Литература 20 век в россии: Литература начала 20 века: особенности, течения — Общие темы

Содержание

Литература начала 20 века: особенности, течения — Общие темы

В конце 19 — начале 20 века радикально преображаются все стороны русской жизни: политика, экономика, наука, технология, культура, искусство. Возникают различные, иногда прямо противоположные, оценки социально-экономических и культурных перспектив развития страны. Общим же становится ощущение наступления новой эпохи, несущей смену политической ситуации и переоценку прежних духовных и эстетических идеалов. Литература не могла не откликнуться на коренные изменения в жизни страны. Происходит пересмотр художественных ориентиров, кардинальное обновление литературных приёмов. В это время особенно динамично развивается русская поэзия. Чуть позже этот период получит название «поэтического ренессанса» или Серебряного века русской литературы.

Реализм в начале 20 века

Реализм не исчезает, он продолжает развиваться. Ещё активно работают Л.Н. Толстой, А.П. Чехов и В.Г. Короленко, уже мощно заявили о себе М.

Горький, И.А. Бунин, А.И. Куприн… В рамках эстетики реализма нашли яркое проявление творческие индивидуальности писателей 19 столетия, их гражданская позиция и нравственные идеалы — в реализме в равной мере отразились взгляды авторов, разделяющих христианское, прежде всего православное, миропонимание, — от Ф.М. Достоевского до И.А. Бунина, и тех, для кого это миропонимание было чуждо, — от В.Г. Белинского до М. Горького.

Однако в начале 20 столетия многих литераторов эстетика реализма уже не удовлетворяла — начинают возникать новые эстетические школы. Писатели объединяются в различные группы, выдвигают творческие принципы, участвуют в полемиках — утверждаются литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм и др.

Символизм в начале 20 века

Русский символизм, крупнейшее из модернистских течений, зарождался не только как литературное явление, но и как особое мировоззрение, соединяющее в себе художественное, философское и религиозное начала.

Датой возникновение новой эстетической системы принято считать 1892 гож, когда Д.С. Мережковский сделал доклад «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы». В нём были провозглашены главные принципы будущих символистов: «мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности». Центральное место в эстетике символизма было отведено символу, образу, обладающему потенциальной неисчерпаемостью смысла.

Рациональному познанию мира символисты противопоставили конструирование мира в творчестве, познание окружающего через искусство, которое В. Брюсов определил как «постижение мира иными, не рассудочными путями». В мифологии разных народов символисты находили универсальные философские модели, с помощью которых возможно постижение глубинных основ человеческой души и решение духовных проблем современности. С особым вниманием представители этого направления относились и к наследию русской классической литературы — в работах и статьях символистов нашли отражение новые интерпретации творчества Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского, Тютчева.

Символизм дал культуре имена выдающихся писателей — Д. Мережковского, А. Блока, Андрея Белого, В. Брюсова; эстетика символизма имела огромное влияние на многих представителей других литературных течений.

Акмеизм в начале 20 века

Акмеизм родился в лоне символизма: группа молодых поэтов сначала основали литературное объединение «Цех поэтов», а затем провозгласили себя представителями нового литературного течения — акмеизма (от греч. akme — высшая степень чего-либо, расцвет, вершина). Его главные представители — Н. Гумилёв, А. Ахматова, С. Городецкий, О. Мандельштам. В отличие от символистов, стремящихся познать непознаваемое, постичь высшие сущности, акмеисты вновь обратились к ценности человеческой жизни, многообразию яркого земного мира. Главным же требованием к художественной форме произведений стала живописная чёткость образов, выверенная и точная композиция, стилистическое равновесие, отточенность деталей. Важнейшее место в эстетической системе ценностей акмеисты отводили памяти — категории, связанной с сохранением лучших отечественных традиций и мирового культурного наследия.

Футуризм в начале 20 века

Уничижительные отзывы о предшествующей и современной литературе давали представители другого модернистского течения — футуризма (от лат. futurum — будущее). Необходимым условием существования этого литературного явления его представители считали атмосферу эпатажа, вызова общественному вкусу, литературного скандала. Тяга футуристов к массовым театрализованным действиям с переодеваниями, раскрашиванием лиц и рук была вызвана представлением о том, что поэзия должна выйти из книг на площадь, зазвучать перед зрителями-слушателями. Футуристы (В. Маяковский, В. Хлебников, Д. Бурлюк, А. Кручёных, Е. Гуро и др.) выдвинули программу преображения мира с помощью нового искусства, отказавшегося от наследия предшественников. При этом, в отличие от представителей других литературных течений, в обосновании творчества они опирались на фундаментальные науки — математику, физику, филологию. Формально-стилевыми особенностями поэзии футуризма стало обновление значения многих слов, словотворчество, отказ от знаков препинания, особое графическое оформление стихов, депоэтизация языка (введение вульгаризмов, технических терминов, уничтожение привычных границ между «высоким» и «низким»).

Вывод

Таким образом, в истории русской культуры начало 20 века отмечено появлением многообразных литературных течений, различных эстетических взглядов и школ. Однако самобытные писатели, подлинные художники слова преодолевали узкие рамки деклараций, создавали высокохудожественные произведения, пережившие свою эпоху и вошедшие в сокровищницу русской литературы.

Важнейшей особенностью начинающегося 20 века была всеобщая тяга к культуре. Не быть на премьере спектакля в театре, не присутствовать на вечере самобытного и уже нашумевшего поэта, в литературных гостиных и салонах, не читать только что вышедшей поэтической книги считалось признаком дурного вкуса, несовременным, не модным. Когда культура становится модным явлением — это хороший признак. «Мода на культуру» — не новое для России явление. Так было во времена В.А. Жуковского и А.С. Пушкина: вспомним «Зелёную лампу» и «Арзамас», «Общество любителей российской словесности» и др. В начале нового века, ровно через сто лет, ситуация практически повторилась. Серебряный век пришёл на смену веку золотому, поддерживая и сохраняя связь времён.

Источник: Меркин Г.С., Меркин Б.Г. Литература, 9 класс: уч. пособие: в 2 ч. Ч.2 — М.: «ТИД «Русское слово — РС», 2011

Кратко о русской литературе начала XX века | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Тема: Русская литература XX века

Начало XX в. характеризуется обогащением литературы кри­тического реализма, появлением произведений социалистиче­ского реализма, развитием модернистских течений. Фоном ли­тературных поисков было бурное развитие капиталистических отношений и революционного движения марксистского харак­тера, а наряду с этим — глубокие религиозно-философские тео­рии, возникающие в условиях тотального кризиса всех сторон жизни. В литературе усилилось стремление дойти до самых глу­бин человеческой души, понять не только социальную сущность личности, но и ее психологию и подсознание, т. е. усилилось антропологическое начало.

В реализме начала XX века переплетались различные тенден­ции, связанные с усвоением писателями традиций Л. Толстого, Ф. Достоевского. В творчество реалистических писателей орга­нично вписывались импрессионистические, экспрессионистские стилевые черты, усиливалась роль жизнеощущений самого пи­сателя в повествовании.

Поэзия начала XX в. переживает небывалый взлет. Недаром этот период назван «серебряным веком» русской поэзии. Наибо­лее яркими в это время были модернистские течения: симво­лизм, акмеизм и футуризм. Материал с сайта //iEssay.ru

Модернизм явился в определенной мере порождением глубо­кого кризиса в европейской культуре в конце XIX — начале XX в. Кризис характеризовался разочарованием в прежних обществен­ных идеалах, пересмотром моральных ценностей, утратой веры в силу научного познания, вспышкой увлечения мистицизмом и идеалистически-религиозной философией; ощущение отчуж­денности мира от человека, враждебность действительности, неустойчивость и относительность всего выводили к метафизи­ческим, надличностным основам и ценностям, к уходу в субъ­ективный мир личности.

На этой странице материал по темам:
  • периоды в литературе начала 20 века
  • романтизм в русской литературе определение
  • русская литература 20 века краткое
  • краткое сочинение русские поэты 20 века
  • русская литература 20 век краткое содержание

Русская литература 20 века Серебряного века

Литература Серебряного века является достойной продолжательницей века Золотого, его классических направлений и традиций. Она также открывает множество новых литературных течений, художественных приемов, но самое главное – она дала возможность талантливым писателям и поэтам показать свои возможности, проявить свой дар. Смена одной эпохи другой предполагает не только наследование прежних достижений, но и в некоторой степени отрицание старого, его переосмысление.

XX порождает абсолютно новые литературные направления, к которым, в частности, относятся: авангардизм, социалистический реализм и модернизм. Прежние художественные  системы – как-то реализм и романтизм — все также оставались популярными и востребованными среди читателей.

На развитие литературы XX столетия значительное влияние оказала политическая ситуация в стране, сложившаяся культура, а также различные философские направления – с одной стороны, это были идеи русской религиозной философии, с другой – труды марксистской идеологии в тесной взаимосвязи с большевистской политикой.

Новое политическое устройство и заложенная в нем идея марксизма обусловила жесткую цензуру во всех сферах культурной жизни, в том числе и в литературе. В этой связи она перестает быть единым целым и разделяется на несколько потоков: советская литература, эмигрантская, запрещенная. Читатель того времени не мог и вообразить всех масштабов национальной литературы, направления которой были полностью изолированы друг от друга.

К счастью, на сегодняшний день появилась возможность ознакомиться и досконально изучить все богатство и великое разнообразие русской литературы XX столетия.

В процессе становления и развития литературы Серебряного века принято выделять следующие четыре периода:

  1. конец XIX в. – начало XX в.
  2. 20-30-ые годы XX века
  3. 1940-ые гг. – середина 1950-х гг.
  4. середина 50-ых гг. – 1990-ые годы.

Одной из центральных тем литературных произведений того времени является тема Родины, судьбы России, оказавшейся на пересеченье эпох. Особый интерес возникает к проблеме природы человека, вопросу о национальной жизни и национальной характере. Решения данных проблем представляются писателями разных направлений по-разному. Реалисты придерживаются социальных аспектов, а также активно используют конкретно-исторический прием для изучения интересующего их предмета. Данного подхода придерживались такие известные деятели как И.Бунин, А.Куприн, И. Шмелев и другие.

Писатели-модернисты решали проблему иначе – применяя для этого философские законы, элементы фантастики, тем самым отдаляясь как можно дальше от реалий простой жизни. Символисты в лице Ф. Сологуба и А.Белого также предлагали свои собственные ответы на поставленные в литературе XX века вопросы. Тем же были заняты и представители экспрессионизма в лице Л. Андреева и других известных авторов.

В молодом и бурлящем потоке художественных образов и гениальных идей писательской мысли рождается абсолютно новый герой  «непрерывно расту­щий» человек, вынужденный бороться и побеждать в непрекращающейся войне с угнетающей и подавляющей его окружающей средой. Это и есть тот самый классический персонаж Максима Горького – герой социалистического реализма.

XX век ознаменовал собой пик восхождения социальной литературы, в которой чуть ли не каждый аспект социальной жизни имеет глубокий философский смысл и несет глобальный духовный характер. 

Основными характерными чертами литературы Серебряного века являются следующие:

— обращение к вечным вопросам: рассуждения о смысле жизни, о месте каждого человека в социуме и всего человечества в целом; сущность национального характера; религия; отношения человека и природы.

— поиск и открытие новых художественных средств и приемов;

— возникновение новых литературных течений, далеких от реализма: модернизм, авангардизм;

— движение к максимальному сближению литературных родов, переосмысление классических видов жанра, придание им нового смысла и содержания.

11 класс

Русская литература Серебряного века 20 века

Интересные ответы

  • Арктика — сообщение доклад (4, 5, 7, 8 класс окружающий мир)

    Огромный и безмолвный, покрытый вечными льдами и снегами район Земного шара — вот что такое Арктика. В переводе с греческого языка, это означает далекий край, расположенный под созвездием Большой Медведицы.

  • Жизнь и творчество Бориса Васильева

    Уникальный писатель, бесподобный драматург, автор бессмертных повестей, Родился писатель 21 мая в 1924 году в городе Смоленск.

  • Наречие — сообщение доклад

    Самостоятельная часть речи, которая не подлежит изменениям и отвечает на вопросы куда? когда? где? как? почему?

  • Куликовская битва и ее значение кратко 4 класс

    Куликовская битва – это знаменитое сражение, которое состоялось в 1380 году. Битва состоялась на южной стороне, где находился берег речки Дона, а если быть точнее – то на Куликовом поле.

  • Горностай доклад сообщение для детей

    Горностай – небольшое млекопитающее животное, принадлежащее к семейству куньих. Ареал его обитания включает арктические, субарктические и умеренные зоны Евразии и Северной Америки.

Книги Литература 20 века читать онлайн

Описание жанра

Конец 19 – начало 20 века – это время расцвета русской культуры. Этот период называли «серебряным веком». Появились новые жанры литературы 20 века. Самосознание русской интеллигенции меняло стремительное развитие России, столкновение разных культур. Многих перестало устраивать изучение и описание реальности, и разбор социальных проблем. Притягивали вопросы вечные, глубинные – о природе человека, добре и зле, о сущности смерти и жизни. Возродился интерес к религии. Религиозная тема оказала сильное влияние на развитие литературы.

На рубеже 19-20 века литература развивалась в других исторических условиях. Этот период в литературе можно назвать кризисным. Научные открытия поколебали представление об устройстве мира, привели к парадоксальным выводам. Новое понимание мира определило новое лицо реализма 20 века, который сильно отличался от классического реализма. Кризис веры тоже негативно сказался на человеческом духе. В 20 веке популярными были идеи, в которых не было религии. О кризисе сознания свидетельствовала апология смерти и зла, культ чувственных наслаждений, признание прав на насилие, которое обернулось террором.

Начало 20 века в русской литературе проявилось кризисом старых представлений об искусстве, это привело к переоценке ценностей. Модернизация и обновление литературы стали причинами появления новых школ и течений. Старые средства выразительности были переосмыслены, возродилась поэзия. В русской литературе наступил «серебряный век». Этот термин связывают с Н. Бердяевым, который это словосочетание употребил в салоне Д. Мережковского во время одного из выступлений. С. Маковский, который был редактором «Аполлона» и художественным критиком, закрепил это словосочетания. Если книги литературы 20 века читать онлайн, то лучше начать с книги Маковского «На Парнасе серебряного века».

Л. Андреев и М. Горький сыграли большую роль в развитие литературы 20 века. Сложным, но динамичным и плодотворным периодом были 20-е годы. В 1922 году многих писателей выгнали со страны, другие же добровольно эмигрировали. Художественная жизнь в России не прекратилась. Есть много авторов литературы 20 века, читать онлайн которых можно в наше время: А. Веселый, А. Фадеев, М. Шолохов, Л. Леонов. Все они были участниками Гражданской войны. Последний этап развития литературы 20 века – это вторая половина столетия. В разные периоды развитие литературы сталкивалось с большими трудностями.

Образ России в русской поэзии 20 века

Образ России в русской литературе всегда был неоднозначен и многогранен, он находил свое выражение в различных метафорических воплощениях и основывался каждый раз на личном осмыслении художником нескольких важнейших его составляющих, а именно:

  • Особенностей геополитического расположения страны
  • Уникальной насыщенности ее истории
  • Ситуаций ее глобальных социокультурных потрясений
  • Неординарности и парадоксальности элементов национального самосознания и т.д.

Образные проявления России на протяжении ее истории получали то или иное преломление, отображая меж тем актуальные для своего периода акценты его понимания.

Наиболее ярко метафорическая представленность изображения нашей страны являла себя в русской поэзии, причем в конкретные этапы ее исторических «экзаменов» на национальное самосознание и самосохранение.

В этом кратком анализе мы рассмотрим к каким моделям и конструкциям в выражении такого образа прибегали поэты 20 века в поворотных ситуациях нашей истории – революции, войны, перестройки.

Идея и образ России в поэзии 20 века

 Начало столетия представило своеобразную «концентрацию» всех типов персонифицированного изображения страны, какие условно могут быть отнесены к:

  • Антропоморфному представлению
  • Неантропоморфному концепту

Причем уже с первых таких поэтических образов можно отследить попытки творческого «заимствования» метафор как из литературы предшествующего 19 века, так и из фольклора.

Антропоморфный образ

  1. Женский облик

Эта модель изображения России на самом деле наиболее частая из всех проявившихся «человекообразных» описаний.

Она связана как самой родовой соотнесенностью слова «Россия», так и с его основным синонимом «Родина», то есть с архетипом матери. Отсюда и основное понимание «признаков» такой материнской «заботы»  о своих детях, которое находит выражение в уже устойчивых глаголах, применяемых с этим словом:

 Вырастила, вскормила, дала, воспитала… («родина»)

В поэзии Серебряного века данный женский архетип немного смещается – в описания иного ряда –

2. Жена, сестра, невеста-

(Блок, Волошин, Клюев, Белый)

В дальнейшем, когда страна снова оказывается в опасности, образ России опять воплощается поэтами как идея матери, выражая насущную потребностью в защите. В 40-х и 90-х годах в едином представлении могут сливаться представления о России как матери-земле и как матери человеческой, включая использование мифологических или фольклорных элементов:

1942 г

— Ты каждому — трижды мать. (Д. Кедрин)

 1943 г.

– Как будто надо мной Россия

Склонилась русой головой!. .  (И. Уткин)

 1995 г

— А уж если воевать —

Только за Россию-мать.  (В. Николаева)

 Периоды высокого социального и нравственного напряжения в представлениях о стране появляются женские образы иного категориального ряда. Так, хаос революционного мятежа выводит на поэтическую арену образ блудницы, юродивой:

1918 г –

бездомная, гулящая, хмельная, Во Христе юродивая Русь  (Гиппиус)

Забыв величие свое,

Как опьяневшая блудница, Не знала, кто берет ее…  (Ахматова)

2002

Ты пропадаешь ни за грош!…

Себя публично продаешь! (Николаева)

Религиозный образ

Эта метафорическая модель, появившаяся также в Серебряном веке, может связываться как с образом Мессии и Христа, так и с библейским представлением о «несении своего креста», когда образ России выражен как:

1917 г

Мессия грядущего дня!  (А. Белый)

1918 г

Распять себя дала ты на кресте (Р. Ивнев)

1944 г

Сурово и достойно Несла свой тяжкий крест… (Исаковский)

1996 г

Радуйтесь, когда кругом все плачут, Что Россия гибнет на кресте (Ю.Ключников)

Неантропоморфные метафоры в изображении России

 Среди образов этого ряда наиболее распространены изображения страны как птицы. Очевидна здесь прямая и ассоциативная  связь с аналогичным изображением России в «Мертвых душах». Причем интересно, что даже звенящий у гоголевской птицы-тройки  колокольчик слышен уже у Есенина

— звени, звени, златая Русь

И появление птичьих крыл по метонимической ассоциации у него же

— О Русь, взмахни крылами

В начале же века у Блока обнаруживаем:

над Россией простер совиные крыла…

как птица тужит о детях.

Но ее судьба, чтобы их терзали ястреба

 В 1990-х  образ тройки как Руси почти перевернут:

Я и сама теперь в галоп боюсь..

Меня изрубцевали,

На части сбрую разодрали,

И вожжи брошены на произвол…

Подковы сбиты, коренной дрожит,

Кровавой пеной круп его покрыт…  (Ю. Максименко) 

  1. Образ хищника

Не менее интересные результаты можно увидеть, если сравнить представления России разных веков. Так, в прошлых столетиях страна часто представала в образах именно хищных зверей или птиц:

18-19 век

Львица (лев), орел (орлица) — Державин, Капнист, Хомяков, Ломоносов

На начало же 20 века хищниками изображены уже враги страны, а облик России представлен как:

  • Ласточка – у Нарбута

  • Корова – у Есенина

  • Сурок – у Пастернака

  • Светляк – у Клюева

  • Медведь – у Городецкого, Северянина

Также интересно, что если в полете творческих устремлений поэты Серебряного века неслись в своих ассоциациях с птицей-тройкой по неизвестному, но просветленному пути, то уже конец столетия активно забывает о полете и представляет Россию в качестве домашнего скота:

  • Загнанная тройка
  • Дойная корова

В середине же века в период кровавой войны образ страны снова получает крылья  — как мечту о мирном идеале. Это крылья и пенье соловья.

