Изучение истории в россии начала 20 века: История Российского исторического общества от создания в 1866 г. до нынешних времен

Содержание

Project MUSE — Зарубежная история и историография: Сборник научных статей по Clio Moderna (review)

489 Ab Imperio, 1/2006 Марианна МУРАВЬЕВА Clio Moderna. Зарубежная история и историография: Сбор- ник научных статей. Вып. 1-4. Ка- зань: “Мастер-Лайн”, 1999-2003. “Clio Moderna” – отличное название для исторического жур- нала, значимое и интеллектуаль- ное, готовящее нас к встрече с музой истории. Группа казанских историков под руководством профессора И. И. Шарифжанова сумела превратить свой журнал в интересное и регулярное издание, по которому можно судить об уровне развития отечественной исторической науки в России, не в Москве или Петербурге, а именно в России, что весьма немаловаж- но. “Moderna” – второе слово в названии – также радует: специ- ализированный журнал по новой (модерной) истории необходим научному сообществу, ибо отече- ственный журнал “Новая и новей- шая история” не может, а подчас и не способен удовлетворить инте- ресы всего цеха новистов. К тому же, в этом московском журнале редко удается в действительности ознакомиться с тем, чем сейчас за- нимаются коллеги по всей стране.

С нашим ощущением совпали и цели, поставленные редакцией при организации рецензируемого издания, а именно “создание… самостоятельного регионально- го издания для всех историков, специализирующихся в области изучения зарубежных стран ново- го и новейшего времени” с целью “обогатить историческую инфор- мацию оригинальными исследо- ваниями, разнообразить палитру научных проблем и авторских представлений” (Вып. 1, C. 5). Надо отметить, что редакцион- ной коллегии журнала в четырех номерах, выпущенных с 1999 по 2003 гг., удалось реализовать свои цели и действительно продемон- стрировать региональный уровень развития исследований по новой истории России. Редколлегия выделила не- сколько постоянных рубрик, весь- ма традиционных для научного журнала: “Статьи”, “Сообщения”, “Рецензии”, “Хроника” (приба- вим к ним и такие любопытные разделы, как “Теория”, “Исто- риография” и “Публикации”). В предварительных комментариях надо также отметить и то, что не- которые номера имеют тематиче- скую направленность, а именно: третий выпуск журнала посвящен столетию со дня смерти лорда Актона, четвертый – историогра- фии “буржуазных” революций раннего нового времени.
Здесь видно сильное влияние главного редактора сборника – профессора Шарифжанова, крупного специ- алиста по историографии Ан- глийской революции и британской 490 Рецензии/Reviews историографии XIX – XX веков в целом. В тематическом отношении журнал отдает должное тради- ционным направлениям развития новистики в России: история Ве- ликобритании освещается в 9 ста- тьях и публикациях, Франции – в 6 статьях; Германии – в 5, США – в 11, история Восточной Европы – в четырех статьях и России – в 6. Ряд статей посвящен теорети- ческим аспектам исторической науки и истории колониализма. В хронологическом отношении большинство публикаций отно- сится к истории XIX – XX вв. и имеет историографический харак- тер, то есть представляет особый вид исследования – своеобразную историю идей. Единой же методо- логической линии в журнале не наблюдается. История США оказывается наиболее представленной на страницах журнала, давая нам возможность сделать несколько выводов. Три публикации по дан- ной тематике принадлежат Р.
В. Пеньковцеву – это отрывки из его кандидатской диссертации “Поли- тика Вудро Вильсона в освещении российской периодической печати: 1912 – первая половина 1917 гг.” (Казань, 2001). Подробно осве- щая реформационную деятель- ность Вудро Вильсона (“Рефор- мистская парадигма В. Вильсона в рамках курса ‘Новой свободы’ в освещении российской пери- одической печати” (Вып. 1, С. 166-184) и “Вудро Вильсон: годы вне политики (1856-1910)” (Вып. 2, С. 135-149), автор приходит к выводу о том, что “благотворное влияние этих преобразований сказывается в США и по сей день”. “Реформизм Вудро Виль- сона вызывал восторженную под- держку русской прессы”, – пишет Пеньковцев. Русская либеральная пресса, по его мнению, “представ- ляет собой уникальный источник, позволяющий не только изучать трансформацию политического курса США в правление 28-го президента, но и проследить, ка- ким предстал В. Вильсон в глазах россиян начала века” (Вып. 1, С. 183-184). Каким же все-таки пред- ставал Вильсон в глазах россиян, остается, впрочем, неясным.
Обе статьи отличает отсутствие хоть какой-нибудь теоретической ос- новы в исследовании, например ссылок на методы имагологии, которая помогла бы организовать разрозненные данные, выбранные из источников. Более того, из- учение образов (имиджей) Рос- сии и США, а также отдельных аспектов политики этих двух стран – традиционная тема для отечественной историографии, поэтому библиография этого вопроса обширна (то же самое относится и к американской историографии). В статье же не 491 Ab Imperio, 1/2006 упоминаются ни такая класси- ческая биография, как “Вудро Вильсон: 28-й президент США”, написанная Дэвидом Коллинзом, ни классическая работа Нильса Торстена “Политическое мышле- ние Вудро Вильсона”,1 не говоря уже о работах 1990-х годов. В русле традиционных концеп- ций и выводов написаны и статьи С. А. Мартышкина о японо-амери- канских отношениях и проблемах японской эмиграции (“Период ‘Ебиеси дзидай’ в истории япон- ской иммиграции в США” (Вып. 3, С. 175-181) и “Дальневосточная политика У. Г.
Тафта (1909-1913 годы)” (Вып. 4, С. 127-141). Из- влечением из собственной кан- дидатской диссертации является и статья Л. Ш. Абдульмановой “Формирование ‘вьетнамского синдрома’ в общественно-по- литической жизни США и пози- ция американских президентов” (Вып. 2, С. 47-65). Вывод о том, что президенты США считали вьетнамскую войну элементом “холодной войны”, идеи которой они пытались претворить в жизнь без учета всех геополитических факторов (С. 64), вполне традици- онен и адекватен цитировавшимся в статье источникам. Гораздо интереснее матери- алы, направленные на изучение современных полей историче- ского знания, затрагивающие взаимоотношения США и Рос- сии. Здесь хотелось бы выделить статьи Шарифжанова “История России на страницах школьных учебников США” (Вып. 2, С. 1846 ) и А. А. Сальниковой “Кто и как будет изучать российскую историю в США в XXI веке: к вопросу о формировании образа историка-россиеведа в американ- ской историографии” (Вып. 1, С. 84-100). В статьях упоминается о тех противоречиях, предубеж- дениях и идеологических клише, которые неизменно используются в процессе взаимопознания.
Так, Шарифжанов, проанализировав достаточно большое количество американских учебников исто- рии, отмечает, что, несмотря на большой выбор учебных пособий и отсутствие единых стандартов преподавания истории в США, учебники, тем не менее, зачастую сходным образом трактуют узло- вые моменты российской исто- рии и роль ее ключевых фигур, а также имеют много общего в концептуальных подходах (Вып. 2, С. 25). В целом исследование Шарифжанова показывает, что в американских учебниках уделяет- ся достаточно большое внимание истории России, причем не только последних двух-трех столетий, но и Киевской, и Московской Руси. 1 David Collins. Woodrow Wilson, 28th President of the United States. Ada, Okl., 1989; Niels Thorsen. The Political Thought of Woodrow Wilson, 1875-1910. Princeton, 1988. 492 Рецензии/Reviews Однако изложение самой истории не свободно от идеологического наследия “холодной войны”: об- раз России как “бедной”, “отста- лой” и “тоталитарной” державы все еще доминирует (С. 45-46). Сальникова анализирует, ка- ким же должен быть образ исто- рика-русиста в представлении американских славистов.
В своей статье она отмечает, что в Амери- ке стало складываться ощущение кризиса россиеведения, что связа- но с общим падением интереса к российской истории и отходом от изучения традиционной истории в сторону полидисциплинарных штудий (Вып. 1, С. 85-87). Про- анализированные ею публикации в ведущих американских исто- рических журналах показывают, что в них по-прежнему основное место продолжают занимать ста- тьи и рецензии, посвященные позднеимперской России и про- блемам советологии. С другой стороны, усиление внимания к исследованиям их российских коллег внушает оптимизм. В целом, по мнению Сальниковой, происходит формирование нового поколения историков-русистов, применяющих новые методоло- гии, что способствует глубокому и разностороннему изучению проблем российской истории и ее источников (С. 99-100). Проведен- ный Сальниковой и Шарифжано- вым анализ мы рассматриваем как пример рефлексии отечественных историков, направленной на ос- мысление собственного положе- ния в науке. Четвертый выпуск журнала практически полностью посвящен историографии революций ран- него нового времени, что видится важным событием, поскольку уже давно пришло время для пере- смотра до сих пор бытующей в отечественной историографии марксистской, а точнее советской концепции буржуазных револю- ций XVII-XVIII веков.
Если кон- цепции Французской революции подлежат активному пересмотру и здесь очевидна необходимость внедрения новой методологии из- учения (статья З. А. Чеканцевой, Вып. 4, С. 25-41), то события в Англии середины XVII века так и остаются “буржуазной рево- люцией” (статья О. В. Бодрова “М. Ковалевский как историк Английской буржуазной револю- ции XVII века”, Вып. 4, С. 6287 ). Чеканцева, один из ведущих специалистов по истории Фран- цузской революции, подробно анализирует эпистемологическую и методологическую составные части современной французской историографии проблемы. Статьи же, посвященные Английской революции и другим аспектам историографии британской исто- рии (например, Ф. У. Мейтленду и “критическому направлению” 493 Ab Imperio, 1/2006 конца XIX – начала XX вв., Вып. 3, С. 156-160; Вып. 4, С. 107-126), а также историографии пуритан- ского движения в эпоху Елизаветы Тюдор (Вып. 2, С. 106-122), так и находятся на уровне методологи- ческой борьбы с позитивизмом конца XIX века. Проблема даже заключается не в том, что авторы обращаются к творчеству ранних просветителей (Адисона и Стиля, маркиза Галифакса) или М.
М. Ковалевского (великого русского историка и социолога), но в том, как происходит интерпретация их наследия в рамках современной эпистемологической ситуации, сложившейся в британской исто- рической науке. Стоит отметить хотя бы тот факт, что события середины XVII века интерпре- тируются исключительно как “революция” (и более того – как “буржуазная революция”) вопреки мощному течению в современной британской историографии, давно предлагающему другие подходы к осмыслению гражданских войн середины XVII века (о них, кста- ти, достаточно подробно писал в свое время еще Шарифжанов). Ситуация, сложившаяся в рос- сийском англоведении, вполне отражает основные проблемы современной российской исто- риографии зарубежной истории: методологическое обновление происходит медленно и опирает- ся на традиции, сложившиеся в рамках тех или иных школ или направлений изучения отдельных стран. Если российское франкове- дение всегда отличалось творче- скими подходами к новым полям знания, а видным франковедам удалось под влиянием “Анналов” создать сильную школу, если при изучении истории США всегда господствовал политический подход, который обусловливался обслуживанием идеологии “хо- лодной войны” и был направлен на изучение внешнеполитических аспектов деятельности США, то англоведение сильно “пострада- ло” от сосредоточения основных исследований на колониальной по- литике, аграрных аспектах и демо- кратических движениях во время “революции”, на просветителях и “парламентской демократии”.
К сожалению, работы Л. П. Репиной, посвященные новым направлени- ям британской историографии, а также немногочисленные работы по социальной истории Англии так и остаются каплей в море на фоне господства морально уста- ревшего нарративного “монстра” – описаний вигско-торийской борьбы за легитимацию власти. Впрочем, стоит отметить, что в журнале сделана попытка ос- вещения и новых полей исто- рического знания. Статьи А. А. Сальниковой об автобиографии как источнике изучения истории (“‘Пред зеркалом’: автобиогра- 494 Рецензии/Reviews фия, ее специфика и особенности применения современными за- рубежными историками”, Вып. 2, С. 88-105) и историографии проблемы детства (“Детство как миф: некоторые аспекты изучения российско-советского детства в зарубежной историографии”, Вып. 3, С. 107-119) показывают состояние изученности этих про- блем в современной зарубежной историографии. Особенно важ- ным представляется то, что исто- риография эта раскрывает подчас неожиданные аспекты изучения. Сальникова показывает, как авто- биография может стать способом изучения истории через призму субъективного анализа истори- ческого процесса самим истори- ком. Изучение и мифологизация детства также тесно стыкуются с проблемами интерпретации исторического процесса, позволяя применять психоаналитические концепции, что может дать инте- ресные результаты. Т. А. Шанская (“‘Ох уж эти французы!’Теоретические и обы- денные представления о русско- французском культурном диалоге начала XIX века”, Вып. 3, С. 139155 ) раскрыла сущность форми- рования мифов о русско-француз- ских отношениях. Автор детально показывает, как мифологизация французской жизни представите- лями русской интеллектуальной элиты решительным образом по- влияла на создание определенной историографии этого вопроса и наоборот. В частности, Шанская говорит о преувеличении “нашей любви к Франции”, которая до сих пор считается своего рода ак- сиомой. Изученные ею источники говорят о гораздо более сложных отношениях между двумя страна- ми, испытавших взлеты и паде- ния. Эта статья особенно важна для деконструирования многих сложившихся в повседневном обиходе мифов, связанных с обра- зом других культур, которые легко становятся достоянием, а часто и базовой посылкой исторических академических исследований. Оценивая рецензируемое из- дание в целом, надо отметить, что оно является порождением своего времени в самом лучшем смысле этого слова, адекватно отражая сложившуюся в отечественной историографии ситуацию. Еще раз подчеркнем региональный ха- рактер издания, выводящий таким образом развитие истории из-под контроля центра и способству- ющий созданию региональных центров изучения зарубежной истории, то есть некоторому плюрализму и независимости в исследовательской работе. …

