Арабские завоевания кратко: Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия

Содержание

Возникновение ислама. Арабские завоевания — ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ ХРИСТИАНСКАЯ ЕВРОПА И ИСЛАМСКИЙ МИР В СРЕДНИЕ ВЕКА

Арабские племена.

Родиной арабов является Аравийский полуостров. Кочевые племена арабов — бедуины — занимались скотоводством. Особую роль в религиозной жизни Аравии играл город Мекка и его храм Кааба. Он стал местом, которое посещали все арабские племена. В стену храма был вделан черный камень, упавший с неба.

Проповедь Мухаммеда. Каждое арабское племя имело своих богов племена часто воевали друг с другом. Человеку по имени Мухаммед удалось объединить арабов под знаменем единого Бога. Мухаммед стал основателем третьей, после буддизма и христианства, мировой религии. Он родился около 570 г., был пастухом, затем погонщиком в караванах. В Мекке Мухаммед начал проповедовать веру в единого Бога Аллаха, призывал выполнять богоугодные дела — выкупать рабов па волю, помогать бедным, сиротам, вдовам.

Бедняки и рабы стали собираться вокруг Мухаммеда. Но богатые мекканцы вынудили его в 622 г. бежать из Мекки в (Медину.

Объединив в Медине своих последователей, Мухаммед повел борьбу с Меккой. Она закончилась заключением мира, по которому мекканиы признали власть Мухаммеда и приняли его учение. Постепенно к учению Мухаммеда примкнули все арабские племена. С целью распространения нового вероучения по всему миру арабы начали военные действия против Византии и Ирана. Учение Мухаммеда получило название ислам или мусульманство. а его последователей называли мусульманами. Наиболее кратко учение ислама гласит: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк Его». Мусульмане должны пять раз в день совершать молитву, соблюдать пост в течение месяца рамадан, платить налог в пользу бедных и совершать паломничество (хадж) в Мекку.

Основные заповеди ислама, а также высказывания Мухаммеда записаны в Коране. Коран был и сборником законов. Многие мусульмане почитают также

Сунну — сборник изречений пророка и рассказов о его жизни.

Арабские завоевания.

После смерти пророка (632 г.) арабы нашли правителей из числа его сподвижников и родственников. Они получали титул халифов — заместителей или посланников аллаха. Халифы сосредоточили в своих руках духовную и светскую часть. Первые четыре халифа продолжили наступление на соседние земли. К этому арабов толкало стремление обратить народы в новое учение, а также рост численности их племен, которые уже не могли прокормиться на Аравийском полуострове, жажда добычи. Основной силой завоевателей была их великолепная кавалерия (конное войско).

Первый поход начался в 633 г. на Иран. Иранцы были разбиты, арабы захватили огромные сокровища. К 651 г. они овладели всем Ираном и вторглись па территорию современного Афганистана. Вторым направлением наступательной политики стала Византия. После долгих боев были завоеваны Армения, Сирия, Палестина, Египет. Не раз арабы осаждали сам Константинополь, но отчаянное сопротивление вынуждало их отступать.

13 Африке арабы покорили не только владения Византии, но и кочевые народы Сахары — берберов. Через Гибралтарский пролив завоеватели вторглись на Пиренейский полуостров. В 714 г. было уничтожено Вестготское королевство. Вся Испания, за исключением горной территории на севере, перешла под власть мусульман. Продолжались и завоевания на Востоке. Арабы заняли Среднюю Азию, часть Индии, разгромили китайцев в битве при Таласе в 751 г., но дальше не пошли.

Арабский халифат.

После четырех первых халифов власть над арабами и всей завоеванной ими территорией захватил род Омейядов из Мекки (661—750). Омейяды перенесли столицу Арабского халифата в Дамаск. Огромная территория халифата была разделена на пять наместничеств во главе с эмирами. Была налажена почтовая связь со всеми наместничествами, на дорогах установлены почтовые станции.

Арабы поселились на многих завоеванных землях, смешивались с местным населением. Постепенно арабский язык получал все большее распространение. Завоеватели долгое время не закрывали на завоеванной территории христианских и иных храмов, не препятствовали жителям исполнять старые религиозные обряды. Однако все не мусульмане были обложены тяжелейшими налогами. От них освобождали тех, кто переходил в ислам. Поэтому постепенно многие становились мусульманами. Через несколько веков такие некогда христианские страны, как Египет. Сирия, Палестина, стали исламскими, их жители начали говорить по-арабски. Мусульманским стало население Ирина, Средней Азии, Северо-Западной Индии, но здесь сохранились местные языки. Позже ислам распространился и на другие, не подвластные халифату территории.

Единство мусульман было непрочным. Многие не признавали халифов из династии Омейядов. Приверженцы четвертого халифа Али — двоюродного брата и зятя Мухаммеда считали Омейядов изменниками делу пророка. Мусульмане распались на два течения. Сторонников Али называли шиитами, а сторонников халифов — суннитами, поскольку помимо Корана они считали священной книгой Сунну. Суннитов было больше, чем шиитов, но в некоторых областях (например, в Иране) шииты преобладали. В разных концах халифата происходили восстания как против арабской власти, так и против Оменядов. В конце концов Омейялы были свергнуты и почти все истреблены.

В 750 г. власть в Халифате захватила династия Аббасидов — потомков дяди Мухаммеда. При них столица была перенесена в город Багдад. При новой династии завоевании почти прекратились. Лишь в Средиземном море флот арабов захватил многие острова и юг Италии, разорял берега Южной Европы.

Распад Халифата.

С начала IX в. Арабский халифат вступил в период распада. Слишком велика была его территория, очень разные там жили народы с разным уровнем развития. Эмиры постепенно превращались в хозяев своих провинций. Первой отпала Испания, где возник Кордовский халифат. Затем отделились Марокко, Алжир. Египет. Средняя Азия. Иран, Аравия.

С конца IX в. реальная власть в остатках Халифата оказалась в руках вооруженных отрядов из числа рабов и иноземцев. В 945 г. Багдад захватили Буиды — правители одного из государств Ирана.

В 1055г. Багдад был взят турками-сельджуками, пришедшими из Средней Азии и покорившими весь Ближний Восток. Халиф при Буидах и сельджуках стал мусульманским первосвященником, потеряв светскую власть. В 1258 г. Багдад взяли монголы, казнившие халифа. До 1517г. аббасидские халифы жили в Каире. После завоевания Египта турками-османами титул халифа принял на себя турецкий султан.

Арабская культура. Арабы усвоили знания и традиции покоренных народов, развили их на основе ислама и арабского языка, который стал не только общегосударственным, но и языком литературы и науки.

При Омейядах Дамаск был украшен роскошными дворцами и мечетями, наиболее знаменитой из которых стала мечеть халифа Валида (мечеть Омейядов), перестроенная в 705 г. из собора Святого Иоанна. Уже тогда мировую известность получили дамасские ювелирные изделия и ткани. Но более всего Дамаск прославился сталью, из которой изготовлялось оружие.

При дворе халифов собирались ученые со всех концов спета. Их труды щедро вознаграждались правителями. Были основаны школы в Багдаде, Бассоре, Бухаре, Куфе, а также обширные библиотеки в Александрии, Багдаде и Каире. Только в Испании арабы основали 14 университетов и множество школ, пять публичных библиотек.

Благодаря арабам в европейских языках появились слова «алгебра», «алкоголь», «азимут», «зенит» и др. В дальних походах военачальники были обязаны отмечать на картах покоренные ими земли. Описания неведомых земель оставили и многие арабские ученые-путешественники. Наибольших успехов арабы достигли в медицине. В Багдаде, Испогани, Фирузабаде, Бухаре, Александрии и Кордове в VIII —IX вв. ими были основаны медицинские школы. К числу наиболее знаменитых медиков принадлежат Ахарун. описавший оспу,Авиценна, издавший «Канон врачебной науки», который на протяжении столетий являлся главным руководством арабских и европейских врачей. Много трудов по медицине написал Аверроэс, в математике арабы ввели употребление Цифр и десятеричную систему.

С древнейших времен у арабов процветала поэзия. Они воспевали любовные приключения, военные подвиги. Всемирную известность получили арабские сказки «Тысяча и одна ночь».

Арабские завоевания и их последствия

1. Профессиональное образовательное учреждение частное «Колледж менеджмента»

РЕФЕРАТ ПО ИСТОРИИ
АРАБСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ
Выполнил студент: Щукин А.В.
1 курса, группа 17.О.З.
По специальности: Право и организация
социального обеспечения
Научный руководитель: Колмогорцев Ю.А.
г. Архангельск,
2018 г.
ВВЕДЕНИЕ
— Ислам («покорность» по-арабски), возникший в
VII веке, сыграл и играет выдающуюся роль в истории
человечества;
— Для развития мирового сообщества характерно
усиление политической активности ислама, как в
отдельных странах, так и в международном масштабе,
а также значение арабских завоеваний VI-VII вв. для
современного Ближнего Востока
Цели и задачи:
— выяснить истоки зарождения
ислама, его развитие и
распространение;
— ознакомиться с историей
арабских завоеваний VII-VIII вв. ;
— рассмотреть последствия этих
завоеваний.

4. Мухаммед – пророк ислама, направленный Богом ко всему человечеству, основатель третьей, после буддизма и христианства, мировой

религии – Ислама.
Храм кубической формы Кааба – сердце
мусульманского мира.
Мекканцы почитали фетиш – «чёрный камень»
(метеорит), который был вставлен в стену Каабы.
Коран – священная книга мусульман и одновременно сборник
законов.
Эта книга говорит прямо от имени Аллаха, и все ее содержание, как
полагают правоверные, было внушено пророку Мухаммеду ангелом
Джабраилом.

7. Арабские войска. Новая религия внушила им мысль о том, что они участвуют в священной войне – джихаде – и их смерть угодна

Аллаху

8. Арабские завоевания 633-652гг. – арабское завоевание Сасанидского Ирана. 641-642гг. – арабское завоевание Египта. 647г.

вторжение в Северную Африку. К 661г. арабы захватили все Закавказье, а также Дербент.
В 687г. взяли три княжества Восточной Грузии. В 709г. арабы взяли всю Северную Африку и
поделили ее на три области: Египет, Магриб и Ифрикия.

9. Распад Халифата

10. Последствия арабских завоеваний: — сформировалось обширное арабское государство – Халифат; — Распространение ислама

и арабского языка
на завоеванных территориях.

Аравия и арабы | История. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, конспект, сочинение, ГДЗ, тест, книга

Арабские завоевания VII—VIII вв. тесно связали христианский За­пад и исламский мир, отношения между которыми были непростыми. Христиане и мусульмане вдоволь навоевались между собой, но в то же время наладили и мирную торговлю и обменивались культурными дос­тижениями.

Создателями ислама были жители Аравии — арабы.

Аравийский полуостров с трех сторон омывается морями. Это насто­ящее царство песка. Почти всю его территорию покрывают песчаные и каменистые пустыни и полупустыни. Там нет рек, есть только сухие русла — вади. Дожди в Аравии выпадают только зимой. Тем не менее там всегда бурлила жизнь, был достаточно богатым растительный и жи­вотный мир. Но особое значение для Аравии имели древние караванные пути, соединяющие Восточное Средиземноморье со странами Востока. Средневековому населению Аравии выпало заниматься карманной торговлей — опасной, но очень прибыльной.

Арабский, купец. Восточная миниатюра

Люди селились в Аравии преимущественно в прибрежных районах, на краю пустыни — там издавна возникали торговые поселения. То есть жители Аравийского полуострова сумели приспособиться к суровым природно-климатическим условиям, хотя часто и чувствовали себя неза­щищенными и беспомощными. Населяли же Аравию преимущественно арабские племена, которые четко делились на арабов северных и южных. Северными арабами были храбрые и воинствующие бедуины («жители пустыни»), занимающиеся кочевым скотоводством и кара­ванной торговлей. Они с незапамятных времен использовали одногорбого верблюда, способно­го по несколько дней обходиться без воды, довольствоваться простой и грубой пищей (верб­люжьими колючками) и при этом везти на сво­ей спине груз в несколько сотен килограммов.

Арабы нагружают верблюда. С миниатюры, XIII в.

Они же изобрели бурдюк — кожаный мешок, в котором держали воду. Верблюды и бурдюки с водой позволяли им добираться до отдаленных пастбищ и снаряжать караваны едва ли не на край света. Наряду с торговлей бедуи­ны охотно организовывали военные похо­ды, занимались разбоем, грабя города, купцов и земледельцев. Южные же арабы отдавали преимущество земледелию и мо­реходству. Они выращивали финики, шелковицу, гранаты, персики, фиги, абрикосы, виноград, пшеницу, ячмень и прочие культуры, держали верблюдов, лошадей, овец, коз. Бедуины относились к ним пренебрежительно, считая достой­ным занятием только торговлю, ростов­щичество, военное дело и поэзию. Материал с сайта //iEssay.ru

Родственные связи у арабов были крепкими, ведь без них они, эти дети пустыни, не выжили б. Но до появления ислама арабы единым сообществом себя не считали и своего государства не образовали.


Мусульмане — те, кто исповедуют ислам.

Караванная торговля — торговля товарами, доставленными через пустыню на вьючных животных.

Бедуины — кочевники на Аравийском полуострове и в некоторых районах Северной Африки.

Ислам («покорность») — одна из мировых религий, распространен­ная в странах Ближнего и Среднего Востока.

Страны завоеванные арабами в 7 8 веках. Арабы и арабские завоевания. Развитие производительных сил в IX-X вв

Арабские завоевания, безусловно, можно назвать феноменом мировой истории. Это грандиозное движение народов, столетие бесчисленных сражений, гибель великой Сасанидской империи в Иране и Вестготского королевства в Испании, неслыханное поражение Византийской империи, завоевание арабами Ирана, Сирии, Египта, Северной Африки.

Военные мусульман Аравийского полуострова, осуществленные под руководством халифов завершились установлением ислама в странах Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и Юго-Западной Европы. Основная цель арабских завоеваний – донесение ислама до всех народов мира. Результат – возникновение существующих и поныне государств Арабского Востока и создание арабской культуры, которая определила развитие культуры многих народов и внесла огромный вклад в развитие европейской цивилизации.

Для их правителей, которые не были активными прозелитистами, обращение оставалось несколько формальным, жест, возможно, направленный на получение политической поддержки арабов и содействие коммерческим отношениям. Сильное сопротивление исламу, по-видимому, исходило из Мосси и Бамана, с развитием царства Сегу.

Пределы арабо-мусульманского расширения. В 11 и 12 веках турки начали захватывать большие части арабо-мусульманской территории. В 15 веке мусульманские турки завоевали Константинополь и выгнали византийцев из Анатолии, но в то же время Испания была полностью потеряна для христиан. Части Балканов обняли ислам после того, как они были завоеваны османами в 15 веке.

Арабские завоевания проходили в 2 этапа.

Первый этап (30-50-е гг. 7 века). Осенью 633 года 3 арабских отряда (по 7500 воинов в каждом) были отправлены на территорию Палестины и Сирии. Слабое византийское войско было разбито арабами около Мертвого моря и уничтожено при отступлении к Газе. В Южном Ираке медино-мекканский отряд под руководством Халида ибн аль-Валида совместно с бедуинами Северо-Восточной Аравии взял Хиру. Известие о движении византийского войска, сформированного императором Ираклием в Эдессе, вызвало переброску отряда Халида (500-800 человек) из Хиры в окрестности Дамаска в марте 634 года. Дважды разбив местные византийские силы, арабские отряды обложили Дамаск, который в сентябре 635 года сдался после полугодовой осады. Приближение 50-тысячного византийского войска вынудило арабов очистить Дамаск и другие сирийские города и отступить к берегам Ярмука. Здесь 20 августа 636 года византийское войско было наголову разгромлено арабами, после чего они заняли Дамаск и другие города. После сдачи Иерусалима 638 году и Кайсарии в 640 году вся Палестина и Сирия окончательно оказались под властью арабов. Завоевания арабов, не владевших осадно-штурмовой техникой, облегчалось тем, что сиро-палестинское население, которое было недовольно гнетом византийцев, засильем греческого высшего духовенства и политикой религиозных преследований, всячески помогало арабам. Города сдавались арабам на условиях уплаты дани, при гарантии неприкосновенности имущества их жителей и свободного отправления ими своих религиозных обязанностей.

После того, как они были остановлены в Туре в 732 году и были проверены византийцами и китайцами, мусульмане поселились на вновь завоеванных землях и начали управлять ими и развивать культуру. Основные центры находились в Дамаске, Багдаде, Каире и Кордове.

Поначалу завоевание арабов оставалось меньшинством. Они терпели христиан и евреев как «людей книги» и использовали налоги для строительства империи. На протяжении веков население в контролируемых арабско-мусульманскими землями странах перешло в ислам, чему способствовали налоговые льготы и возможности трудоустройства.


С конца 635 года начались успехи арабов в войне с Сасанидским Ираном. Были одержаны крупные победы при Бувейбе, на Евфрате, а затем при Кадисии (31 мая или 1 июня 637 года). Через 2-3 недели благодаря восстанию столичного населения, вынудившего бежать шахиншаха и его правителей, арабы вступили в столицу Ирана — Ктесифон. После перемирия, нарушенного персами, арабы взяли Мосул в 641 году, затем разбили наголову большое иранское войско при Нехавенде, близ развалин Экбтаны. В 644-645 гг. арабы проникли через Белуджистан к границам Индии, а в 649-650 гг. взяли Истахр (древний Персеполь). К 652 году они завершили завоевание Ирана, население которого не оказывало им сопротивления. Дойдя в 651 году до Амударьи, арабы, базируясь на Мервский оазис, стали предпринимать походы на Среднюю Азию. В 640 году арабы начали боевые действия на территории Армении, правители которой в 652 году признали свою зависимость от Халифата; в 654 году арабы проникли до Тбилиси.

В центральной и западной частях Арабско-мусульманской империи арабский язык стал доминирующим языком, но на востоке доминировали языки коренных народов. В местах, которые стали арабоязычными, арабы могли навязывать свою культуру и не поглощать местные культуры отчасти потому, что их религиозная книга была написана на арабском языке и не могла быть переведена, поэтому арабский язык стал доминирующим языком за счет локальный.

Как усердные ученики Библии, большинство из нас знакомо с появлением империй, которые были заранее профилированы в Даниила 2 и Даниила 7: Вавилонской, Персидской, Греческой и Римской империях. Тем не менее, многие из нас, вероятно, немного туманны по поводу событий, произошедших после этого периода. В качестве части 1 статьи из трех частей мы попытаемся кратко описать некоторые исторические события, которые сейчас оказывают влияние на наш ближайший горизонт.

Еще до окончательного завоевания Сирии небольшой арабский отряд под руководством Амра ибн аль-Аса в конце 639 года вторгся в Египет, который был важен для Хиджаза как поставщик хлеба. Взяв в 640 году Фараму (Пелусий), Билбайс и другие города, арабы (число которых благодаря прибывшим подкреплениям увеличилось до 10 000) осадили Вавилон (в районе совр. Каира), гарнизон которого сдался 6 апреля 641 года. В сентябре 642 года представитель византийского императора сдал арабам Александрию по договору. Но в конце 645 года византийский флот в 300 кораблей неожиданно захватил Александрию, которую арабы в начале 646 года вторично взяли уже штурмом. В Северной Африке арабские конные отряды в конце 642 и в 643 гг. совершили рейды в Барку и Триполитанию и подчинили местные берберские племена. В 648 году арабы захватили Кипр. Междоусобица в Халифате в 3-й четверти 7 века временно замедлила, а местами прекратила арабские завоевания. Они возобновились и расширились в конце 7 века.

Ислам с момента своего создания стал воинственным кодексом воинства с повесткой дня завоевания мира. Теперь, обладая ядерным оружием, его повестку дня уже нельзя игнорировать. К 750 году Римская империя на Западе уже распалась на фрагменты, оставив двух других главных героев: Византию, Восточные остатки Римской империи и появляющиеся халифаты Ислама. Из этих трех наследников аграрного, ориентированного на сельскую жизнь мира исламские халифаты были самыми процветающими, с процветающей торговлей и большим торговым и профессиональным классом.

На втором этапе завоеваний (конец 7 века – 30-е гг. 8 века) арабы, сделав своим отправным пунктом Кайруан (основан в 670 году), завоевали Северную Африку, причем вожди берберов без долгих раздумий приняли ислам. К 709 году арабы дошли до Танжера и берегов Атлантического океана. В 711 году войска Халифата, преимущественно из берберов во главе с их вождем Тариком, высадилось на Пиренейском полуострове. Разгромив войско вестготов 19 июля 711 года и одержав победу при Эсихе, они взяли Кордову, Толедо, Малагу, Эльвиру и другие города. Под командованием прибывшего в 712 году на Пиренейский полуостров наместника халифа в Северной Африке Мусы ибн Нусайра арабы овладели Сидонией, Кармоной, Севильей, Меридой, Сарагосой. К 718 году арабы присоединили к Халифату бóльшую часть Пиренейского полуострова, за исключением горных областей Галисии, Астурии и Басконии. На востоке арабы, подчинив равнинный Афганистан, в 711-712 гг. завоевали Синд, область по нижнему Инду, а затем взяли Мултан. Между 705 и 715 гг. арабские войска под руководством Кутейбы ибн Муслима покорили бóльшую часть Средней Азии, причем многие местные владетели активно помогали арабам на добровольной основе.

Подобно византийским императорам, халифы были сильными, централизованными правителями, с хорошо организованной государственной службой и эффективными методами сбора налогов. Эта централизация достигла своего апогея в конце 8-го века при Харуне аль-Рашиде, который был одним из самых могущественных из халифов. Он был успешным военачальником и был чрезвычайно богат.

Экономика Византии была повреждена войной и потерей территории, но быстро возродилась. Константинополь оставался важным центром торговли, а византийская сельская местность была продуктивной. Имперская администрация могла без труда собирать налоги с крестьян.

В 1-й четверти 8 века арабы окончательно завоевали все Закавказье. Они дошли до Дарьяльского ущелья, где поместили свой гарнизон в маленькой крепости. Наступательные войны с Византией арабы вели в 7-10 вв.

Крупные завоевания прекратились при Аббасидах во 2-й половине 8 и 9 вв.

Он стал местом, которое посещали все арабские племена. В стену храма был вделан черный камень, упав-ший с неба.

Запад был самым бедным наследником бывшей Римской империи. В то время как богатый землевладельческий класс жил хорошо, многие города Запада стали обезлюдевать, и земля была относительно непродуктивной. Было так много продолжающихся конфликтов среди многочисленных фрагментированных феодалов, что довольно удивительно, что к концу Средневековья Европа появилась как совокупность сильных, процветающих, агрессивных конкурентных государств, а исследователи и торговцы начали экспедиции в Китай, Африку и, в конечном счете, в Северной и Южной Америке.

Проповедь Мухаммеда. Каждое арабское племя имело своих богов, племена часто воевали друг с другом. Человеку по имени Мухаммед удалось объединить арабов под знаменем единого Бога. Мухаммед стал основателем третьей, после буддизма и христиан-ства , мировой религии. Он родился около 570 г., был пастухом, затем погонщиком в караванах. В Мекке Мухаммед начал преподовать веру в единого Бога Аллаха, призывал выполнять бого-угодные дела — выкупать рабов на волю, помогать бедным, сиро-там, вдовам. Бедняки и рабы стали собираться вокруг Мухаммеда. Но богатые мекканцы вынудили его в 622 г. бежать из Мекки в Медину.

Византийская империя была клином, который отделял исламский мир от Запада и находился в уязвимом среднем положении. Вражда с Западом имели корни, которые варьировались от спорной территории к религии. Папа возмущался византийским владычеством над частями Италии, которые, по его мнению, должны были быть его собственными.

Папа и византийская церковь также имели давние религиозные различия в отношении природы Бога и организации церкви. В то время новая исламская группа, тюркские сельджуки, начала опустошать восточный фланг Византийской империи. Император попросил военную помощь с Запада, но он получил больше, чем он рассчитывал: Папа начал первый крестовый поход, массовое вооруженное паломничество против сил ислама. Европейские бойцы встретились с императором для координации стратегии, но у обеих сторон были разные интересы.

Объединив в Медине своих последователей, Мухаммед повел борьбу с Меккой. Она закончилась заключением мира, по которо-му мекканцы признали власть Мухаммеда и приняли его учение. Постепенно к учению Мухаммеда примкнули все арабские пле-мена. С целью распространения нового вероучения по всему миру арабы начали военные действия против Византии и Ирана.

Византийцы хотели защитить свою территорию от мусульманского вторжения и видели крестоносцев только в качестве подкреплений. У крестоносцев, с другой стороны, была гораздо более значительная цель — оправиться от мусульман Иерусалима и других городов, которые христиане считали святыми. Европейцы интересовались византийцами только в том случае, если они могли помочь крестоносцам достичь своей цели. Этот конфликт интересов усилил враждебность между Византийской империей и Западом.