1944

 Соловьиное горло — Россия  (А. Прокофьев)

  1. Образ воскрешения

В первую очередь это изображения страны, как птицы Феникс. Эта метафорическая модель напрямую связана с символикой посмертного «восстания из пепла» и ассоциировалась в поэзии начала века с революционными событиями и последующим за ними преображением России. Во всяком случае, ее трепетно ожидаемым воскрешением.

1918 г

России нет — она себя сожгла…

Истлей, Россия,

И царством духа расцвети!  (М.Волошин)

1985 г – период перестройки

народ

Из праха возродит Россию. (Ю. Максименко)

1990-е – ожидания окончились, акценты снова поменялись:

 Россия кончилась, Помпея началась (С. Соколкин)

На самом деле все неантропоморфные образы России, каких в поэзии в поэзии 20 века было не так много, можно собрать по определенным группам:

  • Привычно-бытовая

Покойный уголок, сад, огород (Маяковский, Есенин) — береза, ракита, лес

  • Географическая

родная Галилея, Новая Америка, Третий Рим, Индия духа (Гумилев, Блок, Соловьев, Волошин)

  • Мифическая — вертоград, рай, ад и т. д.

мир, отчий дом, хмурая изба (Николаева, Горбовский, Селивинский)

  • Старославянская

православная, святая, крещеная, судный час, юродивая и т.д.

Наша презентация

Таким образом, для каждой из метафорических моделей облика России, используемой в поэзии прошлого века, характерен и свой набор смыслов, и средств для этого образа, а также их трансформация в зависимости от уровня и содержания исторической наполненности периода.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Россия начала xx века: 192 книги

Россия начала xx века

Слишком много книг? Вы можете уточнить книги по запросу «Россия начала xx века» (в скобках показано количество книг для данного уточнения)

Показать все уточнения

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Переключить стиль отображения :

На внутреннем фронте Гражданской войны. Сборник документов и воспоминаний

Ярослав Леонтьев

Документальная литература

Отсутствует

В сборник «На Внутреннем фронте Гражданской войны» включены документы и показания о взрыве «анархистами подполья» Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке 25 сентября 1919 года, о чекистских операциях против анархистов, эсеров-максималистов и левых эсеров, подавлении крестьянских восстани…

Семья Звонаревых. Том 2

Александр Степанов

Советская литература

С Красной строки

Книга является продолжением известного исторического романа «Порт-Артур» и рассказывает о судьбе героев после окончания Русско-японской войны и до 1916 г. В центре повествования супруги Звонарёвы, Борейко, Блохин, Вася Зуев и другие герои. Для широкого круга читателей.…

Остромов, или Ученик чародея

Дмитрий Быков

Современная русская литература

Быков. Всё

В Ленинграде 1926 года истерически смеются, отчаянно голодают, продают душу за котлету, привыкают к власти чекистов – и верят любому, кто может дать надежду в рухнувшем мире. Идеальная обстановка для появления мошенника куда опаснее Остапа Бендера. Масонский кружок, начавшись как простая афера, стан…

Командарм

Макс Мах

Попаданцы

Попаданец (АСТ)

1921 год, в госпитале для инвалидов войны пришел в себя «убитый» в марте 1920 года командующий Восьмой армией Максим Кравцов. Бывший эсер и штабс-капитан царской армии, бывший член ЦК ВКП(б), лично знакомый с Лениным и половиной героев Гражданской войны и сам награжденный двумя орденами Красного Зна…

Человек в маске

Валентин Курицын

Полицейские детективы

Сибирский роман

«Человек в маске» – продолжение уголовного романа-хроники сибирского писателя Валентина Курицына «Томские трущобы». События разворачиваются в Томске в начале XX века. Главарю шайки грабителей и убийц и его подручным удалось ускользнуть от полицейских, и преступники вновь начинают действовать, наводя…

Записки о Русско-японской войне

Алексей Куропаткин

Биографии и Мемуары

Военные мемуары (Вече)

В ходе подготовки личный ребус… В своей книге «Записки о Русско-японской войне» Главнокомандующий вооруженными силами России на Дальнем Востоке генерал-адъютант А.Н. Куропаткин (1848–1925) рассказывает о событиях той трагической войны. Это не просто воспоминания о военной поре, но и попытка бывшего …

Записки юного врача. Ранняя проза

Михаил Булгаков

Советская литература

Классики и современники

В настоящее издание выдающегося русского советского писателя Михаила Афанасьевича Булгакова (1891–1940) вошли цикл рассказов «Записки юного врача», рассказ «Морфий», повести «Роковые яйца» и «Собачье сердце». В своих произведениях Булгаков мастерски, с иронией, язвительно и колко высмеивает человече…

Рваные души

Владимир Мороз

Историческая литература

Отсутствует

Художественно-историческое повествование о жизни русского офицера, волею судеб оказавшегося в центре грандиозных событий, коренным образом изменивших историю некогда великой Российской империи. Первая мировая война, революция, Гражданская война – вот те великие вехи, через которые пришлось пройти гл…

1919‑й. Информационная война на Юге России

Вячеслав Черемухин

Документальная литература

Отсутствует

После революции 1917 года Россия вступила в затяжной конфликт – Гражданскую войну, длившуюся четыре года. В войне приняли участие все представители общественности: от обычных солдат и генералов до журналистов и политиков. Это небольшая книга рассказывает о том, что происходило на Юге России, где раз…

Волчий яр

Леонид Дроздов

Исторические детективы

Отсутствует

Октябрь 1905-го года. В Киеве, как и во всей Российской Империи, нарастает социальное недовольство. Представители различных профессий и сословий объединяются ради единой цели: революционной пропаганды и вооруженного восстания. Средоточием радикальных настроений служат подпольные ячейки РСДРП. К чему…

Возвращение

Светлана Вяткина

Историческая литература

Ковчег (ИД Городец)

Действие романа «Возвращение» начинается в 1910 году, в поволжском имении Благодатное. В центре повествования судьба русского дворянина, студента, затем офицера Юрия Назарова, волею рока оказавшегося в Европе в качестве бездомного мигранта. В 1916 году из патриотических побуждений Юрий бросает учебу…

Семья Звонаревых. Том 1

Александр Степанов

Советская литература

С Красной строки

Книга является продолжением известного исторического романа «Порт-Артур» и рассказывает о судьбе героев после окончания Русско-японской войны и до 1916 г. В центре повествования супруги Звонарёвы, Борейко, Блохин, Вася Зуев и другие герои. Для широкого круга читателей.…

Воспоминания о моей жизни

Борис Геруа

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Борис Владимирович Геруа, генерал-майор Генерального штаба, потомственный военный из дворянского рода французского происхождения, оставил после себя интереснейшие воспоминания. Впервые они были опубликованы в Париже в 1970 году. В настоящем издании представлен второй том «Воспоминаний о моей жизни»,…

Секретный агент S-25, или Обреченная любовь

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

В основу книги положены подлинные исторические события конца Первой мировой войны. О них тогда с восторгом говорили и друзья, и враги России. Попытка Николая I организовать на германской подводной лодке диверсию, пленение французами прусского наследного принца Генриха, его побег из парижской тюрьмы,…

Тайна убийства Столыпина

Виктор Джанибекян

Историческая литература

Россия державная

Книга В. Г. Джанибекяна рассказывает о реформаторской деятельности и трагической гибели выдающегося государственного деятеля старой России П.А. Столыпина. Его имя звучало в начале XX века громче всех остальных, порой даже сам император как бы оказывался в тени своего премьера. Но в советское время от…

Томские трущобы

Валентин Курицын

Полицейские детективы

Сибирский роман

В уголовном романе-хронике сибирского беллетриста Валентина Курицына без прикрас и романтики рассказывается о «буднях» шайки грабителей и убийц в Томске в начале XX века. Действует шайка под руководством таинственного человека в маске – умного, изворотливого и жестокого бандита. После дерзкого ограб…

Мертвая зыбь

О. Миртов

Классическая проза

Сибирский роман

В начале ХХ века нарушивших закон россиян ссылали в Сибирь. В маленьких поселках одновременно оказывались и революционеры, и фальшивомонетчики, и даже порой мелкие шулеры. Все они надеялись на то, что будут прощены правительством и наконец вернутся домой. Они организовывали так называемые «колонии»,…

Кубанский огонь

Николай Свечин

Исторические детективы

Сыщик Его Величества

В январе 1911 года в Новороссийске ограбили банк. Более десятка вооруженных налетчиков ворвались внутрь, убили городового, похитили крупную сумму денег и ушли в горы, отстреливаясь от погони. Схватить их не удалось. Однако агентура сыскного отделения Екатеринодара выяснила, что к ограблению причасте…

Слухи, образы, эмоции. Массовые настроения россиян в годы войны и революции (1914–1918)

Владислав Аксенов

Историческая литература

Отсутствует

Годы Первой мировой войны стали временем глобальных перемен: изменились не только политический и социальный уклад многих стран, но и  общественное сознание, восприятие исторического времени, характерные для XIX века. Война в значительной мере стала кульминацией кризиса, вызванного столкновением трад…

Уголовное дело Бориса Савинкова

Виктор Злобин

Документальная литература

Русские судебные процессы

Борис Савинков – российский политический деятель, революционер, террорист, один из руководителей «Боевой организации» партии эсеров. Участник Белого движения, писатель. В результате разработанной ОГПУ уникальной операции «Синдикат-2» был завлечен на территорию СССР и арестован. Настоящее издание сод…

Гнев пустынной кобры

Алексей Витаков

Исторические приключения

Россия державная

Январь 1916 года. Первая мировая война в разгаре, и неудивительно, что близ Трабзона, на северо-востоке Турции, «жарко», хотя зима выдалась холодной. Местное греческое население, истребляемое турками, восстало. Партизаны, прячущиеся в горах, с нетерпением ждут прихода русской армии, наступающей с Ка…

Босоногая команда

Клавдия Лукашевич

Детская проза

Отсутствует

Жизнь человеческая очень разнообразна, сложна и переменчива. Не для всех проходит она спокойно и счастливо. Судьба часто посылает людям тяжелые испытания. Почти в каждой жизни случаются невзгоды, горести, а в иных даже страдания и мучительные болезни. Но как бы ни была тяжела ниспосланная доля, у ка…

Барон Маннергейм в 52-м драгунском (18-м гусарском) Нежинском полку. Азиатская экспедиция 1906–1908

Александр Карский

Биографии и Мемуары

Отсутствует

В новой книге Александра Карского, историографа 52-го драгунского (1 8-го гусарского) Нежинского полка, исследуется период с 1 904 по 1 909 год, когда в этом полку проходила служба барона К.Г.Э. Маннергейма. Для воссоздания широкой картины автор использует труды Военно-исторической комиссии по описа…

Орфография. Опера в трех действиях

Дмитрий Быков

Современная русская литература

Быков.Всё

В романе «Орфография» Дмитрий Быков рисует картину послереволюционного Петрограда. Голод, холод, книги жгут в печах, никто пока не понимает, что принесет новое время, но уже исключили букву «ять», а вместе с ней – русскую грамотность. Страх и поиск истины, честь и предательство, особенный юмор, особ…

Мифы и загадки Октября 1917 года

Юрий Емельянов

Документальная литература

Отсутствует

Юрий Васильевич Емельянов, историк и писатель, известен своими книгами о советской эпохе, о ее начале, положенном революцией 1917 года, и продолжении в сталинское время. В своей новой книге он пишет о мифах, распространяемых о русских событиях 1917 года. В числе таких любимых антисоветских измышлени…

Вера Холодная. Первая загадка кинематографа

Софья Бенуа

Биографии и Мемуары

Женщина-загадка. Новый взгляд

К 100-летию со дня смерти Ее артистическая карьера длилась всего четыре года, но за это время «королева экрана» снялась более чем в 50 фильмах. Вера Холодная стала символом смутного переломного времени между войной и революцией: в стране царили хаос и голод, а на экранах синематографа загадочные рос…

Лётчик

Владимир Малыгин

Боевая фантастика

Попаданец (АСТ)

После авиационной катастрофы военный лётчик приходит в себя в госпитальной палате в теле поручика-авиатора. 1914 год. Всего ничего до Первой мировой. Нужно успеть вжиться в эпоху, попытаться ответить делом на вызовы судьбы. Но сначала… Сначала нужно полностью овладеть доставшимся телом и восстановит…

Шолохов: эстетика и мировоззрение

Евгений Костин

Культурология

Отсутствует

Профессор Евгений Костин широко известен как автор популярных среди читателей книг о русской литературе. Он также является признанным исследователем художественного мира М.А. Шолохова. Его подход связан с пониманием эстетики и мировоззрения писателя в самых крупных масштабах: как воплощение основных…

Эхо Порт-Артура

Григорий Змиевской

Документальная литература

Отсутствует

Русско-японской войне 1904–1905 годов посвящена обширная литература. По форме это была локальная война, однако по содержанию и политическому значению она носила глобальный характер. С ней был связан целый клубок дипломатических шагов, борьба разведок, нарастающие международные проблемы империалистич…

Буржуй

Анна Удовикова

Историческая литература

Отсутствует

Время и место описываемых событий – октябрь 1917 года, Петроград. Проснувшись поутру с тяжелой похмельной головой, пан Смальтышевский обнаруживает, что мир вокруг изменился, и нет возврата к старой жизни.…

Опыт № 1918

Алексей Иванов

Историческая литература

Отсутствует

«Опыт № 1918» Алексея Иванова наследует классическому русскому роману: яркие герои – маленькие люди и вершители судеб, – поступки которых примеряешь на себя, семейная хроника и колесо истории, борьба идей и повседневный быт, атмосфера времени… 1918 – это номер опыта великого ученого Бехтерева, доказ…

РОТМИСТРЪ

Фёдор Дубровский

Исторические любовные романы

Отсутствует

Зло, разбуженное в первую четверть 20 века, – время гибели дооктябрьской русской цивилизации – никуда из России не делось, оно просто видоизменилось. Ротмистр Гуляков – реальная историческая фигура, оставившая след в архивах, – командир батальона смерти, авиатор, удостоенный за подвиги в Первой миро…

Охота на «Троянского коня»

Виктор Носатов

Исторические приключения

Военные приключения (Вече)

Первая мировая война в разгаре. Многочисленные попытки русских переломить ход кампании то и дело завершаются провалами. И дело не только в бездарности и нерешительности генералов, но и в том, что германская разведка насыщает прифронтовую зону бесчисленными агентами и усиленно ищет предателей среди р…

Противостояние. Спецслужбы, армия и власть накануне падения Российской империи, 1913–1917 гг.

Владимир Хутарев-Гарнишевский

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Февральская революция 1917 г. разделила русскую историю на два огромных пласта. Российское общество до сих пор в латентной фазе переживает последствия порожденной расколом Гражданской войны. Историки в своих исследованиях пытаются понять механизм падения монархии, породивший невиданный социальный вз…

Дневник. 1923–1925

Константин Сомов

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Дневник художника, участника объединения «Мир искусства» Константина Андреевича Сомова – ценнейший источник по истории русского искусства. В эту книгу вошли записи за 1923-1925-й – первые годы, проведенные Сомовым в эмиграции (в США и во Франции). Публикация сопровождается предисловием, развернутым …

Великий князь Дмитрий Павлович, или Никому не дано право убивать

Вячеслав Лялин

Историческая литература

Отсутствует

Книга повествует о жизни великого князя Дмитрий Павловича, внука императора Александра II и двоюродного брата последнего русского самодержца Николая II. С детства любим родственниками, восхищавшимися «очаровательным» мальчиком. Красавец, считавшийся женихом царской дочери. Спортсмен, участник Олимпи…

Рассказы про Россию. 1861—1922

Мариэтта Чудакова

Детская проза

Отсутствует

Новая книга Мариэтты Чудаковой – члена Европейской академии, знаменитого литературоведа, историка литературы, биографа Михаила Булгакова, автора увлекательных романов для школьников – результат нескольких совпадений. Профессионального интереса ученого к истории Отечества. Гражданского темперамента о…

Триумф графа Соколова

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

Опасные террористы, входящие в боевую группу большевиков и направляемые В.И. Лениным, в канун мировой войны задумывают серию страшных преступлений. Одной из жертв должен стать гений сыска граф Аполлинарий Соколов. Граф бесстрашно принимает этот вызов. События приобретают удивительный поворот. В осно…

Русский хлеб в жерновах идеологии

Шамиль Куряев

Публицистика

Отсутствует

Вопрос голода – ключевой вопрос бытия – является определяющим при оценке любой исторической эпохи. Это побуждает представителей противоборствующих идейных лагерей придавать большое значение продовольственной проблеме и ее историческим аспектам. Идейная борьба сопровождается активным историческим миф…

Летопись далёкой войны. Рассказы для детей о Русско-японской войне

Владимир Дмитриев

Детская проза

Путешествие в прошлое

Книга состоит из коротких рассказов, которые перенесут юного читателя в начало XX века. Она посвящена событиям Русско-японской войны. Рассказы адресованы детям среднего и старшего школьного возраста, но будут интересны и взрослым.…

На внутреннем фронте. Всевеликое войско Донское (сборник)

Петр Краснов

Биографии и Мемуары

Окаянные дни (Вече)

В предлагаемую читателям книгу вошли воспоминания генерала от кавалерии П.Н. Краснова о событиях в России 1917–1918 гг. В первой части «На внутреннем фронте» рассказывается о Февральской революции и ее последствиях, развале армии и Октябрьском перевороте. Вторая часть книги «Всевеликое войско Донско…

Великая и забытая. Рассказы для детей о Первой мировой войне

Владимир Дмитриев

Книги о войне

Путешествие в прошлое

Книга состоит из коротких рассказов, которые перенесут юного читателя в начало XX века. Они посвящены местам, событиям, а главное – участникам Первой мировой войны. Рассказы адресованы детям среднего и старшего школьного возраста, но будут интересны и взрослым.…

Порт-Артур. Том 1

Александр Степанов

Литература 20 века

Порт-Артур

Роман «Порт-Артур», один из лучших исторических романов советской литературы, посвящен русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Используя огромный документальный материал и личные наблюдения, автор рассказал в нем правду о героической многомесячной обороне крепости Порт-Артур, художественно-достоверно …

Призраки измены. Русские спецслужбы на Балтике в воспоминаниях подполковника В. В. Владимирова, 1910

Владимир Владимиров

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Поиск «врагов народа» и «агентов иностранных разведок» кажется родовым признаком сталинского режима. Однако истерия шпиономании разжигалась в нашей стране еще в годы Первой мировой войны. Чем было революционное движение на флоте и как с ним боролись? Где грань между истинным и мнимым шпионажем? Явля…

Порт-Артур. Том 2

Александр Степанов

Советская литература

Порт-Артур

Роман «Порт-Артур», один из лучших исторических романов советской литературы, посвящен русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Используя огромный документальный материал и личные наблюдения, автор рассказал в нем правду о героической многомесячной обороне крепости Порт-Артур, художественно-достоверно …

Расплата

Владимир Семенов

Литература 20 века

Битвы на все времена

Чёткие хронологические дневниковые записи, оформленные литературным талантом Владимира Ивановича Семёнова, свидетельствующие о трагических событиях военно-морского флота во время Русско-японской войны, при жизни автора были переведены на девять языков. Но в России снискали порицание и не переиздавал…