Как преподают историю в России и за рубежом — Учёба.ру

Более года назад был принят новый историко-культурный стандарт в соответствии с поручением президента России Владимира Путина, и первые учебники на основе этого стандарта уже были распространены по школам. В частности, в разработанной концепции есть пункт о воспитании гражданственности и патриотизма, а также список ответов на «трудные вопросы истории», которые вызывают острые дискуссии в обществе.

В общих рекомендациях для учителей сказано: «Патриотическая основа исторического изложения имеет цель воспитать у молодого поколения гордость за свою страну, осознание ее роли в мировой истории. При этом важно акцентировать внимание на массовом героизме в освободительных войнах, прежде всего Отечественных 1812 и 1941-1945 гг., раскрыв подвиг народа как пример гражданственности и самопожертвования во имя Отечества». Также считается, что «позитивный пафос исторического сознания» должен создаваться за счет гордости за победы, но не стоит забывать и о трагедиях, так как «русский и другие народы нашей страны находили силы вместе преодолевать выпавшие на их долю тяжелые испытания».

В данном контексте интересно поразмыслить на тему того, что происходит в других странах — заботятся ли там о патриотических чувствах своих учеников? Чтобы разобраться в вопросе, можно прочитать книгу Марка Ферро, специалиста по истории Европы начала XX века, истории России и СССР, «Как рассказывают историю детям в разных странах мира». По словам автора, одни и те же события в школах разных стран трактуются по-разному. Ферро говорит: «Несмотря на все изменения, существует своего рода матрица истории каждой страны: это доминанта, запечатленная в коллективной памяти общества. И очень важно знать суть этой матрицы. Истории и легенды, из которых она состоит, будь то великие подвиги Шиваджи в Индии, злоключения Йосицунэ в Японии, приключения Чаки, короля зулу, или рассказы о Жанне д’Арк, всегда превосходят колоритностью и выразительностью любой анализ; это вознаграждение историку, который тоже ведь является читателем».

«Когда я училась во французском лицее в Лондоне в 1950-х годах, нам говорили, что французы выиграли битву при Ватерлоо. Однажды я пришла из школы и объявила родителям, что Оливер Кромвель — ужасный человек. Родители были в шоке. А потом я окончательно запуталась, когда меня перевели в английскую школу», — пишет один из бывших учеников. Это один из ярких примеров того, что история часто преподается с этноцентрической точки зрения.

Как замечает еще один исследователь, социолог Джеймс Лоуэн, в своей книге «Ложь учителя: ваши учебники истории ошибаются», в американских учебниках описана недостоверная информация о людях и событиях, таких как Христофор Колумб, или откровенная ложь об отношениях между европейцами и коренными американцами. Автор книги критикикует образ исторических деятелей, которые преподносятся героями и даже сверхлюдьми, которые жили в безвозвратном прошлом. Лоуэн утверждает, что история, написанная как миф, учит детей тому, что лучшие годы их страны уже позади.

Но как бывшие школьники из разных стран описывают уроки истории?

Австралия: вне международных кризисов

история XX века просто заканчивается двумя мировыми войнами

«До 7 класса преподавание истории идет в комплекте с „этикой“ и „географией“ и называется „Исследование общества и окружающей среды“, — рассказывает Томас Фостер из Австралии. — В 7 классе английский язык и история были объединены в предмет под названием „Гуманитарные науки“. Истории в этом году не уделялось много внимания, но мы получили знания о событиях в Австралии до 1788 года, о взаимодействии между коренными австралийцами и европейцами. В 8 классе история уже больше ориентировалась на Великобританию, в 9 классе ее курс сократили до шести месяцев вместо года. В его рамках мы рассмотрели аграрную революцию в Англии, а затем перешли к причинам (помимо очевидной — отсутствия колоний в Америке) развития транспорта, способного добраться до Австралии. 10 класс — тоже полугодовой, был посвящен мировым войнам. Мы также выучили сокращенную историю австралийской лейбористской партии с 1901 по 1918 год в качестве бонуса.

В двух последних классах, 11 и 12, история — необязательный предмет. То есть историю современного мира и древних цивилизаций можно взять в качестве курсов как дополнение. Я думаю, что отсутствие обязательного образования по новейшей истории (скажем, события Корейской войны) и изучение двух мировых войн было связано с положением нашей страны, так как мы находимся вне широко обсуждаемых международных проблем. Большая часть Британской истории, которой уделяется столь много внимания, на мой взгляд, теряет актуальность (за исключением промышленной революции), а вот те события, которые непосредственно повлияли на колонизацию и развитие Австралии, могли бы быть лучше освещены. Ведь история XX века просто заканчивается двумя мировыми войнами, но было бы здорово сосредоточиться на таких вопросах, как раздел Индии, Африка в 1950-1970-х годах, распад СССР и исчезновение Османской империи».

Франция: аналитика и патриотизм

Моим учителям было до фонаря, что я — на сто процентов японец

«В возрасте от 3 до 14 я учился в частной школе, которая была под контролем Министерства образования, — говорит Кайл Мурао из Франции. — Две вещи, которые бы я хотел отметить: история и география — это своего рода тандем в учебной программе. От начальной до средней школы дети узнают про все горные хребты, реки, пустыни, леса, океаны, населенные пункты и торговые пути Европы, Африки (французы считают, что это их земли), Азии и Америки. Эта программа постепенно усложняется по мере увеличения знаний ребенка. Так, например, в 3 классе мы узнали о неандертальцах и мамонтах, а также о круговороте воды в природе. Эти вещи были важны, потому что в 4 классе мы услышали о бронзовом веке, и на уроках истории, говоря о римлянах, должны были вспомнить о крупных реках и озерах. В 7 классе мы изучали демографический переход и особенности изменения климата; это было важно, так как климатические изменения сыграли важную роль в эпоху позднего Средневековья и Ренессанса, который мы проходили на уроках истории.