Они создали одного из своих лидеров как императора и разделили византийскую территорию среди европейцев. Судьба исламского мира сильно отличалась от судьбы Византийской империи. Однако почти сразу после смерти Харуна аль-Рашида в 809 году халифы начали терять власть местных правителей. Эта потеря была результатом религиозных, а также военных событий. После смерти Мохаммеда в 632 году важные люди в двух разных семейные группы утверждали, что они являются истинным преемником. Сторонники семейной группы, которые выиграли и получили халифат, стали известны позже как сунниты.

Учение Мухаммеда получило название ислам или мусульман-ство, а его последователей называли мусульманами. Наиболее кратко учение ислама гласит: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухам-мед — пророк Его». Мусульмане должны пять раз в день совершать молитву, соблюдать пост в течение месяца рамадан, платить на-лог в пользу бедных и совершать паломничество (хадж) в Мекку. Основные заповеди ислама, а также высказывания Мухаммеда (аписаны в Коране. Коран был и сборником законов. Многие му-сульмане почитают также Сунну — сборник изречений пророка и рассказов о его жизни.

Другая группа станет известна как шииты. Сторонники этих двух групп по-прежнему являются источником напряженности в исламском мире сегодня. В 10 веке группа шиитов, называющих себя Фатимидами, получила контроль над регионом, который включал то, что сейчас является северной Африкой, Египтом и Сирией. Они правили независимо от любого халифа в Багдаде, и их трюм был сломан только с приходом турок-сельджуков — тех же турок, против которых был начат Первый крестовый поход, — которые были суннитами.

Халифы также потеряли власть, потому что они не могли контролировать свои армии. Большинство армий халифов состояли из рабов, которые были куплены или захвачены и вооружены солдатами. Эти рабские армии не имели верности халифам. В результате они вскоре стали независимыми наемниками, нанявшись на то, какой правитель заплатит им больше всего. Местные губернаторы в исламском мире воспользовались этим, собирая налоги и платя армиям то, что они просили в обмен на поддержку. Таким образом, могущественные местные правители вырезали государства для себя.

Арабские завоевания. После смерти пророка (632 г.) арабы вы-бирали правителей из числа его сподвижников и родственников. Они получали титул халифов — заместителей или посланников Аллаха. Халифы сосредоточили в своих руках духовную и светскую власть. Первые четыре халифа продолжили наступление на сосед-ние земли. К этому арабов толкало стремление обратить народы в новое учение, а также рост численности их племен, которые уже не могли прокормиться на Аравийском полуострове, жажда до-бычи. Основной силой завоевателей была их великолепная кавале-рия (конное войско).

В 12-ом столетии сельджуки-турки положили конец этой фрагментации, наведя порядок и стабильность для различных групп власти. Они узнали халифа, но оказали на него влияние. Точно так же они допускали независимые королевства, но ожидали, что все они будут участвовать в исламской культуре, основанной на суннитских убеждениях и законах и на арабском языке.

Сельджуки также поощряли свободную и активную торговлю во всем исламском мире. Ученые и писатели воспользовались полученной открытостью и процветанием, а важные произведения философии и литературы были написаны на арабском языке в течение этого периода. Произведения греческого философа Аристотеля, давно забытого, были восстановлены и переведены с греческого на арабский.

Первый поход начался в 633 г. на Иран. Иранцы были разби-ты, арабы захватили огромные сокровища. К 651 г. они овладели всем Ираном и вторглись на территорию современного Афгани-стана. Вторым направлением наступательной политики стала Византия. После долгих боев были завоеваны Армения, Сирия, Палестина, Египет. Не раз арабы осаждали сам Константинополь, но отчаянное сопротивление вынуждало их отступать. В Африке арабы покорили не только владения Византии, но и кочевые народы Саха-ры — берберов.

Однако исламский мир находился под постоянным давлением со стороны внешних сил. Другие части исламского мира были завоеваны европейцами. Исламская Испания, которая сломалась от халифов в 8 веке, была почти полностью захвачена христианскими армиями Сицилии, оккупированной мусульманами в 9 веке, была завоевана европейцами в 11-м. Между тем независимые исламские правители продолжали создавать и укреплять свои собственные государства.

Эта ситуация сохранялась до вторжений в 15 веке турками-османами, которые объединили большую часть исламского мира под их властью. Хотя Византийская империя давно исчезла, потомок ее все еще существует в современном мире: России. Россия была создана викингами из Скандинавии, которые плыли по речным долинам, которые соединяли Прибалтику с Черным морем и завоевали славян, живущих вдоль рек. Русские торговали и сражались с византийцами. В конце концов, русские восприняли христианство у византийцев и приняли многие из обычаев и институтов империи.

Через Гибралтарский пролив завоеватели вторг-лись на Пиренейский полуостров. В 714 г. было уничтожено Вест-готское королевство. Вся Испания, за исключением горной тер-ритории на севере, перешла под власть мусульман. Продолжались и завоевания на Востоке. Арабы заняли Среднюю Азию, часть Индии, разгромили китайцев в битве при Таласе в 751 г. , но дальше не пошли.

Эта статья была взята из нашего нынешнего видео и брифинга, — Профилирование на Ближнем Востоке. Мухаммад проповедовал в Мекке около тринадцати лет, но мекканцы не реагировали на его учение. Мухаммад был не только религиозным лидером, но и временным лидером, и вскоре он стал участвовать в войне с языческими правителями Мекки. Мусульмане выиграли и отменили идолов Мекки, сохранив город, а также старую святыню Каабу, как центр исламского поклонения. К моменту смерти Мухаммада мусульмане завоевали остальную часть Аравийского полуострова.

История ислама имеет несколько параллелей с историей иудаизма, где Моисей был и пророком, и лидером своего народа, хотя Моисей не прожил достаточно долго, чтобы войти в землю обетованную. Как и Моисей, Мухаммад не претендовал на божественность, и у него была жена. Напротив, христиане верят, что Иисус был божественным, и он никогда не владел временной властью. Божественность Иисуса и связанная с ним догма Троицы лежат в основе многих расколов в христианстве, как мы видели в главе 5. Ислам также похож на иудаизм в двух других отношениях.

Арабский халифат. После четырех первых халифов власть над арабами и всей завоеванной ими территорией захватил род Омей-ядов из Мекки (661 — 750). Омейяды перенесли столицу Арабского халифата в Дамаск. Огромная территория халифата была разделе-на на пять наместничеств во главе с эмирами. Была налажена по-чтовая связь со всеми наместничествами, на дорогах установлены почтовые станции.

Это требует обрезания мужских последователей, и это налагает диетические ограничения, которые включают запрет на употребление в пищу свинины. Хотя теологические проблемы выходят за рамки этого письма, мы не можем не заметить, что ислам и иудаизм гораздо ближе друг к другу, чем любой из них относится к христианству.

Есть два вопроса об исламе, на которые нам нужно ответить. Во-первых, почему он был успешным на Аравийском полуострове, а во-вторых, почему он так быстро распространился после его основания. Ислам подчеркивает строгий монотеизм и веру в то, что все зависит от воли Аллаха. Существует вера в последний день Суда и что раскаяние принято. Особое внимание уделяется социальным вопросам, в частности.

Арабы поселились на многих завоеванных землях, смешива-лись с местным населением. Постепенно арабский язык получал все большее распространение. Завоеватели долгое время не закры-вали на завоеванной территории христианских и иных храмов, не препятствовали жителям исполнять старые религиозные обряды. Однако все немусульмане были обложены тяжелейшими налога-ми.

От них освобождали тех, кто переходил в ислам. Поэтому посте-пенно многие становились мусульманами. Через несколько веков такие некогда христианские страны, как Египет, Сирия, Палес-тина, стали исламскими, их жители начали говорить по-арабски. Мусульманским стало население Ирана, Средней Азии, Северо-Западной Индии, но здесь сохранились местные языки. Позже ислам распространился и на другие, не подвластные халифату тер-ритории.

Единство мусульман было непрочным. Многие не признавали халифов из династии Омейядов. Приверженцы четвертого халифа Али — двоюродного брата и зятя Мухаммеда считали Омейядов изменниками делу пророка. Мусульмане распались на два течения. Сторонников Али называли шиитами, а сторонников халифов — суннитами , поскольку помимо Корана они считали священной книгой Сунну. Суннитов было больше, чем шиитов, но в некото-рых областях (например, в Иране) шииты преобладали. В разных концах халифата происходили восстания как против арабской вла-сти, так и против Омейядов. В конце концов Омейяды были сверг-нуты и почти все истреблены.

В 750 г. власть в Халифате захватила династия Аббасидов — по-томков дяди Мухаммеда. При них столица была перенесена в го-род Багдад. При новой династии завоевания почти прекратились. Лишь в Средиземном море флот арабов захватил многие острова и юг Италии, разорял берега Южной Европы.

Распад Халифата. С начала IX в. Арабский халифат вступил в период распада. Слишком велика была его территория, очень раз-ные там жили народы с разным уровнем развития. Эмиры посте-пенно превращались в хозяев своих провинций. Первой отпала Испания, где возник Кордовский халифат. Затем отделились Ма-рокко, Алжир, Египет, Средняя Азия, Иран, Аравия.

С конца IX в. реальная власть в остатках Халифата оказалась в руках вооруженных отрядов из числа рабов и иноземцев. В 945 г. Багдад захватили Бунды — правители одного из государств Ирана. и 1055 г. Багдад был взят турками-сельджуками, пришедшими из шей Азии и покорившими весь Ближний Восток. Халиф при Бундах и сельджуках стал мусульманским первосвященником, геряв светскую власть. В 1258 г. Багдад взяли монголы, казнив-шие халифа. До 1517 г. аббасидские халифы жили в Каире. После завоевания Египта турками-османами титул халифа принял на турецкий султан.

Арабская культура . Арабы усвоили знания и традиции поко-йных народов, развили их на основе ислама и арабского языка, оторый стал не только общегосударственным, но и языком ли-ратуры и науки. При Омейядах Дамаск был украшен роскошными дворцами и мечетями, наиболее знаменитой из которых стала мечеть халифа (мечеть Омейядов), перестроенная в 705 г. из собора Святого Иоанна. Уже тогда мировую известность получили дамасские Ювелирные изделия и ткани. Но более всего Дамаск прославилсягалью, из которой изготовлялось оружие.

При дворе халифов собирались ученые со всех концов света. Их руды щедро вознаграждались правителями. Были основаны школы в Багдаде, Бассоре, Бухаре, Куфе, а также обширные библиотеки в Александрии, Багдаде и Каире. Только в Испании арабы Он попали 14 университетов и множество школ, пять публичных «ииииотек.

Ьлагодаря арабам в европейских языках появились слова «ал-вбра», «алкоголь», «азимут», «зенит» и др. В дальних походах вое-мпальники были обязаны отмечать на картах покоренные ими ичли. Описания неведомых земель оставили и многие арабские конные-путешественники. Наибольших успехов арабы достигли в Медицине* В Багдаде, Испогани, Фирузабаде, Бухаре, Александ-рии и Кордове в VIII IX вв. ими были основаны медицинские школы. К числу наиболее знаменитых медиков принадлежат Аха-ун, описавший оспу, Авиценна, издавший «Канон врачебной науки», который на протяжении столетий являлся главным арабских и европейских врачей. Много трудов по меди-цине написал Аверроэс. В математике арабы ввели употребление цифр и десятеричную систему.

С древнейших времен у арабов процветала поэзия. Они воспевали любовные приключения, военные подвиги. Всемирную из-вестность получили арабские сказки «Тысяча и одна ночь».

Предпосылки образования Арабского государства. Государство и подданные в Арабском халифате

Похожие главы из других работ:

Арабское завоевание

2. Завоевательные походы и образование Арабского государства в VII-VIII вв.

Преемники Мухаммеда носили титул халифов. В их руках сосредоточилась вся духовная и светская власть. Под их руководством арабы нанесли поражение крупнейшим державам, которые в этот момент боролись между собой за контроль над Ближним Востоком…

Возникновение древнерусского государства

Глава 1. Теории и предпосылки образования древнерусского государства

Возникновение древнерусского государства

1.
4 Предпосылки образования древнерусского государства

Первая предпосылка к образованию древнерусского государства описывается в повести временных лет — «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву»…

Государство и подданные в Арабском халифате

Образование Арабского государства (халифата) и история его развития

Аравия к началу VII в. Арабские племена, населявшие Аравийский полуостров, делились по этническому происхождению на южноарабские, пли йеменские, и североарабские. К началу VII в…

Государство и подданные в Арабском халифате

Первые шаги Арабского государства и арабские завоевания

После смерти Мухаммеда в Медине (летом 632 г.) халифом («заместителем» пророка), в результате долгих споров между мухаджирами и ансарами, был избран Абу Бекр, купец, старый друг, тесть и сподвижник Мухаммеда…

Киевская Русь

1. Предпосылки образования восточнославянского государства.

Восточные славяне, начиная с VI-VII ст. расселились на огромной территории Восточной Европы, образовывая союзы племен. “Повесть временных лет” сложена, пять веков тому…

Образование и развитие древнерусского государства

2. Предпосылки образования древнерусского государства

Древнерусское государство сложилось в результате сложного взаимодействия целого комплекса как внутренних, так и внешних факторов. Предпосылки образования древнерусской государственности обозначились в VII-VIII в. н.э….

Образование Российского централизованного государства в IV-V вв.

I. Особенности и предпосылки образования Российского централизованного государства в IV-V вв.

Образование Российского централизованного государства в IV-V вв.

1.2 Предпосылки образования Российского централизованного государства в области аграрных отношений

Огромным тормозом в развитии сельского хозяйства являлась феодальная раздробленность. В летописных сводах встречаются сведения о неурожаях, приводивших к повышению цен на хлеб, а в ряде случаев — к страшному голоду. В них мы видим…

Образование Российского централизованного государства в IV-V вв.

1.3 Предпосылки образования Российского централизованного государства в развитии городов, товарного производства и обращения

Несмотря на то, что экономика Руси в XIV—XV вв. оставалась в основе своей натуральной, в хозяйственной жизни страны наблюдались некоторые новые явления. В результате отделения добывающих промыслов от земледелия в XV в…

Образование СССР и дальнейшее национально-государственное строительство

Предпосылки образования СССР

Идеологические предпосылки. Октябрьская революция 1917 года привела к распаду Российской империи. Произошла дезинтеграция бывшего единого государственного пространства, просуществовавшего несколько веков…

Причины и предпосылки возникновения древнерусского государства

5.
Причины и предпосылки образования государства у восточных славян в IX в. Образования государства Киевская Русь

Формирование государства. а) Причины и предпосылки возникновения Древнерусского государства. В изложении истории IX-X вв. многое спорно и легендарно, а точные даты, к которым приурочены те или иные события, по-видимому…

Социальный строй Древней Руси

1.1 Предпосылки образования Древнерусского государства

В отличие от других стран, как восточных, так и западных, процесс формирования российской государственности имел свои специфические черты: 1…

Формирование древнерусского государства и деятельность первых киевских князей

1. ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ ДРЕВНЕ-РУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Ценнейшим памятником, содержащим сведения о начале Русского государства, является летописный свод «Повесть временных лет, откуда пошла Русская земля, и кто в Киеве начал первый княжить, и откуда Русская земля стала», составленный. ..

Экономическое развитие Киевского раннефеодального государства (IХ–ХII вв.)

1. Социально-экономические предпосылки образования Киевского государства

Древнерусские летописи описывают историю восточных славян только со времени, когда они начали расселяться на большом просторе Восточной Европы, создавая союзы племен. Этот процесс начался в конце 5 и в целом закончился в 8-9 веках…

Кто такие арабы?

Жуковская Д.

     Существовал  ли в действительности  арабский народ, населявший территорию от восточных побережий Атлантики до Индийского океана? Нет.  Термин «арабы» не относится к расе или народности, если только речь не идет об арабских лошадях. Современный мир насчитывает двадцать две арабских страны, в которых проживают представители всех рас, чернокожие и берберы, в том числе.  Возможно,  термин «арабы» подразумевает под собой вероисповедание? Например, ислам. .. Тоже нет.  До ислама население аравийского полуострова было политеистично.  Там же проживали и евреи и христиане.  Арабские евреи, также как и христиане-арабы реалии сегодняшнего дня.  Несмотря на демографические данные предоставляемые странами Ближнего Востока, многие специалисты полагают, что в мире насчитывается несколько миллионов арабов, исповедующих христианство.  В Египте по подсчетам проживает самый большой процент христиан арабов около 6-7 миллионов.
     Что же в действительности означает слово «араб»?  Согласно известному хадису (преданию о поступках и изречениях Магомета) , араб – этот тот, кто говорит на арабском языке.  И в наши дни это утверждение не утратило своей силы.  Именно поэтому Арабская лига включает в себя Ливан, немусульманскую страну.  Эта международная организация всеми силами старается, чтобы ее не отождествляли с Лигой мусульманских стран, в которую входят пятьдесят семь государств.  Среди арабских стран мы находим Египет, Сирию, Ливан, Палестину, Ирак, страны, в которых проживает и еврейское и христианское население.
     Так как же все-таки описать арабов? В хронологическом масштабе присутствие арабов на Ближнем Востоке намного опережает исламские завоевания, начавшиеся здесь в VII веке.  Начиная с Х в. до н. э. мы находим арабов вне Аравийского полуострова, в то время термин означает скорее культурную, географическую принадлежность.  Самое первое упоминание термина встречается в описании событий в правление Салманасара III, короля Ассирии, в котором рассказывается о его победе в 853 до н. э.  при Каркаре (в настоящее время  Тель Каркар, в долине Оронте, в Сирии) над коалицией противников, среди которых правители Дамаска, Гамы, Ашаба, Израиля, а также «Джиндибу Арабский» с тысячей верблюдов.  Упоминающийся вместе с королем Северной Финикии и сыном короля Арама, правившего на на юге Сирии, Джиндибу Арабский приходит не с Аравийского полуострова, чтобы встретиться с правителем Ассирии в Каркаре.  Скорее всего он – кочевник из сирийских пустынь. Все его войско выступает в поход верхом на верблюдах. Эти животные как раз и использовались для ведения торговли и передвижения  в пустынях Сирии и Аравии.
     Поскольку речь зашла о верблюдах, развеем по ходу повествования общеизвестный миф.  Некоторые историки, в основном греческие и римские, рассказывают о битвах, в которых арабы скачут верхом на верблюдах прямо в бой.  Подобное никогда не существовало в действительности!  Высокий рост верблюда не позволяет ему маневрировать в ограниченном пространстве, что сильно мешает воину-наезднику.  Кроме того, сам наездник становится хорошей мишенью для лучников.  Поэтому на верблюда, как правило, взбиралось два воина. Один из них погонял животное, другой, лучник  – защищал напарника и верблюда.  Во время боя наездники всегда спрыгивали на землю.
     Сразу же после победы при Каркаре ассирийцы продолжают свой поход далее на восток, где все чаще и чаще встречаются с арабами. В 738 г. до н. э. мы находим Забиб, королеву арабов, в списке данников Теглата-Фалазара III. Четыре года спустя другая арабская королева – Самси присоединяется к антиассирийской коалиции.   Побежденная, ей остается только бежать от завоевателей, она становится вассалом Ассирии.  Подобные ассирийские списки, в которых встречаются многочисленные «королевы арабов» сильно смущают приверженцев исламской фаллократии.  Доминик Шарпан, ассириолог и профессор в одной из высших школ Франции, однако, предостерегает от  буквального перевода слова «королева» в неоассирийских текстах. По его словам, речь, скорее всего, идет о жрицах, нежели о политических лидерах или монархах. Что же касается титула «король», то,  вероятнее всего, имеется ввиду глава племени, ни в коей мере не претендующий на автократическую верховную власть ассирийцев.
     Все те же ассирийские тексты помещают арабов в первом   тысячелетии до н. э. в Северную Сирию, сегодняшнюю Иорданию, вдоль знаменитой «Королевской дороги», соединяющей Дамаск и Акабу на Красном море, служившей купцам для транзита ладана и мирра, ввозимых из царства Саба (современный Йемен).
     В VIII в. до н. э.  складывается обширная сеть экономических взаимосвязей.   Товары перемещаются между Средиземноморьем и Персидским заливом по караванному пути на верблюдах.  Вдоль пути на больших перекрестках могущественные арабские плмена строят города и деревни.  Без верблюдов, этих выносливых животных, подобная экономическая сеть не смогла бы существовать.  Можно сказать, что верблюды вывели из изоляции средиземноморскую часть Аравийского полуострова.
     Ладан или фимиам, в основном, перевозили по сухопутным артериям. Это белое клейкое вещество, собираемое по каплям с дерева (Boswelia sacra), которое встречается на всем протяжении от Хадрамута до Зафара (Йемен). Вначале его привозят и складируют перед большим храмом в Шабве, столице Хадрамута. Затем караваны везут его вдоль берега Красного моря до Майина.  Первый этап и остановка – Тимна, столица королевства Катабан (все в том же Йемене). Затем  караван идет в Мариб, где дорога поворачивает на север, в сторону Найрана. В Майине дороги расходятся.  Одна из них продолжается в Герру, порт персидского залива, откуда ладан отправляется на рынок Ирана и Мессопотамии. Вторая – в Газу на Средиземном море, через Ятриб (современная Медина) и Петру (Иордания).
     Согласно Плинию, между Тимной и Газой шестьдесят пять этапов-остановок. На каждом этапе с погонщиков взимаются разнообразные налоги и пошлины за проезд. Все это, безусловно, сказывается на стоимости  драгоценной резины!  В Газе по заоблачным ценам караванщики продают ладан, мирр, драгоценные камни и эссенции, которые затем превращаются в целебные мази, наркотики, косметику или духи. Все это позволяет владельцу каравана получить ощутимую прибыль, еще даже не вступив на путь, ведущий к восточным берегам Средиземного моря.  В Риме в эпоху Нерона ладан продавался по цене в 6 раз превышающей начальную!
     Древняя армейская пословица гласит «Не показывай арабу море, а сидонянину (выходцу из Саиды в Ливане) – пустыню, ибо тогда вместе они будут непобедимой силой против тебя».  Уже в этом мы видим, что арабы в то время считались отдельным народом.  Мы также знаем, что в действительности многие арабские народности происходят из Средиземноморья.   Читаем у Геродота ок. 525 г. до н. э. :  «От Кадита (Газа) до города Иениса (Шейх Зювейд) морские земли принадлежали королю Арабов».  Другие источники также подтверждают, что Газа был преимущественно арабским городом.  Не существует так называемой «арабской нации», несмотря на то, что разнообразные боги и богини присутствуют в разных арабских племенах, а также несмотря на то, что в минуту опасности арабы объединяются против общего врага. Мы также не находим гомогенного по своему составу арабского народа от Евфрата до Красного и Средиземного морей. Между торговцами из Газы и пастухами из Трансиордании все  еще больше различий, чем общего.
     Но настоящий раскол в рядах арабских общностей происходит после падения Ассирийской империи (587 г. до н. э.), затем империи ахеменидов (330 г. до н. э.) и завоевания Ближнего Востока Александром Македонским.  Греческий становится основным языком, на котором ведется торговля и судопроизводство, греческая культура экспансируется на весь Ближний Восток.   Вторжение воинов Македонского влечет за собой глубинные изменения во всем арабском мире.

 

 

 

 

 


     Набатейцы воспользовались случаем и захватили бывшие земли Эдома, расположенные на юге современной Иордании, оккупировали Петру и сделали ее своим «городом роз», центром государства, простирающегося до Дамаска.  Письменность у набатейцев  была арамейской, но разговаривали они на арабском.  Согласно некоторым греческим источникам, набатейцы – арабы, поскольку говорят на арабском и пришли из Аравии.  Именно у греческих авторов ок. V в. до н. э. мы находим термин «арабы», который считался этнонимом.
     Еще одно важное изменение, вызванное вторжением македонцев, это повторное появление на геополитической арене еврейского государства, буквально насильно построенного хасмонейской династией, обращавших огнем и мечом  своих подданных в иудаизм.   Иоанн Хиркан Первый (134-104 гг. до н. э) возвращает независимость Иудее.  Он захватывает и опустошает Самарию и Идумею (бывшее королевство Эдом), а жителей обращает в иудаизм.  Все это мы узнаем из трудов римского еврея, историка Иосифа Флавия: «Хиркан взял также города Идумею, Адору и Мариссу, подчинил себе всех идумеян и позволил им остаться в стране, при условии, что они примут обрезание и все законы иудейские.  Из любви к своей родной земле, они соглашаются на обрезание и подчинение своей жизни иудейским обрядам и законам.  Начиная с этого времени,  они считаются настоящими евреями».  Чуть позже многие из них станут христианами, в частности начиная с IV в., а затем, в VIII в. примут ислам!
     Многие историки подтверждают, что сегодняшние палестинцы – это вчерашние евреи. Арабские евреи.  Уменьшение численности еврейской популяции, начавшееся в III в.  – это не последствия Исхода, а последствия сначала христианизации, а затем и исламизации местного населения.
     Если в начале своего зарождения мусульманская империя культурно принадлежит к греко-арабскому  этносу, то в VII в. она полностью становится арабской и арабский же становится официальным ее языком.
     Подданные калифа становятся арабами, поскольку, как говорилось выше, они говорят на арабском.  Евреи, христиане и мусульмане – все арабы. У них арабская культура и они находятся под властью мусульманских властителей, которые являются также арабами, в этническом смысле данного термина.  Победа Абассидов в IX в.  позволила получить доступ и  различным уровням власти и другим национальным и социальным группам  — персам и туркам.
     Сегодняшние арабы являют собой национальную единицу связанную одной общностью – арабским языком. В последней  половине первого тысячелетия до Р. Х.  это население занимало на севере Аравийского полуострова приморские земли.  Затем в ходе мусульманского завоевания в VII в. эта экспансия повлекла за собой арабизацию и исламизацию завоеванных народов от отрогов горных хребтов Загроса в Персии до морских владений Марокко.
     По примерным подсчетам сейчас на Земном шаре проживает ок. 190 миллионов арабов. Они не формируют отдельную расу, у них много культурных, социологических различий, как много и этнических общностей.  Их унитарное сознание базируется на культурной, а не религиозной общности.  Сегодня араб может быть мусульманином, евреем или христианином.  Поэтому бесполезно  подводить этническую основу под культурные различия или сходства арабов, как делают это фундаменталисты, будь они мусульманами, христианами или евреями.