Восьмое делопроизводство

Николай Свечин

Исторические детективы

Сыщик Его Величества

Лыков повышен в чине, теперь он статский советник. И стал ненадолго бюрократом: временно руководит Восьмым делопроизводством Департамента полиции. «Восьмерка» – всероссийский сыск, она координирует действия всех сыскных отделений империи. Но бюрократ из Лыкова не получается: кабинетная работа не для…

Гибель императорской России. Воспоминания

Павел Курлов

Биографии и Мемуары

Отсутствует

«Более 30 лет прослужил я трем российским императорам, я знал Россию славною и грозною для ее врагов. Я помню время, когда союза с императорской Россией искали иностранные государства, когда этим союзом гордились, и когда мощь России считалась верной порукой безопасности дружественных ей держав… Я в…

Нам не дано предугадать

Александр Голицын

Биографии и Мемуары

Семейный архив

Эта книга – уже третье по счету издание представителей знаменитого рода Голицыных, подготовленное редакцией «Встреча». На этот раз оно объединяет тексты воспоминаний матери и сына. Их жизни – одну в конце, другую в самом расцвете – буквально «взорвали» революция и Гражданская война, навсегда оставив…

Крест генерала Юденича

Александр Вайлов

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Книга посвящена событиям на Кавказском фронте Первой мировой войны под руководством генерала Н.Н. Юденича. События тех лет позволяют проследить героические действия Русской армии, закончившиеся взятием неприступной прежде крепости Эрзерум, освобождением Западной (Турецкой) Армении и оккупацией порта…

Христоверы

Александр Чиненков

Историческая литература

Волжский роман

Новый роман известного писателя из Оренбуржья Александра Чиненкова повествует о событиях начала ХХ века. Отголоски потрясений, которые изменяют всё происходящее, накладывают свой отпечаток и на жизнь провинциальной Самары. Стоящая на пороге грандиозных перемен Россия, несмотря на внешнее спокойствие…

Закон Божий в годы Великой российской революции и Гражданской войны

Николай Амелин

Историческая литература

Отсутствует

Предлагаемый читателю исторический очерк содержит взгляды молодых педагогов-исследователей на проблему преподавания Закона Божьего как обязательного предмета и на основы духовно-нравственного воспитания в дореволюционных образовательных учреждениях и в эпоху русской смуты. Работа основана на широком…

Русская сила графа Соколова

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

Гений сыска граф Соколов стал воистину национальным героем, образцом для подражания. В первой части книги – «Русская сила графа Соколова» – он попадает в совершенно невероятные ситуации. Но благодаря хладнокровию и исключительной физической силе с честью выходит из самых трудных положений. Вторая ча…

Великая аграрная реформа. От рабства до НЭПа. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков

Елена Прудникова

Документальная литература

Тупичок Гоблина

Россия входила в ХХ век «отсталой» аграрной страной, сельское хозяйство которой застыло на уровне феодализма. Четыре пятых населения Российской империи проживало в деревнях, большая часть крестьян не могла прокормить себя. Две попытки провести аграрную реформу – 1861 и 1906 гг. – с треском провалили…

Железная хватка графа Соколова

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

В начале XX века политические преступники подрывают устои Российской империи. Эсеры и большевики устраивают взрывы, ограбления банков и частных домов, устраняют наиболее честных и преданных России людей. В борьбу со злодеями вступает знаменитый граф Соколов – гений сыска. Погони за террористами и см…

Штормовое предупреждение

Юрий Иваниченко

Исторические приключения

Военные приключения (Вече)

В этой книге рассказывается о первых годах становления советской разведки и контрразведки, столь много сделавших для выживания страны во враждебном окружении. Главный герой – товарищ и соратник знаменитого Артузова, – работая по заданию ИНО ВЧК, участвует в сложных и опасных чекистских операциях нач…

Столица беглых

Николай Свечин

Исторические детективы

Сыщик Его Величества

Коллежский советник Лыков провинился перед начальством. Бандиты убили в Одессе родителей его помощника Сергея Азвестопуло. А он привлек к поискам убийц самого Сергея, а не отослал в Петербург, как велели. В наказание Лыкова послали в Туруханский край. Оттуда участились побеги ссыльных; надо выяснить…

Дневник. 1917–1923

Константин Сомов

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Дневник художника, участника объединения «Мир искусства» Константина Андреевича Сомова (1869–1939) – ценнейший источник по истории русского искусства. В эту книгу вошли записи петроградского периода 1917–1923 г. Публикация сопровождается предисловием, развернутым комментарием, указателем имен, аннот…

Бегство из Центральной Азии

Павел Назаров

Биографии и Мемуары

Отсутствует

В книге воспоминаний Павла Назарова «Бегство из Центральной Азии» повествуется о сложном для Туркестана времени Гражданской войны начала XX столетия. Автор – русский геолог и натуралист был одним из руководителей восстания против большевиков в Туркестане. О его восприятии событий и о трудном пути к …

Русское военное искусство Первой мировой

Алексей Олейников

Книги о войне

Военно-исторические книги издательства «Яуза»

История военного искусства обобщает опыт войн, изучает процесс развития военного искусства и вскрывает его закономерности, создавая тем самым основу для развития современной военной теории. Предлагаемая книга – это одна из первых попыток исследовать военное искусство на Восточном (Русском) фронте Пе…

Седьмого в тринадцать

Алексей Борисов

Историческая фантастика

Отсутствует

Сто лет назад, в 1919-м, Россия чуть не сделала крутой поворот. Так же, как выстрелы в Сараево летом четырнадцатого обрушили прежний мир, взрыв на Софийской площади в Киеве мог поразить большевизм в сердце… Но борьба за власть не утихает никогда. В тесном клубке после победы «белого» движения сплету…

Эмигрант. Господин поручик

Александр Башибузук

Попаданцы

Fantasy-world

Что делать, когда просыпаешься и понимаешь, что не помнишь, кто ты такой? Вдобавок ко всему парочка громил собирается тебя убить, а все вокруг очень похоже на антураж черно-белого кино и оказывается Марселем образца тысяча девятьсот двадцатого года. Нашему современнику, волей случая оказавшемуся в т…

Воровка. Королевы бандитской Одессы

Ольга Вяземская

Историческая литература

Отсутствует

Однажды к самому уважаемому одесскому ювелиру Карлу фон Мелю пожаловала очаровательная молодая дама, явно из высшего света. Представившись женой известного психиатра, она выбрала самые изысканные и дорогие украшения. Фон Мель и не догадывался, что перед ним великая воровка Сонька Золотая Ручка. И чт…

Граф Соколов – гений сыска

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

Российская империя начала XX века. Блестящий офицер лейбгвардии Преображенского полка граф Соколов оставляет военную службу и становится сыщиком. Он жаждет подвигов в борьбе с преступностью. И сразу же попадает в самое пекло опасных приключений. Распутать хитрое преступление – увлекательная игра для…

Роман с кокаином (сборник)

Михаил Агеев

Литература 20 века

Отсутствует

В 1930-е годы в русской эмигрантской периодике в Париже были опубликованы «Роман с кокаином» и рассказ «Паршивый народ». Автор скрывался под псевдонимом Михаил Агеев. Только сейчас установлено, кто на самом деле написал этот роман о разрушении личности кокаиниста и рассказ-сценку из зала суда, – про…

Купец и русалка

Ирина Муравьева

Исторические любовные романы

Отсутствует

Женская любовь часто неподвластна логике. Особенно любовь мертвой женщины… …Елена Воздвиженская, грубо лишенная девственности, относилась к мужчинам с иронией. Но, познакомившись с лечащим доктором своей матери – импозантным и серьезным Тереховым, – влюбилась без памяти. Роковые страсти и мистика в …

Дом для девы

Александр Лысков

Историческая литература

Отсутствует

В новой книге Александра Лыскова «Дом для девы», как и в предыдущей «Иван и Тая» (2018), героями являются люди старинного, дореволюционного склада. Перед читателями развивается удивительная и драматичная история жизни девочки Оли, которая однажды увидела явление Богородицы в небе над Архангельском. …

Баловень Фортуны

Антон Голубев

Историческая литература

Отсутствует

Молодой дворянин Виктор ведет праздную, беззаботную жизнь, чем вызывает недовольство богатых родственников. К нему посылают Витта, правильного до чопорности слугу, чтобы исправить его поведение. Это оказывается непростой задачей, ведь Виктор горазд на неприятности, которые преследуют его одна за дру…

Страсти роковые, или Новые приключения графа Соколова

Валентин Лавров

Исторические детективы

Граф Соколов

Потрясающая история о придворных интригах и страстной любви, о шпионаже и доблести, о женской нежности и мужской силе. В центре событий – атлет-красавец граф Соколов и фрейлина-шпионка Мария Васильчикова, императрица Александра Федоровна и государь Николай II, загадочный Григорий Распутин и его кова…

Царский угодник

Валерий Поволяев

Историческая литература

Всемирная история в романах

Эта книга известного писателя-историка Валерия Поволяева посвящена одной из знаковых фигур, появившихся на закате Российской империи, – Григорию Распутину. Роман-хроника, роман-исследование показывает знаменитого «старца» в период наивысшего могущества, но уже в одном шаге от смерти. Своеобразным ре…

Дневник посла

Морис Палеолог

Документальная литература

Отсутствует

Дневник француза Мориса Палеолога (1859—1944) – обязательное чтение для всех, кто интересуется историей России начала ХХ века. Во-первых, это первоисточник – Палеолог был в 1914—1917 годах послом при русском дворе и обладал информацией, как редко кто другой. Во-вторых, это большой литературный труд …

Иван и Тая

Александр Лысков

Историческая литература

Отсутствует

В этой увлекательной повести рассказывается о северном крестьянине – богатыре Иване Лобанове и простой деревенской девушке Таисии, об их неожиданной встрече и искренней любви и столь же неожиданных переменах в их судьбе. Действие, документальное в своей основе, происходит в 1912 году в Архангельске.…

Ласточкино гнездо

Валерия Вербинина

Исторические детективы

Детективное ретро

Ялта, 1927 год. Пока коллеги наперегонки снимают картины к юбилею революции, режиссер Борис Винтер начинает работу над масштабным приключенческим фильмом. Однако далеко не все идет так, как было запланировано: средств не хватает, рискованный трюк приводит к травме, во время съемок на набережной в мо…

Суд праведный

Леонид Шувалов

Историческая литература

Сибириада

Поруганная честь дочери крестьянина Белова приводит к расправе над виновным. Анисим Белов арестован и предстанет перед судом. Его сын покидает село и, попав в городе под влияние большевиков, принимает активное участие в революции 1905 года. Судьба сводит его с бывшим графом и народовольцем Высичем, …

Символ веры

Александр Ярушкин

Историческая литература

Сибириада

Пётр Белов активно участвует в деятельности большевистской организации, а его отец бежит с каторги. Оба окунаются в кровавые события января 1905 года в Томске, участвуют в выступлениях сибирских крестьян и захвате Кабинетских лесов. Всепрощение и жажда мести, непроходящая любовь, преодоление невзгод…

Последний бал К. Г.

Александр Лысков

Историческая литература

Отсутствует

«Последний бал К. Г.» – это история любви корнета-добровольца и девушки из дворянской семьи Архангельска. Им суждено было встретиться во время драматических событий 1919 года. Повествование имеет документальную основу. Это издание завершает серию книг Александра Лыскова («Иван и Тая», 2018 г.; «Дом …

В краю непуганых птиц (сборник)

Михаил Пришвин

Русская классика

Проза Русского Севера

Михаил Михайлович Пришвин (1873–1954) – русский писатель и публицист, по словам современников, соединивший человека и природу простой сердечной мыслью. В своих путешествиях по Русскому Северу Пришвин знакомился с бытом и речью северян, записывал сказы, передавая их в своеобразной форме путевых очерк…

Тема революции и гражданской войны в русской литературе 20 века

Тема революции и гражданской войны надолго стала одной из главных тем русской литературы XX века. Эти события не только круто изменили жизнь России, перекроили всю карту Европы, но изменили и жизнь каждого человека, каждой семьи. Гражданские войны принято называть бра­тоубийственными. Таков по сути характер любой войны, но в гражданской эта ее суть выявляется особенно остро. Ненависть нередко сталкивает в ней людей, родных по крови, и трагизм здесь предельно обнажен. Осознание гражданской вой­ны как национальной трагедии стало определяю­щим во многих произведениях русских писателей, воспитанных в традициях гуманистических ценно­стей классической литературы.

Это осознание прозвучало, может быть, даже не до конца понятое самим автором, уже в романе А. Фадеева «Разгром». И сколько бы критики и ис­следователи ни искали в нем оптимистическое на­чало, книга прежде всего трагична — по описыва­емым в ней событиям и судьбам людей, фило­софски осмыслил суть событий в России начала XX века спустя годы Б. Пастернак в романе «Док­тор Живаго». Герой здесь оказался заложником истории, которая безжалостно вмешивается в его жизнь и разрушает ее. В судьбе Живаго — судьба русской интеллигенции в ХХ веке.

Во многом близок к Б. Пастернаку и другой пи­сатель, драматург, для которого опыт гражданской войны стал его личным опытом. Это М. Булгаков. Его пьеса «Дни Турбиных» стала живой легендой XX века. Пьеса рождалась необычно. В 1922 году, оказавшись в Москве (после Киева и Владикавка­за, после опыта работы врачом), М. Булгаков узна­ет о том, что в Киеве умерла его мать. Эта смерть послужила толчком к началу работы над романом «Белая гвардия», а уже потом из романа рождается пьеса.

В романе и в пьесе нашли отражение личные впечатления М. Булгакова. В страшную зиму 1918—1919 годов писатель жил в Киеве, своем родном городе, переходившем из рук в руки. Судьбу человека решал ход истории. В центре пьесы — дом Турбиных. Его прообразом во мно­гом стал дом Булгаковых на Андреевском спуске, сохранившийся до наших дней, а прототипами ге­роев — близкие писателю люди. Так, прототипом Елены Васильевны была сестра М. Булгакова. Это придало булгаковскому произведению особую теплоту, помогло передать неповторимую атмо­сферу, которая отличает дом Турбиных.

Дом их — это центр, средоточие жизни, причем в отличие от предшественников писателя, напри­мер поэтов-романтиков, символистов начала XX ве­ка, для которых уют и покой были символом мещан­ства и пошлости, у М. Булгакова дом — это средо­точие духовной жизни, он овеян поэзией, его обитатели дорожат традициями дома и даже в труд­ное время стараются их сохранить.

В пьесе «Дни Турбиных» возникает конфликт между человеческой судьбой и ходом истории. Гражданская война врывается в дом Турбиных, разрушает его. Емким символом мирной жизни становятся не раз упоминаемые Лариосиком «кремовые шторы» — именно эта грань отделяет дом от охваченного жестокостью и враждой ми­ра. Композиционно пьеса строится по кольцево­му принципу: действие начинается и заканчива­ется в доме Турбиных, а между этими сценами местом действия становятся рабочий кабинет украинского гетмана, из которого сам гетман бе­жит, бросая людей на произвол судьбы; штаб петлюровской дивизии, которая входит в город; вестибюль Александровской гимназии, где соби­раются юнкера, чтобы дать отпор Петлюре и за­щитить город.

Именно эти события истории круто изменяют жизнь в доме Турбиных: убит Алексей, искалечен Николка, да и все обитатели турбинского дома оказываются перед выбором. Горькой иронией звучит последняя сцена пьесы. Елка в доме, со­чельник 18-го года. В город входят красные вой­ска. Известно, что в реальной истории два этих события не совпадали по времени — красные вой­ска вошли в город позже, в феврале, но М. Булга­кову необходимо было, чтобы на сцене стояла ел­ка, символ самого домашнего, самого традицион­ного семейного праздника, который лишь острее дает почувствовать близкое крушение этого дома и всего прекрасного, создававшегося веками и обреченного мира. Горькой иронией звучит и реп­лика Мышлаевского: после того, как Лариосик произносит слова из чеховской пьесы «Дядя Ва­ня»: «Мы отдохнем, мы отдохнем…» -— слышатся далекие пушечные удары, в ответ на них следует сказанное Мышлаевским ироническое: «Так! От­дохнули!..» В этой сцене с особой наглядностью видно, как история врывается в жизнь людей, как XIX век с его традициями, укладом жизни, жалоба­ми на скуку и несобытийность сменяет век XX, на­полненный событиями бурными и трагическими. За их громовой поступью не слышен голос от­дельного человека, обесценена его жизнь. Так, через судьбу Турбиных и людей их круга М. Булга­ков раскрывает драматизм эпохи революции и гражданской войны.

Особо следует остановиться на проблеме нрав­ственного выбора в пьесе. Перед таким выбором оказывается главный герой произведения — пол­ковник Алексей Турбин. Его главенствующая роль сохраняется в пьесе до конца, хотя убитым его приносят в конце третьего акта, а весь последний четвертый акт происходит после его гибели. В нем полковник присутствует незримо, в нем он, как и при жизни, выступает как главный нравственный ориентир, олицетворение понятия о чести, ориен­тир для других.

Выбор, перед которым оказался Алексей Тур­бин в момент, когда подчиненные ему юнкера го­товы сражаться, жесток — либо сохранить вер­ность присяге и офицерскую честь, либо сберечь жизнь людей. И полковник Турбин отдает приказ: «Срывайте погоны, бросайте винтовки и немед­ленно по домам». Такой выбор, сделанный им, дается кадровому офицеру, «вынесшему войну с германцами», как он сам говорит, бесконечно трудно. Он произносит слова, которые звучат как приговор ему самому и людям его круга: «Народ не с нами. Он против нас». Признать это тяжело, отступиться от воинской присяги и предать честь офицера еще тяжелее, но булгаковский герой решается на это во имя высшей ценности — че­ловеческой жизни. Именно эта ценность оказы­вается высшей в сознании Алексея Турбина и са­мого автора пьесы. Совершив этот выбор, ко­мандир ощущает полную безысходность. В его решении остаться в гимназии — не только жела­ние предупредить заставу, но и глубинный мо­тив, разгаданный Николкой: «Ты, командир, смерти от позора ждешь, вот что!» Но это ожида­ние смерти не только от позора, но и от полной безысходности, неотвратимой гибели той Рос­сии, без которой такие люди, как булгаковские герои, не представляют себе жизни.

Пьеса М. Булгакова стала одним из наиболее глубоких художественных постижений трагичес­кой сущности человека в эпоху революции и гражданской войны.