К тому времени, когда французские дети заканчивают школу, они успевают несколько раз столкнуться с тем фактом, что историю невозможно понять без хороших знаний по географии и экономике. Я думаю, это действительно фантастический аналитический метод. Второй момент — патриотическое воспитание. Моим учителям было до фонаря, что я — на сто процентов японец. Во Франции учат тому, что ты — француз, и история нации — это твоя история. Твои предки — галлы (о которых миллионы детей узнали из политических комиксов из серии «Астерикс и Обеликс»). Первым правителем страны был Хлодвиг I в V веке. Ваши величайшие монархи — Карл Великий, Филипп II, Карл VII, Генрих IV, Людовик XIV и Наполеон. Ваши величайшие победы — битва за Орлеан, битва при Рокруа и сражение под Аустерлицем, ваши величайшие поражения — битва при Азенкуре, Трафальгарская битва и битва при Седане. Не имеет значения, черный ты или белый, приехал из Америки или Зимбабве: все это твоя история, и баста. Я думаю, это потому, что французы помешаны на культурной и социальной интеграции. Как американцы, французы свободно перенимают чужие обычаи, но с удовольствием пестуют свою «французскость». Те, кто пошел во французские государственные школы, были в основном только французскими эмигрантами (как я), и мы должны были знать историю Франции, принять ее как родную, то есть как любой другой француз».

США: спорные учебники

это история белой Америки, в рамках которой пренебрегают ее коренными жителями

«Стандарты образования не установлены федеральным правительством: есть только очень расплывчатые принципы, хотя при этом существуют стандартизированные тесты, — говорит Гарольд Кинсберг из Нью-Джерси, США. — В экзамене по истории содержатся три темы: Европейская история, Всемирная история, история США. На самом деле, это хорошо отражает мой опыт при изучении истории: есть Европа, есть США и есть много вещей, которые на вас вываливают одной кучей, чтобы вы это прошли побыстрее.

Если вкратце, было так: в рамках курса истории Европы Англия, Франция, Италия и Германия были изучены хорошо; об Испании, Австрии, Османской империи и России мы что-то читали; о Балканах, Польше, Прибалтике или Скандинавии — что-то слышали. И, честно говоря, что касается Италии, можно было предположить, будто этот полуостров просто исчез после эпохи Возрождения.

Всемирная история рассказывала об Африке, что-то о колонизации и пирамидах. Но изучение колонизации в основном сводилось к чему-то вроде: „Вот это и есть апартеид в ЮАР“. В случае с Южной Америкой были ацтеки, майя, инки, испанская колонизация, пара освободительных движений. Ближний Восток получил мало внимания, Центральная и Юго-Восточная Азия как будто не существовали до их колонизации Британией, по-крайней мере, такое впечатление создалось после наших уроков истории. Китай и Япония тоже остались почти без внимания.

Что касается истории США, то я всем советую прочитать книгу Джеймса Лоуэна в школе и после нее. Эта работа существует вот уже 20 лет, а в наших учебниках по-прежнему все те же ошибки. В них обеляется наша история, пропускаются наихудшие ее аспекты и допускается ложь. По сути, это история белой Америки, в рамках которой пренебрегают коренными жителями, и иногда эта интерпретация пугающе близка к „Рождению нации“. В целом, школьный курс „заточен“ на преподавание истории США, и при этом скучен и зацензурирован до невозможности».

Германия: распространение идей и власть народа

мы проходили бегство и изгнание в европейском контексте

«В Германии все зависит от типа школы, в которую вы поступаете. Некоторые ученики учатся десять лет, другие — тринадцать, — рассказывает Джудит Мейер из Германии, земля Северный Рейн-Вестфалия. — Минимальные требования на основе официального учебного плана: в 1-4 классе у учеников нет уроков истории, а есть единый предмет «Естествознание». В его рамках мы узнавали о различиях условий жизни людей, их обычаев в разные периоды времени: например, в Каменном веке или в Средневековье. А вот заключительная работа должна была быть посвящена истории родного города.

С 5 по 9 класс дети учились понимать мотивы, причины и последствия в историческом контексте. Мы сосредотачивались на распространении идей, особенно на идее о власти народа. Мы узнали очень мало о войне и ничего не читали о военных походах и боях. Например, Сталинградской битве было посвящено где-то полстраницы, а другие сражения даже не были упомянуты. И все же, стоит отметить, что самый изучаемый исторический период в школе — это именно годы с 1933 по 1945. Мы его рассматривали в пяти разных аспектах, а также вовзращались к нему в последних классах для более детального изучения.

С 5 по 6 класс история — это три часа в неделю. За это время мы успели пройти Каменный век, Римскую империю, узнали о распространении христианства в Средневековье, о политической жизни во Франции, Англии и Священной Римской империи. С 7 по 9 класс у нас было уже по четыре часа истории в неделю. Мы изучали интеллектуальные, культурные, социальные, экономические и политические процессы в рамках урбанизации. Мы проходили эпоху Возрождения и Просвещения, Реформацию, Французскую революцию, Германскую революцию 1848-1849 гг. и объединение Германии в 1871 году, промышленную революцию на примере региона, изучали империалистическую политику в Африке и Азии, революцию 1917 года в России, становление США как мировой державы, разрушение Веймарской республики, нацистский режим, преследование и истребление евреев, цыган и инакомыслящих с 1933 по 1945 годы. Кроме того, мы проходили бегство и изгнание в европейском контексте, деление мира на «блоки» различных экономических систем и обществ, основателей Западной Германии, раскол Германии, развал коммунистической системы, воссоединение Германии и создание ООН.

Поскольку вся история к концу 9 класса пройдена, с 10 класса мы рассматриваем различные периоды более подробно. Мы перестаем заучивать информацию и становимся исследователями в попытке научиться сравнивать, ставить оценки и делать выводы. В конце обучения пишется эссе, в котором необходимо сделать детальный анализ события в историческом контексте, выразить собственное мнение о корректности утверждений из какого-то конкретного источника.

Отмечу также, что история так или иначе изучается и на других уроках. Например, мы узнали о рабстве на уроке английского (Великий голод в Ирландии, заселение Австралии и т. д.), на уроках музыки изучали историю джаза, электронной музыки и песен националистов, а на политологии — читаем Кодекс Наполеона».

Историю современной России в школах будут учить два года

Продолжавшаяся больше пяти лет работа над Концепцией преподавания истории в школе завершена — документ утверждён коллегией Минпросвещения. История должна стать фактором консолидации общества, а не раскола, уверен научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян. Как этому будут способствовать новые требования к школьному курсу, накануне Дня народного единства академик рассказал «Парламентской газете».

Александр Чубарьян. Фото: РИА Новости

— Александр Оганович, что изменится в преподавании истории?

— Будет линейный подход к преподаванию истории, а раньше он был «концентрическим», то есть до 9 класса преподавался новый материал, а в 10 -11 классах было повторение всего ранее изученного, но в укороченном варианте. Впредь курс истории будет идти до 11 класса. В 10 и 11 классе будут проходить  историю XX века, в том числе — события после 1990 года. Были большие дебаты, некоторые эксперты предлагали ограничиться только историей СССР, но возобладала точка зрения, что дети всё же должны знать и историю современной России. В итоге в курс вошла история до 2010 года. Мы посчитали нужным рассказать о реформах 90-х годов — со всеми их плюсами и минусами, оценкой социальных факторов, об основных событиях, которые были, о наших президентах.

В 10 и 11 классе будут проходить историю XX века, в том числе — события после 1990 года

В то же время преемственность в преподавании истории сохранится: культурно-исторический стандарт, который существовал с 2014 года, остаётся ядром и новой концепции. Смысл решения Минпросвещения в том, чтобы придать и концепции, и стандарту нормативный характер — теперь придерживаться её обязаны все школьные учителя истории. На основе этой концепции уже существующие учебники будут либо дорабатывать, либо готовить новые.

— Многие родители до сих пор не понимают, что это вообще такое, культурно-исторический стандарт.

— Это перечень событий российской истории, которые учитель обязан осветить. В то же время мы исходим из того, что Концепция — не догма, я бы назвал её скорее навигатором для учителя. Да, она содержит перечень проблем и событий, но интерпретация и подход — это дело педагога. То есть учитель становится центральной фигурой в процессе преподавания, он сможет объяснять, что есть разные точки зрения и оценки того или иного события, на какой из них сконцентрироваться — его выбор. В концепции это отражено словами «многофакторный вектор в истории».

— Не чревато ли такое усиление роли учителя слишком разнообразной трактовкой событий?

— Нынешний ученик в принципе имеет огромное количество источников информации — учебник перестал быть единственным способом познания предмета, в распоряжении детей Интернет, есть семья, родители.  Ученик всегда может сказать — в учебнике написано одно, а в Интернете я читал другое. Другое дело, что учитель должен быть к этому готов. Сейчас — и об этом мы договорились с министром просвещения — важно усилить квалификационную переподготовку учителей, курсы повышения квалификации. Мы понимаем, что учителя тоже имеют различные идеологические предпочтения, но мы их настраиваем, чтобы они, даже при наличии собственных взглядов рассказали детям, что на то или иное событие есть разные точки зрения.

В течение последних пяти лет, по предложению учителей, мы готовили брошюры по тридцати «трудным вопросам отечественной истории» — тем, на которые есть разные точки зрения. Эти брошюры мы размещали в Интернете, рассылали педагогам.

— Какие это «трудные вопросы»?

— Как раз сейчас завершается работа над брошюрой по истории Второй мировой войны, включая Нюрнбергский процесс. Также это царствование Ивана Грозного, образование Древнерусского государства, национальный вопрос в России, НЭП. Были вопросы, связанные с освободительным движением в России в XIX веке — то есть все темы, по которым продолжаются дискуссии.

— А наиболее острые вопросы истории в стандарте отражены?

— Конечно. Там есть репрессии, Катынское дело, Холокост. Оценочных суждений нет, но указано, что учитель обязан в преподавании эти темы затронуть. Или, например, история Древнерусского государства — это тоже довольно сложная тема, есть позиция наших украинские коллег, которые заявляют, что Киевская Русь — украинское государство, а не Россия. Это важный вопрос, и его также надо отразить.

Ещё один важный момент, он в стандарте тоже прописан — как преподавать в школах историю тех территорий, которые входили в состав нашей страны, а сейчас они самостоятельные государства. В бывших республиках Советского Союза очень разные оценки того времени, когда они были частью Российской империи и СССР. К сожалению, во многих учебниках этих стран тот период называется колониальным. То есть там считают, они тогда были колониями. На эту тему мы с ними дискутируем, поэтому освещение этого сюжета в наших учебниках тоже очень важно.

