Они написали множество книг, в которых нападали на акушерок как на невежественных и совершающих «популярные ошибки», то есть практикующих вне академического сообщества. К семнадцатому веку врачи заменили акушерок в качестве специалистов по родам.

    Приемный сын

    Ги де Мопассан


    Два коттеджа стояли рядом друг с другом у подножия холма рядом с небольшим морским курортом. Двое крестьян усердно трудились на неплодородной земле, чтобы вырастить своих малышей, и в каждой семье было по четыре человека.

    Перед соседними дверями с утра до ночи играла и кувыркалась целая стая мальчишек. Двум старшим было шесть лет, а самому младшему около пятнадцати месяцев; браки, а затем и рождение детей произошли почти одновременно в обеих семьях.

    Две матери с трудом различали своих отпрысков среди множества, а что до отцов, то и вовсе были в море. В их головах плясали восемь имен; они всегда их путали; и когда они хотели назвать одного ребенка, мужчины часто называли три имени, прежде чем выбрать правильное.

    Первый из двух коттеджей, когда вы поднимались с пляжа для купания в Роллпорте, был занят Тувачами, у которых было три девочки и один мальчик; в другом доме жили Валлины, у которых была одна девочка и три мальчика.

    Все они скромно питались супом, картошкой и свежим воздухом. В семь часов утра, затем в полдень, затем в шесть часов вечера хозяйки собирали выводок, чтобы дать им пищу, как гусиные пастухи собирают своих питомцев. Детей по возрасту усадили за деревянный стол, покрытый лаком за пятьдесят лет использования; рты младшего едва достают до уровня стола. Перед ними была поставлена ​​миска, наполненная хлебом, замоченным в воде, в которой варилась картошка, половинкой капусты и тремя луковицами; и ела вся очередь, пока их голод не утолился.Мать сама кормила самого маленького.

    Небольшое жаркое в горшочке в воскресенье было праздником для всех; а отец в этот день подольше сидел за едой, повторяя: «Хотелось бы, чтобы мы могли есть это каждый день».

    Однажды днем, в августе месяце, фаэтон внезапно остановился перед коттеджами, и молодая женщина, управлявшая лошадьми, сказала сидевшему рядом с ней джентльмену:

    Дети, Анри! Какие они хорошенькие, вот так кувыркаются в пыли!

    Мужчина не ответил, привыкший к этим вспышкам восхищения, которые были для него болью и почти упреком.Девушка продолжала:

    «Я должна обнять их! О, как бы я хотела иметь одну из них — вон ту — маленькую!»

    Соскочив с коляски, она подбежала к детям, взяла одного из двух младших — тувацкого ребенка — и, подняв его на руки, страстно поцеловала его в грязные щеки, в взлохмаченные волосы, вымазанные земле и на своих маленьких ручках, которыми он яростно боролся, чтобы уйти от ласки, которые ему не нравились.

    Потом она снова села в коляску и поехала бодрой рысью.Но она вернулась на следующей неделе и, сев на землю, взяла юношу на руки и накормила его пирожными; всем остальным раздавала леденцы и играла с ними, как девчонка, а муж терпеливо ждал в коляске.

    Она снова вернулась; познакомилась с родителями и каждый день появлялась с карманами, полными лакомств и монет.

    Ее звали мадам Анри д’Юбьер.

    Однажды утром, по прибытии, ее муж вышел с ней, и, не останавливаясь, чтобы поговорить с детьми, которые теперь хорошо знали ее, она вошла в коттедж фермера.

    Они были заняты рубкой дров для костра. Они вскочили от неожиданности, придвинули стулья и стали ждать.

    Тогда женщина срывающимся, дрожащим голосом начала:

    «Дорогие мои, я пришла к вам, потому что хотела бы… хотела бы взять с собой вашего мальчика…»

    Сельские жители, слишком сбитые с толку, чтобы думать, не ответили.

    Она отдышалась и продолжила: «Мы одни, мы с мужем.Хочешь?»

    Крестьянка начала понимать. Она спросила:

    «Ты хочешь взять у нас Шарло? О нет, в самом деле!»

    Тут вмешался г-н д’Юбьер:

    «Моя жена не объяснила, что имеет в виду. Мы хотим усыновить его, но он вернется, чтобы увидеть вас. Если он поправится, как и следовало ожидать, он станет нашим наследником. Если у нас, быть может, будут дети, он разделит с ними поровну; но если он не вознаградит нашу заботу, мы должны дать ему, когда он достигнет совершеннолетия, сумму в двадцать тысяч франков, которая будет немедленно депонирована на его имя у поверенного.Как мы думали и о вас, мы должны платить вам до вашей смерти пенсию в сто франков в месяц. Вы меня понимаете?»

    Женщина встала в ярости.

    «Вы хотите, чтобы я продал вам Шарло? О нет, это не то, что нужно просить у матери! О нет! Это было бы мерзостью!»

    Мужчина, серьезный и рассудительный, ничего не сказал, но одобрял слова жены, продолжая кивать головой.

    Госпожа д’Юбьер в смятении заплакала; ее мужа, голосом, полным слез, голосом ребенка, привыкшего исполнять все свои желания, она пробормотала:

    — Они этого не сделают, Анри, они этого не сделают.

    Тогда он сделал последнюю попытку: «Но, друзья мои, подумайте о будущем ребенка, о его счастье, о…»

    Крестьянка, однако, в ярости, оборвала его:

    «Все учтено ! Все понятно! Убирайтесь отсюда и не позволяйте мне вас больше видеть — мысль о том, чтобы хотеть забрать такого ребенка!»