Посмотрите эти сочинения

  • В чем особенность изображения внутреннего мира героев 19 века 19 век отличается поразительной глубиной понимания человеческой души в русской литературе. Можно ответить на этот вопрос на примере трех великих русских писателей: Толстого, Гоголя и Достоевского. Толстой в «Войне и Мире» раскрывал также и мир души своих героев, делая это «по-хозяйски» и легко. Был высоким моралистом, однако его поиски истины к сожалению закончились уходом от истины Православной веры, что впоследствии негативно повлияло на его творчество (пример, роман «Воскресенье»). Гоголь своей сатирой […]
  • Особенность изображения внутреннего мира героев русской литературы 19 века Одной из важных особенностей русской литературы 19 века признается пристальное внимание к человеческой душе. Можно справедливо утверждать, что главным героем этого века была личность человека во всем многообразии ее граней. Человек с его поступками и мыслями, чувствами и желаниями постоянно был в центре внимания мастеров слова. Писатели разных времен пытались заглянуть в самые потайные уголки души человеческой, найти истинные причины многих его поступков. В изображении внутреннего мира личности человека […]
  • Изображение событий гражданской войны в книге рассказов Бабеля «Конармия» Писатель Исаак Бабель стал известен в русской литературе в 20-х годах XX века и до сих пор остался в ней явлением уникальным. Его роман-дневник «Конармия» – это сборник небольших рассказов о гражданской войне, объединенных образом автора-повествователя. Бабель в 1920-х годах был военным корреспондентом газеты «Красный кавалерист» и принимал участие в польском походе Первой конной армии. Он вел дневник, записывал рассказы бойцов, все замечал и фиксировал. В то время уже существовал миф о непобедимости армии […]
  • Художественные особенности лирики Мандельштама Осип Эмильевич Мандельштам принадлежал к плеяде блистательных поэтов Серебряного века. Его оригинальная высокая лирика стала весомым вкладом в русскую поэзию XX века, а трагическая судьба до сих пор не оставляет равнодушными почитателей его творчества. Мандельштам начал писать стихи в 14 лет, хотя родители не одобряли этого занятия. Он получил блестящее образование, знал иностранные языки, увлекался музыкой и философией. Будущий поэт считал искусство самым главным в жизни, у него сформировались свои понятия о […]
  • Тема родины в стихотворениях Есенина Лучшая часть есенинского творчества связана с деревней. Родиной Сергея Есенина было село Константиново Рязанской губернии. Середина, сердце России дало миру прекрасного поэта. Вечно меняющаяся природа, колоритный местный говор крестьян, давние традиции, песни и сказки с колыбели вошли в сознание будущего поэта. Есенин утверждал: «Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины – основное в моем творчестве». Именно Есенину удалось создать в русской лирике образ деревни конца XIX – начала XX […]
  • Трагизм решения любовной темы в рассказе Куприна «Гранатовый браслет» Загадка любви вечна. Многие писатели и поэты безуспешно пытались разгадать ее. Русские художники слова посвятили великому чувству любви лучшие страницы своих произведений. Любовь пробуждает и невероятно усиливает лучшие качества в душе человека, делает его способным к творчеству. Счастье любви невозможно сравнить ни с чем: душа человека летает, она свободна и полна восторгом. Влюбленный готов обнять весь мир, свернуть горы, в нем открываются силы, о которых он и не подозревал. Куприну принадлежат замечательные […]
  • Философская лирика Бунина (сочинение) На протяжении всей своей творческой деятельности Бунин создавал стихотворные произведения. Своеобразную, неповторимую по художественному стилю лирику Бунина нельзя спутать со стихами других авторов. В индивидуальном художественном стиле писателя отражается его мировоззрение. Бунин в своих стихотворениях отзывался на сложные вопросы бытия. Его лирика многопланова и глубока в философских вопросах постижения смысла жизни. Поэт выражал настроения растерянности, разочарования и в то же время умел наполнить свои […]
  • «Вечные» темы в лирике Фета После Пушкина в России был еще один «радостный» поэт – это Афанасий Афанасьевич Фет. В его поэзии нет мотивов гражданской, вольнолюбивой лирики, он не ставил социальных вопросов. Его творчество – мир красоты и счастья. Стихотворения Фета пронизаны мощными потоками энергии счастья и восторга, наполнены восхищением красотой мира и природы. Главным мотивом его лирики была красота. Именно ее он воспевал во всем. В отличие от большинства русских поэтов второй половины XIX века с их протестами и обличениями […]
  • Психологизм и особенности внешней изобразительности Бунинской прозы Иван Алексеевич Бунин — величайший писатель рубежа XIX-XX вв. Он вступил в литературу поэтом, создал замечательные стихотворные произведения. 1895 г. …Опубликован первый рассказ «На край света». По­ощряемый похвалами критиков, Бунин начинает заниматься литературным творчеством. Иван Алексеевич Бунин — лауреат самых различных пре­мий, в том числе и лауреат Нобелевской премии по литературе 1933 г. В 1944 г. писатель создает один из замечательнейших рассказов о любви, о самом прекрасном, значительном и высоком, […]
  • Сочинение на тему поэмы Блока «Двенадцать» Александр Блок жил и творил на рубеже веков. Его творчество отражало всю трагичность времени, времени подготовки и осуществления революции. Главной темой его дореволюцион ных стихов была возвышенная, неземная любовь к Прекрасной Даме. Но наступала переломная эпоха в истории страны. Рушился старый, привычный мир. И душа поэта не могла не отозваться на это крушение. Прежде всего этого требовала действительность. Многим тогда казалось, что уже никогда в искусстве не будет востребована чистая лирика. Многих поэтов и […]
  • Тема быстротечности человеческого бытия в лирике Есенина Начало XX века в русской литературе было ознаменовано появлением целой плеяды разнообразных течений, веяний, поэтических школ. Самыми выдающимися, оставившими значительный след в истории литературы течениями стали символизм (В. Брюсов, К. Бальмонт, А. Белый), акмеизм (А. Ахматова, Н. Гумилев, О. Мандельштам), футуризм (И. Северянин, В. Маяковский, Д. Бурлюк), имажинизм (Кусиков, Шершеневич, Мариенгоф). Творчество этих поэтов по праву называется лирикой серебряного века, то есть второго по значимости периода […]
  • Картины жизни донских казаков в романе «Тихий Дон» (сочинение) Изображению жизни донского казачества в самое бурное историческое время 10-20-х годов XX века посвящён роман М. Шолохова «Тихий Дон». Главными жизненными ценностями этого сословия всегда были семья, нравственность, земля. Но политические перемены, происходящие в то время в России, пытаются сломать жизненные устои казаков, когда брат убивает брата, когда нарушаются многие нравственные заповеди. С первых страниц произведения читатель знакомится с укладом жизни казаков, семейными традициями. В центре романа – […]
  • Рецензия на рассказ Бунина «Антоновские яблоки» Иван Алексеевич Бунин – известный русский писатель и поэт конца 19 – начала 20 века. Особое место в его творчестве занимает описание родной природы, красоты русского края, ее броскость, яркость, с одной стороны, и скромность, печаль – с другой.  Эту прекрасную бурю эмоций Бунин передал в своем рассказе “Антоновские яблоки”. Данное произведение является одним из самых лирических и поэтических произведений Бунина, которое обладает неопределенным жанром. Если оценивать произведение по объему, то это рассказ, но с […]
  • «Февральская лазурь» Грабаря (сочинение по картине) Я хочу рассказать о картине И. Э. Грабаря “Февральская лазурь”. И.Э. Грабарь – русский художник, пейзажист 20-го века. На полотне изображен солнечный зимний день в березовой роще. Солнце не изображено здесь, но мы видим его присутствие. От берез падают фиолетовые тени. Небо ясное, синее, без облаков. Всю поляну покрывает снег. Он на полотне разных оттенков: синего, белого, голубого. На переднем плане холста стоит большая, красивая береза. Она старая. На это указывает толстый ствол и большие ветки. Рядом с […]
  • Русский язык необыкновенно богат (сочинение-рассуждение) «Слово – полководец человечьей силы…» В.В. Маяковский. Русский язык – какой он? Если отталкиваться от истории, сравнительно молодой. Самостоятельным он стал в 17 веке, а сформировался окончательно лишь к 20. Но мы уже по произведениям 18 и 19 веков видим его богатство, красоту, мелодичность. Во-первых, русский язык вобрал в себя традиции своих предшественников – старославянского и древнерусского языков. Многое привнесли в письменную и устную речь писатели, поэты. Особняком стоит Ломоносов и его учение о […]
  • Петр 1 Великий — тиран или реформатор? Россия, 17 век. Мировоззрение, обычаи и нравы, а также религиозные верования в государстве консервативны и неизменны. Они будто бы застыли, как муха в янтаре. И могли бы этой мухой остаться ещё на полтысячи лет, если бы… Если бы к штурвалу не пришел деятельный и активный, любознательный и непоседливый, всем на свете интересующийся и работы не боящийся молодой человек. Которого мы, потомки, называем «Петром I». А за границей величают государя нашего не иначе как «Великим». По поводу «или». Мне кажется, в […]
  • Жанр баллады в творчестве Жуковского Соединение музыки и поэзии породило в Средние века такой жанр, как баллада. Возникший в первой половине XIX века русский романтизм обратился к этому жанру и внес в него много нового. Крупными поэтами-романтиками в русской литературе стали Батюшков и Жуковский. В своем творчестве они обращались к опыту европейских поэтов, у которых романтизм переживал пору расцвета. Выдающийся человек своей эпохи, В. А. Жуковский придал своим романтическим стихотворениям глубоко личный характер. Он считал, что «жизнь и поэзия – […]
  • Взаимопонимание поколений (сочинение) Вопрос взаимоотношений отцов и детей стар как мир. Ещё в одном из древнеегипетских папирусов обнаружили запись, в которой автор жалуется, что дети перестали уважать своих отцов, их религию и обычаи, и мир рушится. Проблема взаимоотношений поколений никогда себя не изживёт, потому что культура, которая воспитывает одно поколение, будет непонятной другому. Данная проблема нашла свое отражение в творчестве многих русских писателей 19 и 20 веков. Волнует она и нас, поколение 21 века. И, конечно же, актуальна […]
  • Фамусов и его окружение (сочинение) При виде богатого дома, радушного хозяина, нарядных гостей невольно любуешься ими. Хочется знать, каковы эти люди, о чем говорят, чем увлекаются, что им близко, что — чуждо. Затем чувствуешь, как первое впечатление сменяется недоумением, потом— презрением как к хозяину дома, одному из московских «тузов» Фамусову, так и к его окружению. Есть другие дворянские семьи, из них вышли герои войны 1812 года, декабристы, великие мастера культуры (а если великие люди вышли из таких домов, какой мы видим в комедии, то не […]
  • Социальная трагедия народа в городе и деревне. Судьба народа как предмет лирических переживаний страдающего поэта. Н. А. Некрасова по праву можно считать народным поэтом, ведь не случайно столь многообразные, сложные по своей художественной структуре мотивы его лирики объединены темой народа. Стихи рассказывают о жизни крестьян и городской бедноты, о тяжелой женской доле, о природе и любви, о высокой гражданственности и назначении поэта. Мастерство Некрасова заключалось прежде всего в реализме, в правдивом изображении действительности и в причастности самого поэта к народной жизни, привязанности и любви к русскому […]

Русская литература ХХ века

Русская литература ХХ века

 

Солженицын – один из самых выдающихся писателей 20-х гг. русской литературы века. Награжден Нобелевской премией по литературе в 1970 году Солженицын считается наследником Достоевского и Толстовская эпоха русской литературы. Социально-политическая реальность Советский Союз прагматично передан в замечательных произведениях Солженицына. сочинения. В своих замечательных произведениях Солженицын убедительно говорит в защиту прав человека.

 

Ранние годы

Солженицын родился 11 декабря 1918 года в северной Кавказская гора, в городе Кисловодске, у Солженицына никогда не было шанс узнать своего отца, погибшего в результате несчастного случая на охоте до его рождения. В шесть лет Солженицын последовал за матерью, которая работала, чтобы прокормить себя и сына, в город Ростов, который он провел большую часть своих ранних лет. По окончании среднего образования, несмотря на желание изучать литературу в Москве, он поступил в Ростовский университет на физико-математический факультет.Получив степень по математике в университете, он принял учительская работа в местном городе. Однако борьба Советского Союза против вторжения Германии убедил его присоединиться к Национальному Красному Армия. К 1944 году Солженицын дослужился до звания капитана армии. Через год Солженицын был исключен из армии за писательство. антисталинские взгляды в его повествовательной поэме «Прусские ночи». Солженицын был демобилизован из армии и провел время на Лубянке. Тюрьма в Москве и восьмилетний срок в Бутырской тюрьме.После нескольких отсидок в ряде других тюрем Солженицын был доставлен в Рыбинкс, чтобы продолжить отбывать срок в научной тюрьма научно-исследовательского института, предмет Первого круга, один из его романы, основанные на его личном опыте.

 

Выдающиеся писательские годы

В 1959 году Солженицын написал свой роман «Щ-854», переименованный в « Один». День из жизни Ивана Денисовича во время его ссылки в Центральной Азии после его освобождения из тюрьмы.Откровенный роман был написано из собственного опыта Солженитына в трудовом лагере. Кроме того, это было началом работ Солженицына о советской тюремной жизни. При содействии и одобрении премьера Кхрущева, увидевшего в работа донос на Сталина, Один день из жизни Ивана Денисовича публиковался в ведущем советском литературном журнале «Новый мир».

Вслед за своим первым романом Солженицын продолжал писать политические и социальные проблемы в «Любовница и невинность» (1969) и Круг первый (1968).Однако с показания Хрущева, власти СССР утверждали, что Произведения Солженицына были антисоветскими и его произведения конфисковали. Тем не менее, он продолжал писать, опубликовав свои романы «Раковый корпус» и «Раковая палата». Первый круг в 1968 году. Оба романа переведены на английский язык. широко распространен на Западе.

 

«Персонажи сталкиваются с вопросами жизни и смерти, правды и ложь, подчеркнутая дискуссией Льва Толстого о том, что делают мужчины Жить для? в палате.Сталинизм сопоставляется с трагедией лежащие в больнице больные раком: у доносчика рак языка».

Петри Люкконен в онкологическом отделении

Впоследствии Солженицын был исключен из Союза Советских Писатели. Тем не менее его неопубликованные рукописи продолжали находить путь на Запад для публикации. Благодаря своему противодействию государственной политики посредством своих сочинений Солженицын нашел международная известность как один из ведущих глобальных сотрудников прав человека в России.За его выдающуюся работу, Солженицын был удостоен Нобелевской премии по литературе в 1970 году. Однако в Советском Союзе Нобелевская премия Солженицына рассматривалась как политически несправедливый поступок и подвергся резкой критике со стороны СССР.

В течение периода до 1974 года Солженицын продолжал внесение вклада в критическую литературу с его августом 1914 г. и Архипелаг ГУЛАГ. Архипелаг ГУЛАГ был открытым окном для читателей к советской системе уголовных и исправительно-трудовых лагерей за последние пятьдесят лет.Этот роман стал основной причиной депортации Солженицына в Запад.

«Нет более прекрасного примера буйного творчества метафоры чем предисловие к- русское заглавие еще круче- Архипелаг ГУЛАГ. От замороженной саламандры до ГУЛАГа и его «племени» Архипелагу — всей «чудовищной» большевистской России как гигантская саламандра… Несмотря на ужас предмета, буйное творчество солженицынского метафорического смысла имеет опьяняющее действие на читателя».– Д.М. Томас, Александр Солженицын Век жизни (с. 442)

В том же году Солженицын опубликовал письмо, которое написано советским руководителям за год до этого. По сути, письмо содержал критические взгляды Солженицына на проводимую политику советским правительством. В то время как советские официальные лица никогда не реагировали на это письмо, которое он написал, Солженицын решил открыть его для публики путем опубликовано его «Письмо советским руководителям».

 

«Нам нужно залечить наши раны, вылечить наше национальное тело и природные дух. Найдем в себе силы, смысл и мужество, чтобы поставить выигранное дом в порядке, прежде чем мы займемся заботами обо всем планета». &endash;А. Солженицын, Письма советским руководителям (с. 31)

По мере того, как советская критика творчества Солженицына обострялась, он выслан из СССР в 1974 г.В Стокгольме Солженицын смог получить Нобелевскую премию через четыре года после ее присуждения.

 

Текущие годы

С 1976 по 1994 год Солженицын проживал в Вермонте (со своим семья). С распадом СССР Солженицын вернулся в Россия. Гражданство Солженицына и обвинения в государственной измене выпала новая Российская Федерация. За любовь к родному земли, Солженицын теперь живет в России и продолжает просвещать читателей своими литературными произведениями.

 

 

 

Кафедра славянских языков и литературы, Калифорнийский университет в Беркли

Перекрестный список со сравнительной литературой 155.

 

100-летие русской революции кажется идеальным моментом, чтобы вернуться и изучить историю и литературу революционной России. Это была эпоха насильственных потрясений, материальной нищеты и радикальных проекций социального обновления и преобразования человека.Мы проследим дугу первого революционного десятилетия, от революционного подъема 1917 г. и Гражданской войны 1918-1921 гг., ознаменовавших окончательное укрепление Советской власти, к ранним и часто противоречивым формулировкам советской культуры, возникшим в ходе 1920-х годов. Наш курс будет сосредоточен в первую очередь на отношениях между литературой и революцией, жизненно важном вопросе, учитывая важность, придаваемую письменной культуре как большевиками, так и небольшевиками. Каким образом писатель стал свидетелем первой в истории социалистической революции? Является ли революция событием или процессом и как о ней можно рассказать? Является ли литература зеркалом истории или она также может активно формировать изменения? Как основные литературные жанры — поэзия, драма, рассказ и роман — послужили цели изображения революции? Как политическая и литературная теория оживляла дебаты того времени? Было ли место сатире и смеху в социалистическом обществе? Если XX век можно считать эпохой утопии и антиутопии, то чему учит нас русская литература о надеждах и неудачах революционных преобразований?

Писатели и мыслители, которых мы будем читать, включают Джона Рида и Виктора Сержа, Карла Маркса и Владимира Ленина, Владимира Маяковского и Велимира Хлебникова, Исаака Бабеля и Бориса Пильняка, Виктора Шкловского и Льва Троцкого, Михаила Зощенко и Юрия Олешу, Евгения Замятина и Андрея Платонова. .В дополнение к читателю курса вам необходимо будет приобрести следующие книги.

Марина Цветаева, Знаки Земные. Московские дневники 1917-1922 (New York Review Books) 978-1-68137-162-7

Владимир Маяковский, Избранные стихи (Северо-западная мировая классика) 978-0-8101-2907-8

Михаил Булгаков, Белая гвардия (издательство Йельского университета) 9780300151459

Исаак Бабель, Красная кавалерия ( Нортон) 978-0-393-32423-5

Даниил Хармс, Происшествия ( Змеиный Хвост) 1-85242-306-4

Борис Пильняк, Обнаженный год (Overlook Press) 978-1-4683-0639-2

Евгений Замятин, Ср (Пингвин) 0-14-018585-2

Предпосылки: нет

Русский язык и литература

Русский язык и литература Вестник университета 2001-02
Русский язык и литература

Задачей русского отделения кафедры германских и славянских языков является обучение студентов литературе, языку, культуре и истории России. Наша концентрация обеспечивает все богатство гуманитарного образования, когда мы изучаем язык и дискурс иностранной культуры, и когда мы изучаем человеческую драму, разыгрываемую на страницах ее художественной литературы и на страницах ее истории. Таким образом, концентрация готовит студентов, которые планируют заниматься профессиями с международной направленностью, такими как государственная служба, журналистика, частная промышленность, международные социальные службы и академические круги. В более широком смысле, для тех, кто занимается юриспруденцией, мы предлагаем изучение правды и справедливости, для тех, кто делает карьеру в медицине, мы предлагаем размышления о человеческом сострадании, а для тех, кто работает на государственной службе и в частном бизнесе, мы предлагаем более глубокое понимание человеческого общения. и более глубокое понимание сложности человеческого духа.Действительно, бывшие российские концентраторы сделали успешную карьеру во всех этих областях. Мы гордимся тем, что можем максимально быстро довести учащихся до высокого уровня владения русским языком, и для достижения этой цели задействуем все доступные ресурсы: компьютерные технологии, аудио, видео и кино. В области литературы наша учебная программа предлагает широкое и глубокое изучение основных авторов и направлений в русской литературе 19-го и 20-го веков. Чтобы служить университету в целом, мы предлагаем ряд курсов, преподаваемых в переводе.Признавая, что к нам приходят концентраторы с разным опытом, на кафедре есть два направления для концентрации: одно для студентов, прибывающих на кафедру без предыдущего опыта в области русского языка и литературы, и одно для носителей наследия или студентов, прибывающих в Брандейс с продвинутыми знаниями. знание языков. Все концентраторы должны пройти ряд курсов на языке оригинала, а также много читать на языке оригинала для других курсов. Затем два трека адаптируются, чтобы предоставить учащимся оптимальную среду обучения, подходящую для их ситуации, и бросить им соответствующий вызов.Курсы по истории России и политике России настоятельно рекомендуются концентраторам.