В бывших республиках Советского Союза очень разные оценки того времени, когда они были частью Российской империи и СССР

Даже внутри России есть разные точки зрения на историю некоторых республик. В  региональных учебных пособиях бывают отличные от федеральных учебников точки зрения. При обсуждении Концепции этот вопрос поднимался, думаю, детально мы его обсудим в конце этого или в вначале следующего года. По моему мнению, такого разнобоя быть не должно, региональная история должна быть сосредоточена на обсуждении этнокультурных особенностей субъекта Федерации. А все политические оценки содержатся в федеральном  учебнике.

— В конце прошлой сессии парламента был принят внесённый Президентом закон о воспитании как важном компоненте процесса образования. Есть ли ему место на уроках истории?

— Разумеется. Гуманитарные предметы, особенно история и литература, играют ключевую роль в воспитании молодого поколения. Детей нужно воспитывать в духе патриотизма, гражданственности, уважения к мнению других сторон, осуждения насилия. Это должно быть и в учебниках, и в учебных программах. Как раз сейчас в истории Гражданской войны мы поменяли подход к освещению революции — теперь она преподается не только как событие 1917 года, а как событие 1917-1922 годов, включая Гражданскую войну. Один из выводов в том, что и у красных, и у белых была своя правда, а воспитательный момент заключается в донесении до школьников мысли, что существующие различия не должны разрешаться при помощи насилия, расстрела, убийства друг друга.

— В других странах тоже рассматривают историю как предмет, важный для воспитания?

— Во всем мире большая озабоченность с преподаванием истории в школе. Французский президент Эммануэль Макрон даже предложил обсудить этот вопрос в Совете Европы. Мы со своей стороны выдвинули инициативу провести в Москве в октябре следующего года Конгресс учителей истории. Во многих странах это уже вызвало большой интерес, соорганизатором выступила EuroClio — это европейская организация преподавателей истории. В основном участниками Конгресса будут практикующие учителя из Европы, Америки, Азии, Африки. Мероприятие уже заинтересовало многие государства. Например, уже сейчас пять африканских стран собираются направить на него преподавателей.

Одна из тем для обсуждения — как преподавать содержание событий. Например, во Франции идут целые дискуссии, как давать историю колониализма. Поскольку это для них острый вопрос, они пока вообще отказались от освещения этого периода в учебниках истории. Как я уже говорил, мы идём по другому пути. Отдельный «круглый стол» на Конгрессе мы планируем посвятить освещению в учебниках разных стран мира событий Второй мировой войны, европейские коллеги нас в этом уже поддержали.

Русский язык и история Бакалавриат — Университет Ноттингема

Вы должны сдать второй год обучения, который составляет одну треть вашей окончательной классификации степени.

Вы сможете выбирать из множества дополнительных модулей истории, охватывающих чрезвычайно широкий хронологический и географический диапазон.

Вы пройдете один из двух модулей русского языка в зависимости от ваших существующих языковых навыков.

Русский 2 — Начинающие

Этот модуль, основанный на навыках, полученных в программе «Русский 1 для начинающих», поможет вам улучшить свои языковые навыки и обрести уверенность, чтобы к концу года вы были готовы проводить время, живя в русскоязычной стране.

Мы сосредоточимся на практическом применении языковых навыков, включая чтение, письмо, понимание на слух и устное общение. В классах, семинарах и учебных пособиях у вас будет возможность участвовать в дискуссиях, чтобы улучшить свои разговорные навыки, и на занятиях, которые помогут вам использовать более глубокую грамматику.

русский 2

Этот модуль, основанный на навыках русского языка, полученных в ходе первого года обучения, улучшит ваши языковые навыки и уверенность в себе, чтобы к концу года вы были готовы проводить время, живя в русскоязычной стране.

Мы будем развивать ваши коммуникативные навыки, включая беглость речи, посредством обсуждений в классе и интересных текстов, таких как газеты, веб-сайты и видео. Вы улучшите свой письменный русский язык и освоите более сложные темы грамматики.

Мы также поможем вам развить навыки перевода с русского на английский и с английского на русский.

История Югославии и государств-преемников с 1941 г.

Этот модуль охватывает историю Социалистической Федеративной Республики Югославии, образовавшейся после Второй мировой войны.Мы обсудим ключевые экономические и политические факторы создания и распада государства, а также самобытность Югославии в период холодной войны.

Другие темы для обсуждения включают гендерное и социальное неравенство, национализм и его рост, а также обстоятельства распада государства в результате югославских войн 1990-х годов.

Репрессии и сопротивление: диссиденты и изгнанники в русской культуре

Отношения между государством и интеллигенцией в России традиционно были проблемными, отмеченными репрессиями, гонениями, принудительными и добровольными ссылками и цензурой.Политическая озабоченность и сопротивление авторитарному государству являются центральными темами русской культурной и литературной традиции, а также определяющей чертой в жизни и творчестве многих русских писателей и интеллектуалов.

Мы исследуем культурные традиции и самобытность литературной интеллигенции в истории России и СССР. Мы также рассмотрим различные отклики на опыт государственных преследований в творчестве писателей и художников.

Охватывая обширный период российской истории, мы рассмотрим примеры писателей и художников, бросивших вызов государству.

Более широкие вопросы, которые будут обсуждаться, включают роль художника и интеллигента в русской культуре, миф о преследуемом писателе и сложные отношения между интеллектуалом и массой.

СМИ в России

Этот модуль направлен на развитие понимания русскоязычных СМИ с советских времен до наших дней.

Вы изучите использование русского языка на различных медиа-платформах, включая печатные, вещательные, телевизионные и онлайн-СМИ, и затронете такие темы, как реклама, Интернет, музыка, телевидение, радио, журналистика и свобода прессы.

Модуль направлен на развитие навыков перевода и понимания при работе с российскими СМИ. Вы расширите свой словарный запас и получите опыт работы с более сложными грамматическими конструкциями, принимая во внимание стиль и регистр.

Сербский / Хорватский 1: Начинающие

Добро пожаловать на изучение сербского/хорватского языка. Этот курс предназначен для абсолютных новичков (мы также приветствуем тех, у кого есть небольшие знания), и к концу года вы перейдете на средний уровень.

На занятиях вы познакомитесь с различными аспектами грамматики и лексики в повседневных ситуациях. Мы познакомим вас с основными моделями падежей и глаголов, переходя к более сложным грамматическим аспектам, таким как модальные глаголы и глагольные аспекты.

Но мы будем рассматривать не только грамматику! Как только вы освоите основы языка, мы воспользуемся вашими новыми навыками для изучения аспектов повседневной и культурной жизни. Мы будем использовать структурированные учебные материалы и учебники, но мы также научимся использовать повседневный язык, чтобы убедиться, что у вас есть навыки использования сербского/хорватского языка в реальной жизни.

сербский / хорватский 2

Этот годичный модуль основан на навыках, полученных на сербском/хорватском языке 1, с большим акцентом на самостоятельное обучение и подготовку.

Модуль развивает способности разбивать сложные лингвистические структуры, чтобы облегчить понимание и коммуникативные навыки.

Преподавание использует материалы из письменных, аудио- и видеоисточников и включает занятия по грамматике. Есть упражнения на понимание, перевод, управляемое сочинение и презентации на целевом языке.

Показ России: кино и общество от царей до Путина

 Если вы изучаете русскую или восточноевропейскую культурологию, это необязательный годичный модуль.В нем рассматриваются российское общество и культура, отраженные в популярных и влиятельных фильмах с 1900 года до наших дней, охватывающих различные жанры (включая мелодрамы, биографические фильмы, молодежные фильмы и музыкальные комедии).

Лекции и семинары посвящены историческому контексту и восприятию российского и советского кино, а также технической конструкции фильмов. Вы развиваете навыки анализа кино в его историческом и социальном контекстах, от продуктов бурно развивающейся индустрии позднеимперской России до постсоветских артхаусных фильмов и блокбастеров — через экстраординарное наследие советского кино.Все охваченные фильмы доступны с субтитрами, и этот модуль не требует предварительного изучения фильма.

История и культура Древней Руси 800-1400 гг.

Этот модуль знакомит с средневековым периодом в истории восточных славян, охватывающим дохристианские времена до монгольских завоеваний и далее.

На лекциях и семинарах мы будем изучать политические, культурные и социальные события, уделяя особое внимание работе с первоисточниками в различных средствах массовой информации (включая тексты, живопись и архитектуру).

Модуль опирается на подборку первоисточников в переводе, которые вы научитесь оценивать как исторические свидетельства. Он также фокусируется на основных тенденциях в историографии этого периода и на том, как ею манипулировали в различных политических целях в наше время.

Потребители и граждане: общество и культура в Англии 18 века

Этот тематический модуль исследует социальный и культурный мир Англии восемнадцатого века в период, когда он входит в современный мир.

Области для рассмотрения включают:

  • структура общества
  • конструкции пола и культуры
  • семейная жизнь и брак
  • городской мир
  • потребительство и культура
  • пресса и читатели
  • преступление
  • социальный протест и рост радикальной политики

Внешняя политика Великобритании и истоки мировых войн, 1895–1939 гг.

Откройте для себя внешнюю политику Великобритании, от последних лет викторианской эпохи до немецкого вторжения в Польшу в 1939 году.

Мы фокусируемся на политике британских правительств, давая исторический анализ основных событий в их отношениях с остальным миром. В том числе:

  • Создание Антанты
  • Вступление в две мировые войны
  • Умиротворение и отношения с другими великими державами

Мы также обсуждаем более широкие фоновые факторы, повлиявшие на британскую политику, включая имперскую оборону, финансовые ограничения и влияние общественного мнения.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

Сообщества, преступление и наказание в Англии 1500-1800 гг.