 

 

 

Автор: Жуковская Д.

 

 

Понравилась статья? Отправьте автору вознаграждение:

Арабское господство в Испании реферат по истории

Арабское господство в Испании Завоевателей, которые прибыли из Африки и вызвали падение вестготского господства, называли обычно арабами, и это название применяется до сих пор. Тем не менее необходимо дать несколько более точное определение этого понятия для уяснения хода последующих событий. К началу VIII в. арабы уже завоевали всю северо-западную Африку, принадлежавшую ранее византийской империи. Здесь арабы застали коренное население — берберов, народ иного происхождения, у которого, так же как и у арабов, существовала племенная организация. Берберы, собственно, и известны под именем мавров. Они отличались от арабов большим фанатизмом, так как ими управлял особый класс священнослужителей («святых»), которых они почитали больше вождей племен — шейхов. Берберы неохотно приняли арабское господство. Мусульманские войска, вторгшиеся в 711 г. под командованием Тарика в Испанию, как раз и состояли в большинстве своем из берберов. Муса же привел с собой больше арабов, и при этом выходцев из различных враждующих между собой племенных объединений — кайситов и кальбитов. В Испании этих завоевателей стали именовать либо маврами (хотя в узком смысле это название относится только к выходцам из Африки, а не к арабам), либо арабами, что, в свою очередь, не совсем верно, так как к этой этнической группе не относятся берберы. Укрепление арабского господства в Испании. Спустя год после битвы у Сегоюэлы, ознаменовавшей конец вестготской монархии в Испании, Муса продолжил свой поход, направившись через Гвадалахару к Сарагосе, иногда преодолевая сопротивление вестготских вождей, но порой получая от них помощь. Так, например, граф Фортуний Тараконский, подобно многим другим магнатам, которые более всего были озабочены сохранением своего имущества и своей власти, покорился арабам и отрекся от христианской религии, получив за это некоторые привилегии. Впрочем, так поступали не все знатные люди. Некоторые из них энергично сопротивлялась захватчикам, отстаивая свои права и владения. Народ, которому нечего было терять, вел себя иным образом. До 713 г. война велась сравнительно гуманно. При взятии Мериды Муса оставил на свободе жителей города и сохранил их имущество. Победители конфисковали лишь то, что принадлежало убитым, эмигрантам и церкви. Однако кампания 714 г. была жестокой, так как арабы предавались всякого рода излишествам. Тем не менее они оставили христианам их церкви. Закончив поход против территории, лежащих по течению Эбро, Муса и Тарик совместно начали завоевание территории, названной впоследствии Старой Кастилией, и Кантабрии, продвигаясь с востока на запад и с севера на юг. В этом походе арабы встретили сильное сопротивление. Хотя некоторые графы и покорились (причем посредниками при заключении мирных договоров выступали епископы), другие продолжали доблестно сражаться, Муса будто бы дал следующую характеристику испанцам: «Они как львы обороняют свои крепости и подобно орлам кидаются в сечу на боевых конях. Они не упускают ни малейшей возможности, если она для них благоприятна, и, будучи разбиты и рассеяны, они скрываются под защиту неприступных теснин и лесов, чтобы затем еще с большей отвагой ринуться в бой». Таким образом, Муса говорит о том, что жителям полуострова свойственны два способа ведения войны — борьба с врагом в укрепленных поселениях или партизанские действия, подобные тем, что они вели в свое время против римлян. Для закрепления своих завоеваний арабы создавали в Амайе, Асторге и других пунктах военные колонии. В провинции Вальядолид, в крепости Бару, они встретили упорное сопротивление и вынуждены были на некоторое время задержаться здесь. Из этой местности Муса направился к территориям асгуров. Совершив нападение на селение Луко, арабы захватили его и овладели также расположенным неподалеку Хихоном. Астуры и готы укрылись в неприступных горах Пикос де Эуропа и, спустя некоторое время, покинув свое убежище, нанесли арабам жестокий удар. Как раз в тот момент, когда Муса собирался проникнуть в Галисию, он получил категорическое предписание халифа прибыть ко двору и дать отчет о своем поведении в связи с жалобами на действия этого полководца, которые поступили в Дамаск. Мусе пришлось повиноваться, и он вместе с Тариком отправился в Севилью, чтобы сесть там на корабль (714 г.). Во главе арабских войск остался Абд-аль-Азиз, сын Мусы, который предпринял ряд экспедиций в Португалию и в южную и юго-восточную части Андалусии, захватив Малагу и Гранаду. Вступив на территорию Мурсии, он встретил энергичное сопротивление графа Теодемира, столицей которого была Ориуэла. К выгоде обеих сторон, арабы были немногочисленны, а Теодемир боялся оказаться изолированным (хотя другие графы и оборонялись в различных пунктах, но между ними не было согласия), было заключено соглашение о капитуляции, в результате которого была признана независимость Теодемира и подвластных ему подданных на территории Ориуэлы, Валентенты, Аликанте, Мулы, Бегастро, Анайи и Лорки, причем испанцам было разрешено исповедовать свою религию и сохранить свои храмы. Арабы гарантировали неприкосновенность имущества христиан и обязали их только платить небольшую подать в деньгах и в натуре. Абд-аль-Азиз был убит, не завершив покорения Испании. Роскошная жизнь, которую он вел вопреки суровым предписаниям своей религии, и то обстоятельство, что он женился на вдове Родериха, Эгилоне, подорвали его престиж у арабских воинов. Дело, начатое им, завершил новый правитель — Аль-хурр. Аль-хурр считал, что завоевание полуострова уже закончено и что сопротивление испанцев преодолено в ходе семилетних боев (712—718 гг. ). Поэтому он перешел Пиренеи и вторгся в Галлию. Однако Аль-хурр заблуждался. Именно в это время против арабских завоевателей началась новая и при этом не оборонительная, а наступательная война. Поскольку Испания была завоевана африканскими войсками, ее считали зависимой от африканских владений халифата. Правитель (эмир) Испании назначался африканским наместником, в свою очередь подчинявшимся халифу, резиденция которого находилась в Дамаске, в Сирии. Эта зависимость не помешала Испании стать ареной многочисленных гражданских войн между завоевателями. Не раз Испания вела себя так, как будто бы она была действительно независимой страной. Арабы в своих завоеваниях вовсе не стремились к обращению покоренных народов в ислам. На поведение арабов, конечно, оказывали влияние такие факторы, как фанатизм того или иного халифа или полководца, командовавшего войсками, но, как правило, они предоставляли народам завоеванных стран право: либо принять ислам, либо платить подушную подать (сверх поземельного налога). Поскольку в соответствии с установленным порядком вновь обращенные платили меньше налогов государству, чем упорствующие приверженцы старой веры, арабы, предпочитая земные выгоды интересам религиозным, считали, что никоим образом не следует силой приобщать к исламу покоренные народы; ведь подобные действия лишали их добавочных податей. Этот мотив наряду с чисто военными соображениями (не всегда легко было успешно вести войны) неоднократно заставлял арабов заключать договоры, подобные соглашению с Теодемиром. При этом они относились с уважением не только к религиозным верованиям, но и ко всему жизненному укладу и обычаям покоренных народов. Таким образом, завоевание, как пишет один испанский историк, «не было делом религиозной пропаганды, а представляло собой более или менее систематический грабеж». Административная и социальная организация завоеванных территорий. Основная масса испано-римского и вестготского населения продолжала жить в условиях почти полной гражданской независимости под владычеством мусульман, будучи управляема своими графами, судьями, епископами и пользуясь своими церквами. Эмиры довольствовались установлением для покоренных христиан двух разновидностей законных налогов: 1) личным или подушным налогом (величина его варьировала в зависимости от имущественного состояния плательщика, причем он не вносился женщинами, детьми, монахами, калеками, нищими и рабами) и 2) поземельным налогом, который обязаны были вносить как мусульмане, так и христиане (первые, однако, только с имений, ранее принадлежавших обстоятельствах юноша из семьи Омейядов по имени Абдаррахман бежал из Сирии, где почти все его родичи были умерщвлены во время переворота, и укрылся сначала в Египте, а затем в берберской Африке, пытаясь создать здесь независимое царство. Его попытки оказались безуспешными, и он обратил свои взоры на Испанию. При поддержке бывших клиентов дома Омейядов он высадился на полуострове и выступил против Юсуфа. Сперва война шла с переменным успехом, но в конце концов Абдаррахман одержал решительную победу над Юсуфом и полководцем Самаилом и стал эмиром, независимым от аббасидского халифа. С этого времени начинается новая эпоха в истории арабской Испании (756 г.). Христианские центры сопротивления. Выше отмечалось, что мусульмане встретили значительное сопротивление в некоторых областях Испании; однако после кампаний Мусы, Абд-аль-Азиза и Аль-хурра они заключили договоры со всеми графами и вождями, которые стремились сохранить свою политическую независимость. Согласно сообщениям древнейших летописцев, вестготские элементы оказывали непрерывное сопротивление только в одной области — в Астурии. В Астурии укрылись некоторые магнаты южной и центральной Испании, часть епископов и остатки войск, потерпевших поражение в Мериде, в Кастилии и в других местах. Под защитой гор, рассчитывая на помощь местных жителей, они намерены были решительно сопротивляться завоевателям. Сообщение о гибели Родериха в Сегоюэле заставило их подумать о необходимости избрать преемника, который должен был руководить их военными операциями. Магнаты и епископы избрали королем Пелагия. В первое время Пелагий не мог добиться успеха, так как войско его было немногочисленно. С приближением войск Мусы (во время кампании 714 г.) Пелагий удалился в предгорья Пикос де Эуропа (близ Кангас де Онис), где оборонялся от арабов. Возможно, он платил мусульманам (назначившим в Хихон берберского правителя Мунусу) дань. Спустя некоторое время, когда эмиром стал Абд-аль-Азиз, благожелательно относившийся к христианам, Пелагий, как полагают, посетил Кордову, желая с ним заключить договор. Однако, когда правителем стал воинственный Аль-хурр, мирным отношениям (впрочем, трудно сказать, действительно ли они имели место) настал конец. Пелагий и его сторонники начали военные действия и, не чувствуя себя в безопасности в Кангасе, отступили в горы. Там, в долине Ковадонги, им удалось разгромить (718 г.) высланный против них отряд под командой Алькамы. Алькама погиб в этом сражении. Победа при Ковадонге имела большое значение, хотя она решила судьбу лишь небольшой территории. По-видимому, насколько можно заключить на основании сообщений различных летописцев, Мунуса после разгрома у Ковадонги решил эвакуировать восточную часть Астурии. Вскоре он потерпел поражение и был убит на поле Олальес. Однако кордовские эмиры продолжали посылать военные экспедиции против Пелагия, который, видимо, успешно отбивал эти нападения. Неизвестно, существовал ли в Испании другой центр сопротивления, помимо указанного. Королевство Теодемира в Мурсии и другие маленькие королевства и графства, хотя и были независимы, тем не менее фактически подчинялись арабам или поддерживали с ними добрососедские отношения. Полагают, что только через несколько лет после сражения при Ковадонге, в 724 г., на севере Арагона и на границах баскской области (которая также была в большей своей части независимой) возник новый христианский центр сопротивления, во главе которого стоял некто Гарси-Хименес (возможно, граф). Он разбил арабов и овладел городом Айнсой (в 70 км к северо-востоку от Уэски). Территория, которую заняли Гарси- Хименес и его преемники, называлась Собрарбе. Она включала почти весь нынешний район Больтаньи в Пиренеях. В то же время на территории Наварры существовал другой независимый центр, находившийся в более или менее тесной связи с центром в Собрарбе. В древних документах указывается, что первым вождем или суверенным государем этой земли был некий граф по имени Иньиго Ариста. Имеющиеся сведения о происхождении этих государств настолько сбивчивы и противоречивы, что нельзя ничего определенно утверждать об их ранней истории. Как уже отмечалось, вокруг Пелагия сгруппировались представители вестготской знати и епископы, в том числе беглецы из Арагона и Наварры, покинувшие свои диоцезы после занятия их арабами. Вполне естественно, что после победы при Ковадонге к Пелагию присоединились новые приверженцы; графы наиболее близких областей, граничивших с Галисией и Кантабрией, использовали создавшееся положение, чтобы освободиться от вынужденного подчинения мусульманам и вступить в соглашение с новым королем. Очевидно, не только Пелагий, преследовавший свои собственные интересы, но и нобили стремились сбросить мусульманское иго, добиваясь овладения конфискованными землями или, по крайней мере, частью их. Астурийский двор продолжал традиции толедско-го. Здесь, как и там, продолжается борьба между знатью и королем — знать борется за участие в выборах короля, за сохранение всегда желанной независимости, а король — за право передачи престола по наследству и за укрепление своего единодержавия. Можно сказать, что в течение всего VIII столетия история Астурии сводится именно к этому. Борьба против завоевателей не имела успеха. Непосредственный преемник Пелагия (Пелагий умер в Кангас де Онис в 737 г.), его сын Фавила, ничего не предпринял для расширения границ королевства. Король Альфонс I, герцог Кантабрии и зять Пелагия, вступивший на престол после Фавилы, воспользовавшись гражданскими войнами берберов и арабов, бушевавшими (738—742 гг.) на территории, занятой мусульманами, совершил ряд набегов на Галисию, Кантабрию и Леон, овладев такими важными пунктами, как город Луго, и разграбив другие города. Он все же не смог прочно закрепиться на завоеванной территории. Однако мусульмане отступили за Дуэро, установив новую военную границу — Коимбра, Корня, Талавера, Толедо, Гвадалахара, Памплона. Что касается Памплоны, то арабы заняли ее только на короткое время. Христиане постоянно владели полосой земли, более близкой к морю (Астурия, Сантандер, часть провинции Бургоса, Леона и Паленсии). Между этой границей и прежней линией находилась «ничейная» территория, принадлежность которой постоянно оспаривали христиане и мусульмане. Непрерывные победы королей, правивших после Альфонса, мало- помалу расширили королевство, однако до XI в. еще нельзя говорить, что христиане ведут наступление на арабов. Граница независимых христианских владений, которая не всегда была постоянной, не переходила за линию Гвадаррамы в самые благоприятные моменты, остальная же часть полуострова, в том числе большая часть территории Арагона, оставалась в полном подчинении мусульман. Альфонс I умер после описанных выше походов, и его деятельность способствовала восстановлению старого социального порядка на севере. Было предпринято заселение новоприобретенных земель, восстановлены церкви и монастыри. Альфонс I умер в 756 г. , в год, когда Абдаррахман создал независимый эмират. Независимый эмират и Кордовский халифат. В результате побед Абдаррахмана над Юсуфом и кайситами арабская Испания не была еще умиротворена. В течение долгого времени кайситы, берберы и шейхи различных племен оспаривали или не признавали власть нового независимого эмира. Тридцать два года правления Абдаррахмана были заполнены постоянными войнами. После многих превратностей Абдаррахман добился победы. Он не только разгромил своих внутренних врагов, но даже сражался против басков и сделал своим данником графа Серданьского (Серданья — территория в Восточных Пиренеях, к северу от Каталонии). В результате одного из заговоров, организованных против эмира, в Испанию вторгся франкский король Карл Великий, создавший мощную державу в Европе. Вследствие ряда случайностей заговор не удался, и Карлу Великому, присутствия которого в его королевстве требовали другие дела, пришлось возвратиться со своими войсками, хотя он завоевал несколько городов на севере Испании и достиг Сарагосы. Арьергард франкского войска был полностью уничтожен в ущелье Ронсеваль (Ронсевальес) непокоренными басками; в этой битве погиб знаменитый франкский воин, граф бретонский Роланд, о смерти которого была создана знаменитая легенда, послужившая основой для эпической поэмы «Песнь о Роланде». Однако Карл Великий не забыл про Испанию. Христиане впоследствии искали союза с ним, и в конечном счете Карл Великий овладел частью северо-восточных областей Испании — ядром будущей Каталонии. Жестоко подавляя возмущения, обуздывая многочисленных противников, Абдаррахман укрепил свою власть и отвоевал города, захваченные франками. Однако умиротворить страну окончательно ему не удалось. Арабские и берберские шейхи ненавидели Абдаррахмана, и поэтому ему пришлось окружить себя войсками, состоявшими из рабов и наемных солдат африканского происхождения. Преемник Абдаррахмана, его сын Хишам I (788—796 гг.), был чрезвычайно набожным, милосердным и скромным государем. Хишам сперва вел войны с некоторыми непокорными правителями, а затем с христианами Астурии и Галисии и с басками и франками в Септимании. В 793 г. он нанес поражение графу Тулузскому. Но более всего занимали Хишама религиозные дела. Он усиленно покровительствовал теологам — факихам. Партия фанатиков приобрела при нем большое значение. В ее рядах появилось много умелых, честолюбивых и смелых деятелей. Преобладание фанатиков стало особенно заметно в правление преемника Хишама, аль-Хакама или Хакама I (796—822 гг.). Новый эмир хотя и был верующим, но не соблюдал некоторых мусульманских обычаев (пил вино и проводил досуги в охотничьих забавах) и, самое главное, ограничил участие факихов в делах управления. Религиозная партия, стремлениям которой был нанесен чувствительный удар, принялась вести демагогическую агитацию, возбуждая народ против эмира и устраивая различные заговоры. Дело дошло до того, что в эмира, когда он проезжал по улицам, бросали камни. Хакам I дважды подвергал наказаниям мятежников в Кордове, однако это не помогло. В 814 г. фанатики вновь восстали, осадив эмира в его собственном дворце. Войскам эмира удалось справиться с восстанием, причем много кордовцев было перебито. Хакам простил остальных участников восстания, но изгнал их из Испании. В результате страну покинули две большие группы кордовцев (преимущественно ренегаты). 15 000 семейств переселились в Египет и до 8000 ушли в Фец, в северо-западную Африку. Одержав победу над религиозной партией в Кордове, эмир занялся устранением другой, не менее серьезной опасности. Город Толедо, хотя номинально и был подчинен эмирам, фактически пользовался подлинной автономией. Его население состояло главным образом из вестготов и испано-римлян, большинство которых были ренегатами (отступниками от христианства). Арабов и берберов в городе было немного. Толедцы не забывали о том, что их город был столицей независимой Испании. Они гордились этим и упорно отстаивали свою независимость, признанную, возможно, договорами, аналогичными соглашению, которое было заключено с Меридой. Хакам решил покончить с этим. Чтобы заручиться доверием толедцев, он послал к ним в качестве правителя ренегата. Этот правитель созвал к себе во дворец наиболее знатных и богатых горожан и перебил их. Город, лишенный таким образом своих самых влиятельных граждан, остался в подчинении у эмира, но через семь лет снова провозгласил свою независимость (829 г.). Преемнику Хакама Абдаррахману II (829 г.) пришлось воевать с Толедо в течение восьми лет. В 837 г. он овладел городом благодаря начавшимся в Толедо разногласиям между христианами и ренегатами. В других частях мусульманского королевства также происходили волнения. В Мериде христиане, установившие контакт с франкским королем Людовиком Благочестивым, подымали непрерывные восстания, а в Мурсии в течение семи лет велась гражданская война между кельбитами и кайситами. Увеличение дани Абдаррахманом II (возможно, это было нарушением договоров, ранее заключенных с крупными городами) было, видимо, одной из причин этих постоянных восстаний. В это время у берегов Испании появились корабли североевропейского народа — норманнов. Норманны, нападая на прибрежные районы, грабили и разоряли города и селения. Впервые они появились в Испании в конце VIII в. , выступая в войне против мавров в качестве вспомогательных войск Альфонса Целомудренного. Теперь пиратские набеги, которые совершались на крупных парусных и весельных кораблях (а такие флотилии перевозили отряды в несколько тысяч человек), были предприняты на берега Галисии; оттуда норманны были отогнаны, но затем вновь появились у Лиссабона (844 г.), у Кадиса и Севильи. Войскам эмира удалось разбить норманнов и заставить уйти их из Андалусии. Однако в течение некоторого времени они еще оставались на острове Кристина, в устье единство арабских владений. Чтобы яснее подчеркнуть свою цель — основать прочную абсолютную монархию, он принял титул халифа, приравняв себя к багдадскому халифу, и отбросил титул независимого эмира (929г.), который носили предыдущие Омейяды, начиная с Абдаррахмана I. Не довольствуясь своими успехами внутри страны, он предпринял поход против христиан, опустошил области, лежащие по течению Дуэро со стороны Леона и по Эбро со стороны Наварры, разбил христианских королей при Вальдехункере (920 г. ) и овладел многими городами, в том числе Памплоной. Однако он терпел и поражения: в Сан Эстеван- де-Гормас один из его полководцев был разбит. Леонские и наваррские войска взяли ряд городов: в двух битвах, при Симанкасе и Аландеге, сам халиф потерпел поражение от короля Леона. Установив затем дружественные отношения с христианскими королями, Абдаррахман III вмешивался во внутренние дела Леона, сея смуты и поддерживая угодных ему претендентов на престол. Его войска овладели Северной Африкой и подчинили ее кордовскому халифату. Успехи Абдаррахмана III привлекли, к нему внимание всей Европы, и халиф своей мудрой политикой еще в большей степени стяжал всеобщее уважение. Он не только создал большую армию, но, следуя примеру своих предшественников, увеличил морской флот, который в период его правления стал самым могущественным флотом на Средиземном море. Все европейские короли, признавая мощь Абдаррахмана, посылали к нему посольства с просьбами о заключении союзов. Арабская Испания превратилась в политический и культурный центр Европы. Абдаррахман также заботился о развитии культуры и об усилении политической мощи, покровительствуя развитию сельского хозяйства, ремесла, торговли, литературы и просвещения. При нем были созданы крупные памятники искусства в столице и в других городах. Кордова стала одним из самых прекрасных городов мира; в этом городе было около полумиллиона жителей, множество мечетей, бань, дворцов и садов. Преемник Абдаррахмана, Хакам II (961—976 гг.), продолжал политику отца, особенно в области культуры. Тем не менее он успешно вел также и войны, сперва с христианами севера, а потом с восставшими африканцами. Военная мощь халифата достигла апогея в правление преемника Хакама II, Хишама II (976—1009 гг.). Имя полководца, с чьей деятельностью связан был период наибольшего могущества халифата, было Мухаммед-ибн-Абу-Амир, по прозвищу аль-Мансур (победитель). Он происходил из знатной семьи в Алхесирасе. К нему благосклонно относилась любимая жена Хакама II, Аврора, басконка по национальности. С ее помощью он добился больших милостей от халифа и стал первым министром (хаджибом) нового правителя Хишама II. Воспользовавшись малолетством халифа (которому было 12 лет), он изолировал его от всего мира и правил совершенно самостоятельно (хотя и от имени халифа). Мухаммед по складу своего характера был воителем. Именно благодаря своим победам он позже получил прозвище аль-Мансура («аль-мансур-биллях» — «тот, которому помогает бог» или «победитель божьей милостью»). Для достижения своих целей он прежде всего реорганизовал армию, включив в нее большое число преданных ему лично берберов, которых он призвал из Африки. Затем он выступил против военачальника Халиба, своего тестя, чьей мощи он опасался, и, разгромив его, тотчас же ринулся на леонцев, союзников Халиба, и овладел Саморой, Симанкасом и другими городами, в нескольких сражениях одержав победы над христианским войском. В результате этих военных успехов и внутренних раздоров в Леоне, вызванных борьбой различных претендентов на корону (а в подобных усобицах, как мы увидим, аль-Мансур также принимал участие), он сделался на некоторое время настоящим вершителем судеб королевства Леон. Продолжая борьбу с христианскими центрами на северо-востоке (Каталония), он овладел Барселоной. Затем, поссорившись с королем Леона, он вторгся в область Дуэро, захватив сначала Коимбру, а затем достиг Леона, предварительно разграбив и предав огню множество городов и монастырей. В результате этой кампании почти все королевство признало свою зависимость от аль-Мансура. Фактически независимыми остались только часть Астурии и Галисии и некоторые земли в Кастилии. В ходе новых кампаний аль-Мансур захватил Асторгу и проник в Галисию. С помощью покорившихся ему графов и эскадры, посланной в Опорто, он овладел почти всей территорией этой области, включая город Сантьяго де Компостела. Аль- Мансур доставил в Кордову ворота и колокола знаменитого храма св. Яго (Иакова). Затем он предпринял новый поход и подверг разграблению Кастилию. Сразу же после кастильской кампании аль-Мансур умер (1002 г.), по мнению одних авторов — от ран, полученных в битве под Калатаньясором (близ Сории), по мнению других — от болезни. Заботы об укреплении внешней и внутренней мощи халифата пали на его сына Музаффара, который хотя и титуловался хаджибом, но в сущности был подлинным халифом. Однако подобное положение не могло сохраняться в течение долгого времени. Господство фамилии аль-Мансура у многих вызывало возмущение. Кроме того, организация, которую аль-Мансур придал войску, созданному по большей части из берберов, африканцев и иностранцев — рабов или наемников (галисийцев, франков, немцев, ломбардцев и т. д., причем все они получили общее имя «славян» — eslavos, по-арабски сакалиба), создала серьезную опасность засилия военщины. Если раньше власть находилась в руках арабской аристократии, то теперь она перешла к берберским и «славянским» военачальникам. Все эти обстоятельства способствовали возникновению долгих смут, и первым эпизодом, который открыл эпоху мятежей и внутренних усобиц, было свержение второго сына аль-Мансура, Абдаррахмана (1009 г.). Затем последовали бесконечные столкновения между различными претендентами на престол (борьба эта шла несмотря на то, что Хишам II еще был жив), и в частности между берберскими и «славянскими» полководцами. Наконец берберы оказались победителями и основали новую династию. Но и этой династии не пришлось спокойно царствовать, так как страна раздиралась на части борьбой нескольких претендентов. В конце концов наступило междуцарствие, длившееся шесть месяцев, в течение которых в Кордове правил Государственный Совет. В 1027 г. казалось, что восстановится спокойствие, так как халифом был избран представитель семьи Омейядов Хишам III. Но отсутствие у нового халифа должных способностей к управлению способствовало раздорам и привело Хишама III к утрате престола (1031 г.). Спустя 275 лет после своего основания кордовский халифат, основанный Абдаррахманом I, прекратил существование. Правители многих городов и наиболее могущественные вожди племен объявляли себя независимыми. Они расчленили страну и создали множество небольших эмиратов. В то же время в некоторых городах (и в частности в Кордове) возникли олигархические республики. Смерть Альфонса I совпала с созданием независимого эмирата — могущественной державы, которая препятствовала христианам добиться сколько-нибудь значительных успехов, хотя им и удавалось порой одерживать частные победы. Следует отметить, что организация сил нового королевства не способствовала крупным походам. Короли были вынуждены заниматься прежде всего внутренними делами: борьбой со знатью, своевольной и могущественной, и заселением городов и территорий. Таким образом, в период правления непосредственных преемников Альфонса I (Фруэлы I, Аурелио, Сило, Маурегата и Бермудо I) деятельность этих королей сводилась к подавлениям восстаний в Галисии, а в других местах к борьбе со знатью, которая решительно противилась наследственности престола и по своему усмотрению избирала и свергали королей. Однако положение изменилось, когда на престол вступил Альфонс II Целомудренный, сын Фруэлы (791 г.), современник эмиров Хакама I и Абдаррах-мана II, с которыми он воевал, совершая набеги на различные португальские земли и захватывая добычу и пленных. Военные походы короля завершились заключением договоров с эмирами. Однако он хотел еще основательнее укрепить свою власть в Испании и стремился к союзу с императором Карлом Великим — самым могущественным монархом Европы, и с его сыном Людовиком Благочестивым, которые неоднократно вторгались в Испанию. Альфонс II немало внимания уделял внутренней организации страны; он восстановил действие забытых вестготских законов и основывал города, привлекая в страну новых поселенцев. Двор свой он перевел в Овьедо. Христианские центры в Пиренеях. Пока христиане Астурии и Галисии расширяли свои владения и укрепляли их внутреннюю организацию, в других областях полуострова — в Наварре и Арагоне — создавались новые центры сопротивления. Наваррцы принадлежали к баскской народности, сохранившей независимость в эпоху вестготского господства. Арабы овладели равнинной частью страны, включая город Памплону, однако горная область осталась непокоренной и вела постоянную борьбу то с мусульманами, то с франками. В правление Карла Великого и его сына франки не раз овладевали Памплоной. В 824 г. с помощью властителей Бену-Кази наваррцы изгнали из своей страны франков и, заключив союзы с графами Арагона и Серданьи, выступили против мусульман. В этих битвах, несомненно, и родилась наваррская монархия. Для руководства борьбой вначале избирались вожди, которые постепенно приобретали все большее и большее значение. Несомненно, одним из таких вождей был Иньиго Ариста (835—857 гг.), который, судя по древним документам, был первым королем Памплоны. За ним следовали другие графы или короли (годы правления которых не могут быть точно установлены), вплоть до Санчо Гарсии (905—925 гг.). Таким же образом развивалось графство или королевство Арагонское, связи которого с наваррским королевством становились все более и более тесными. Общая опасность — прежде всего со стороны франков, которые в течение долгого времени владели в результате ряда вторжений некоторыми землями по другую сторону Пиренеев, — должна была тесно связать оба эти центра. В конце концов наваррский центр, развивавшийся более энергично, поглотил христиан Арагона (возможно, в конце X в.). В результате было создано королевство, простиравшееся к западу от Памплоны до самого Урхеля. Арагон в этот период не приобрел определенную политическую физиономию и стал независимым королевством лишь в 1037 г. В VIII в. мусульмане овладели всей территорией Каталонии, включая важнейшие города во главе с Барселоной (713 г. ). Владычество мусульман было поколеблено в конце этого же века франками. Франкам сопутствовала все большая удача по мере того, как они продвигались к югу. В нескольких походах (во главе некоторых из них стоял сын Карла Великого, Людовик Благочестивый) они завоевали крепости Жерону (785 г.), Аусону (Вик), Сольсону, Манресу, Бергу, Лериду, Барселону (801 г.), Таррагону (809 г.) и Тортосу (811 г.). Из завоеванных земель франки создали так называемую Испанскую Марку, для управления которой назначались графы франкского или вестготского происхождения. В 812 г. было четыре графства — Руссильон, Ампуриас, Бесалу и Барселона. В 815 г. упоминается графство Серданьское, в 819 г. — Пальярское и Урхельское. Прошло немного времени, и графы один за другим объявили себя не связанными узами зависимости с франкскими королями. Уже под 827 г. упоминается восстание вестготского графа Айсона, действовавшего в союзе с мусульманами. В 874 г. независимости добился граф Барселонский Вифред, или Гифре, прозванный Мохнатым, который завоевал у арабов ряд земель и дошел до окрестностей Таррагоны. Таким образом, к концу IX в. вся северная часть полуострова от Галисии до Каталонии (хотя эта полоса и была узка в Наварре и Арагоне) стала независимой и не подчинялась ни кордовскому эмирату, ни христианским державам, возникшим после распада империи Карла Великого по ту сторону Пиренеев. Каждый из этих христианских центров вел борьбу и расширял пределы своих владений самостоятельно; и хотя усилия не были общими даже внутри каждого отдельно взятого государства, а христиане неоднократно выступали друг против друга, вместо того чтобы совместно воевать против мусульман, все же сопротивление оказывалось одновременно в стольких пунктах, что арабы не могли окончательно подавить его. Тем не менее период от смерти Альфонса II (842 г.) до падения кордовского халифата, в общем, был временем серьезных неудач для христиан. Несмотря на все усилия королей, леонско-галисийское государство не обладало внутренней устойчивостью и единством. Бросались в глаза явные противоречия между астурийско-леонской областью и Галисией, которая в правление Альфонса I была присоединена к Овьедскому королевству. Галисийская знать постоянно сопротивлялась