Кафедра приглашает всех студентов стать концентраторами по русскому языку и литературе. Мы ищем увлеченных студентов, готовых пройти серьезный и сложный курс обучения. Члены факультета посвящены обучению студентов бакалавриата и предлагают индивидуальный подход. Студенты, заинтересованные в том, чтобы стать концентратором, должны прочитать приведенные ниже требования и поговорить с сотрудником отдела.Студенты, которые хотят обсудить конкретные вопросы языкового размещения и двух направлений концентрации, должны поговорить с профессором Шевалье.

Концентратор на русском языке может получить сертификат преподавателя штата Массачусетс на уровне средней школы, дополнительно выполнив требования Образовательной программы (см.). Заинтересованные студенты должны встретиться с директором программы.



См. Германские и славянские языки.



Русский язык и литература Трек I

Предназначен для учащихся, не владеющих русским языком.

A. ECS 100a (Европейские культурологические исследования: Просеминар) необходимо заполнить не позднее первого года обучения.

B. Продвинутое изучение языка и литературы: Требуются: RUS 105a, RUS 106b и RUS 153a.

C. Изучение литературы: Любые пять курсов RECS. По крайней мере, один из этих курсов должен быть пройден с учебным изучением избранных чтений на русском языке. Учебное занятие будет добавляться к одному курсу RECS каждый год. В 2001-02 учебном году этот курс будет называться RECS 148a.

Д. РУС 97а, 97б или 99д. Концентраторы, желающие получить диплом с отличием, должны заполнить RUS 99d (старшая диссертация). Кандидаты на факультетские отличия должны иметь средний балл 3,50 на курсах русского языка до последнего года обучения. Награды присуждаются на основе совокупного превосходства на всех курсах, пройденных в рамках концентрации, и оценки дипломной работы с отличием.

Курс «Русский язык и литература II»

Предназначен для традиционных носителей русского языка и студентов, хорошо владеющих русским языком.

A. ECS 100a (Европейские культурологические исследования: Просеминар) необходимо заполнить не позднее первого года обучения.

B. Углубленное изучение языка и литературоведение на русском языке: RUS 110a, или квалификационный экзамен.

C. Изучение литературы: Любые шесть курсов RECS. Ожидается, что учащиеся будут читать большую часть, если не все, материалов на русском языке. Заинтересованные студенты приглашаются к участию в учебно-методическом изучении избранных чтений на русском языке.Учебное занятие будет добавляться к одному курсу RECS каждый год. В 2001-02 учебном году этот курс будет называться RECS 148a.

Д. РУС 97а, 97б или 99д. Концентраторы, желающие получить диплом с отличием, должны заполнить RUS 99d (старшая диссертация). Кандидаты на факультетские отличия должны иметь средний балл 3,50 на курсах русского языка до последнего года обучения. Награды присуждаются на основе совокупного превосходства на всех курсах, пройденных в рамках концентрации, и оценки дипломной работы с отличием.



A. Один курс углубленного изучения языка: RUS 105a, RUS 106b или RUS 110a (или квалификационный экзамен)

B. Изучение литературы на русском языке: RUS 150a или 9 или 9

C. Изучение литературы: Любые три курса RECS.





RUS 10a Начальный русский

Количество участников ограничено 18 на секцию.

Для студентов, ранее не изучавших русский язык. Систематическое представление базовой грамматики и лексики языка в контексте русской культуры с акцентом на все четыре языковых навыка: аудирование, говорение, чтение и письмо.Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Шевалье

RUS 20b Продолжение Русский

Обязательное условие: RUS 10a или эквивалент. Зачисление ограничено 18 на секцию.

Для студентов, ранее изучавших русский язык. Продолжение представления базовой грамматики и словарного запаса языка в контексте русской культуры, а также отработка четырех языковых навыков. Особое внимание уделяется навыкам чтения и письма, а также управляемой беседе. Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Шевалье

RUS 30a Средний Русский

[ fl ]

Требование: RUS 20b или эквивалент. Зачисление ограничено 18 на секцию.

Для студентов, ранее изучавших русский язык (RUS 10a, RUS 20b). Продолжаем изложение базовой грамматики и лексики языка в контексте русской культуры. Особое внимание уделяется навыкам чтения и письма. Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Шевалье

RUS 97a Senior Essay

Требуется подпись инструктора. Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Персонал.

RUS 97b Senior Essay

Требуется подпись преподавателя. Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Персонал

РУС 98а Самостоятельное обучение

Принимается только с разрешения консультанта концентраторов и заведующего кафедрой. Требуется подпись инструктора.

Чтение и отчеты под руководством преподавателей. Обычно предлагается каждый семестр.

Персонал

РУС 98б Самостоятельное обучение

Принимается только с разрешения консультанта концентраторов и заведующего кафедрой. Требуется подпись инструктора.

Чтение и отчеты под руководством преподавателей. Обычно предлагается каждый год.

Персонал

RUS 99d Дипломная работа

Подпись преподавателя обязательна.Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Преподаватели



Аббревиатура RECS обозначает курсы русской и европейской культурологии.

RUS 105a Advanced Grammar and Reading

[ fl hum ]

Необходимое условие: RUS 30a или разрешение инструктора.

Презентация сложной грамматики. Особое внимание уделяется навыкам чтения и письма. Обычно предлагается каждый год.

Госпожа Шевалье

RUS 106b Разговор и сочинение

[ гул ]

Необходимые условия: 30-уровневый курс русского языка или аналогичный, или разрешение инструктора.

Курс, предназначенный для улучшения обычных разговорных навыков и обучения композиции на среднем уровне. Ведется полностью на русском языке. Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Шевалье

RUS 110a Русский язык для русскоговорящих

[ гул ]

Предварительное условие: С разрешения инструктора.Количество участников ограничено 18.

Предназначено для удовлетворения потребностей носителей русского языка, которые не имели формального образования на своем родном языке и которые хотят улучшить навыки чтения и письма. Чтения варьируются от коротких произведений современной прозы до статей из современной российской прессы. Будут рассмотрены основные правила орфографии и расширенные темы грамматики. Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Шевалье

RECS 130a Русская литература девятнадцатого века

[ гул ]

Открыт для всех студентов.Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Всесторонний обзор основных писателей и тем XIX века, включая Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова и других. Обычно предлагается раз в два года.

Персонал

RECS 134b Чехов

[ гул ]

Открыт для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Предлагает подробное исследование эволюции творчества Чехова, подчеркивая тематические и структурные аспекты произведений Чехова.Внимание уделяется методам характеристики, использованию деталей, технике повествования и ролям, в которые он отводит свою аудиторию. Обычно предлагается раз в два года.

Персонал

RECS 135a Рассказ в России

[ гул ]

Открыт для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

В центре внимания великие традиции рассказа в России. Этот жанр всегда предполагал стилистические и повествовательные эксперименты, а также был средством яркого, хотя и краткого выражения сложных социальных, религиозных и философских тем.Обычно предлагается раз в два года.

Персонал

RECS 136b Автобиографическая литература, детские воспоминания и исповедь

[ гул ]

Открыто для всех учащихся. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Несмотря на трудности попытки подлинной автобиографии, воспоминаний о детстве или исповеди, русские писатели от Аввакума взялись за подлинное самовыражение в этих формах.Чтения будут взяты из Аввакума, Толстого, Достоевского, Набокова и других. Обычно предлагается раз в четвертый год. Будет предложено в течение 2002-03 учебного года.

Персонал

RECS 137a Женская русская литература

[ гул ]

Открыт для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Изучает вопросы женского представительства и идентичности, а также женского авторства. Чтения включают изображения женщин авторами-мужчинами и женщинами.Обычно предлагается раз в два года.

Мисс Миллер

RECS 146a Достоевский

[ гул ]

Открыт для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Всесторонний обзор жизни и творчества Достоевского с особым акцентом на основных романах. Обычно предлагается раз в два года.

Мисс Миллер

RECS 147b Tolstoy

[ гул ]

Открыто для всех студентов.Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Изучение основных рассказов и романов Льва Толстого на фоне истории XIX века и критической теории ХХ века. Обычно предлагается раз в два года.

Мистер Свенсен

RECS 148a Русская драма

[ гул ]

Открыто для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский. Этот курс не может быть повторен для получения кредита студентами, которые прошли RUS 148a и RUS 148b в предыдущие годы.

Изучает богатые традиции русской драмы и театра. Чтения будут включать в себя произведения 19-го и 20-го веков, с концентрированным изучением Чехова и произведений Пушкина, Гоголя, Горького, Маяковского и других. Обычно предлагается раз в два года. Будет предлагаться осенью 2001 года.

Мистер Свенсен

RECS 149b Двадцатый век Русская литература, искусство, кино и театр

[ гул ]

Открыт для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Сосредоточено на трех десятилетиях, 1900-30, и их различных художественных движениях, отраженных в литературе, живописи и театре. Исследует взаимосвязь между художественными движениями и политической сценой. Обычно предлагается раз в два года.

Персонал

RUS 150b Темы по русской литературе

[ fl hum ]

Необходимое условие: RUS 30a или разрешение преподавателя.

Семинар бакалавриата, предназначенный в первую очередь для студентов, говорящих на наследственном языке, или студентов, достигших продвинутого уровня владения русским языком.Рассматривает прозу крупных деятелей русской литературы. Темы из года в год меняются. Требуется для концентраторов Трека 2 и открыт для квалифицированных лиц, не являющихся концентраторами. Преподается на русском языке. Обычно предлагается раз в два года.

Г-жа Шевалье

RUS 153a Русская поэзия: Студенческий семинар

[ fl hum ]

Предпосылки: Требуется разрешение преподавателя.

Семинар бакалавриата, предназначенный в первую очередь для изучающих русский язык как второй.Изучает и анализирует поэтов и поэтические движения 19 и 20 веков. Предназначен для приобщения не носителей языка к чтению богатой традиции русского стиха. Требуется для концентраторов Track 1 и открыт для квалифицированных лиц, не являющихся концентраторами. Преподается на русском языке. Обычно предлагается раз в два года.

Г-жа Свенсен

RECS 154a Набоков

[ гул ]

Открыто для всех студентов. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Концентрированное исследование Владимира Набокова, самого известного русского писателя, живущего в эмиграции, и одного из самых влиятельных романистов 20-го века.Учеба сосредоточена на романах, но чтения также будут включать лекции и автобиографию. Обычно предлагается раз в два года.

Г-н Свенсен

RECS 155a От ведьм к лесным спиртным напиткам: русская культура до 1800 г. Проводится на английском языке с чтением на русском и переводом на английский.

Исследует отношения культуры с обществом и религией в России на протяжении 18 века. Исследует взаимодействие различных форм художественного выражения, представляя примеры из изобразительного искусства, музыки, архитектуры и популярной культуры, уделяя особое внимание богатому фольклорному наследию России. Обычно предлагается раз в два года, начиная с 2003-04 гг.

Г-жа Шевалье



ECS 100a

Европейская культурология: Просеминар

Литература (Российская империя) | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение↑

В 20  веках русская литература была важным форумом общественного самопознания. Однако эта функция была утрачена во время Первой мировой войны.Революция и гражданская война завершили преобразование литературного истеблишмента, хотя в 1920-х годах последовал еще один короткий расцвет. Хронологическая схема русской литературы начала 20 гг. в основном ориентирована на разнообразные направления, группы и школы. Хотя некоторые структуры частично сохранились и после 1917 года, они не оказались устойчивыми к политическим, социальным, экономическим и культурным потрясениям, вызванным войной. Точно так же менялись и авторы не только взгляда на мир, но и сюжеты и средства выражения. По этой причине война как исторический контекст литературного творчества (с решающими 1904/05, 1913/14 – 1917/18 и 1921/22 годами) смещается в центр, включая ее взаимосвязь с глобальным революционным подтекстом время.

Когда разразилась Первая мировая война, прошло всего четыре года со дня смерти Льва Толстого (1828-1910), а вместе с ним была погребена и русская литература XIX века. Своим главным произведением, романом «Война и мир » об Отечественной войне 1812 года, « Севастопольские повести » о времени Крымской войны (1853-1856 гг.), а также многочисленными публицистическими статьями и брошюрами, он задал эталон в России для художественного обсуждения войны.Любые публичные дебаты о влиянии войны на личность, семью и общество должны были обращаться к Толстому. На его влияние ссылались радикальные пацифисты, отвергавшие любую форму военной службы. Толстой поставил под сомнение духовный авторитет православной церкви, которая, по его убеждению, не проповедовала пацифизм, а объявляла воинскую службу патриотическим долгом и даже благословляла оружие. Тем не менее, русско-японская война (1904-1905 гг.) уже создала образы разрушительной силы современной войны, превосходящие все, что было известно ранее.Эта память была еще свежа, когда Россия была застигнута врасплох «Германской войной» в 1914 году.

Напротив, литературный истеблишмент царской империи был хорошо подготовлен к тому, чтобы принять вызов современной войны искусству. В ходе расширения промышленности, продвижения новых технологий в сельском хозяйстве и растущего социального давления, направленного на адаптацию, сфера деятельности издателей и авторов значительно расширилась. Уровень неграмотности быстро снижался, особенно в городах.Знания и опыт стали параметрами прогресса, и государственным учреждениям становилось все труднее удовлетворять растущий спрос и регулировать бесчисленные независимые образовательные инициативы. Ранее почти ничем не сдерживаемые регулирующие институты, такие как цензура, с трудом справлялись с потоком публикаций по постоянно меняющимся областям знаний. В 1904/05 г. предварительная цензура была упразднена, но значительная часть ее полномочий была передана уголовным судам. «Серьезная» литература по-прежнему культивировалась в салонах и кружках и распространялась в больших («толстых») журналах.В то же время «легкие» жанры, такие как приключенческий роман, детектив или светское графическое повествование ( Лубок ), завоевывают все большую долю рынка книг, брошюр, журналов и газет. [1] Все более изощренная популярная культура и дифференцированная, самоуверенная система новостей с большими тиражами, нацеленная на «массового читателя». Железные дороги и телеграфы сократили каналы сбыта и расширили резонансное пространство для «общественности», которая хотела быть в курсе последних событий.Внутренняя политика и международные отношения, экономика и наука, религия и культура освещались и обсуждались более противоречиво, чем когда-либо прежде.

Первоначально от бума печатного слова выиграли и признанные писатели. Тем не менее, растущая конкуренция со стороны популярных жанров, но прежде всего со стороны зарождающихся гуманитарных и социальных наук, поставила под угрозу исключительные притязания признанных литературных деятелей на интерпретативную суверенность в вопросах повседневной жизни и мировоззрения. По сравнению с предыдущими десятилетиями влияние «серьезной» литературы постепенно уменьшалось. Крупная форма и индивидуальный автор стали относительными. В этом отношении не Первая мировая война коренным образом изменила литературный мир. Скорее, это ускорило то, что уже было запущено предыдущим взрывом литературной культуры. Несмотря на ужесточавшуюся военную цензуру, эстетический и тематический спектр прозы и поэзии продолжал расширяться и открывал дорогу писателям-самоучкам в литературный мир.Их приветствовали как восходящих звезд «из народа», которые тем самым обрели собственный голос и освободились от интеллектуального патернализма. В то время как «Серебряный век», казалось, продолжался после 1914 года, происходили фундаментальные культурные изменения, которые, в свою очередь, подхватили революции 1917 года и попытались направить их «в демократическое русло». Еще до войны литературоведы наблюдали массово усиливавшуюся тогда тенденцию: в новых исключительных условиях чрезвычайного положения акценты литературного творчества заметно сместились в пользу публицистики.

«Военная литература» ↑

В русском языке нет устоявшегося термина для литературы времен Первой мировой войны. Это может удивить по нескольким причинам. С одной стороны, военные сюжеты, офицеры как современные герои и длительные походы как перипетии истории стали неотъемлемой частью русской литературы с 18 века. Из победных од Гаврилы Романовича Державина (1743-1816), Михаилу И.Ю. Лермонтова (1814-1841) поэтизация многолетней Кавказской войны и толстовское эпическое изображение войны с Наполеоном Бонапартом (1769-1821) как испытания всего общества, Всеволоду М.Мучительные рассказы Гаршина (1855-1888) о русско-турецкой войне 1877 года и восприятие Леонидом Николаевичем (1871-1919) и Викентием Васильевичем Вересаевым (1867-1945) русско-японской войны 1905 года как прелюдии к грядущей Катастрофы, война всегда присутствовала среди образованной элиты, но все чаще и в массовом читателе, даже в мирное время. С другой стороны, почти во всех национальных литературах стран, вовлеченных в Первую мировую войну, возникла отрасль литературоведения, которая собирала литературное наследие, классифицировала его по жанрам, темам или социальным контекстам и в конечном итоге исследовала его. [2]

Причина отсутствия России в этом сериале – результат историко-политической драмы. Для большевиков считалось само собой разумеющимся, что революционных событий 1917 года и последовавшей за ними гражданской войны достаточно, чтобы вычеркнуть из исторической памяти три опустошительных года мировой войны. Лишь после повторного открытия «Великой войны», начавшейся до памятного 2014 года, на ум не пришла «потеря» политического и социального эпохального перерыва перед революцией. [3] Между тем, методы, используемые для сокрытия разрыва между 1913 годом, годом порога этого культурного разрыва, [4] и 1918 годом, уже были выработаны во время войны. Речь шла, как охарактеризовал информационную практику Генерального штаба один военный цензор, в «систематическом отрицании» фактов, текстов и воспоминаний или в «крайне произвольном их толковании». [5] В Советской России открыто разыгрывался идеологический конфликт. Вместо Великой войны эпохальным переломом стал «Красный Октябрь». Воинские доблести, героизация и патриотические чувства перешли к победителям в гражданской войне, которую охарактеризовали как революционную «решающую битву». С тех пор все ресурсы истории и литературы были брошены на эту реконструкцию и повторение. [6] «Военная литература», как она развивалась в странах бывшей Антанты и Центральных держав, таким образом была лишена возможности развиваться в Советском Союзе.

Литературный отклик на опыт мировой войны и ее последствия как бы сохранился в оставленном современниками состоянии.То, что это наследие представляет собой нечто большее, чем неорганизованный архив, принадлежит писателям, литературным критикам и публицистам, которые сразу после начала войны начали обсуждать особенности литературы, столкнувшейся с безответным вызовом. Под впечатлением массовых смертей в самом начале конфликта встал вопрос о роли каждого отдельного автора, о том, как правильно лингвистически и формально отразить события и, наконец, что не менее важно, каков «долг» ( долг ) и какую «ответственность» ( ответственность ) должны взять на себя интеллигенты как граждане государства. [7] Прошли те дни, когда сражения, казалось, велись по установленным правилам, а дуэли, реликт угасающей аристократической культуры, олицетворяемый возможностью дуэлей на фронте, в которых можно было драться лицом к лицу.