Этот модуль исследует и анализирует, как восприятие закона и порядка, а также отношение к преступлению и наказанию менялось в Англии в течение шестнадцатого и семнадцатого веков — якобы в ответ на огромный рост преступной деятельности.В модуле будут обсуждаться более широкие фоновые факторы, лежащие в основе этих изменений, а также соответствующие историографические дебаты о них. Основные темы для изучения включают:

  • Аппарат правосудия
  • Охрана сообществ раннего Нового времени
  • Бродяга и проблема бедняков
  • Беспорядки, беспорядки и свержение власти
  • Организованная преступность: мифы и реальность
  • Преступность и религия
  • Женщины, преступность и суды
  • Преступность и государство
  • Изменение отношения к наказанию 15.00-18.00

Викторианцы: жизнь, мысль и культура

Модуль объединяет интеллектуальную, культурную и социальную историю для получения обзора культурных тенденций в Великобритании между ок. 1830 и 1901. Ключевые темы включают:

  • Викторианцы, обзор
  • Религия: грех и искупление
  • Бедность
  • Города
  • Санитария
  • Сексуальность
  • Потребительство и массовый рынок
  • Развлечения
  • Эволюция

Вторая мировая война и социальные перемены в Великобритании, 1939-1951 гг.: день прошел хорошо?

Этот модуль исследует и анализирует социальные изменения в Великобритании во время и после Второй мировой войны, вплоть до конца лейбористского правительства Эттли в 1951 году.Основные проблемы включают в себя:

  • изменение гендерных ролей и ожиданий
  • опыт и влияние нормирования, бомбардировок, призыва на военную службу, добровольной службы и руководства со стороны центрального правительства
  • историографических споров о том, объединилась ли Британия против общего врага
  • пропаганда, массовые коммуникации и управление информацией
  • планирование послевоенного мира, включая создание Национальной службы здравоохранения и реформу системы образования
  • послевоенное восстановление городов
  • реакция на Холокост, атомное оружие, возвращение военнослужащих, возвращение военнопленных
  • послевоенная экономия
  • репрезентации периода и построение памяти

Расцвет современного Китая

Этот модуль охватывает историю Китая с 1840-х годов до основания Народной Республики в 1949 году. В нем рассматриваются социальные, культурные, политические и экономические события этого периода с разных точек зрения и подходов.

Модуль фокусируется, в частности, на том, как китайское общество реагировало на приход «современности» в виде западных держав и Японии в рассматриваемый период, а также на том, как различные группы в Китае пытались переделать или переопределить Китай как «современное» национальное государство и общество.

Освобождение Африки: деколонизация, развитие и холодная война, 1919–1994 гг.

Целью данного модуля является рассмотрение текущих дискуссий в историографии о распаде европейских империй в Африке и появлении новой политической системы независимых государств.Темы, которые будут представлены особенно сильно:

  • появление различных форм африканского национализма
  • непрекращающиеся споры о неравномерности экономического развития Африки в последние годы империи и первые годы независимости
  • споры вокруг многочисленных колониальных войн, которые велись во время освободительной борьбы
  • значение расы, включая вопрос о европейских поселениях и миграции
  • влияние холодной войны на политику деколонизации. Страны, которые будут рассмотрены особенно подробно, включают Египет, Алжир, Гану, Конго, Кению, Анголу, Зимбабве и Южную Африку.

Герои и злодеи средневековья.

Модуль сравнивает и противопоставляет ключевые исторические, легендарные и вымышленные фигуры, чтобы изучить развитие западных средневековых ценностей и идеологий, таких как монашество, рыцарство и королевская власть.Он исследует, как люди формировали идеальные типы и как они сами стремились соответствовать средневековым архетипам. Бинарные оппозиции между «хорошим» и «плохим» исследуются посредством изучения «плохого царя» и создания злодеев, таких как еврей. Вы будете проводить четыре часа в неделю на лекциях и семинарах.

Незнакомец по соседству: евреи и христиане в средние века

Модуль исследует разнообразие способов, которыми евреи и христиане взаимодействовали в средние века, стремясь предложить альтернативные взгляды на евреев как на простых жертв религиозной борьбы или экономической зависти. Мы изучим сложные экономические взаимосвязи между двумя группами, учитывая новые подходы к роли еврейского ростовщичества и международной торговли и его связи со структурами власти в обеих общинах. Модуль также исследует важнейшие идеи об антисемитизме и антииудаизме и рассматривает тематические исследования нетерпимости и конфликтов между евреями и христианами. Темами для изучения здесь являются массовые убийства евреев в Рейнской области во время Первого крестового похода, преследование евреев во время Черной смерти и построение обвинений в кровавом навете и ритуальных убийствах.В модуле также будет рассмотрена внутренняя жизнь еврейских общин Западной Европы с точки зрения общественной организации и лидерства. Мы рассмотрим различия между еврейскими общинами в разных местах средневековой Европы в их понимании еврейского Закона и традиции, а также в их собственных моделях взаимодействия с христианскими политическими и религиозными властями в разных местах. В то же время мы будем исследовать общие культурные и религиозные особенности и создание обширных национальных и наднациональных еврейских сетей. Наконец, мы оценим историографию по этому вопросу и изменение взглядов на историю евреев в Европе, анализируя споры, возникшие среди ученых с их собственными идеологиями, методами и подходами.

Секс, ложь и сплетни? Женщины средневековой Англии

Позднее средневековая Англия была патриархальным обществом.Женщины считались очень важными из-за их роли матерей. Однако средневековые женщины также считались более страстными и сексуальными, чем мужчины; их считали хитрыми и коварными, и считалось, что они проводят большую часть своего времени, сплетничая. Используя широкий спектр переведенных средневековых источников, этот курс задаст вопросы о том, как английские женщины преодолевали и действовали в рамках этих стереотипных предубеждений. Он будет рассматривать женщин с точки зрения продвижения по жизненному циклу от дочерей, находящихся под защитой своих отцов, к работе, доступной для одиноких женщин, к замужним женщинам и закону — матерям, находящимся под «защитой» своих мужей, — а затем к вдовам. и расширенные возможности, доступные этим женщинам.При этом он исследует ряд аспектов жизни средневековых женщин, от женского благочестия до женщин и работы, средневекового отношения к женщинам и сексу и гендерного средневекового понимания власти и авторитета. Курс позволит студентам восстановить большую часть сущности средневековой жизни. Были ли более поздние средневековые английские женщины просто обездоленными или их активно притесняли в патриархальном обществе? Кроме того, в нем рассматривается, в какой степени основы современного гендерного неравенства были заложены в средние века.

Повесть о семи королевствах: англосаксонская и эпоха викингов Англия от Беды до Альфреда Великого

Открытие Стаффордширского клада, крупнейшего из когда-либо найденных коллекций англосаксонского золота, заставило историков переоценить англосаксонский период и задать новые вопросы об этом решающем этапе формирования английской истории.

История большей части этого периода обращений, конфликтов и культурного возрождения задокументирована Беде, монахом из Уэрмут-Ярроу в Нортумбрии (ок. 673–735). В 793 году мир, описанный нам Беде, был повержен в хаос набегом викингов на островной монастырь Линдисфарн, событие, которое некоторые англосаксы интерпретировали в апокалиптических терминах. Последующее расселение викингов по Северной и Восточной Англии коренным образом изменило социальную, культурную и экономическую структуру англосаксонских королевств.

Этот курс охватывает период с начала седьмого века до конца девятого, заканчивающийся правлением Альфреда, единственного английского короля, когда-либо получившего прозвище «Великий».

Международная история Ближнего Востока и Северной Африки 1918-1995 гг.

Модуль предлагает знания об основных событиях на Ближнем Востоке и в Северной Африке между распадом Османской империи и появлением политизированной версии ислама. Учащиеся должны ознакомиться с ключевыми историческими дебатами, связанными, например, с относительным влиянием региональных и международных факторов, и начать работу с некоторыми первичными документальными материалами, относящимися к политическим и дипломатическим событиям. Им также будет предложено использовать первоисточники из региона и учитывать роль, которую исторические события сыграли в формулировании текущих проблем на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Германия и Европа в коротком ХХ веке, 1918-1990 гг.

Целью модуля является предоставление знаний об истории Германии с конца Первой мировой войны до воссоединения после падения Берлинской стены.Он предоставит перспективу, основанную на роли Германии в европейском (и в целом глобальном) контексте от изгоя до значимого участника процесса европейской интеграции. Он будет охватывать процесс демократизации в межвоенный период, национал-социалистическую диктатуру и Холокост, а также фрагментацию после 1945 года до воссоединения. Он также будет включать в себя размышления о двух немецких диктатурах и политике памяти до и после объединения.

Воображая «Британию»: деколонизация Толкина и др.

Царство в кризисе: политика, люди и власть в позднесредневековой Англии

Вы когда-нибудь задумывались, что делает короля «хорошим» или «плохим»?

Мы исследуем позднесредневековую королевскую власть, динамику политики и власти, а также причины, по которым королевская власть подвергалась сомнению.

Вы изучите историю позднесредневековой Англии с середины 13 до конца 15 века, когда английскую монархию потрясла серия политических кризисов.

Мы фокусируемся на политических событиях того периода, особенно на временах кризиса, когда монархия сталкивалась с оппозицией или даже с узурпацией. В том числе:

  • Симон де Монфор и кризис 1258 года
  • Постановление от имени короля: Указы 1311 г.
  • Показания Эдуарда II (1327 г.) и Ричарда II (1399 г.)
  • Политика и банкротство: Эдуард III и Генрих IV
  • Войны Алой и Белой розы (1450-61)
  • Тирания Ричарда III
  • Однако

Англия не существовала изолированно.Вы также исследуете его отношения с Шотландией и Уэльсом, принимая во внимание то, как английская власть навязывалась подвластным народам и как они сопротивлялись. Тематические исследования включают Роберта Брюса и Оуна Глина Дура.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

Сексуальность в раннесредневековой Европе

Этот модуль посвящен важному, но долгое время игнорируемому аспекту жизни на раннем средневековом Западе — сексуальному поведению и отношению к человеческой сексуальности. Основные проблемы включают в себя:

  • древние, средневековые и современные теории сексуальности
  • Христианские представления о семье и браке и вызовы этим
  • регулирование сексуального поведения, выраженное в кодексах законов и книгах о покаянии, включая насильственные сексуальные действия
  • альтернативная сексуальность

История окружающей среды: природа и западный мир, 1800–2000 гг.

Откройте для себя экологическую историю западного мира за последние два столетия.Великие истории о природе и людях, которые сформировали то, кем мы являемся сегодня.