арабских завоеваний и сасанидского Ирана

Сасанидская империя, правившая обширным регионом между реками Окс и Евфрат с 223 по 651 год нашей эры, была, пожалуй, самой влиятельной из всех древних иранских империй. Соседствуя с Римом на западе, с Китайской империей на востоке и находясь в прямых отношениях с кочевыми государствами евразийской степи, он назывался одним из «двух глаз мира». На его территории находились древние центры цивилизации, такие как Шумер, Вавилон, Элам и Персия.Империя, остановившая продвижение римлян на Ближнем Востоке, контролировавшая проход через Кавказ и закрепившая и покорившая Среднюю Азию, была также центром культуры, от великолепной архитектуры до изделий из металла, стекла и тонкого текстиля, чье наследие проявилось как в средневековом европейского мира и внутри исламской цивилизации, которая стала господствовать на его территориях.

В области религии и образования культура среднеперсидской литературы также составила основу средневековой персидской культуры, которая пришла к господству в районе между Индией и Балканами. Зороастризм, древняя религия, оказавшая влияние как на христианство, так и на иудаизм, а также на манихейство, гностическую религию, которая когда-то была верой Августина, зародилась и процветала в сасанидских владениях. Так как же арабы, вышедшие из глубин Аравийской пустыни в седьмом веке, захватили Сасанидскую империю, обратили ее население в ислам, взяли под свой контроль ее ресурсы и изменили ее культуру и язык? Некоторые историки приписывают это простоте и ясности монотеистической религии, такой как ислам.Другой лагерь, более враждебный исламу и ностальгирующий по тому, что они считают днями славы Ирана, приписывает сасанидский крах прибытию неотесанных кочевников, разрушивших славную цивилизацию. Общепринятое мнение гласит, что катастрофическое бесхозяйственность и непопулярность зороастрийской теократии позднесасанидского периода принесли победу вторгшимся арабам, которые не встретили особого сопротивления со стороны недовольного населения.

Оба нарратива, основанные в основном на стандартных исламских историях современных летописцев, таких как базирующийся в Багдаде Баладхури и историк ат-Табари, считают падение сасанидов результатом военных кампаний арабских армий. Но падение Сасанидской империи до сих пор вспоминают как национальную неудачу, начало подчинения Ирана исламу и арабам. И это несмотря на то, что сасанидский Ираншахр («Владения иранцев») нельзя отождествлять с современным государством Иран.

Помимо стремительности и эффективности исламских завоеваний, ученые обычно делают два культурных допущения. Во-первых, исламские завоевания означали, что ислам как религия был либо принят, либо навязан всему сасанидскому населению.Любое сохранение доисламских религий, обычно понимаемых как зороастризм, считается актом сопротивления и неповиновения, требующим гигантских усилий. Таким образом, предполагается, что оно было сильно подавлено новыми «господами», арабскими мусульманами. Второе предположение заключается в том, что арабский язык был немедленно навязан покоренному населению в рамках процесса исламизации. Следовательно, выживание персидского языка считается чудесным событием, уникальным явлением в исламском мире, в котором все остальные переняли арабский язык. Это чудо либо приписывается стойкому характеру иранцев, либо приписывается эпическому поэту Фирдоуси, который, вопреки всему, составил Шахнаме (Книгу царей) между 977 и 1010 годами с сознательной целью сохранить персидский язык и иранская культура. Оба эти утверждения кажутся тонкими и необоснованными.

Конец Сасанидской империи и подъем ислама произошли в изменяющемся мире, период, который историки теперь называют «поздней античностью».Этот термин был введен в английский язык в конце 1960-х годов как поправка к повествованию Эдварда Гиббона о падении Рима и восхождении «темных веков» после превращения классического Рима в христианскую Византию. Позднеантичная структура утверждает, что христианство заменило многие институты классического мира и приняло их в систему, выходящую за рамки структуры империи. Он превратил Римскую империю в христианское содружество. Концепция поздней античности создала несколько тем и методологий, которые историки как сасанидского Ирана, так и ислама приняли, чтобы привести доводы в пользу аналогичного изменения мира в Западной и Центральной Азии. Одним из следствий этого была тенденция рассматривать исламские завоевания не как разрыв, а скорее как результат изменений, которые происходили на протяжении всего периода поздней античности и которые веками продолжали формировать Западную Азию.

Это был меняющийся мир. Позднеантичный период ознаменовался появлением «святых» (местных святых или духовных деятелей, которые стали доминировать в социальном ландшафте в поздней античности), что также можно рассматривать в контексте изменения социальных структур по всей Евразии и Северной Африке. .Точно так же экономические изменения в Западной Азии, особенно в сельском хозяйстве, следует понимать в контексте изменения политических взглядов в Центральной Азии.

Изучение позднесасанидского Ирана, в основном периода после 484 г. н.э., является прекрасной возможностью изучить этот период перемен. Эта дата важна как год, когда сасанидский император Пероз I был побежден и убит эфталитами где-то недалеко от Балха, на территории современного северного Афганистана. Эфталиты, конфедерация народов Средней Азии, стали хозяевами Восточного Ирана и наложили репарации на сасанидов.В течение почти двух десятилетий они становились создателями королей, смещая и устанавливая претендентов на сасанидский престол. Выплаты эфталитам военного ущерба, должно быть, истощили сасанидскую казну, хотя прямых доказательств этого не существует. Однако это, безусловно, превратило сасанидов в хищников в Сирии, восточных территориях римлян, на которые вторгся сасанидский царь Кавад (годы правления 488–531), обладатель двух десятилетий королевских музыкальных престолов, и откуда он пытался вытянуть как можно больше денег.

Финансовые проблемы в стороне, поражение и смерть Пероза оставили сасанидский двор в замешательстве, а его дворянство опустошено. Репарации, требуемые эфталитами, почти наверняка выплачивались не только из казны царя, но и из казны знати и карманов простого народа. Потеря сасанидского престижа мешала знати сохранять невозмутимость при обращении к царям-марионеткам, последовавшим за Перозом, таким как Валаш и Джамасп, как к «королю царей», ситуация, характерная даже для самого Кавада в первые годы. своего правления.Это отсутствие доверия к институту царской власти привело к восстанию, точная природа которого неясна. Некоторые историки видят в этом первый этап так называемого восстания Маздака. Предположительно это было социально-религиозное реформаторское движение, возглавляемое зороастрийским священником-реформатором и первоначально поддерживаемое самим Кавадом, с целью нарушить социальный порядок, установленный зороастрийским духовенством. Однако доказательства, похоже, указывают на другую мотивацию. Похоже, что недовольство знати вынудило Кавада внести поспешные изменения в свою администрацию и двор, что оказалось непопулярным.Примерно в 496 году нашей эры это привело к его смещению с престола коалицией знати и священников и привело к отступлению Кавада ко двору эфталитов. Его восстановление двумя годами позже, в 498 г., при поддержке армии эфталитов, означало не только переворот против сместившей его знати, но и начало нового режима, который должен был получить частичное согласие некоторых дворян, поскольку он Вскоре после восстановления Кавад и его дворяне вместе отправились на завоевание Сирии.

Сирийская кампания охватила оставшуюся часть правления Кавада и часть правления его сына Хосрова I Анушервана (годы правления 531–579). Однако у Кавада было достаточно времени, чтобы омолодить свою новую администрацию, проведя реформы, которые включали пересмотр системы земельного налога ( хараг ) и введение подушного налога. Возможно, он также провел чистку среди знати и реорганизовал армию, разделив империю на четыре части, чтобы сделать ее защиту более эффективной.Реформы Кавада и Хосрова происходили в то же время, когда император Юстиниан восстанавливал и реформировал свою власть в Византии, и две империи вели ожесточенные бои на своих границах. Эфталиты постепенно становились менее влиятельными при сасанидском дворе, хотя и оставались влиятельными в Восточном Иране.

Правление Кавада закончилось полномасштабным восстанием маздакитов, которое было жестоко подавлено Хосровом I, что сделало его героем современных зороастрийских текстов: восстание маздакитов упоминается только во враждебных ему источниках. Его призыв к разделу имущества и женщин придает ему социалистический оттенок, который использовался историками-марксистами и учеными в бывшем Советском Союзе. Что мы знаем, так это то, что это была лишь одна грань более крупного религиозного и общественного движения. Более поздние версии движения, появившиеся в исламский период под общим названием Хуррамдиния («религия удовольствия»), предполагают, что было бы благоразумно рассматривать это движение в рамках типичного для поздней античности развития универсальных религий, которые обращались не только к конкретным группам населения, политическим образованиям или культурам.Как и христианское содружество, религиозная среда хуррамдиния и маздакитов, возможно, находилась в процессе создания социально-религиозного и, в конечном итоге, политического содружества.

Зороастризм проявляет меньший интерес к такой роли. Существование зороастрийской теократии, возглавляемой доминирующим духовенством, основано на фрагментах свидетельств, некоторые из которых датируются сотнями лет назад, примерно к шестому и седьмому векам. Помимо отсутствия какой-либо «ортодоксальной» зороастрийской доктрины в сасанидском мире, у нас нет никаких свидетельств присутствия доминирующего духовенства.Поздние сасанидские короли известны своими публичными предложениями своим родным христианским общинам. Хосров II Апарвиз (годы правления 591–628), типичный позднесасанидский царь, был женат на одной, а то и на двух христианских женах, и у него был главный министр-христианин. Точно так же, заручившись поддержкой своих кампаний против Византии, он поддержал несторианскую христианскую общину в своих владениях, поддержал несториан Сирии и, завоевав Иерусалим и войдя в него, перенес Истинный Крест из Иерусалима в Хузистан на юго-западе Ирана. чтобы обеспечить престиж христиан своей империи.Наличие доминирующей зороастрийской религиозной структуры вряд ли допускало такие отношения с представителями другой религии.

Христиане фактически составляли в то время доминирующее население в западных регионах Сасанидского царства. Месопотамия, сердце Сасанидской империи ( dil-i Eranshahr ), была населена в основном арамейскоязычными христианами и евреями. Юго-западная Месопотамия была царством арабского царства Хира, землей лахмидов, правивших арабскими племенами северной Аравии от имени сасанидов.Восточная Аравия также была населена арабоязычными народами, которые контролировались через сасанидскую администрацию Бахрейна, которая включала всю восточную Аравию вплоть до того, что сейчас является Оманом. Южная Аравия, бывшее королевство Химьяр, стала частью Сасанидской империи после ее завоевания около 570 года. 

Хосров II вторгся в Сирию в 602 году и разбил там византийские армии. Вскоре вся Сирия, Палестина и большая часть Анатолии попали в руки Сасанидов. К 615 году Египет также был сасанидской территорией.Более двух десятилетий сасаниды были хозяевами Западной Азии и, победив эфталитов с помощью западных тюрков в 560-х годах, также надежно контролировали большую часть своих потерянных территорий в Восточном Иране.

Именно в этой среде возник ислам как политическое и религиозное движение в Аравийской пустыне . Исламские верования находились под сильным влиянием неправославных сирийских и других христианских культов Сиро-Месопотамского региона. Арабы Мекки знали о конфликтах в Йемене между сасанидами и аксумцами, империей, правившей Эфиопией.Они также знали об уходе византийцев из Сирии и Египта. Мухаммед, как лидер исламского сообщества, сам соответствует возвышению Святого Человека в поздней античности. Он никоим образом не был единственным арабским пророком, проповедовавшим различные версии «чистой» авраамической религии, незапятнанной раввинистическим иудаизмом или христианством. Большинство пророков того времени также были вдохновлены различными движениями внутри иудаизма, смешанными с пуританскими движениями и гностическими культами, которые были распространены в Западной Азии.Повторяющаяся тема пророка-святого, исчезающего в пустыне для созерцания, отражена в жизни первого христианского монаха, святого Антония Великого, который несколько веков назад скитался по египетской пустыне.

арабских пророка, упомянутых в исламских текстах, были общей чертой региона и центром внимания социальных движений, которые хотели вырваться из географической и политической мертвой хватки сасанидского конфликта с аксумцами и византийцами. Сасанидская гегемония, используемая для открытия торговли с римской Сирией и легкого доступа к торговле на Красном море и Индийском океане, душила способность этих арабских торговцев действовать.Сасаниды контролировали Наджран, пограничный город Йемена, который был основным пунктом контакта жителей Мекки и Ятриба (позже Медины) с богатствами химьяритского Йемена. С исчезновением королевства Химьяр в начале шестого века, внутренними конфликтами в Йемене и прерыванием сирийской торговли войной относительное процветание бедуинов и их торгового города Мекки также исчезло. Сасаниды, контролировавшие Джидду и прервавшие византийско-аксумские контакты, возможно, даже пытались навязать Мекке правителя, хотя задача оказалась им не под силу.Неудивительно, что первая инициатива новой мусульманской общины в области внешних сношений была связана с аксумским царем Негусом ( Наджаши из исламских источников): они искали нового союзника.

Сасанидская империя чрезмерно расширялась. Стоимость войны с Византией росла, и административная задача управления новыми территориями была чем-то, с чем двор не мог справиться. В то же время недавний экономический бум, вызванный сельскохозяйственной реформой, финансировал войну и экспансию.Кавад и Хосров I позволили мелким землевладельцам переключиться на производство товарных культур, таких как хлопок или сахарный тростник, и на менее трудоемкие садоводческие работы, что привело к увеличению благосостояния. Приобретение земли, а также использование маргинальных земель для производства были примечательной чертой позднесасанидской экономики. Экономический бум помог компенсировать бедность, вызванную репарациями эфталитов поколениями ранее. Сасанидская администрация, привыкшая к гораздо более медленным темпам роста, была плохо подготовлена ​​к тому, чтобы справиться с беспрецедентным ростом капитала, земли и рабочей силы.Сасанидская бюрократия была не в состоянии контролировать собственную империю, переросшую ее администрацию.

Одним из следствий экономического роста стала необходимость поглощать землю и рабочую силу из-за пределов империи. Регулярная практика вторжения в Сирию и переселения значительной части ее населения в Сасанидское царство, излюбленная царями от Шапура II до Хосрова с третьего по седьмой век, больше не была эффективной. Сирия, естественное продолжение Месопотамии, нуждалась в формальном объединении с последней, и Хосров II пытался добиться именно этого.

Успешные походы византийского императора Ираклия привели к поражению Хосрова II в 628 г. Сасанидский царь царей был свергнут своим сыном Кавадом и знатью и предстал перед судом. На самом деле династия Сасанидов закончилась казнью Хосрова II в 628 году, возможно, одним из наименее изученных цареубийц в истории. Правление его преемников Кавада II и его сына Ардашира III продлилось менее двух лет.

Победа Ираклия не имела непосредственных последствий.Византия вернула себе Анатолию, а также взяла номинальный контроль над Сирией и Египтом. Но к 636 году, всего через восемь лет после кончины Хосрова II, византийские войска потерпели поражение в Ярмуке, недалеко от современных границ Израиля, Сирии и Иордании, от наступающей мусульманской армии. В том же году последовала битва при Кадисии на юго-западе Месопотамии. Оба были небольшими сражениями, прославленными более поздними историками, но были первыми успешными шагами в долгом марше мусульманских армий.

Местное население устало от насилия, которое долгое время совершалось в регионе византийцами и сасанидами, и было более приветливо к армиям, таким как исламские, которые, по крайней мере, предлагали плату в качестве альтернативы насильственному завоеванию. таких городов, как Хира, которые мирно капитулировали.Другим, с гарнизоном имперских войск, пришлось сражаться, но со временем они стали частью новой системы. С экономической точки зрения Сирия и Месопотамия окончательно объединились и остались таковыми на века вперед. В лице арабов регион наконец нашел администратора, способного управлять им.

Пришельцы принесли с собой свою религию, которая очень напоминала местные христианские, иудейские и гностические верования. Ранние мусульмане, вероятно, звучали так же, как любой другой христианско-иудейский культ, именно так они появляются в сирийских и армянских текстах.В нескольких современных источниках мало упоминаний об исламе, а их халифы и Амир-уль-муминин (Повелитель правоверных) представляются армянам и сирийским христианам просто «царями арабов». Но какими бы ни были их ранние обещания, столкнувшись со значительными богатствами Месопотамии и Сирии, жадность пришельцев привела к сопротивлению. Местные дихганы , дворяне-землевладельцы сасанидов, пошли на многое, чтобы помешать арабам завладеть их землями.Они увенчались успехом, потому что там, где мы находим арабов — в основном тех, кто связан с династией Омейядов, — они пытаются вернуть себе маргинальные земли в пустынях или болотах южной Месопотамии и Хузистана. Экономический расцвет позднеантичной Сиро-Месопотамии нравился бюрократии новой администрации, но у прибывших было меньше времени для ее обеспечения.

Новая мусульманская администрация поняла, что Аравийская пустыня не является подходящим местом для управления государством.Вскоре они перебрались на свои новые территории, сначала разбив лагерь в Куфе, сразу за стенами Хиры, а затем двинулись в Дамаск. Гарнизонные города Басра и Куфа, в которых проживало много приезжих, а также местное население, желавшее получить доступ к власти, предлагаемой новой администрацией, должны были кормить издалека. Административная казна Куфы пополнялась за счет налогов Динавара, расположенного на крайнем западе Иранского нагорья. Расходы Басры были перенесены на Нихаванд, соседний с Динаваром.