Любая попытка исследовать русскую литературу Первой мировой войны должна быть непосредственно связана с этим наследием, которое сохранилось, а не вновь передано соответствующему поколению путем передачи. [8] Объем и качество этого литературного ресурса требуют теоретического исследования и концептуального порядка.Вслед за жанром «военного искусства» ( батальный жанр, батальная живопись ) в последнее время предлагается говорить о «художественной» или «литературной военной литературе» ( художественная или литературная баталистика ). Плавные переходы к авторам «второго и третьего эшелона», но прежде всего к тривиальной литературе и китчу , не всегда отчетливо различимы. Это особенно верно, когда из-за отсутствия текущего теоретического развития прибегают к интерпретационным схемам советского происхождения. [9] В них воспитательным, дидактическим, идеологическим и нравственным оценкам произведения и автора часто придается большее значение, чем эстетическим или научным критериям. [10] Несмотря на это, подходы, которые исследуют взаимосвязь между историографией и художественной литературой и учитывают предложения международных исследований, продуктивны. Это относится и к разделам новейшей военной историографии. [11]

Таким образом, началась ревизия литературного творчества 1914–1917/18 годов.Его целью было признать войну доминирующим творческим импульсом. Кроме того, стало доступным множество забытых работ и неизвестных биографических свидетельств. [12] И известные авторы этих лет, и известные только современникам авторы были гораздо более непосредственными причастны к событиям войны, чем хотелось бы думать советскому литературоведению. [13] Значительные разделы международных исследований следуют этому искаженному изображению частично вплоть до наших дней. [14] Одно из немногих исключений, тщательное изучение символизма Беном Хеллманом в годы войны, появилось только после распада Советского Союза. [15] С тех пор мировая историография перенесла эпохальный разрыв с 1917 г. обратно на 1914 г. [16] Именно война потрясла мировоззрение, нарушила общественные отношения и в конечном итоге привела к революциям. Соответственно война диктовала темы и мотивы и в литературе. В распадающемся политическом порядке авторы искали ориентацию; социальные барьеры пали; женщины захватили новые права; крестьяне и рабочие пробились в литературу. [17]

В общих чертах можно надежно реконструировать степень, в которой широко распространенная сеть издателей, журналов и каналов распространения, библиотек, ассоциаций, частных и общественных мест встреч была затронута ограничениями, наложенными переходом к экономике военного времени. [18] Отдельные исследования подтверждают это знание. [19] Однако многие вопросы остаются без ответа. Как менялись литературные течения и какие возникали заново? Какое влияние культурные авторитеты оказали на литературный истеблишмент? Долгое время о военной цензуре было больше догадок, чем фактов.Однако во многих отношениях он, по-видимому, был слабее, чем, например, в Англии или Франции. [20] Одно широкое обвинение касалось качества литературных произведений. Современные критики сетовали на то, что в основном это националистические религиозные сочинения, посредственность и чепуха. [21] Нет сомнения, что бульварная пресса своими сенсационными репортажами привлекала к себе еще большее внимание, чем до 1914 года. Однако в то же время она предлагала авторам скромные средства к существованию в трудные времена.Рецензии нередко характеризовались накалом атмосферы. Чтобы больше узнать о социальных дискурсах, необходимо узнать больше о реальных вкусах публики. [22] Само по себе место публикации ничего не говорило о значимости рассказов, очерков и статей. С одной стороны, развитие войны поляризовало литературную сцену. С другой стороны, организационные и кадровые перестановки в журналистике не всегда были прозрачными, что усиливало взаимное недоверие.Резкая критика была широко распространена. Тем не менее многих интеллектуалов объединяло стремление сохранить серьезную литературу. Становится очевидным, что образ публичной сферы царской империи во время войны теперь рассматривается совершенно дифференцированно. [23] Культурная жизнь военных лет в целом представляется сейчас совершенно разнообразной и противоречивой. [24]

Упомянутые выше стереотипы советского литературоведения имели двоякий уничижительный эффект. С одной стороны, такие направления или группы, как акмеизм и символизм, широко подозревались в эстетизации и идеализации войны.С другой стороны, догматическая теорема Владимира Ленина (1870-1924) об «империалистической войне» послужила политической дискредитации писателей, которые воспринимали события скорее как сложное антропологическое чрезвычайное положение. Такие термины, как «накануне революции» (вместо «до войны») или «после революции» (вместо «после войны» или «после империи») лингвистически закрепляли смену ракурса. Не индивидуальный опыт, эмоциональная вовлеченность или моральная оценка должны были характеризовать «человека на войне», а политическая убежденность.Соответственно, авторов оценивали по критериям, господствовавшим в политическом дискурсе радикальных партий: их выделяли как «милитаристов» или «пацифистов», как «защитников отечества» ( оборонцев ) или «пораженцев» ( пораженцев ). ), «националисты», «шовинисты» или «интернационалисты». Степень отклонения от линии партии определяла, были ли это временные или принципиальные «ошибки» ( заблуждения ), которые — с помощью Ленина — можно было «преодолеть» или, наоборот, отбросить благодаря постижению послереволюционных реалий. [25] Индивидуальные творческие профили, однако, показывают, как разные и порой противоречивые авторы отреагировали на надвигающуюся катастрофу.

Солдаты-писатели и гражданские писатели ↑

28 сентября 1914 года в газете «Русские ведомости » было опубликовано воззвание «По случаю войны», написанное И. А. Буниным (1870-1953). Более семидесяти известных писателей, художников и актеров, а также большое количество других подписавших документ протестовали против варварского уничтожения невосполнимых культурных ценностей немецкими войсками. [26] Этому примеру подражали не только в России, но и в других странах. Хотя не во всех случаях было ясно, предназначались ли они больше для самоуверенности или только для того, чтобы отбиваться от внешних упреков. [27] Современное свидетельствование знало множество форм, среди которых форма литературных деятелей была лишь одной, хотя и трудно переоцененной для коллективной памяти.Путешествия писателей по войне лишь в редких случаях были прямыми. [28] Это, вероятно, является причиной того, что лишь очень немногие впоследствии проявляли интерес к переизданию своих произведений этого периода или к раскрытию их якобы недостойных биографических подробностей. Владимир В. Маяковский (1893-1930), например, пошел добровольцем после начала войны, но был отвергнут как политически «неблагонадежный». Однако в октябре 1915 года он все-таки получил уведомление о призыве в армию. Служил в автошколе чертежником в погонах.Попутно он развил свой незаурядный художественный талант, рисуя иллюстрации ( lubki ) с сатирическими стихами. После революции, когда Маяковский поставил свой популярный плакат на службу большевикам, фотографии мобилизованных в царскую армию исчезли в архивах, а генезис его знаменитых плакатов РОСТА замалчивался. [29] В то время как некоторые из авторов служили в армии или в госпиталях, другие работали, чтобы обеспечить солдат и население в целом, призывали к солидарности от имени Императорской армии или принимали участие в пропаганде против вражеских государств и выступали за мира по личным или политическим причинам.Эти переживания, будь то личные или опосредованные, находили выражение в рассказах и новеллах, стихах и стихах, фельетонах и памфлетах, дневниках и письмах, создавая многослойную панораму реалистических сцен, вымышленных диалогов, интеллектуальных переживаний, рациональных выводов и эмоциональных переживаний. сочувствие. Это подчеркивает важность литературы для формирования у современной публики образа переживаемого пространства «мировой войны».

Среди писателей, писавших о войне во время или вскоре после нее, тех, кто воевал на фронте рядовыми или офицерами с оружием или находился на санитарном дежурстве вблизи фронта, было незначительное меньшинство.Николай Сергеевич Гумилев (1886-1921), Сергей Михайлович Городецкий (1884-1967), Валентин Петрович Катаев (1897-1986), Бенедикт Константинович Лифшиц (1886-1938) и Михаил Львович Слонимский (1897-1972), например, пошли добровольцами, а Федор Александрович Степун (1884-1965), Борис Андреевич Тимофеев, Всеволод Иванов (1895-1963), Николай Николаевич Асеев (1889-1963), Александр Александрович Блок (1880-1921), Были призваны Ефим Александрович Придворов (1883-1945), более известный под псевдонимом Демьян Бедный, и Николай Сергеевич Тихонов (1896-1979). Софья З. Федорченко (1888-1957) и Надежда Александровна.Лохвицкая (1872-1952), известная как «Теффи», служила санитарками ( sëstry miloserdiia ). Несколько больше было таких, как Валерий И.А. Брюсов (1873-1924), Федор Дмитриевич Крюков (1879-1920), Евгений Н. Чириков (1864-1932), Виктор В. Муйжель (1880-1932) и Алексей Николаевич Толстой были активными военными корреспондентами. Они часто служили недалеко от полей сражений или в окопах. У них был взгляд изнутри на поле боя или повседневную жизнь солдат. То, что они документировали, часто служило материальной основой для будущих литературных обработок.Александр С. Серафимович Попов (1863-1949) тоже пытался попасть на фронт в качестве военного корреспондента. Однако это ему удалось только тогда, когда он пошел добровольцем на медицинскую службу. С другой стороны, Илья Г. Эренбург (1891-1967) хотел воевать на фронте, его не взяли, но в итоге ему удалось попасть на фронт в качестве военного корреспондента газеты. Валентин Иванович Горянский (1888-1949) отправился на фронт без задания агентства печати. Особый случай возникает в случае с Исааком Э. Бабель (1894-1940).Освобожденный от военной службы студентом в 1914 году, он был направлен в национальную армию в следующем году, но никогда не воевал. С другой стороны, Сергей А. Есенин (1895-1925), по-видимому, был призван в 1916 г., но по многочисленным ходатайствам был приписан к государеву медицинскому взводу. Вересаев был мобилизован как врач, Георгий Дмитриевич Гребенщиков (1882-1964) как фельдшер, который также работал в газете. Наконец, самую сильную группу составили те, кто проживал в тылу или вдали от боевых действий, а иногда и за границей, но формировал свои впечатления на основе изменений жизни «в тылу», а также на основе доступных новостей, личных сообщений или слухов.Среди них были Анна Александровна Ахматова (1889-1966), Борис Николаевич Бугаев (1880-1934), известный как Андрей Белый, Иван Александрович Бунин (1870-1953), Максимилиан Александрович Волошин (1877-1932), Маяковский, Осип Мандельштам (1891-1938), Игорь Северянин (1887-1941), Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941), Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945).

Только тщательный биографический анализ произведения автора может показать, насколько хорошо он или она был информирован, когда писал репортажи, писал стихи, рассказывал или писал эссе о войне. Они определяют, насколько надежными, заслуживающими доверия и «аутентичными» являются отчеты или вымышленные тексты. Несколько случаев, когда это уже было сделано с необходимой широтой и глубиной, указывают на сложность задачи. [30] До сих пор основное внимание уделялось авторам, уже известным до 1914 года, за которыми следовали те, кто сделал себе имя после революции. Последнее обычно оказывало большее влияние на хаотичный год войны и революции, 1917-й, чем на зловещий август 1914-го.То, что произошло между ними, легко становится эпизодом, смутной прелюдией или интермедией. Мало внимания уделяется авторам, чей творческий период закончился в годы войны или которые только творили в это время, а затем погибли, например, в гражданской войне.

Смотреть – Узнавать – Понимать↑

Великая война, четвертая и крупнейшая «современная» война, которую Россия пережила после Крымской, Русско-турецкой и Русско-японской войн, не оставила незатронутой ни одну часть общества. Индивидуально и коллективно воспринимаемая и запоминаемая, война подавляла людей размахом и интенсивностью боевых действий, перенапряжением всех ресурсов. Это событие вызвало целый ряд сильных эмоций, которые обычно остаются под контролем в мирное время – от любви и ненависти до горя и боли, до мужества бороться и страха, паники и фатализма, опьянения и уныния. [31] Квазирелигиозная верность «отечеству» и «отечеству» соседствовала с равнодушием, которое нередко интерпретировалось патриотической печатью как «измена» или «братание» с врагом.Тысячи, возможно, безымянно погибли на фронте и были похоронены в братских могилах, но они вернулись к семьям в тылу как память об индивидуальной судьбе. Война изменила все – быт в деревнях и поселках и восприятие действительности, а также жизнь авторов. Даже по прошествии двух лет не было видно конца. Писателю Леониду Добронравову (1887-1926) казалось, что страна «изуродована до неузнаваемости» и произвела на свет «совершенно новых людей». [32] Для него Россия стояла на пороге вековых потрясений.Уже в июле 1914 года, но не позднее, чем в первый год войны, критики считали непрекращающийся теоретический спор между «реалистами» и «символистами» изжитым. Ориентированная на реальность манера письма 19 годов давно уже вступила в синтез с фантазией. [33] В поэзии, напротив, почти незаметно слились целые «школы». Происходило «падение старых богов». Эгофутуристы, кубофутуристы и акмеисты восстали против традиции. [34] «Война в поэзии» теперь существовала в двояком смысле — как литературный мотив и как литературно-историческая метафора. [35]

В начале 1915 года издательство А.С. Суворин издал обширную антологию стихов, написанных за первые три месяца войны. [36] В него вошли Анна Ахматова (со стихотворением «Утешение» [ Утешение ]), Александр Блок («Антверпен»), «Теффи» (т.е. Надежда А. Лохвицкая) («Белые одежды» [ Белая одежда ]), Фёдор Сологуб («Стансы за Польшу» [ Стансы Польше ], «Бог против Начинающего» [ На начинающего Болота ], «Братьям» [ Братьям ], « Утешение Бельгии» [ Утешение Бельгии ], «Вильгельм Второй» [ Вильгельм Второй ]), Зинаида Гиппиус («Три креста» [ Три креста ]), Валерий Брюсов («В Польшу [ Польше ], «Последняя война» [ Последняя война ], «Старый вопрос» [ Старый вопрос ]), Константин Бальмонт («Боевые колокола» [ Благовест бой ] ) и Игорь Северянин («Благословение» [ Благословение ]). Многие другие стихи были написаны менее известными поэтами. Том был организован тематически в соответствии с историческими пейзажами западной периферии империи, которые теперь стали сценами ожесточенных боев и оккупации центральными державами, такими как Галиция. Затем последовали союзные военные державы Великобритания и Франция, а также славянские «жертвы» Польши (доходы от этого объема должны были пойти на «польскую помощь»), Сербии и Болгарии. Несколько стихотворений были также посвящены Бельгии, в которую немецкие войска вторглись в начале войны.В разделе «Враги» основное внимание уделялось только Германскому рейху, хотя отдельные работы касались и «Австрии». Большинство остальных стихов были закреплены за ключевыми словами или дифференцированы по внешней форме. Например, можно найти разделы «Славянство» ( славянство ), «Дом» ( родина ), «Казаки» ( казаки ) и «Медсестры» ( сестры милосердия ). Это были популярные мотивы, которые были обновлены применительно к войне. В частности, добровольная служба женщин в военных госпиталях занимает исключительное положение, соответствующее ее месту в государственной пропаганде. В конце следуют резкие стихи из жанров «юмор и сатира» или фольклора ( народное творчество ).

Обширный том, выпущенный в условиях значительного дефицита времени, претендовал на то, чтобы дать поэтическое выражение непреодолимым чувствам населения в начале войны. На этом раннем этапе преобладали оптимистические патриотические настроения, несмотря на первые поражения, приведшие к большим потерям.Россия, сказано в другом месте, пойдет к победе «в вихре битвы» с «огнем» и «железом» и таким образом положит конец войне, которую она не хотела, но должна была вести «для спасения своих братьев». [37] Отдельные основные мотивы повторяются в нескольких вариациях: нерушимое единство «всех племен» страны с Царем, готовность России жертвовать собой за «славянских братьев» за пределами своих имперских границ, «невинно пролитая кровь» в отражении агрессора, горе женщин и детей по поводу потери мужей и отцов, одинокая смерть героя и массовая гибель, военный плен, военные зверства немцев на Западном фронте, возвращение Древнеславянские воины ( богатыри ), и покровительство святых, особенно св. Георгия, для верных сынов России. Именно религиозная мотивация вездесуща и в образе карающего божьего кулака у Сологуба, и в победоносной позе воскресшего Христа у Тэффи, и в последовательном построении стихотворения-молитвы у Копыткина. [38]

В период с 1914 по 1917 год вышло более 300 альманахов и антологий. Из-за разнообразия содержания этот формат был очень популярен и может рассматриваться как барометр соответствующих настроений в армии и населении, которые в решающей степени зависели от переменчивой судьбы. войны и ситуация со снабжением. [39] Но поэзия, которая была предана коллективному делу, вызывала также сомнения в том, что искусство — несмотря на его разнообразие — не было полностью принесено в жертву социальной активности. «Настоящий поэтический потоп» последовал за началом войны, заметил один критик. Неизвестные поэты чувствовали себя призванными «играть на боевой лире», основывали свои рифмы на житейских знаниях и в итоге давали «чисто газетный стиль» ( Чистая газетность ). [40] Это суровое суждение могло быть верным во многих случаях, особенно когда патриотизм и национальный пафос «руководили пером.Война перевернула культурную сцену и потрясла якобы устоявшиеся представления. Насколько непостоянным и противоречивым могло оказаться суждение в отдельных случаях, можно изучить на примере Сологуба, нередко сводившегося к поэту-«шовинисту», или Гумилёва, «самого нечитанного» поэта ХХ -го -го века, который имел репутацию человека, слишком легкомысленно относящегося к «идее агрессии». [41] Критики также использовали термин любочность в обобщающем и иногда пренебрежительном смысле, когда повсеместное стремление быть «близким к народу» или использовать доступный, образный и живой язык подвергалось критике как вульгарное, примитивное, или банально. [42]

В то время как одни голоса призывали к защите «национальной культуры», о которой они, казалось, узнали только благодаря вновь обретенной внешней угрозе, другие предполагали, что нельзя избежать того, что продолжающаяся борьба принесет невосполнимые потери материальных и идеальных ценностей. . Общество должно было быть готово начать все заново после войны. В этом смысле Блок и Волошин видели в поэзии «сейсмограф», указывающий не только на грядущую гибель, но и на великие ожидания восстановления. [43] Маяковский, имевший весьма двойственное отношение к войне, считал, что недостаточно просто «писать о войне» ( письмо о войне ) или о ее «декоративной стороне», но поэт должен «писать с войной» ( писать войною ), теперь, когда «все есть война», тем самым давая ей возможность говорить самой за себя. [44]

Среди прозаиков Алексей Николаевич Толстой был одним из самых известных. В бою не участвовал, а с фронта вел репортажи в качестве военного корреспондента.Его статьи и заметки породили рассказы и романы, большая часть которых была опубликована уже после революции. Поэтому важно не смотреть на его взгляд на войну исключительно ретроспективно. В начале войны А. Толстому был тридцать один год. Недолго пробовал себя в стихах, но затем переключился на прозу и добился первых успехов как драматург. В рассказе «Обыкновенный человек» ( Обыкновенный человек ), написанном в 1914 году, он вплотную подводит читателя к первым сражениям.Словно мозаику, он сложил обрывки разговоров, бытовые сцены на боевых позициях, виды разрушенных деревень и городов. Среди грязи и смрада солдаты и офицеры дают волю чувствам ненависти, контрастирующим со стилизованными описаниями пейзажа. Раненый офицер, брошенный на землю и смотрящий на звезды, находится на грани смерти. Эпизод явно основан на известной сцене из романа Льва Толстого «Война и мир». Смутно пострадавшему кажется, что он видит скрытый смысл за фасадом борьбы, ощущает величественную тишину, видит знакомые вещи и лица, проходящие мимо, залитые ярким светом.Странное чувство радости охватывает его. [45]