Вы изучите историю экологических идей и нашего меняющегося и сложного отношения к животным и природе, а также историю воздействия человека на окружающую среду. Мы будем использовать США, Австралию, Новую Зеландию и Великобританию в качестве тематических исследований. В конечном счете, мы спрашиваем, может ли экологическая история спасти мир в 21 веке?

Темы включают:

  • история видов и дебаты о восстановлении дикой природы
  • рост групп охраны окружающей среды
  • роль государства в охране окружающей среды
  • история загрязнения и использования пестицидов
  • движение национального парка
  • Природный заповедник и рост отдыха и развлечений на природе
  • появление современного экологического движения и кампании
  • роль телевидения дикой природы и создания фильмов о естественной истории

Этот модуль является обязательным для всех, кто хочет сделать карьеру в экологическом секторе.

Этот модуль стоит 20 кредитов

История Центральной Европы: от революции к войне, 1848–1914 гг.

Целью этого модуля является поощрение учащихся к подробному пониманию основных политических, социальных и экономических событий в Центральной Европе в период с 1848 по 1914 год. Они должны быть в курсе основных историографических дебатов, касающихся региона и Габсбургской монархии в частности.

В результате изучения истории и аналитического мышления учащиеся должны укреплять и развивать ряд интеллектуальных и универсальных навыков.

Советское государство и общество

В этом модуле рассматриваются политические, социальные и экономические преобразования в Советском Союзе от Октябрьской революции 1917 года до попыток реформ Горбачева и распада государства в 1991 году.Вы будете смотреть на Россию как сверху вниз (стратегии государственного строительства, смена руководства и режима, формулирование и реализация экономической и социальной политики), так и снизу вверх (социальные процессы, меняющиеся структуры и практики повседневной жизни). Обычно вы проводите три часа на лекциях и семинарах каждую неделю.

Венецианская республика, 1450-1575 гг.

Этот модуль исследует природу Венецианской республики в конце пятнадцатого и шестнадцатом веках.Он исследует конституцию, административную и судебную систему, его имперскую и военную организацию, но прежде всего сосредоточится на городе и его жителях. Модуль исследует огромный культурный динамизм города (особенно изобразительное искусство от Беллини до Тинторетто и Веронезе), изменение городской ткани, роль ритуалов и церемоний, положение церкви, класс и пол.

  • Венеция и международный контекст
  • Венецианская экономика
  • Конституция и управление
  • Венеция в войне и мире
  • Патриции, граждане и народные сословия
  • Женщины в Венеции: жены и работницы, шлюхи и монахини
  • Городская ткань
  • Меценатство и искусство
  • Ремесленники и печатники
  • Религия и республика
  • евреев и иностранцев

Европейские фашизмы, 1900-1945 гг.

Исследуйте рост фашистских движений в межвоенной Европе после Первой мировой войны.

Мы уделяем особое внимание случаям Италии и Германии, а также рассматриваем для сравнения другие случаи (например, Испанию, Великобританию, Францию ​​и Румынию). Это для того, чтобы понять, почему одни движения были популярнее других и смогли захватить власть.

Мы рассмотрим:

  • природа фашистской идеологии
  • применение насилия
  • фашизм и мужественность и женственность

Мы также проанализируем практику фашистского и национал-социалистического правительств у власти, сравнив их с особым упором на репрессии и попытки построить «согласие», гендерную политику на «расе» и расширение через завоевание.

Модуль заканчивается рассмотрением стран Оси и геноцида во время Второй мировой войны.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

Деиндустриализация: социальная и культурная история, 1970-1990 гг.

В 1970-х и 1980-х годах важные экономические изменения прокатились по традиционным промышленным регионам Запада, превратив гордые центры в ржавые пояса менее чем за поколение.Когда на верфях, сталелитейных заводах, угольных шахтах и ​​производственных предприятиях погас свет, образ жизни миллионов рабочих и их семей был разрушен, что имело глубокие последствия для самобытности, сообществ и городской топографии. В этом модуле рассматривается социальное и культурное влияние деиндустриализации на севере Англии, в бассейне немецкого Рура и на Среднем Западе Америки с использованием множества различных первоисточников, от государственных записей до популярной музыки, чтобы понять, что это означало для пережить период бурных социально-экономических изменений. Модуль использует тематические подходы, исследуя темы, в том числе:

  • Изменения и упадок в традиционных отраслях, таких как угольная, металлургическая и судостроительная.
  • Политическая реакция на промышленные изменения с особым акцентом на промышленный конфликт из-за закрытия предприятий.
  • Влияние деиндустриализации на работников физического труда и их образ жизни.
  • Изменение представлений о социальном классе.
  • Массовая безработица и ее социальные и культурные последствия.
  • Гендер и идентичность, с особым акцентом на кризис «мускулистой мужественности».
  • Городской упадок и возрождение.
  • Молодежь и молодежные субкультуры в постиндустриальных городах.
  • Культурные представления деиндустриализации с упором на популярную музыку, художественную литературу и художественные фильмы.

Британская империя от эмансипации до англо-бурской войны

В этом модуле рассматривается история Британской империи с момента окончания работорговли в 1833–1834 годах до Второй англо-бурской войны 1899–1902 годов. Модуль разделен на три основных географических и хронологических раздела. В первой части курса мы обсудим Британские Карибы, уделив особое внимание переходу от рабства и периоду нестабильности в последующие десятилетия. Во второй части мы сосредоточимся на Индии и переходе от правления Ост-Индской компании к прямому управлению британским правительством после восстания в Индии (также известного как «Восстание сипаев»). В заключительном разделе мы обсудим участие Великобритании в «борьбе за Африку» и рост «народного империализма» во время 2-й англо-бурской войны.На заключительном предварительном собрании класса также будут обсуждаться столичные аспекты империи, а также рассматривается статус Лондона как «имперской метрополии.

«Рабы дьявола» и другие ведьмы: история колдовства в Европе раннего Нового времени

Модуль предлагает обзор истории колдовства и охватывает обширную географическую территорию от Шотландии до итальянского полуострова и от Испании до России. Такая широта кругозора имеет жизненно важное значение, поскольку, в отличие от единого богословского подхода к преследованию ведьм в Западной и Центральной Европе, мир восточно-православного христианства представлял собой совершенно иную систему верований, которая бросала вызов западному восприятию колдовства как гендерно обусловленного явления. преступления и не были озабочены дьявольским аспектом колдовства. Географическая широта модуля дополняется тематической глубиной ряда первоисточников и тематических исследований, посвященных вопросам религии, политики и социальной структуры.

Правление и сопротивление в колониальной Индии, 1757-1857 гг.

Этот модуль знакомит с историей британской имперской экспансии в Индии с середины восемнадцатого века до восстания 1857 года.Он охватывает:

  • подъем торговых отношений с Индией
  • рост территориального господства посредством войны и переговоров с индийскими правителями
  • сопротивление имперскому правлению через мятеж
  • дебаты о сати (сожжение вдовы)

 

Бедность, болезни и инвалидность: Великобритания, 1795–1930 гг.

В этом модуле исследуется роль бедности, болезней и инвалидности в формировании жизни в период с 1795 по 1930 год, а также то, как они пересекались с представлениями и отношением к здоровью и благополучию.Он также исследует изображения бедности, болезней и инвалидности в музеях и на телевидении.

Темы включают:

  • понимание нищеты, болезней, инвалидности в эпоху прогресса и реформ
  • проблема бедных? Бедность, закон о бедных и работные дома
  • изучение бедности, болезней и инвалидности: источники и представления
  • город против деревни — здоровая деревня?
  • жилищные условия: трущобы
  • болезнь
  • условия работы
  • инвалидность и глухота
  • «безумие»: психическое заболевание в эпоху разума
  • гигиена и здравоохранение
  • беспорядки и недовольство: сопротивление, мятеж и бунт

Путешествия и приключения в средневековом мире

Модуль смотрит на людей и места в период c. 1150-1250 гг. с точки зрения путешествий. Он смещает фокус взаимодействия христиан/мусульман/евреев/монголов с более традиционных средневековых повествований о конфликтах, крестовых походах и завоеваниях на истории торговли, паломничества, исследований и миссий. Вводные занятия посвящены средневековым путешествиям и тому, что люди в мире, центром которого является Средиземное море, знали и думали, что знают об остальном мире, включая отдаленные места, которые когда-либо «видели» лишь несколько человек. Темы лекций и семинаров включают введение в путевые заметки, монстров, карты, крестовые походы, торговцев, паломников, исследователей, посланников, миссионеров и ассасинов.Примеры взяты из еврейского, мусульманского и христианского опыта.

Россия — Исследования детства — Оксфордские библиографии

Введение

Мультидисциплинарное изучение «детства» как отдельного социального, антропологического и исторического феномена находится в России еще на начальной стадии развития. Хотя такие исследования явно набирают обороты, общепринятого российского термина для изучения детства как такового пока не существует.Некоторое представление о текущей исследовательской деятельности в этой области в России можно получить на сайте исследовательской группы, специализирующейся на «культуре детства» при Российском государственном гуманитарном университете в Москве. В первые десятилетия 20-го века в России/СССР была сильно развита ранняя форма междисциплинарных «детских исследований», а именно область педологии ( педология ), в которой ведущее место заняли детские психологи и педагоги-теоретики. . Это исследование было решительно поддержано большевиками в 1920-х годах, но затем было искоренено Сталиным по идеологическим соображениям в 1936 году.Педология в России включала в себя и интерес к детям как объектам социально-антропологического изучения. Важным направлением в этой области была этнография детства и документирование детского фольклора. Эти интересы также возродились в последние годы. Однако за последние несколько десятилетий особенно значительными стали заметное расширение и диверсификация историографии российского/советского детства как западными, так и российскими учеными. В результате эта библиография носит преимущественно историографический характер, хотя такая перспектива глубоко переплетается с антропологическим и этнографическим исследованием русского детства.Библиография разделена на две основные части. Первая часть посвящена общей историографии детства в России от досовременной эпохи до наших дней; во второй части особое внимание уделяется исследованиям, посвященным детской культуре в широком смысле, включая детский фольклор, литературу, кино и другие виды искусства. Обе части библиографии следуют исторической хронологии, хотя и нечетко, учитывая, что их подразделы предназначены для выделения ключевых подобластей, представляющих научный интерес в этой области.