Новая администрация опиралась на старую, устоявшуюся систему, созданную Кавадом и Хосровом I. Она даже выпускала монеты с надписями на среднеперсидском языке. Такой же курс действий был принят в Сирии. После начальной фазы завоевания и защиты восточных границ Месопотамии от сасанидского Йездгерда III завоеватели осели.

Последний, значительно уменьшившийся, царь царей Йездгерд III, побежденный мусульманами в 639 г. , был вынужден покинуть сасанидскую столицу Ктесифон, недалеко от Багдада.Из младшей ветви сасанидов Йездгерд получил титул короля царей только после того, как все близкие родственники Хосрова II были либо убиты, либо казнены. По-видимому, он жил на старой родине сасанидов на юге Иранского нагорья. Он ушел туда после завоевания Месопотамии, обратившись за помощью к своим подданным. Он набрал армию, чтобы противостоять мусульманам во второй битве при Нихаванде в 642 г. н.э. Нанесенное ему сокрушительное поражение закрепило положение мусульман в Месопотамии, Хузистане и Ма (западные высокогорья плато).Ни поражение при Кадисийе, ни поражение при Нихаванде не означали ни определенного конца сасанидского правления на большей части их территорий к востоку от Месопотамии, ни безопасного перехода мусульман на восток, в Индию. Более десяти лет сасанидское государство сосуществовало с мусульманским в Месопотамии и Сирии. Даже после смерти Йездгерда III в 651 году от рук его союзников мусульманам потребовалось более 70 лет, чтобы завоевать остальные сасанидские территории. Победа далась нелегко.

Преобразование также не выполнялось.Завоеванное население, в основном христиане и евреи, говорящие на арамейском языке, не видело причин принимать религию пришельцев, которые, вероятно, плохо представляли себе разницу между своей собственной религией и религией побежденных. Оба верили в одного бога, оба молились почти одинаково и оба были приверженцами одних и тех же религиозных историй об Аврааме, Иосифе, Моисее, Давиде, Соломоне и даже Иисусе.

Однако по мере взросления администрации росла и ее идеология. Четыре халифов Рашидун уступили место администрации Омейядов в 661 году, которая, как и все успешные имперские системы, увидела необходимость принять четкую идеологию.Арабизм, или арабский трайбализм, был наиболее очевидным выбором, и Омейяды приняли его всем сердцем. Но были и преимущества в определении их религии. В позднеантичном мире универсальных религий разъяснение ваших верований и превращение их в официальную идеологию вашей зарождающейся империи давало администрации возможность облагать налогом те группы населения, которые отличались от нее.

Доступ к власти означал принятие арабизма и ислама. Среди второго и третьего поколений арабов-завоевателей сесть на лошадь и завоевать было менее привлекательно, чем войти в администрацию, чтобы управлять тем, что было завоевано предыдущими поколениями.Сасанидская элита приняла новую идеологию и тем самым завоевала власть. Многие стали первыми толкователями канонических верований новой религии. Они продвигали выбор идеологии в качестве единственного маркера социальной принадлежности, и, наряду с арабским, персидский язык стал вторым языком ислама. Некоторые из детей покоренной элиты стали религиозными авторитетами новой общины, используя персидский язык для обращения остального населения. Двигаясь вместе с армиями завоевателей и как часть расширяющейся администрации, они использовали свою собственную версию персидского языка, почти пиджинскую форму языка, вместо грамотного среднеперсидского языка сасанидской администрации для распространения новой идеологии.Как в Сирии, где говорение по-арабски и принятие ислама открыли двери, так и на бывших сасанидских территориях говорение на персидском языке и принятие новой идеологии стало средством достижения власти.

Местные языки Парфии, Бактрии, Согдианы и Хорезми были оттеснены, сведены к разговорным языкам сельского немусульманского населения. Персидский язык и ислам постепенно взяли верх, поскольку городская элита обратилась к новой идеологии и приняла новый язык. Системы письма иногда сохранялись в течение нескольких поколений для управления местной администрацией, отсюда продолжающееся использование среднеперсидского пехлеви, бактрийского и согдийского языков для местных дел.Арабский язык использовался для информирования центральной администрации в Дамаске или Куфе, но постепенно новый персидский язык, первоначально попытавший счастья с письмом пехлеви или ивритом, выбрал арабское письмо. Потребовалось два века, чтобы большинство населения бывших сасанидских территорий стало мусульманином. Также потребовалось два или три века, чтобы новый персидский язык стал письменным языком, заменив арабский в качестве административного языка многих бывших земель сасанидов. Новый персидский язык стал доминирующим языком на востоке задолго до рождения поэта Фирдоуси. Вместо того, чтобы изображать отчаянную попытку спасти язык угнетенной группы, зрелая и тяжелая проза Фирдоуси представляла триумфальный успех нового класса литераторов и вершину нового языка.

Возникновение ислама на бывших сасанидских территориях было постепенным процессом экономических, культурных и политических изменений. Кроме того, отвергая идею о конце правления Сасанидской династии как национальном провале, мы должны понимать процесс, посредством которого сасанидская администрация, ставшая непригодной для управления своими территориями, была устранена и лишь постепенно заменена новая система, которая по прошествии многих лет оказалась не чем иным, как модифицированной версией сасанидского двора во многих аспектах.Только тогда поздняя античность могла окончательно уступить место миру средневекового ислама.

Ходадад Резахани — младший научный сотрудник Центра изучения Ирана и Персидского залива Шармина и Биджана Моссавар-Рахмани Принстонского университета.

Распространение ислама и первые халифаты — Middle East Monitor

Огромная скорость и масштаб ранних исламских завоеваний, последовавших за смертью Пророка Мухаммеда (мир ему) в 632 году н.э., веками пленяли воображение историков и писателей.Несмотря ни на что, новаторские мусульманские армии с недавно объединенного Аравийского полуострова сразились с двумя стареющими сверхдержавами древности, Византийской и Персидской империями Сасанидов, и распространились по известному тогда миру с востока на запад, укрепив твердую веру в то, что они были божественно — вдохновляющие победы.

Однако со светской исторической точки зрения объяснения более тонкие, как показано в книге историка и писателя-путешественника Джастина Мароцци «Арабские завоевания: распространение ислама и первые халифаты» .Автор пытается дать ответы на вопросы об успехах первых завоеваний и их наследии, которые «представили собой один из величайших ратных подвигов в истории и полностью изменили мир». На самом деле, эти завоевания были настолько важны, говорит Мароцци, что без них «конечно сомнительно, что ислам стал бы тогда глобальной верой и сегодня самой быстрорастущей религией в мире».

Книга охватывает арабские завоевания в период Рашидун первых четырех халифов (632-661 гг. н.э.), вплоть до династии Омейядов, заканчивая революцией Аббасидов 750 г. н.э., положившей конец не только Империи Омейядов, но и определяющая эпоха упомянутых завоеваний.Прежде чем углубиться в тему, читателю предоставляется краткий обзор жизни Пророка, включая важные военные кампании, которые позже послужат как оправданием, так и вдохновением для последующих поколений халифов, султанов «и даже халифата двадцать первого века». одержимые джихадисты». Тем не менее, futuhat или Открытие Священного города Мекки около 630 г. н.э. технически было первым мусульманским завоеванием.

Мароцци приводит убедительные доводы в пользу того, что география и логика диктовали, что арабские завоевания должны были двигаться на север, учитывая отсутствие флота и преобладание пустынных ландшафтов на Аравийском полуострове. Это происходит в контексте последствий так называемых войн Ридда — войн отступничества, — с которыми столкнулся первый халиф Абу Бакр, который возглавлял зарождающуюся общину как непосредственный преемник Пророка. «Выбор был непростым, — объясняет Мароцци. «Возобновление гражданской войны на Аравийском полуострове или священная война за его пределами». Таким образом, поощряемое как земными, так и небесными наградами, зарождающееся сообщество могло столкнуться с внешними врагами, которые, как мы узнаем, сами страдали от распрей и разногласий, не говоря уже о разрушительном соперничестве, длившемся десятилетиями.Способности многих выносливых соплеменников в сочетании с религиозным рвением, очевидно, представляли собой мощную смесь, несмотря на то, что армия не обладала «никаким технологическим или численным преимуществом на поле боя».

Императорская Мекка: Османская Аравия и Индийский океан Хадж

Вопреки распространенному заблуждению о том, что неверующих систематически принуждали к обращению в ислам, автор делает интригующее замечание, что, по крайней мере, во время первых завоеваний, «обращение в ислам приравнивалось к прямой потере налоговых поступлений вплоть до арабов-мусульман». лидеры были обеспокоены.Учитывая налог в размере джизья , взимаемый с немусульманских подданных, возможно, было более выгодно позволить им продолжать исповедовать свою веру, поскольку они составляли большинство населения империи в течение многих лет. Кроме того, как объясняет Мароцци, ислам не Он был настолько чужд немусульманам, каким может показаться некоторым сегодня; на самом деле, он был «обнадеживающе знаком» населению Ближнего Востока и Северной Африки седьмого века, особенно в византийских владениях, которые, возможно, первоначально воспринимали его как «христианское христианство». ересь», а не новую религию.

Главы, написанные простым плавным языком, посвящены каждому из основных завоеванных регионов, включая Левант, Ирак, Иран и Египет. Последнее было достигнуто менее чем за два года, и сегодня это самая густонаселенная арабоязычная страна в мире. На протяжении всей книги есть впечатляющие изображения известной исламской архитектуры и пейзажей. Несколько фотографий, кажется, были сделаны в 1970-х и 1980-х годах, поэтому книга напоминает более крупные издания в твердом переплете той эпохи. Они дополняются прекрасными образцами раннего исламского искусства.

Однако наиболее увлекательной является глава под названием «Нам нужно поговорить о Муавии», посвященная основателю династии Омейядов Муавии ибн Аби Суфьяну. Хотя он и сегодня вызывает споры и разногласия среди мусульман, его впечатляющая политическая карьера, охватывающая четыре десятилетия, «остается совершенно незаменимой в истории завоеваний». Тем не менее он практически неизвестен на Западе по сравнению со своими предшественниками.

Приписывают преобразование халифата в арабское королевство и семейный бизнес; создание самого первого мусульманского флота; и осуществив дерзкую, но неудачную осаду Константинополя, Муавия и более поздние халифы Омейядов подняли завоевания на новый уровень. Однако после его смерти политическая стабильность империи начала шататься из-за многочисленных восстаний. К ним относятся роковое восстание хашимитов под руководством шиитов в дальних уголках Хоросанского региона на востоке, через которое к власти пришла пришедшая к власти суннитская династия Аббасидов, вытеснившая Омейядов после стремления искоренить их родословную и возвестившая о более космополитическом, эгалитарном правлении. общество.Империя стала менее арабской, но с более сильным персидским культурным влиянием.

Это идеальное введение для случайного читателя, желающего узнать о ранних исламских завоеваниях и расширении халифата, поскольку оно не слишком утомительно и не академично по стилю. Действительно, это интересное и приятное чтение с редким сухим юмором. В результате ему не хватает глубины и подробностей, которые можно найти в таких книгах, как « Арабское царство и его падение», , опубликованных в 1927 году Юлиусом Велльхаузеном; Великие арабские завоевания сэра Джона Бэгота Глабба; и The Early Islamic Conquests Фреда Доннера, все из которых, как правило, фигурируют в библиографиях по исламской истории.Тем не менее, Джастин Мароцци предлагает нам освежающий и честный пересказ, пожалуй, самого важного и влиятельного социального потрясения Средневековья.

ОБЗОР КНИГИ: Противостояние имаму: наследие навасибов в исламской литературе

Категории

Обзор — BooksReviews

АРАБ ii.

Арабское завоевание Ирана — Encyclopaedia Iranica

АРАБ

ii. Арабское завоевание Ирана

В течение первых двух веков мусульманской эры (7-8 вв.D.) Сасанидское государство и большая часть восточно-иранского региона в Средней Азии были завоеваны преимущественно арабскими армиями раннего исламского государства. Отчеты об этом завоевании часто противоречивы, точный ход событий неясен, точные даты даже крупных событий ускользают, а размер армий трудно определить. Похоже, что персидские силы превосходили мусульманские армии численностью в ключевых сражениях, таких как Кадесия и Нехаванд; они храбро сражались, яростно отражали наступление мусульман, а впоследствии пытались отказаться от договоренностей о дани.Падение сасанидов объясняется классовой и религиозной рознью в их обществе, отсутствием народной поддержки элитарного режима, конфликтами среди знати, династической нестабильностью и ценой недавней, долгой и безуспешной войны с Византийцы. Окончательный успех мусульман также объяснялся их организацией и решимостью, влиянием их веры на их моральный дух, их способностью вербовать и кооптировать силы по мере их расширения и их большей мобильностью.

Сасанидское положение на Аравийском полуострове было основано на системе военных колоний и племенных союзов в Йемене, Омане и Бахрейне; он рухнул, когда их поражение от византийцев лишило их возможности поддерживать свои гарнизоны и арабских протеже. Смерть Хосрова II в июне 628 г. совпала с ходейбийским договором между Мухаммедом и мекканцами, за которым последовал четырехлетний кризис престолонаследия, позволивший мусульманам создать свои собственные союзы. Персидские агенты на полуострове, брошенные сасанидами и бросившие вызов местным соперникам, были привлечены растущим исламским государством в Медине, особенно после того, как Мекка пала перед Мухаммедом в 8/630 г.Персидский наместник в Сана стал мусульманином и признал Мохаммада, который подтвердил его своим агентом в Йемене. Марзбан в Хахаре в Бахрейне также обратился в ислам и признал Мухаммеда, как и арабские протеже сасанидов в Бахрейне и Омане. Зороастрийцам в этих двух областях было разрешено платить дань.

Когда Мохаммад умер в 10/632 г., персы ( абнах ) Сана остались лояльными, но столкнулись с двумя местными арабскими оппозиционными движениями. Их лидер Фируз был назначен там мусульманским агентом после того, как они помогли убить аль-Асвада, но Кайс б.Макшу изгнал их из Сана. Мусульманская армия, посланная халифом Абу Бакром, победила Кайса, усмирила Йемен и двинулась к Хашрамауту, оставив Фируз удерживать Сана. В то же время зороастрийцы Бахрейна отказались от дани, присоединились к местному арабскому движению в поддержку тамошнего правителя Лахмидов и осадили промосульманских арабов Абд-аль-Кайса. Армия, посланная Абу Бакром под командованием аль-Алаах аль-Хазрами, нанесла поражение этому движению и начала настоящее завоевание Бахрейна; примерно в то же время повстанцы потерпели поражение в Омане.

После поражения и смерти Мосайлемы в Ямаме в Рабиа I, 12/май-июнь 633 г., Халед б. аль-Валид двинулся на север через восточную Аравию, чтобы объединить силы с мусульманскими элементами Бану Эйл и Шайбан, которые совершали набеги на Савад в Ираке. В битве при Хат-ас-Саласеле между Бахрейном и Оболлой армия Халеда встретила и нанесла поражение сасанидским пограничным войскам под командованием Хормоза. Эта победа позволила Халеду прорвать нижнюю линию сасанидских пограничных укреплений у побережья и вторгнуться в Майсан, где он нанес поражение уцелевшим войскам Хормоза и подкреплениям из аль-Мадана в битве при Мадаре в Тафаре 12 марта — апреля 633 года.Затем Халед повернул на запад, направляясь к северу от болот в Валагу на территории Каскара, где к нему присоединились некоторые из местных эйлов, они устроили засаду и разбили объединенную персидско-арабскую армию. Продолжая движение на запад к Зандаварду и Хормозерду, он достиг Евфрата у Оллайса, где победил местных персов и арабов-христиан под командованием Джабана.

Маневр Халеда через нижний Ирак привел его к окрестностям Ширы за линией сасанидских оборонительных позиций вдоль среднего Евфрата.Победив конницу марзбана Ширы, Халед объединил свои силы с аль-Монанной б. Шарей Шайбана и вложил Ширу. После того, как марзбан бежал в аль-Мадан, знатные люди Ширы договорились о дани с Халедом летом 12/633. Говорят также, что Халед обложил Анбар ежегодной данью после эвакуации персидского гарнизона. Когда он разбил вспомогательные силы сасанидских арабов-христиан из племен Бакр, Эйл, Тамлеб и Намер в Айн ат-Тамре, персидский гарнизон эвакуировался, а город и его крепость перешли к мусульманам.Но пока Халед был занят завоеванием Думат аль-Джандала, персидские силы, к которым присоединились арабы Тамлеба и Намера, укрепили линию укреплений к западу от Айн ат-Тамра к югу от Евфрата. Войска Халеда подробно заняли эти позиции с востока на запад, вырезали персидские и арабские гарнизоны, захватили их иждивенцев и закончили тем, что нанесли поражение объединенным силам персов и арабов Эйада, Намера и Тахлеба в конце этой линии в Фераже на 15 Ḏu’l-qaʿda 12/21 января 634 г. Затем Шалед вернулся в Ширу, устроил дань для большей части центрального Савада и уехал в Сирию весной 13/634 г. после того, как аль-Моанна руководил Широй.

г. Набег Халеда на Ирак в 12/633 г. разрушил большую часть сасанидских укреплений вдоль границы с пустыней, нанес ущерб их арабским союзникам и вызвал крупные усилия сасанидов по возвращению Савада и восстановлению его границы. В 10/632 году воцарение юного (шестнадцати или двадцати одного года) внука Хосрова II в качестве Йездигерда III положило конец кризису престолонаследия, но защиту Савада в основном взяли на себя другие члены королевской семьи, такие как Нарси. и представители персидской знати для защиты своей собственности.Ростам организовал сасанидское восстановление Савада и координировал действия Нарси и Джабана, которые подняли местное сопротивление в провинциях Каскар и Бех-Кобад. После смерти Абу Бакра в 13/634 г. местные договоренности с мусульманами были прекращены на всем протяжении Евфрата; мусульмане были изгнаны, и аль-Монан удалился в Хаффан.

Первой заботой Омара было противодействие византийской контратаке в Сирии, но он послал Абу Обейда с 1000 человек, чтобы укрепить аль-Моанну и взять на себя командование иракским фронтом. Абу Обейд вторгся в Савад и разбил местные персидские силы под командованием Джабана в Намареке, под командованием Нарси под Каскаром и под командованием Джалинуса в Барусме, но он отступил через Евфрат в Марваху перед отрядом помощи со слонами под командованием Бахмана Джадуи из Вавилона. Устроив засаду на Абу Обейда с противоположного берега Евфрата, персы нанесли сокрушительное поражение мусульманским войскам в битве у моста в Шабане 13 октября 634 г. -Мадан.Примерно в то же время аль-Алах б. аль-Хазрами завершил завоевание Бахрейна.

После битвы у моста Омар послал контингенты из нескольких арабских племен под командованием Джарира б. Абдаллах аль-Бадали для усиления аль-Моанны, к которому также присоединились местные арабы-христиане из Намера и Тамлеба. Мехран, сын Мехрбандаха из Хамадана, который был послан в Ширу, чтобы справиться с этим наращиванием арабских сил на границе с Ираком, пересек Евфрат по лодочному мосту и напал на их лагерь в Ногайле на канале Бовейб, скорее всего, осенью. от 14/635.Аль-Монанна и Джарир победили персов и нанесли тяжелые потери, в том числе Мехран. Победа при Ногайле/Бовайбе оставила Савад практически незащищенным; оставшиеся персидские пограничные посты вдоль границы с пустыней были взяты, и мусульманские набеги разошлись веером по Саваду. Разрушительные набеги аль-Монанны и его помощников грабили деревни, рынки и лагеря от Каскара до Анбара.

Чтобы помешать персам послать помощь или организовать контратаку со стороны Майсана и Хузестана, Омар послал Отбу б.Хазван с несколькими сотнями человек, чтобы отвлечь внимание в Нижнем Ираке к концу 14/635. Из своего лагеря на заброшенной пограничной заставе Хорайба весной 15/636 г. силы Отбы атаковали и завоевали аль-Оболлу, Форат, Абар-Кобад и Даст-э Майсан, победив и убив марзбанов в битве. Мадара. Поскольку успех привлек на этот фронт арабских племен, лагерь в Хорайбе превратился в гарнизонный город аль-Басра.

В 15/636 г. Омар послал Саада б. Аби Ваккас в Ирак с армией численностью от 6 000 до 10 000 человек. Аль-Моанна умер вскоре после его прибытия, и Саад принял командование всеми силами на фронте Евфрата. Его встретил крупный персидский отряд с тридцатью слонами под командованием Ростама, который продвинулся через Евфрат и расположился лагерем в Кадесии за оборонительной линией Нахр аль-Атика. Мусульманские силы в Саваде отступили и перегруппировались под командованием Саада в крепости Огайб и соседней деревне Кадес, чтобы дождаться подкрепления из Сирии. После того, как две армии противостояли друг другу в течение четырех месяцев, персы потерпели поражение в ожесточенной трехдневной битве с тяжелыми потерями с обеих сторон, вероятно, в Джомаде I, 16 июня 637 г.Битва при Кадесии, которая была решена прибытием сирийского подкрепления и смертью Ростама, была решающей победой мусульман и военной катастрофой персов. Персы были полностью разгромлены, а беглых персидских воинов преследовали и убивали в деревнях, тростниковых зарослях и на берегах рек. Около 4000 иранских солдат ( хамра ) присоединились к мусульманской армии в Кадесии, разделили добычу поровну и участвовали в последующей кампании; судьба Савада была решена. Когда выжившие в Кадесии направились в Аль-Мадан, сасанидские гарнизоны в восточной Джазире были эвакуированы. Контингенты перед основной мусульманской армией рассредоточились по Саваду, систематически преследуя остатки персидской армии, которым они не позволяли перегруппироваться. Местные знатные люди, такие как Бестам, дехкан Борса, помогали победителям. Персы попытались собрать свои силы и выступить в Бабеле, но потерпели поражение и были рассеяны мусульманским авангардом под командованием Зохры б.Абдаллах б. Катада, который также изгнал их из Суры и Куны. Во время этого марша мусульманские солдаты начали вооружаться оружием, доспехами и лошадьми павших персов.

Когда Саад приблизился к аль-Мадану, гарнизон в Сабате был перебит, хотя Ширзад, который присоединился к Сааду там, построил двадцать мангонелов для его использования при осаде Вех-Ардашира. Мусульмане осаждали аль-Мадан два или три месяца или больше года. После попытки защитить Вех-Ардашир сасанидский гарнизон эвакуировал его, переправился на восточный берег Тигра и перерезал за собой наплавной мост. Мусульмане удивили сасанидов, перейдя Тигр вброд, и осадили восточную половину аль-Мадана. При падении Вех-Ардашира Яздигерд III потерял самообладание, отправил своих иждивенцев в Холван, оставил Мехран из Рея и Надирана, чтобы эвакуировать королевские сокровища, и бежал из аль-Мадана со своими придворными. Персидские солдаты и дворяне начали бежать из города, и, как говорят, в суматохе были взяты в плен тысячи персидских всадников. Саад вошел в почти заброшенный город, захватил большую часть королевских сокровищ, принял капитуляцию людей в Белом дворце и в Румии в обмен на дань и разместил там мусульманскую армию.

К концу 16/635 г. две мусульманские колонны продвинулись на север и восток от аль-Мадана. Один двинулся вверх по Тигру при Абдаллахе б. Мутамм и взял Такрит с помощью арабов Намера и Эйла в городе, перешедших на сторону мусульман во время осады. Другой, при Хашеме б. Отба преследовал персидских беженцев и солдат по дороге в Холван с авангардом из 12 000 человек, включая хамру. Сасанидский арьергард под командованием Хорразада, брата Ростама, укрепил свой багаж и иждивенцев в Ханекине и попытался прикрыть отступление, но Хашем разбил их с тяжелыми потерями при Джалуле.Летающая колонна, включающая Хамра под командованием Кака б. Амр преследовал выживших до Ханекина, где были убиты все воины, которых удалось поймать, а их женщины, дети и имущество были захвачены. Когда он услышал о поражении при Джалуле и смерти Мехрана из Рея при Ханекине, Йездигерд покинул Холван и направился к Рею, оставив удерживающие силы в Холване под командованием Хосровшонума. В последнем крупном сражении этой кампании Ка’ка разбил силы Хосровшона в Каср-э-Ширин и занял Холван, в котором он разместил гарнизон с некоторыми из хамра.Вскоре после этого персам, бежавшим из аль-Мадана, было разрешено вернуться, согласившись заплатить дань, а мусульманская армия эвакуировалась и обосновалась в Куфе. К 17/638 г. куфанские силы завоевали Масабадан и Мехранкадак в западном Джебале.