    Госпожа д’Юбьер вспомнила, что было двое детей, совсем маленьких, и спросила сквозь ее слезы, с упорством своенравной и избалованной женщины:

    «А другой малыш не твой?»

    Отец Туваче ответил: «Нет, это наши соседи».Можешь к ним зайти, если хочешь». И он вернулся в свой дом, откуда донесся возмущенный голос жены.

    Г-н д’Юбьер повторил свои предложения, но с большим количеством инсинуаций, с большим количеством ораторских предосторожностей, с большей проницательностью

    Два крестьянина покачали головами в знак отказа, но когда они узнали, что они должны были иметь сто франков в месяц, они думали об этом, переглядываясь друг с другом, очень обеспокоенные.Они долго молчали, мучаясь, колеблясь. Наконец женщина спросила: «Что ты скажешь на это, мужик?» Веским тоном он сказал: «Я говорю, что это не следует пренебрегать».

    Госпожа д’Юбьер, дрожа от тоски, говорила о будущем их ребенка, о его счастье и о деньгах, которые он мог бы дать им позже.

    Крестьянин спросил: «Эта пенсия в тысячу двести франков будет обещана при адвокате?»

    Г-н д’Юбьер ответил: «Конечно, начиная с завтрашнего дня.»

    Женщина, задумавшись, продолжала:

    «Сто франков в месяц недостаточно, чтобы заплатить за то, что мы лишились ребенка. Этот ребенок будет работать через несколько лет; нам нужно сто двадцать франков».

    От нетерпения топая ногой, г-жа д’Юбьер тотчас же уступила и, так как хотела унести с собой ребенка, дала в подарок еще сто франков. , а ее муж составил бумагу, и молодая женщина, сияющая, унесла воющего мальчишку, как уносят из магазина желанную безделушку.

    Тувачи из-за своей двери наблюдали за ее уходом, молчаливые, серьезные, возможно, сожалея о своем отказе.

    О маленьком Жане Валлене больше ничего не было слышно. Родители каждый месяц ходили к адвокату, чтобы получить свои сто двадцать франков. Они поссорились со своими соседями, потому что Мать Туваче грубо оскорбляла их, беспрестанно повторяя от двери к двери, что надо быть противоестественным, чтобы продать свое дитя; что это было ужасно, отвратительно, взяточничество. Иногда она брала на руки своего Шарло, нарочито восклицая, как будто он понимал:

    «Я не продавала тебя, не продавала! Я не продавала тебя, мой малыш! Я не богата, но я не продаю своих детей!»

    Валлины жили комфортно благодаря пенсии.Это было причиной неутолимой ярости тувачей, остававшихся в жалкой бедности. Их старший ушел служить в армию; Один Шарло остался работать со своим старым отцом, содержать мать и двух младших сестер.

    Ему исполнился двадцать один год, когда однажды утром перед двумя коттеджами остановилась блестящая карета. Из него вышел молодой джентльмен с золотой цепочкой для часов и протянул руку пожилой седовласой даме. Старушка сказала ему: «Это там, дитя мое, во втором доме.И вошел он в дом Валлинов, как в дом.

    Старая мать стирала фартуки, немощный отец дремал у каминного угла. Оба подняли головы, и молодой человек сказал:

    «Хорошо- утро, папа; здравствуй, маменька!»

    Обе встали, испугались! Встрепенувшись, баба уронила мыло в воду и пробормотала:

    «Это ты, дитя мое? Это ты, дитя мое?»

    Он взял ее на руки и обнял, повторяя: «Здравствуй, маменька», а старик, весь дрожа, говорил своим спокойным тоном, которого никогда не терял. : «Вот ты снова вернулся, Жан», как будто он только что видел его месяц назад.

    Когда они снова узнали друг друга, родители захотели взять своего мальчика по соседству и показать его. Его водили к мэру, к заместителю, к фельдшеру и к школьному учителю.

    Шарло, стоя на пороге своего коттеджа, смотрела ему вслед. Вечером, за ужином, он сказал старикам: «Вы, должно быть, были глупы, что позволили забрать мальчика Валлинов».

    Мать упрямо ответила: «Я не продала бы своего ребенка».

    Отец молчал.Сын продолжил:

    «Прискорбно быть принесённым в жертву».

    Тогда отец Туваче сердито сказал:

    «Ты собираешься упрекнуть нас в том, что мы тебя задержали?» И молодой человек грубо сказал:

    «Да, я упрекаю вас за то, что вы были такими глупцами. Такие родители, как вы, делают несчастье своим детям. Вы заслуживаете, чтобы я оставил вас». Старуха плакала над своей тарелкой. Она стонала, глотая ложки супа, половину из которых пролила: «Можно убить себя, чтобы воспитать детей!»

    Тогда мальчик грубо сказал: «Лучше бы я не родился, чем быть тем, кто я есть.Когда я увидел другого, мое сердце остановилось. Я сказал себе: «Видишь, каким я должен был бы быть сейчас!» Я бы сделал твою жизнь невыносимой. Я никогда тебе этого не прощу!»

    Двое стариков молчали, подавленные, в слезах.

    Он продолжал: «Нет, мысль об этом была бы слишком. Я лучше поищу заработок где-нибудь еще.»

    Он открыл дверь.В дверь послышались голоса. Валлины праздновали возвращение своего ребенка.



    Создайте библиотеку и добавьте свои любимые истории. Начните работу, нажав кнопку «Добавить».

    Добавьте Приемный сын в свою личную библиотеку. Добавьте Приемный сын в свою личную библиотеку.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.