Общие обзоры

Стоит сравнить Рансель 1991 с Сальниковой 2007 и Макаревич 2008, чтобы почувствовать значительный прогресс в историографии российского детства за последние несколько десятилетий. Kon 1988 интересен как раннее концептуальное влияние на некоторых российских историков детства, объединяющее историографическую и этнографическую точки зрения в качестве ключевых осей этой новой области.

  • Кон И. С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива .М.: Наука, 1988.

    NNNОдна из ранних работ по современной междисциплинарной «детологии» в России, охватывающая союз этнографического и исторического подходов к детству. Книга, однако, не исследует детство в самой России; скорее, он фокусируется на общих проблемах сравнительно-исторической антропологии детства с примерами в основном из архаичных обществ, особенно в Азии и Африке.

  • Макаревич Г. В., изд. Какая: Из истории детства в России и других странах .М.: Научная книга, 2008.

    NNNМногоавторский сборник статей по истории детства с XVIII века до наших дней, с наибольшим количеством статей по XX веку. Охватывается очень широкий спектр различных тем и тематических исследований. Сборник предваряет общее введение в историографию русского детства Катрионы Келли.

  • Рансел, Дэвид Л. «Россия и СССР». В Дети в исторической и сравнительной перспективе: международный справочник и руководство по исследованиям .Под редакцией Джозефа М. Хоуза и Н. Рэя Хайнера, 471–489. New York: Greenwood, 1991.

    NNNРанний обзор историографии российского детства до 1990 года. В нем утверждается, что до этого момента в этой области проводилось мало исторических исследований. В нем рассматриваются немногочисленные, в основном психоисторические исследования, с акцентом на царскую эпоху.

  • Сальникова Алла Александровна Российское детство в ХХ веке: история, теория и практика исследований . Казань, Россия: Казанский государственный университет, 2007.

    NNNВо вступительном разделе автор делает обзор «детских исследований» и особенно историографии детства в России, обсуждая господствующие подходы к ней с акцентом на XX век. В книге подчеркивается важность и пренебрежение источниками, в которых сами дети рассказывают о своем детстве и своем понимании мира.

Пользователи без подписки не могут видеть весь контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Российские исследования — Факультет современных языков — Колледж гуманитарных и социальных наук им. Дитриха

Отношения между Россией и Западом были центральными в истории двадцатого века и теперь имеют свою власть над двадцать первым. Начиная с русской революции 1917 года, реакция Запада на коммунизм сформировала отношения между Америкой, Европой и третьим миром. Версальский договор, подъем фашизма, Вторая мировая война, послевоенное урегулирование, холодная война и война во Вьетнаме не могут быть поняты отдельно от отношений Запада с бывшим Советским Союзом.Нынешние войны на Ближнем Востоке требуют от США более тонкого понимания новой России.

За последние три десятилетия в России произошли колоссальные изменения, в очередной раз потрясшие мировой порядок до основания. Распад СССР, появление более демократических форм правления и развитие новой «рыночной» экономики привели не только к большей открытости и укреплению связей с Западом, но и к множеству возникающих вопросов в областях бизнеса, науки, технологий, национальной обороны и международной безопасности.Окончание «холодной войны» позволило исследовать новые вопросы увлекательными способами, которые ранее были запрещены. Распространение программ обмена, повышение доступности библиотек, архивов и информации, а также развитие свободной прессы — все это открывает перед студентами и учеными неиспытанные и захватывающие возможности. Молодые, талантливые люди с широким кругозором в области истории, языка и культуры России необходимы для заполнения должностей в сфере международного права, образования, дипломатии, бизнеса, журналистики и вычислительной техники, а также в экономическом, научном и техническом консалтинге.

Russian Studies стремится дать студентам солидный опыт в области истории, языка, культуры и политики России, предлагая заинтересованным студентам основную и дополнительную специализацию. Он находится в совместном ведении факультетов истории и современных языков Колледжа гуманитарных и социальных наук Дитриха. Он предназначен для студентов всех колледжей бакалавриата Карнеги-Меллон. Его можно рассматривать как основной, дополнительный или минорный.

Ознакомьтесь с подробным перечнем требований к учебным программам для программ «Основное направление по изучению русского языка» и «Второе направление по изучению русского языка».

Доктор Джордж Гилберт | История

Главная >>>>
Телефон:

6
(023) 80519 (023) 8059 7245 9059 7245
Email:
[email protected]

Лектор в современной российской истории

Персональная домашняя страница
H-Commons
Academia.edu

Доктор Джордж Гилберт – преподаватель современной истории России в Саутгемптонском университете.

Я специалист по новейшей истории России, и мои собственные исследования сосредоточены на событиях, местах и ​​людях захватывающего революционного периода истории России (ок. 1881-1917). Мои прошлые исследования включали изучение правых движений в России начала двадцатого века. Я продолжаю думать и исследовать эту область, и еще один исследовательский проект исследует случаи политического и религиозного мученичества в позднеимперской России. В более широком смысле меня больше всего интересует социальная и культурная история и, в частности, темы национализма, национальной идентичности и коммеморативной культуры той же эпохи.

Имею большой опыт преподавания истории России и современной европейской и мировой истории в целом. В дополнение к преподаванию в бакалавриате мне было бы особенно интересно руководить студентами-исследователями по аспектам современной российской истории.

В настоящее время я работаю секретарем Британской ассоциации славянских и восточноевропейских исследований, национального научного общества Великобритании по изучению России, Восточной Европы и бывшего Советского Союза.В Саутгемптоне я также работаю в Институте Паркса по изучению отношений между евреями и неевреями на протяжении веков.

Квалификация

Бакалавр истории, Университет Восточной Англии, 2009 г.

MA, Современная европейская история, 2010

Кандидат наук, Современная история России, Университет Восточной Англии, 2014 г.

Встречи

Стипендиат Скулуди, Институт исторических исследований, 2013-14

Преподаватель Баллиол-колледжа Оксфордского университета, 2014–2015 годы

Преподаватель современной истории России, Университет Саутгемптона, 2015-

Справочник преподавателей и сотрудников: Профессор: История: Университет Лойолы, Чикаго

О

Михаил Ходарковский (доктор философии)Д., Чикагский университет, 1987; Бакалавр гуманитарных наук, Калмыцкий государственный университет, Элиста, Россия, 1977) — профессор истории в Университете Лойолы в Чикаго, где он читает курсы по Российской империи, сравнительному анализу империй, колониализму и западной цивилизации.

Ходарковский — историк Российской империи, специализирующийся на истории имперской экспансии России на евразийские окраины. В его книгах исследуются отношения между расширяющимся Российским государством и нехристианскими народами по ту сторону колониальной границы: Где встретились два мира: Российское государство и калмыцкие кочевники, 1600-1771 (Cornell University Press, 1992), Русская степь Frontier: The Making of a Colonial Empire, 1500-1800 (издательство Indiana University Press, 2002) и Горький выбор: верность и предательство в российском завоевании Северного Кавказа  (Cornell University Press, 2011).Он исследовал влияние организованной религии, миссионерской работы и религиозного обращения на нехристианское население России, а также в соиздатом томе «О религии и империи: миссии, обращение и терпимость в царской России » (Cornell University Press, 2001).

Совсем недавно он отошел от своих традиционных интересов, чтобы исследовать российскую и советскую историю в 100 виньетках, которые стали его последней книгой Россия ХХ века: путешествие в 100 историй  (Bloomsbury Academic, 2019).

Теперь он вернулся к завершению своего прошлого и текущего книжного проекта по обширной сравнительной истории евразийских империй. Этот проект сравнивает политику и практику Российской империи с политикой и практикой ее евразийских коллег в период с шестнадцатого по начало девятнадцатого века. Предварительное название книги — « Имперские взгляды, политика и влияние: Российская и Евразийская империи в сравнительной перспективе, 1500–1850-е годы».

Ходарковский недавно читал лекции в Центрально-Европейском университете в Будапеште, Венгрия; Институт социальной антропологии Макса Планка в Галле, Германия; Университет Гумбольдта в Берлине; Университет Георга-Августа в Геттингене; Университет Лейбница в Ганновере; Институт гамбургеров для социального обеспечения; Королевский колледж Кембриджского университета; Университетский колледж Лондона и университеты Базеля и Берна в Швейцарии, Оксфордский университет, Колумбийский университет, университеты Бамберга, Питтсбурга, Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Амстердама, Нотр-Дама и Пекина. Ходарковский написал более сорока статей и эссе и тридцать обзоров, опубликованных на английском, французском, русском и немецком языках в различных журналах, включая Российская история , Журнал современной истории , Сравнительные исследования в обществе и истории , и Международный журнал турецких исследований .

Ходарковский входил в состав различных советов и исполнительных комитетов, в том числе Ассоциации славянских, восточноевропейских и евразийских исследований (2009–2012 гг.).Он является получателем многочисленных стипендий, в том числе от Программы стипендий Фулбрайта-Хейса для Турции (1983–1984), Совета по исследованиям в области социальных наук (1989–1991), Института Кеннана Центра Вудро Вильсона в Вашингтоне, округ Колумбия (1992). -93), Национальный фонд гуманитарных наук (1995-1996), Национальный совет по российским и восточноевропейским исследованиям (1996-1997 и 2006-2007) и Американский совет научных обществ (2001-2002). Он был приглашенным профессором в Чикагском университете (2002-03, 2010), Университете Лейбница в Ганновере, Германия (2011), Университете Регенсбурга, Германия (2018), и был назван заслуженным приглашенным профессором в Университете Гумбольдта в Берлине. Германия (2010-11).

Он часто пишет статьи для The New York Times,   The Wall Street Journal и других СМИ.

Избранные публикации

ХХ век России: путешествие в 100 историй (Bloomsbury Academic, 2019).

«Между Европой и Азией: государственный колониализм России в сравнительной перспективе, 1550–1900-е годы» в Canadian-American Slavic Studies, vol. 52, нет. 1 (2018), стр. 1-29.

Горький выбор: верность и предательство в российском завоевании Северного Кавказа (Cornell University Press, 2011; русский перевод, 2016).

Степные рубежи России: создание колониальной империи, 1500–1800 (Indiana University Press, 2002; польский перевод, 2009; русский перевод, 2019).