Падение Ирака имело серьезные последствия для последующего конфликта, потому что он был самой важной частью Сасанидской империи. Столица в аль-Мадане была вершиной их административной системы, и Ирак обеспечивал около одной трети их годовых налоговых поступлений.Кроме того, они потеряли королевские сокровища, значительные вооруженные силы, погибшие при защите Ирака, и руководство многими высокопоставленными дворянами. Мусульмане теперь владели этими ресурсами, и им помогали дезертировавшие бывшие члены сасанидской армии и администрации. К 20/641 г. военная организация диван в Басре и Куфе оказывала регулярную поддержку солдатам-мусульманам; к 640-м годам мусульманские армии, базирующиеся в Ираке, были так же хорошо организованы, снабжены и оснащены, как и сами сасаниды.

Следующая фаза конфликта началась в Хузестане, где Хормозан организовал активную оборону, совершая набеги на Даст-э-Майсан и Майсан, но в 18/639 г. границей Хузестана и курдами Фарса. Йездигерд послал свой авангард из нескольких сотен тяжелых кавалеристов ( asvārān , asawara ) под командованием Сиаха аль-Освари из Исфахана в сторону Эштара. Увеличив свои силы по пути, Сиах повернул на запад из Фарса в Хузистан и укрепил там гарнизоны.Против ожесточенного сопротивления завоевание Хузестана было предпринято войсками Басрана под командованием Абу Мусы аль-Ашари. Войска Хормозана были размещены отдельно в укрепленных городах Хузестана, и Абу Муса осаждал их по одному. Хормозан был изгнан из Сук аль-Ахваза и бежал в Шуштар, где Абу Муса осаждал его от восемнадцати месяцев до двух лет с куфанскими подкреплениями, в то время как Рам-Хормоз сдался на условиях. В 19/644 г. аль-Алах б. аль-Хазрами напал на Фарс с моря из Бахрейна; он достиг Эштахра, но был отброшен к побережью марзбаном Фарса.Шуштар пал перед Абу Мусой в 21/642 г. с помощью перса, который организовал открытие ворот в обмен на свою безопасность. Хормозан некоторое время продержался в цитадели, но в конце концов сдался и был отправлен в Медину. После этого Сус и Джондишапур были осаждены и пали, а войска Басрана вошли в южный Джебал. Сиах и его асавера сдались, присоединились к мусульманам и поселились в Басре. В 20/641 г. куфанские силы под командованием Отбы б. Фаркад двинулся вверх по Тигру, взял Ниневию на условиях, основал Мосул за рекой и завоевал районы вдоль Тигра и Большого Заба до западного Азербайджана.

К 21/642 Йездигерд собрал крупную армию в Джебале и отправил ее в Негаванд, чтобы заблокировать любое продвижение мусульман с этого направления и, возможно, вернуть себе Ирак. Угроза, которую эта армия, казалось, представляла для мусульманских позиций в Ираке, побудила Омара объединить куфанские и басранские силы под командованием аль-Номана б. Амр б. Мокаррен аль-Мозани и послать их против персов с подкреплением из Сирии и Омана. Ход битвы при Негаванде летом 21/642 г. трудно реконструировать с тактической точки зрения.Как обычно, это, как говорят, длилось несколько дней, привело к тяжелым потерям с обеих сторон, включая аль-Номана и персидского полководца Марданшаха, сына Хормоза, и было решено уловкой или прибытием Мусульманское подкрепление.

Победа мусульман при Негаванде стала вторым военным поражением сасанидов; он закрепил за мусульманами Ирак и Хузистан, положил конец любому согласованному сопротивлению в Джебале и открыл иранское нагорье для мусульман. Йездигерд бежал в Исфахан, а затем в Эштахр.В течение 22–23/643–44 годов куфанские и басранские силы разделились и рассредоточились по западному Ирану, чтобы справиться с местным сопротивлением. Несколько мест в Джебале были завоеваны как куфанами, так и басранцами до и после Негавана. Некоторые места, такие как Хамадан и Рэй, были захвачены и отвоеваны несколько раз. Ходайфа б. аль-Яман принял сдачу города и района Нехаванд от его правителя по имени Динар, который был взят в плен во время вылазки; он договорился платить дань в обмен на защиту стен, имущества и домов местных жителей.Один куфанский отряд на аналогичных условиях взял Хамадан и направился к Рэю. Территория Рэя была взята из марзбана , возможно, с помощью местного знатного человека по имени Фаррохан на условиях, аналогичных Нехаванду. С Рэя и Кумеса была наложена дань в размере 500 000 дирхамов; взамен храмы огня не должны были быть разрушены, а люди не должны были быть убиты или порабощены. Другой отряд куфанов взял Казвин в 24/644 г. , а оттуда Ходайфа б. аль-Яман двинулся на запад, в Азербайджан, где разгромил марзбан , взял столицу Ардабиль и наложил дань в размере 100 000 дирхемов.Согласно условиям, выдвинутым Ходайфой, людей нельзя было убивать или брать в плен; они будут защищены от курдов, а их храмы огня не будут разрушены. Жителям Шиза было разрешено сохранить свой храм огня и исполнять свои танцы на религиозных праздниках.

Тем временем басранские силы под общим командованием Абу Мусы завоевали Динавар и разместили в нем гарнизон, а также, возможно, взяли Масабадан и Мехранкадак. В 23/644 г. одни басранские силы захватили городские центры Джай и Яхудия в Исфахане, где оборона, организованная остандаром , потерпела неудачу из-за внутренних разногласий среди гарнизона и населения.Условия, установленные pāḏḡōspān , предусматривали обычную выплату дани в обмен на безопасность жизни и имущества. Некоторые персидские знатные люди стали мусульманами, а другие эмигрировали в Керман. Другие отряды Басрана силой взяли Кашан, захватили деревню в Куме и разместили в ней гарнизон, совершили набег на два города Табасайн в Кухестане, которые контролировали подход к Хорасану, и совершили набег на Ширан и Бам на территории Кермана.

Другой основной удар сил Басрана после Негавана был направлен на юго-восток от Хузестана в Фарс, первоначально для подавления сопротивления, организованного Фирузом среди персов и курдов Хузестана.Сам Абу Муса разбил эти силы при Байруде в 23/643-44 гг., умиротворил сельскую местность и вторгся в Фарс, чтобы поддержать Оммана б. Абиль-Ас, прибывший из Бахрейна. Оман основал базу в Таввае, и он или его брат аль-Хакам победили и убили губернатора Фарса возле Ришара. Дань была наложена на Эштахра, Арраана, Дарабьерда и Фасу, и аль-Хакам остался во главе.

После смерти Омара в 23/644 г. многие места в Азербайджане, Джебале и Фарсе, которые были завоеваны в течение двух лет после Негавана, удерживали дань и должны были быть возвращены. Вторая волна мусульманской экспансии при Османе (24–35/644–56) обеспечила стратегический контроль и дань для поддержки военного ведомства в Ираке, предоставила добычу, чтобы удовлетворить опоздавших в гарнизонные города, и служила для занятия и направления энергии Мусульманские солдаты. На Хамадан была наложена новая дань в размере 100 000 дирхамов, в то время как бывшие городские центры в Исфахане и Рее были разрушены, а в новых поселениях в обоих местах были созданы мусульманские гарнизоны и masǰe d s.Гарнизон из 500 человек, поддерживаемый земельными пожалованиями, был размещен в Казвине для защиты от Дайлами. Начиная с 25/645-46 куфанские силы под командованием аль-Валида б. Окба вел кампанию в двух приграничных районах ( ṯoḡūr ) Рея и Азербайджана. Каждый год четверть из 40 000 солдат в Куфе участвовала в кампании, 4 000 в Рее и 6 000 в Азербайджане. Аль-Валид увеличил дань Азербайджана до 800 000 дирхамов в год и отправил передовые силы для набегов на Мукан, Талешан и Армению в поисках добычи и пленников. Примерно с 30/650 г., когда Саид б. аль-Ас был губернатором Куфы, северная граница была стабилизирована. Аль-Ашат б. Кайс аль-Кенди завершил умиротворение Азербайджана; мусульманский гарнизон и масед были размещены в Ардебиле, и были совершены набеги на дайламитов в Гилане, Горгане и Табарестане, но новых территорий было оккупировано немного.

Главной заботой мусульман Джебала и Азербайджана были стратегическая безопасность и дань. Непосредственный контроль осуществлялся гарнизонами в нескольких ключевых бывших сасанидских городских административных центрах.Первоначальные договоренности о дани в обмен на безопасность жителей, их детей и имущества, как правило, схематизированы в арабской литературе, но, вероятно, отражают общие обстоятельства. Дань представлена ​​​​в этой литературе как налог и, как правило, взималась после восстаний. Сельская местность контролировалась косвенно, если вообще контролировалась, через местные власти, которые были готовы сотрудничать. Наступление мусульман на севере, по-видимому, не вышло за пределы бывшей сасанидской территории, и к 650-м годам здесь была постоянная граница, с которой мусульманские силы совершали набеги и оборонялись от курдов, дайламитов и хазар.

Йездигерд направился в Эштахр и попытался организовать базу сопротивления в провинции Фарс, где после смерти Омара не удерживали дань. Настоящее завоевание Фарса и остальной части Сасанидской империи на востоке было предпринято Абдаллой б. Амер б. Корайз, правитель Басры (29–45/649–55). Армия Басрана состояла в основном из арабов из племени Тамим и клана Бану Солайм из Абд-аль-Кайса. 1000 асавера , поселившихся в Басре и ставших союзниками Тамима, сражались в авангарде.В ходе одной упорной, а иногда и разрушительной кампании сопротивление персов в Фарсе было подавлено 30/650. Дарабьерд был сдан его хербад , но Эштахр оказал упорное сопротивление, хотя Йездигерд двинулся в Гур (Фирузабад). Стены Эштахра были разрушены мангонелами, и, как говорят, около 40 000 защитников погибли в боях, в результате которых Эштахр был разрушен, а последние значительные сасанидские военные силы и многие знатные семьи были уничтожены. После этого Гур быстро пал; Казерун и Сираф были оккупированы, а Йездигерд бежал в Керман, преследуемый басранскими войсками, погибшими в метель в Биманде.

Безденежный и высокомерный, с большой свитой для поддержки, Йездигерд оттолкнул марзбана Кермана и отправился в Систан как раз впереди других сил Басрана, которые победили и убили марзбан в тяжелых боях. Потеряв поддержку губернатора Систана, потребовавшего налоговой задолженности, Йездигерд направился в Марв. Тем не менее, в 30/650-51 или 31/651-52 Абдаллах б. Амер послал войска в Систан под предводительством Раби б. Зиад аль-Харени, который взял Залек, Каркуйю, Хайсун и Нашруд на условиях и осадил Заранг, где марзбан , знатные люди и главный зороастрийский священник, сдался после ожесточенных боев за пределами города.Раби ввел ежегодную дань в размере 1000 мальчиков-рабов, несущих 1000 золотых сосудов, и разместил свой гарнизон в Заранге. Абдаллах б. Амер направился в Хорасан с основными силами Басрана и послал Муасе б. Масуд, чтобы завершить завоевание Кермана. Падение главных городов Сирана, Джирофта, Бама и Ормуза вызвало значительные разрушения в Кермане, и многие люди бежали в горы или Макран, где им помогли Кофичи / Кофш, или в Систан, Хорасан или за границу. Их заброшенные дома и земли были поделены между арабами, которые поселились там и платили с них десятину ( ošr ).

Борьба за Хорасан в 31/651 г. включала попытки местных чиновников и знати обеспечить себе автономию, осложненную вмешательством эфталитов Бадиса и Герата и мусульман. Махуйя, марзбан Марва, возмутился финансовыми требованиями Йездигерда и вступил в союз с Незаком Тарханом, эфталитским правителем Бадиса, который помог ему победить последователей Йездигерда. Йездигерд был убит мельником, когда бежал из Марва, а его сын Перуз укрылся в Китае. Примерно в то же время Абдаллах б.Амер послал свой авангард под командованием аль-Ахнафа б. Кайс с арабами-тамими и 1000 асавера через Табасайн, где он восстановил условия мира, завоевал Кухестан (людям которого помогали эфталиты из Герата) и наложил на провинцию дань в размере 600 000 дирхамов. Эбн Амер и его помощники завоевали районы на территории Нишапура, разбили эфталитов из Герата, пришедших на помощь иранцам, и в течение месяца осаждали столицу Абаршахр. Впущенные в город командующим одной из его кварталов мусульмане осадили марзбан в цитадели, пока не будет согласована дань в размере 700 000 или один миллион дирхемов для всей провинции.После этого местные знатные люди договорились об условиях в Насе за 300 000 дирхамов и в Абиварде за 400 000 дирхамов, а Сарас был взят силой. канаранг или марзбан Туса договорились выплатить дань в размере 600 000 дирхамов.

Затем Эбн Амер расправился с эфталитами, послав войска против Герата, где правитель согласился на дань в один миллион дирхамов за Герат, Бади и Пушан. Затем Махуя в Марве добился мира за дань в один миллион дирхамов или один миллион дирхамов и 100 000 arīb — мер пшеницы и ячменя и расквартирование мусульман в местных домах.От Марва Ибн Амера послал аль-Анаф б. Кайс с 5000 человек вторгся в Тохарестан в 32/652 г. Его отряд из 4000 арабов и 1000 иранских мусульман принял условия в размере 300 000 дирхамов за район Марв-аль-руд от гарнизона в крепости, но осадил город, где бои были кровопролитными, пока марзбан не организовал дань в размере 60 000 или 600 000 дирхамов и соглашение о взаимной обороне. Затем с ожесточенными боями и многими потерями аль-Ахнаф отразил силы в 30 000 человек из Гузгана, Талакана и Фарьяба, а также людей из Чаданиана, победил выживших и завоевал Гузган.Взяв Талакан мирным путем и Фарьяб силой, он достиг столицы в Балхе, где люди заключили мир за 400 000 или 700 000 дирхамов; он безуспешно совершил набег на Таразм и воссоединился с Эбн Амером. Зимой 32/653 г. Эбн Амер вернулся в Басру, оставив 4000 человек, чтобы удерживать Марв.

Кампания Эбн Амера привела границу к реке Оксус и ввела дань в восточном Иране, но он оставил лишь небольшие удерживающие силы в Нишапуре, Марве и Заранге. Местные чиновники и знатные люди считали дань временным средством для защиты своих позиций, иногда против местных соперников, при поддержке мусульманских военных, и, возможно, пытались натравить мусульман на эфталитов.Во главе с Кареном и армией из 40 000 человек, которых поддерживали жители Кухестана, Герата и Бадиса, они воспользовались уходом Эбн-Амера с большей частью его армии, чтобы удержать дань. Мусульмане были изгнаны из Нишапура, и Незак взял Балх. Гарнизон в Марве просуществовал до 33/653-54, когда Эбн Амер послал Эбн Хазема, который победил и убил или захватил Карена. В том же году жители Заранга изгнали мусульманский гарнизон, и Эбн Амер послал Абд-ар-Рахмана б. Самора, который осадил марзбан , удвоил дань и двинулся на восток с силой в 6000 человек, захватив область от Рохнай до Заминдавара, Боста и Забола к 35/656 г.

В то время как мусульмане были заняты собственным поведением во время первой гражданской войны (35-41/656-61), большая часть Ирана вышла из-под их контроля, и, возможно, были попытки восстановления со стороны членов сасанидской королевской семьи в Тохарестане. и Нишапур. Когда дань превратилась в налоги, восстановление мусульманского контроля сочеталось с отвоеванием и подавлением восстания против правителей и ставленников Исламского государства. Эфталиты Бадиса, Герата и Пушана удерживали дань, как и Нишапур; жители Заранга свергли свой мусульманский гарнизон, а арабские бедуины самостоятельно совершили набег на города Систана. Инструкции Али для местной знати передать свою дань Махуйе в Марве в 36/656-57 гг. Спровоцировали восстание против последнего в восточном Хорасане, которое не было подавлено до смерти Али. После Шеффина, когда Али был занят восстаниями хариджитов в Ираке и Фарсе, в Джебале, Фарсе и Кермане в 39/659 г. вспыхнуло массовое налоговое восстание; мытари были изгнаны, и Зиад б. Абихи был послан, чтобы подавить его. Повстанцы в Эштахре были разгромлены, а Зиад усмирил Фарс и Керман.Али также удалось послать войска, которые вернули себе Нишапур.

г. Восточный Иран был отвоеван под Моавией. Кампании возобновились в 41/661 г., когда Эбн Амер снова стал губернатором Басры и ее восточных зависимостей и отправил Абд-ар-Рахмана б. Самора, который отвоевал Систан, отвоевал Заранг и напал на Зонбила, или короля Заболестана, отбил Бост и аль-Рохна и вошёл в Кабул после осады. Аль-Мохаллаб напал на Кофичи и двинулся через Белуджистан в сторону Синда. Но после того, как Эбн Самора был уволен в 44/664 г. , Зонбил сопротивлялся мусульманскому контролю примерно до 53/673 г., когда он согласился выплатить дань в размере одного миллиона дирхамов.Наместники Эбн Амера также усмирили восточный Хорасан, разрушили буддийский храм Навбахара в Балхе и вернули себе этот город, а также снова собрали дань с Герата, Пушана и Бади в 43/663 г. Зиад, сменивший Эбн Амера в Басре в 45/665 г., реорганизовал и укрепил мусульманское правительство в Хорасане; в 47/667 г. его наместник совершил набег на Шур, взяв пленников и добычу. В 51/671 году Зиад разместил постоянный гарнизон из 50 000 арабов Тамима и Бакра из Басры и Куфы в Марве, который стал главным центром обороны и экспансии на северо-восточной границе.Амол подвергся набегу в 53/673 г., но атака на Табарестан была отражена с большими мусульманскими потерями. Набеги через Оксус начались в 54/674 г., когда Обайдаллах б. Зиад, правитель Хорасана, опустошил Бухарский оазис, взял Раметин и Пайканд, разгромил турецкую армию на помощь и наложил на Бухару дань в один миллион дирхамов. Следующий правитель Хорасана Саид б. Осман переправился через Окс в 56/676 г., разбил армию согдийцев, турок и людей из Кеша и Насафа, вошел в Бухару и вместе с бухарскими союзниками совершил набег на Самарканд.Цитадель Самарканда сдалась после упорной трехдневной осады. Саид наложил дань в размере 700 000 дирхамов, взял в заложники сорок или восемьдесят благородных юношей, а затем мирно взял Термед. Салм б. Зиад также проводил кампанию за Оксом при Язиде I (61–64/680–83), когда еще несколько тысяч арабов Азд поселились в Марве. Говорят, что Салм вернулся в Бухару и Самарканд, сражался с согдийцами и наложил на Хоразма дань в размере 400 000 дирхамов. Но армия его брата Язида, которую вел против зонбилов из Систана в 61/681 г., потерпела поражение с большими потерями.

Начало второй мусульманской гражданской войны со смертью Модавии в 61/680 г. положило конец экспансии на восток на двадцать пять лет, а после смерти Язида в 64/683 г. порядок в Хорасане и Систане рухнул. арабские племена воевали между собой; Муса б. Абдаллах б. Хазем основал арабский анклав мятежников в Термеде, правители Средней Азии удерживали дань, эфталиты совершили набег на Хорасан, а Зонбил напали на Систан, но потерпели поражение и были убиты в 661/685. С 72/691 г. наместники Абд-аль-Малека (65-86/685-705) восстановили порядок в Хорасане и Систане, но новый Зонбил повернул назад одну мусульманскую армию в 74/693-94 гг. и истребил другую в 78/697 г. .В 79/699 г. Эбн аль-Ашах начал систематическую кампанию по оккупации территории Зонбила с помощью сети гарнизонов, официальных лиц и средств связи, но был спровоцирован нетерпением аль-Хаджая из-за его медленного продвижения к восстанию и отступлению со своей армией в Ирак, где он потерпел поражение. Набеги через Оксус были возобновлены при аль-Мохаллабе (ум. 82/702 г.) без особого успеха, хотя Муса потерпел поражение и был убит в Термеде к 85/704 г.

Мусульманская экспансия на восток сасанидской территории, где они столкнулись с местными эфталитскими, согдийскими и турецкими войсками, была более сложной. После распада западнотурецкого государства в середине 7 века этот регион был политически раздроблен среди множества небольших государств, завидовавших своей независимости, с укоренившимися местными интересами, военными традициями и номинальной поддержкой Китая. Такие правители, как Незак и Зонбил, эффективно защищались, платили дань, когда их принуждали, и пользовались мусульманскими конфликтами. Сначала мусульманские силы были относительно небольшими, и местные коалиции, вероятно, уступали по численности; хотя они могли облагать данью отдельные города, оставив местную элиту нетронутой, они столкнулись с общинными восстаниями.По мере развития условий полупостоянной границы в конце 7 века боевые действия становились все более ожесточенными и разрушительными, набеги приносили немногим больше, чем добыча и рабы, в то время как растущие мусульманские силы, сосредоточенные на востоке, страдали от нарастающих межплеменных и фракционных конфликтов. При аль-Валиде I (86–96/705–15) Котейба б. Мусульманин, правитель Хорасана при аль-Хаунде, начал массовую вербовку местных неарабов, чтобы увеличить размер завоевательных армий и вытеснить арабов из племени в армии, и использовал боевые способности местных правителей в качестве союзников. Начиная с 86/705 года Котейба совершал ежегодные походы через Оксус с мусульманской армией, пополненной новобранцами и мавали из Хорасана, войсками Незака из Баджиса и дахакинов из Балха. Котейба взял Пайканд в 87/706 г., взял Раметин и разбил согдийские и турецкие войска, освободившие Бухару в 88/707 г., и взял саму Бухару в 90/709 г.; там он наложил дань в размере 200 000 дирхамов, разместил в городе мусульманский гарнизон и назначил Токшаду, сына гатуна Бухары, мусульманским протеже.Той зимой Незак возглавил восстание князей Тохарестана, но потерпел поражение, был взят в плен и убит в 91/710 г. Котайба вынудил Зонбила платить дань в 92/711 г., взял и разместил гарнизон Хоразма в 93/712 г. и использовал рекруты из Хорезма и Бухары, а также отряд знатных бухарских лучников для нападения на Самарканд, где Шурак сдался после того, как его согдийские и турецкие союзники потерпели поражение. . Мусульманский гарнизон был оставлен в цитадели для сбора дани. Чтобы уничтожить согдийцев и турок, Котейба взял Шаша, вторгся в Фархану и достиг Эсфиджаба к 95/714 г. , но был убит во время армейского мятежа в Фархане после смерти аль-Валида в 96/715 г.

Метод Котайбы с использованием местных рекрутов и размещением гарнизонов обеспечил безопасность Средней Азии примерно на десять лет. Его преемник Язид б. аль-Мохаллаб завоевал Горган с хорасанскими новобранцами в 98/717 г., но потерпел неудачу в Табарестане. Мусульманский контроль на востоке снова начал ослабевать при Омаре II (99-101 / 717-20), когда Зонбил перестал платить дань из-за фракционных и племенных конфликтов среди мусульманской правящей элиты, сбор ezya от новообращенных усложнился. наличием большого количества неарабов в армии, желанием согдийских князей уклоняться от уплаты дани и возникновением могущественного государства Торгеш среди тюрков в бассейне Или в 98/716 г.В 720-х годах Торгеш вмешался от имени согдийцев и возглавил контрнаступление против мусульман. К 103/722 Саид б. Амр аль-Хараши восстановил контроль над Содом, но в 106/724 г. Мусульманин б. Саид потерпел сокрушительное поражение от Торгеша в Фаршане, когда арабы Азд в его армии дезертировали, а в 108/726 г. Зонбил уничтожил мусульманскую армию из Систана. Асад б. Абдаллах аль-Касри совершил более успешный набег на Харчестан и Сур в 107/725-26 гг. С 110/728 по 113/731 Торгеш объединился с согдийскими князьями и потомком Йездигерда III по имени Хосров, чтобы изгнать мусульман из Средней Азии.Бои были ожесточенными, но нерешительными, и мусульманам удалось удержать Самарканд. В 113/723 г. Хешам разместил новый гарнизон из 20 000 иракцев в Марве и разместил прежний гарнизон на оборонительных постах на границе. В 116/734 г. гарнизон из 4000 человек в Гузгане восстал под командованием аль-Харени б. Сорай из Тамима; к ним присоединился арабский гарнизон в Марв-аль-руде и эфталиты в Гузгане, Фарьябе и Талакане, но они потерпели поражение от нового гарнизона из Марва, поэтому аль-Харени присоединился к Торгешу. В 119/737 году Торгеш победил мусульман к северу от Окса, пересек Окс и вторгся в Хорасан, но потерпел поражение от арабов и эфталитов в Карестане.Государство Торгеш распалось после смерти хана в 120/738 г. , а к 123/741 г. Наср б. Сайяр, правитель Хорасана, отвоевал Среднюю Азию вплоть до Шаша и Фарханы с армией, насчитывавшей 20 000 согдийских призывников. Контроль над Средней Азией был окончательно закреплен победой мусульман над китайцами на реке Талас в 133/751 году.