Стремление А. Толстого не только драматически описать войну, но и осмыслить ее с разных точек зрения еще отчетливее проявляется в «Рассказе о человеке в пути» ( Рассказ проезжого человека ). Она была издана на третьем году войны, непосредственно перед Октябрьским переворотом 1917 года. Война как событие, в той или иной степени затронувшее все общество, уже не может быть здесь отделена от последовавшего за ней революционного кризиса, дестабилизировавшего Россия после отречения царя в марте того же года.В разгар драматических событий А. Толстой рисует мимолетный портрет поколения самодостаточной интеллигенции, извлекшей выгоду из модернизации, но все более обнаруживавшей свою неспособность действовать (самостоятельно) во время Великой войны и революции. Перед лицом боев с большими потерями и беспрецедентным напряжением сил они переходят к мышлению о многонациональной империи как о «нации». Но бегство в патриотизм оказывается противоречивым и в конечном счете саморазрушительным. Автору удается сделать понятным опыт шока для первых добровольцев и призывников, перебравшихся в Восточную Пруссию летом 1914 года.Ошеломленные, вчерашние мирные жители смотрят на горящую железнодорожную станцию, проходя мимо, вздрагивают от первого пушечного грохота и видят лежащих рядом с собой первых убитых. Им некогда осмыслить «темные масштабы» происходящего и сориентироваться в «огне и дыму». Им кажется, что они в азартной игре: чужая смерть — приз, а собственная — козырь соперника. Постепенно они привыкают к ужасающим образам: «А красные лужи, оторванные руки и головы — черт с ними, не хочется! Став убийцами, мы, подобно животным, почувствовали жизнь…” [46]

Подобно тому, как поэты стремились запечатлеть в звукоподражании звуки фронта, шум, характерные свистящие звуки, так и прозаики пытались в повествовании подражать тому, к чему стремились красками в искусстве художники-баталисты ( художники-баталисты ). Сцены были воспроизведены максимально точно со словами и краткими деталями, чтобы дать читателю восприятие со стороны. Композиционные элементы напряжения служили внутреннему переживанию и интерпретативному объяснению.Но были сомнения, достаточно ли общеупотребительной лексики, чтобы передать необычное в языке. У Степуна, принимавшего участие в боях в Галиции в чине прапорщика, сложилось впечатление, что такие термины, как «знать» ( знат ) и «понимать» ( понимать ) утратили в этой войне свою достоверность. Уже не самоочевидно, что человек действительно понимает то, что он видел. «Война — вещь странная и совершенно непонятная», — гласит первое «Письмо к матери» в его эпистолярном романе.Самое страшное было не в материальном ущербе, а в том, что он сделал с сознанием людей. [47]

Заключение: Литература как военная память↑

Материалы и формы повествования, мотивы и темы, стилистика и использование метафор раскрывают понимание этого эпохального разрыва. Русский авангард тесно переплелся с европейским и мировым авангардом. В связи с этим возникает вопрос, насколько еще правдоподобен тезис об особом революционном пути России.Несомненно, эпоха Великой войны, включая ее предвоенные (Русско-японская, Балканские войны) и послевоенные (Гражданская война, Польско-советская война), стала не менее глубоким биографическим и творческим историческим переломом для большинства русских авторов, чем это сделали для их современников в других воюющих странах. Тем не менее, можно с полным основанием сказать, что России не хватает «великого» романа (сборника стихов, пьесы), который, как и произведения Герберта Уэллса (1866–1946) и Веры Мэри Бриттен (1893–1970) в Великой Великобритания, Анри Барбюс (1873–1935) и Гийом Аполлинер (1880–1918)) во Франции, Эрнест Хемингуэй (1899–1961) и Джон Дос Пассос (1896–1970) в Северной Америке или Арнольд Цвейг (1887–1968), Эрих Мария Ремарк (1898-1970) и Эрнст Юнгер (1895-1998) в Германии символически ассоциируются с войной и выступают за коллективный опыт. Противопоставить этому можно то, что литературоведы игнорировали соответствующие подходы. Более того, хаотические обстоятельства, связанные с выходом России из войны и последовавшей за ней революцией, способствовали маргинализации военной литературы в целом. [48] Только сегодня военных писателей других стран сравнивают с их русскими современниками. [49]

На фоне корпуса русской литературы 1914-1917/18 годов, лишь кратко очерченного в рамках данной статьи, становится ясно, насколько велики были усилия по замалчиванию и «забыванию».Еще в 1920-е годы были попытки продолжить нить литературы от позднего царского ампира к раннему советскому современности. После этого было лишь несколько ярких исключений, выделявшихся литературными маяками в разное время. Заслуживают упоминания в этой связи романы «Путь страдания» ( «Хождение по мукам» ) А. Н. Толстого, [50] «Тихий Дон» ( Тихий Дон ) М. А. Шолохова ( 1905-1984), «Жизнь Клима Самгина» ( Жизнь Клима Самгина ) Максима Горького (1868-1936), «Доктор Живаго» ( Доктор Живаго ) Бориса Л. Пастернака (1890–1960) и «Август 1914» ( августа четырнадцатого ) Александра Ивановича Солженицына (1918–2008). Особого внимания заслуживает Валентин Сергеевич Пикуль (1928-1960), чьи исторические ранобэ были широко прочитаны в позднесоветский период, но почти не рассматривались литературоведами. [51] Большое место в этих романах занимает тема войны и царской армии. Если, с одной стороны, автору позволяли осторожно пересматривать некоторые советские стереотипы о мировой войне, то, с другой стороны, его произведения довольно откровенно пропагандировали националистические и антисемитские настроения.В конце концов, в рамках небольшой неформальной культурной сцены всегда существовал интерес к темам, выходящим за рамки официального советского канона. [52] Литературная продукция русской эмиграции, в которой оказались многие авторы военного времени после послереволюционного «исхода на Запад», и сегодня играет важную роль. Здесь культивировалось наследие «Серебряного века», продолжались газеты и журналы, управлялись вотчины, создавались архивы. [53] Постсоветское литературоведение взяло эту основу, когда оно началось, чтобы исследовать Первую мировую войну как область исследования, даже раньше, чем это сделали историки.В этом суть обновленной русской коммеморативной культуры: она берет пример с зарубежья, занимается могилами войны, оплакиванием жертв, культом павших «героев».

Между тем дискурс о «военной литературе» неуклонно набирает обороты. Конечно, она не заменяет огромной литературы революционной эпохи, но требует пересмотра ее предпосылок, критериев отбора и интерпретационных подходов.Эта работа идет полным ходом. Уловка помещения 1914-1917/18 годов в континуум «до революции» больше не действует. Как экзистенциальный опыт и в то же время поэтический вызов, Первая и Вторая мировые войны должны идти рука об руку. В какой степени стратегии выживания, поведенческие паттерны и способы мышления или языковые условности, метафоры и формы выражения, т. е. феноменология литературы в чрезвычайных условиях, передавались здесь, остается открытым вопросом. [54] В истории нет ничего необычного в том, что своды знаний остаются позади в своей эпохе.


Николаус Катцер, Немецкий исторический институт Москва

Проверено внешними экспертами от имени главных редакторов

Переводчик: Джошуа Р. Крокер

Курс типа Код курса Код кредитов
Discline Core 4 4

семестр и лет, зима Семестр 2020

Координатор курса: Dr.Bhoomika Meiling

Электронная почта координатора курса: [email protected]

Предварительные требования: Нет

Цели/описание курса:

Этот курс посвящен моей социальной и политической литературе. -культурные сдвиги в России в первой половине насыщенного событиями ХХ века. Начиная с последствий русской революции 1905 года, курс будет проходить через изучение поэзии, драмы, искусства и художественной литературы вокруг большевистской революции, мировых войн, подъема и падения сталинизма и хаотического периода оттепели, чтобы сформировать понимание сложных реалий, которые определяют проблемы, связанные с идентичностью, творчеством и самостью в России ХХ века.

Краткое описание модулей/ Основные модули:

Модуль 1: Революция и социалистический строй: Этот модуль начнется с изучения литературного сценария в России в 1905 году. После ознакомления студентов с литературным и политическим фоном революции будет предпринято подробное изучение модернизма и авангардных движений в России. Поэзия Блока будет рассматриваться как пример слияния некоторых модернистских тем с идеалами революции.

Первичная литература:

Т. I. «Построение социалистического строя». Речи, изменившие мир. Эд. Алан Дж. Уитикер. Нью-Дели: Джайко, 2010.

Блок, Александр. «Двенадцать». Избранные стихи. М.: Изд-во Прогресс, 1981.

Фоновая литература:

Гаспаров Борис. «Поэзия Серебряного века». Кембриджский компаньон по литературе двадцатого века. ред. Евгений Добренко и Марина Балина. Кембридж: КУБОК, 2011. стр. 1-21.

Пайман, Аврил. ‘Введение’. Избранные стихи: Александр Блок. Оксфорд: Pergamon Press, 1972. стр. 1-53.

Рекомендуемая литература:

Браун, Эдвард Дж. Русская литература после революции. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1982.

Престо, Дженифер. За пределами плоти: Александр Гиппиус, Зинаида Гиппиус и символистская сублимация секса. Madison, Wisconsin: University of Wisconsin Press, 2008.

Модуль 2: Поэт-модернист-диссидент: Продолжая дискуссию о судьбе модернизма, в этом модуле последует исследование поэзии Мандельштаума, Ахматовой и Цветаевой. .Обсуждается роль государственных репрессий в жизни и творчестве этих поэтов. Их отказ некритически принять новый порядок служит противопоставлением для следующего модуля, в котором подробно описывается творчество тех авторов, которые вначале с энтузиазмом восприняли социалистический режим (а в некоторых случаях позже по принуждению). Студенты должны будут сделать короткие презентации после завершения этого модуля о русском модернистском искусстве и музыке Репина, Кандинского, Шагала, Гончаровой, Григорьева, Реориха, Стравинского и Шостаковича, как попытку понять взгляды на искусство и культуру, которые формировали общественное мнение. жизнь в авангардных кругах.

Первичные чтения:

Осип Мандельштаум: «Утро акмеизма», «Живем без чувства», «Прими в свою радость», «Вообще ничего не вижу», «Я наравне с другими» по-советски Поэзия: русские поэты 1917-1967 гг. Н.п., 1967.

Анна. «Реквием». Анна Ахматова: Избранные стихи. Транс. Д. М. Томас. Лондон: Penguin Books, 1988.

Цветаева: «Привет с поезда», «Еще одна молитва», «Литературным прокурорам», «Владимиру Маяковскому», «Попытка ревности» у Цветаевой: Избранные стихи. Эд. Элейн Файнштейн. Нью-Йорк: Penguin Books, 1993.

Фоновое чтение: Избранное из

Коэн, Аарон Дж. Мировая война, современное искусство и политика общественной культуры в России: 1914-17. Линкольн и Лондон: University of Nebraska Press, 2008.

Предлагаемая литература:

Андерсон, Нэнси К. Анна Ахматова: Слово, которое вызывает поражение смерти. Нью-Хейвен и Лондон: издательство Йельского университета, 2004.

Саймон. Марина Цветаева: Женщина, ее мир и ее поэзия.Кембридж: CUP, 1985.

Кавана, Клэр. Осип Мандельштаум и модернистское создание традиции. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1995.

Модуль 3: Изменения в социалистическом порядке и Советский художник: Поэзия, драма и проза, написанные в поддержку социалистического реализма, будут изучаться в этом модуле. Речи Сталина и Хрущева будут использованы в качестве справочных материалов для понимания социальной и политической обстановки в России 1930-х и 40-х годов. Обсуждается актуальность самиздата в связи с тем видом письма, который пропагандировался открыто.

Первичные чтения:

Горький Максим. Нижние глубины (1902 г.). Лондон: Dover Publications, 2003.*

Владимир. «Клоп». Пьесы, статьи, очерки: Владимир Маяковский. Том 3. М.: Радуга, 1987.

Пролог к ​​поэме о пятилетке». В. Маяковский: Длинные стихи. Том 2. Москва: Радуга, 1986.

Олеша Юрий. «Из тайной тетради попутчика Сэнда».Зависть и другие произведения. Транс. Эндрю Р. МакЭндрю. Нью-Йорк: Doubleday, 1967.

Катаев Валентин. «Квадрат круга: водевиль в трех действиях». Восемь русских пьес ХХ века. Эд. Тимоти Ланген и Джастин Вейр. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета, 2000.

Исаак. «Конец богадельни» и «Дневниковая запись: 3 июня 1920 г. Житомир». Полное собрание сочинений Исаака Бабеля. ред. Натали Бабель и Синтия Озик. Нью-Йорк: WW Нортон и компания, 2001.

Шолохов Михаил.Судьба человека. М.: Издательство «Прогресс», 1958.

Фоновая литература:

Горький Максим. «Советская литература». Максим Горький: Собрание сочинений. Том X: О литературе. М.: Прогресс, 1982.

Замятин Евгений. Мы. тр. Кларенс Браун. Лондон: Пингвин, 1993.

Предлагаемая литература:

Ушаков, Александр. «Владимир Маяковский: поэт нового мира». Избранные стихи: Том I. Владимир Маяковский. Транс. Виктор Христяков.Москва: Радуга, 1985. С. 7-28

Фрейдин Григорий. Загадка Исаака Бабеля: биография, история, контекст. Stanford: Stanford University Press, 2009.

Модуль 4: Несогласие в прозе: Понимание инакомыслия в социалистической России будет сформировано посредством чтения этого модуля. Благодаря изучению историй публикаций некоторых из этих текстов также будет изучено международное восприятие СССР и связанной с ним политики.

Первичные чтения:

Булгаков Михаил.Мастер и Маргарита. Лондон: Penguin Classics, 2007. №

Выборки из: Бунин, Иван. Проклятые дни: дневник революции. тр. Томас Гейтон Марулло. Чикаго: Иван Р. Ди, 1998. *

Выдержки из: Солженицын, Александр. Архипелаг ГУЛАГ: 1918-1956 гг. Нью-Йорк: Вечная классика, 1985

Пастернак, Борис. Доктор Живаго. Нью-Йорк: Книги Пантеона, 1958.

Предлагаемая литература:

Солженицын, Александр. Раковый корпус. Лондон: Винтаж, 2003.

Картер, Стивен. Политика Солженицына. Лондон: Macmillan, 1977.

Финн, Питер и Петра Куви. Дело Живаго: Кремль, ЦРУ и битва за запретную книгу. Лондон: Random House, 2007.

Кертис, Дж. А. Э. Эд. Рукописи не горят: Михаил Булгаков: жизнь в письмах. Нью-Йорк: Пингвин, 2012.

Перова Наташа. Эд. Еще о Булгакове и Мандельштаме. Москва: Глас – Новое русское письмо, 1993.

Прочая литература:

Сталин, Дж.V. «Выступление на собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы». Речи, изменившие мир. Эд. Алан Дж. Уитикер. Нью-Дели: Джайко, 2010.

Никита. «Культ личности». Речи, изменившие мир. Эд. Алан Дж. Уитикер. Нью-Дели: Джайко, 2010.

Рид, Джон. 10 дней, которые потрясли мир. Лондон: Penguin Classics, 2007.

Горький, Максим. Мама. Нью-Дели: Jaico Publications, 2003.

Владимир. Лекции по русской литературе.Нью-Йорк: Харкорт. Inc., 1981.стр. 12-19, 183-198.

Бахтин М.М. Речевые жанры и другие поздние сочинения. Транс. Верн В. МакГи.

Ред. Кэрил Эмерсон, Майкл Холквист. Остин, Техас: University of Texas Press, 1986.

Бетея, Дэвид М. Форма Апокалипсиса в современной русской художественной литературе. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1989.

Террас, Виктор. Справочник по русской литературе. Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 1990.

Вахтел, Эндрю Барух, Илья Виницкий.Русская литература. Кембридж, Великобритания: Polity Press, 2009.

*Эти тексты не включены в программу для чтения. Они будут доступны отдельно.

# Пожалуйста, купите свой собственный экземпляр этого романа.

Расписание предварительной оценки с деталями трассы :

S.no Оценка Дата / период, в которой оценка будет иметь место Tailage
1 Class Test Январь / начале февраля 10%
2 2 середины семестра Mid — 20%
3 презентация Первая неделя апреля 30791 4 класс тест середина апреля 10%
5 5 термин конце апреля 30%

20-го века Русская литература

ДАТА: 01. 04.

Общественные науки

Том.31, №3/2000

 

Русская литература ХХ века
Константин Кедров *

 

Уходящий век, пожалуй, самый трагический и тяжелый во всей российской истории. Она превзошла по жестокости все предыдущие эпохи. Но русская литература не только сохранила свой традиционный гуманизм, но и превзошла предыдущее столетие богатством талантов.

В 1899 году было опубликовано произведение Льва Толстого « Воскресение», предсказывающее все, что должно было произойти с нами.Тюрьма, любовь, ссылка — вот любовный треугольник ХХ века. Нехлюдов и Катюша, Доктор Живаго и Лара. Заснеженная Россия, Сибирь, усеянная концлагерями.

XIX век оставил нам «Мертвый дом» Достоевского , а ХХ век подарил «Колымские рассказы» Шаламова . Достоевский считал, что «красота спасет мир», а Шаламов говорил: «Я бы плюнул в лицо красоте». Полностью подтвердилось постоянство русских типов: праздные мечтатели, фанатики, мученики идей. И все же Иван Денисович опережает любой из этих типов, например, Мужика Марея Достоевского. Ведь именно Солженицын проник в сущность простого человека лучше, чем любой другой писатель ( Один день Ивана Денисовича ).

Однако открытие Нехлюдова, сделанное им после посещения острога, остается верным. Он привык думать, что по одну сторону тюремной решетки преступники, а по ту сторону — честные люди. Посещение тюрьмы убедило его, что все было наоборот.За решеткой он обнаруживал в основном честных людей, тогда как на свободе находились настоящие уголовники, бандиты и воры.

« Санкт-Петербург » и « Москва » Андрея Белого — два первых настоящих романа ХХ века. Белому подражали многие писатели: Леонид Леонов, Набоков, Замятин, Пильняк, Бабель, Юрий Олеша и многие другие. « Санкт-Петербург » — образцовый роман, по образцу которого на протяжении ХХ века писались гениальные произведения. Однако сам Белый не получил никаких плодов от своей работы. Оба романа высоко оценены филологами и писателями, но не читателями.

Гений Набокова подарил миру не только роман-бестселлер Лолита , но и Приглашение на казнь . Даже «» Кафки «Процесс » не так гениален и артистичен, как фантасмагория Набокова. Цинциннат, главный герой Приглашение на обезглавливание , агностик с оттенком графа Монте-Кристо, Гамлета, томящегося в Эльсиноре, и заключенного в солженицынском Круге первом , настоящий герой ХХ века. век.Его вина в том, что он невиновен. Он духовное существо до такой степени, что он не от мира сего. Он свободный человек, запертый в мировой тюрьме.

Мысль о том, что даже в одиночной камере можно сохранить свою свободу, всегда была одной из величайших русских иллюзий, которую унаследовали такие разные писатели, как Набоков, Солженицын и Василий Гроссман ( Жизнь и судьба .)

Из бесконечного множества «почвенных» славянофильских романов выделяется « Тихий Дон » Шолохова. Хотя «казаки с бумажными шпагами» (по выражению Набокова) вряд ли заслужили Нобелевскую премию, «бермудский» любовный треугольник главных героев — Мелехова, Аксиньи и Натальи — продолжит привлекать читателей и в следующем столетии.

Ранее запрещенная русская проза 1920–30-х годов сохраняет свою культовую роль и сегодня и до сих пор рассматривается в контексте сталинских репрессий. Эта литература тоже имеет шанс дожить до следующего столетия не просто как редкость. Достаточно упомянуть такие романы, как « Синие груши» Юрия Олеши , Зависть , «Три толстяка» ; « Машины и волки » Бориса Пильняка; Хулио Хуренито Ильи Эренбурга; Красная кавалерия Исаака Бабеля ; Андрея Платонова Котлован , Родина электричества , Такыр, Шлюзы Крещение ; U Всеволода Иванова ; Алексей Толстой Голубые города , Аэлита , Гибикус , Любовь — золотая книга , Буратино .Даже идеологическая трилогия Алексея Толстого «Хождение по мукам » выдержала критику солженицынского « Красное колесо «. Даже «Доктор Живаго » Пастернака не мог не подражать роману жизнерадостного графа: Лара — другая Даша, а Живаго — другой Телегин.