О религии и империи: миссии, обращение и терпимость в царской России , под редакцией Роберта Джерачи (Cornell University Press, 2001).

Где встретились два мира: Российское государство и калмыцкие кочевники, 1600-1771 (Cornell University Press, 1992).

 

 

Успехи в истории психологии

Вышел январский выпуск журнала «История медицины » за 2018 г., который включает несколько статей, которые могут представлять интерес для читателей AHP.Полная информация ниже.

«Исцеление больного мира: психиатрическая медицина и атомный век», Рэн Цвигенберг. Аннотация:

Начало ядерной войны в Хиросиме и Нагасаки имело далеко идущие последствия для мира медицины. Изучение атомной бомбы и ее последствий привело к запуску новых областей и направлений исследований, прежде всего в области генетики и радиационных исследований. Гораздо менее понятным и недостаточно изученным было влияние ядерных исследований на психиатрическую медицину. Однако психологические исследования были в центре внимания послевоенных военных и гражданских исследований бомбы. В этой статье утверждается, что это исследование и предполагаемое революционное влияние атомной энергии и войны на общество сыграли важную роль в глобальном развитии послевоенной психиатрии. В этой статье, посвященной психиатрам Северной Америки, Японии и Организации Объединенных Наций, рассматривается реакция профессии на ядерный век с раннего послевоенного периода до середины 1960-х годов. Я утверждаю, что подход психиатрической медицины к атомным проблемам значительно изменился между послевоенным периодом и 1960-ми годами.В то время как первые послевоенные психиатры стремились помочь обществу справиться с новой ядерной реальностью и приспособиться к ней, более поздние психиатры заняли более радикальную позицию, стремясь противостоять усилиям истеблишмента по нормализации бомбы и ядерной энергии. Этот сдвиг имел важные последствия для исследования психологических травм, полученных жертвами ядерной войны, что, в конечном итоге, вместе с другими исследованиями воздействия войны и систематического насилия привело к нашему нынешнему пониманию посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

«Мальчишеские манеры и женское кокетство: пациенты с диагнозом трансвеститизм в психиатрической клинике Хельсинки в Финляндии, 1954–68», Катарина Пархи. Аннотация:

В статье рассматриваются дела пациентов с диагнозом Transvestitismus [трансвестизм] в психиатрической клинике Центральной больницы Хельсинкского университета в 1954–68 годах. Эти люди не только хотели переодеться, но также имели сильное чувство, что они другого пола, чем назначенный им пол.Научная концепция транссексуальности начала формироваться, и это знание достигло Финляндии поэтапно. Материалы дел пациентов с трансвестизмом показывают, что они хорошо знали о своем состоянии и были очень способны описать его, даже если у них не было для него медицинского названия. Психиатры были готовы вести диалог с пациентами и не относились к ним как к пассивным объектам исследования. Хотя некоторые пациенты чувствовали, что им помогли, многие покидали лечебницу такими же расстроенными, разгневанными или отчаявшимися, как и прежде. Они обратились за медицинской помощью в надежде, что их тела будут изменены в соответствии с их личностью, но психиатры клиники настаивали на том, чтобы рассматривать проблему с психиатрической точки зрения, и в большинстве случаев не рекомендовали хирургическое или гормональное лечение. Это отношение постепенно менялось в течение 1970-х и 1980-х годов.

«Лечебная педагогика: концепция и практика терапии в российской дефектологии», c. 1880–1936», Энди Байфорд. Аннотация:

Терапия — это не просто область или форма медицинской практики, но также метафора и представление медицины, ее функций и статуса, ее особого способа воздействия на мир.В данной статье рассматривается лечение или терапия (по-русски «лечение») как понятие и практика в том, что стало известно в России как дефектология (дефектология) — дисциплина и занятие, связанные с изучением и уходом за детьми с патологиями развития, инвалидностью и особые потребности. Дефектология сформировала нечистую, профессионально неоднозначную терапевтическую область, которая возникла между различными типами знаний в нише, занятой детьми, которых считали «трудно излечимыми», «трудно обучаемыми» и «трудно дисциплинируемыми». В статье прослеживается многочисленная генеалогия дефектологической терапии в медицинской, педагогической и юридической сферах в позднецарскую и раннесоветскую эпохи. Утверждается, что своеобразие дефектологической терапии возникло из-за противоречий между ее биомедицинскими, социально-педагогическими и морально-правовыми рамками, что привело к двусмысленным гибридным формам, в которых лечение стратегически переплеталось с образованием или воспитанием, с одной стороны, и нравственной коррекцией, с другой. другой.

Долгая история попыток России подчинить себе Украину

С момента обретения независимости в 1991 году Украина добилась многих с трудом заработанных завоеваний и попыталась потерять хотя бы одну мелочь.

Корреспондент Мо Рокка спросил: «Когда я рос, мы называли это «Украиной». Почему это изменилось?»

Лауреат Пулитцеровской премии историк Энн Эпплбаум, которая много писала о России и Украине, сказала: «Украина, использование этого , я думаю, было отражением того факта, что люди не совсем понимали, что такое Украина была. И украинцы, особенно за последние 30 лет, приложили большие усилия, чтобы заставить англоговорящих прекратить это делать, потому что они находят это покровительственным.

«Это Украина. Это страна. Теперь у нее есть свое государство. Это не «Украина» больше, чем вы сказали бы «Россия», «Германия» или «Франция».

Не по версии России Президент Владимир Путин, который почти отрицает, что Украина является отдельной страной. «На Украине не построена стабильная государственность», — заявил Путин на прошлой неделе, пытаясь оправдать свое вторжение в соседнюю Россию.«Это неотъемлемая часть нашей собственной истории, культуры и духовного пространства».

Россия и страна, которую она часто называет своим «младшим братом», могут претендовать на общее происхождение…  давным-давно.

«В позднем Средневековье существовала цивилизация под названием Киевская Русь, базировавшаяся в Киеве, — сказал Эпплбаум. «И Россия, и Украина ведут свое происхождение от этого государства».

Говорят, что эта цивилизация была основана викингами в девятом веке. «Но это, конечно, было много веков назад, и с тех пор многое произошло», — сказал Эпплбаум.«Знаете, в этом смысле викинги также сыграли роль в создании Англии и побережья Франции. И это было очень давно».

«Правильно, так что, если викинги сегодня заявили о праве собственности на Францию, это было бы довольно сомнительным заявлением?» — спросил Рокка.

«Правильно. Я имею в виду, что русские претендуют на контроль над Украиной так же сомнительно, как викинги претендуют на контроль над Украиной, или даже над Францией или Англией.»

Перенесемся в 1793 год, когда большая часть нынешней Украины стала частью Российской империи при Екатерине Великой.«Украина была немного похожа на Ирландию, которая когда-то была в Соединенном Королевстве, — сказал Эпплбаум. «Это была подчиненная часть большего целого, большей империи».

Во время революции, которая положила начало Советскому Союзу, Украина боролась за независимость. Он проиграл и в 1922 году был включен в состав коммунистического государства. «Но с самого начала это была отдельная организация», — сказал Эпплбаум. «У него всегда был свой язык. У него всегда был свой статус внутри СССР».

Но уже через десять лет советский вождь Иосиф Сталин, опасаясь независимой Украины, обрушил молот: «Он решил отобрать землю у крестьян и отдать ее государству.И очень скоро на Украине появилось очень сильное сопротивление этому».

Сталин не терпел сопротивления. Зверства, начавшиеся в 1932 году, стали известны как Голодомор – по-украински «истребление от голода». Голодомор был искусственным голодом, — сказал Эпплбаум. — Это означает, что это был голод, вызванный не неурожаем, не насекомыми или засухой; это был голод, созданный советским государством. Местные активисты ходили по домам в сельской Украине и конфисковывали продукты.Идея заключалась в том, чтобы забрать все до последнего кусочка еды, и они, конечно, знали, что это означает, что люди умрут, и они предвидели, что это произойдет».

В период с 1932 по 1933 год около четырех миллионов украинцев умерли от голода.

В документальном фильме 1984 года «Урожай отчаяния» журналист Василий Сокол вспоминал об этом ужасе: «Они видели, как ребенок срывает стебель пшеницы, пытается съесть эти неспелые зерна. Это было очень серьезное преступление. Это был государственный заказ, наказывать кого-либо, вплоть до смертной казни.»

Якорные книги

Эпплбаум сказал: «Люди выживали, поедая лягушек, жаб, мышей. Они ели кору деревьев».

Рокка спросил: «Правда ли, что некоторые люди прибегали к каннибализму?»

«Да. Это действительно было зафиксировано властями в то время. И, конечно, это означает, что в Москве люди знали, что в Украине есть каннибализм, да.»

Вторая волна сталинского террора включала в себя аресты и убийства украинских интеллектуалов, художников, даже составителей словарей.

«А правильно ли убрали букву из украинского алфавита?» — спросил Рокка.

«Да. Изменили написание языка, опять же, чтобы он был больше похож на русский.»

«Вы знаете, вы упомянули так много ужасных подробностей, эту деталь я нахожу такой унизительной, взять язык и вычеркнуть письмо?»

«Попытка устранить украинство и его смысл, отдельную идентичность и чувство национальности действительно была российской политикой с XIX века», — сказал Эпплбаум.»Это была царская политика. Позже это была политика Сталина, а теперь политика Путина.

«Путин считает, что независимая, суверенная, демократическая Украина представляет угрозу для него лично и его личной власти. Единственное, чего Путин действительно боится, — это массовые демократические движения, и самый важный способ дать им отпор — ликвидировать это украинское государство». Рокка

«Есть известное стихотворение Шевченко, украинского народного поэта «Опять беда».И начинается именно с этой мысли: как только мы начали ладить, беда снова ударяет. Ее демократия укреплялась. Его национальное чувство крепло. И теперь на них обрушилась эта катастрофа, и это чувство, что их могут снова затянуть в какой-то ужасный кошмар сталинских или царских времен, должно быть, мучает многих из них». Продюсер: Роберт Марстон, редактор: Стивен Тайлер.

     
См. также: 

Украинцы объединились в своей решимости остановить военную машину Путина 02:47 Более .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.