Мусульманское завоевание Ирана означало затмение иранских монархических традиций, за исключением той степени, в которой они были приняты арабскими правителями-мусульманами, и потерю политической поддержки зороастрийцев.Однако сасанидские солдаты и местные знатные люди, перешедшие на сторону мусульман, возможно, в результате местных конфликтов, закрепили за собой положение в новом режиме. Нотабли, выжившие благодаря соглашениям, заключенным ими во время завоевания, собирали дань в своих округах. На востоке такие договоренности о дани приводили к установлению протекторатов, но их приходилось постоянно вводить заново. Были оккупированы только крупные центры, а некоторые регионы, такие как Гилан, Табарестан, Шур, Заболестан, Белуджистан и Макран, никогда не находились под постоянным контролем. Табарестан был окончательно завоеван при аль-Мансуре в 144/761 году. Завоевание привело к вытеснению западных иранцев на восток в качестве беженцев или к их перемещению туда в составе мусульманских сил, тем самым заложив корни персидской культуры в восточном Иране. Восточные иранцы были увезены на запад в качестве пленников в Ирак, Сирию и Аравию, а как иранцы-мусульмане рассеялись по всей Исламской империи вплоть до Северной Африки.

Завоевание также привело в Иран арабских поселенцев-мусульман, первоначально в качестве гарнизонов для обеспечения уплаты дани, и имело тенденцию концентрировать их в приграничных районах.Поскольку завоевание большей части Ирана оказалось постоянным, со временем ислам распространился среди иранцев, а арабский язык стал языком религии, литературы и науки в Иране. В этом отношении мусульманское арабское завоевание знаменует собой важный поворотный момент в истории Ирана.

 

Библиография :

Самые ранние и полные отчеты о завоевании предоставлены арабописавшими историками. Основным источником по завоеванию Иранского нагорья, в котором материал тематически разделен по географическим регионам, является Balāḏorī, Fotūḥ , стр.68-94, 105-13, 241-89, 301-431; тр. П. Хитти, Происхождение Исламского государства , Бейрут, 1966, стр. 106–31, 387–448, 469–93.

Хронологическая обработка представлена ​​Эбн Асамом аль-Куфи, Кетаб аль-фотух , Хайдарабад, 1975, тома. I-VIII.

Период завоевания также освещен в следующих хрониках: Табари, I, с. 1528 г. к III, с. 2. Якуби, II, стр. 54-410. Динавари, стр. 115-362.

Халифа аль-Шайят аль-Осфури, Кетаб аль-тахрих , Дамаск и Бейрут, 1977, стр.81-406.

Масуди, Мору (изд. Пеллат) III, с. 29 к IV, с. 83.

Эбн аль-Адир, II, с. 152 к V, с. 303.

Дополнительные подробности и легенды можно найти в местных, вторичных персидских историях, таких как: Хасан Коми, Тарих-е Кум , изд.

С. Дж. Тегерани, Тегеран, 1313 Ш. /1934, стр. 25-26, 78, 295-305.

Ибн аль-Балхи, стр. 111-19.

Эбн Эсфандиар, стр. 157–65, 174–88; тр.

EG Browne, Сокращенный перевод истории Табаристана , Лейден и Лондон, 1905, стр.100-09, 117-22.

Тарих-е Систан , стр. 80-127.

Наршаи, стр. 8-12, 45-73; тр. стр. 8-10, 37-62.

Общие современные методы лечения даны: B. Spuler, Иран , стр. 5-24.

А.А. ЧАС. Зарринкуб, До Карн Сокут , Тегеран, 1344 Ш./1966.

Ф. Габриэли, Мухаммад и завоевания ислама , Нью-Йорк, 1968, стр. 118–34, 209–20.

Д. Р. Хилл, Прекращение военных действий в ранние арабские завоевания А.D. 634-656 , Лондон, 1971, стр. 99-159.

М. А. Шабан, Исламская история I: 600-750 гг. н.э. (132 г. хиджры), Кембридж, 1971.

Лучшими недавними обработками являются Р. Н. Фрай, Золотой век Персии. Арабы на Востоке , Лондон и Нью-Йорк, 1975. стр. 54-91.

А. А. ЧАС. Зарринкуб, «Арабское завоевание Ирана и его последствия», Camb. История Иран IV, стр. 1-56.

М. Хиндс, «Первое арабское завоевание Фарса», Иран 22, 1984, с.39-53.

О националистических интерпретациях завоевания см. М. Азизи, La domination arabe et l’épanouissement du sense national en Iran , Paris, 1938.

Ф. К. Давар, «Взгляд в Иран после арабского завоевания», Мемориал А. В. В. Джексона, том , Бомбей, 1954, стр. 149–61.

Б. Фараваши, «Причины падения Сасанидов», La Persia nel Medioevo , Рим, 1971, стр. 477–94.

Об участии персов в завоевании Аравии см.Шуфани, Аль-Ридда и мусульманское завоевание Аравии , Торонто, 1973.

Поход Халеда б. аль-Валид вдоль Евфрата обсуждается А. Мусилом, Средний Евфрат , Нью-Йорк, 1927, стр. 283-314.

О завоеваниях в северном и восточном Иране см.: H.A.R. Gibb, «The Arab Invasion of Kāshgar in A.D. 715», BSOS 2, 1923, стр. 467-74.

То же, Арабские завоевания в Средней Азии , Лондон, 1923.

М.С. Ирани, «Провинция Хорасан после арабского завоевания», Proc. и транс. Вся Индия Или. конф. 13, 1946, часть II, стр. 530-37.

C.E. Bosworth, «The Early Islamic History of Ghur», Central Asiatic Journal 6, 1961, стр. 116-33.

То же, Систан под властью арабов, от исламского завоевания до восстания Саффаридов (30-250/651-864) , Рим, 1968, стр. 13-78.

А. Х. Хабиби, «Культурное, социальное и интеллектуальное состояние народа Афганистана в эпоху непосредственно перед появлением ислама», Афганистан 20, 1967, стр.1-7.

М. А. Шабан, Аббасидская революция , Кембридж, 1970.

Там же, «Хурасан во времена арабского завоевания», Иран и ислам , изд. CE Bosworth, Эдинбург, 1971, стр. 479-90.

М. Рекая, «Площадь южно-каспийских провинций в истории Ирана-де-ла-завоевать арабские земли на проспекте зайдитов (16-250 H/637-864 JC): специфический региональный или национальный» ?» Rivista degli Studi Orientali 48, 1973-74, стр. 117-52.

М. Г. Морони, Ирак после мусульманского завоевания , Принстон, 1984 г., мимолетно.

(М. Морони)

Первоначально опубликовано: 15 декабря 1986 г.

Последнее обновление: 10 августа 2011 г.

Эта статья доступна в печатном виде.
Том. II, фас. 2, стр. 203-210

Процитируйте эту запись:

М. Морони, «ARAB ii. Арабское завоевание Ирана», Encyclopaedia Iranica , II/2, стр.203-210, доступно на сайте http://www.iranicaonline.org/articles/arab-ii (по состоянию на 30 декабря 2012 г.).

арабских завоеваний | Оружие и боевые действия


В течение последних нескольких лет своей жизни Пророк постепенно расширял сферу своего влияния на Аравийском полуострове посредством военных кампаний и мирных союзов. После его смерти мусульманское руководство Медины начало серию завоеваний, которые до сих пор способны поразить наблюдателя.Эти завоевания, продолжавшиеся в течение девяноста лет, смели имперские силы гордых соседей арабов на севере и привели к необратимой культурной трансформации обществ, перешедших под контроль мусульман.

Аравия и плодородный полумесяц

Внезапная смерть Пророка в 632 году стала ошеломляющим и дезориентирующим опытом для его последователей. Попав в зависимость от него как в качестве канала Божьего откровения, так и в качестве политического и военного лидера нового государства, община одним ударом лишилась своего религиозного и политического лидерства.То, что отчаяние и растерянность после его смерти не привели к краху его зарождающегося движения, является свидетельством силы институтов и идеалов, оставленных Мухаммадом, и качества руководства, которое пришло ему на смену.

Согласно наиболее распространенной версии событий, среди мусульман возникло несколько фракций, каждая из которых отстаивала свое решение вакансии лидера. Тремя основными группами были первоначальные мусульманские мигранты в Медину, уроженцы Медины, принявшие ислам, и мекканцы, принявшие ислам после завоевания их города в 630 году.Двое из первых обращенных в ислам, Умар ибн аль-Хаттаб и Абу Бакр, играли ведущую роль в принятии решений через несколько дней после смерти Пророка. В разгар дебатов по поводу дальнейших действий Умар произнес страстную речь, которая убедила присутствующих принять Абу Бакра как лидера уммы. Абу Бакр был набожным, очень уважаемым доверенным лицом Мухаммеда, который был известен своим знанием генеалогии племен региона, ценным активом для политики того времени.Он и Пророк укрепили свои отношения браком Мухаммеда с девятилетней дочерью Абу Бакра, Аишей, вскоре после хиджры. Молодая жена стала любимицей Мухаммеда, и он умер у нее на руках. Титул должности, которую теперь занимал Абу Бакр, стал известен как титул халифа, хотя, как мы увидим позже, неясно, обращался ли этот титул к самому Абу Бакру. На самом деле есть свидетельства того, что Умар и Абу Бакр тесно сотрудничали во время короткого правления последнего.

После потери Пророка самой серьезной проблемой для нового лидера стало то, что многие племена, подчинившиеся Медине, больше не считали себя находящимися под контролем Медины. Интерпретируя ситуацию традиционным образом, они чувствовали, что условия, которые они заключили с Мухаммедом, носили личный характер и что его преемник должен был пересмотреть условия. Они не заплатили налог и ждали реакции Медины. Возвращение к язычеству, похоже, не сыграло большой роли в этом вызове власти Медины.Действительно, были определенные «лжепророки», бросавшие вызов господству ислама среди племен центральной и северо-восточной Аравии, но они не входили в сферу влияния Медины. В большинстве случаев восстание представляло собой остаточную неприязнь племен к незнакомому централизованному контролю, и ясно, что в некоторых случаях затронутые племена были разделены, и значительные фракции не желали разрывать с уммой. Однако статус Абу Бакра как лидера основывался на его признании того, что разрешение выхода племен из союза обрекает только что возникшее общество и допускает рецидив политеистического и насильственного трайбализма недавнего прошлого. Он понимал, что государственное устройство Мухаммеда неразрывно сочетало религиозное самовыражение с политической властью. Ислам не был религией, которая признавала разницу между тем, что принадлежало Богу, и тем, что принадлежало кесарю. В видении Пророка любое различие между «религиозным» и «политическим» было бессмысленным. Политическая неверность приведет к религиозной неверности.

Военная кампания, которую Абу Бакр приказал вернуть непокорным племенам под контроль Медины, известна в исламской истории как войны ридда, или войны отступничества.Кампания важна исторически, потому что она знаменует собой переход к арабским завоевательным войнам за пределами полуострова. Кампания по принуждению повстанческих групп к повторному подчинению мединской гегемонии привела к двум плавным изменениям в политике. Первым был переход от умиротворения мятежных племен к покорению арабских общин, никогда не имевших договора с Пророком. Покорение повстанцев было недолгим, что можно частично объяснить свидетельством того, что многие из сепаратистских племен и поселений испытывали внутренние разногласия по поводу восстания и оказывали лишь половинчатое сопротивление. В процессе принуждения повстанческих групп обратно под мединскую гегемонию мусульманская армия в какой-то момент начала подчинять арабские племена, которые не подчинились. Несмотря на ожесточенное сопротивление горстки племен, Медина одержала сокрушительную победу и к 634 г. стала хозяином полуострова. Пополненная живой силой войск, завоеванных ею в войнах Ридда, мусульманская армия была многочисленной и уверенной в себе, в то время как ее противники никогда не могли объединиться против Медины. Решительная победа разношерстной коалиции, составлявшей Исламское государство, произвела на многих арабов глубокое впечатление неадекватности чисто племенной идентичности.

Как войны Ридда невозможно отличить от войны за завоевание полуострова, так и последняя незаметно переросла во вторжения в Византийскую и Сасанидскую империи. Конкретные причины этой эволюции в крупные международные военные экспедиции утеряны для истории, но ученые предположили три фактора, которые могли сойтись именно тогда, когда две империи были наиболее слабыми. Во-первых, это геополитическая мотивация со стороны мусульманского руководства.Когда кампания Медины переместилась в северную часть полуострова, цели мусульманской элиты вполне могли расшириться. Сам Мухаммед уже пытался установить контроль над арабскими племенами и поселениями на пути из Хиджаза в Сирию; теперь Абу Бакр, похоже, был обеспокоен угрозой, которую представляли для уммы кочевники и соперничающие поселения, расположенные на важных торговых путях. Он был озабочен тем, чтобы поставить под свой контроль любую потенциальную угрозу безопасности торговли нового государства, и для этого он использовал сочетание силы, уговоров и материальных стимулов.

Вторым фактором было вдохновение самой религии. Многие солдаты, сражавшиеся за Медину во время арабских кампаний, искренне руководствовались религиозными соображениями. Коран неоднократно предписывает верующим вести борьбу (джихад) против неверующих до тех пор, пока на этой земле не установится правление Бога. Мусульмане, которые отказываются помогать либо борьбой, либо помогая делу, внося в него финансовый вклад, называются лицемерами. С другой стороны, те, кто сражается, вознаграждаются не только духовно (в загробной жизни), но и материально (войска должны разделить четыре пятых добычи, захваченной в борьбе с неверными).Священные писания, обещание материального вознаграждения и социальное давление — все это вместе привело к созданию государства, предлагающего мощные идеологические мотивы для участия в войне.

Какая из этих мотиваций была наиболее важной для типичного рядового солдата? Было бы интересно узнать. Немногие из бойцов могли быть осведомлены о природе обществ за пределами их собственного, и, несомненно, изначально предполагали сражаться и обращать в свою веру только арабов-язычников. Как оказалось, они предпочли мириться с существованием огромного количества христиан и евреев на землях к западу от Ирана и нигде не приветствовали обращенных в ислам неарабов.Каков же тогда был характер Божьего правления, которое они надеялись установить в результате своих усилий? К сожалению, узнать ответ на этот вопрос так же невозможно, как и узнать точные мотивы франкских крестоносцев, отправившихся в Палестину, или конкистадоров с Кортесом, утверждавших, что они выполняли миссию Бога против ацтеков.

Третьим фактором неожиданного вторжения исламского движения в регионы за пределами полуострова был тот, который мы будем наблюдать повторяющийся много раз в течение следующих восьми столетий, когда кочевники набирались в армии на афро-азиатских землях: чтобы быть инструментами политики политических лидеров, их собственные потребности и ожидания часто диктовали политику.Ирония судьбы, с которой столкнулась мединская и мекканская элита, заключалась в том, что большинство их войск по необходимости составляли те самые бедуины, которые исторически зависели от набегов на поселения для получения своих излишков. В некотором смысле мусульманское руководство ехало верхом на тигре, полагаясь на армии, состоящие из представителей той социальной группы, которая представляла постоянную угрозу личной, политической и экономической безопасности горожан.

Было бы чрезвычайно трудно, если не невозможно, избежать этой дилеммы.Мусульмане ожидали, что набеги и сражения принесут грабежи, а также стратегические или религиозные выгоды. Коран предписывал, что Пророк оставляет за собой пятую часть захваченного в таких сражениях имущества для распределения среди общины, а оставшуюся часть делит между воинами, участвовавшими в сражениях. Войны при первых халифах продолжали эту политику, когда пятая часть захваченного имущества доставалась халифу. Каждая мусульманская победа приносила добычу и рекрутов из рядов побежденных.Дополнительные воины упростили следующий этап завоевания, но они также сделали следующий этап обязательным. Требовались дальнейшие завоевания, чтобы удовлетворить спрос и ожидание грабежа. Завоевание соседних племен в пределах полуострова, затем поселений за пределами полуострова, а затем и сопредельных территорий за его пределами оказалось способом обеспечения добычей кочевников, сосредоточивших свои мысли на новых врагах и возможностях, а не на центральной правительство. Однако контроль над силами, которые сделали возможным их успех, будет постоянной проблемой для мусульманского руководства.

Аравийский полуостров незаметно сливается с сушей Юго-Западной Азии. Точно так же присутствие арабов простиралось от полуострова до Плодородного полумесяца. С мединской точки зрения сирийские и иракские арабы были очевидными кандидатами на включение в умму. Сирийская часть Плодородного полумесяца получила приоритет. Как мы видели, Мухаммад уже послал в его сторону не одну армию. Его оазисы и зеленые холмы были известны тем, кто занимался караванной торговлей, и здесь жили многие важные религиозные деятели, упомянутые в Коране.Населенный многочисленными арабами, он привлекал мусульман как по религиозным, так и по экономическим причинам.

Осенью 633 г. четыре арабские армии вошли в южную Сирию, и вскоре к ним присоединилась пятая армия, которую Абу Бакр перебросил в Сирию из ее расположения на южном Евфрате в Ираке, где она занималась набегами и разведкой. Общая численность мусульманских сил, вероятно, составляла около 24 000 человек, включая пехоту и кавалерию. Абу Бакр умер несколько месяцев спустя, и его место занял его друг Умар в результате того же процесса обсуждения, который привел Абу Бакра к руководящей роли всего двумя годами ранее.Отражая общее видение двух мужчин, сирийское завоевание продолжалось без перерыва.

В то время как мусульманское завоевание Сирии шло беспрепятственно, несмотря на смерть первого халифа, византийская оборона региона так и не стала последовательной. Чума и непрекращающиеся войны сократили население области на двадцать-сорок процентов по сравнению с предыдущим столетием, и не было предпринято адекватных мер на случай потери вспомогательных войск Гассанидов. Византийские армии, вынужденные двигаться со скоростью своей пехоты, могли проходить в лучшем случае двадцать миль в день и к этому времени заработали репутацию людей, предпочитающих оборонительную, а не наступательную тактику.Они также потеряли большую часть своей дисциплины и боевой готовности. Лучшие из регулярных имперских войск были сосредоточены под Константинополем, а те, что находились в Сирии, превосходили их собственные, дружественные арабские силы в соотношении по крайней мере два к одному, а может быть, и пять к одному. Население было угрюмо. У многочисленных христиан-монофизитов не было причин питать лояльность к далекому Константинополю, а евреи подвергались жесточайшим гонениям в отместку за активную поддержку только что закончившейся сасанидской оккупации.

Первой целью мусульман было установить господство над арабоязычными районами южной и восточной Сирии. Многие из этих племен оказали упорное сопротивление тому, что они считали очередным набегом жителей пустыни, но многие местные арабы, в том числе христиане, присоединились к армиям завоевателей. С этим подкреплением захватчики получили численное преимущество над местными защитниками. Сирийские города во внутренних районах начали падать, и Дамаск сдался в 636 году. В этот момент Ираклий понял, что вторжение представляет серьезную угрозу, и отправил огромную византийскую армию, усиленную арабскими и армянскими наемниками.На реке Ярмук, притоке реки Иордан к югу от Тивериадского озера (Галилейского моря), мусульмане и их местные союзники нанесли решительное поражение византийской коалиции, фактически решив судьбу Сирии. Вопрос только в том, сколько времени займет осада оставшихся городов. В течение следующих нескольких месяцев Антиохия и Алеппо пали, а Иерусалим капитулировал в 637 году. Морской порт Кесария был последним византийским городом, павшим в 640 году. Арабы-мусульмане теперь правили прибрежными равнинами и внутренними районами, хотя они так и не получили эффективного контроля. отдаленных и труднопроходимых горных районов Ливана.

Хотя хронология не точна, похоже, что после битвы при Ярмуке Умар почувствовал, что может послать войска в Ирак. Когда мусульмане начали свои нападения на Ирак, местные арабские кочевники и арамейские города сражались, чтобы защитить себя. Однако вскоре основная мусульманская армия разгромила гораздо более крупные сасанидские силы в Кадисии, к северо-западу от Хиры. Затем он перешел к захвату Ктесифона. С этого момента преимущественно несторианское и еврейское население центрального Ирака не оказывало особого сопротивления.Тем временем вторая мусульманская армия захватила южный Ирак. Молодой сасанидский император Йездагирд бежал на восток, и к 638 г. мусульмане захватили почти все долины Тигра и Евфрата. Завоеватели основали военные поселения в качестве гарнизонных городов, которые могли обеспечить безопасность, служить пунктами снабжения и не давать арабским войскам смешиваться с местным населением. Куфа и Басра были самыми большими из этих новых поселений, и за короткое время каждый из этих новых городов был заселен десятками тысяч арабов с полуострова.

Между тем, в 639 году арабский полководец Амр ибн аль-Ас запросил у Умара разрешения повести войска в долину Нила. Умар, чье четко заявленное внимание было направлено на покорение арабского населения, а не на завоевание в целом, сначала отказался. После дальнейших размышлений Умар дал свое неохотное согласие, возможно, будучи убежденным угрозой безопасности, исходящей от византийской армии и флота, базирующихся в Александрии. Мусульманские армии теперь вступили в новую фазу своих завоеваний.С этого момента они распространяли гегемонию ислама везде, где их власть позволяла им преодолевать местное сопротивление. Армия Амра извлекала выгоду из политики православного патриарха Кира. После того как византийцы отвоевали Египет у сасанидов в 628 г., Кир начал жестокие репрессии против монофизитства, в результате чего копты не оказывали поддержки своим ненавистным византийским повелителям. Армия Амра установила контроль над Египтом к 641 году, и он создал военный гарнизон и столицу, назвав ее Фустат.Примечательно, что он находился недалеко от старого римского поселения Вавилон, на южной окраине дельты Нила, а не в традиционной приморской столице Александрии. В то время как Александрия была греческой по культуре и обращена к Средиземному морю, где доминировали византийцы, Фустат, как Куфа и Басра, предназначался для арабских войск и был ориентирован на Медину.

Иран

Семь лет кампании завоевали Плодородный Полумесяц и Египет для мусульманских армий. Равнинная местность, засушливый и полузасушливый климат были знакомы и близки победителям; плохая организация и моральный дух имперских армий позволили традиционному превосходству кочевых нападающих возобладать над оседлой жизнью; и после первоначального шока население отреагировало на новую администрацию смесью облегчения и покорности.Импульс побед перенес мусульманские армии на восток и на запад одновременно, и они постоянно пополнялись мигрантами из Аравии, новообращенными на завоеванных территориях и даже воинами, такими как бывшие сасанидские войска, которые не были нужны. преобразовать как условие службы в мусульманской армии. Следующий этап завоеваний окажется не менее замечательным, чем первый, но гораздо более трудным.

Сасаниды потерпели поражение в Ираке, но генералы Йездагирда организовали большую армию на Иранском нагорье с намерением изгнать захватчиков.Умар приказал провести кампанию навстречу ему, что предполагало продвижение через горы Загрос, местность, незнакомую арабской армии. Ширина Загроса в этом месте составляет 125 миль. Они идут на север и юг и расположены параллельными изрезанными хребтами, содержащими глубокие ущелья. Именно в Загросе арабская армия столкнулась с Йездагирдом в Нахаванде в 642 году, что стало самой трудной и дорогостоящей из всех битв, которые арабам пришлось вести против сасанидских сил. Однако арабы победили, и Йездагирд снова бежал на восток в качестве беглеца, а арабы преследовали его.

Арабская кампания по завоеванию Ирана была хорошо спланирована, но столкнулась с серьезными трудностями. Одной из них была смена руководства. В 644 году Умар ибн аль-Хаттаб был зарезан иранцем, попавшим в плен во время завоевания. Его преемником стал Усман ибн Аффан, который поддерживал Мухаммеда с самого начала его миссии. Снова отражая замечательное единство раннего руководства, иранская кампания продолжалась без перерыва при новом халифе.

Другими проблемами были другая местность и новый уровень сопротивления со стороны местных жителей.На юго-западе Ирана любимая провинция сасанидской королевской семьи Фарс оказала самое ожесточенное сопротивление из всех. Чтобы уменьшить такое сопротивление, потребовалось пять лет (645–650) продолжительных жестоких боев, в течение которых сасанидская аристократия была истреблена. Жители Фарса сопротивлялись обращению в ислам дольше, чем любая другая группа в Иране. Чтобы контролировать другие иранские культурные области, захватчик должен овладеть горами Загрос, суровым Азербайджаном на северо-западе и горами Эльбурз к югу от Каспийского моря, а также бдительно следить за великими пустынями внутренних районов.Более того, в отличие от Ирака, население которого не встало на защиту сасанидского режима, другие провинции боролись с захватчиками почти так же ожесточенно, как и жители Фарса. Мусульманская армия столкнулась с ожесточенными и продолжительными боями в Азербайджане с яростно независимыми горскими народами. В результате провинция понесла большие разрушения. На самом северном иранском плато арабы также столкнулись с упорным сопротивлением. Арабы захватили южные склоны гор Эльбурз, следуя по торговому пути на восток через Рей по пути в Хорасан.Они взяли Нишапур (Нейшабур) и Мерв (недалеко от современной Мары) в 651 году, вскоре после того, как Йездагирд был убит в этом регионе своими товарищами. Из-за своих размеров и сопротивления Хорасан не находился под контролем арабов до 654 года.