«Доктор Живаго» слишком культовый роман, чтобы судить о нем без предрассудков.

Однако в живучести нет ни капли сомнения. Двенадцать Стулья и Золотой теленок Ильф и Петров.Главный герой Остап Бендер, Чичиков 20-го века, поедет в век следующий в той же чичиковской карете. Некоторые могут возразить мне, указав, что они находят там не только смех, смешанный с невидимыми слезами, как у Гоголя, но и смех, смешанный с невидимой кровью. Я не мог не согласиться с этим: это, безусловно, смех с примесью крови, русский карнавальный бунт, который не лишен смысла и не беспощаден. Возможно, Христос «никогда не смеялся», но жил он в другом, более теплом климате.В России, если не смеяться, можно замерзнуть. В смехе Ильфа и Петрова есть та теплота, которая впоследствии была полностью усвоена Булгаковым. Его Иван Бездомный стал символом литературы соцреализма. Парадоксально, но запрещённый «Доктор Живаго » стал доступен читателям в России гораздо раньше, чем запрещённые «Мастер» и . Маргарита , несмотря на то, что Доктор Живаго был написан в конце 1950-х, а Мастер и Маргарита в 1940-х.

Дьявол, бродящий по Москве, впервые появляется в романе Загоскина Искусители , написанном намного раньше, чем булгаковский Мастер и Маргарита . В «Загоскине» Дьявол также появляется из ниоткуда во время летней прогулки героя по парку. Можно спорить о качестве сцен на евангельские темы, Ренана, картины Ге «Что есть истина?» Однако «проклятая квартира», спектакль Воланда в Театре Эстрады, сумасшедший Иван Бездомный в сумасшедшем доме – они никогда не устареют и навсегда останутся в русской литературе.Шариков из булгаковского романа «Собачье сердце» — такая же символическая фигура, как Кандид Вольтера или легендарный Тартарен Доде, служащие ключом к пониманию Франции. Шариков — родственная душа Смердякова (из романа Достоевского Братья Карамазов ), а на очереди реальные персонажи, такие как Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев и т.д.

Подводя итог, вот типичные русские люди ХХ века: интеллигенция – Телегин и Даша, Живаго и Лара, Мастер и Маргарита; авантюристы — Остап Бендер, Шариков и др.; и люди земли – Григорий Мелехов, Иван Денисович, Аксинья.

Русская литература ХХ века по-прежнему сосредоточена на человеке, его характере и его душе. Они никогда не исчезнут. Даже такие помпезные и тенденциозные романы, как « Как закалялась сталь » Николая Островского и «Молодая гвардия » Александра Фадеева, имеют шансы дожить до грядущего века, потому что Сергей Тюленин и Уля Громова, и даже фанатик Павел Корчагин — все они люди из плоти и крови.

Конец века не дал писателей, равных по таланту Булгакову, Платонову, Алексею Толстому и Солженицыну.Следует упомянуть Владимира Войновича, которому удалось создать русский вариант гашековского «Швейка-Чонкина». В литературных энциклопедиях будет еще много авторов, кроме названных выше, а в литературе останется только сострадание, любовь и улыбка. Тот, кто не улыбается, не любит и не сочувствует людям, вряд ли перейдет границу в следующий век, потому что зла и ненависти в том веке и так хватает. Несмотря на старания некоторых писателей изображать жизнь только в черных красках, русская литература всегда останется доброй и веселой, а потому и великой.

Перевод Натальи Перовой

 


Примечания:

*: Кедров К., известный поэт и критик, литературный обозреватель газеты «Новые Известия «. Эта статья была опубликована на русском языке в Новые Известия , 13 ноября 1999 г. Назад.

 

 

Русская литература ХХ века — 2758 слов

Введение

Начало 20-го -го -го века ознаменовалось эпохой беспрецедентных и радикальных изменений в социальных структурах, экономических системах и политических организациях среди других сфер жизни. Развивались различные литературные школы мысли, каждая из которых имела свой художественный подход и идеологические аспекты. Русская литература развивалась как основной способ узнать о русской культуре и мировоззрении в сочетании со способами любви, борьбы и самовыражения. Этот период считается Серебряным веком русской литературы и служил насущной миссии дать русским гражданам некую правду, которая могла быть передана только через литературу в цензурированном обществе.

Серебряный век создал наиболее выдающихся писателей, включая Доктора Живаго, Владимира Майковского, Владимира Маканина, Сашу Соколова, Владимира Сорокина и других.В этой статье будет проведена оценка русской литературы с пристальным вниманием к работам вышеупомянутых авторов и показано, что их идеологические взгляды предлагали наиболее многообещающие направления для понимания России 20 -го -го века. Эти авторы стремились интерпретировать свидетельства о событиях, которые произошли в 20 -м веке. Тем не менее, эта статья покажет, что страдание было главной темой, которая была ярко выражена множеством различных индивидуальных интересов, и решение этой проблемы было в центре внимания в русской литературе.

От реализма к модернизму

Русская 20-я Литература века была широко распространена и широко использовалась по уважительным причинам, просто потому, что можно узнать о гендерных проблемах в сочетании с прослеживанием литературных тем, таких как смерть, любовь, война, революция и наказание . После бурных революций 20  веков реализм перестал быть движущим фактором русской литературы (Браун 42). Отказ многих писателей от древних литературных моделей и изменение ценностей способствовало развитию литературного модернизма.Модернизм рассматривался как ответ на социально-экономические, политические и научные изменения в определенный период.

Модернизм «подчеркивал проблему пола, класса и стремления к знаниям» (Платт и Бранденбергер 86). В начале 20 -го -го века чувство безнадежности развивалось среди многих людей, и становилось очевидным, что нет ничего надежного, чтобы ответить на возникающие проблемы. Модернизм принял научные инновации и рассматривал прогресс как быстрый разрыв с прошлыми традициями предыдущих веков.Браун определяет этот период как эпоху, характеризующуюся стремлением к уникальности через искусство и поэзию (37). Тем не менее некоторые авторы считали радикальные левые идеалы необходимыми для прекращения насилия, характерного почти для всех сторон жизни российского общества. Эта точка зрения была популярна, потому что люди знали, что литература окажет широкое влияние на огромную аудиторию, а реализм рассматривался как стиль, который публика хорошо знала и могла легко оценить. Однако этот аспект не повлиял на попытки принять и оценить влияние модернизирующегося мира.

Следуя последствиям волнений революций и сталинского режима, авторы 20 го века стремились обратиться к страданиям, которые пережила общественность, а также к социальным бедам, вызванным коммунистическими режимами. Например, Владимир Маканин — советский писатель, стиль письма которого принимает реалистическую форму. Он использует романы и рассказы, чтобы продемонстрировать психологические последствия, с которыми российские граждане сталкиваются в своей жизни. В своем романе 1980 года «Антилидер , » Маканин описал страдания россиян из-за плохой политической и экономической идеологии коммунистических лидеров (Платт и Бранденбергер 38).

Несмотря на то, что идеологии Сталина были оставлены после его смерти, их экономические последствия продолжались и значительно усилились во время экономической депрессии 1960-х годов. Литература была одним из влиятельных каналов, по которым антикоммунистические лидеры могли просвещать общественность, поскольку режимы враждебно относились к публичным собраниям.

Роль индивидуальной идентичности

Судя по всему, история России 20-го века -го -го века легко доступна через документальную литературу, которая помогает современным ученым узнать о таких проблемах, как представительство групп меньшинств в советском режиме. Советская эпоха характеризовалась идеологическими разногласиями, ошибочными целями и отсутствием мира, что приводило к войне. Этот аспект делал жизнь невыносимой, а борьба в обществе, сопряженная с дуэлью идеологий, характеризовала литературу 20  веков. Многие мыслители и выдающиеся писатели подчеркивали аспекты индивидуалистической философии, которая основывалась на ценностях свободы и личности. Многочисленные произведения Бориса Пастернака выразили эту традицию либерализма и плюрализма, которая получила поддержку масс и ученых в области политики.Например, Пастернак был мотивирован эскалацией войны между нацистской Германией и Советским Союзом. Он неоднократно помогал информировать общественность о происходящем и последствиях войны через литературу (Платт и Бранденбергер 50). Это продемонстрировало большую роль литературы в общении с массами.

Роли мужчины и женщины

Гендерные вопросы были широко распространенной темой среди многих писателей, и, таким образом, в середине -го -го века гендер стал ключевым фактором в русской литературе. Женщины сыграли важную роль в формировании русской литературы, но их суждения и убеждения всегда воспринимались обществом, в котором доминировали мужчины, с презрением. Их считали женственными, слабыми, покорными и глупыми. Философы и писатели-мужчины изображали женщин как удобства, необходимые для ведения домашнего хозяйства и доставляющие удовольствие мужчинам. Женщины считались врагами цивилизации, тогда как порядок, теория и разум считались мужскими чертами.

Такое представление о женщинах было аморальным и служило интересам мужчин оставаться доминирующими.Это утверждение очевидно из того, как мужчины доминировали в литературной сфере, а в конце 20  веков появилось несколько женщин-писателей. Пастернак в своей публикации о докторе Живаго показывает, что в первой половине 20 -го -го века прочная семейная жизнь была общей темой, которая мотивировала политическую стабильность. Он обнаружил, что женщины были необходимы для осуществления столь необходимых изменений, поскольку войны уносили много мужчин, тем самым создавая пробел, который должны были заполнить женщины (Добренко и Балина 72). Следовательно, литература 20 90 507–90 508 веков постепенно изменила свое представление о женщинах и начала обращаться к новым ролям женщин в обществе.

Роли мужчин сильно отличались от ролей женщин в начале 20 -го -го века. Мужчины брали на себя роли вне дома, такие как представители семьи, фермеры и военные чиновники, в то время как женщины сосредоточивались на домашних делах. Однако позже модернизация изменила социальную организацию, и влияние индивидов на социальную систему ухудшилось, что привело к изменению гендерно-ориентированных ролей.Различные авторы и правительство поощряли равный доступ к образованию и конкуренцию за рабочие места. Кроме того, сталинский режим и Великая Отечественная война привели к массовым потерям мужчин. Этот аспект существенно сократил мужское население, тем самым создав возможности для женщин выполнять различные мужские обязанности в нескольких секторах, тем самым превратив их в женскую карьеру.

Этот аспект показывает, что русская литература была уместной и своевременной, потому что она описывала статус-кво, из которого женщины были мотивированы стоять твердо и бороться за свое место в обществе. Создание противодействующей среды инициировало восприятие, которое побуждало женщин уверенно реагировать на меняющийся мир (Браун 50). Первоначально российские лидеры высказывали хорошие идеи, но из-за человеческих недостатков эти идеи были проигнорированы, поскольку борьба за перемены превратилась в гражданскую войну. Пастернак использовал литературу, чтобы ловко показать, что страдания, вызванные ошибочными потрясениями, были очень разрушительными для русской общины.

Сталинизм

Сталинизм описывает стиль руководства и идеологию, используемые для определения времени, когда Сталин был лидером Советского Союза.Революционная культура этого периода повлекла за собой отказ от прошлого и разработку новых перспектив, охватывающих сталинизм. Сталинская идеология в Советском Союзе включала стремительную индустриализацию, централизованное государство, социализм и государственный террор. Сталинизм привел к росту классовых конфликтов и ускорению движения к коммунизму. Большинство российских граждан не хотели принимать сталинизм, отвергая его как уловку, ведущую к излишнему восхвалению отдельных лиц. Хотя Сталин утверждал, что поддерживает идеологию, которой следовали Карл Маркс и Владимир Ленин, его идея социализма и централизации противоречила идеалам, выдвинутым ими обоими.Для Сталина государство должно было твердо противостоять любым усилиям, препятствующим переходу к коммунизму.

Спорный режим Сталина подвергся резкой критике со стороны Владимира Сорокина, автора, который перешел черту и рисковал быть арестованным за свою преувеличенную публикацию в конце 20-го -го -го века, изображая Сталина и его соотечественников хуже, чем насильники (Браун 74). Хотя его чувства были восприняты публикой с презрением, Сорокин был взволнован бедами и контролем над массами со стороны лидеров.В значительной степени администрация Сталина не соблюдала такие этические соображения, как человеческая безопасность, честность и подотчетность. Русская литература ясно показывает, как эти режимы разрушили мечту российских граждан, и рекомендует принять дружественные и демократические системы. Однако литература была верным путем, с помощью которого последующие режимы могли научиться избегать недостатков своих предшественников.

Публикация Бориса Пастернака «Доктор Живого » помогла россиянам понять, как справиться с быстрыми последствиями сталинизма и избежать давления подчинения, которое возникло по всей стране.Диктатура Сталина в 1930-е годы повлияла на роспуск всех литературных объединений и создала центральный Национальный союз советских писателей. Этот аспект продемонстрировал, насколько влиятельной была литература при планировании подачи жалоб. Пастернак подчеркивал, что страдания, пережитые русскими военными во время Великой Отечественной войны, были хуже последствий войны и принесли только горе, смятение и страх. Литература представляла волю граждан и обращалась к их обидам.До конца 20 -го -го века литература должным образом информировала общественность о различных вопросах, таких как свобода (Добренко и Балина 65).

Этические, моральные и философские вопросы

Как художественные, так и научно-популярные произведения использовались для исследования этических, моральных и философских вопросов в сочетании с разработкой ответов, в которых оценивались предложения других авторов, а также собственные мысли. Системы ценностей исследовали такие вопросы, как наилучший образ жизни россиян в сочетании с действиями, направленными на удовлетворение потребностей всех.Сталинский режим ввел новый набор ценностей и правовую структуру, которые подходили для того, чтобы привить их основному обществу. Нравственность быстро рушилась, поскольку в результате сталинского террора миллионы людей были убиты, а другие привлечены к принудительному труду.

Государство, которое когда-то стремилось олицетворять изменения, инициируемые людьми, постепенно сползало к моральному разложению и коррупции из-за плохого руководства и идеологических конфликтов. В советской экономике лидеры не соблюдали ключевые этические соображения в процессе принятия решений.Большинство ресурсов советской экономики находились под управлением небольшой эгоцентричной группы лиц. Благосостояние публики было принесено в жертву устойчивости и доминированию этих личностей (Добренко и Балина 62). Эти вопросы неоднократно обсуждались в стихах, песнях, произведениях искусства и романах, а переводы делались на разные языки, чтобы сообщение дошло до широкой аудитории.

Борис Пастернак через поэзию призвал отказаться от коллективистской традиции и перейти к демократической модели, возвышающей индивидуальную свободу.Русские были стереотипны действовать коллективно, и потребовалось вмешательство писателей, которые приобрели глобальное культурное измерение, чтобы объяснить важные меры, которые необходимо было включить в русскую культуру для достижения желаемых изменений. После русской революции русские ожидали высокого уровня личной свободы, но вместо этого лидеры заменили эту свободу политическим покровительством в попытке добиться последователей. Люди организовывали социальные сети для выживания, но их усилия часто раздувались криминальными структурами, контролирующими государство.

Даже когда были предоставлены основные права и свободы, закон не защищал их, и философия выигрыша-проигрыша была характерна для России 20 века. Граждан заставляли слепо или насильно подчиняться лидеру, независимо от того, насколько плохой была их политика. В литературе Пастернака нравственность определялась как отношение личности к обществу. Большинство режимов 20 века в России наблюдали заботу о себе в ущерб нуждам общества, тем самым вмешиваясь в отношения между властью и обществом.

Авторы

Борис Пастернак был одним из влиятельных писателей русской литературы 20 го века. Например, его произведение « Моя сестра жизнь, » резко изменило русскую поэзию и сделало его образцом для начинающих поэтов с 1920-х годов (Добренко и Балина 23).

Он переписал свои стихи о неудачной русской революции 1905 года, чтобы сделать ее посыл понятным простому человеку. В 1927 году Владимир Майковский и Николай Асеев, которые были друзьями Пастернака, отказались от своего первоначального курса на решение проблем, затрагивающих общественность, и стремились служить нуждам Коммунистической партии Советского Союза.Пастернак не присоединился к их новому курсу; вместо этого он изменил свой стиль, чтобы сделать его эффективным для масс. Этот шаг подчеркнул его искреннюю волю бороться за то, что лучше для российского общества через стихи. После цензуры литературы сталинской властью Пастернак продолжал писать, но никогда не нападал на Сталина напрямую. Этот аспект вызвал молчаливую дуэль между ними. В современную эпоху русская литература служит ареной непрекращающихся дискуссий практически обо всех факторах, влияющих на русскую жизнь.

Владимир Майковский описывал факты советской деятельности в своих футуристически ориентированных текстах. Во времена литературной цензуры в Советском Союзе Майковский не был готов подчиняться требованиям Коммунистической партии и решил издавать свои произведения на Западе. Его работа « Левый марш, » 1918 года сыграла центральную роль в создании нового вида поэзии, в которой политика играла значительную роль.

Этот автор продемонстрировал влияние революции в России и важность роли общества в этой революции (Добренко и Балина 44).В идеале этот автор хотел выразить бескорыстие и заботу о бедных и страждущих в русском обществе. В своей работе он представил российского лидера 20 -го -го века как имеющего плохой имидж, что отражалось в бедных и неудачных режимах, которым они служили. Он продемонстрировал характеристики лидера, который продемонстрирует качества лидера, ориентированного на действие, с определенной культурной чувствительностью.

Постсоветская литература

К 1990-м годам многие писатели организовали падение коммунистического правительства.Литературная система успешно изуродовала господство коммунистических идеалов и постепенно взращивала новый социальный строй для нескольких поколений. В первую очередь это была отмена цензуры, которая привела к падению значимой литературы, поскольку большинство авторов были задержаны или вынуждены отдавать предпочтение литературе коммунистической ориентации. Романы, поэзия и произведения искусства были единственным каналом, который выражал реальность и стремился внести подлинные изменения в общество, заставив их понять обстоятельства, окружавшие их образ жизни. Антисоветская литература рассматривалась как наиболее жизнеспособный шаг в борьбе за экстенсивное развитие, поскольку Россия теперь пыталась догнать ту жизнь, которую заслужил ее народ.

Все литературные произведения были записаны и переведены на многие языки, чтобы каждый мог получить сообщение, которое может облегчить переход от коммунистического режима. Произведения Пастернака были очень поучительны и охватывали почти все стороны человечества, которые можно было выразить письменно. Антисоветская литература не стремилась критиковать режим, а пыталась открыть сознание граждан России, столкнувшихся с последствиями режима.Авторы, пережившие когда-то противостоявший им режим, столкнулись с вызовами модернизирующей литературы, но они настаивали на том, чтобы донести идею, направленную на просвещение общества об индивидуальной свободе.

Заключение

Выпуск выдающейся литературы в России в 20 веке вдохновил основные изменения, которые сформировали историю страны. Пережив тоталитаризм при сталинском режиме и неимоверные страдания в ходе двух мировых войн, мне было очень трудно найти время и место для написания.Для России 20 -го -го века характерны идеалы коммунизма, которые постоянно отражали организованные усилия авторов, возглавивших борьбу с социальной несправедливостью.

Советский режим злоупотребил своими полномочиями, чтобы сдерживать давление организованных позитивистов. Это давление заставило правительство упустить из виду социальное и экономическое планирование, пытаясь сосредоточиться на отражении недоброжелателей режима. Несмотря на изменения, связанные с постмодернизмом, русской эпохе в это время было трудно достичь целей вне советского контекста.В значительной степени русская литература служит проводником к трансформационному исцелению и предоставляет публике факты, которые она не могла бы найти где-либо еще в контролируемом обществе.

Процитированные работы

Браун, Эдвард. Русская литература после революции , Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1982.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.