В 656 году завоевания внезапно прекратились на десятилетие из-за гражданской войны, потрясшей новое исламское сообщество. Этот кровавый конфликт стал шоком для многих мусульман, которые полагали, что принципы религиозного единства, равенства и справедливости положат конец фракционности.(Гражданская война будет предметом подробного рассмотрения в следующей главе.) Здесь достаточно сказать, что конфликт начался, когда третий халиф Усман был убит в 656 г. недовольными воинами из гарнизона Фустат в Египте. Затем эти люди добились выбора Али ибн Талиба в качестве преемника Усмана. ‘Али приходился двоюродным братом Пророку и одним из первых обратился в ислам. Им все восхищались, и группа преданных последователей требовала, чтобы он был избран халифом после смерти Пророка.Однако теперь, из-за того, что он не предпринял никаких шагов для наказания убийц своего предшественника, Али стал мишенью вендетты со стороны родственников Усмана, известных как Омейяды.

Вендетта разрослась до таких масштабов, что превратилась в гражданскую войну. Лидером дела Омейядов был племянник Усмана Муавия, талантливый правитель Сирии. В 661 году Али стал третьим подряд халифом, убитым, зарезанным во время молитвы в мечети. Теперь Муавия заявил о своем праве стать преемником Али на посту халифа.Поскольку Муавия остался в Сирии, Дамаск стал центром мусульманской политической и экономической власти, а Медина отошла на периферию арабской империи. Муавия (661–680) оказался искусным и честным администратором, но одно из его решений вызвало у многих мусульман непреходящую неприязнь. Вместо того, чтобы полагаться на совет для выбора следующего халифа, он назначил своего собственного сына своим преемником. Таким образом, его семья, Омейяды, стала династическими правителями, претендовавшими на лидерство в Арабской империи с 661 года до своего свержения в 750 году.

При Омейядах завоевания возобновились. Используя коптских моряков, входивших в состав византийской военно-морской эскадры, базировавшейся в Александрии, арабы совершили несколько безрезультатных морских набегов на Константинополь между 667 и 680 годами. Однако во время этих же кампаний арабы захватили Крит и установили свое присутствие на острове Кипр. которую они использовали в качестве базы для нападения на византийское судоходство в течение следующих трех столетий. Арабские армии не смогли прочно закрепиться в густонаселенных районах к северу от Таврских гор.Византийцы потеряли Сирию и Египет, но сохранили за собой Анатолию и Балканы. Население Анатолии равнялось населению Египта и Сирии вместе взятых, и, обладая им и Балканами, Константинополь был достаточно богат, чтобы оставаться могущественной столицей могущественной империи на протяжении веков. Сасаниды были уничтожены, но византийцы на протяжении столетий вовлекали мусульман в почти непрерывные войны и представляли собой трудное препятствие для дальнейшей исламской экспансии, несмотря на свою печально известную политическую нестабильность.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

АРАБСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ И ПРИШЕСТВИЕ ИСЛАМА

Ирак — АРАБСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ И ПРИШЕСТВИЕ ИСЛАМА

Список стран

Ирак Содержание

Ирак

АРАБСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ И ПРИШЕСТВИЕ ИСЛАМА

Сила, свергнувшая Сасанидов, пришла из неожиданного источник. Иранцы знали, что арабы, племенно ориентированные народ, никогда не был организован под властью единой власти и находились на примитивном уровне военного развития.То Иранцы также знали об арабах благодаря их взаимной торговле. деятельность и потому, что в течение короткого периода времени Йемен на юге Аравия была иранской сатрапией.

События в Аравии быстро и резко менялись в шестом веке нашей эры, когда Мухаммед, член клана Хашимитов могущественного племени курайшитов в Мекке, претендовавшего на пророчество и начал собирать приверженцев монотеистической веры ислама что было открыто ему (см. Религиозная жизнь , гл.2). То преобразование Аравии оказалось самым трудным из Исламские завоевания из-за укоренившегося трайбализма. В течение одного Однако в год смерти Мухаммеда в 632 г. Аравия была в безопасности. достаточно для светского преемника Пророка, Абу Бакра (632-634), первый халиф и тесть Мухаммеда, чтобы начать кампании против Византийской империи и империи Сасанидов.

Исламские набеги на Ирак начались во времена правления Абу Бакра. В 634 году армия из 18 000 арабских племен под предводительством блестящий полководец Халид ибн аль-Валид (метко прозванный Меч ислама»), достигал периметра дельты Евфрата.Хотя оккупационные иранские силы значительно превосходили техникой и численностью, его солдаты были измотаны непрекращающиеся походы на византийцев. Войска Сасанидов сражались безрезультатно, не имея достаточного подкрепления, чтобы сделать более. Первая битва Арабской кампании получила название Битва цепей, потому что иранские солдаты, по общему мнению, скованными вместе, чтобы они не могли бежать. Халид предложил жителям Ирака ультиматум: «Примите веру и вы безопасно; иначе платите дань.Если вы отказываетесь сделать ни то, ни другое, вы виноват только ты сам. Народ уже на тебе, любящий смерть, как ты любишь жизнь».

Большинство иракских племен были христианами во времена Исламское завоевание. Решили заплатить джизью , налог требуется от немусульман, проживающих в районах, управляемых мусульманами, и дальше не беспокоил. Иранцы ненадолго сплотились под своим герой, Рустам, и напал на арабов в Эль-Хире, к западу от Евфрат.Там они потерпели сокрушительное поражение от вторгшихся арабы. В следующем году, в 635 г., арабы нанесли поражение иранцам при Битва при Бувайбе. Наконец, в мае 636 г. в Аль-Кадисии деревне к югу от Багдада на Евфрате Рустам был убит. То Иранцы, численность которых превышала арабов в шесть раз, были решительно избитый. Из Аль-Кадисии арабы двинулись к Сасанидам. столица Ктесифон (Мадаин).

Исламское завоевание было облегчено, потому что и Византийская империя, и империя Сасанидов были культурно и социально банкрот; таким образом, туземному населению было нечего терять сотрудничество с завоевавшей державой.Потому что мусульманин воины вели джихад (священную войну), они регулировались религиозный закон, который строго запрещал изнасилование и убийство женщины, дети, религиозные лидеры или кто-либо, кто не фактически участвовал в боевых действиях. Кроме того, воины-мусульмане имели пришли, чтобы завоевать и заселить землю в соответствии с исламским законом. Не было в их экономических интересах уничтожать или грабить без необходимости и без разбора.

Халиф Умар (634-44) приказал основать два города с гарнизонами для защиты недавно завоеванной территории: Куфа, названная столицей Ирака, и Басра, которая также должна была быть портом.Умар также организовал управление завоевал иранские земли. По совету иранца Умара продолжил сасанидскую должность дивана (арабская форма диван ). По существу учреждение для контроля доходов и расходы за счет ведения учета и централизации администрация, диван будет использоваться впредь на протяжении всего земли исламского завоевания. Дихкан , незначительный доход чиновники по сбору при Сасанидах сохранили свои функции исчисления и сбора налогов.Сборщики налогов в Ираке никогда не пользовались всеобщей популярностью, но их нашли арабы особенно вреден. Арабский язык заменил персидский в качестве официального язык, и он медленно вошел в обиход. иракцы вступил в брак с арабами и принял ислам.

К 650 мусульманским армиям подошла Амударья (река Оксус) и завоевал все владения Сасанидов, хотя некоторые из них были держится крепче других. Вскоре после этого араб экспансия и завоевания практически прекратились.После этого группы у власти направляли свою энергию на поддержание статус-кво в то время как те, кто не входил в основные силовые структуры, посвятили себя к политическому и религиозному бунту. Идеологии восстания обычно формулировались в религиозных терминах. Часто, разница в толковании пункта доктрины была достаточно для начала вооруженной войны. Однако чаще религиозные споры были рационализацией лежащих в их основе националистических или культурное недовольство.

Данные на май 1988 г.


Перечень стран

Ирак Содержание

Краткая удивительная история арабской литературы ‹ Литературный центр

Возможно, нет другой литературы, столь тесно связанной с историей своего народа, как литература арабов. Однообразие кочевой жизни, подъем ислама, арабские завоевания, имперская роскошь ранних Аббасидов, взаимодействие и перекрестное оплодотворение с другими цивилизациями (в частности, в Испании), упадок и свержение Халифата, период культурного застоя, реакции и вдохновения, вызванные колониальным столкновением, и возможное пробуждение арабского мира для формирования современных независимых государств — все это верно отражено в арабской литературе, взлеты и падения которой параллельны судьбам самих арабов.

В книге аль-Надима Fihrist , написанной в 988 году нашей эры, автор каталогизирует все известные книги на арабском языке по предметам филологии, истории, поэзии, теологии, права, философии, науки, магии, иностранных религий, басен и алхимии. Эта замечательная работа, по словам Х.А.Р. Гибб:

…открывает нам, как огромен был продукт арабской литературы в первые три века ислама и как мало дошло до нас. От многих авторов мы располагаем лишь небольшими фрагментами, и в противном случае подавляющее большинство было бы нам совершенно неизвестно даже по именам.

Здесь можно провести сравнение с корпусом древнеанглийской литературы, датируемым тем же временем, что и величайший период арабской культуры, и также неполным. Но, как предполагалось выше, Запад в культурном отношении уступал мусульманскому миру в течение этих столетий, и утрата части его литературы не столь значительна. Нам нужно обратиться к западной литературе XVI и XVII веков и поразмыслить над эффектом отсутствия большинства произведений, созданных в эпоху Возрождения, чтобы понять, как небрежность потомства может привести к более случайному выбору, чем у любого антолога.

Пурист справедливо будет настаивать на том, что арабская литература как таковая — то есть на арабском языке и написанная чистокровными арабами — ограничивается веками непосредственно до и после исламского устроения. Начиная с так называемого «Золотого века», после поразительно далеко идущих арабских завоеваний, происходил растущий обмен влиянием и смешение с другими культурами. Литературный арабский язык устарел после подъема Османской империи, и во многом благодаря решимости небольшого ядра, которое поддерживало язык (особенно в Египте), арабская литература пережила мощное возрождение в конце 19 века.

Священная Книга Ислама, конечно же, занимала и продолжает удерживать первенство в арабской литературе. Коран содержит несколько аятов, относящихся к «арабскому Корану», и несколько ветвей арабского письма, возникших из-за необходимости его разъяснения. Даже доисламские касыды получают свое превосходство отчасти из-за филологической ценности, которую они привносят в этот процесс, особенно потому, что некоторые коранические суры (главы), особенно ранние мекканские, сформулированы аналогично им.Пожалуй, нигде симбиоз религии и литературы не проявляется так отчетливо, как в культуре арабов. Для западных людей, привыкших читать Библию в различных переводах, это оказалось трудно оценить, даже несмотря на то, что влияние еврейских и христианских писаний на литературу Европы оспаривается только классическими моделями. Греческие, а также персидские и индийские влияния также просматриваются в арабских произведениях, но их нельзя сравнивать с ролью Корана как образца и вдохновения.

Наиболее важным моментом в арабской литературе является то, что она восходит непосредственно к Священному Корану, несмотря на доисламскую поэзию. Кроме некоторых граффити 1-го века нашей эры (которые вряд ли можно считать литературой), у нас нет свидетельств письменности на арабском языке до времен пророка Мухаммеда. Неграмотность была широко распространена, и немногие избранные, умевшие читать или писать, научились этому искусству у учителей за пределами Аравии. Это, однако, не было препятствием для глубокого понимания поэзии кочевниками-бедуинами.Многие отдельные племена сохранили устную традицию, используя рави, которые зарабатывали на жизнь исключительно заучиванием и чтением стихов:

У доисламских арабов слова сами по себе, по-видимому, сохранили что-то от своей древней и магической силы; человек, который умелым сочетанием ярких образов в натянутых, правильно подобранных фразах мог играть на чувствах своих слушателей, не только превозносился как художник, но и почитался как защитник и гарант чести племени и могучее оружие против его враги.

Преобладающей, а на самом деле почти единственной формой стихотворения была касыда, сложный тип оды, в которой постоянно использовалась рифма, цель которой состояла в том, чтобы передать богатыми образами вызывающий воспоминания опыт племенной жизни. Эти касыды были записаны в VIII и IX веках нашей эры; Ученые того времени осознавали важность сохранения старой поэзии как из-за ее заслуг в качестве родоначальника развивающейся поэтической традиции, так и из-за ее неоценимой ценности в пролитии света на язык Священного Корана.Некоторые суры, особенно ранние мекканские, сформулированы в манере, мало чем отличающейся от доисламских касид, а не в стандартной форме благородного выражения на арабском языке.

Как самые ранние образцы арабской поэзии, которые у нас есть, — подлинность большинства из них окончательно установлена, — эти оды особенно примечательны своей утонченностью, можно сказать почти «совершенством». Сами темы простые, пустынные, изображающие чисто наблюдаемое. Здесь нет таких приемов, как сравнение, но часто используется персонификация и прямая ассоциация.То, как трактуются эти темы, и форма, в которой они появляются, раскрывают давнюю предшествующую традицию:

Техническая сложность самых ранних известных стихотворений настолько высока, что можно предположить, что поэты сочиняли и декламировали свои стихи несколько столетий назад. Форма и стиль не появляются во всеоружии без поколений или даже столетий роста.

Лучшие стихи этого периода появляются в сборниках, созданных после возникновения ислама.Особого упоминания заслуживают Муфаддалият (составленный филологом аль-Муфаддалом), Хамаса Абу Тамама (которому, если не соответствует, Хамаса его ученика аль-Бухтури), Китаб аль-Агани Абу’л Фараджа аль-Исфахани и, прежде всего, Муаллакат . Последний сборник состоит из семи изысканных од, написанных таким же количеством поэтов (хотя иногда добавляются еще три, чтобы всего было десять). Эти оды, составляющие самое ценное литературное наследие доисламской Аравии, были составлены Имру аль-Кайсом, Тарафой, Амром ибн Култумом, Харитом, Антарой, Зухаиром и Лабидом.Эти и другие стихи их современников составляют подлинный голос доисламской жизни или Джахилии (Дни невежества).

В поэзии шестого века мы слышим арабский язык, на котором говорили по всей Аравии вдоль и поперек.

Кроме обилия поэзии, через рави передавались и некоторые прозаические сказки, но так как все имена поэтов известны, то проза целиком принадлежит к области народной традиции. Как таковая, она не представляет большого литературного интереса, хотя уже в 8 веке нашей эры народные сказки из других мест были переведены на арабский язык и получили литературную форму, что значительно повысило их ценность в глазах ученых (см. Ниже, Kalila wa Dimna ). .

Период, непосредственно предшествовавший пришествию Пророка Мухаммеда, характеризовался растущим недовольством, особенно среди мыслящих людей, бедуинским образом жизни и сопутствующими ему суевериями. Поэтому неудивительно, что поэзия совершенно потеряла популярность, когда новые религиозные идеалы вытеснили унаследованные ценности. Практика написания стихов практически прекратилась, когда новообращенные тысячами стекались к Пророку, чтобы услышать божественное откровение. После его смерти в 632 г. н.э. возникла необходимость сохранить в письменном виде то, что было божественно открыто Пророку и что верующие считали Словом Всемогущего Бога.Результатом стал Священный Коран.

Первые суры Корана были собраны в 633 году нашей эры, и они были записаны с огромной тщательностью, чтобы гарантировать, что Божественное Слово будет воспроизведено неразбавленным и неискаженным. Многие из них — и особенно последующие главы — должны были казаться ранним исследователям в высшей степени неясными и эзотерическими. Даже сегодня большая часть замысловатых изображений нуждается в подробной пояснительной аннотации. Несколько направлений арабской литературы возникли из-за необходимости разъяснения Корана, включая грамматику и лексикографию.Сам арабский язык стал священным языком ислама. Значение этого трудно оценить в преимущественно христианском западном мире, поскольку Библия читается почти исключительно в современном переводе — особенно в английском переводе, известном как версия короля Якова.

Таким образом, арабский язык стал широко распространенным языком, которым он остается и по сей день (несмотря на промежуточный период депрессии), его влияние шло рука об руку с новой религией в течение первых трех столетий ислама.

* * * *

Абуль Хасан Али ибн Хисн

Голубь

Ветка плачет в ручье.
Зеленый остров, зеленый. . . И я мечтаю.
Голубь стонет, меня беспокоит…

Ее грудь из лазурита,
Ее горло бледно-фисташково-зеленого цвета,
Ореховое крыло, которое она поворачивает, чтобы прихорашиваться.
Меня беспокоит ее пульсирующее горло.

Над рубином ее глаз
Она мерцает жемчужными веками
С краем золота…
Но когда она плачет
Ее записка меня тревожит…

Она сидит на ветке, как на троне,
Спрятав горло в складке
Своего яркого крыла…
И еще ее стон
В воздухе тревожит меня.

Но когда мои слезы — мой ответ,
Над ветвью она расправляет крылья
Унося мое сердце, чтобы летать
Над отчаянием и смертным
Куда мне никогда не уйти…
Ах, куда? Плакучая ветвь, я не знаю.

Перевод Гарольда Морланда

* * * *

Джебран Халил Джебран

Поэт

Связь между этим миром и иным; сладкий источник, из которого пьют все жаждущие души; дерево, посаженное на берегу реки красоты, усыпанное созревшими плодами, вожделенными голодными сердцами; соловей, порхающий среди ветвей слов и поющий мелодии, наполняющие сердце нежностью и покоем; белое облако, появляющееся в сумерках и поднимающееся, растущее и заполняющее лицо неба, а затем проливающее дождь на цветы на поле жизни; ангел, посланный богами, чтобы научить людей божественному знанию; яркая лампада, которую не может одолеть ни тьма, ни спрятаться от кувшина, наполненная маслом Астартой, богиней любви, и зажженная Аполлоном, богом музыки.

Одетый в простоту и питающийся благородством, он сидит в одиночестве на коленях природы, чтобы познать чудо творения, и бодрствует в тишине ночи, ожидая нисхождения духа. Он земледелец, сеющий семена своего сердца на полях [чувств], чтобы человечество могло насытиться обильным урожаем. Это поэт, которого люди игнорируют в этой жизни и узнают только тогда, когда он покидает этот мир ради своей возвышенной обители. Это он не требует от людей ничего, кроме простой улыбки, чье дыхание поднимается и наполняет горизонт прекрасными живыми образами; однако его ближние отказывают ему ни в хлебе, ни в убежище.

Доколе, о человек, доколе, о вселенная, воздвигнешь ты хоромы в честь тех, кто покроет кровью лицо земли, и не заметит тех, кто дарит тебе покой и радость и красоту самих себя? Доколе будешь ты прославлять убийц и тиранов, согнувших шеи под игом рабства, и забудешь людей, которые свет очей своих тратят во мраке ночи, чтобы научить тебя славе дневного света, тех, что проводят свою жизнь в добыче? к страданию, чтобы никакое удовольствие не могло пройти мимо вас? И вы, о поэты, суть жизни, вы победили века, несмотря на жестокость веков; и ты завоевал лавры славы, вырванные из шипов тщеславия; вы построили свое царство в сердцах, и вашему царству нет конца.

Перевод С. Б. Бушруи

* * * *

Адонис

Ирам Многоколонный

Наш город бежал
Вот я и побежал смотреть его дороги
Я посмотрел — я ничего не увидел, кроме горизонта
Я увидел, что завтра беглецы
И те, что возвращаются завтра
Были телом, которое я разорвал на своей бумаге.

И я увидел — облака были глоткой
Вода была стенами пламени
Я увидел желтую липкую нить
Нить истории, висящая на мне
Которой рука унаследовала
Род марионеток и династия тряпок
Тянул мои дни, завязывал их и распутывал.

Я вошел в ритуал созидания
В чрево воды и девственность деревьев
Я видел деревья, пытающиеся соблазнить меня
Среди их ветвей Я видел комнаты
Кровати и окна, сопротивляющиеся мне,
Я видел детей, которым я читал
Мои песок; Читаю им
Главы «Облака» и стих «Камня»;
Я видел, как они путешествовали со мной
Я видел, как за ними сияло
Озера слез и труп дождя.

Наш город сбежал
Что я такое? Колос
Плачет о жаворонке
Умершем за снегом и градом
И не раскрыл своих писем
Обо мне и никому не писал
Я спросил его, увидев его труп
Лежащий на краю Времени
И я закричал: «О, ледяная тишина
Я родина ее отчужденности
Я странник и ее могила моя родина.

Наш город бежал
Так, я видел, как моя нога превратилась в реку, бродящую в крови
И лодки, идущие далеко и увеличивающиеся
Я видел, что мои берега были тонущими
Которые искушали, и что мои волны были ветром и лебедями.

Наш город бежал
Отвержение — разбитая жемчужина
Чьи останки оседают на моих кораблях
Отвержение — живой дровосек
На моем лице — собирает меня и зажигает меня
Отвержение — расстояния, которые отвлекают меня кровь.
Моя смерть разговаривает со мной и следует за мной.

Наш город бежал
Вот я и увидел, как сиял на мне мой саван
И увидел — хочу, чтобы смерть дала мне передышку.

Перевод Иссы Дж. Буллата

 

Из ПЕСНИ НОЧИ: 1500 лет арабской литературы. Под редакцией Сухейла Бушруи и Джеймса М. Маларки. Используется с разрешения Saqi Books. Введение Авторские права 2015 принадлежат авторам.

Во славу Аллаха

АГРЕССИВНАЯ бедуинская орда, опьяненная религией, сметает с Аравийского полуострова — по пути сжигая великую Александрийскую библиотеку — и путем массовой резни и насильственного обращения навязывает ислам на обширной территории, простирающейся от Испании до окраин Китая.Если это ваша мысленная картина подъема ислама, смутно припоминаемая из какого-то давнего урока истории, обратите внимание: она почти во всех отношениях неверна.

Хью Кеннеди решает разгадать историческую загадку. Как могли арабские силы, относительно малочисленные и не обладающие особым превосходством в вооружении, совершить такой, казалось бы, невозможный подвиг? В столетие, последовавшее за смертью Пророка в 632 году, они бросили вызов двум сложившимся империям (Византийской и Сасанидской).Они завоевали Сирию за восемь лет, Ирак — за семь, Египет — всего за два, а Испанию и Португалию — за пять. В то же время они продвинулись вглубь Центральной Азии и Индийского субконтинента. Как они это делают? Почему они не встретили более сильного и устойчивого сопротивления? И, не менее загадка, как устояла созданная ими империя?

Тщательно реконструируя серию арабских завоеваний, мистер Кеннеди рисует картину, которая резко расходится с популярными клише. «Мусульманские завоевания, — пишет он, — вовсе не были результатом действий непокорной орды кочевников.Бедуины Аравии были крепкими и очень подвижными, воспламененными племенной честью и любовью к добыче, а также рвением к исламу. Их возглавляли интеллигентные люди из мекканской элиты, которые знали, что должны направить «неистовую военную энергию бедуинов» вовне, иначе они столкнутся с реальной опасностью взрыва.

Эти лидеры, похоже, также поняли, что основывать свои завоевания на массовых убийствах и обращении мечом было бы фатальной ошибкой. Были массовые убийства, но они не были нормой.Если покоренные народы платили дань и не устраивали беспорядков, их в основном оставляли в покое.

Местные жители были включены в новый административный класс. Существующие религии — христианство в Сирии и Египте, зороастризм в районах, управляемых персами, индуизм и буддизм дальше на восток — не преследовались. Масштабные преобразования произошли гораздо позже; в то время на завоеванных людей не оказывалось особого давления, чтобы они обратились в христианство. Что касается разграбления Александрийской библиотеки, то это, по словам мистера Кеннеди, является развенчанным мифом.

Арабам тоже повезло со временем. Кеннеди предполагает, что, если бы они начали работать на поколение раньше, успех, вероятно, ускользнул бы от них. Как бы то ни было, беспорядок в Византийской и Сасанидской империях помогает объяснить, почему арабы не встретили там серьезного сопротивления.

Но так было не везде. Первые мусульманские армии встретили ожесточенное сопротивление со стороны тюрков Средней Азии. А на другой стороне своей империи они завоевали берберов Северной Африки, но оттолкнули их от себя жестокостью работорговли, вызвавшей великое берберское восстание 741 года.

Мистер Кеннеди рассказывает замечательную историю умело и авторитетно. Возможно, иногда он слишком добросовестный профессиональный историк. Обычный читатель должен привыкнуть к постоянным предостережениям («Как обычно, фактический ход кампании запутан»). Но здесь есть важный момент. Исторические источники запутаны и противоречивы, иногда написаны намного позже описываемых событий.

Кроме того, как это часто бывает, историю пишут победители. Арабские отчеты полны корыстной бравады, превознося достоинства простых, эгалитарных бедуинов в отличие от их элитарных и женоподобных персидских врагов.Г-н Кеннеди использует арабские источники, но критично, и пытается сбалансировать их, давая голос побежденным.

Подзаголовок книги («Как распространение ислама изменило мир, в котором мы живем») не упоминается напрямую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.